Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11.09.2013 N 80-АПУ13-12

Решение суда по уголовному делу о дорожно-транспортном преступлении — столкновении транспортных средств (ст. 264 УК РФ). ДТП совершено в состоянии алкогольного опьянения.

Судебная практика по ДТП (ст. 264 УК РФ)

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 сентября 2013 г. N 80-АПУ13-12

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П.

судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.

при секретаре Кочкине Я.В.

с участием прокурора Кутаевой Ж.В.

адвоката Михеева С.В.

осужденного Саса В.В.

представителя потерпевших и гражданских истцов адвоката Глухова А.В.,

потерпевших Ш. Б. И.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Саса В.В., его защитников адвокатов Костиной Н.В., Михеева С.В., апелляционное представление государственного обвинителя Рябова И.В., апелляционные жалобы представителя потерпевших Глуховой Н.Ю., представителя потерпевшего и гражданского истца Балашова В.В., представителя потерпевшего Глухова А.В., представителя гражданского истца Глухова А.В. на приговор Ульяновского областного суда от 19 июня 2013 года, которым

Сас В.В., <…>, несудимый,

осужден по части 6 статьи 264 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 февраля 2009 года N 20-ФЗ) на 5 (пять) лет 6 месяцев лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 (три) года с отбыванием в колонии-поселении.

Постановлено взыскать с Саса В.В. в пользу потерпевших, гражданских истцов процессуальные издержки в виде расходов на представителя, понесенных потерпевшими, гражданскими истцами, в следующем размере: в пользу Б. — <…> рублей, Б. — <…> рублей, И. — <…> рублей, Ш. — <…> рублей.

Постановлено взыскать с Саса В.В. в пользу потерпевших, гражданских истцов компенсацию за причиненный преступлением моральный вред в следующем размере: в пользу Б. — <…> рублей, Б. — <…> рублей, И. — <…> рублей, Ш. — <…> рублей, И. — <…> рублей, Ш. — <…> рублей, малолетней Ш. интересы которой представляет Ш. <…> рублей.

Постановлено признать за потерпевшими, гражданскими истцами Б. Б. Ш. И. гражданским истцом Ш. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

По приговору суда примерно в 01 час 25 минут 22 января 2011 года Сас В.В., управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, осуществлял движение с недопустимо высокой скоростью по третьему пролету мостового переезда через реку <…> соединяющему <…> и <…> нарушая требования пунктов 2.7, 1.4, 9.1, 10.1, 10.2 Правил дорожного движения РФ, и, не справившись с управлением, выехал на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, где, не приняв мер к торможению, совершил столкновение с автомобилем потерпевших. В результате нарушения Сасом В.В. Правил дорожного движения Б. был причинен тяжкий вред здоровью, а И. и Ш. была причинена смерть.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы апелляционных жалоб, представления, возражений, объяснения Саса В.В., адвоката Михеева С.В., поддержавших доводы жалоб, представителя потерпевших и гражданских истцов адвоката Глухова А.В., потерпевших Ш. Б., И. поддержавших доводы жалоб и представление, высказавшихся против доводов жалоб осужденного и его защитников, мнение прокурора Кутаевой Ж.В., поддержавшей апелляционное представление, судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах:

Осужденный Сас В.В., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что приговор постановлен с нарушением требований ст. 297 УПК РФ. Полагает, что предъявленное ему органом предварительного следствия обвинение по обстоятельствам ДТП отличается от обстоятельств установленных судом.

Суд, устанавливая его виновность в выезде на полосу встречного движения, не указал точное место на проезжей части относительно ее краев где, в каком конкретно месте, на каком расстоянии от середины проезжей части или от правого, левого края проезжей части произошло столкновение транспортных средств,

Ссылка суда в приговоре на место дорожно-транспортного происшествия, определенное по системе GPS с координатами <…> градуса <…> минут <…> секунд северной широты и <…> градусов <…> минут <…> секунд восточной долготы является не состоятельной и не достоверно определенной, поскольку это место с указанными координатами не обозначено и не отражено схематично ни в одном, исследованном в судебном заседании процессуальном документе,

Суд оставил без внимания его доводы о том, что он не выезжал на полосу встречного движения. Суд, как и орган предварительного расследования, проигнорировал ходатайство защиты о назначении и проведении комплексной фотовидеотехнической, трасологической экспертизы, которая могла бы объективно проверить его утверждения о состоянии дорожного покрытия, характере повреждений транспортных средств, их взаимном расположении в момент столкновения и месте столкновения относительно границ и осевой линии проезжей части.

В основу обвинительного приговора суд положил показания свидетелей, которые не являлись очевидцами ДТП, а были свидетелями последствий происшествия. Все эти свидетели, давая показания в суде относительно наличия осколков от разбитых частей а/м на проезжей части, расположения транспортных средств после столкновения, субъективно оценивали обстоятельства ДТП, все как один заявляли суду о его виновности в нарушении ПДД и выезде на полосу встречного движения, которые суд ошибочно посчитал достоверными и согласующимися между собой.

Приведенные в приговоре показания одного очевидца — Б. о том, что автомобиль под управлением И. не выезжал на полосу встречного движения, а автомобиль <…> двигаясь со скоростью около <…> км/час, резко вывернув, выехала на полосу движения <…> где произошло столкновение, не согласуются с обстоятельствами ДТП.

По мнению осужденного, в пользу его версии высказался в судебном заседании специалист Ч. который на основе научно обоснованных методов провел исследование по обстоятельства ДТП с участием а/м <…> и <…> привел три варианта возможного развития дорожной ситуации перед ДТП, в момент ДТП и после него, и пришел к прямо противоположным выводам, опровергая выводы органа следствия относительно транспортного средства, оказавшегося на полосе встречного движения в момент столкновения.

Показания в судебном заседании эксперта Л. были получены в судебном заседании с грубейшими нарушениями норм уголовно-процессуального закона.

В приговоре суда не приведены, не проанализированы и не оценены показания в суде свидетелей: А. Ф. Д. С., К., А., З. А. и специалиста Б. в пояснениях которых имелись существенные противоречия с показаниями других свидетелей, допрошенных судом.

Ставился правомерный вопрос о законности признания Б. потерпевшим по делу, так как Б. не были причинены телесные повреждения, предусмотренные диспозицией ст. 264 УК РФ.

Не согласен с размерами взысканных с него сумм морального вреда в пользу потерпевших и гражданских истцов, которые, по его мнению, чрезмерно завышены и никак не сообразуются с его нынешним материальным положением.

Суд необоснованно, без учета всех обстоятельств, обратил в счет возмещение ущерба принадлежащий его семье автомобиль <…>. Притом суд абсолютно оставил без внимание то обстоятельство, что данный автомобиль был приобретен в совместном браке с его супругой Ш. и по закону половина стоимости указанного автомобиля принадлежит ей.

Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

Адвокат Костина Н.В. в защиту интересов Саса В.В. просит обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный приговор. Материалами дела установлено, что местом происшествия являлся 7-й пролет мостового переезда, а суд в приговоре указал 3-й пролет моста «<…>». Суд при определении координат в системе GPS не выяснил личность специалиста К. Необоснованно отверг заключение специалиста N <…> от 26 января 2013 года, согласно которому установленные судом координаты находятся в акватории реки <…>. Изложенные в приговоре показания Б. опровергаются заключением эксперта Ч. На месте ДТП следов осыпи грязи снега не имелось, что подтверждено протоколом осмотра места происшествия, показаниями свидетелей очевидцев последствий ДТП М., М. М., К. П., М. Ф. и других. Версия Саса В.В. о том, что автомобиль <…> выехал на его полосу движения и допустил столкновение подтверждается заключением и показаниями специалиста Ч. Анализируя показания схему и сделанные М. фотографии адвокат полагает, что изображенные следы юза оставлены не автомобилем <…>. В жалобе ставится под сомнение перевод отчета компании <…>».

Считает, что бездоказательно вменен осужденному квалифицирующий признак ч. 6 ст. 264 УК РФ «лицом, находящимся в состоянии опьянения». Состояние опьянения Саса В.В. в установленном законом порядке не зафиксировано.

Адвокат Михеев С.В. в жалобе и дополнениях к ней в интересах Саса В.В. просит приговор отменить и дело производством в отношении Саса В.В. прекратить.

В обоснование своих доводов адвокат указывает, что в формуле приговора отсутствуют данные о том в каком конкретно месте <…> относительно границ проезжей части или ее середины находится место столкновения транспортных средств; отсутствуют какие-либо данные о скорости движения автомобиля <…>, под управлением водителя И. нет данных о том, как автомобиль <…> при движении располагался относительно границ дороги; отсутствуют данные о том, в каком техническом состоянии находился автомобиль <…> под управлением водителя И.

Техническое состояние транспортных средств участников движения фактически не установлено, указанные в заключении экспертизы данные о том, что автомобиль <…> под управлением водителя САС В.В. был в исправном состоянии не соответствует материалам дела.

Доводы Саса В.В. о том, что он перед столкновением изменение направления движения не производил, на полосу встречного движении не выезжал судом должным образом не исследовались и не проверялись.

По мнению адвоката, при исследовании, анализе и оценке доказательств по делу суд допустил необъективность, показания свидетелей суд использовал выборочно, искажая их смысл и содержание.

Суд, показания специалиста-эксперта автотехника Ч. в приговоре изложил частично, искажая смысл и содержание, при этом должную оценку им не дал, но указал, что к доводам эксперта Ч. суд относится критически. При этом суд опровергая в приговоре заключение эксперта автотехника Ч. сослался на заключение N <…> и показания эксперта Л. из содержания которых якобы следует, что скорость движения автомобиля <…> в момент столкновения составляла <…> км/час.

Это утверждение противоречит заключению эксперта Л. N <…> (Т. 2 л.д. 312 — 315), из содержания которого следует, что скорость автомобиля <…> составляла около <…> км/час.

Кроме того, при исследовании, анализе и оценке доказательств по делу суд допустил необъективность, мер к устранению противоречий не принял, вместо назначения и проведения повторной экспертизы самостоятельно сделал предположительные выводы о месте и механизме дорожно-транспортного происшествия, необоснованно отдав при этом предпочтение сомнительным показаниям потерпевших, заинтересованных в решении по делу, надуманным, предположительным показаниям работников правоохранительных органов, не являющихся очевидцами происшествия.

В период предварительного следствия материалами дела было достоверно установлено, что дорожно-транспортное происшествие имело место в конце <…> пролета мостового переезда «<…>» через реку <…> что подтверждается (т. 1 л.д. 49 — 63 протокол осмотра места происшествия и схемы, фотографии к нему), а также протоколами выезда на место происшествия с участием свидетелей М., М., М., которые подтвердили, что «…место столкновения транспортных средств находится в конце <…> (<…>) пролета» (т. 2 л.д. 132 — 138; 139 — 148).

Таким образом, судом установлено, вопреки материалам дела, иное место столкновения транспортных средств — <…>) пролет «<…>».

В деле определено два взаимоисключающих места столкновения транспортных средств, имеющих значение для выводов суда, что бесспорно является недопустимым. При этом, суд в приговоре не указал, по каким основаниям он принял за основу одни из этих доказательств и отверг другие.

Органом расследования и судом не исследовались и не давалась оценка данных о том, в какой момент могла остановиться стрелка спидометра в положении около <…> км/час, а именно, в момент первичного столкновения с автомобилем «<…> или момент когда автомобиль <…> двигаясь «задним ходом» и задними колесами ударился о высокий бордюрный камень, ограничивающий полосу движения, а затем только остановился.

Версия потерпевшего Б. о механизме столкновения транспортных средств ничем не подтверждена. Однако, опровергнута научно-техническим обоснованием эксперта Ч.

Судом вопреки уголовно-процессуальному закону не было принято должных мер к проверке показаний Саса В.В. о том, что на полосу встречного движения он до момента столкновения и в момент столкновения не выезжал. Его доводы, подтвержденные научно-техническим обоснованным заключением эксперта автотехника Ч. не опровергнуты.

Судом не дана должная оценка состоянию водителя Саса В.В. после аварии и его влияния на его последующее поведение. Сас В.В. до приезда сотрудников ДПС находился в бессознательном состоянии, поэтому они и обнаружили его находящимся внутри перевернутой автомашины.

Показания врачей-психиатров-наркологов С. и С. о выведении алкоголя из организма не могут являться допустимым доказательством состояния алкогольного опьянения водителя Саса В.В. в момент аварии.

В деле нет ни одного достоверного и допустимого доказательства, подтверждающего нарушение требований Правил дорожного движения водителем Сасом В.В., поэтому выводы суда о виновности Саса В.В. вызывают сомнения и носят предположительный характер.

Адвокат ссылаясь на ч. 3 ст. 1079 ГК РФ согласно «владельцы источников повышенной опасности (водители транспортных средств) солидарно несут ответственность перед третьими лицами», однако, вопреки указанным требованиям, суд полностью возложил ответственность по возмещению морального вреда только на водителя Саса В.В.

Стоимость данного автомобиля не оценивалась. Автомобиль является совместной собственностью Саса В.В. и его супруги, наложение ареста на автомобиль не производилось.

Адвокат Глухова Н.Ю. в интересах Б. и Б. просит приговор изменить, усилить осужденному Сасу В.В. наказание, изменить на более строгий вид исправительного учреждения, увеличить размер компенсации морального вреда потерпевшим Б. Б., увеличить размер возмещения материального ущерба потерпевшим Б. Б. за оплату услуг представителя. Сас В.В. вину не признал, в содеянном не раскаялся, до последнего дня судебного следствия добровольно не возместил причиненный Б. и Б. моральный вред, не принес извинений. В приговоре суд сослался на смягчающее наказание обстоятельство состояние здоровья, но какое именно состояние здоровья не уточнил. Не согласна с размером компенсации морального вреда вместо заявленных каждым потерпевшим по <…> рублей суд взыскал Б. <…> рублей и Б. — <…> рублей.

Адвокат Балашов В.В. в интересах И. считает приговор несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости. Часть возмещенного потерпевшему вреда нельзя признать добровольным, поскольку осужденный пояснил, что он компенсирует не вред, причиненный им в результате совершения преступления, а вред, причиненный в результате принадлежащим ему источником повышенной опасности. Не согласен с местом отбывания наказания — колония-поселение, с размером компенсации морального вреда вместо заявленных потерпевшим И. <…> млн. рублей ему присуждена компенсация <…> рублей. Потерпевший потерял единственного сына и была прервана фамильная ветвь. Просит приговор изменить, усилить осужденному Сасу В.В. наказание, изменить на более строгий вид исправительного учреждения, увеличить размер компенсации морального вреда потерпевшему И.

Адвокат Глухов А.В. в интересах Ш. просит отменить обвинительный приговор и вынести новый приговор с ужесточением наказания Сасу В.В. и увеличить размер компенсации морального вреда.

Адвокат Глухов А.В. в интересах Ш. просит изменить приговор, увеличить размер компенсации морального вреда, удовлетворить гражданские иски Ш. в полном объеме о взыскании ежемесячных платежей в пользу несовершеннолетней Ш. в связи с потерей кормильца.

В возражениях потерпевший Ш. просит жалобу адвоката Михеева и возражения Саса В.В. оставить без удовлетворения.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просит обвинительный приговор в отношении Саса В.В. изменить, усилить назначенное наказание, назначить Сасу В.В. наказание по ч. 6 ст. 264 УК РФ в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 3 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Автор представления полагает, что суд при отсутствии к тому законных оснований не обосновал применение положения ст. 62 УК РФ при назначении Сасу В.В. наказания, несмотря на то, что данная норма закона применятся лишь при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, исследованных в судебном заседании, обстоятельства, предусмотренные п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в настоящем деле отсутствовали. Частичное возмещение морального вреда в виде перечисления потерпевшим денег в сумме <…> рублей в конце судебного заседания не должно учитываться судом как обстоятельство, смягчающее наказание, предусмотренное п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, поскольку по смыслу закона необходимо именно полное возмещение материального и морального вреда, а с учетом наличия исковых заявлений о возмещении морального вреда на сумму свыше <…> рублей, материального вреда — на сумму более <…> рублей оснований считать, что осужденный Сас В.В. добровольно возместил имущественный ущерб и моральный вред, а также совершил иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшим, (т.е. наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ) у суда не имелось.

В нарушение требований ч. 3 ст. 60 УК РФ наказание осужденному назначено без должного учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела и влияния назначенного наказания на исправление осужденного. В приговоре выводы в этой части не мотивированы.

Тот факт, что у Ш. осталась без попечения матери малолетняя дочь — Ш. 03.05.2008 г.р., являющаяся инвалидом и нуждающаяся в постоянном уходе, суд вовсе не принял во внимание при назначении наказания.

Судом в должной мере не учтено поведение Саса В.В. после совершенного ДТП.

Согласно показаниям потерпевших Б. и Б. а также свидетелей Ж. С. М. и других, Сас В.В. не предпринимал никаких мер по оказанию какой-либо посильной помощи потерпевшим: не вызвал скорую помощь, не пытался помочь пострадавшим выбраться из поврежденной машины, не оказывал первой помощи и т.д. Наоборот, находясь на месте аварии, игнорируя необходимость оказания помощи пострадавшим, занимался поисками оторванного колеса от своей машины. Более того, после прибытия на место происшествия сотрудников ГИБДД предпринял попытку скрыть свою вину в ДТП, т.е. уйти от ответственности за совершенное преступление, пытаясь договориться с сотрудниками ГИБДД о признании виновником ДТП погибшего И.

Кроме того, на протяжении всего предварительного расследования (около 2 лет) Сас В.В. не предпринял попыток каким-либо образом загладить вред потерпевшим, не принес им извинений, не пытался оказать помощь длительное время находившейся на стационарном лечении Б. которая после произошедшего потеряла трудоспособность и стала инвалидом (т. 4 л.д. 106 — 107).

В возражениях Сас В.В. указывает свое несогласие с доводами представления.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления, возражений, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре.

Вывод суда о виновности Саса В.В. в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, изложенных в приговоре.

Вопреки доводам жалоб осужденного и его защитников суд в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством полно и всесторонне исследовал в судебном заседании все доказательства по делу, оценив и проанализировав эти доказательства в их совокупности, обоснованно признал их допустимыми и достаточными для вывода суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления. Оснований полагать, что потерпевшие и свидетели обвинения оговорили осужденного, у суда не имелось.

Выдвинутые Сасом В.В. в свою защиту доводы тщательно проверены судом, показания осужденного получили оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами в соответствии с требованиями статьи 88 УПК РФ.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были рассмотрены судом согласно требованиям главы 10 УПК РФ, все ходатайства сторон были рассмотрены судом в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы.

Вопреки доводам адвокатов оспариваемые в жалобах следственные действия проводились в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в связи с чем, суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами по делу.

Председательствующий судья надлежащим образом обеспечил проведение судебного разбирательства в пределах предъявленного Сасу В.В. обвинения согласно положениям статьи 252 УПК РФ и его право на защиту нарушено не было.

Что касается доводов жалобы осужденного Саса В.В. относительно показаний свидетелей: А. Ф. Д., С. К. А. З. А. и специалиста Б. то существенных противоречий, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда при решении вопроса о виновности Саса В.В. в совершении преступления, не имеется.

Доводы осужденного Саса В.В. о том, что он в момент дорожно-транспортного происшествия был трезв, судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются полученными в судебном заседании доказательствами: показаниями потерпевшего Б. а также на показаниях свидетелей П. Т. З. М. Г., М. М. Ф. которые были очевидцами нахождения Саса В.В. в состоянии алкогольного опьянения на месте дорожно-транспортного происшествия.

Показаниями свидетелей А. Р. Р. С. подтвержден факт отказа осужденного от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Факт видеофиксации отказа осужденного от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения подтвердил свидетель А.

Из показаний врача-психиатра-нарколога приемного отделения ГУЗ «<…> областная клиническая наркологическая больница» С., допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля, следует, что утром 22 января 2011 года, когда он находился на дежурстве, в медицинское учреждение для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения был доставлен Сас В.В. Он спросил у осужденного, будет ли тот проходить освидетельствование, но ответа не получил. Тогда он сказал сотрудникам ГИБДД, чтобы они позвали его, когда Сас В.В. согласится или откажется от прохождения медицинского освидетельствования, после чего ушел в ординаторскую. Примерно через 40 — 50 минут его позвала медсестра, сказав, что осужденный готов пройти исследование. Придя в медицинский кабинет, он обнаружил там не осужденного, а знакомого Саса В.В., который попросил пройти медицинское освидетельствование вместо осужденного, на что он ответил отказом и ушел. После этого Сас В.В. отказался от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, о чем был составлен соответствующий акт. У Саса В.В. были установлены клинические признаки алкогольного опьянения: нарушение артикуляции речи, гиперемия кожных покровов, запах алкоголя изо рта. При этом от осужденного не исходил запах лекарственных средств. Около 11 — 12 часов 22 января 2011 года он повторно видел Саса В.В. в наркологической больнице и спросил у него, зачем тот скрылся из больницы. Что ответил на это осужденный, не помнит. Тот факт, что в выдыхаемом Сасом В.В. воздухе в 13 часов 22 января 2011 года алкоголь обнаружен не был, не указывает на то, что в 01 час 25 минут 22 января 2011 года осужденный был трезв, поскольку разрыв во времени между обстоятельствами ДТП и повторным освидетельствованием составляет 12 часов, за это время в выдыхаемом воздухе алкоголя уже не остается.

Оценивая показания свидетелей С. С. С. сведения, содержащиеся в составленной последними карте вызова скорой медицинской помощи N <…> от 22 января 2011 года, а также заключение эксперта N <…> суд отметил, что они не указывают на отсутствие у Саса В.В. во время совершения преступления алкогольного опьянения, поскольку данные лица наблюдали осужденного спустя продолжительное время после этого. Об изложенных обстоятельствах пояснили допрошенные в судебном заседании врачи-психиатры-наркологи С. и С. разъяснившие, кроме того, что 100 граммов водки выводится из организма человека, в среднем, за 1 час.

Доводы защиты на отсутствие в деле сведений о результатах лабораторных исследований как на доказательство нахождения Саса В.В. в трезвом состоянии, были признаны судом необоснованными, поскольку именно в связи с отказом Саса В.В. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения не представилось возможным провести такие исследования.

Судом дана должная оценка состоянию Саса В.В. после аварии и его влияния на его последующее поведение.

Анализ показаний свидетелей, видевших Саса В.В. на месте преступления, и, когда он был доставлен на медицинское освидетельствование, видеозапись ухода Саса В.В. с территории ГУЗ «<…> областная клиническая наркологическая больница», выводы судебно-медицинской экспертизы позволили суду сделать обоснованный вывод об отказе Саса В.В. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

О превышении Сасом В.В. скорости движения на территории населенного пункта свидетельствуют выводы экспертизы, отчета, показания свидетеля К. разъяснившего в суде, что согласно расшифровке информации блока управления подушек безопасности автомобиля «<…>» последние 5 секунд перед раскрытием подушек безопасности, то есть перед столкновением, средняя скорость автомобиля составляла 102 км/ч, при этом педаль тормоза нажата не была. За последние 04 секунды до раскрытия подушек безопасности скорость автомобиля возрастала со 100 км/ч до 106 км/ч. Педаль акселератора во время последних 04 секунд перед раскрытием подушек безопасности не отпускалась, была нажата. В период времени с 5 до 4 секунды до раскрытия подушек безопасности обороты двигателя изменялись, они возрастали с 2400 до 2800 оборотов в минуту, после чего оставались на этом уровне вплоть до столкновения; показания свидетеля Г. которого автомобиль Саса В.В. обогнал перед мостом и продолжил движение со скоростью превышающей 100 км/час.

В соответствии с заключением эксперта N <…> скорость автомобиля «<…> с государственным регистрационным знаком <…> на участке дороги, зафиксированном расположенной на <…> мосту видеокамерой N <…> 22 января 2011 года с 01 часа 24 минут 34 секунд до 01 часа 24 минут 35 секунд, составляла около 107 км/ч (т. 2 л.д. 303 — 308).

Согласно показаниям допрошенного в судебном заседании эксперта Л. то обстоятельство, что стрелка спидометра автомобиля <…> остановилась в районе 10 км/ч, объективно характеризует скорость данной автомашины в момент столкновения, поскольку привод спидометра на автомобилях <…> 10-го семейства электронный, в таких автомобилях нет тросового (механического) привода, и поэтому при разрушении аккумуляторной батареи электрический ток на панель приборов не поступает, стрелка спидометра остается в том положении, в котором произошло обесточивание. Кроме того, данное обстоятельство свидетельствует о применении водителем автомашины <…> торможения.

Вопреки доводам жалоб осужденного и его защитников в судебном заседании было установлено, что столкновение автомобилей произошло на полосе движения автомобиля <…>. В приговоре подробно приведены доказательства подтверждающий этот факт.

Осужденный Сас В.В., являясь участником дорожно-транспортного происшествия, в суде не смог пояснить обстоятельства столкновения автомобилей: «Когда я двигался по мосту, ничто не предвещало беды, так как транспортных средств ни со стороны встречного направления движения, ни в попутном направлении движения не было. Во время движения в какой-то момент, честно говоря, я не помню, была ли встречная автомашина или не было встречной автомашины, но в какой-то момент я почувствовал сильный удар, после чего потерял сознание». «Единственное, что я говорил, находясь в служебном автомобиле, это слова: «Неужели это я выехал на полосу встречного движения? Этого быть не может. Я не мог выехать на полосу встречного движения, потому что я ехал прямо».

Потерпевший Б. ехавший в качестве пассажира в автомобиле <…>, пояснял, что встречный автомобиль выехал на их полосу и произошло столкновение левыми передними частями автомобилей. На месте происшествия на проезжей части автодороги имелись осыпь земли, снега, осколки световых приборов и фрагменты автомобилей, большая часть которых располагалась возле автомобиля <…> на полосе движения данной автомашины.

Из показаний свидетелей П. С. К., Т. М. М. М. Ф. следует, что основная часть осыпи грязи, снега, осколков стекла, деталей автомобилей находилась полосе движения автомобиля <…>.

Согласно показаниям М. на полосе движения автомобиля <…> имелся след торможения.

Согласно показаниям М. от места столкновения, расположенного на полосе движения автомобиля <…>, шли следы юза, заноса автомобиля «<…>», которые начинались на полосе движения автомобиля В. проходили по дуге на противоположную сторону — к правому ограждению моста, где имелась точка соприкосновения с ограждением, был нарушен снежный отвал, после этого дугообразные следы шли от правой стороны моста к середине проезжей части и возвращались на правую сторону ограждения моста, где имелась еще одна точка соприкосновения, был также нарушен снежный отвал, далее по ходу движения располагался автомобиль «<…>.

Свидетель А. на вопросы Саса В.В. о состоянии дорожного покрытия на седьмом пролетном строении моста, пояснил, что «На седьмом пролетном строении моста дорога была расчищена, на бордюре и за бордюром имелся снег высотой не более 10 сантиметров. На проезжей части льда не было. Сотрудниками ГИБДД, принимавшими участие в осмотре места происшествия, было замечено, это вообще было видно, что проезжая часть была обработана какими-то противогололедными реагентами, песком. Накатанного снега, льда на проезжей части не было.».

Обстоятельств, которые могли бы указывать на личную заинтересованность участников следственных действий, в судебном заседании не установлено. Наличие таких обстоятельств не подтвердили допрошенные в судебном заседании свидетели.

Ссылка в жалобах осужденного и защиты на отсутствие сведений на каком расстоянии от середины проезжей части или от правого, левого края проезжей части произошло столкновение транспортных средств не может ставить под сомнение виновность Саса В.В. в дорожно-транспортном происшествии, установленном судом.

Что касается ссылок в жалобах на определенные по системе GPS с координаты <…> градуса <…> минут <…> секунд северной широты и <…> градусов <…> минут <…> секунд восточной долготы, то они не могут служить основанием, указывающим на невиновность Саса В.В., поскольку место столкновения установлено путем свидетельских показаний, протоколами осмотров места происшествия, следственными действия с выездом на место происшествия, в том числе с участием специалистов и свидетелей, заключениями экспертиз.

Суд обоснованно отклонил ходатайство защиты о назначении и проведении комплексной фотовидеотехнической, трасологической экспертизы, приведя подробные аргументы в своем определении.

Указанные в ходатайстве вопросы не нуждались в дополнительном экспертном исследовании ввиду отсутствия обстоятельств, которые бы указывали на необходимость удовлетворения заявленного защитником Костиной Н.В. ходатайства.

Что касается доводов жалоб относительно цифрового обозначения пролета моста третий в приговоре и седьмой в отдельных показания и протоколах следственных действий, то нумерация пролета моста зависит от того, с какой стороны моста начинать отсчет, но в любом случае это является одним и тем же местом, где произошло дорожно-транспортное происшествие с участием Саса В.В., что в целом и не оспаривается участниками процесса.

Суд обоснованно в основу обвинительного приговора положил показания свидетелей, которые хотя и не являлись очевидцами дорожно-транспортного происшествия, а были свидетелями последствий происшествия. Все эти свидетели, давая показания в суде относительно наличия осколков от разбитых частей автомобилей на проезжей части, расположения транспортных средств после столкновения, дали свою оценку обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, и указывали о выезде автомобиля <…> на полосу встречного движения, которые суд обоснованно посчитал достоверными и согласующимися между собой.

Приведенные в приговоре показания очевидца — Б. о том, что автомобиль под управлением И. не выезжал на полосу встречного движения, а автомобиль <…> двигаясь со скоростью около 100 км/час, выехавший на полосу движения <…> допустил столкновение, согласуются с обстоятельствами дорожно-транспортного происшествия, установленными судом и подтвержденными доказательствами, приведенными в приговоре.

Показания в судебном заседании эксперта Л. были получены в судебном заседании в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Эксперт был допрошен в судебном заседании в порядке, определенном в статье 282 УПК РФ, для разъяснения и дополнения заключений, данных им в ходе предварительного расследования. Ему были разъяснены права и обязанности, он был предупрежден об ответственности, предусмотренной статьей 307 УК РФ, о чем отобрана соответствующая подписка.

Суд в приговоре дал подробную оценку заключению показаниям специалиста Ч. и привел убедительные аргументы, почему не согласен с его выводами.

Вопреки доводам жалоб в приговоре отсутствуют показания эксперта Л. об оценке заключения специалиста Ч. N <…>.

Показания свидетеля Х. изложенные в приговоре, не противоречат протоколу судебного заседания.

Вопреки доводам жалобы осужденного судебное разбирательство проведено в пределах предъявленного Сасу В.В. обвинения.

Что касается довода жалобы Саса В.В. относительно участия в судебном заседании в качестве потерпевшего Б. то данное участие не повлияло на процедуру судебного разбирательству, которой бы были ущемлены права осужденного и на квалификацию его действий не повлияло. При квалификации действий Саса В.В. по ч. 6 ст. 264 УК РФ суд в приговоре исходил и указал, что в результате нарушения Сасом В.В. Правил дорожного движения был причинен тяжкий вред здоровью, а И. и Ш. была причинена смерть.

В ходе судебного разбирательства установлены и в приговоре приведены данные о скорости движения автомобиля <…>, под управлением водителя И.

Так в приговоре указано что в соответствии с заключением эксперта N <…> скорость автомобиля <…> с государственным регистрационным знаком <…> на участке дороги, зафиксированном расположенной на <…> мосту видеокамерой N <…> 22 января 2011 года с 01 часа 24 минут 34 секунд до 01 часа 24 минут 35 секунд, составляла около 74 км/ч (т. 2 л.д. 312 — 318).

Также в приговоре при приведении аргументов опровергающих позицию защиты, что скорость автомобиля <…> в момент столкновения составляла 74 км/ч, сделана ссылка на заключение эксперта N <…> и показания эксперта Л. из которых следует, что данная скорость определена на некотором удалении от места столкновения, а в момент столкновения она составляла около 10 км/ч, о чем свидетельствуют показания приборов с их конструктивными особенностями.

Вопреки доводу жалобы защиты в судебном заседании выяснялось техническое состояние транспортных средств участников движения и экспертным путем не было установлено неисправностей, которые могли повлиять на дорожную ситуацию.

Нельзя согласиться с доводом жалобы защиты о том, что сделанный в приговоре вывод суда, что скорость движения автомобиля <…> в момент столкновения составляла 10 км/час, противоречит заключению эксперта Л., из содержания которого следует, что скорость автомобиля <…> составляла около 74 км/час, поскольку адвокат упускает из виду, что в заключении N <…> (Т. 2 л.д. 312 — 315) скорость 74 км/час. автомобиля <…> с государственным регистрационным знаком <…> была на участке дороги, зафиксированном расположенной на <…> мосту видеокамерой N <…> 22 января 2011 года с 01 часа 24 минут 34 секунд до 01 часа 24 минут 35 секунд, а не на момент столкновения.

Эксперт указал, что при разрушении аккумуляторной батареи электрический ток на панель приборов не поступает, стрелка спидометра остается в том положении, в котором произошло обесточивание. Согласно заключению эксперта аккумуляторная батарея в автомобиле <…> разрушена (т. 2 л.д. 273). Поэтому следует согласиться с выводом эксперта в какой момент в автомобиле <…> остановилась стрелка спидометра в положении около 10 км/час, а именно, в момент первичного столкновения с автомобилем «<…>.

Вопреки доводам жалоб данные в ходе предварительного расследования и исследованные в судебном заседании и приведенные в приговоре заключения экспертов и их показания в суде изобличающие Саса В.В. соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, являются относимыми, допустимыми и достоверными. Нарушений действующего законодательства РФ при назначении экспертиз и их производстве не установлено. Заключения являются мотивированными и полными, и не вызывали у суда первой инстанции новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела и сомнений в их обоснованности, не содержат неясностей и противоречий, соответствуют требованиям статьи 204 УПК РФ.

Кроме того, результаты экспертных исследований согласуются с показаниями потерпевших и свидетелей, подтверждая тем самым их достоверность.

На основании всей совокупности исследованных доказательств суд сделал обоснованный вывод о виновности осужденного Саса В.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 264 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену приговора, по настоящему делу не имеется. Вопреки доводу жалобы Саса В.В. его право на защиту на предварительном следствии не было нарушено.

Обстоятельства дела исследованы в соответствии с законом всесторонне, полно и объективно.

Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям статьи 307 УПК РФ, содержит доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении осужденного и приведены мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Обвинительный приговор построен на допустимых и достоверных доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Доказательства, положенные в основу осуждения Саса В.В. собраны с соблюдением требований ст. 74 и ст. 86 УПК РФ и сомнений в их достоверности не вызывает.

Нарушений положений статьи 14 УПК РФ судом не допущено.

Каких-либо противоречий в исследованных доказательствах, которые могут быть истолкованы в пользу осужденного, судебная коллегия не усматривает.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям статьи 259 УПК РФ, поданные на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке.

Действиям осужденного Саса В.В. дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, и приговор отмене по мотивам жалоб и представления не подлежит.

При назначении Сасу В.В. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние наказания на исправление осужденного.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, указанных в пунктах «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Согласно п. «к» ч. 1 ст. 62 УК РФ смягчающими обстоятельствами признаются: оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

Законодатель данной нормой закона не предусматривает полное возмещения ущерба, стремясь таким образом вызвать у лиц, совершивших преступление, стимул к уменьшению тяжести общественно опасных последствий преступного деяния, а также активному способствованию возмещению причиненного потерпевшему вреда.

(Полное возмещения ущерба в Уголовном Кодексе предусмотрено в статье 76.1).

Исходя из размера, добровольно возмещенного Сасом В.В. потерпевшим Б. Ш. И. морального вреда, суд обоснованно признал данное обстоятельство смягчающим наказание.

Вопреки доводам жалоб представителей потерпевших Сас В.В. в судебном заседании неоднократно попросил извинение у потерпевших (листы протокола судебного заседания 359, 489 — 490).

С учетом изложенного, наказание, назначенное Сасу В.В. по ч. 6 ст. 264 УК РФ в виде лишения свободы на 5 лет 6 месяцев нельзя признать несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

Гражданские иски потерпевших разрешены, исходя из их требований и обстоятельств, установленных судом и в соответствии с положениями закона. Оснований для уменьшения либо для увеличения размеров взысканных сумм не имеется.

Не усматривает судебная коллегия оснований для исключения из приговора указания суда об обращении в счет возмещения ущерба принадлежащего Сасу В.В. автомобиля «<…> с государственным регистрационным знаком <…> а также относящиеся к нему блок <…> (блок подушек безопасности) с номером <…> и шину «<…>» размером <…> с серийным номером <…> левую стойку передней подвески, привод левого переднего колеса, поврежденный тормозной шланг, поврежденную рулевую тягу, тормозной механизм, шаровую опору и поврежденное колесо (диск), которые объединены в один блок.

Что касается довода Саса В.В. относительно претензий на автомобиль его супруги Ш. то при наличии законных оснований, этот вопрос может быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия согласна с приведенными в приговоре обоснованиями признания за потерпевшими, гражданскими истцами Б. Б. Ш. И. гражданским истцом Ш. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении материального ущерба и передачи вопроса о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Вид исправительного учреждения Сасу В.В. определен судом в соответствии с требованиями п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену либо изменения приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ульяновского областного суда от 19 июня 2013 года в отношении Саса В.В. оставить без изменения, а апелляционные жалобы и апелляционное представление — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code