СПЕЦИАЛЬНЫЕ ВИДЫ МОШЕННИЧЕСТВА

Яни П.С.

Статья 159.2 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество при получении выплат, т.е. хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

Данный вид мошенничества специализирован сферой, в которой оно совершается, путем указания на предмет посягательства. Собственно же способ этого вида мошенничества, как представляется, преступное деяние не специализирует, поскольку идентичен тому, что используется виновным и при совершении основного состава мошенничества <1>.

———————————

<1> Если исходить из той трактовки обмана и злоупотребления доверием, которую дает Пленум Верховного Суда РФ, — см. об этом первую статью цикла (о квалификации деяния по признаку представления кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений).

 

Несмотря на использование для обозначения предмета посягательства термина «выплаты», предметом преступления, как подчеркнуто в статье, являются не только денежные средства, но и иное имущество, если его предоставление предусмотрено нормативными правовыми актами в качестве предмета социальной выплаты. Так, согласно ст. 12 Федерального закона от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи» «оказание государственной социальной помощи осуществляется в следующих видах: денежные выплаты (социальные пособия, субсидии и другие выплаты); натуральная помощь (топливо, продукты питания, одежда, обувь, медикаменты и другие виды натуральной помощи)».

К кругу предметов обсуждаемого преступления имущество, предоставляемое в качестве пособий, компенсаций, субсидий, иных выплат, может быть отнесено только в случае, если эти выплаты выступают в качестве мер социального характера. Однако существенную сложность для квалификации создает то, что термин «социальная выплата», имеющий бланкетный характер, а потому подлежащий уяснению путем обращения к законодательству, регулирующему отношения в сфере указанных выплат, в этом позитивно регулирующем законодательстве хотя и широко используется, но не определяется.

Не все выплаты, обозначенные в законодательстве, например, как компенсации, носят социальный характер. Так, порой к предмету обсуждаемого преступления относят <2> компенсации, о которых говорится в ст. 164 ТК РФ, согласно которой «компенсации — денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных обязанностей, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами», тогда как «при предоставлении гарантий и компенсаций соответствующие выплаты производятся за счет средств работодателя» (ст. 165 ТК). Однако возмещение работодателем расходов, понесенных работником, скажем, в связи со служебной командировкой, не может быть расценено как выплата социального характера <3>: Мосгорсуд не признал обоснованными доводы стороны защиты о переквалификации мошеннического завладения средствами, выделенными на возмещение якобы имевших место командировочных расходов, «поскольку по смыслу закона ст. 159.2 УК РФ предусматривает ответственность за совершение мошенничества при получении выплат, то есть хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами. Объектом данного преступления являются общественные отношения, сложившиеся в сфере социального обеспечения населения» <4>.

———————————

<2> См.: Тюнин В. «Реструктуризация» уголовного законодательства об ответственности за мошенничество // Уголовное право. 2013. N 2.

<3> См., напр.: Прозументов Л., Архипов А. Предмет мошенничества при получении выплат // Уголовное право. 2014. N 1.

<4> Апелляционное определение Московского городского суда от 4 сентября 2013 г. по делу N 10-7921/13.

 

Таким образом, к предмету данного преступления выплата может быть отнесена, во-первых, когда в нормативном правовом акте прямо указано на ее социальный характер и, во-вторых, когда такой характер следует из содержания соответствующей выплаты.

Например, из преамбулы Закона г. Москвы от 3 ноября 2004 г. N 67 «О ежемесячном пособии на ребенка» следует, что данный «Закон регулирует отношения, связанные с назначением и выплатой ежемесячного пособия на ребенка, в целях социальной поддержки граждан, имеющих детей», а стало быть, соответствующее пособие на ребенка относится к социальным выплатам. Или согласно преамбуле Федерального закона от 25 октября 2002 г. N 125-ФЗ «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» данный «Федеральный закон устанавливает право на предоставление за счет средств федерального бюджета жилищных субсидий (единовременных социальных выплат) на приобретение или строительство жилых помещений…».

Тогда как, скажем, в Федеральном законе от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» термин «социальный» для характеристики соответствующих выплат не используется, хотя нет сомнений в том, что средства материнского капитала следует отнести к социальным выплатам, на что указывает и Конституционный Суд: «Одним из элементов многоаспектного механизма социальной поддержки семей, имеющих детей, является предоставление им возможности получить государственную поддержку за счет средств федерального бюджета в виде материнского (семейного) капитала в случае рождения второго и последующих детей» <5>.

———————————

<5> Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июля 2014 г. N 21-П.

 

К социальным выплатам относятся трудовые и иные пенсии <6>, что отражено и в судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 159.2 УК <7>.

———————————

<6> См., в частности: часть 2 ст. 39 Конституции РФ; Постановление Конституционного Суда РФ от 16 октября 1995 г. N 11-П; ст. 17 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»; Указ Президента РФ от 19 января 1996 г. N 66 «О мерах по обеспечению своевременности выплаты заработной платы за счет бюджетов всех уровней, пенсий и иных социальных выплат»; и др.

<7> Постановление президиума Оренбургского областного суда от 2 сентября 2013 г. N 44у-400-2013; Апелляционное определение Московского городского суда от 31 марта 2014 г. N 10-3929; Постановление Московского городского суда от 17 июня 2014 г. N 4у/5-3102/14.

 

Высказано мнение, что названные в ст. 159.2 УК социальные выплаты объединяет возможность их осуществления исключительно за счет средств соответствующих бюджетов или средств внебюджетных фондов, в том числе Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ <8>. Представляется, однако, что социальные выплаты могут осуществляться и из иных источников, поскольку а) легальная дефиниция социальных выплат, которая ограничивала бы содержание соответствующей категории, отсутствует, б) согласно ч. 3 ст. 39 Конституции «поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность», а в) в соответствии, в частности, со ст. 2 Федерального закона от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» благотворительная деятельность осуществляется в том числе в целях «социальной поддержки и защиты граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных». Следовательно, если субъект благотворительной деятельности назначит для достижения социально значимых целей какие-либо выплаты, то мошенническое завладение ими должно будет квалифицироваться по ст. 159.2 УК.

———————————

<8> См.: Прозументов Л., Архипов А. Указ. соч.

 

Не относятся к социальным такие выплаты, которые направлены на стимулирование, развитие хозяйственной деятельности, например предусмотренные законодательством, в том числе субъектов Федерации, меры по поддержке сельского хозяйства путем предоставления субсидий на компенсацию части затрат по уплате процентов по кредитам. Мошенничество в отношении этих средств квалифицируется по ст. 159 УК <9>.

———————————

<9> См.: Там же.

 

Понятие представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений рассмотрено в первой статье цикла <10>. Указанные сведения виновным представляются в орган, уполномоченный принимать решение об осуществлении соответствующей выплаты. Так, по ч. 3 ст. 159.2 УК осуждена Р.О.В., которая, «желая обналичить материнский капитал, который полагался ей в связи с рождением второго ребенка, в органы Пенсионного фонда РФ представила фиктивные договор купли-продажи жилого дома и договор займа на приобретение жилья. На основании представленных документов осужденной Пенсионным фондом РФ были перечислены денежные средства в размере 374920 рублей, которыми Р.О.В. распорядилась по своему усмотрению» <11>.

———————————

<10> См.: Яни П. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. N 3.

<11> Обобщение судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 159.1 — 159.6 УК РФ, а также судебной практики по приведению приговоров в отношении лиц, осужденных за мошенничество по статье 159 УК, в соответствие с УК в редакции Федерального закона от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ (обобщение Саратовского областного суда от 26 декабря 2013 г.).

 

В связи с приведением в качестве примера дела соответствующей категории необходимо указать на ошибочность того утверждения, что «в силу Закона <12> родитель может быть привлечен к уголовной ответственности за мошенничество только в том случае, если он создаст перед органами Пенсионного фонда ложную видимость рождения или усыновления второго ребенка либо последующих детей. С другими обстоятельствами и их достоверностью Закон не связывает возникновение у родителя права на материнский капитал. Для его обретения достаточно самого по себе факта рождения или усыновления ребенка. Согласно ст. 3 Закона это условие единственное и исчерпывающее основание для приобретения права на материнский капитал. Обман относительно других обстоятельств, связанных с материнским капиталом, не может служить основанием для квалификации действий родителей по ст. 159 УК. Действия по обналичиванию капитала или его трате на нецелевые нужды не являются достаточным основанием для обвинения матери или отца в хищении. Для этого нет обязательного признака хищения, который указывает на то, что по отношению к похитителю имущество или право на него должно являться чужим. Из рассматриваемого Закона с очевидностью следует, что с момента рождения или усыновления не только ребенок, но и право на капитал обретает своих родителей, которое с тех пор и уж тем более на момент распоряжения им не является для них чужим» <13>.

———————————

<12> Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

<13> Бочкарев С. Материнский капитал — предмет уголовно-правовой охраны или объект гражданско-правового регулирования? // Законность. 2014. N 10. С. 53 — 58.

 

Автор цитаты говорит о праве родителей на материнский капитал, однако данное право не безусловно, во-первых, и не является правом собственности, во-вторых. Реализация данного права оговорена рядом условий, касающихся целевого использования средств материнского капитала, в противном случае лицо использовать средства не вправе. А использовать их оно может путем подачи заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, в котором указывается направление использования материнского (семейного) капитала в соответствии с названным Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 256-ФЗ. Согласно же ч. 3 ст. 7 этого Закона лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям только по таким направлениям, как улучшение жилищных условий, получение образования ребенком (детьми), формирование накопительной пенсии для ряда категорий женщин, названных в Законе. Стало быть, обман представителей уполномоченных органов относительно фактического дальнейшего распоряжения средствами материнского капитала означает введение их в заблуждение относительно условий, лишь при соблюдении которых право на распоряжение этими средствами может быть реализовано.

Главное же, что денежные средства, которыми завладевают в данном случае мошенники с участием матерей, осознающих либо не осознающих противоправный и общественно опасный характер подобных действий, не принадлежат к тому моменту этим женщинам на праве собственности либо владения, а потому являются для них чужими — как отметил в свое время Пленум Верховного Суда РФ, «предметом хищения… является чужое, т.е. не находящееся в собственности или законном владении виновного имущество» <14>.

———————————

<14> Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» (утратило силу).

 

В числе способов совершения мошенничества, предусмотренного ст. 159.2 УК, также названо умолчание о фактах, влекущих прекращение указанных выплат. Примером квалификации деяния по данному признаку является уголовное дело в отношении К.А.А., осужденного за мошенничество, связанное с получением субсидии на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. К.А.А. имел право на получение указанной субсидии в связи с тем, что среднедушевой доход его семьи был ниже прожиточного минимума, однако в связи с трудоустройством его материальное положение изменилось, а он, желая сохранить выплату субсидий, об этом факте умолчал, в результате чего за период с 1 мая 2012 г. по 31 октября 2012 г. бюджетом Саратовской области ему незаконно были выплачены субсидии на сумму 4017 руб. <15>.

———————————

<15> Обобщение Саратовского областного суда от 26 декабря 2013 г.

 

Толкуя новеллу, некоторые исследователи приходят к выводу о необходимости ограничения сферы применения нормы только случаями введения сотрудников уполномоченных органов в заблуждение относительно оснований для осуществления (начисления, продолжения) выплат. Тогда как «собственно выплата, осуществленная ненадлежащему лицу, если она была назначена субъекту, имеющему право на ее получение, не является преступлением, состав которого описан в ст. 159.2 УК РФ. Например, получение социальной выплаты иным лицом, внешне похожим на управомоченное, по паспорту последнего является «обычным» мошенничеством и должно квалифицироваться по ст. 159 УК РФ» <16>.

———————————

<16> Болдырев В. Мошенничество с целью получения социальных выплат: предмет преступления // Уголовное право. 2014. N 3.

 

Представляется, однако, что подобный вывод из текста ст. 159.2 УК не следует. Возможно, формулировка нормы не совсем точно отражает замысел законодателя — здесь указано на «хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат…», что не очень четко показывает связь выплат и похищаемого имущества. Тем не менее понятно, что охватываемое обсуждаемым составом посягательство осуществляется на денежные средства и иное имущество, которые являются предметом социальных выплат.

У исследователей не вызывает сомнения, что лицо выполняет состав мошенничества, предусмотренного ст. 159.2 УК, когда представляет в уполномоченный орган заведомо ложные и (или) недостоверные сведения о наличии у него оснований для выплаты, и в результате такого обмана выплата производится. Но и в приведенном автором, чья позиция вызывает несогласие, случае (когда мошенник представляет похищенные либо поддельные документы, свидетельствующие о том, что будто бы он является лицом, в пользу которого должны осуществляться выплаты, в действительности назначенные другому лицу) виновный тем самым создает у представителей органов, осуществляющих соответствующие выплаты, ложное представление о наличии оснований для передачи именно ему, мошеннику, денежных средств либо иного имущества в качестве соответствующей социальной выплаты. И в результате денежные средства или иное имущество, которые суть предмет конкретной социальной выплаты, обращаются в пользу виновного. Поэтому содеянное и в последнем случае, полагаю, охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК.

Спорным является вопрос о возможности привлечения к ответственности по ст. 159.2 УК, «когда в отношении лица ошибочно принято решение о социальных выплатах (например, в силу тождественности его фамилии и инициалов с лицом, которому эти выплаты полагаются), а это лицо умалчивает о том, что данные выплаты ему не положены и принимает их»; такие действия предлагается квалифицировать по общей норме о мошенничестве <17>. Нужно, однако, сделать оговорку, что описанное деяние может вообще не содержать признаков мошенничества, когда, к примеру, соответствующая выплата зачисляется на банковскую карту лица без его ведома, а это лицо лишь использует полученные средства, не желая их возвращать. Но содеянное может все-таки охватываться и составом мошенничества при получении выплат. В этом случае такое мошенничество совершается, если для принятия выплаты необходимо согласие лица, однако при таких обстоятельствах это согласие нужно определить как умолчание о фактах, влекущих прекращение выплат, что требует квалификации содеянного по ст. 159.2 УК.

———————————

<17> См.: Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. 2013. N 2. С. 68.

 

Если же совсем строго трактовать термин «прекращение», понимая его так, что какие-то выплаты до момента, когда лицо должно было сообщить об отсутствии оснований для их получения, производились, квалифицировать деяние по ст. 159.2 УК можно будет, начиная с принятия лицом второй выплаты. Тогда как первая выплата, «прекратить» которую лицо не могло, поскольку до этого подобных выплат не осуществлялось, действительно может квалифицироваться по ст. 159 УК, если лицо приняло ее, осознавая, что не имеет на нее права. Думается, однако, что во избежание несколько искусственной квалификации принятия первой и последующих выплат по совокупности ст. ст. 159 и 159.2 УК практика станет относить к «фактам, влекущим прекращение выплат» и факты, сообщение о которых воспрепятствовало бы осуществлению уже и первой такой выплаты, что это и позволит охватить все эпизоды деяния только составом мошенничества при получении выплат.

Субъект преступления — общий, поскольку им не обязательно является лицо, наделенное правом на получение соответствующей социальной выплаты. Г.А., используя служебное положение директора и главного бухгалтера ООО, с целью личного обогащения, подделывая документы первичного бухгалтерского учета, кадровую документацию, осуществляя операции по расчетным счетам общества, заключила фиктивные трудовые договоры с Д.А.Г., А.С.М. и Л., У., Б.М.Е., М.Н.Е., А., Ф.С.Е., К.О.А., составила от имени указанных лиц заявления о выплате пособия по беременности и родам, либо единовременное пособие при рождении ребенка, либо пособие по уходу за ребенком до достижения возраста полутора лет, после чего обратилась в Фонд социального страхования с просьбой возместить расходы по обязательному страхованию, где указывала ложные сведения о якобы произведенных социальных выплатах, составляя фиктивные расходные ордера и платежные поручения. Поступившие на счет ООО денежные средства Г.А. присваивала, обналичивая с использованием незаконно оформленных ею банковских карт на имя указанных лиц. Таким образом из бюджета Фонда социального страхования Г.А. похитила денежные средства в особо крупном размере <18>.

———————————

<18> Апелляционное определение Московского областного суда от 7 августа 2014 г. по делу N 22-4522/2014.

 

Соглашаясь с приговором по ст. 159.2 УК в отношении виновных, которые сами не являлись лицами, имеющими право на получение выплат, апелляционная инстанция привела такой аргумент: «Нельзя признать основанным на законе понимание субъекта данного преступления как получателя социальной выплаты. Специфика предмета хищения преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ, — социальных выплат заключается в том, что такие выплаты носят сугубо индивидуальный характер. Два лица не могут являться получателями одной и той же социальной выплаты, совместная подача двумя и более заранее договорившимися лицами заявления на получение выплаты, содержащего ложные или недостоверные сведения, также невозможна. Между тем законодатель предусмотрел уголовную ответственность за совершение таких преступлений группой лиц по предварительному сговору» <19>.

———————————

<19> Апелляционное постановление Томского областного суда по делу N 22-1929/2014.

Пристатейный библиографический список

  1. Болдырев В. Мошенничество с целью получения социальных выплат: предмет преступления // Уголовное право. 2014. N 3.
  2. Бочкарев С. Материнский капитал — предмет уголовно-правовой охраны или объект гражданско-правового регулирования? // Законность. 2014. N 10.
  3. Прозументов Л., Архипов А. Предмет мошенничества при получении выплат // Уголовное право. 2014. N 1.
  4. Тюнин В. «Реструктуризация» уголовного законодательства об ответственности за мошенничество // Уголовное право. 2013. N 2.
  5. Шеслер А. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл // Уголовное право. 2013. N 2.
  6. Яни П. Специальные виды мошенничества // Законность. 2015. N 3.

Ключевые слова: мошенничество, социальные выплаты, заведомо ложные и недостоверные сведения, умолчание о фактах, влекущих прекращение выплат.

Источник: Законность, 2015, N 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code