ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

А.А.Мишенина , И.А.Кирянина

Повышенное внимание к производству по уголовным делам с участием несовершеннолетних обусловлено конституционным предписанием о том, что детство находится под защитой государства (ч. 1 ст. 38 Конституции РФ), соответственно, органы государственной власти и местного самоуправления, правоохранительные органы обязаны обеспечивать во всех сферах общественной жизни функционирование механизмов, обеспечивающих подрастающему поколению надежную защиту, в том числе и правовую.

Расследование преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, характеризуется серьезной тактической спецификой, обусловленной возрастными и социально-психологическими особенностями указанных лиц. Несовершеннолетний потерпевший (свидетель) — это особая процессуальная фигура, незавершенность психического и физического развития которой обусловливает особенности уголовного судопроизводства, в том числе на досудебной стадии производства по уголовному делу.

В первую очередь от следователя требуются глубокие знания в области детской (подростковой) психологии и педагогики для обеспечения эффективного производства процессуальных действий, получения от несовершеннолетнего, и в особенности малолетнего, необходимой для следствия информации в специально-правовом (щадящем) режиме защиты законных прав и интересов, безусловно учитывающем приоритет интересов несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства.

Для этого указанием председателя СК от 16 марта 2010 года N 2/206 определена специализация следователей Следственного комитета Российской Федерации по расследованию преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, но при необходимости привлекать этих следователей к производству предварительного следствия и по другим делам, по которым несовершеннолетние являются участниками уголовного судопроизводства.

Раскрытие и расследование преступлений представляет собой сложный творческий процесс, во многом обусловленный субъективными качествами лица, его осуществляющего, и напрямую зависящий от уровня профессиональной подготовки, личного и профессионального опыта, владения специальными знаниями, навыками и умениями, наличия определенных личностных качеств.

Как справедливо отмечает В.Л. Васильев, следователь должен хорошо знать психологические особенности личности несовершеннолетних и учитывать их при выборе тактических приемов проведения с ними того или иного следственного действия [2].

Допрос является не только распространенным и эффективным следственным действием, но и самым необходимым в ходе предварительного расследования. От того, насколько грамотно следователь его проведет, нередко зависит успех расследования по уголовному делу.

Указание первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации — председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 16 марта 2010 года N 2/206 «О введении специализации следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по расследованию преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних» требует от следователя организовывать тщательную подготовку к процессуальным действиям с участием несовершеннолетних, исключив случаи необоснованного неоднократного производства с ними одних и тех же следственных действий, а также иные организационные упущения и нарушения требований УПК РФ, вызывающие необходимость повторного производства следственных действий с несовершеннолетними.

Информацию об обстоятельствах, по поводу которых допрашиваются дети, можно разделить на три основные категории.

Первую из них составляет информация об объектах материального мира и их свойствах, которая предполагает их непосредственное чувственное отражение, создание и сохранение их образов, актуализацию и словесное описание.

Вторая категория объединяет сведения, воспринятые детьми в словесной форме. Информация о них сохраняется в форме слухового образа, если малолетний свидетель точно запоминает словесное, звуковое выражение сообщения, но не понимает его содержания.

К третьей категории относится информация о явлениях действительности, которые не могут быть познаны чувственным путем. Она возникает в результате умозаключений ребенка, понимания им внутреннего содержания событий.

Допросу должна предшествовать тщательная подготовка, которая включает в себя выяснение условий, в которых живет несовершеннолетний, его ближайшего окружения, отношений в семье, с кем он дружит, уровня его развития, круга его интересов, особенностей характера и поведения, а также формулирование следователем вопросов для обеспечения максимальной результативности предстоящего следственного действия.

Вместе с тем следователь должен учитывать возможные ошибки несовершеннолетних при даче ими показаний, обусловленные их небольшим жизненным опытом и уровнем знаний.

Так, например, 6-летний мальчик, свидетель разбойного нападения, заявил, что «дядя, ударивший тетю продавщицу, был в желтой куртке». Однако эти показания противоречили показаниям свидетелей, которые утверждали, что никакого мужчины в желтой куртке возле магазина не было. Следователь, желая проверить показания мальчика, разложил перед ним несколько листов цветной бумаги и предложил выбрать листок, похожий на цвет куртки «дяди». Мальчик показал на лист синего цвета и заявил, что куртка была вот такого «желтого» цвета. С помощью взрослых свидетелей преступник в синей куртке был установлен [2].

На правдивость показаний может влиять то обстоятельство, что в момент преступного посягательства дети находятся в состоянии стресса, испытывают чувство страха, неадекватно воспринимают происходящее. К тому же они думают не о том, как запомнить происходящее, а о самообороне и защите от посягательства.

Обычно свободный рассказ несовершеннолетнего бывает отрывочен, сбивчив и непоследователен. Поэтому в научно-практической литературе рекомендуется применять тактические приемы, помогающие допрашиваемому выдерживать нить изложения [3]. Для этого следователь с максимальной осторожностью должен направлять его рассказ в нужное русло.

При формулировании вопросов следователю важно убедиться, что допрашиваемый правильно понял их содержание, а при необходимости — разделить вопрос на несколько более конкретных и простых.

Безусловно, необходимо учитывать возможность неправильного использования несовершеннолетним различных слов и терминов или иные так называемые смысловые ошибки. Показания не достигших шестнадцати лет потерпевших, свидетелей могут быть по своему содержанию очень специфичны. Не всегда буквальное их восприятие позволяет правильно понять их суть.

Буквальное изложение показаний несовершеннолетних (малолетних) потерпевших и свидетелей, на которое ориентированы следователи Следственного комитета Российской Федерации, таит в себе определенную опасность, поскольку анализ допущенных ошибок в следственной практике показывает, что нередко несовершеннолетние (малолетние) могут либо не понимать значения конкретного слова, либо вкладывать иной смысл в общеупотребительные слова или выражения.

Во время производства следственного действия в обязательном порядке необходимо убедиться в том, что несовершеннолетний понимает суть заданного вопроса, если же нет, то придать более доступную для его восприятия форму вопросу, может быть даже задавая его на «детском» языке. Если ребенок будет давать ответы в аналогичной форме, то в протоколе допроса, который имеет важнейшее доказательственное значение, должно быть расшифровано каждое слово и выражение ребенка, обязательно отражена его смысловая нагрузка.

Так, например, несовершеннолетний потерпевший указал, что один из напавших на него «был рыжий», и следователь, записав эту фразу в протокол, добавил свое разъяснение — «т.е. у нападавшего были рыжие волосы». В ходе дальнейшего расследования было выяснено, что потерпевший вкладывал иной смысл в термин «рыжий»: впоследствии, после уточняющих вопросов следователя, оказалось, что нападавший был одет в майку с рисунком в виде рыжеволосого мальчика с надписью «Рыжий».

В данном случае следователь допустил при изложении показаний потерпевшего свою интерпретацию его слова и фактически придал фразе иную смысловую нагрузку.

Фактическая ошибка, допущенная следователем при производстве допроса, привела к незаконному задержанию двух рыжеволосых, заподозренных в совершении преступления.

Несмотря на хорошую память, по прошествии некоторого времени после совершения преступления дети могут путать последовательность событий, забыть отдельные детали. Немаловажный фактор — это состояние ребенка. Он может быть беспокойным и капризным из-за самого происшествия, последовавшего за ним лечения, изменения режима, наличия посторонних, незнакомых людей. В этих условиях даже опытному следователю будет трудно получить подробный, последовательный рассказ.

Поэтому при общении с ребенком следует проявлять искреннюю заинтересованность и дружелюбие. Один из способов наладить контакт — сесть таким образом, чтобы лицо взрослого было на одном уровне с лицом ребенка. Это смягчит возрастное разделение.

Не следует сразу начинать допрос с вопросов «Что произошло?», «Кто тебя обидел?», «Как он тебя обидел?». Разговор на отвлеченные темы поможет установлению контакта и получению более четкого понимания того, какие фразы, мысли и слова ребенок может воспринимать адекватно и правильно.

Если ребенок сам проявляет желание и способность рассказывать, то следует не прерывать его, а вмешиваться только тогда, когда ребенок остановится, задавать уточняющие вопросы. Также можно в подобных паузах в рассказе ребенка повторить последнюю сказанную им фразу или слово, чтобы показать свою заинтересованность и то, что следователь слушает ребенка, что его рассказ интересен, важен. Реакция следователя на рассказ ребенка должна только подтверждать интерес к сказанному, а не передавать эмоции по отношению к случившемуся — неодобрение, возмущение, осуждение.

На подготовительном этапе допроса несовершеннолетнего (малолетнего) потерпевшего, свидетеля необходимо разработать четкий план того, что нужно выяснить у ребенка в ходе проведения следственного действия, после чего на основании составленного плана подготовить список вопросов.

В частности, очень важно подготовить вопросы для выяснения такого важного обстоятельства, как время совершения преступления.

Представляется, что вопросы «Когда это произошло?» или «Во сколько это произошло?» приемлемы для детей подростковой группы, если при этом они не страдают психическими заболеваниями и не отстают в психическом развитии.

Для детей более младших возрастных групп изначально необходимо определиться с тем, каким образом ребенок ориентируется во времени. Поэтому здесь возможны следующие вопросы:

— «Какой сегодня день недели?», «Ты разбираешься в днях недели?», «Какое сегодня число месяца?». Если ребенок не ориентируется в днях недели и месяца, то необходимо сделать привязку к режиму, привычному для ребенка: «Это произошло в тот день, когда ты ходил в садик, или в тот день, когда ты не ходил в садик, был дома с мамой?»;

— «Сколько сейчас времени?», «Ты разбираешься в часах (минутах)?». Привязка к привычному для ребенка режиму вновь поможет следователю в том случае, когда ребенок не ориентируется во временных ориентирах: «Это произошло, когда ты шел в садик (школу), либо после того, когда ты пришел из садика (школы)?»; «На улице было уже темно или не очень темно?»; «Папа (мама) уже пришел с работы или еще нет?» и т.д.

Иногда ребенку проще нарисовать интересующую следователя информацию, нежели произнести слово (фразу) вслух; тогда такой рисунок прилагается к протоколу допроса несовершеннолетнего (малолетнего) потерпевшего, свидетеля, о чем обязательно делается соответствующая запись в самом протоколе допроса.

Сила слова, привычного для ребенка и общепринятого в его ближайшем окружении, также может сыграть важную роль для продуктивного проведения допроса.

Так, в ходе допроса трехлетней девочки, в отношении которой родной отец совершил насильственное половое преступление, потерпевшая изначально не рассказывала об обстоятельствах совершения в отношении ее преступления, отказывалась идентифицировать преступника, называя его нецензурным словом, видимо повторяя последнее за взрослыми близкими людьми. Только после того, как следователь стал называть лицо, совершившее преступление, тем нецензурным словом, которым называла его девочка, она рассказала об обстоятельствах случившегося.

В другом случае ребенку также было тяжело рассказать об обстоятельствах совершенного в отношении ее насильственного полового преступления. Следователем было предложено нарисовать преступника, на что потерпевшая нарисовала с одной стороны листка бумаги маму, бабушку, себя; на оборотной стороне она нарисовала человека, пояснив, что «это папа, он теперь с нами не будет жить, он меня обидел, я рассказала про него». Это было зафиксировано в протоколе допроса, рисунок был приобщен к протоколу. Данное уголовное дело было направлено в суд с обвинительным заключением. По делу вынесен обвинительный приговор, назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы.

Знание и грамотное применение тактических приемов проведения допроса несовершеннолетних (малолетних) участников уголовного процесса при выполнении требований, предъявляемых уголовно-процессуальным законом, позволят следователю получить доказательства — показания, соответствующие требованиям закона, которые впоследствии лягут в основу обвинительного заключения и помогут максимально точно установить обстоятельства совершенного преступления.

Игнорирование либо неправильное применение тактических приемов ведет к искажению объективной картины происшедшего, неполучению доказательственной информации, тактическим и иным следственным ошибкам.

Как справедливо отмечает Д.А. Степаненко [4], коммуникационная активность лица, ведущего расследование, реализуется в условиях взаимодействия участников уголовного процесса и связана с обоюдно оказываемым сторонами воздействием и влиянием.

Основные усилия суда на стадии судебного рассмотрения уголовного дела направлены на проверку относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств, на устранение имеющихся противоречий, на принятие законного, обоснованного и справедливого решения, тогда как правильное собирание доказательств, установление всех обстоятельств, подлежащих доказыванию и установлению, предусмотренных ст. 73 и ст. 421 УПК РФ, — это исключительная задача следователя на стадии предварительного расследования. И от того, насколько полно и грамотно следователь установит эти обстоятельства, зависит успех рассмотрения уголовного дела.

В условиях необходимости особой правовой защиты детей от преступных посягательств и неотвратимости наказания виновных в совершении указанных преступлений необходимы разработка новых и совершенствование традиционных приемов допроса несовершеннолетних (малолетних) потерпевших и свидетелей с учетом их возраста, образования, развития и психологических особенностей личности.

Литература

  1. Апостолова Н.Н. Предварительное расследование и судебное следствие // Российская юстиция. 2014. N 7. С. 21 — 24.
  2. Васильев В.Л. Юридическая психология: Учебник для вузов. 6-е изд. СПб.: Питер, 2009. С. 413.
  3. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: Учебник. 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Инфра-М, 2005. С. 243.
  4. Степаненко Д.А. Психологическое воздействие в уголовном судопроизводстве: понятие и критерии допустимости // Российский следователь. 2014. N 9. С. 52.

Ключевые слова: несовершеннолетние участники уголовного судопроизводства, несовершеннолетние потерпевшие, несовершеннолетние свидетели, допрос, следователь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code