ВЫМОГАТЕЛЬСТВО В ЦЕЛЯХ ПОЛУЧЕНИЯ ИМУЩЕСТВА В ОСОБО КРУПНОМ РАЗМЕРЕ

В.В.Хилюта

В статье рассматриваются актуальные проблемы квалификации вымогательства. Анализируются судебно-следственная практика и основные положения науки уголовного права применительно к ситуациям, связанным с вымогательством в целях получения имущества в особо крупном размере. Предлагаются критерии квалификации подобных вымогательств, и делается вывод о порядке исчисления ущерба в этом признаке квалифицированного вымогательства.

В ч. 3 ст. 163 УК РФ сказано, что вымогательство может быть совершено в целях получения имущества в особо крупном размере.

Сказанное означает, что поскольку вымогательство признается оконченным преступлением с момента предъявления требования передачи чужого имущества <1> или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера, подкрепленных угрозой, то по этому квалифицирующему признаку не обязательно устанавливать, чтобы имущественная выгода была реально извлечена виновным в особо крупном размере. Достижение такой цели находится за рамками состава преступления, поэтому может быть только обстоятельством, отягчающим наказание и влияющим на его назначение.

———————————

<1> Следует обратить внимание на неудачность формулирования законодателем признака предмета преступления в п. «б» ч. 3 ст. 163 УК, так как по смыслу закона получается, что вымогательство возможно только в отношении имущества и из поля зрения выпадают право на имущество и действия имущественного характера. На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание в юридической литературе. См.: Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность. М., 2012. С. 507; Третьяк М.И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика вымогательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002. С. 18.

 

Итак, главное содержание этого признака — цель, которой руководствуется вымогатель, предъявляя потерпевшему под угрозой имущественные требования. Причем в этом случае вряд ли может быть применено правило, установленное в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (поскольку вымогательство является оконченным с момента предъявления требования о передаче имущества под угрозой причинения вреда потерпевшему или его близким, предусмотренные ч. 4 ст. 148 УК РСФСР в качестве квалифицирующих признаков вымогательства повреждение или уничтожение имущества, причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий могут быть инкриминированы лишь в случае реального наступления указанных в законе последствий), так как в этом случае следует различать предмет вымогательства и имущественный ущерб от вымогательства.

Теорией уголовного права также разработаны свои правила квалификации этого квалифицированного вида вымогательства:

цель получения имущественной выгоды может быть достигнута как путем одноактного действия, так и путем серии продолжающихся тождественных действий (требуется, чтобы совершалось неоднократное вымогательство с единым умыслом в отношении одного и того же лица и было направлено на получение имущественной выгоды в крупном или особо крупном размере);

размер должен ограничиваться лишь стоимостью требуемого имущества (права на имущество, совершения действий имущественного характера), значения не имеет, достиг ли виновный искомой цели;

при существенном отклонении цены сделки от рыночной цены либо сведении ее к сугубо символической величине, свидетельствующей о фактической безвозмездности сделки, равно как и при отсутствии самого условия о цене или при наличии условия о ее полной безвозмездности применяется правило, в соответствии с которым исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги <2>.

———————————

<2> См.: Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002. С. 719 — 721; Чернобрисов Г.Г. Вымогательство: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации. Кемерово, 2013. С. 106 — 111.

 

В то же время в судебной практике иногда возникают ситуации, свидетельствующие о неоднозначном подходе к вопросу определения преследуемой цели и ее стоимостном выражении.

Так, по одному из уголовных дел было установлено, что М. неоднократно предъявлял требования к П. о продаже ему квартиры по существенно заниженной цене. Причем эти требования сопровождались насилием со стороны М. После того как П. согласился продать свою квартиру, рыночная стоимость которой равнялась 2 млн. руб., М. пообещал П. отдать 700 тыс. руб., вырученных от продажи этой квартиры, погасить задолженность по коммунальным платежам и оплатить приватизацию квартиры. Далее М. стал оформлять документы на приватизацию квартиры, погасил часть задолженности по коммунальным платежам (но не всю), однако довести начатое не представилось возможным по причине возбуждения уголовного дела по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК. Суд осудил М. по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК. При рассмотрении дела в суде кассационной инстанции возник вопрос следующего характера: стоит ли вычитать из состава имущественной выгоды, к которой стремился виновный, помимо 700 тыс. руб., которые М. должен был передать П. согласно достигнутой между ними договоренности, стоимость приватизации жилья и затраты по погашению коммунальных платежей. В случае такого вычета действия виновного следовало бы квалифицировать по п. «г» ч. 2 ст. 163 УК (ныне пункт утратил силу) как покушение на вымогательство. Именно на такой квалификации настаивал М. и его защитник, с чем не соглашались органы прокуратуры.

Как видно из этого примера, виновный еще не успел извлечь для себя имущественную выгоду, поэтому однозначно дать оценку его намерениям не представляется возможным. Однако некоторые действия, которые он предварительно совершил, свидетельствуют о том, что все-таки виновный намеревался завладеть не всей суммой от продажи квартиры. Считаем, что вменять в вину М. вымогательство всей суммы от продажи квартиры без учета его затрат не совсем обоснованно. Такое обвинение будет голословным, и его невозможно будет доказать, ибо сам виновный реально уже стал предпринимать действия по оформлению приватизации и оплате задолженности по коммунальным платежам. Это обстоятельство говорит о том, что он намеревался извлечь имущественную выгоду в меньшем размере, чем ему вменили в вину (1 млн. 300 тыс. руб.). По крайней мере, об этом свидетельствуют объективные данные уголовного дела. Поэтому, квалифицируя действия виновного по ч. 3 ст. 163 УК, по признаку «в целях получения имущества в особо крупном размере», необходимо принимать во внимание тот результат, к которому стремился виновный. Поскольку же имущественный ущерб потерпевшему от вымогательства еще не причинен, а он производен от степени удовлетворения требований вымогателя и совершения им определенных действий, стоимость вымогаемого имущества следует устанавливать по правилам признака «безвозмездности» хищения.

Таким образом, установленный законодателем признак «в целях получения имущества» включает в себя стоимость предмета вымогательства (имущества, права на имущество, действий имущественного характера) с учетом стоимости материальных затрат, понесенных как потерпевшим, так и виновным при совершении определенных действий с вымогаемым предметом преступления.

Пристатейный библиографический список

  1. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.
  2. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность. М., 2012.
  3. Третьяк М.И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика вымогательства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2002.
  4. Чернобрисов Г.Г. Вымогательство: уголовно-правовая характеристика и вопросы квалификации. Кемерово, 2013.

Ключевые слова: вымогательство, хищение, ущерб, стоимость, имущество.

(«Законность», 2015, N 4)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code