ДОСУДЕБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ: ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ИНСТИТУТА

А. Тимошенко, старший прокурор отдела Главного управления по надзору за следствием Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

В последнее время в юридической литературе появилось достаточное количество публикаций <1>, авторы которых критически оценивают многие положения норм гл. 40.1 УПК РФ, введенные в действие более полутора лет назад <2>.

———————————

<1> См., напр.: Агаев З.Р. Правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве в России // Адвокат. 2010. N 9. С. 12 — 17; Ульянова Л.Т. Субъекты досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2010. N 15. С. 42 — 45; Ахмедов Ш.М. Межотраслевой институт досудебного соглашения о сотрудничестве в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право. 2010. N 4. С. 28 — 31; Стовповой А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии // Уголовное право. 2010. N 3. С. 118 — 123; Халиулин А., Буланова Н., Конярова Ж. Полномочия прокурора по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. N 3. С. 98 — 102; Николаева Т., Ларкина Е. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. N 6. С. 85 — 88; Парфенов В.Н. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при особом порядке принятия судебного решения в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский судья. 2009. N 11. С. 15 — 18; Звечаровский И. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2009. N 9. С. 14 — 16; Касаткина С.А. Признание обвиняемого: Монография. М.: Проспект, 2010.

<2> Выделяются такие острые вопросы применения гл. 40.1 УПК РФ, как обеспечение прав потерпевших, обжалование в суд решений об отказе в заключении досудебных соглашений о сотрудничестве.

 

Законодатель также не удовлетворен результатами своей работы. В частности, в Государственную Думу Федерального Собрания РФ 27 октября 2010 г. рядом членов Совета Федерации внесен проект Федерального закона N 446626-5 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» <3>. Данным законопроектом предполагается устранить наиболее очевидные ошибки, допущенные при дополнении УПК РФ рассматриваемой главой. В частности, из ч. 2 ст. 62 УК РФ предлагается исключить слова «и отсутствии отягчающих обстоятельств», вызвавшие бурную дискуссию среди ученых и практиков.

———————————

<3> СПС «КонсультантПлюс».

 

Однако обоснованность ряда положений данного законопроекта вызывает сомнения. В частности, его разработчики предлагают дополнить ст. 317.1 УПК РФ ч. 3.1, предусматривающей обязанность следователя помимо установления оснований заключения досудебных соглашений о сотрудничестве определять также условия принятия такого процессуального решения. К их числу относятся «своевременность и важность предлагаемых подозреваемым или обвиняемым сведений». Предлагаемые понятия являются оценочными, они должны устанавливаться по каждому конкретному делу с учетом внутреннего убеждения должностных лиц. Каких-либо критериев их применения законодатель не устанавливает.

Кроме того, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ Г.В. Гудков внес проект Федерального закона N 451832-5 «О внесении изменений в УПК РФ», которым предусматривается распространение действия указанного института на производство по уголовным делам в форме дознания.

Изложенное заставляет провести анализ эффективности норм гл. 40.1 УПК РФ, оценить фактические возможности их практической реализации.

Несомненно, нормы, регулирующие заключение досудебных соглашений о сотрудничестве, выступают новым институтом уголовного процесса, ранее не известным российскому правоприменителю. Даже несмотря на некоторое сходство этих новелл с институтом деятельного раскаяния, полное их отождествление неуместно <4>.

———————————

<4> Не случайно А.С. Александров и И.А. Александрова относят институт досудебного соглашения о сотрудничестве к «особым случаям деятельного раскаяния» (Александров А.С., Александрова И.А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. N 8. С. 3).

 

В силу ст. 75 УК РФ деятельное раскаяние становится юридически значимым лишь при соблюдении ряда условий: 1) лицу вменяется совершение преступления небольшой или средней тяжести; 2) оно совершило ряд юридически поощряемых действий (явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления <5>, загладило вред, причиненный преступлением); 3) вследствие совершения указанных действий лицо перестало быть общественно опасным (раскаялось). Последствие установления такого обстоятельства достаточно гуманно — виновный подлежит, согласно предлагаемым изменениям УК РФ, освобождению от уголовной ответственности <6>.

———————————

<5> Совершенного прежде всего им самим.

<6> Согласно законопроекту о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ, разрабатываемому Министерством юстиции РФ, предлагается исключить диспозитивность при принятии решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по ст. 75 УК РФ.

 

В свою очередь, досудебное соглашение о сотрудничестве касается условий назначения наказания осужденному в зависимости от исполнения им взятых на себя обязательств специфического характера <7>, зачастую не связанных с расследованием преступления, в совершении которого он обвиняется. Исполнение досудебного соглашения о сотрудничестве не связано с освобождением виновного от уголовной ответственности. Речь идет лишь о «льготном» порядке назначения наказания.

———————————

<7> См. об этом подробнее ниже.

 

И самое главное, ни в одной норме гл. 40.1 УПК РФ нет упоминания о необходимости получения от обвиняемого полного признания им своей вины. Между тем стоит отметить, что в УК РФ (еще с момента принятия первоначальной его редакции в 1996 г.) включено правило о возможности значительного смягчения наказания сотрудничающему обвиняемому, в том числе путем его снижения ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 64 УК РФ). При этом факты, относящиеся к основаниям применения такого судебного снисхождения, делятся на две альтернативные группы.

В первом случае суд может установить исключительность обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, принять во внимание иные факты. В другом случае достаточно оценить деятельность привлекаемого к уголовной ответственности участника группового преступления как активное содействие его раскрытию. В этой связи вызывает интерес анализ практики применения положений ст. 64 УК РФ к лицам, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве.

Соответствующие статистические сведения приведены в таблице 1. Они установлены по результатам обобщения докладных записок прокуроров 22 субъектов Российской Федерации, а также данных, представленных военными прокурорами окружного звена, прокурорами специализированных прокуратур <8>.

———————————

<8> Далее по тексту статьи статистические показатели соответствуют результатам данного обобщения.

Таблица 1

Сведения о применении наказания лицам, заключившим досудебное соглашение о сотрудничестве

   Период Всего осуждено Из них по особо тяжким Реальное лишение свободы Лишение свободы условно Другие виды наказания С применением ст. 64 УК РФ
Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц
II полугодие 2009 г. 24 26 15 16 16 17 7 8 0 0 13 14
I полугодие 2010 г. 143 155 74 82 77 81 66 73 1 1 74 77
Всего 167 181 89 98 93 98 73 81 1 1 87 91

Анализ приведенных данных позволяет констатировать, что практически по каждому третьему уголовному делу суды вместо применения положений ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ обращаются к требованиям ст. 64 УК РФ, назначая наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Так, городским судом одного из субъектов Российской Федерации Т. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а», «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, а именно в том, что, действуя в составе организованной группы, она незаконно сбыла наркотическое средство в особо крупном размере.

В ходе рассмотрения уголовного дела было установлено, что Т. были соблюдены все условия и выполнены все обязательства, изложенные в заключенном с ней досудебном соглашении о сотрудничестве. В ходе предварительного следствия она изобличила других участников преступной группы, в том числе начальника отдела территориального УВД.

Суд, учитывая конкретные обстоятельства совершения преступления, активное способствование Т. раскрытию и расследованию преступления, высокую степень личной угрозы, усмотрел основания для применения, ст. 64 УК РФ при назначении наказания, которое определил в виде 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На наш взгляд, такое внимание правоприменителей к положениям ст. 64 УК РФ обусловлено: 1) отсутствием четкой процессуальной регламентации реализации требований ст. 64 УК РФ к оказавшему содействие следствию подсудимому; 2) сходством оснований применения данных правовых норм.

Действительно, в соответствии с ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ процессуально поощряемое досудебное сотрудничество связано с выполнением обвиняемым действия в целях раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления. Однако термин «раскрытие преступления» юридически не определен. Само по себе слово «раскрыть» означает обнаружить «что-нибудь тайное, неизвестное, сделать известным, объяснить».

Следует отметить, что уголовно-процессуальное познание связано прежде всего с доказыванием. Деятельность следователя по уголовному делу является официальной (публичной). Значимые для уголовного дела выводы он может сделать только на основе сведений о фактах, имеющих доказательственное значение, поскольку раскрытие преступления — «это задача не только предварительного расследования, но всего уголовного судопроизводства. Эта задача разрешается и в последующих стадиях уголовного процесса, в частности в стадии судебного разбирательства» <9>.

———————————

<9> Ефимичев П.С., Ефимичев С.П. Расследование преступлений: теория, практика, обеспечение прав личности. М.: Юстицинформ, 2009. С. 12.

 

Таким образом, понятием «раскрытие преступления» может охватываться любая процессуальная деятельность следователя по уголовному делу, связанная с установлением обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Отсутствие его четкого правового определения мешает практикам разграничить два института (уголовно-правовой и уголовно-процессуальный).

Однако деятельность по раскрытию преступления также может носить и непроцессуальный характер. Не случайно в п. 1.5 Приказа Генерального прокурора РФ от 15 марта 2010 г. N 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемыми (обвиняемыми) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам» отмечено, что как досудебное сотрудничество подозреваемого (обвиняемого) может рассматриваться участие его в проведении оперативно-розыскных мероприятий, способствующих выявлению готовящегося, совершаемого или совершенного преступления.

В первом приближении из сказанного напрашивается единственный вывод, суть которого в следующем. С введением в УПК РФ гл. 40.1 законодатель формализовал оценку содействия следствию со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц. Однако такое решение было бы логичным, если бы ст. 64 УК РФ была исключена из Кодекса. В настоящее время при оценке деятельности подозреваемого суд волен применить нормы ст. 64 УК РФ или нормы гл. 40.1 УПК РФ. При этом каких-либо законодательных приоритетов не установлено. Тем самым институт досудебного соглашения о сотрудничестве является специфической юридически поощряемой процессуальной формой сотрудничества лица, привлекаемого к уголовной ответственности, с правоохранительными органами, в том числе органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Как оценить эффективность такого решения?

Проведенное Генеральной прокуратурой РФ обобщение практики применения положений гл. 40.1 УПК РФ показало, что в органы прокуратуры только по делам, расследованным в следственных органах Следственного комитета при прокуратуре РФ (ныне — Следственный комитет РФ), МВД России, ФСКН России, поступило 392 ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с постановлением следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве 73 таких ходатайства (19%) прокурорами были отклонены. Следователи отклонили 105 соответствующих ходатайств подозреваемых и обвиняемых (21%).

По уголовным делам, надзор за предварительным следствием по которым осуществляется транспортными прокурорами, заявлено 80 рассматриваемых ходатайств, 70 из которых (88%) следователи с постановлениями о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения направляли транспортным прокурорам. По результатам их рассмотрения последними заключено 53 досудебных соглашения о сотрудничестве.

Наиболее типичными причинами, в связи с которыми прокуроры отказывали в удовлетворении ходатайств, являются: 1) оперативные сотрудники располагали данными о лице, совершившем преступление; 2) лицу, заявившему ходатайство, не были известны сведения, представляющие следственный или оперативный интерес; 3) в представленных документах отсутствовали данные о конкретных действиях обвиняемого, которые он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем; 4) предварительное следствие находилось в стадии окончания, все следственные действия были выполнены, обвиняемому предъявлено обвинение и оказания какой-либо помощи органам предварительного следствия уже не требовалось, а выявленные преступления и лица, их совершившие, в том числе соучастники, установлены следственно-оперативным путем.

Анализ материалов прокурорской и следственной практики показал, что ходатайства о заключении досудебных соглашений о сотрудничестве заявлялись по уголовным делам о преступлениях против собственности (ст. ст. 158, 161, 162 УК РФ), о преступлениях в сфере незаконного сбыта наркотических средств и психотропных веществ, коррупционной направленности (п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ), против жизни и здоровья (ч. 4 ст. 111, ст. 105 УК РФ), против интересов государственной службы. За указанный в приведенных таблицах период прокурорами заключено с подозреваемыми (обвиняемыми) более 400 досудебных соглашений о сотрудничестве.

Основным показателем эффективности применения положений гл. 40.1 УПК РФ являются сведения о выявленных в результате сотрудничества с подозреваемыми (обвиняемыми) преступных посягательств.

Из докладных записок прокуроров следует, что в связи с выполнением обвиняемыми и подозреваемыми взятых на себя обязательств по досудебному соглашению дополнительно выявлены и поставлены на учет 348 преступлений, а также 278 лиц, совершивших преступные деяния. В результате заключения досудебных соглашений о сотрудничестве транспортными прокурорами выявлены 401 эпизод преступной деятельности и 46 лиц, их совершивших.

Характерно выявление с использованием института досудебного соглашения о сотрудничестве преступлений, раскрытие и расследование которых по объективным причинам вызывает определенные трудности. Например, в одном из субъектов Российской Федерации в результате заключения досудебного соглашения с А., обвиняемым в получении взятки в крупном размере за разработку аукционной документации, ограничивающей возможность участия иных, кроме организации взяткодателя, юридических лиц в аукционе на заключение государственного контракта по поводу поставки транспортных средств и коммунальной техники для департамента по управлению государственным имуществом области, последний дал показания об участии в совершении преступления Ч. На основании сведений, предоставленных А., в отношении Ч. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. п. «а» и «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ. В последующем областным судом постановлен приговор в отношении Ч., в соответствии с которым последний признан виновным в совершении данного преступления, ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

По другому уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отношении ряда воинских должностных лиц военным прокурором было заключено соглашение о досудебном сотрудничестве с помощником командира войсковой части по финансово-экономической работе К., содержавшимся под стражей. В ходе предварительного следствия К. изобличил в совершении одного из эпизодов преступного деяния старшего государственного налогового инспектора отдела выездных проверок межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы России Д., по предварительному сговору с которым совершено хищение бюджетных денежных средств в сумме более 64 млн. руб.

Характерны также действия К. по содействию следствию, в результате которых была раскрыта и пресечена деятельность организованной преступной группы. Из незаконного оборота изъято свыше 24 кг наркотических веществ.

С., обвинявшийся в совершении 29 эпизодов преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 УК РФ, изобличил К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК РФ, а также государственного таможенного инспектора М. в совершении 39 преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 290 УК РФ, и 29 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 УК РФ.

Одной из целей введения института досудебного соглашения о сотрудничестве является противодействие организованной преступности. Косвенно об этом свидетельствует история разработки Федерального закона от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». В ноябре 2006 г. на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов по борьбе с преступностью и коррупцией Президент РФ обратил внимание на необходимость принятия законодательных решений, позволяющих заинтересовать привлекаемых к уголовной ответственности лиц в сотрудничестве с правоохранительными органами <10>. В пояснительной записке к указанному законопроекту в качестве цели законодательных новаций УК РФ и УПК РФ отмечено создание правовой базы для противодействия организованной преступности, коррупции, расследования деятельности преступных сообществ (преступных организаций), члены которых отказываются от дачи показаний о преступной деятельности соучастников и организаторов преступлений.

———————————

<10> Маргулян Э. Сотрудничество с правосудием: иллюзия соглашения // Ведомости. 2009. 5 августа.

 

В общем числе лиц по уголовным делам анализируемой категории, рассмотренным судами во II полугодии 2009 г., 59,2% составили лица, совершившие особо тяжкие преступления. В I полугодии 2010 г. доля таких лиц равнялась 50%. В остальных случаях речь идет о привлечении к уголовной ответственности сотрудничающих потерпевших за совершение тяжких преступлений.

Доля лиц, совершивших преступления средней тяжести, в большинстве субъектов Федерации, участвовавших в обобщении, варьируется от 0 до 3%.

Как правило, привлекаемые к сотрудничеству подозреваемые и обвиняемые являются соучастниками групповых преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена составами с квалифицирующими признаками «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа».

Интересен тот факт, что в проанализированных материалах досудебного сотрудничества практически отсутствуют сведения об оказанном подозреваемыми (обвиняемыми) содействии в установлении похищенного имущества. Учитывая то, что положения гл. 40.1 УПК РФ не применяются, если содействие подозреваемого или обвиняемого следствию заключалось лишь в сообщении сведений о его собственном участии в преступной деятельности (ч. 4 ст. 317.6 УПК РФ), получается, что в большинстве случаев деятельность сотрудничающих лиц связана с выявлением соучастников преступления.

Таким образом, цель применения досудебного соглашения о сотрудничестве, сформулированная в законопроектных документах, правоприменителями в основном достигается.

В связи с поставленным вопросом вызывают интерес результаты уголовного преследования сотрудничающих лиц. Соответствующие данные приведены в таблице 2.

Таблица 2

Сведения о результатах рассмотрения судами уголовных дел в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве

Период Всего рассмотр. судом    Из рассмотр. осуждено    Из рассмотр.  оправдано Прекращено по реабили-тирующим основаниям Прекращено по не реабили-тирующим основаниям
Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц Дел Лиц    Дел Лиц
II полугодие 2009 г. 25 27 24 26 0 0 0    0    1    1
I полугодие 2010 г. 148 168 143 163 0 0 0    0    3    3
Всего 173 195 167 189 0 0 0    0    4    4

Результат анализа данных, включенных в таблицу 2, очевиден. Из общего числа рассмотренных судом дел анализируемой категории в отношении 97% лиц, сотрудничавших со следствием и судом, постановлены обвинительные приговоры. Это стало следствием получения должностными лицами органов предварительного следствия достаточных доказательств их вины в совершении инкриминированных преступлений. Данное обстоятельство следует подчеркнуть особо.

Дело в том, что в ситуации, когда следователем уголовное дело в отношении сотрудничающего лица выделяется в отдельное производство и оно первым рассматривается в судебном заседании (перед направлением в суд дела в отношении соучастников преступления), вынесение по нему оправдательного приговора может существенно осложнить ситуацию при последующей судебной оценке действий соучастников преступления. Не случайно в США наказание «сотрудничающему свидетелю» из числа членов организованной преступной группы назначается только после вынесения приговора в отношении изобличенных им соучастников.

Анализ практики применения российскими правоохранительными органами процедур досудебного соглашения о сотрудничестве свидетельствует о возрастании роли данного института в борьбе с преступностью. Факторов, которые бы позволили замедлить темпы роста случаев его применения, не усматривается.

В этой связи целесообразно привести некоторые данные из практики применения условно аналогичных процедур в США как государства, по результатам анализа опыта органов юстиции которого и разрабатывались положения гл. 40.1 УПК РФ.

Так, в целом по стране в порядке plea bargaining <11> в 2009 г. рассмотрено 96,3% от общего количества уголовных дел. Практически по всем судебным округам США этот показатель не опускается ниже 93,1%. При этом собственно досудебное сотрудничество с обвиняемым осуществлялось за указанный период в 9855 случаях, или по 12,5% уголовных дел, относящихся к категории felonies и serious misdemeanors (Class A) <12>.

———————————

<11> В рамках данной процедуры возможно применение двух видов сделок с правосудием: обычная — straight plea и с применением процедуры сотрудничества cooperation agreement.

<12> U.S. Sentencing Commission, 2009 Datafile, OPAFY09, Р. 2, 11.

 

Следует отметить, что в США существует множество способов стимулирования надлежащего посткриминального поведения «сотрудничающих свидетелей». Например, широко известная программа защиты свидетелей применяется в большинстве своем в отношении бывших активных участников ОПГ. Зачастую лиц, оправдавших доверие правоохранительных органов, полностью освобождают от наказания, несмотря на кровавые последствия их действий. Так, виновный в совершении 19 убийств Сальваторе Гравано в 1995 г. приговорен лишь к 5 годам лишения свободы. При этом в зале суда он был освобожден в связи с отбытием установленного срока наказания <13>.

———————————

<13> Мейден И. Русские мафиози в США — никто // Вести сегодня. Латвия. 2006. 19 июля.

 

Подводя итог сказанному, полагаем, что институт досудебного сотрудничества обвиняемого (подозреваемого) со следствием имеет перспективы для дальнейшего развития. В силу интеграции мировых политических систем немаловажную роль в этой деятельности, на наш взгляд, будет иметь создание межгосударственных процедур «поощрения» сотрудничающих лиц.

Пристатейный библиографический список

  1. Агаев З.Р. Правовое регулирование досудебного соглашения о сотрудничестве в России // Адвокат. 2010. N 9.
  2. Александров А.С., Александрова И.А. Соглашение о досудебном сотрудничестве со следствием: правовая сущность и вопросы толкования норм, входящих в главу 40.1 УПК РФ // Уголовный процесс. 2009. N 8.
  3. Ахмедов Ш.М. Межотраслевой институт досудебного соглашения о сотрудничестве в законодательстве зарубежных стран // Международное публичное и частное право. 2010. N 4.
  4. Ефимичев П.С., Ефимичев С.П. Расследование преступлений: теория, практика, обеспечение прав личности. М.: Юстицинформ, 2009.
  5. Звечаровский И. Юридическая природа института досудебного соглашения о сотрудничестве // Законность. 2009. N 9.
  6. Касаткина С.А. Признание обвиняемого: Монография. М.: Проспект, 2010.
  7. Маргулян Э. Сотрудничество с правосудием: иллюзия соглашения // Ведомости. 2009. 5 августа.
  8. Мейден И. Русские мафиози в США — никто // Вести сегодня. Латвия. 2006. 19 июля.
  9. Николаева Т., Ларкина Е. Некоторые вопросы заключения досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2009. N 6.
  10. Парфенов В.Н. Проблемы обеспечения прав и законных интересов потерпевшего при особом порядке принятия судебного решения в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский судья. 2009. N 11.
  11. Стовповой А., Тюнин В. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты досудебного соглашения о сотрудничестве на предварительном следствии // Уголовное право. 2010. N 3.
  12. Ульянова Л.Т. Субъекты досудебного соглашения о сотрудничестве // Российский следователь. 2010. N 15.
  13. Халиулин А., Буланова Н., Конярова Ж. Полномочия прокурора по заключению досудебного соглашения о сотрудничестве // Уголовное право. 2010. N 3.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code