УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ЗА КОРРУПЦИОННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Кашепов Владимир Петрович, доктор юридических наук, профессор, заведующий отделом уголовного, уголовно-процессуального законодательства; судоустройства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Рассматриваются особенности экономической преступности как проявления организованной преступности, а также содержание корпоративных преступлений, основания и средства привлечения к уголовной ответственности юридических лиц. Анализируются характерные черты объективной и субъективной сторон составов преступлений корпоративных субъектов, источники международного законодательства о правовом противодействии преступности юридических лиц. Исследуются проблемы доктрины уголовной ответственности юридических лиц и условий формирования механизма уголовно-правового противодействия такому направлению преступности в сфере экономической деятельности, как совершение коррупционных деяний юридическими лицами, обосновывается необходимость разграничения ответственности должностных физических лиц и юридических лиц. Исследуются особенности судопроизводства относительно привлечения юридических лиц к уголовной ответственности, обеспечения процессуальных гарантий прав и законных интересов юридических лиц при применении к ним мер процессуального принуждения, обоснованности назначения мер уголовно-правового воздействия.

Возросший динамизм формирования и усложнения новых общественных отношений и научно-технических связей порождает общественно опасные явления, представляющие угрозу для современного общественного и государственного строя Российской Федерации. К одному из таких явлений относится коррупция как вид корыстной преступности, отрицательно сказывающийся на экономике, политической стабильности, подрывающий авторитет государственной власти, демократические институты, этические ценности, причиняющий ущерб устойчивому общественному развитию и правопорядку.

При этом одним из дискуссионных предметов обсуждения темы противодействия экономической преступности стал вопрос о характере и степени общественной опасности отдельных ее проявлений и эффективности современных методов ее преодоления. В связи с этим обострился интерес к проблеме утверждения в уголовном и уголовно-процессуальном праве института уголовной ответственности юридических лиц, мере и степени общественной опасности корпоративной преступности, необходимости совершенствования правовых механизмов в деятельности по противостоянию ее проявлениям. В частности, в литературе вновь вызывают споры понимание сущности института юридического лица, соотношения административной и уголовной ответственности корпоративных субъектов экономической преступности.

С учетом сказанного привлекает внимание развернувшееся на страницах печати и в электронной сети обсуждение поступившего в Государственную Думу проекта Федерального закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц (далее — проект Закона).

В научной литературе под коррупционной преступностью понимается категория правонарушений, охватывающих совокупность уголовно наказуемых деяний, связанных с предоставлением физическими и юридическими лицами, преступными группами и сообществами дополнительного вознаграждения, различных услуг, ценных бумаг государственным служащим, должностным лицам, представителям законодательной и судебной власти, связанным с использованием названных возможностей, а также их ответные преступные действия в угоду заказчикам — физическим и юридическим лицам, преступным группам и сообществам. Динамика преступности, ее состояние, структура в полной мере предопределяются качественными и количественными показателями корыстной преступности, которая все более характеризуется изощренными способами и формами преступной деятельности. Продолжается усиление криминальной направленности коммерческой деятельности. Следовательно, этот вид преступлений приобретает более опасный, изощренный по способу совершения и организованности характер. Возрастает распространенность такой разновидности организованной преступности, как совершаемая с участием экономических образований корпоративная преступность. По некоторым данным, наиболее распространенными видами корпоративных преступлений в России остаются незаконное присвоение активов, взяточничество и коррупция, киберпреступность и манипулирование данными бухучета. Как установлено группой финансового расследования в результате опроса предприятий малого и среднего бизнеса, от экономических преступлений в России пострадало 37% опрошенных компаний, причем каждая не менее 10 раз <1>.

———————————

<1> См.: Сухаренко А. Корпоративная преступность в России // ЭЖ-Юрист. 2012. N 27.

 

Рассматриваемые преступления относятся к категории деяний, совершаемых в сфере предпринимательства. Распространенность этих правонарушений, их криминальная формализация позволяют назвать некоторые их характерные признаки:

совершение непосредственно в процессе осуществления предпринимательской деятельности (причем их организационные формы реализуются юридическими лицами, создаваемыми и действующими легально и на законных основаниях, т.е. имеет место преступная деятельность, осуществляемая под прикрытием законного предпринимательства);

преступления совершаются в большинстве своем коллегиальными субъектами предпринимательской деятельности (юридическими лицами), которые должны привлекаться к уголовной ответственности наряду с физическими лицами;

в процессе осуществления предпринимательской деятельности используются криминальные методы присвоения и распределения экономических благ, которые постоянно меняются и совершенствуются;

мотивация данных преступлений носит корыстный характер;

такие преступления не являются насильственными и в большинстве случаев количество жертв не определяется;

при совершении таких преступлений выделяются специфичность и множественность объектов посягательства;

жертвой этих преступлений могут быть физические лица, иные юридические лица и государство;

преступления в данной сфере являются в большинстве своем латентными, их выявление представляет значительные трудности, раскрытие требует задействования потенциала оперативно-розыскных средств.

Криминологи отмечают наличие процесса относительного вытеснения из сферы корыстной преступности примитивного уголовного типа интеллектуальным, предприимчивым преступником, использующим целесообразные, изощренные способы и формы преступной деятельности <2>.

———————————

<2> См.: Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005. С. 464, 470.

 

В связи с этим представляется обоснованным предложение отнести к числу субъектов коррупционных преступлений наряду с физическими лицами также юридических лиц, противоправно предоставляющих материальные и иные блага и преимущества лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, или иным лицам, приравненным к вышеназванным.

Отметим, что, вступая в мировое правовое сообщество, Россия обязана учитывать международные стандарты и рекомендации, касающиеся уголовно-правовых методов борьбы с коррупционными преступлениями, в том числе совершаемыми юридическими лицами. В ряде международно-правовых документов, ратифицированных Российской Федерацией, специально говорится о таких законодательных мерах, которые могут потребоваться для обеспечения того, чтобы юридические лица могли быть привлечены к уголовной ответственности в связи с совершением уголовных преступлений, заключающихся в активном подкупе, использовании служебного положения в корыстных целях и отмывании денег, квалифицированных в качестве таковых и совершенных в интересах любого физического лица, действующего в своем личном качестве или в составе органа юридического лица, которое занимает ведущую должность в юридическом лице. Эти преступные деяния совершаются путем выполнения представительских функций от имени юридического лица или при реализации права на принятие решений от имени юридического лица или осуществление контрольных полномочий, а также путем участия такого физического лица в вышеназванных преступлениях в качестве соучастника или подстрекателя.

Ответственность юридического лица не исключает возможности уголовного преследования физических лиц, совершивших, подстрекавших к совершению или участвовавших в уголовных коррупционных преступлениях. Важной формой противодействия указанной преступности признается введение уголовной ответственности юридических лиц <3>.

———————————

<3> См.: Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998; Егорова Н. Об уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления // Управление персоналом. 2003; Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2003. С. 86 — 90; Додонов В. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве // Законность. 2006. N 4; Бирюков П.Н. Об уголовной ответственности юридических лиц в международном праве и законодательстве РФ // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 5.

 

В 2006 г. Россия ратифицировала Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. В этом документе предусматривается уголовная ответственность юридических лиц, под которыми следует понимать любые образования, имеющие таковой статус в силу действующего национального права, за исключением государства или других государственных органов, действующих при осуществлении государственных полномочий, а также международных организаций <4>.

———————————

<4> См.: Федеральный закон от 25 июля 2006 г. N 125-ФЗ.

 

При этом в международно-правовых документах неоднократно указывается на необходимость соблюдения национальных правовых традиций при применении собственного уголовного законодательства, с тем чтобы юридическое лицо, признанное виновным в совершении корыстных коррупционных преступлений, подлежало эффективным, соразмерным и обладающим предупредительным эффектом санкциям, которые включают уголовные или административные штрафы и, возможно, другие санкции, в частности: меры, влекущие лишение возможности пользоваться льготами или помощью со стороны публичной власти; меры, накладывающие временный или постоянный запрет на осуществление коммерческой деятельности, помещение под судебный надзор или роспуск в судебном порядке.

В некоторых международных документах конкретизируются коррупционные деяния, которые могут вменяться юридическим лицам. Так, ст. 26 Конвенции ООН против коррупции 2003 г. устанавливает, что государства-участники должны принять меры, которые могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в таких коррупционных преступлениях, как подкуп национальных публичных должностных лиц, подкуп иностранных публичных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций, хищение, неправомерное присвоение или иное нецелевое использование имущества публичным должностным лицом; злоупотребление влиянием в корыстных целях; злоупотребление служебным положением; незаконное обогащение; подкуп в частном секторе; отмывание доходов от преступления; воспрепятствование осуществлению правосудия.

Ответственность юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной. Возложение такой ответственности не должно наносить ущерб уголовной ответственности физических лиц, совершивших коррупционное преступление. Конвенция признает обязательным элементом субъективной стороны любого коррупционного преступления осознание, намерение или умысел. При этом вина может быть установлена из анализа объективных фактических обстоятельств дела.

Одним из основных нормативных документов, непосредственно связанных с совершенствованием мер борьбы с преступностью юридических лиц в Российской Федерации, стал Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции». В соответствии с ним под коррупцией понимается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу или другим физическим лицам, а также совершение перечисленных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Согласно названному Закону, если от имени или в интересах юридического лица осуществляются подготовка и совершение коррупционного правонарушения, к юридическому лицу могут быть применены меры ответственности в соответствии с российским законодательством.

Применение за коррупционное правонарушение мер ответственности к юридическому лицу не освобождает от ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к уголовной ответственности или иной ответственности за коррупционное правонарушение физического лица не освобождает от ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

Изложенные нормативные акты лишь в общем виде характеризуют правовое регулирование ответственности юридических лиц за совершение коррупционных преступлений.

Административное законодательство предусматривает возможность привлечения при установлении определенных условий к административной ответственности предпринимателей и их организаций за совершение экономических правонарушений. Использование административно-правовых инструментов в этой сфере расширяется и увеличивается. Однако реалии состояния преступности в сфере экономической деятельности требуют усиления эффективности правового противодействия правонарушениям в экономической сфере, применения средств уголовного права для воздействия на экономическую преступность.

Наличие лишь административного воздействия в силу ряда причин не способно компенсировать отсутствие уголовной ответственности.

Учитывая возрастание общественной опасности такого направления организованной преступности в ее коррупционных проявлениях, как корпоративная преступность, представляется обоснованным выдвижение концепции формирования специального уголовно-правового противодействия рассмотренным преступным действиям.

Опыт мирового развития уголовно-правового регулирования свидетельствует об актуальности совершенствования уголовного законодательства в направлении восприятия национальным законодательством доктрины уголовной ответственности юридических лиц и учреждения специального уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного механизма ее реализации.

Необходимость более полного регулирования ответственности юридических лиц предполагает формирование системы норм, образующих комплекс правовых положений, устанавливающих основания уголовной ответственности юридических лиц, определяющих признаки организаций, составляющих их круг, виды и формы уголовно-правового воздействия в целях предупреждения и пресечения коррупционных действий.

Создание такой системы позволит устранить некоторые недостатки действующего законодательства об ответственности за преступления юридических лиц, совершаемых в интересах физических либо иных юридических лиц. При этом не должно исключаться использование иных правовых инструментов (гражданско-правовых, административно-правовых) или возможностей различных организаций. В настоящее время уголовно-правовое воздействие за такого рода преступные деяния направляется лишь на отдельных физических лиц, что явно не соответствует принципу справедливости уголовного наказания. При этом организация может возмещать лишь материальный ущерб, не устанавливая неблагоприятные последствия для самой организации.

Опасность применения уголовной ответственности за коррупционные преступления будет мотивировать организацию к принятию более действенных средств контроля за деятельностью органов управления организации, обеспечения безопасности ее деятельности, т.е. должна повысить предупредительную роль уголовного закона в сфере предупреждения преступности.

Утверждение уголовной ответственности юридических лиц позволит приблизить российское уголовное право к международным стандартам. Создание в национальном законодательстве правового механизма привлечения юридических лиц к уголовной ответственности позволит сформировать правовые условия для экстерриториального уголовного преследования находящихся за рубежом России международных организаций и иностранных юридических лиц за преступления, посягающие на интересы, охраняемые уголовным законодательством Российской Федерации.

Отсутствие такого правового инструмента исключает возможность репатриации нажитого на территории России преступного капитала, выведенного за рубеж, так как в условиях действия принципа самостоятельной уголовной правосубъектности юридических лиц для истребования этого имущества и передачи его потерпевшему либо конфискации необходимо решение российского суда, устанавливающего вину этой организации (а не физического лица) в транснациональном преступлении. Следует заметить, что процедура экстерриториального уголовного преследования предусмотрена законодательством большинства стран с развитой правовой системой.

Как уже отмечалось выше, в настоящее время российское законодательство предусматривает административную ответственность юридических лиц за отдельные действия (бездействие), совершение которых является уголовно наказуемым для физических лиц. Этим видом ответственности предполагалось заменить уголовную ответственность. Однако сложилась такая ситуация, когда за одно и то же деяние, совершенное физическим лицом от имени или в интересах юридического лица, возбуждаются и расследуются дела по двум видам судопроизводства: уголовного и административного. Подобный порядок влечет нерациональное расходование средств государства. Различный режим судопроизводства не способствует должному обеспечению соблюдения прав участников процесса. Представляется также неприемлемым такое правовое состояние, при котором одно и то же деяние определяется в законе как преступление и как административное правонарушение в зависимости от субъекта, его совершившего. Сама возможность такого выбора создает условия для коррупционного решения проблемы ответственности.

Следует учитывать, что социальная опасность деяния, как правило, разграничивается по признакам объекта (общественных отношений, на которые посягает преступление) и объективной стороны (действий) совершающего правонарушение. Участие в событии преступления юридического лица, воля которого направлена на достижение преступного результата, значительно повышает общественную опасность деяния, так как коллективный субъект обладает неизмеримо большими финансовыми, организационными и иными возможностями для подготовки, совершения и сокрытия преступления, чем отдельное физическое лицо или даже группа физических лиц.

Необходимо также учитывать, что возможности доказывания с использованием средств административного производства сравнительно с уголовным судопроизводством весьма ограничены по делам о коррупционных правонарушениях, так как в рамках административного судопроизводства не могут использоваться оперативно-розыскные мероприятия.

Конституционный Суд РФ, определяя конституционно-правовое значение оперативно-розыскных мероприятий, указывал, что этот вид правоохранительной деятельности как связанный с ограничением наиболее существенных прав и свобод может осуществляться только при выявлении и раскрытии преступлений. По мнению Суда, использование мероприятий оперативно-розыскного характера при административном производстве недопустимо, поскольку при доказывании по делам об административных правонарушениях речь идет о значительно менее опасных формах противоправного поведения и использование этих средств будет противоречить ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, устанавливающей пределы ограничений конституционных прав и свобод человека государством <5>.

———————————

<5> См.: Определения КС РФ от 22 апреля 2005 г. N 198-О и от 14 июля 1998 г. N 86-О.

 

Известно также, что административное судопроизводство по сравнению с уголовным осуществляется по значительно более упрощенной процедуре прежде всего за счет сокращения гарантий прав на защиту. Однако по критерию суровости применяемых к юридическим лицам санкций они соответствуют уголовным наказаниям (в частности, размерам штрафа).

Таким образом, решить проблемы привлечения к уголовной ответственности юридических лиц посредством совершенствования законодательства об административной ответственности не представляется возможным в силу его специфики (в частности, особенностей судопроизводства).

Поэтому, по нашему мнению, следует согласиться с авторами вышеназванного проекта Закона в том, что решение проблемы ответственности юридических лиц за причастность к преступлениям корыстной направленности возможно посредством перевода общественно опасных деяний, совершаемых юридическими лицами, которые ныне предусмотрены в КоАП РФ, в категорию экономических преступлений. Образование названного института позволит эффективно противодействовать использованию в преступной деятельности фиктивных организаций, других корпоративных образований, не обладающих легальным правовым статусом. Осуществление экономической деятельности посредством использования подобного рода организаций способствует криминализации экономики, значительно повышает предпринимательские риски и снижает инвестиционную привлекательность экономики страны.

Несмотря на то что эти юридические лица были задействованы с самого начала своего создания в целях совершения или сокрытия преступления, они пользуются равной правовой защитой наряду с организациями, обладающими надлежащим правовым статусом.

Уголовное законодательство России в настоящее время не предусматривает возможности применения к подобным юридическим лицам каких-либо мер уголовно-правового воздействия за причастность к экономическим преступлениям.

Создание юридического механизма, направленного на противодействие названным явлениям, представляет заслуживающую поддержки цель анализируемого нововведения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. Вместе с тем образование института уголовной ответственности и его полное регулирование с последующим включением в качестве отдельного раздела в Уголовный кодекс РФ требуют развернутого и многообразного анализа, что невозможно в рамках журнальной статьи. Поэтому предлагаем остановиться лишь на некоторых проблемах, признаваемых спорными и вызывающих возражения оппонентов идеи восприятия института ответственности юридических лиц и его имплементации в уголовное законодательство.

Так, в целях унификации принципов уголовной ответственности физических и юридических лиц проектом Закона предусматривается, что положения Общей части УК РФ, определяющие уголовно-правовые последствия совершения преступления для физических лиц, применяются к юридическим лицам, за исключением случаев, когда специальным правовым регулированием ответственности юридического лица не предусмотрено иное или когда в силу существа правоотношений с участием юридического лица общее правовое регулирование к нему не применимо.

Особенности уголовной ответственности и наказания юридических лиц, причастных к коррупционным преступлениям, порядка их привлечения к уголовной ответственности должны найти отражение в следующих установлениях Общей части УК РФ.

Положения Общей части УК РФ, определяющие уголовно-правовые последствия совершения преступления для физических лиц, применяются к юридическим лицам, если иное не предусмотрено УК РФ. При этом определяются признаки юридического лица, подлежащего уголовной ответственности: за преступление, совершенное в пределах Российской Федерации. К уголовной ответственности может быть привлечено юридическое лицо, образованное на территории Российской Федерации в соответствии с законодательством РФ. Наказуемые для юридического лица деяния указываются в Особенной части УК РФ. Однако их перечень, предлагаемый в проекте Закона, на наш взгляд, неоправданно расширен.

Иностранные юридические лица, международные организации или обособленные подразделения за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности в соответствии с УК РФ, если преступление направлено против интересов России, гражданина России, юридического лица, образованного на территории РФ.

Определение вины юридического лица отличается от принципа вины физического лица, установленного ст. 5 УК РФ. Согласно проекту Закона юридическое лицо признается виновным и подлежит уголовной ответственности в случаях виновного (умышленно или по неосторожности) совершения деяния, наказуемого для юридического лица в соответствии с Особенной частью УК РФ, действиями, осуществляемыми от имени юридического лица лицом, уполномоченным совершать такие действия на основании закона, иного правового акта; совершения наказуемого для юридического лица деяния заведомо в интересах юридического лица лицом, занимающим должность в его органах управления или контроля. При этом преступление считается совершенным в интересах юридического лица, если одним из мотивов было приобретение юридическим лицом в результате совершения этого преступления выгод имущественного либо неимущественного характера, в том числе получения прибыли (увеличения прибыли) или избежания (уменьшения) размера издержек, убытков.

Критерием категорийности преступлений, наказуемых для юридических лиц, устанавливается размер штрафа.

Соучастием юридических лиц признается участие юридического лица совместно с другим юридическим лицом в совершении преступления в качестве исполнителя, организатора или пособника. Исполнителем преступления также признается юридическое лицо, совершившее преступление посредством использования другого юридического лица, не подлежавшего уголовной ответственности в силу его фиктивности или иных обстоятельств, устраняющих уголовную ответственность применительно к физическим лицам.

Организатором преступления признается юридическое лицо, давшее указание другому юридическому лицу совершить действия (бездействие), наказуемые для юридического лица в соответствии с Особенной частью УК РФ, либо юридическое лицо, осуществлявшее юридическое или фактическое руководство действиями (бездействием) юридического лица, совершившего преступление в качестве исполнителя.

Проектом Закона предлагается достаточно широкий спектр видов наказаний, которые могут быть назначены судом юридическим лицам, признанным виновными в совершении экономических преступлений, с учетом их зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, тяжести наступивших общественно опасных последствий, на основе оценки степени достаточности мер, принятых организацией для предупреждения преступления, минимизации его негативных последствий, а также данных, характеризующих эту организацию (наличие предыдущей судимости, общественно полезной деятельности и др.).

Юридическим лицам, признанным виновными в преступлении, могут быть назначены следующие виды наказаний: предупреждение, штраф, лишение лицензии, квоты, преференций или льгот, лишение прав заниматься определенным видом деятельности, запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации, принудительная ликвидация.

Предупреждение, штраф, запрет на осуществление деятельности на территории Российской Федерации и принудительная ликвидация должны применяться в качестве основных видов наказания, а лишение лицензии, льготы, а также права заниматься определенным видом деятельности — в качестве дополнительных видов наказания.

Предупреждение в качестве санкции за совершение экономического преступления может быть назначено юридическому лицу, впервые совершившему преступление небольшой тяжести, которое не повлекло имущественного ущерба. Оно должно представлять официально публичное порицание юридического лица и предупреждение его о недопустимости совершения впредь подобного преступного деяния.

Лишение лицензии, квоты, преференций или льгот должно состоять в аннулировании оформленных ранее юридическому лицу лицензии, квоты, преференции и может назначаться по отношению к тем лицензиям и квотам, в связи с использованием которых совершено преступление.

Принудительная ликвидация — исключительная мера наказания, которое может быть назначено юридическому лицу, образованному на территории РФ, а также иностранному юридическому лицу, международной организации, совершившей тяжкое или особо тяжкое преступление за пределами Российской Федерации против интересов России.

Законопроект предусматривает меры уголовно-правового характера в отношении фиктивного юридического лица, указывая его признаки. Фиктивным является юридическое лицо, используемое другим юридическим лицом или физическим лицом в целях совершения или сокрытия преступления и не обладающее организационной самостоятельностью, а равно иными обязательными признаками юридического лица, предусмотренными гражданским законодательством РФ.

В целях обеспечения принципа справедливости при распределении бремени уголовно-правового воздействия в отношении лиц и организаций проект Закона предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности физического лица, совершившего впервые преступление небольшой или средней тяжести исключительно в интересах организации и не получившего либо не получавшего при этом прямо или косвенно имущественной выгоды. В этом случае к уголовной ответственности должно привлекаться только юридическое лицо. Вместе с тем признание организации виновной в совершении преступления на основе приговора суда повлечет для нее судимость на определенный срок. Учет судимости организации будет иметь значение для органов государственной власти и местного самоуправления при проведении приватизации или размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд.

Приведенное изложение основных особенностей проекта Закона об установлении института уголовной ответственности юридических лиц и порядка их привлечения к уголовной ответственности позволяет, на наш взгляд, судить об обширности возникающих при его возможном принятии законотворческих и правоприменительных задач.

Так, наиболее серьезным препятствием для принятия законодателем концепции уголовной ответственности юридического лица признается решение проблемы субъективной стороны данного коллегиального состава. Определение понятия вины юридического лица строится в проекте Закона на основе учета основных положений концепций вины, принятых в зарубежных законодательствах стран, признающих возможность и допустимость уголовной ответственности корпоративных субъектов.

Это восприятие антроморфорного подхода, когда вина юридического лица определяется виной физического лица, действующего от его имени. Подобная модель вины юридического лица реализована в настоящее время в российском законодательстве о налогах и сборах. Согласно п. 4 ст. 110 НК РФ вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. Проектом Закона признаются и элементы объективистского направления в оценке вины юридического лица, в частности теории вины прошлого поведения, которая предполагает признание вины организации в том, что она не обеспечила должный уровень корпоративного контроля за деятельностью своих органов управления и не приняла всех зависящих от нее мер к соблюдению запретов, нарушение которых влечет наступление уголовной ответственности.

В частности, как уже было сказано, проект Закона предлагает признавать юридическое лицо виновным в преступлении и подлежащим уголовной ответственности в случаях виновного (умышленно или по неосторожности) совершения деяния, наказуемого для юридического лица в соответствии с Особенной частью УК РФ, действиями, осуществляемыми от имени юридического лица лицом, уполномоченным совершать такие действия (бездействие) на основании закона, иного правового акта, договора или доверенности. При этом учитывается факт совершения наказуемого для юридического лица деяния заведомо в интересах юридического лица лицом, занимающим должность в его органах управления или контроля, а также умышленного совершения наказуемого для юридического лица деяния иными лицами по указанию, с ведома либо одобрения лиц, действовавших заведомо в интересах юридического лица.

Проектом Закона также предусматриваются некоторые особенности уголовно-процессуальной формы привлечения юридического лица к уголовной ответственности, которые гарантируют подозреваемому или обвиняемому юридическому лицу определенный объем уголовно-процессуальных прав и гарантий, фактически соответствующий правам и гарантиям подозреваемого, обвиняемого лица, а также потерпевшего.

Так, от имени юридического лица его права и обязанности в уголовном судопроизводстве должен будет осуществлять представитель, который может быть определен самим юридическим лицом или назначен следователем. Участие представителя в уголовном судопроизводстве обязательно. Это установление призвано исключить злоупотребления со стороны правоохранительных органов и обеспечить неуклонное соблюдение прав и законных интересов юридического лица.

Производство по делам о преступлениях юридических лиц проектом Закона относится к подследственности следователей Следственного комитета РФ и должно будет осуществляться в форме предварительного следствия.

Учитывая отличие юридического лица от физического (наименование субъекта, установление вины юридического лица в преступлении), предусматриваются некоторые особенности составления постановления о привлечении юридического лица в качестве обвиняемого, обвинительного заключения и приговора. Предполагается введение нового источника доказательств, в качестве которого выступит возражение юридического лица против подозрения, обвинения или гражданского иска.

По аналогии с правами физических лиц проектом Закона признается право юридического лица, необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, на реабилитацию, включающую возможность возмещения имущественного вреда, причинения вреда деловой репутации, а также восстановление иных прав, нарушенных в результате необоснованного уголовного преследования.

Предусматривается возможность экстерриториального уголовного преследования иностранных юридических лиц и обособленных подразделений российских организаций, зарегистрированных в зарубежной юрисдикции для осуществления уголовного преследования виновных организаций. Эти положения позволят конфисковать имущество, полученное преступным путем, находящееся на балансе юридического лица, зарегистрированного в иностранном государстве.

Проектом Закона предусматривается также возможность выделения в отдельное производство уголовного дела в отношении юридического лица, когда подлежащее привлечению в качестве обвиняемого физическое лицо, непосредственно совершившее преступление от имени юридического лица или в интересах юридического лица, не установлено, скрылось от предварительного следствия или суда. Выделение уголовного дела в отношении юридического лица допустимо при условии, что это не отразится на всесторонности и объективности предварительного следствия и разрешения уголовного дела. Этот механизм позволит обращать взыскание на нажитое преступным путем имущество.

Также предлагается ввести механизм противодействия затягиванию сроков уголовного судопроизводства посредством неявки без уважительных причин представителя юридического лица к следователю.

Проект Закона учитывает особенности доказывания обстоятельств, относящихся к характеристике юридического лица и названных в ст. 73 УПК РФ. Доказывание этих обстоятельств должно производиться со следующими изъятиями:

вместо формы вины и мотивов совершения преступления устанавливаются: а) обстоятельства, подтверждающие, что преступление было совершено юридическим лицом или в интересах юридического лица; б) характер и размер предусмотренных УК РФ выгод, полученных юридическим лицом в результате совершения преступления; в) меры, принятые юридическим лицом для соблюдения запретов, нарушение которых влечет уголовную ответственность юридического лица; г) меры, принятые юридическим лицом для пресечения преступления и нейтрализации его общественно опасных последствий;

вместо обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, устанавливаются данные, характеризующие обвиняемое юридическое лицо (о наличии у него судимости, значимости деятельности юридического лица для региона, об осуществлении общественно полезной деятельности и др.).

Таким образом, краткое рассмотрение некоторых взглядов на сущность института уголовной ответственности юридических лиц и предложений о его легальном закреплении в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве позволяет надеяться на благоприятное отношение законодателя к изложенной концепции. При этом уместно напомнить мнение известного юриста Б.В. Волженкина, опубликованное еще в конце прошлого столетия: «…есть определенные основания утверждать, что в недалеком будущем вопрос об установлении уголовной ответственности для юридических лиц вновь будет поставлен с достаточной остротой. Вряд ли российский законодатель останется в стороне и не отреагирует на заметную тенденцию расширения ответственности корпораций зарубежным законодательством» <6>.

———————————

<6> Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 23.

 

Современные авторы неоднократно поддерживали эту позицию, о чем свидетельствует и рассмотренный проект Федерального закона <7>.

———————————

<7> См.: Антонова Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за коррупционные преступления // Безопасность бизнеса. 2009. N 2; Федоров А.В. Введение уголовной ответственности юридических лиц — прогнозная тенденция развития российской уголовной политики в эпоху финансово-экономических перемен // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен: Материалы IX Российского конгресса уголовного права (29 — 30 мая 2014 г.). М., 2014. С. 97 — 103.

Библиографический список

Антонова Е.Ю. Уголовная ответственность юридических лиц за коррупционные преступления // Безопасность бизнеса. 2009. N 2.

Бирюков П.Н. Об уголовной ответственности юридических лиц в международном праве и законодательстве РФ // Актуальные проблемы российского права. 2014. N 5.

Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998.

Додонов В. Ответственность юридических лиц в современном уголовном праве // Законность. 2006. N 4.

Егорова Н. Об уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления // Управление персоналом. 2003.

Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.

Никифоров А.С. Юридическое лицо как субъект преступления и уголовной ответственности. М., 2003.

Сухаренко А. Корпоративная преступность в России // ЭЖ-Юрист. 2012. N 27.

Федоров А.В. Введение уголовной ответственности юридических лиц — прогнозная тенденция развития российской уголовной политики в эпоху финансово-экономических перемен // Уголовное право в эпоху финансово-экономических перемен: Материалы IX Российского конгресса уголовного права (29 — 30 мая 2014 г.). М., 2014.

Ключевые слова: экономическая преступность, корпоративные правонарушения, юридические лица, ответственность юридических лиц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code