Статья 4. Инсайдеры

Комментарий к статье 4 ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

 

  1. Комментируемая статья устанавливает перечень инсайдеров.
  2. Понятие инсайдера, а также авторская классификация инсайдеров была рассмотрена выше, поэтому здесь представляется целесообразным еще раз привести классификацию инсайдеров, составленную на основании лиц, отнесенных к инсайдерам данной статьей.

Первичные инсайдеры, в том числе:

1) эмитенты;

2) управляющие компании;

3) хозяйствующие субъекты, включенные в предусмотренный ст. 23 Закона «О защите конкуренции» реестр и занимающие доминирующее положение на рынке определенного товара в географических границах РФ;

4) организаторы торговли, клиринговые организации, а также депозитарии и кредитные организации, осуществляющие расчеты по результатам сделок, совершенных через организаторов торговли;

5) профессиональные участники рынка ценных бумаг и иные лица, осуществляющие в интересах клиентов операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, получившие инсайдерскую информацию от клиентов;

6) федеральные органы исполнительной власти, исполнительные органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, органы управления государственных внебюджетных фондов <1>, Банк России.

———————————

<1> Органы управления государственных внебюджетных фондов, имеющих в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ право размещать временно свободные средства в финансовые инструменты.

 

Вторичные инсайдеры, в том числе:

1) лица, имеющие доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров (1), (2), (3), (4), (5) на основании договоров, заключенных с ними, в том числе:

аудиторы (аудиторские организации);

оценщики (юридические лица, с которыми оценщики заключили трудовые договоры);

профессиональные участники рынка ценных бумаг;

кредитные организации;

страховые организации;

2) лица, которые владеют не менее чем 25% голосов в высшем органе управления первичных инсайдеров (1), (2), (3), (4), (5), а также лица, которые в силу владения акциями (долями) в уставном капитале указанных лиц имеют доступ к инсайдерской информации на основании федеральных законов или учредительных документов;

3) лица, имеющие доступ к информации о направлении добровольного, обязательного или конкурирующего предложения о приобретении акций в соответствии с Законом «Об акционерных обществах», в том числе:

лица, направившие в акционерное общество соответствующее предложение о приобретении акций;

кредитная организация, предоставившая банковскую гарантию;

оценщик (юридические лица, с которыми оценщики заключили трудовые договоры);

4) имеющие доступ к инсайдерской информации:

руководители федеральных органов исполнительной власти;

руководители исполнительных органов государственной власти субъектов РФ;

выборные должностные лица местного самоуправления;

государственные служащие и муниципальные служащие федеральных органов исполнительной власти, исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления;

работники органов и организаций, осуществляющих функции федеральных органов исполнительной власти, исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления;

работники органов управления государственных внебюджетных фондов;

служащие (работники) Банка России;

члены Национального банковского совета (Национального финансового совета);

5) информационные агентства;

6) рейтинговые агентства;

7) члены совета директоров (наблюдательного совета), члены коллегиального исполнительного органа, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа (в том числе управляющая организация, управляющий либо временный единоличный исполнительный орган), члены ревизионной комиссии юридических лиц, являющихся:

первичными инсайдерами 1 — 5;

вторичными инсайдерами 1 — 3, 5, 6;

третья группа инсайдеров — физические лица, которые на основании заключенных трудовых и (или) гражданско-правовых договоров имеют доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров 1 — 9, а также вторичных инсайдеров 1 — 3, 5 — 7.

В пункте 3 письма ФСФР России от 15.06.2011 N 11-ДП-05/15533 <1> в отношении инсайдеров третьей группы, имеющих доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров (5), указано, что сотрудник профессионального участника рынка ценных бумаг приобретает статус инсайдера в связи с наличием доступа к инсайдерской информации профессионального участника рынка ценных бумаг на основании трудового договора, заключенного с профессиональным участником рынка ценных бумаг. Смысл данной нормы состоит в том, что в силу трудовых отношений у сотрудника профессионального участника возникает доступ к инсайдерской информации профессионального участника рынка ценных бумаг. Поэтому некорректно связывать наличие или отсутствие статуса инсайдера у такого сотрудника только лишь с исполнением отдельного клиентского поручения (в период времени «менее суток»).

———————————

<1> Документ опубликован не был.

 

В информационном письме ФСФР России от 28 декабря 2011 г. N 11-ДП-10/37974 <1> в отношении инсайдеров третьей группы, имеющих доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров (5) на основании договоров, заключенных с соответствующими лицами, указано следующее.

———————————

<1> Вестник ФСФР России. 2012. N 1.

 

Следует учитывать, что по смыслу указанных норм к лицам, имеющим доступ к инсайдерской информации лиц, указанных в первичных инсайдеров (5), на основании договоров, заключенных с соответствующими лицами, не относятся клиенты первичных инсайдерах (5), от которых последние получили инсайдерскую информацию, поскольку такие клиенты не могут рассматриваться в качестве лиц, имеющих доступ к инсайдерской информации, источником которой для первичных инсайдеров (5) они сами же и являются.

Необходимо также учитывать, что посредник, который совершает операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами в интересах другого посредника (посредника-клиента), не относится к лицам, имеющим доступ к инсайдерской информации посредника-клиента, если только на основании заключенного между указанными посредниками договора посредник-клиент не передает другому посреднику инсайдерскую информацию, полученную от своих клиентов. При этом по смыслу Закона N 224-ФЗ выставление посредником-клиентом заявки (дача посредником-клиентом поручения) для совершения операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами само по себе не может рассматриваться как предоставление посреднику, совершающему в интересах посредника-клиента соответствующую операцию, доступа к инсайдерской информации посредника-клиента, полученной от его клиентов.

Кроме того, следует учитывать, что организаторы торговли, через которых посредник совершает операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, а также соответствующие клиринговые организации, депозитарии и (или) кредитные организации, указанные в п. 3 комментируемой статьи, не относятся к лицам, имеющим доступ к инсайдерской информации посредника, если только на основании договора посредник не передает инсайдерскую информацию, полученную от своих клиентов, организаторам торговли, клиринговым организациям, депозитариям и (или) кредитным организациям, указанным в п. 3 ст. 4 комментируемого Закона. При этом по смыслу Закона N 224-ФЗ выставление посредником заявки (дача посредником поручения) для совершения на торгах организатора торговли сделки с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами само по себе не может рассматриваться как предоставление организаторам торговли, клиринговым организациям, депозитариям и (или) кредитным организациям, указанным в п. 3 ст. 4 этого Закона, инсайдерской информации, полученной посредником от своих клиентов.

  1. Рассматривая положения ст. 4 Закона N 224-ФЗ, отметим, что законодатель предпринял попытку сформулировать в ней список инсайдеров как исчерпывающий, однако в действительности круг инсайдеров крайне широк.

В этой связи следует обратить внимание на п. 5 ст. 4 Закона N 224-ФЗ. Им к числу вторичных инсайдеров отнесены лица, имеющие доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров (1), (2), (3), (4), (5) на основании заключенных с ними договоров. При этом законодатель конкретизирует таких лиц, прямо относя к ним аудиторов (аудиторские организации); оценщиков (юридические лица, с которыми оценщики заключили трудовые договоры), профессиональных участников рынка ценных бумаг, кредитные организации, страховые организации. Если рассматривать формулировку п. 5 комментируемой статьи с позиций русского языка, то перечень вторичных инсайдеров, установленный в нем, является закрытым. Однако в законе едва ли возможно перечислить все организации, которые на основании договора оказывают первичным инсайдерам те или иные виды услуг. Поэтому представляется, что п. 5 ст. 4 Закона N 224-ФЗ следует трактовать не буквально, а в соответствии с его смыслом. Он же состоит в том, что вторичными инсайдерами (1) следует считать не только лиц, прямо указанных в п. 5 комментируемой статьи, но и других лиц, получающих доступ к инсайдерской информации первичных инсайдеров (1), (2), (3), (4), (5) на основании договоров, заключенных с ними, что уже расширяет перечень инсайдеров. Таковыми могут быть юридические и консалтинговые организации, которые на основании договоров, заключенных с первичными инсайдерами, например с эмитентами ценных бумаг, оказывают им услуги, соответствующие профилю своей деятельности. Они, представляя интересы эмитентов в крупных судебных процессах, подготавливая сделки слияния и поглощения и т.п., также могут получить доступ к инсайдерской информации. Поэтому такие и подобные им организации не следует исключать из числа вторичных инсайдеров (1) на основании того, что они прямо не указаны в п. 5 ст. 4 Закона N 224-ФЗ.

Еще более расширяет круг инсайдеров п. 13 ст. 4 комментируемого Закона. К инсайдерам третьей группы может быть отнесено любое физическое лицо, заключившее трудовой и (или) гражданско-правовой договор с первичным или вторичным инсайдером. Для этого достаточно установить юридическую связь (наличие трудового и (или) гражданско-правового договора) между физическим лицом и инсайдером первого или второго уровня. Например, в банке инсайдером можно признать практически любое лицо (за исключением, возможно, только операционистов в кассах).

Таким образом, перечень инсайдеров, представленный в ст. 4 Закона N 224-ФЗ, действительно широк. Тем не менее такой подход находится в полном согласии с мировой практикой и бояться здесь нечего. Единственное, чего могут опасаться инсайдеры, так это неопределенности относительно пределов допустимого использования инсайдерской информации. Однако в этом вопросе законодателя ругать не за что, поскольку ограничения на использование инсайдерской информации сформулированы в комментируемом Законе четко и детально, подчас даже в ущерб заявленным целям Закона.

Применительно к ст. 4 Закона N 224-ФЗ следует отметить тот факт, что в законопроекте в качестве инсайдера фигурировали также органы прокуратуры. Однако в окончательной редакции Закона N 224-ФЗ они были исключены. Представляется, что прокуратура, будучи в соответствии с Законом «О прокуратуре Российской Федерации» <1> надзорным органом, на который возлагаются полномочия по надзору за соблюдением Конституции РФ и федерального законодательства, не может быть подконтрольным лицом. Тем не менее этот вопрос относится к политике права, поскольку не вызывает сомнений то, что в ходе следственных мероприятий работники прокуратуры могут получить сведения, относящиеся к инсайдерской информации.

———————————

<1> РГ. N 39. 1992. 18 февраля.

 

  1. Рассматривая термин «инсайдер», необходимо упомянуть еще один термин, который тесно связан с ним, но также не представленный в комментируемом Законе. Речь идет об институте «инсайдер-дилинга» (англ. — insider dealing), т.е. торговле с использованием инсайдерской информации (инсайдерская торговля).

Этот институт впервые появился в англосаксонском праве. В США соответствующие нормативные акты действуют с 30-х годов XX в. (Закон о фондовых биржах 1934 г. — Securities Act of 1934). В частности, к инсайдерской торговле относятся действия, основанные на незаконном использовании информации, когда она попадает к постороннему по отношению к компании лицу. Например, юрист, аудитор и другие лица, консультировавшие компанию и получившие инсайдерскую информацию, могут совершить сделки с ее использованием в своих корыстных интересах.

На сегодняшний день самый распространенный способ торговли с использованием инсайдерской информации состоит в том, что топ-менеджер компании передает информацию игроку на рынке, а тот совершает операции. Определить, что происходит на самом деле, бывает крайне сложно. Вовремя купив и затем вовремя продав акции, инсайдеры незаконным путем получают большие доходы.

Такими примерами изобилует как мировая, так и отечественная практика функционирования организованных рынков. Приведем некоторые из них.

14 июня 2006 г. европейский консорциум «Эрбас» объявил, что поставки самолета А-380 первым покупателям задерживаются на 6 — 7 месяцев. За нарушение обязательств по поставке лайнеров консорциуму грозили многомиллионные штрафы. Котировки акций концерна «ЕАДС», который включает в себя «Эрбас», упали почти на треть. Один из руководителей «ЕАДС» и его ближайшие родственники незадолго до объявления о задержке поставок самолетов продали значительную часть принадлежащих им акций консорциума. По сведениям департамента по финансовым рынкам Франции, указанные лица смогли выручить за продажу ценных бумаг «ЕАДС» около 6,58 млн. евро.

В октябре 2009 г. в США арестовали Раджа Раджаратнама, уроженца Шри-Ланки, миллиардера, который входит в Топ-300 самых богатых американцев. Обвинение утверждает, что Радж заработал на инсайде около 20 млн. долларов.

В США двум российским финансистам предъявлены обвинения в использовании инсайдерской информации для совершения противозаконных сделок с ценными бумагами. Как говорится в пресс-релизе Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC), вместе с еще одним россиянином, не связанным с фондовым рынком, подозреваемые смогли заработать около 1 млн. долл. SEC полагает, что высокопоставленный сотрудник одного из подразделений международного инвестбанка UBS сообщал своему подельнику о различных сделках между компаниями до официального объявления о них. Используя полученные данные, тот совершал операции на фондовом рынке. Согласно материалам SEC мошенники смогли использовать в своих интересах инсайдерскую информацию как минимум об 11 слияниях, поглощениях и других типах сделок между компаниями.

В 2008 г. М. Мартома (на тот момент портфельный менеджер дочерней компании SAC — фонда CR Intrinsic Investors), получив инсайдерскую информацию о тестировании нового лекарства от болезни Альцгеймера, вложил $700 млн. в фармацевтические компании, занимавшиеся его разработкой (Wyeth и Elan Pharmaceuticals). Однако затем ему стало известно, что результаты тестирования оказались неудачными, и за неделю SAC продал все имеющиеся у него акции. По данным следствия, трейдер и его коллеги заработали для хедж-фонда $275 млн., используя незаконно полученные сведения для проведения операций с акциями Elan Corp. и Wyeth LLC. Сам М. Мартома получил бонусные выплаты в размере $9,4 млн. в связи с этими сделками. Трейдера задержали в ноябре 2012 г.

Как пишет The Wall Street Journal, SEC сообщила об изучении деятельности 44 инвесткомпаний, «включая крупнейшие в стране хеджевые фонды и консультантов по управлению активами». SEC не стала уточнять, о каких именно компаниях идет речь. WSJ ранее стало известно о том, что в их число входят Viking Global Investors LP, SAC Capital Advisors LP, Point72 Asset Management. Следователи полагают, что представители одного из комитета Палаты представителей и главный советник Конгресса Брайан Саттер, занимающий пост директора в подкомитете, отвечающем за вопросы здравоохранения, информировали трейдеров Уолл-стрит о готовящихся изменениях в рамках реформы системы здравоохранения, что позволило последним получить выгоду от операций с ценными бумагами компаний, затронутых реформой. Расследование началось в 2013 году после того, как WSJ написала о необычных колебаниях котировок страховых компаний за мгновения до обнародования правительством информации о том, какие из страховщиков выбраны для участия в программе Medicare.

Комиссия по ценным бумагам КНР расследует действия аналитика Citic Securities Co. Чжан Мингфенг, подозреваемой в инсайде. Речь идет о крупнейшей инвесткомпании страны и об одном из наиболее авторитетных аналитиков. Ранее в прессе проявились сообщения, что Мингфенг подозревается в передаче клиентам через чат в Интернете информации об опционной программе для менеджмента китайской фармацевтической компании Livzon Pharmaceutical Group. Эта информация вызвала рост стоимости бумаг компании на 2,8%. Затем сама компания Livzon Pharmaceutical официально раскрыла информацию об опционах для менеджмента, но вскоре после этого, не назвав причин, сообщила, что приняла решение отказаться от объявленной схемы.

Министерство юстиции США и следователи Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) собирают доказательства по делу об утечке инсайдерской информации в комитете по бюджетному планированию Палаты представителей Конгресса, пишет газета The Wall Street Journal. Следователи полагают, что представители комитета и главный советник Конгресса Брайан Саттер, занимающий пост директора в подкомитете, отвечающем за вопросы здравоохранения, информировали трейдеров Уолл-стрит о готовящихся изменениях в рамках реформы системы здравоохранения, что позволило последним получить выгоду от операций с ценными бумагами компаний, затронутых реформой. Расследование началось в 2013 году после того, как WSJ написала о необычных колебаниях котировок страховых компаний за мгновения до обнародования правительством информации о том, какие из страховщиков выбраны для участия в программе Medicare. Однако до настоящего времени газете не было известно, что власти активно занимаются расследованием этого дела. Как отмечает WSJ, Минюст США потребовал от указанного комитета представить документы по делу и вызвал его представителей для дачи показаний, что является исключительным шагом, учитывая барьеры, которые разделяют законодательную и исполнительную власть в стране, а также особенный характер такого рода расследований. В настоящее время не представляется возможным узнать, предоставил ли комитет прокурорам необходимые материалы и в каком качестве выступают по делу его представители — как свидетели или как подозреваемые, подчеркивает WSJ.

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) в четверг выдвинула обвинения против бывшего портфельного управляющего Microsoft Corp. Брайана Йоргенсона и его друга и делового партнера Шона Стокке, которые подозреваются в инсайдерской торговле, пишет газета The Wall Street Journal. Б. Йоргенсон имел доступ к конфиденциальной информации о готовящихся объявлениях Microsoft, которую предоставлял Ш. Стокке до официальной публикации сообщений, утверждает SEC. По сведениям комиссии, они поровну делили прибыль, которую Ш. Стокке получал на фондовом рынке благодаря информации Б. Йоргенсона. Партнеры были намерены на вырученные средства создать собственный хедж-фонд. В общей сложности подозреваемые заработали на мошеннической схеме $393 тыс. начиная с апреля 2012 г.

Братья Родриго и Михаэль Терпинс признаны виновными в проведении инсайдерской сделки с опционными контрактами — в момент приобретения компании Heinz Co. инвестфондами Berkshire Hathaway и 3G Capital, сообщает The New York Times. О приобретении Heinz за $23 млрд. было объявлено 14 февраля. За день до этого братья, получив от пока не установленного лица информацию о грядущей сделке, купили опционные контракты на сумму $90 тыс., поставив на рост стоимости акций компании. Сделка была проведена через швейцарское отделение банка Goldman Sachs и вызвала подозрения, поскольку ранее с этого счета не проводилось сделок с бумагами Heinz или опционными контрактами. Кроме того, на тот момент банк рекомендовал своим клиентам продавать акции Heinz. В итоге сделки стоимость контрактов, приобретенных братьями, выросла на 2000% и их прибыль составила около $1,8 млн. Счет, на котором хранилась эта сумма, был практически сразу же заморожен по запросу Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) США, и было начато расследование и поиски владельцев счета, длившиеся 8 месяцев. В итоге трейдеры согласились вернуть эту сумму, а также заплатить $3 млн. штрафа для урегулирования претензий.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США выдвинула обвинения против бывшего высокопоставленного сотрудника Banco Santander и бывшего испанского судьи в проведении инсайдерских сделок, связанных с неудавшейся попыткой BHP Billiton поглотить канадскую PotashCorp в 2010 году, сообщает газета Financial Times. По мнению SEC, Седрик Каньяс Майярд, советник главы Banco Santander, узнал об интересе BHP Billiton к крупнейшему в мире производителю хлористого калия после того, как компания обратилась к испанскому банку, чтобы заручиться его финансовой поддержкой. Получив эту информацию, он приобрел деривативы, в частности, контракты на разницу цен, на сумму, эквивалентную стоимости 30 тыс. акций PotashCorp. Согласно этим контрактам, С. Каньяс получал прибыль в случае роста котировок PotashCorp. Кроме того, он, предположительно, сообщил о готовящейся сделке своему другу детства, бывшему судье Хулио Марину Удего, который приобрел акции канадской компании на следующий день после того, как совет управляющих банка одобрил предоставление BHP финансирования в размере $10,5 млрд. По оценкам SEC, два испанца незаконно обогатились в общей сложности на $1 млн. Ранее обвинения в связи с торговлей ценными бумами PotashCorp с использованием инсайдерской информации были предъявлены еще двум испанцам, включая бывшего аналитика банка Santander. Аналитик пошел на сделку со следствием, и дело против него было прекращено после уплаты штрафа в размере $625 тыс. Дело против другого обвиняемого было закрыто в связи с отсутствием доказательств.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США заморозила активы группы трейдеров, которые, вложив всего $305 тыс., заработали $4,6 млн. на потенциально незаконных операциях с акциями производителя лекарств от рака Onyx Pharmaceuticals. Как передает MarketWatch, SEC добилась судебного приказа о заморозке активов тех трейдеров, которые скупали рискованные опционы на акции Onyx в течение трех сессий перед тем, как компания отвергла предложение Amgen о поглощении по цене $120 за акцию, но пообещала рассмотреть предложения других возможных претендентов. Объявления Onyx были сделаны в воскресенье, в понедельник ее акции подскочили в цене на 51% — до исторического максимума в $131,33. По данным источников MarketWatch, операции с акциями Onyx прослеживаются до компаний, зарегистрированных на Канарских островах и в Бейруте (Ливан). SEC утверждает, что для этих операций использовались счета в таких банках, как Barclays и Citi. SEC считает, что трейдеры получили инсайдерскую информацию об отказе Onyx от сделки с Amgen до ее обнародования 30 июня и скупали опционы 26 — 28 июня уже с учетом этих сведений, что является нарушением законодательства.

Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) получила разрешение суда на замораживание активов таиландского гражданина Бадина Рунгруангнаварата в американских брокерских компаниях, подозревая инвестора в получении прибыли от торговли акциями Smithfield Foods на основе инсайдерской информации, пишет The Wall Street Journal. Крупнейший китайский производитель свинины Shuanghui International Holdings Ltd. 29 мая объявил о приобретении американского конкурента Smithfield Foods примерно за $4,72 млрд. На этой новости цена акций Smithfield Foods за день взлетела на 24,7%. Однако прибыль 30-летнего сотрудника тайской химической компании Б. Рунгруангнаварата была значительно выше — за восемь дней торгов его доход составил порядка 3400%. То есть он получил прибыль в размере более $3,2 млн. с пакета акций стоимостью чуть менее $95,5 тыс. за счет «очень подозрительной» торговли перед объявлением о сделке, сообщил регулятор. Таец делал очень агрессивные ставки на то, что котировки бумаг Smithfield Foods существенно вырастут к середине июля, купив большое количество фьючерсных контрактов и опционов колл (право купить акции по фиксированной цене). SEC обратилась в федеральный суд Чикаго с просьбой о вмешательстве после того, как Б. Рунгруангнаварат сделал попытку вывода более $3 млн. со своего счета в Interactive Brokers LLC. Регулятор отметил, что если деньги не будут заморожены, то почти с полной уверенностью можно ждать их перевода на зарубежные счета и, скорее всего, за пределы доступности для американских судов.

Для России, где использование инсайда, прежде всего на фондовом рынке, долгое время являлось нормой, проблема инсайдерской торговли имеет особое значение. Эксперты расходятся во мнении о количестве сделок на российском рынке с использованием инсайдерской информации. Одни говорят о 15 — 20% от рыночного оборота, другие считают, что ни одна крупная сделка не обходится без использования инсайда. Случаи использования инсайдерской информации на российском рынке ценных бумаг в свое время получили широкую огласку.

Так, по оценкам экспертов, использование инсайдерской информации по государственным облигациям имело место перед дефолтом 1998 г. Те кто знал что будет объявлен дефолт, вовремя продали свои ГКО. С использованием инсайдерской информации связан стремительный рост стоимости российских еврооблигаций на мировых биржах в октябре 2003 г., когда они поднялись «на пик» за 35 мин. до объявления агентством Moody’s о присвоении нашей стране суверенного уровня рейтинга. При этом никаких положительных новостей рынок до этого не получал. Точно так же, незадолго до объявления компанией Standart and Poors решения о повышении инвестиционного рейтинга России, началась скупка российских долгов и акций российских предприятий, поскольку повышение инвестиционного рейтинга страны автоматически приводит к повышению котировок национальных ценных бумаг. Подозрения в инсайдерской торговле периодически возникали вокруг многих ведущих российских эмитентов, таких, как Газпром, РАО «ЕЭС России», ряда нефтяных компаний. В период объединения ЮКОСа с Сибнефтью в апреле 2003 г. еще за две недели до объединения объем торгов акциями ЮКОСа вырос в два раза по сравнению с торгами в марте, цены росли и достигли максимума за день до официального объявления о слиянии. В июне 2006 г. акции Росбанка выросли на 12% — как раз накануне объявления Societe Generale о покупке 10% акций банка. В середине сентября того же года акции «Полюс Золото» выросли на 5 — 7% незадолго до объявления о выкупе компанией своих ценных бумаг на 1 млрд. долл. В августе 2009 г. угольная компания «Белон» не смогла расплатиться по облигациям. Естественно, они подешевели. Потом кто-то стал покупать облигации «Белона», и они снова выросли до 90% от номинала. А потом пришла новость, что Магнитогорский меткомбинат собирается полностью купить компанию «Онарбэй», владеющую 83% акций «Белона». Стоимость облигаций сразу выросла до 100%. Получается, что этот кто-то заработал на долгах компании не меньше 11% за две недели.

Осенью 2011 года ФСФР России смогла впервые доказать случай неправомерного использования инсайдерской информации на российском рынке. Об этом сообщил глава ведомства Дмитрий Панкин в своем официальном блоге. Речь идет о сделках с акциями концерна «Калина» осенью 2011 года в преддверии объявления о покупке контрольного пакета глобальной корпорацией Unilever. «Многие участники рынка, представители СМИ и деловой общественности обратили внимание на рост котировок акций концерна «Калина», предшествующий сделке по покупке контрольного пакета «Калины» компанией Unilever в лице ООО «Юнилевер Русь». В этот период мне часто задавали вопросы о возможном неправомерном использовании инсайдерской информации при покупке акций «Калины». Тогда же служба начала проверку этого факта», — пишет Д. Панкин. ФСФР получила и проанализировала сведения в отношении более чем 300 физических лиц и около 50 юридических лиц, которые участвовали в подготовке сделки. «В ходе проверки было установлено, что ряд лиц, имевших непосредственное отношение к сделке, неправомерно воспользовались имеющейся в их распоряжении инсайдерской информацией и приобрели акции «Калины». Одним из этих лиц был сотрудник концерна «Калина», занимавший руководящий пост. Первоначально им совершались сделки с акциями от своего имени, затем — через брокерские счета, оформленные на других лиц. Кроме него, неправомерно воспользовалось инсайдерской информацией юридическое лицо, зарегистрированное в иностранной юрисдикции, которое осуществляло сделки по покупке акций концерна «Калина» на внебиржевом рынке», — сообщил глава ФСФР. Объем совершенных операций с использованием инсайда превысил несколько сот миллионов рублей.

После ликвидации ФСФР России случаи торговли с использованием инсайдерской информации выявлял уже Банк России. Так, например, в рамках обмена информацией с иностранными регуляторами Банк России установил факт неправомерного использования инсайдерской информации компаниями «Открытые инвестиции» («ОПИН») и Onexim Holdings в феврале 2012 года. Компания Onexim Holdings Limited в феврале 2012 года приняла решение о подготовке обязательного предложения о приобретении акций ОАО «ОПИН». До момента представления этой информации в марте 2012 года ФСФР России она являлась инсайдерской информацией как для ОАО «ОПИН», так и Onexim Holdings Limited. Банк России в ходе проверки установил, что представитель (на момент указанных событий) Onexim Holdings Limited Сергей Горский передал инсайдерскую информацию о планируемой оферте компании Ardelica Ltd. Тем самым, говорится в сообщении, С. Горский нарушил запрет, установленный Законом о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации. Компания Ardelica в феврале 2012 года совершала операции по покупке акций ОАО «ОПИН» на торгах ЗАО «ФБ «ММВБ» с использованием инсайдерской информации, аккумулировала акции компания Foesta Limited, представителем которой также был С. Горский. Конечным выгодоприобретателем акций являлась компания Onexim. «Целью совершения операций с акциями предположительно являлось извлечение компанией Onexim Holdings Limited выгоды от приобретения акций ОАО «ОПИН» до направления ее акционерам обязательного предложения по цене, не учитывающей премию за поглощение», — говорится в сообщении.

Отметим, что инсайдерская торговля нередко, хотя и не всегда, тесно взаимосвязана еще с одним достаточно широко распространенным на финансовых рынках видом преступления — манипулированием рынком (ценами). Хотя эти злоупотребления и разнятся по своей природе и механизмам осуществления, они приводят к одному и тому же: возможности совершать сделки по фактически нерыночным ценам в ущерб остальным участникам финансового рынка. Поэтому неслучайно говорят, что «инсайд и манипулирование — две стороны одной медали».

 

Комментарий к ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Цель и сфера регулирования настоящего Федерального закона

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Статья 3. Сведения, относящиеся к инсайдерской информации

Статья 4. Инсайдеры

Статья 5. Действия, относящиеся к манипулированию рынком

Глава 2. МЕРЫ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ, ВЫЯВЛЕНИЮ И ПРЕСЕЧЕНИЮ НЕПРАВОМЕРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНСАЙДЕРСКОЙ ИНФОРМАЦИИ И (ИЛИ) МАНИПУЛИРОВАНИЯ РЫНКОМ. РАСКРЫТИЕ ИЛИ  ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ИНСАЙДЕРСКОЙ ИНФОРМАЦИИ

Глава 3. ФУНКЦИИ И ПОЛНОМОЧИЯ БАНКА РОССИИ

Глава 4. О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code