Статья 54. Гражданский ответчик

Комментарий к статье 54  УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции

1. Из общего правила о том, что по гражданскому иску в уголовном процессе ответчиком является сам обвиняемый, существует исключение: если в силу закона материальную ответственность за действия обвиняемого несут другие субъекты, иск по уголовному делу может быть предъявлен к этим субъектам, которые привлекаются к участию в деле в качестве гражданских ответчиков. Речь идет, в частности, о родителях, опекунах и попечителях обвиняемого, не обладающего гражданской дееспособностью, а также предприятиях, учреждениях, организациях, которые обязаны возместить имущественный вред, причиненный, например, их работниками. До сих пор на практике в качестве гражданских ответчиков этого вида обычно привлекались предприятия, учреждения и организации, являющиеся владельцами источников повышенной опасности, чаще всего автотранспортных средств, по уголовным делам о дорожно-транспортных происшествиях. Теперь, судя по опубликованным материалам судебной практики, в качестве гражданских ответчиков по уголовным делам все чаще начинают привлекаться правоохранительные органы государства, сотрудники которых обвиняются в тяжких должностных преступлениях с причинением вреда личности. Юридическая основа таких явлений, отражающих новые стороны современной действительности, заключается в содержании статьи 52 Конституции РФ, которая гласит: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба», — и части первой статьи 1068 ГК, согласно которой юридическое лицо либо гражданин возмещают вред, причиненный их работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

2. Особый субъектный состав имеют правоотношения, возникающие из причинения вреда террористическим актом. Согласно части первой статьи 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» (Российская газета. 2006. 10 марта) компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, осуществляет государство в порядке, установленном Правительством РФ. Компенсация морального вреда, причиненного в результате террористического акта, осуществляется за счет лиц, его совершивших.

3. Особый субъектный состав имеют и правоотношения, возникающие из причинения материального ущерба (имущественного вреда) судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей уничтожением или повреждением имущества в связи со служебной деятельностью названных должностных лиц, в том числе действиями, содержащими все признаки соответствующего состава преступления. Круг должностных лиц, о которых идет речь, очерчен в Федеральном законе «О государственной защите судей, должностных лиц, правоохранительных и контролирующих органов» (см. об этом нормативном акте несколько подробнее в завершающей части комментария в целом к разделу II «Участники уголовного судопроизводства»). Согласно Правилам возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью (утверждены Постановлением Правительства РФ от 27 октября 2005 г. N 647 // Российская газета. 2005. 2 нояб.), ущерб, о котором ведется речь, возмещается органом государственной власти, в котором проходит службу, работает или исполняет обязанности должностное лицо, или другим установленным законодательством Российской Федерации государственным органом за счет средств федерального бюджета, предусматриваемых ежегодно на эти цели (статья 3).

4. Обязательным условием гражданско-правовой обязанности по возмещению вреда является виновное отношение его причинителя к содеянному (статья 1026 ГК). Поэтому гражданские иски по уголовным делам об общественно опасных деяниях, совершенных невменяемыми, не рассматриваются. Верховный Суд РФ еще в 2005 г. дважды высказался в таком духе (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 5. С. 10, 11; N 10. С. 14, 15). Но позднее последовало более гибкое разъяснение, основанное на содержании статьи 1078 ГК, часть третья которой предусматривает, что, если вред причинен лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, обязанность возместить вред может быть возложена судом на проживающих совместно с этим лицом его трудоспособного супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве, но не ставили вопрос о признании его недееспособным. «Для этого, — говорится в публикации Определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2009 г. по делу Д. и У. (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 11. С. 16, 17), — суд обязан установить наличие условий привлечения в качестве соответчиков соответствующих лиц и разъяснения им процессуальных прав и обязанностей, чего не было сделано по делу». Поскольку речь идет об уголовном деле, следует заключить, что Судебная коллегия не исключает участия в уголовном процессе в качестве ответчиков лиц, перечисленных в части третьей упомянутой статьи 1078 ГК. Еще позднее на эту тему высказался Пленум Верховного Суда РФ: «Если судом рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, гражданский иск не подлежит рассмотрению, что не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства…» (пункт 25 уже упоминавшегося Постановления Пленума Верховного Суда от 29 июня 2010 г. N 17). И все же ни в теории права, ни в законе недопустимость привлечения по таким делам гражданских ответчиков в смысле комментируемой главы не имеет ясного и достаточного обоснования, а с точки зрения интересов потерпевшего в уголовном процессе она (недопустимость) заслуживает критического отношения.

2013, 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code