Статья 22. Взаимодействие саморегулируемых организаций и уполномоченных федеральных органов исполнительной власти

Комментарий к статье 22 ФЗ «О саморегулируемых организациях»

 

  1. Часть 1 комментируемой статьи направлена на определение взаимодействия уполномоченных федеральных органов исполнительной власти и саморегулируемых организаций в области проведения проверок деятельности саморегулируемых организаций. Это взаимодействие заключается в том, что уполномоченный федеральный орган исполнительной власти направляет в саморегулируемую организацию информацию, которая была им получена в результате проведения проверок. Причем речь идет о тех проверках, которые осуществляются в случаях, предусмотренных федеральным законодательством. Так, например, в соответствии со ст. 28 ФЗ «О теплоснабжении» плановая проверка деятельности саморегулируемой организации в сфере теплоснабжения проводится в соответствии с планом, утвержденным органом надзора за саморегулируемыми организациями.

Внеплановая проверка деятельности саморегулируемой организации в сфере теплоснабжения может проводиться в целях контроля за исполнением предписаний об устранении нарушений, выявленных в ходе плановых проверок деятельности этой саморегулируемой организации. Решение о проведении внеплановой проверки также принимается органом надзора за саморегулируемыми организациями на основании заявлений юридических лиц, физических лиц, органов государственной власти РФ, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления поселений, городских округов, правоохранительных органов о нарушении этой саморегулируемой организацией или ее членами требований к саморегулируемым организациям и к их деятельности, установленных указанным Законом, другими федеральными законами.

Исходя из содержания ч. 1 комментируемой статьи такая информация о результатах проверки направляется в том случае, когда в ходе проверки составлялся акт. Под актом следует понимать документ, составленный уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, содержащий сведения о нарушениях, выявленных в ходе проведения проверки, либо об отсутствии таких нарушений. Таким образом, можно сделать вывод о том, что информация, направляемая уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в саморегулируемую организацию, представляет собой акт о выявленных нарушениях либо об их отсутствии.

При этом ч. 1 комментируемой статьи содержит оговорку о том, что такая информация направляется за исключением тех случаев, когда акт не составлялся при проведении проверок. Авторы также считают, что такое положение ч. 1 комментируемой статьи вполне логичном со стороны федерального законодателя, поскольку в этом случае основания для направления такой информации отсутствуют.

  1. Часть 2 комментируемой статьи определена, по мнению авторов, в развитие положений п. 3 ч. 3 ст. 6 комментируемого Закона о том, что СРО вправе участвовать в обсуждении проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, государственных программ по вопросам, связанным с предметом саморегулирования. В ч. 2 комментируемой статьи указано, что уполномоченный федеральный орган исполнительной власти привлекает саморегулируемые организации к такому участию. Таким образом, СРО может реализовать предоставленное ей право с помощью уполномоченного федерального органа исполнительной власти. Между тем в ч. 2 комментируемой статьи не предусмотрен механизм привлечения уполномоченным федеральным органом исполнительной власти СРО к участию в обсуждении вышеуказанных проектов. Думается, что на практике уполномоченный федеральный орган исполнительной власти приглашает на комитеты Государственной Думы Федерального Собрания РФ.
  2. В ч. 3 комментируемой статьи определены обязанности саморегулируемой организации при ее взаимодействии с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Эти обязанности заключаются в том, что СРО обязана направлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти стандарты и правила саморегулируемой организации, условия членства в ней в соответствии с предметом саморегулирования, а также внесенные в них изменения. При этом ч. 3 комментируемой статьи определяет срок направления таких изменений — семь дней с момента их внесения постоянно действующим коллегиальным органом управления саморегулируемой организации. Можно предположить, что данная обязанность закреплена за саморегулируемой организацией в целях обеспечения информированности уполномоченного федерального органа исполнительной власти о деятельности саморегулируемой организации.

Также за саморегулируемой организацией закреплена обязанность по направлению в вышеуказанный орган информации, содержащей сведения о проверках саморегулируемой организации, которые СРО запланировала и провела, а также о результатах таких проверок. При этом ч. 3 комментируемой статьи не определяет порядка направления такой информации (таких сведений), а именно не определены сроки, а также способ направления таких сведений. С точки зрения подп. «а» п. 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. N 96, такое положение является коррупционным фактором — широта дискреционных полномочий — отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц).

Кроме того, саморегулируемая организация в соответствии с частью 3 комментируемой статьи обязана направлять информацию об изменении полного или сокращенного ее наименования, места нахождения, а также сетевого адреса в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Полагаем, что обязанность по направлению такой информации была введена с целью обеспечения возможности идентификации саморегулируемой организации.

  1. Часть 4 комментируемой статьи направлена на определение запретов в отношении уполномоченного федерального органа исполнительной власти, которые заключаются в том, что данный федеральный орган не имеет права требовать от саморегулируемой организации предоставления информации, предоставление которой не предусмотрено федеральными законами. Думается, что к этой категории информации можно отнести и информацию, которая в соответствии с федеральными законами не может быть предоставлена, например информация о персональных данных членов СРО — физических лиц. Согласно ст. 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным. Согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом. В случае получения согласия на обработку персональных данных от представителя субъекта персональных данных полномочия данного представителя на дачу согласия от имени субъекта персональных данных проверяются оператором.

Согласие на обработку персональных данных может быть отозвано субъектом персональных данных.

В случаях, предусмотренных федеральным законом, обработка персональных данных осуществляется только с согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Равнозначным содержащему собственноручную подпись субъекта персональных данных согласию в письменной форме на бумажном носителе признается согласие в форме электронного документа, подписанного в соответствии с федеральным законом электронной подписью. Согласие в письменной форме субъекта персональных данных на обработку его персональных данных должно включать в себя, в частности:

— фамилию, имя, отчество, адрес субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе;

— фамилию, имя, отчество, адрес представителя субъекта персональных данных, номер основного документа, удостоверяющего его личность, сведения о дате выдачи указанного документа и выдавшем его органе, реквизиты доверенности или иного документа, подтверждающего полномочия этого представителя (при получении согласия от представителя субъекта персональных данных);

— наименование или фамилию, имя, отчество и адрес оператора, получающего согласие субъекта персональных данных;

— цель обработки персональных данных;

— перечень персональных данных, на обработку которых дается согласие субъекта персональных данных;

— наименование или фамилию, имя, отчество и адрес лица, осуществляющего обработку персональных данных по поручению оператора, если обработка будет поручена такому лицу;

— перечень действий с персональными данными, на совершение которых дается согласие, общее описание используемых оператором способов обработки персональных данных;

— срок, в течение которого действует согласие субъекта персональных данных, а также способ его отзыва, если иное не установлено федеральным законом;

— подпись субъекта персональных данных.

Порядок получения в форме электронного документа согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных в целях предоставления государственных и муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных и муниципальных услуг, устанавливается Правительством РФ. В случае недееспособности субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дает законный представитель субъекта персональных данных. В случае смерти субъекта персональных данных согласие на обработку его персональных данных дают наследники субъекта персональных данных, если такое согласие не было дано субъектом персональных данных при его жизни.

Пунктом 2 ч. 4 комментируемой статьи определено, что уполномоченный федеральный орган исполнительной власти не имеет права требовать от саморегулируемой организации выполнять те действия, которые противоречат законодательству, либо требовать воздержаться от выполнения действий, которые она должна выполнять в соответствии с правилами и стандартами. Например, разделом 5 Стандартов и правил деятельности некоммерческого партнерства «Союз организаций управляющих недвижимостью Кировской области», утвержденных наблюдательным советом некоммерческого партнерства «Союз организаций управляющих недвижимостью Кировской области» (протокол N 2 от 10 мая 2010 г.) предусмотрено, что основной целью этических правил является введение в практику корпоративных норм поведения между членами СРО и собственниками помещений МКД, между членами СРО, между членами СРО и самой СРО. Члены СРО должны осуществлять свою деятельность без причинения ущерба другим членам СРО, иным субъектам предпринимательской деятельности. Членам СРО запрещено:

— использовать методы недобросовестной конкуренции;

— совершать действия, причиняющие моральный вред или ущерб собственникам помещений в МКД и иным потребителям их работ и услуг;

— совершать действия, причиняющие ущерб деловой репутации члена СРО либо деловой репутации СРО.

Любой член СРО в случае нарушения его прав и законных интересов действиями (бездействием) саморегулируемой организации, ее работников и (или) решениями ее органов управления вправе оспаривать такие действия (бездействие) и (или) решения в судебном порядке, а также требовать в соответствии с законодательством РФ возмещения саморегулируемой организацией причиненного ему вреда. Таким образом, уполномоченный федеральный орган исполнительной власти не имеет права потребовать от саморегулируемой организации, в частности, того, чтобы СРО в отношении своих членов совершила действия, причиняющие ущерб деловой репутации члена СРО либо деловой репутации СРО.

Можно сделать вывод, что данное положение было определено федеральным законодателем с целью недопущения несения саморегулируемой организацией ответственности за те действия (бездействие), которые она совершила вопреки своему волеизъявлению и, соответственно, неправомерно претерпело санкции, предусмотренные законодательством.

Пункт 3 ч. 4 комментируемой статьи направлен на ограничение вмешательства уполномоченного федерального органа исполнительной власти в деятельность саморегулируемой организации. Данный пункт предусматривает, что уполномоченный федеральный орган не имеет права требовать от саморегулируемой организации принятия решений в сфере управления, как-то: изменять или отменять решения, принятые в соответствии с ее компетенцией, а также принимать решения органами управления саморегулируемой организации в отношении своих членов или члена. На основании вышеизложенного можно предположить, что в этом пункте, в частности, федеральный законодатель закрепил принцип самостоятельности саморегулируемых организаций.

  1. Часть 5 комментируемой статьи предоставляет уполномоченному федеральному органу исполнительной власти право обратиться в суд с требованием об исключении из государственного реестра саморегулируемых организаций сведений о конкретной саморегулируемой организации, если она не соответствует таким требованиям, как:

— объединение в составе саморегулируемой организации в качестве ее членов не менее двадцати пяти субъектов предпринимательской деятельности или не менее ста субъектов профессиональной деятельности определенного вида, если федеральными законами в отношении саморегулируемых организаций, объединяющих субъектов предпринимательской или профессиональной деятельности, не установлено иное;

— наличие стандартов и правил предпринимательской или профессиональной деятельности, обязательных для выполнения всеми членами СРО;

— обеспечение саморегулируемой организацией дополнительной имущественной ответственности каждого ее члена перед потребителями произведенных товаров (работ, услуг) и иными лицами.

Кроме того, вышеуказанному федеральному органу предоставлено право обратиться в суд с таким требованием и в тех случаях, когда СРО более двух раз в год нарушит иные требования, установленные комментируемым Законом и иными федеральными законами. Так, например, ст. 24 ФЗ «О теплоснабжении» предусматривает, что некоммерческая организация вправе приобрести статус саморегулируемой организации в сфере теплоснабжения при условии ее соответствия следующим требованиям:

1) объединение в составе некоммерческой организации в качестве ее членов не менее чем ста юридических лиц, являющихся теплоснабжающими организациями и (или) теплосетевыми организациями, и (или) индивидуальных предпринимателей;

2) обеспечение некоммерческой организацией дополнительной имущественной ответственности каждого ее члена перед потребителями посредством наличия:

— компенсационного фонда, сформированного в размере не менее чем пятьдесят тысяч рублей на одного члена некоммерческой организации или, если такой организацией установлено требование к страхованию ее членами гражданской ответственности, которая может наступить в случае причинения вреда вследствие недостатков работ, услуг в сфере теплоснабжения, в размере не менее чем пятнадцать тысяч рублей на одного члена некоммерческой организации;

— системы личного и (или) коллективного страхования ответственности;

3) наличие документов, предусмотренных ч. 3 указанной статьи.

Приобретение некоммерческими организациями статуса саморегулируемых организаций в сфере теплоснабжения допускается, если некоммерческие организации объединяют лиц, осуществляющих следующие виды деятельности в сфере теплоснабжения:

— производство тепловой энергии, теплоносителя;

— передача тепловой энергии, теплоносителя по тепловым сетям.

Саморегулируемая организация в сфере теплоснабжения обязана разработать и утвердить:

— требования к выдаче свидетельств о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов теплоснабжения, — документ, устанавливающий условия выдачи саморегулируемой организацией в сфере теплоснабжения свидетельств о допуске к работам на объектах теплоснабжения;

— правила контроля в области саморегулирования — документ, устанавливающий правила контроля за соблюдением членами СРО в сфере теплоснабжения требований к выдаче свидетельств о допуске, требований стандартов саморегулируемых организаций и правил саморегулирования;

— документ, устанавливающий систему мер дисциплинарного воздействия за несоблюдение членами СРО в сфере теплоснабжения требований к выдаче свидетельств о допуске, правил контроля в области саморегулирования, требований технических регламентов, требований стандартов саморегулируемых организаций и правил саморегулирования.

Как видим, ч. 5 комментируемой статьи устанавливает период в один год, в течение которого, в случае нарушения саморегулируемой организацией соответствующих требований более двух раз, уполномоченный федеральный орган исполнительной власти вправе обратиться в суд. При этом ч. 5 комментируемой статьи не оговорен период, который может пройти в промежутках между нарушениями в течение года. То есть либо это два раза подряд, либо между ними может пройти определенное время. Также возникает вопрос относительно формулировки «более двух раз», то есть говорит ли такая формулировка о том, что для направления требования в суд достаточно двух раз.

При этом следует обратить внимание на то, что ч. 5 комментируемой статьи содержит оговорку о том, что такое требование может быть направлено, если нарушения носят неустранимый характер или не устранены. Под неустранимым характером следует понимать невозможность принятия действий, направленных на устранение тех обстоятельств, которые явились причинами таких нарушений. А вот что касается устранения, то здесь, по мнению авторов, федеральный законодатель допустил пробел, не указав сроки такого возможного устранения и момент их исчисления.

6. Часть 6 комментируемой статьи содержит запретную норму для саморегулируемой организации, в отношении которой судом вынесено решение об исключении сведений о ней из государственного реестра саморегулируемых организаций на том основании, что она не соответствует требованиям комментируемого Закона и иных федеральных законов. Этот запрет заключается в том, что СРО, в отношении которой вынесено вышеуказанное решение и которая имела статус саморегулируемой организации, не имеет права обращаться в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти с заявлением о включении о ней сведений в государственный реестр саморегулируемых организаций в течение одного года со дня вступления в силу решения суда об исключении о ней сведений. Можно предположить, что данную норму федеральный законодатель закрепил с той целью, чтобы в дальнейшем пресечь создание саморегулируемых организаций, не соответствующих требованиям законодательства.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code