Статья 4. Предмет саморегулирования, стандарты и правила саморегулируемых организаций

Комментарий к статье 4 ФЗ «О саморегулируемых организациях»

 

  1. Часть 1 комментируемой статьи направлена на определение предмета саморегулирования, к которому относит:

1) предпринимательскую деятельность;

2) профессиональную деятельность.

Однако эти две составляющие предмета саморегулирования объединяет то, что эти виды деятельности должны осуществляться исключительно субъектами, которые объединены в саморегулируемые организации. Анализ понятий «предпринимательская и профессиональная деятельность» можно осуществить на основании ст. 2 ГК РФ, а также с учетом анализа предмета саморегулирования и субъектов таких видов деятельности. Иными словами, предметом саморегулирования является предпринимательская и профессиональная деятельность, которая осуществляется субъектами, являющимися членами СРО (объединенными в…). Это означает, что такие субъекты выполнили условия объединения в… в том числе требования, предъявляемые к членству в СРО, установленные федеральным законодательством и (или) внутренними документами самой саморегулируемой организации (уставами, стандартами и правилами). Таким образом, их деятельность является предметом саморегулирования не как собственно деятельность индивидуальных предпринимателей, юридических лиц или граждан, осуществляющих профессиональную деятельность, а как лиц, ставших членами СРО.

Между тем авторы считают, что редакция ч. 1 комментируемой статьи содержит определенную неточность, так как указывает, что предпринимательская и профессиональная деятельность является предметом саморегулирования. Предмет, если обратиться к теории права, — это то, на что направлено действие, в данном случае регулирование. Если рассуждать, исходя из этого определения, то саморегулирование — это деятельность, которая направлена на регулирование предпринимательской и профессиональной деятельности. Однако в ст. 2 комментируемого Закона дается определение понятию «саморегулирование» (см. комментарий к ст. 2), из которого следует, что содержанием такой деятельности, как саморегулирование, является не самостоятельное и инициативное регулирование предпринимательской и профессиональной деятельности, а разработка и утверждение документов, регулирующих собственно деятельность по саморегулированию. Поэтому, по мнению авторов, более правильным было бы указать, что предметом саморегулирования являются условия для осуществления предпринимательской и профессиональной деятельности.

Вместе с тем стоит отметить, что зачастую в своих уставах определяют дополнительные предметы своей деятельности. Так, например, п. 2.2 Устава саморегулируемой организации «Некоммерческое партнерство проектировщиков Приморского края» предусматривает, что предметом деятельности данного партнерства являются:

1) разработка и утверждение следующих документов:

а) требования к выдаче свидетельств о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства (далее также — свидетельство о допуске), — документ, устанавливающий условия выдачи партнерством свидетельств о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства;

б) правила контроля в области саморегулирования — документ, устанавливающий правила контроля за соблюдением членами партнерства требований к выдаче свидетельств о допуске, требований стандартов саморегулируемых организаций и правил саморегулирования;

в) документ, устанавливающий систему мер дисциплинарного воздействия за несоблюдение членами партнерства требований к выдаче свидетельств о допуске, правил контроля в области саморегулирования, требований технических регламентов, требований стандартов саморегулируемых организаций и правил саморегулирования;

г) стандарты саморегулируемых организаций — документ, устанавливающий в соответствии с законодательством РФ о техническом регулировании правила выполнения работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, требования к результатам указанных работ, системе контроля за выполнением указанных работ;

д) правила саморегулирования — документ, устанавливающий требования к предпринимательской деятельности членов партнерства, за исключением требований, установленных законодательством РФ о техническом регулировании;

2) контроль соблюдения членами партнерства требований указанных документов в порядке, установленном действующим законодательством РФ и внутренними документами партнерства, а именно:

а) обеспечение условий для коллективного обсуждения вопросов деятельности членов партнерства;

б) обобщение и распространение положительного опыта;

в) изучение состояния и перспектив развития рынка работ и услуг, соответствующих профилю деятельности членов партнерства;

г) правовое обслуживание членов партнерства и обеспечение защиты их прав и законных интересов;

д) организация рекламы работ и услуг членов партнерства;

е) содействие в профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров работников членов партнерства;

ж) обеспечение дополнительной имущественной ответственности членов партнерства перед потребителями произведенных ими товаров (работ, услуг) и иными лицами;

з) взаимодействие с органами государственной власти;

и) содействие совершенствованию нормативно-правовой базы деятельности в области архитектурно-строительного проектирования;

к) организация взаимодействия между субъектами деятельности в области архитектурно-строительного проектирования, их взаимодействие с государственными органами, а также с потенциальными контрагентами и потребителями их товаров (работ, услуг).

  1. Часть 2 комментируемой статьи указывает на содержание деятельности СРО, а также дает определение стандартам и правилам, которые и относятся к содержанию такой деятельности. Содержание деятельности саморегулируемых организаций заключается в том, что она:

1) разрабатывает стандарты и правила предпринимательской и профессиональной деятельности;

2) утверждает стандарты и правила предпринимательской и профессиональной деятельности.

Как справедливо отмечает А.В. Басова, нормы, разрабатываемые профессиональным сообществом, гибче и мобильнее норм, исходящих от государства, лучше адаптированы к изменяющимся условиям рынка и позволяют оперативно заполнить имеющиеся пробелы в законодательстве. Нормотворческая деятельность саморегулируемых организаций характеризуется не только дополнением и конкретизацией действующего законодательства, но и зачастую ужесточением требований, предъявляемых к предпринимательской деятельности <4>.

———————————

<4> Басова А.В. Правила и стандарты саморегулируемых организаций как источники предпринимательского права // Юридический мир. 2008. N 4.

 

Понятия «разработка правил и стандартов» и «утверждение правил и стандартов» (см. комментарий к ст. 2) означают составление и согласование таких правил и стандартов и придание их обязательности для членов СРО.

В широком смысле слова стандарт (от англ. standard — норма, образец, мерило) — это образец, эталон, модель, принимаемые за исходные для сопоставления с ними других объектов <5>. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании» стандарт — это документ, в котором в целях добровольного многократного использования устанавливаются характеристики продукции, правила осуществления и характеристики процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, выполнения работ или оказания услуг. Стандарт также может содержать правила и методы исследований (испытаний) и измерений, правила отбора образцов, требования к терминологии, символике, упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения. Между тем, как отмечает А.В. Басова, правила предпринимательской или профессиональной деятельности — более широкое, общее понятие, охватывающее собой любые требования, устанавливаемые саморегулируемой организацией для своих членов, касающиеся вопросов осуществления регулируемой деятельности (включая вопросы морально-этического содержания). В то время как понятие «стандарт» весьма формализовано, в том числе в вопросах принятия, и применяется в конкретных областях предпринимательской (профессиональной) деятельности <6>. В связи с этим считаем, что стандарты саморегулируемой организации можно определить как основы осуществления деятельности СРО в сфере предпринимательской или профессиональной деятельности.

———————————

<5> Большая советская энциклопедия (БСЭ). Электронный ресурс. 30 т. на 3 CD. М., 2003.

<6> Басова А.В. Правила и стандарты саморегулируемых организаций как источники предпринимательского права // Юридический мир. 2008. N 4.

 

Правила саморегулируемой организации — это требования, которые должны выполнять и соблюдать:

1) саморегулируемая организация;

2) члены саморегулируемой организации;

3) органы саморегулируемой организации.

Между тем следует отметить, что ч. 2 комментируемой статьи содержит определение понятия «стандарты и правила» саморегулируемой организации. В соответствии с этим определением стандарты и правила саморегулируемой организации — это требования к осуществлению предпринимательской или профессиональной деятельности, которые являются обязательными для исполнения всеми членами СРО. Считаем, что такое определение содержит три существенных недостатка.

Во-первых, таким определением вкладывается совершенно одинаковое содержание в оба понятия: стандарты саморегулируемой организации и правила саморегулируемой организации. Иными словами, выявить какие-либо существенные отличия в таком определении представляется достаточно сложным.

Во-вторых, исходя из определения правила и стандарты — это требования к предпринимательской и профессиональной деятельности. Возникает вопрос: если это требования к предпринимательской и профессиональной деятельности, то почему же тогда эти локальные документы носят название «правила и стандарты саморегулируемой организации». Ведь из такой формулировки следует, что эти правила и стандарты должны касаться исключительно деятельности саморегулируемой организации. Авторы считают, что это абсолютно верно, поскольку правила и стандарты, как уже отмечалось, — это внутренние локальные документы самой организации, и поэтому они и должны регулировать исключительно деятельность конкретной саморегулируемой организации.

В-третьих, определение с учетом того, что правила и стандарты регулируют предпринимательскую и профессиональную деятельность, предусматривает, что содержащиеся в них требования обязательны только для членов СРО, то есть исполнять и соблюдать эти требования обязаны будут только эти субъекты. Между тем на практике может возникнуть казус относительно того, что если в правилах и стандартах будет прописано существенное требование, соблюдение которого было бы необходимым для всех субъектов предпринимательской и профессиональной деятельности, а не только для членов СРО, то от иных субъектов предпринимательской и профессиональной деятельности потребовать исполнения данного требования будет невозможным.

Вместе с тем ч. 2 комментируемой статьи предусматривает, что федеральные законы могут устанавливать:

— иные требования;

— правила и стандарты;

— особенности содержания, разработки и установления правил и стандартов саморегулируемой организации.

По мнению авторов, положение ч. 2 комментируемой статьи содержит в себе ряд существенных противоречий.

Но прежде всего необходимо отметить, что по своему характеру данное положение является диспозитивным, поскольку его формулировка подразумевает, что федеральными законами могут устанавливаться вышеперечисленные положения и особенности. Иными словами, установление таких особенностей, требований, правил и стандартов не является обязательным. То есть в том случае, если федеральными законами не будут установлены никакие требования, особенности и т.д., то будут действовать те правила и стандарты, которые установлены самой саморегулируемой организацией. При этом исходя из ч. 2 комментируемой статьи федеральные законы могут устанавливать «иные требования». Это означает, что в федеральных законах будут содержаться дополнительно к установленным саморегулируемой организацией требованиям к предпринимательской и профессиональной деятельности требования, не дублирующие требования, установленные саморегулируемой организацией.

В то же время ч. 2 комментируемой статьи содержит положение, заключающееся в том, что правила и стандарты саморегулируемой организации — это требования. При этом федеральные законы согласно той же ч. 2 комментируемой статьи могут устанавливать правила и стандарты, которые, учитывая такое определение, тоже представляют собой требования. В связи с этим возникает вопрос, что понимать под требованиями, которые может устанавливать федеральный закон (иными требованиями), и правилами и стандартами в целом, с учетом такого положения ч. 2 комментируемой статьи, и правилами и стандартами, которые дополнительно может установить федеральный закон, то есть как разграничить эти понятия.

Кроме того, авторы считают необходимым отметить, что предоставление федеральному законодателю права определять регулирование деятельности СРО путем издания дополнительных правил и стандартов само по себе лишает саморегулируемую организацию собственно статуса саморегулируемой организации, так как помимо тех стандартов и правил, которые она установит сама для себя, она также будет вынуждена подчиняться тем правилам и стандартам, которые установит для нее федеральный законодатель. А поскольку эти правила и стандарты будут утверждаться федеральным законом, то, соответственно, для саморегулируемой организации они будут иметь первоочередное значение, а из этого следует, что в случае, если положения стандартов и правил, которые установлены саморегулируемой организацией, не будут соответствовать тем правилам и стандартам, которые установлены федеральным законом, то СРО должна будет в своей деятельности руководствоваться правилами и стандартами, установленными федеральным законодателем, что опять же лишает ее возможности саморегулирования.

Помимо вышеуказанного такой возможности лишает ее и установление федеральным законом особенностей содержания, разработки и установления правил и стандартов саморегулируемой организации, поскольку опять же СРО будет вынуждена следовать императивным нормам федерального закона, которым будут установлены указанные особенности, так как, по сути, если эти особенности устанавливаются федеральным законодателем, то они, безусловно, будут представлять собой требования к содержанию, разработке и установлению правил и стандартов саморегулируемой организации.

  1. Часть 3 комментируемой статьи дополняет правовое содержание положения ч. 2, поскольку предусматривает, что правила и стандарты, разработанные и утвержденные саморегулируемой организацией, должны соответствовать федеральным законам и нормативным правовым актам, которые приняты в соответствии с ними. Прежде всего авторы обращают внимание на то, что положения ч. 3 комментируемой статьи носят императивный характер, поскольку устанавливают, что правила и стандарты должны соответствовать федеральным нормативным актам. По мнению авторов, это, безусловно, верно, поскольку федеральные законы и принятые в соответствии с ними нормативные акты имеют большую юридическую силу по отношению к правилам и стандартам, принятым саморегулируемой организацией.

При этом важно отметить, что если проводить соотношение между юридической силой федеральных законов и принятых в соответствии с ними нормативных правовых актов, то большей юридической силой обладают федеральные законы, так как под ними понимаются нормативные правовые акты, принятые законодательным органом и обладающие высшей юридической силой. А подзаконные нормативные правовые акты, о которых идет речь в ч. 3 комментируемой статьи, — это нормативные акты, которые принимаются на основании законодательных актов и обладают подзаконной юридической силой. Поэтому правила и стандарты саморегулируемой организации должны прежде всего соответствовать федеральным законам, а затем уже нормативным правовым актам, которые являются подзаконными, то есть принятыми в соответствии с федеральными законами. Соответственно, в случае, если в федеральных законах и нормативных правовых актах будут содержаться положения, противоречащие друг другу, то приоритетной юридической силой будет обладать федеральный закон. Иными словами, в таком случае стандарты и правила саморегулируемой организации должны соответствовать федеральному закону.

Но при этом возникает вопрос: что значит «соответствовать федеральным законам и нормативным правовым актам»? Возможны следующие варианты такого соответствия:

— положения стандартов и правил должны в точности дублировать положения федерального законодательства, регулирующего предпринимательскую и профессиональную деятельность в тех или иных сферах;

— правовое содержание положений правил и стандартов саморегулируемой организации не должно противоречить основам федерального законодательства, регулирующим деятельность некоммерческих организаций, а также предпринимательскую и профессиональную деятельность. Например, ст. 22.3 ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ» предусматривает, что СРО оценщиков наряду с информацией, предусмотренной комментируемым Законом, обязана разместить на официальном сайте саморегулируемой организации оценщиков в информационно-телекоммуникационной сети Интернет:

а) учредительные документы;

б) правила деловой и профессиональной этики;

в) положения о коллегиальном органе управления саморегулируемой организации оценщиков, о структурном подразделении, осуществляющем контроль за оценочной деятельностью членов СРО оценщиков, об органе по рассмотрению дел о применении дисциплинарных взысканий в отношении членов этой организации, об иных органах и структурных подразделениях и информацию о составе таких органов и подразделений;

г) иные сведения, содержащиеся в указанном Законе. Из этого следует, что СРО оценщиков не вправе в своих правилах и стандартах указать, что она не обязана размещать на сайте в сети Интернет вышеуказанную информацию.

Часть 3 комментируемой статьи также определяет, что стандарты и правила саморегулируемой организации могут устанавливать дополнительные требования к предпринимательской и профессиональной деятельности определенного вида. Опять же обратим внимание, что положения ч. 3 комментируемой статьи являются диспозитивными, так как указывают, что правила и стандарты саморегулируемой организации могут содержать дополнительные требования, то есть их включение в стандарты и правила саморегулируемой организации остается на усмотрении самой саморегулируемой организации. При этом, как отмечает А.В. Басова, диспозитивный характер этой нормы позволяет сделать вывод о том, что данные акты могут и не содержать в себе никаких дополнительных, по сравнению с законодательными, требований к осуществлению регулируемой деятельности. В таком случае стандарты и правила СРО будут являться своего рода ретрансляторами норм, исходящих от государства, которые как бы доводятся до сведения членов организации <7>.

———————————

<7> Басова А.В. Правила и стандарты саморегулируемых организаций как источники предпринимательского права // Юридический мир. 2008. N 4.

 

Дополнительные требования к предпринимательской и профессиональной деятельности предполагают требования иные, чем установленные федеральным законодательством, но при этом устанавливаемые саморегулируемой организацией требования в стандартах и правилах не должны противоречить требованиям, установленным федеральным законодательством. Между тем в ч. 2 комментируемой статьи отмечается, что стандарты и правила — это требования, которые обязательны для членов СРО. Соответственно, те дополнительные требования к предпринимательской и профессиональной деятельности, которые установлены в стандартах и правилах СРО, будут исполняться и соблюдаться только членами такой организации, так как для иных субъектов предпринимательской и профессиональной деятельности, которые не являются членами СРО, они не обязательны.

  1. Часть 4 комментируемой статьи частично регулирует вопрос о порядке обращения саморегулируемой организации в суд в целях обжалования нормативного правового акта, не соответствующего федеральному закону, а также допускающего расширительное толкование. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает, что СРО вправе обратиться в суд от своего имени и в интересах своих членов. Прежде всего авторы обращают внимание на то, что ч. 4 комментируемой статьи содержит диспозитивную норму, исходя из которой СРО по своему усмотрению решает вопрос об обращении в суд с вышеуказанными требованиями, поскольку она вправе обратиться в суд. Особенностью такого обращения является то, что СРО обращается в суд:

1) от своего имени;

2) в интересах своих членов.

Тот факт, что СРО обращается от своего имени, означает, что при таком обращении она защищает свои права и законные интересы, то есть те права и интересы, которые затрагивают непосредственно конкретную саморегулируемую организацию. При этом обращение саморегулируемой организации в интересах своих членов предполагает, что при таком обращении она преследует цель не только защитить свои интересы в целом как организации, но и права и интересы тех членов, у которых они нарушены. В то же время, применяя грамматическое толкование, необходимо обратить внимание на то, что формулировка ч. 4 комментируемой статьи использует соединительный союз «и», а значит, СРО может обратиться в суд только в том случае, когда она действует и от своего имени, и в интересах своих членов.

Часть 4 комментируемой статьи определяет форму такого обращения — заявление. Понятие «заявление» содержится только в Федеральном законе от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее — ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»), в соответствии с которым заявление — просьба гражданина о содействии в реализации его конституционных прав и свобод или конституционных прав и свобод других лиц, либо сообщение о нарушении законов и иных нормативных правовых актов, недостатках в работе государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, либо критика деятельности указанных органов и должностных лиц. С учетом данного определения можно сказать, что применительно к саморегулируемой организации заявление — это просьба саморегулируемой организации признать недействующим нормативный правовой акт, обязанность соблюдения которого возлагается на членов СРО или который содержит недопускаемое расширительное толкование норм федерального закона. При обращении в суд с таким заявлением, а точнее при его рассмотрении судом будет действовать порядок, предусмотренный гл. 23 и 24 ГПК РФ. Согласно нормам ГПК РФ суд приступает к рассмотрению дела, возникающего из публичных правоотношений, на основании заявления заинтересованного лица. Судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу.

Лица, обратившиеся в суд с заявлениями об оспаривании нормативных правовых актов, орган государственной власти, орган местного самоуправления или должностное лицо, принявшие оспариваемые нормативные правовые акты, извещаются о времени и месте судебного заседания. Заявление об оспаривании нормативного правового акта рассматривается судом в течение месяца, а Верховным Судом РФ — в течение трех месяцев со дня его подачи с участием лиц, обратившихся в суд с заявлением, представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, принявших оспариваемый нормативный правовой акт, и прокурора. В зависимости от обстоятельств дела суд может рассмотреть заявление в отсутствие кого-либо из заинтересованных лиц, извещенных о времени и месте судебного заседания.

Суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления. Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

В соответствии с ч. 4 комментируемой статьи СРО может обратиться в суд со следующими видами заявлений:

1) о признании недействующим нормативного правового акта, который не соответствует федеральному закону, но обязанность соблюдения которого возложена на членов СРО;

2) о признании недействующим нормативного правового акта, который содержит недопустимо расширительное толкование норм федерального закона.

Также необходимо обратить внимание на то, что ч. 4 комментируемой статьи предусматривает возможность обращения с заявлением о признании недействующим только нормативного правового акта, под которым понимается акт, содержащий нормы права и распространяющийся на неограниченный круг лиц, то есть обязательный для исполнения всеми без исключения гражданами и юридическими лицами. Это означает, что индивидуальный правовой акт, который содержит нормы индивидуального действия, не может быть обжалован. Признание нормативного правового акта недействующим означает, что суд выносит решение о том, что обжалуемый нормативный правовой акт неприменим к тем правоотношениям, на регулирование которых он был изначально направлен, а также о том, что данный акт не является обязательным для исполнения на территории РФ, а также лицами, проживающими в ее пределах.

Отметим также, что в соответствии с ч. 4 комментируемой статьи могут быть поданы заявления в отношении:

1) нормативного правового акта, который не соответствует федеральному закону;

2) нормативного правового акта, который недопустимо расширительно толкует норму федерального закона.

В первом случае несоответствие федеральному закону означает, что оспариваемый нормативный правовой акт содержит норму, иную, чем предусмотрена в федеральном законе, либо содержит положение, правовое содержание которого существенно расходится с теми нормами федерального закона, которым оно должно соответствовать. Кроме того, оспариванию подлежит только тот нормативный правовой акт, обязанность исполнения которого возлагается на членов СРО. Обращаем внимание, что ч. 4 комментируемой статьи предусматривает обязанность исполнения только членов СРО, но не самой саморегулируемой организации в целом как юридического лица. Отсюда следует вывод о том, что если нормативный правовой акт устанавливает обязанность саморегулируемой организации, то есть обязателен для соблюдения именно саморегулируемой организацией, но при этом не соответствует федеральному закону, то он не может быть обжалован.

Рассматривая второй вид оспариваемого правового акта, следует отметить, что под расширительным толкованием в теории права понимается уяснение (раскрытие) смысла правовой нормы, при котором норме права дается более широкий смысл, чем тот, который сформулирован или вытекает из ее формулировки, закрепленной в федеральном законе. Соответственно, под недопустимым расширительным толкованием следует понимать такое толкование, при котором смысл толкуемой нормы не соответствует ее содержанию, определенному в федеральном законе. При этом ч. 4 комментируемой статьи определяет, что в этой связи обжалуется опять же два вида нормативных правовых актов, которые предусматривают расширительное толкование:

1) нормативные правовые акты, которые содержат расширительное толкование нормы в целом (здесь имеется в виду норма, которая содержится в статье либо в пункте федерального закона);

2) нормативные правовые акты, которые содержат расширительное толкование части федерального закона, то есть либо части статьи, либо отдельного положения пункта статьи.

  1. Часть 5 комментируемой статьи содержит императивную норму, предусматривающую обязанность саморегулируемой организации установить меры дисциплинарного воздействия. К мерам дисциплинарного воздействия, исходя из общих положений теории права, стоит отнести санкции, которые применяет в данном случае СРО по отношению к своим членам за нарушение дисциплины, то есть правил служебного поведения, которые установлены в данной конкретной организации.

Однако, следуя логике положений ч. 5 комментируемой статьи, такие меры дисциплинарного воздействия устанавливаются за нарушение:

— требований стандартов саморегулируемой организации;

— требований правил саморегулируемой организации.

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что установленные саморегулируемой организацией меры дисциплинарного воздействия могут быть применены за нарушение членами СРО требований к предпринимательской и профессиональной деятельности, которые установлены этими правилами и стандартами. По мнению авторов, такое решение федерального законодателя не является верным, поскольку, как уже было отмечено выше, правила и стандарты саморегулируемой организации определяют требования именно к предпринимательской и профессиональной деятельности членов СРО, но не к их служебному поведению.

Помимо этого, ч. 5 комментируемой статьи устанавливает еще одну норму императивного характера, заключающуюся в том, что СРО обязана обеспечить информационную открытость деятельности членов СРО, которая затрагивает права и законные интересы любых лиц.

Под информацией Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (далее — ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации») предусматривает, что информация — это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления, не предусматривая при этом, что же понимается под открытостью информации. По мнению авторов, к открытости информации можно отнести ее доступность для неограниченного круга лиц и, в частности, для тех лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются деятельностью членов СРО. К любым лицам относятся, как правило, физические и юридические лица, независимо соответственно от гражданства, происхождения, пола, расы, национальности, иных критериев и организационно-правовой формы и иных признаков юридического лица.

К правам и законным интересам, которые затрагиваются деятельностью членов СРО, относятся права и законные интересы, которые реализуются в сфере той предпринимательской или профессиональной деятельности, которую осуществляют члены СРО.

При этом ч. 5 комментируемой статьи не регулирует вопрос о том, каким образом СРО должна установить меры дисциплинарного воздействия за нарушение установленных ею правил и стандартов. Авторы полагают, что положения о таких мерах должны также содержаться в этих же правилах и стандартах, но быть выделены в отдельный раздел или главу, предусматривающие соответствующие санкции. Также не урегулирован вопрос о способе обеспечения саморегулируемой организацией информационной открытости. Также можно предположить, что такую открытость СРО может обеспечить путем размещения на официальном сайте (если таковой у нее имеется) информации о деятельности своих членов либо ее опубликования в средствах массовой информации.

  1. Часть 6 комментируемой статьи содержит требования к правилам и стандартам саморегулируемой организации. Правила и стандарты согласно части 6 комментируемой статьи должны:

1) соответствовать правилам деловой этики;

2) устранять или уменьшать конфликт интересов:

— членов саморегулируемой организации;

— работников саморегулируемой организации;

— членов постоянно действующего коллегиального органа управления саморегулируемой организации.

Под правилами деловой этики стоит понимать нормы, которым должно соответствовать служебное (рабочее) поведение лиц, которые осуществляют предпринимательскую или профессиональную деятельность и которые при этом являются членами СРО, а также нормы, которые предъявляют особые требования к субъектам при осуществлении ими предпринимательской и профессиональной деятельности. К таким нормам можно отнести, например, нормы Кодекса профессиональной адвокатской этики от 31 января 2003 года. Согласно данным нормам, в частности, адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно его поддерживать и отстаивать.

Следующее требование заключается в том, что стандарты и правила должны устранять или уменьшать конфликт интересов. Под конфликтом интересов стоит понимать существенное противоречие интересов одних членов СРО, ее работников и членов постоянно действующего коллегиального органа управления СРО интересам других. Под интересами в данном случае стоит понимать те или иные взгляды и мнения соответствующих субъектов на определенные особенности или проблемы, связанные с осуществлением предпринимательской или профессиональной деятельности.

Устранение конфликта интересов предполагает полное разрешение конфликта, нахождение общих взглядов или общего мнения, связанных с решением той или иной проблемы или особенностями предпринимательской или профессиональной деятельности. Уменьшение конфликта связано с решением отдельных аспектов проблемы либо частичным разрешением отдельных вопросов осуществления предпринимательской или профессиональной деятельности.

В ч. 6 комментируемой статьи указано, что конфликт интересов может возникнуть в том числе между работниками СРО, которыми являются лица, не относящиеся к членам СРО, а находящиеся с саморегулируемой организацией в трудовых отношениях, регулируемых соответственно трудовым законодательством. К членам же относятся лица, чье пребывание в саморегулируемой организации основано на членстве и к которым предъявляются требования о соблюдении правил и стандартов саморегулируемой организации.

К членам же постоянно действующего коллегиального органа управления относятся члены СРО, выполняющие функции данного коллегиального органа.

  1. Часть 7 комментируемой статьи предъявляет к стандартам и правилам саморегулируемой организации следующие требования.

Во-первых, они должны устанавливать запрет на осуществление деятельности в ущерб иным субъектам предпринимательской или профессиональной деятельности. Под иными субъектами стоит понимать субъектов, которые не являются членами СРО, но также осуществляют предпринимательскую и профессиональную деятельность. Понятие ущерба (убытков) закреплено в ст. 15 ГК РФ, согласно которой под ними понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Во-вторых, они должны устанавливать требования, препятствующие недобросовестной конкуренции. Согласно ст. 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — ФЗ «О защите конкуренции»), недобросовестная конкуренция — любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Согласно ст. 14 указанного Закона не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе:

— распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

— введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

— некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

— продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

— незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

В-третьих, они должны устанавливать требования, препятствующие совершению действий, причиняющих моральный вред или ущерб потребителям товаров (работ и услуг), иным лицам.

Под моральным вредом согласно ст. 151 ГК РФ понимаются физические и нравственные страдания. Соответственно стандарты и правила должны содержать такие требования, которые бы запрещали совершение членами СРО действий, в результате которых потребителям товаров (работ и услуг) причиняются такие страдания. Под ущербом, как уже было отмечено, понимается либо реальный ущерб, либо упущенная выгода. Как предусмотрено в ч. 7 комментируемой статьи, эти правила и стандарты должны устанавливать требования, которые препятствуют причинению морального вреда или ущерба потребителям товаров (работ и услуг). Прежде всего обратим внимание на то, что положение ч. 7 комментируемой статьи содержит союз «или», который означает, что требования таких правил и стандартов должны препятствовать причинению либо морального вреда, либо ущерба. Но в этой связи считаем, что с точки зрения федерального законодателя было бы правильным указать двойной союз и (или), так в таком случае возникает вопрос о том, как применить данную норму, если потребителям товаров (работ и услуг) будет причинен одновременно и моральный вред и ущерб.

Под потребителями товаров (работ и услуг) следует понимать граждан и юридических лиц, которые используют товары (работы и услуги) в своих личных целях либо в целях, связанных с осуществлением предпринимательской или иной деятельности (см. комментарий к ст. 1). Понятие товара, в том числе и работы, и услуги, закреплено в ст. 4 ФЗ «О защите конкуренции», согласно которой товар — объект гражданских прав (в том числе работа, услуга, включая финансовую услугу), предназначенный для продажи, обмена или иного введения в оборот. Однако в понятии «товар», «работа» и «услуга» имеются определенные различия, заключающиеся в том, что товар — это овеществленный объект гражданских прав, гражданских правоотношений, гражданского оборота, работа — представляет собой определенную деятельность, которая представляет собой совокупность действий, результате которых создается, перерабатывается либо реконструируется какой-либо предмет гражданских правоотношений, а услуга — это объект гражданских прав, который представляет собой совокупность действий, в результат которых не является овеществленным, но при этом приносит определенную пользу лицу, в отношении которого они были совершены.

При этом ч. 7 комментируемой статьи содержит, по мнению авторов, существенный недостаток, заключающийся в том, что она не определяет, кем должны быть созданы товары, оказаны работы или услуги. Однако считаем, что речь в данном случае идет именно о тех товарах, работах и услугах, которые были созданы, проведены или оказаны саморегулируемой организацией.

Кроме того, исходя из ч. 7 комментируемой статьи, требования, содержащиеся в правилах и стандартах саморегулируемой организации, должны быть также направлены на то, чтобы предотвратить причинение морального вреда или ущерба иным лицам, то есть лицам помимо потребителей товаров (работ и услуг). К числу таковых можно отнести, в частности, работников саморегулируемой организации, лиц, которые не потребляют товары (работы, услуги), но участвуют в создании определенного товара, содействуют в оказании услуги, выполнении работы.

В-четвертых, они должны устанавливать требования, которые препятствуют причинению ущерба деловой репутации члена СРО либо деловой репутации саморегулируемой организации в целом. Под деловой репутацией понимается оценка, в основном общественная, в данном случае предпринимательской или профессиональной деятельности соответственно члена СРО либо саморегулируемой организации в целом. Учитывая, что ч. 7 комментируемой статьи содержит требование относительно того, что правила и стандарты саморегулируемой организации должны препятствовать причинению ущерба деловой репутации, можно сделать вывод, что ч. 7 комментируемой статьи «имеет в виду» положительную деловую репутацию как члена СРО, так и саморегулируемой организации в целом. Под причинением ущерба саморегулируемой организации и ее членам можно понимать, в частности, распространение о ней либо о ее членах сведений, которые будут способствовать формированию отрицательной общественной оценки предпринимательской или профессиональной деятельности саморегулируемой организации или ее членов.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code