Особенности использования показаний свидетелей

Показания свидетелей по спорным вопросам факта имеют существенное значение при доказывании по делам рассматриваемой категории <1>.

———————————

<1> См. подробнее: Смолина О.С. Значение свидетельских показаний при разрешении налогового спора // Налоговый вестник. 2009. N 10. С. 120 — 127; Она же. Значение свидетельских показаний при разрешении налогового спора // Налоговый вестник. 2009. N 11. С. 149 — 152; Она же. Показания свидетелей в спорах об обоснованности налоговой выгоды // Налоговый вестник. 2010. N 9. С. 108 — 117.

 

В арбитражном процессе свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела (ч. 1 ст. 56 АПК РФ). Свидетель обязан сообщить арбитражному суду сведения по существу рассматриваемого дела, которые известны ему лично, и ответить на дополнительные вопросы арбитражного суда и лиц, участвующих в деле (ч. 3 ст. 56 АПК РФ).

В показаниях свидетелей выделяют сведения о фактах и иные сведения (доводы, мотивы, соображения по поводу оценки имеющихся в деле документов, иных материалов и т.д.). Доказательствами служат показания свидетелей в части, содержащей сведения о фактах, имеющих значение для правильного разрешения дела, полученные судом в порядке, предусмотренном АПК РФ.

По мнению М.А. Гурвича, свидетелем является постороннее в отношении субъектов процесса физическое лицо, вызванное судом для сообщения об известных ему фактах, относящихся к рассматриваемому судом делу. Ученый полагает, что предметом свидетельских показаний являются факты, ставшие ему известными, т.е. воспринятые им, но не их оценка или квалификация, в частности не юридическая квалификация, не значение фактов или выводы из них <1>.

———————————

<1> См.: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу: Пособие для студентов-заочников. С. 121 — 122.

 

И.В. Решетникова в качестве отличия объяснений сторон от свидетельских показаний называет заинтересованность первых в исходе дела и юридическую незаинтересованность свидетелей, не являющихся субъектами спорных материально-правовых отношений <1>.

———————————

<1> См.: Решетникова И.В. Указ. соч. С. 164.

 

Ю.К. Свиридов пришел к выводу о том, что свидетельскими показаниями являются сообщения о фактах, которые были лично восприняты свидетелем или стали ему известны от других лиц, в том числе сведения, полученные с помощью специальных знаний. Он убежден, что свидетель не может быть одновременно экспертом. Ученый также обращает внимание на то, что свидетель — юридически незаинтересованное лицо. Однако, по его мнению, одного этого признака недостаточно, чтобы отличить свидетеля от других участников процесса. Эксперты также не имеют заинтересованности в исходе дела, но в отличие от них свидетель становится носителем сведений о фактах в результате стечения обстоятельств <1>.

———————————

<1> См.: Свиридов Ю.К. Доказывание по делам, возникающим из публичных правоотношений в гражданском и арбитражном процессах России (сравнительный анализ): Дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2009. С. 94, 105.

 

Представляется дискуссионной позиция ученого в отношении следующего утверждения: отличие свидетеля от других участников процесса состоит в том, что свидетель становится носителем сведений о фактах в результате стечения обстоятельств.

По рассматриваемой категории дел свидетель не становится носителем информации в результате стечения обстоятельств. Налоговое законодательство использует понятие «хозяйственная деятельность», охватывающее всю совокупность фактов хозяйственной жизни налогоплательщика. Каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом, регистрации и отражению в регистрах бухгалтерского учета (п. п. 1, 5 ст. 9, п. 6 ст. 10 Федерального закона «О бухгалтерском учете»).

Свидетель сообщает суду сведения о спорных фактах, установленных налоговым органом в несудебном порядке в связи с налоговой проверкой. Особенность доказательственной информации в показаниях свидетелей по делам рассматриваемой категории состоит в том, что ее содержательную сторону составляют спорные факты хозяйственной жизни налогоплательщика, имеющие юридическое значение. Свидетель становится обладателем сведений об этих фактах в результате сознательного участия в хозяйственной жизни налогоплательщика и его контрагентов. В то же время следует согласиться с тем, что свидетель — юридически незаинтересованное лицо. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 4 февраля 2014 г. N Ф05-9730/2013 по делу N А40-26600/13 суд кассационной инстанции указал, что реальность хозяйственных отношений налогоплательщика со спорным контрагентом ООО «Энергопроф» подтверждена показаниями свидетеля С. (главный инженер-проектировщик общества), которому известно о заключении между налогоплательщиком и контрагентом договора и поставке последним оборудования. Приобретенные у ООО «Энергопроф» товары были в дальнейшем реализованы налогоплательщиком. Таким образом, налогоплательщиком подтверждено фактическое получение товара и дальнейшая его реализация. При этом судами учтены основания выбора спорных контрагентов с представлением документов, затребованных до заключения договоров <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Имеет существенное значение и то, что законодательством предусмотрено обязательное отражение фактов хозяйственной жизни в документах бухгалтерской отчетности, так же как и составление документов налоговой отчетности — налоговых деклараций и расчетов (ст. 80 НК РФ), которые могут существовать как в традиционной письменной, так и в электронной форме. Свидетель сообщает суду сведения о спорных фактах по существу документов бухгалтерской и налоговой отчетности. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 13 февраля 2014 г. N Ф05-115/2014 по делу N А40-63365/13 суд кассационной инстанции указал: фактически позиция налогового органа по делу сводится к тому, что налоговая декларация подписана неуполномоченным лицом по доверенности, выданной генеральным директором Ш. При этом Ш. таковым фактически не являлся, что следует из показаний учредителя ООО «Верона» С. и акта экспертного исследования подписи С. на решении от 27 ноября 2012 г. N 2 о назначении на должность генерального директора Ш. Однако судом первой инстанции была вызвана и допрошена в качестве свидетеля С., которая подтвердила, что является учредителем ООО «Верона» и подписывала документы от имени данной организации, в том числе решение от 27 ноября 2012 г. N 2 о назначении Ш. на должность генерального директора и главного бухгалтера общества. С учетом конкретных обстоятельств дела, показаний С., указанной в ЕГРЮЛ в качестве единственного учредителя ООО «Верона», суды пришли к выводу о том, что доводы налогового органа о подписании налоговой декларации неуполномоченным лицом не соответствуют действительности <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, показания свидетелей используются при доказывании в случае оспаривания налоговым органом достоверности документов бухгалтерской и налоговой отчетности налогоплательщика и его контрагентов в связи с деятельностью проверяемого налогоплательщика.

Согласно ч. 3 ст. 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Э.Н. Нагорная указывает, что в ситуации, когда поставлена под сомнение правдивость сведений, содержащихся в письменных доказательствах, необходимо прибегать к показаниям свидетелей. Более того, этим показаниям может быть придано решающее значение по сравнению с письменными доказательствами в случае, если стороной будет заявлено о фальсификации доказательств <1>. Таким образом, она считает, что для оспаривания письменных доказательств по налоговым спорам использование какого-то одного из таких способов оспаривания признается недостаточным.

———————————

 

Примечание.

Монография Э.Н. Нагорной «Налоговые споры: оценка доказательств в суде» включена в информационный банк согласно публикации — Юстицинформ, 2009.

 

<1> См.: Нагорная Э.Н. Налоговые споры: оценка доказательств в суде. С. 485.

 

На этот счет существует иная точка зрения, согласно которой при доказывании достаточно использовать какой-либо из существующих способов оспаривания письменных доказательств. Ю.К. Осипов полагает, что «заинтересованные в том лица могут оспаривать письменные доказательства путем: а) заявления об их недействительности; б) опровержения содержащихся в них сведений по существу; в) заявления спора о подлоге (подделке) документа». По мнению ученого, «оспаривание действительности документа состоит в доказывании ненадлежащего его оформления. Такие документы недействительны, и сведения, содержащиеся в них, не могут служить основанием для признания существующими фактов, в подтверждение которых они представлены. Основанием для признания документа недействительным могут служить выдача его некомпетентным органом или лицом, отсутствие подписи, оттиска печати, удостоверительной надписи нотариуса и некоторые другие недостатки в оформлении документа. Оспаривание документа по существу состоит в доказывании несоответствия его содержания действительности. Спор о подлоге может быть заявлен, когда есть основания полагать, что документ, представленный суду, является подложным (составлен не тем лицом, от которого он исходит…) или поддельным (с помощью подчисток, приписок, исправлений и иных подобных действий изменен первоначальный текст документа…)» <1>.

———————————

<1> Гражданский процесс: Учебник для вузов / Отв. ред. К.И. Комиссаров, Ю.К. Осипов. С. 200.

 

Заявление о фальсификации доказательств предполагает, по мнению В.М. Шерстюка, фальсификацию посредством внесения в документ недостоверных сведений, изменения содержания документа или составления документа (фабрикация) <1>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова) включен в информационный банк согласно публикации — Городец, 2003.

 

<1> См.: Комментарий В.М. Шерстюка к статье 161 АПК РФ // Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. С. 520.

 

Представляется, что опровержение письменных доказательств по существу при помощи показаний свидетелей следует рассматривать как самостоятельный способ оспаривания письменных доказательств. По делам рассматриваемой категории имеет значение то, что спорные факты к моменту судебного разбирательства установлены налоговым органом в несудебном порядке в связи с налоговой проверкой. Налоговый орган представляет суду протоколы допроса свидетелей, составленные в соответствии со ст. 90 НК РФ и являющиеся неотъемлемой частью материалов налоговой проверки. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 22 января 2014 г. N Ф05-8283/2013 по делу N А40-9000/13 суд указал, что в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля в отношении организаций, которым ООО «Монолит» перечислялись денежные средства, полученные от налогоплательщика в рамках спорных взаимоотношений, составлены протоколы допросов свидетелей А., согласно ЕГРЮЛ числящегося генеральным директором ООО «МонтажРеставПроект», и Ч., согласно ЕГРЮЛ числящегося учредителем и генеральным директором ООО «Столица». В протоколе допроса свидетеля от 18 октября 2012 г. N 13-04/279 зафиксированы следующие показания свидетеля А.: с сентября 2009 г. по настоящее время является генеральным директором ООО «МонтажРеставПроект»; фактически осуществлял деятельность организации до апреля 2010 г. ООО «Монолит» являлся заказчиком ООО «МонтажРеставПроект» в начале 2010 г., какие выполнялись работы, не помнит. На каких объектах выполнялись работы и кто выполнял ремонтно-реставрационные работы, не помнит. Сотрудников ООО «Монолит» назвать не может, генерального директора не помнит. Из сотрудников ООО «МонтажРеставПроект» А. был один. Оборудования у ООО «МонтажРеставПроект» не было. Про объект «Собор Феодоровской иконы Божией Матери» не слышал. Согласно протоколу допроса свидетеля от 23 марта 2012 г. N 21 Ч. показал, что в 2008 — 2009 гг. работал в «Союз Строй» в Подмосковье. В 2007 г. Ч. потерял паспорт, о чем свидетельствует подача им заявления в органы внутренних дел об утере документа. Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что указанные обстоятельства свидетельствуют о невозможности выполнения субподрядных работ третьими лицами для ООО «Монолит» ввиду отсутствия необходимого оборудования и технического персонала <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Поскольку цель доказывания в арбитражном процессе по делам данной категории состоит в проверке судом полученного налоговым органом знания о фактах хозяйственной жизни налогоплательщика, имеющих юридическое значение, отраженного в мотивированном решении налогового органа по результатам налоговой проверки, на соответствие его объективной действительности, представление о роли суда как о субъекте доказывания не может быть поддержано. Суд не может собирать новые доказательства, расширяя круг свидетелей теми лицами, которые могут сообщить суду сведения о фактах, ранее не исследованных налоговым органом при установлении юридических фактов в несудебном порядке. Согласно ч. 2 ст. 88 АПК РФ арбитражный суд может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство (ч. 2 ст. 88 АПК РФ).

Следует отметить, что в некоторых случаях свидетель в судебном заседании категорически отказывается от показаний, данных ранее налоговому органу в порядке ст. 90 НК РФ, и подтверждает факты подписания им спорных документов <1>. Представляется, что в такой ситуации непосредственный допрос свидетелей в судебном заседании позволяет мотивировать свидетеля к даче правдивых показаний. Этому способствует вызов лица, располагающего сведениями о фактах, имеющих значение для дела, непосредственно в арбитражный суд и предупреждение его об уголовной ответственности (ч. 4 ст. 56 АПК РФ).

———————————

<1> См.: Постановление ФАС Московского округа от 6 июля 2009 г. N КА-А40/2935-09 по делу N А40-50063/08-127-188 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Кроме того, непосредственный допрос свидетелей в судебном заседании позволяет <1>:

———————————

<1> См.: Смолина О.С. Показания свидетелей в спорах об обоснованности налоговой выгоды. С. 109.

 

судье сформировать собственное мнение;

пополнить доказательственную базу по делу. Например, в ходе допроса свидетели могут подтвердить или опровергнуть факты подписания ими документов, соответствие действительности содержащихся в документах сведений;

выявить необходимость привлечения в процесс дополнительных доказательств для проверки имеющихся доказательств, например, судом может быть установлена необходимость проведения почерковедческой экспертизы подписи свидетеля на документах;

сохранить имеющуюся доказательственную базу по делу, в том числе устранить упущения и пробелы в допросе лица, ранее произведенном налоговым органом в соответствии со ст. 90 НК РФ, так как суд получает показания с соблюдением требований АПК РФ;

устранить имеющиеся противоречия по делу, так как весь имеющийся доказательственный материал подвергается судом оценке в совокупности.

Следует сказать о существующих проблемах отражения полученных показаний свидетелей в решениях арбитражного суда <1>. Полученные судом сведения о фактах, имеющих значение для дела, должны быть тщательно проанализированы судом, в том числе с точки зрения их достоверности. Все соображения суда относительно достоверности показаний свидетелей должны быть отражены в решении, так как без этого нельзя сделать вывод о его обоснованности и возможности оставления в силе в случае обжалования. Суды нередко чисто абстрактно отмечают в решении, что факты подтверждены показаниями свидетелей. Свидетели допрашиваются поверхностно. Из их показаний не представляется возможным уточнить, о каких фактах они давали показания. Формальная ссылка на свидетелей в подтверждение определенных фактов далеко не всегда означает, что их показаниями эти факты действительно подтверждаются.

———————————

<1> Там же. С. 115 — 116.

 

В случае если в показаниях свидетелей имеются противоречия, суд должен разобраться в них, а затем отразить в решении анализ этих показаний и привести мотивы, по которым он признал одни показания правильными, а другие — не соответствующими истине.

Бывают случаи, когда суд отдает предпочтение показаниям одного свидетеля, безмотивно отвергнув показания другого. При наличии противоречий между показаниями разных свидетелей либо между показаниями свидетеля и другими доказательствами суд обязан принять меры к выяснению противоречий, а не отвергать те или другие показания без ссылки на какие-либо мотивы. Такая ситуация отражена, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 11 февраля 2010 г. N КА-А40/295-10-2 по делу N А40-20637/09-109-73, когда судом кассационной инстанции было выяснено, что налоговый орган и суд допросили свидетеля П., полагая, что П. и И. являются одним и тем же лицом, так как в 2006 г. И. вышла замуж, а также в связи с тем, что П. зарегистрирована по адресу, совпадающему с адресом И., указанным в справке налогового органа от 26 июня 2006 г. Суд кассационной инстанции посчитал, что в деле отсутствуют документы, подтверждающие, что до регистрации брака свидетель П. имела фамилию И. Справка налогового органа, на которую ссылаются суды первой и апелляционной инстанций, не подписана. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что П. и И. являются одним и тем же лицом, не основан на доказательствах. Суд кассационной инстанции указал, что в ходе нового рассмотрения суду следует на основании ч. 2 ст. 66 АПК РФ предложить налоговому органу представить выписку из ЕГРЮЛ, содержащую паспортные данные и адрес учредителя ООО «Кэрри-К» И., а также доказательства того, что свидетель П. ранее имела фамилию И. Это необходимо для идентификации учредителя и решения вопроса о том, являются ли объяснения свидетеля П. относимым доказательством <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, в совокупности с другими доказательствами по делу показания свидетелей обеспечивают основу для формирования судейского убеждения и вынесения законного и обоснованного решения суда.

 

Использование объяснений налогоплательщика и налогового органа как лиц, участвующих в деле

 

Объяснения налогоплательщика и налогового органа по делам об оспаривании ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам налоговых проверок, представленные в порядке ст. 81 АПК РФ, допускаются в силу ч. 2 ст. 64 АПК РФ в качестве доказательств в арбитражном процессе.

Частью 1 ст. 81 АПК РФ установлено, что лицо, участвующее в деле, представляет арбитражному суду свои объяснения об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для дела.

В.К. Пучинский считает, что объяснения — ключевой термин, который составляет основу всех норм ст. 81 АПК, а потому его раскрытие имеет немалое практическое значение. На протяжении процесса от заинтересованных лиц поступают самые разнообразные разъяснения, доводы, возражения по вопросам доказывания фактов, права. Именно в таком широком плане ст. 41 АПК РФ говорит о полномочии этих лиц «давать объяснения арбитражному суду». Очевидно, что статусом доказательств обладают только объяснения, отвечающие требованиям ст. 64 АПК РФ, т.е. содержащие информацию об исследуемых судом действиях и событиях <1>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова) включен в информационный банк согласно публикации — Городец, 2003.

 

<1> См.: Комментарий к статье 81 АПК РФ // Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова.

 

С.В. Курылев полагает, что факты, имеющие юридическое значение, оставляют следы не только на вещах, в документах, в психике воспринимающих данные факты свидетелей, но, естественно, и в психике сторон. Стороны, как и иные лица (свидетели), могут передавать суду содержание имеющегося у них следа — образа воспринятых фактов. Показания сторон о фактах, всегда связанные с самими этими фактами, обладают способностью воздействовать на убеждение судей, им присуща определенная убеждающая сила <1>.

———————————

<1> См.: Курылев С.В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 68 — 69.

 

Объяснения участвующих в деле лиц отличаются от показаний свидетелей, во-первых, тем, что они имеют в арбитражном процессе самостоятельный интерес, во-вторых, источником информации должно быть именно лицо, участвующее в деле.

По мнению И.Р. Медведева, объяснения сторон в узком смысле можно понимать как сообщение участвующего в деле лица или его представителя о фактах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. В широком смысле объяснения сторон кажется верным обозначать как сообщение этими же субъектами любых сведений, имеющих, по их мнению, значение для рассмотрения и разрешения дела (сведений о фактах и иной информации) <1>.

———————————

<1> См.: Медведев И.Р. Объяснения сторон и третьих лиц как доказательство в гражданском процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 16.

 

Доказательством в арбитражном процессе признается лишь та часть объяснений, которая содержит сведения о фактах, имеющих значение для дела.

М.А. Гурвич указывает, что «доказывание не следует смешивать с приведением так называемых «доводов», т.е. тех соображений, которыми аргументируется отношение (или отсутствие отношения) тех или иных фактов к рассматриваемому делу и юридическое (правообразующее или, напротив, правоотрицающее) значение этих фактов» <1>.

———————————

<1> Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу: Пособие для студентов-заочников. С. 99.

 

Доводы, содержащиеся в объяснениях, доказательственного значения не имеют. Реализуя право на представление объяснений по делу, лицо участвует в процессе исследования доказательств судом, так как высказывает суждение об исследуемом доказательстве по поводу его содержания и доказываемых им фактах и, основываясь на нем, вправе, например, заявить ходатайство о вызове лица в качестве свидетеля, составившего документ либо располагающего о нем какими-либо сведениями, ходатайство об истребовании для проверки иных документов, содержащих те же сведения, ходатайство о вызове эксперта для дачи пояснений суду по поводу данного им экспертного заключения и др.

Как уже отмечалось, в процессуальной науке традиционно принято считать, что одна из особенностей данного вида доказательств состоит в том, что объяснения даются лицами, заинтересованными в исходе дела. Заинтересованность налогоплательщика и налогового органа в исходе дела может означать необъективное изложение фактов. Вместе с тем представляется, что наличие заинтересованности само по себе не дает основания не допускать объяснения в качестве судебных доказательств.

В соответствии с ч. 4 ст. 162 АПК РФ лицо, участвующее в деле, вправе дать арбитражному суду пояснения о представленных им доказательствах и доказательствах, истребованных судом по его ходатайству.

Объяснения сторон в части, в которой сообщаются сведения о фактах, имеющих значение для дела, необходимы для разъяснения документов бухгалтерской и налоговой отчетности, связи одного документа с другими и помогают суду правильно оценить письменные доказательства, а также определить место и роль отдельных фактов в системе фактов по делу <1>. Как справедливо считает М.А. Гурвич, «суд должен отобрать из представленных в процессе фактов и представленных доказательств те факты и доказательства, которые имеют отношение к исследуемому вопросу, не загромождая и не осложняя процесс фактами и доказательствами, не имеющими отношения к делу» <2>.

———————————

<1> См. подробнее: Смолина О.С. Объяснения сторон в арбитражном процессе при разрешении налоговых споров // Налоговый вестник. 2012. N 5. С. 96 — 107.

<2> Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу: Пособие для студентов-заочников. С. 110.

 

Особенность использования объяснений лиц, участвующих в деле, по делам рассматриваемой категории состоит в том, что они служат для уяснения сути представленных налогоплательщиком и налоговым органом письменных доказательств по делу. Как правило, дела данной категории многоэпизодные с расчетной составляющей, для них характерно наличие большого объема письменных доказательств. В объяснениях излагаются сведения о фактах, которые налогоплательщик или налоговый орган воспринимали непосредственно в связи с налоговой проверкой. При помощи объяснений налогового органа и налогоплательщика внимание суда акцентируется на существенных именно для этого лица, участвующего в деле, сведениях о фактах, которые суд может воспринять из письменного доказательства, т.е. тех фактах, в правильном установлении которых лицо заинтересовано.

Таким образом, сведения о фактах, имеющие значение для дела, не только доводятся до суда и лиц, участвующих в деле, посредством представления письменных доказательств, но и дополнительно разъясняются в объяснениях лиц, участвующих в деле.

Объяснения налогоплательщика и налогового органа служат пополнению доказательственного материала по делу, например, когда в акте налоговой проверки или в решении налогового органа имеются неточности, неясности и другие несущественные недостатки.

Рассмотрим ситуацию, когда в акте проверки и в решении налогового органа по результатам налоговой проверки не описаны обстоятельства установленного налогового правонарушения, а налоговый орган в объяснениях восполняет этот недостаток. Так, в Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 12 октября 2011 г. по делу N А33-5332/2010 суд кассационной инстанции указал, что в акте проверки и в оспариваемом решении налоговым органом не описаны обстоятельства установленного правонарушения, отсутствуют ссылки на первичные документы, подтверждающие его совершение, решение не содержит мотивы доначисления налогоплательщику НДС в сумме 23613071,09 руб. и пени в сумме 1098004,47 руб. Согласно пояснениям налогового органа неуплата налога в сумме 23613071,09 руб. возникла по причине расхождения сведений, содержащихся в книгах покупок и книгах продаж, с данными, отраженными в декларациях по НДС за апрель — декабрь 2006 г., что повлекло неправильное определение налоговой базы и неполную уплату НДС за апрель — декабрь 2006 г. Суд пришел к выводу о том, что ссылка на данные налогового учета и налоговой отчетности, на основании которых налоговый орган пришел к выводу о занижении налогоплательщиком налога, в акте проверки и оспариваемом решении отсутствует. Резолютивная часть решения налогового органа не соответствует его мотивировочной части, в которой налоговый орган в связи с расхождением сведений налоговых деклараций со сведениями книг покупок и продаж установил неполную уплату НДС в размере 5983671 руб. Кроме того, выявленные выездной налоговой проверкой суммы занижения НДС к уплате и к возмещению совпадают и составляют 29596742,09 руб. Суд пришел к выводу о том, что по данному эпизоду налоговый орган не доказал наличие обязанности налогоплательщика уплатить 29596742,09 руб. НДС <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, одних лишь объяснений налогового органа, представленных в порядке ст. 81 АПК РФ, недостаточно для подтверждения обстоятельств дела, конкретизирующих событие вмененного налогоплательщику налогового правонарушения.

Следует сказать и о том, что объяснения лиц, участвующих в деле, могут выступать в качестве производного доказательства по делу. Речь идет о ситуации, когда объяснения представляются относительно утраченного документа. Суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств (ч. 6 ст. 71 АПК РФ). Если представленные лицами, участвующими в деле, копии документа тождественны, а оригинал этого документа утрачен или не передан в суд, то с учетом объяснений, представленных в порядке ст. 81 АПК РФ, и других доказательств суд может сделать вывод о наличии тех фактов, которые этими копиями подтверждаются.

Представление объяснений суду может совершаться как в устной, так и в письменной форме. Объяснения, представленные в устной форме, фиксируются в протоколе судебного заседания в письменной форме, а при протоколировании судебного заседания с использованием средств аудиозаписи в соответствии с ч. 6 ст. 155 АПК РФ фиксируются еще и на материальный носитель аудиозаписи, который приобщается к протоколу. Объяснения, представленные в письменной форме, оглашаются судом в судебном заседании. В протоколе судебного заседания указывается, что объяснения, изложенные в письменной форме участвующим в деле лицом, оглашены в судебном заседании и приобщены к материалам дела. Так, например, в Постановлении ФАС Московского округа от 8 апреля 2010 г. N КА-А40/2538-10 по делу N А40-96805/09-127-594 отмечается, что в ходе судебного заседания в суде кассационной инстанции ОАО «Международный аэропорт «Шереметьево» (далее — аэропорт) заявило ходатайство об объявлении перерыва для ознакомления с письменным отзывом, представленным налоговым органом непосредственно в судебном заседании. Суд кассационной инстанции отклонил ходатайство, поскольку отзыв не был направлен налоговым органом аэропорту и поэтому судом не принят. Налоговый орган переименовал отзыв в письменные объяснения, которые были приняты судом, так как в соответствии с п. 1 ст. 81 АПК РФ лицо, участвующее в деле, представляет арбитражному суду свои объяснения об известных ему обстоятельствах, имеющих значение для дела, в письменной или устной форме. Объяснения, изложенные в письменной форме, приобщаются к материалам дела. Суд пришел к выводу о том, что, поскольку письменные объяснения оглашаются в судебном заседании и аэропорт имеет возможность их слышать и делать со своей стороны соответствующие дополнения, нет необходимости в объявлении перерыва <1>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, объяснения налогоплательщика и налогового органа как лиц, участвующих в деле, могут представляться в устной и письменной формах и могут выступать в качестве как первоначального, так и производного доказательства по делу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code