Глава 51. ПРОИЗВОДСТВО О ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА

Статья 433 УПК РФ. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера

 

Комментарий к статье 433

 

  1. Психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, имеет важное значение для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности и наказании этого лица, а также для определения процессуального порядка производства по уголовному делу. Согласно ст. 19 УК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо.
  2. Необходимым условием ответственности лица за совершенное им деяние является такое состояние его психики, когда оно может отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, уголовной ответственности не подлежит (ч. 1 ст. 21 УК). Согласно п. «б» ч. 1 ст. 97 УК не подлежит наказанию также лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, страдающее психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания.
  3. Комментируя положения ст. 433 УПК, постараемся в большей степени разъяснять юридическую составляющую общей характеристики производства о применении принудительных мер медицинского характера. Медицинские критерии оснований для применения принудительных мер медицинского характера подробно и доходчиво изложены руководителем отделения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, заслуженным врачом РФ, доктором медицинских наук, профессором Ф.В. Кондратьевым в подготовленном им комментарии к указанной статье УПК <1989>.

———————————

<1989> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 673 — 679; и др.

 

  1. Производство о применении принудительных мер медицинского характера начинается не одновременно с началом уголовного процесса. Рассмотрение и разрешение заявления (сообщения) о запрещенном уголовным законом деянии, к совершению которого причастно лицо, страдающее психическим заболеванием, имеют свои особенности. Между тем производство о применении принудительных мер медицинского характера на стадии возбуждения уголовного дела не осуществляется. По общему правилу рассматриваемое особое уголовно-процессуальное производство начинается лишь с того момента, когда будет установлено, что лицо, совершившее общественно опасное деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления.
  2. Исходя из содержания ст. 438 УПК, можно сделать вывод, что производство о применении принудительных мер медицинского характера начинается также с момента назначения судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.
  3. Соответственно, по общему правилу основанием для начала производства о применении принудительных мер медицинского характера является такая совокупность доказательств, которая позволяет признать доказанным то обстоятельство, что лицо, совершившее общественно опасное деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления.
  4. Основанием начала производства о применении принудительных мер медицинского характера является также постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.
  5. Принято считать, что особый порядок производства о применении принудительных мер медицинского характера урегулирован не только статьями гл. 51 УПК. Соответствующие нормы содержатся также в других статьях: ст. ст. 10, 29, 49 — 51, 109, 128, 129, 133, 136, 151, 162, 163, 195, 196, 203, 208, 237, 238, 253, 308, 352, 397 УПК.
  6. К примеру, особенностью производства о применении принудительной меры медицинского характера является участие в деле законного представителя лица, в отношении которого ведется данное производство. Понятие законного представителя дано в п. 12 ст. 5 УПК. Между тем оно не может быть распространено на рассматриваемое нами особое уголовно-процессуальное производство. Давая определение понятия «законный представитель», законодатель забыл о существовании ст. 437 УПК, регламентирующей порядок участия и правовой статус законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Вместе с тем именно ст. 5 УПК позволяет понять, кто может быть привлечен в качестве законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Законным представителем такого лица могут быть близкие родственники. Пункт 4 ст. 5 УПК дает их перечень. Согласно данной норме права близкими родственниками признаются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства (ч. 1 ст. 437 УПК).
  7. Статья 29 УПК предоставляет только суду право применять в соответствии с требованиями гл. 51 УПК к лицу принудительные меры медицинского характера и помещать подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебно-психиатрической экспертизы. Статьи 49 и 50 УПК посвящены правовому статусу, порядку приглашения, назначения и замены такого субъекта уголовного процесса, как защитник. Участие же защитника в процессах по делам о применении принудительных мер медицинского характера обязательно не только в связи с требованиями ст. 438 УПК, но и в связи с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК.
  8. Согласно п. 3 ч. 10 ст. 109 УПК в срок содержания под стражей засчитывается время принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда. Часть 1 ст. 128 УПК определяет порядок исчисления срока нахождения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, а ч. 1 ст. 129 УПК — то, как лицо, находящееся в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, должно действовать, чтобы срок подачи жалобы или иного документа не считался пропущенным.
  9. Статьи 195 и 196 УПК РФ посвящены судебной экспертизе. В п. 3 ст. 196 УПК, в частности, закреплено требование обязательного производства судебной экспертизы, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в их вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.
  10. Порядок помещения лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства судебной экспертизы определен ст. 203 УПК.
  11. В отношении лица, совершившего преступление в состоянии невменяемости (лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости, но страдающего психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания), обязательно должно быть осуществлено производство о применении принудительных мер медицинского характера. Между тем не всегда оно завершается применением к нему указанных мер.
  12. Предварительное расследование и судебное разбирательство в отношении лица, страдающего психическим расстройством, препятствующим его участию в процессуальных действиях (исключающим возможность его явки в суд), могут быть приостановлены. Когда лицо заболело душевной болезнью после совершения преступления, заболевание (тяжелое, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее участию подозреваемого или обвиняемого в процессуальных действиях) носит временный, непродолжительный характер и оно не опасно для общества, предварительное расследование не завершается, а приостанавливается в соответствии с требованиями п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК. Приостановлению подлежит также судебное разбирательство в случае временного, непродолжительного тяжелого заболевания обвиняемого, если оно подтверждается медицинским заключением (п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК), а равно в случае психического расстройства подсудимого, исключающего возможность его явки в суд (ч. 3 ст. 253 УПК).
  13. Производство о применении принудительных мер медицинского характера может быть завершено решением о прекращении уголовного дела. Причем дело прекращается при наличии установленных законом общих оснований (ст. ст. 24, 27 УПК), а также при наличии специфического, предусмотренного только п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК основания.
  14. Если в ходе предварительного расследования будут установлены основания для применения принудительных мер медицинского характера, следователь выносит постановление о направлении дела в суд, в котором излагаются все обстоятельства и основания для применения судом указанных мер.
  15. С учетом психического состояния лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, а также в силу характера и степени общественной опасности совершенного деяния суд может применить к указанным лицам принудительные меры медицинского характера:

1) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа;

2) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа;

3) принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением (ч. 1 ст. 99 УК).

  1. Пункт «а» ч. 1 ст. 99 УК предусматривает еще один вид принудительных мер медицинского характера — принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях. Данное обстоятельство приводит некоторых ученых к мнению, что названый вид принудительных мер медицинского характера может быть применен к «невменяемым и лицам, заболевшим после совершения преступления тяжким психическим расстройством» <1990>. Между тем с таким утверждением трудно согласиться. Согласно ч. 1 к.с. в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера, указанных в пп. «б» — «г» ч. 1 ст. 99 УК. В данной норме прямо обращено внимание на то, что данный вид особого уголовно-процессуального производства не касается применения к лицу принудительных мер медицинского характера, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 99 УК, то есть принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

 

<1990> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Велби. С. 537.

 

  1. Буквальное толкование ч. 1 к.с. может привести к двум выводам:

1) либо в уголовном процессе одновременно существует два производства о применении принудительных мер медицинского характера. Одно осуществляется перед тем, как принимается решение о применении принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях, а другое — о применении всех иных предусмотренных ст. 99 УК принудительных мер медицинского характера;

2) либо производство о применении принудительных мер медицинского характера — это производство о применении лишь мер, предусмотренных пп. «б» — «г» ч. 1 ст. 99 УК. Именно ему посвящена гл. 51 УПК. Применение же судом к лицу принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях осуществляется в рамках деятельности, о которой идет речь в ч. 4 к.с.

  1. Думается, что второй вывод в большей степени отражает идею законодателя. Первый вывод представляется небезупречным. Это происходит потому, что в УПК нигде ничего не сказано о наличии второго производства о применении принудительных мер медицинского характера — производства о применении в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях. Напротив, ч. 1 к.с. прямо обращает внимание на то, что в отношении указанных лиц осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных пп. «б» — «г» ч. 1 ст. 99 УК, что позволяет исключить возможность применения к ним в рамках предусмотренного гл. 51 УПК особого производства такой принудительной меры медицинского характера, как принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях.
  2. В комментариях к УПК под общей редакцией Н.А. Петухова и Г.И. Загорского авторы разъяснений к соответствующей главе, Ф.В. Кондратьев и С.М. Пахомов, утверждают, что отсутствие п. «а» ч. 1 ст. 99 УК в ст. 433 <1991> о применении ПММХ <1992> является явным упущением, ибо кроме суда никто не может применить к невменяемым этот вид ПММХ. При существующей практике <1993> принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях назначает именно суд как первичный вид ПММХ или в случаях изменения стационарного принудительного лечения на амбулаторное. Поскольку для невменяемых принудительное лечение в амбулаторных условиях может назначаться, продлеваться и изменяться только судом, то рассмотрение производства о применении этого вида ПММХ должно находить отражение в главе 51 УПК <1994>.

———————————

<1991> В комментариях к УПК не указано, о статье какого закона идет речь. Думается, что авторы здесь говорят о ст. 433 УПК. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 676.

<1992> Данной аббревиатурой авторы обозначают понятие «принудительные меры медицинского характера».

<1993> Не совсем ясно, о какой практике идет речь. Первое издание данной работы подписано в печать 20 марта 2002 г., а второе — 5 июня 2002 г., то есть когда УПК 2001 г. еще не вступил в силу и, соответственно, никакой практики его применения на тот момент не могло быть. Положения же ст. 403 УПК РСФСР по вопросу назначения судом амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра кардинально отличаются от положений ст. 433 УПК. Поэтому практика применения ст. 433 УПК не только может, но и должна отличаться от практики применения ст. 403 УПК РСФСР.

<1994> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 676.

 

  1. Действительно, п. «а» ч. 1 ст. 99 УК суду предоставлено право назначать принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях. Согласно ст. 97 и ст. 100 УК данная разновидность принудительных мер медицинского характера может быть назначена судом не только к невменяемым (лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости), но и к лицам:

а) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

б) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости;

в) совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости.

  1. Между тем данное правовое положение в настоящее время действует не полностью. Согласно правилам ст. 4 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с УПК (а таковым является и УК), подлежат приведению в соответствие с УПК. Впредь, до приведения в соответствие с УПК, указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей УПК.
  2. Если принимать в учет положения ст. 4 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», то приходишь к выводу, что не к.с. нужно приводить в соответствие со ст. 99 УК, а наоборот. До приведения в соответствие с положениями к.с. ст. 99 УК может применяться только в части, не противоречащей к.с. Иначе говоря, в настоящее время принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях как принудительная мера медицинского характера может быть назначено судом только к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.
  3. Требования гл. 51 УПК не распространяются на лиц, в отношении которых судом может быть назначено принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях.
  4. Итак, в рамках производства, основания которого урегулированы ч. ч. 1 — 3 к.с., суд может применить принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего, специализированного типа и в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением.
  5. Принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа применяется в отношении лиц, страдающих психическим расстройством (душевнобольных), которые по своему психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и наблюдении, но не требуют интенсивного наблюдения. Урегулированная УПК РСФСР 1960 г. практика принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, общего типа показывает, что это обычно лица, которые совершили общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь граждан, по психическому состоянию не представляющие угрозы для окружающих.
  6. Принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа применяется к лицам, страдающим психическим расстройством (душевнобольным), которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя или других людей. Обычно это лица, которые совершили общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь граждан.
  7. Принудительное лечение в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа с интенсивным наблюдением применяется к душевнобольным, по психологическому состоянию и характеру совершенного ими общественно опасного деяния представляющим особую опасность для себя или других людей и требующим постоянного и интенсивного наблюдения. Все, кто помещен в такую медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, должны содержаться в условиях, исключающих возможность совершения ими нового общественно опасного деяния.
  8. Таким образом, принудительные меры медицинского характера применяются только к лицам, которые по характеру совершенного ими деяния и своему болезненному состоянию представляют опасность для себя или других лиц в связи с возможностью причинения ими иного серьезного вреда.
  9. Причем решение вопроса о невменяемости, применении принудительной меры медицинского характера и ее виде относится к компетенции суда. Определение конкретного психиатрического учреждения, где должно проводиться лечение, относится к компетенции органов здравоохранения <1995>.

———————————

<1995> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Как правильно отмечает большинство ученых, принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Они представляют собой систему психотерапевтических, медико-профилактических и медико-реабилитационных мер, а также систему медицинских мер по уходу и надзору за психически больными <1996>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

 

<1996> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Велби. С. 536.

 

  1. Осуществляются они не в системе учреждений, исполняющих наказание, а в психиатрических учреждениях органов здравоохранения. Причем лица, по постановлению суда помещенные в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для применения к ним принудительных мер медицинского характера, признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях. Они пользуются также следующими правами:

— обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, и соблюдения прав, предоставленных Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»;

— подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд, к адвокату, в государственное юридическое бюро (при наличии);

— встречаться с адвокатом, работником или уполномоченным лицом государственного юридического бюро и со священнослужителем наедине;

— исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, иметь религиозные атрибутику и литературу, если это не нарушает внутренний распорядок медицинской организации;

— выписывать газеты и журналы;

— получать общее образование, в том числе по адаптированной образовательной программе;

— получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

  1. Лицо, к которому применены принудительные меры медицинского характера, имеет также следующие права, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья либо безопасности пациентов, а также в интересах здоровья либо безопасности других лиц:

— вести переписку без цензуры;

— получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;

— пользоваться телефоном;

— принимать посетителей;

— иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой (ст. 37 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»).

  1. Суд не назначает срока применения принудительных мер медицинского характера. Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 102 УК как минимум каждые шесть месяцев лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. Изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются в рамках процедуры рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговоров (п. 12 ст. 397 УПК) с соблюдением требований ст. 445 УПК.
  2. В том же порядке принудительные меры медицинского характера назначаются лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
  3. Принудительные меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях, принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях (общего типа, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением), могут быть применены судом к лицу:

— совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то есть когда это лицо во время совершения деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо не подлежит уголовной ответственности (ч. 1 ст. 21 УК);

— у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Такое лицо освобождается судом от наказания либо от дальнейшего его отбывания (ч. 1 ст. 81 УК), в случае выздоровления оно может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и ст. 83 УК.

Принудительные меры медицинского характера судом могут быть применены к лицу, совершившему преступление и страдающему психическим расстройством, не исключающим вменяемости, но нуждающемуся в лечении психического расстройства. Такому лицу наряду с наказанием суд может назначить принудительную меру медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях (ч. 2 ст. 99 УК). Решение об этом должно содержаться в резолютивной части приговора <1997>.

———————————

<1997> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 7. 2011.

 

  1. В ч. 4 к.с. закралась некоторая неточность. Здесь говорится, что принудительные меры медицинского характера «применяются» при постановлении приговора. О том, что принудительные меры медицинского характера «применяются» при постановлении приговора, утверждает также В.К. Бобров <1998>.

———————————

<1998> См.: Бобров В.К. Глава 51. Производство о применении принудительных мер медицинского характера // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 708.

 

  1. Между тем ни суд, ни какой-либо другой орган при (во время) постановлении приговора принудительных мер не только не применяет, но и не может применить. Суд не имеет в своем распоряжении соответствующих средств. Применение принудительных мер медицинского характера не является функцией суда.
  2. В соответствии с ч. 1 ст. 18 УИК РФ к осужденным к принудительным работам, ограничению свободы, аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, данные меры применяются учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний. Данные меры применяются по решению суда, соответственно, после, а не при постановлении приговора. Судом же принудительные меры медицинского характера не применяются, а назначаются.
  3. Путаница с понятиями «применение принудительных мер медицинского характера» и «назначение принудительных мер медицинского характера» отразилась также на содержании приведенных некоторыми авторами разъяснений положений ст. 433 УПК. Ими дается определение понятию «основания применения принудительных мер медицинского характера», назначенных в соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК.
  4. Так, В.К. Бобров отмечает, что основанием применения принудительных мер медицинского характера являются опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, и психическое расстройство, которое связано с опасностью для него и других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда (например, совершением нового преступления) <1999>.

———————————

<1999> См.: Бобров В.К. Указ. соч. С. 709.

 

  1. С.П. Щерба приводит аналогичное определение. По его мнению, «основанием для применения принудительных мер медицинского характера являются общественная опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, психического состояния, и возможности в связи с этим совершения новых общественно опасных деяний» <2000>.

———————————

<2000> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 595.

 

  1. Авторы в своих определениях, скорее всего, говорят об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера, а не их применения. Не будем в настоящем комментарии рассуждать о качестве интерпретации авторами содержания ч. 1 ст. 443 УПК, в которой и идет речь об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера <2001>. Она, в особенности у В.К. Боброва, мало соответствует букве закона.

———————————

<2001> Не составляет труда заметить, что, не отвечая на вопрос, что является основанием для производства (начала производства) о применении принудительных мер медицинского характера (а именно об этом идет речь в комментируемой ими статье), В.К. Бобров, к примеру, пытается прокомментировать положения ст. 443 УПК, а не ст. 433 УПК, которую он якобы разъясняет. Нами же в настоящей работе разъяснено указанное основание лишь из-за того, что его анализ приведен в двух комментариях к УПК. Тем более что данные комментарии вышли в свет под общей редакцией: один — Председателя Верховного Суда РФ, а другой — заместителя министра внутренних дел РФ — начальника Следственного комитета при МВД России.

 

  1. Отметим лишь то, что, исходя из положений, закрепленных в ч. 1 ст. 13 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и ч. 1 ст. 443 УПК, основанием применения принудительных мер медицинского характера может быть только постановление суда об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении <2002> к нему принудительных мер медицинского характера. Лицо может быть опасным, страдать психическим расстройством, но, если в отношении его не будет вынесено соответствующего постановления, применение в отношении данного лица принудительных мер медицинского характера следует признать незаконным в связи с отсутствием юридического основания их применения.

———————————

<2002> Думается, и в наименовании данного постановления последовательнее было бы говорить не о применении принудительных мер медицинского характера, а об их назначении, как об этом упомянуто в ч. 2 ст. 433 УПК.

 

  1. Между тем и с характеристикой основания назначения принудительных мер медицинского характера через термины «опасность лица» и «психическое расстройство» можно поспорить. Согласно ч. 1 ст. 443 УПК постановление об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера выносится в связи (на основании) с признанием доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.
  2. Редакция данной нормы позволяет понять подход законодателя к понятию основания рассматриваемого нами процессуального решения. Основанием данного процессуального решения является не свойство личности и тем более не его заболевание (психическое расстройство), а достаточная для принятия искомого решения совокупность доказательств.
  3. Соответственно, основанием назначения принудительных мер медицинского характера является такая совокупность доказательств, которая позволяет признать доказанным то обстоятельство, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.
  4. Основание же производства о применении принудительных мер медицинского характера — это, с одной стороны, совокупность доказательств, позволяющая признать доказанным, что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления, с другой — постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.
  5. См. также комментарий к ст. ст. 397, 434, 439, 441, 442, 444, 445 и ко всем иным названным здесь статьям УПК <2003>.

———————————

<2003> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера. Комментарий к статье 433 УПК. М., 2002.

 

Статья 434. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

 

Комментарий к статье 434

 

  1. При осуществлении производства о применении принудительных мер медицинского характера следует строго соблюдать Конституцию РФ, нормы уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства. При решении отдельных вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, необходимо руководствоваться положениями Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Федерального закона от 7 мая 2009 г. N 92-ФЗ «Об обеспечении охраны психиатрических больниц (стационаров) специализированного типа с интенсивным наблюдением», а также иных нормативных правовых актов, в том числе Постановления Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. N 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации от 17 октября 2005 г. N 640/190 «О Порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу» <2004>.

———————————

<2004> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. При производстве о применении принудительных мер медицинского характера судам следует учитывать положения международных актов, практику Европейского суда по правам человека. В частности, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на Первом конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г.) предусматривают положение о том, что лиц, сочтенных душевнобольными, не следует подвергать тюремному заключению, поэтому необходимо принимать меры для их скорейшего перевода в заведения для душевнобольных (правило 82(1)). Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (утверждены Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. N 46/119) предусматривают, что в отношении лиц, совершивших запрещенные уголовным законом деяния, если предполагается или установлено, что они страдают психическим заболеванием, общие принципы защиты подлежат применению в полном объеме с такими минимальными, необходимыми в данных обстоятельствах изменениями и исключениями, которые не будут наносить ущерб их правам (принцип 20).
  2. При решении вопросов, связанных с изменением, продлением или прекращением применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, переданных Российской Федерации в соответствии с Конвенцией о передаче лиц, страдающих психическими расстройствами, для проведения принудительного лечения (28 марта 1997 г.), судам следует принимать во внимание положения указанной Конвенции <2005>.

———————————

<2005> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Предварительная проверка заявления (сообщения) об общественно опасном деянии невменяемого осуществляется так же, как и в обычном порядке, на основе положений, закрепленных в гл. 19 и 20 УПК. Поводы и основания к возбуждению уголовного дела по такого рода происшествиям такие же, как и во всех других случаях. Если из повода или материалов проверки следует факт душевного заболевания лица, совершившего деяние, должно быть возбуждено уголовное дело, и лишь затем собраны доказательства, подтверждающие его виновность или невиновность.
  2. Нельзя отказывать в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления (нет субъекта) даже тогда, когда заведомо известно, что лицо уже лечилось в психиатрической больнице, что подобные действия им осуществляются не в первый раз. Уголовное дело должно быть возбуждено, и должно быть проведено расследование в целях применения в последующем к такому лицу принудительных мер медицинского характера.
  3. Отказ в возбуждении уголовного дела может иметь место только тогда, когда:

1) деяния, о котором сообщено в компетентный орган, вообще не было;

2) деяние, о котором сообщено в компетентный орган, не является общественно опасным;

3) правонарушитель бесспорно не является опасным для общества.

  1. Если по фактам совершения общественно опасных деяний невменяемыми, а также преступлений — лицами, заболевшими душевной болезнью после совершения преступления, расследование начинается органом дознания, то при установлении душевного заболевания у лица, совершившего общественно опасное деяние, дело для дальнейшего расследования должно быть направлено следователю. Орган дознания в пределах своей подведомственности (см. комментарий к ст. ст. 21, 145, 157 УПК) вправе возбудить уголовное дело в отношении деяния, совершенного лицом, страдающим психическим заболеванием, но расследование такого происшествия должно быть ограничено неотложными следственными действиями.
  2. В к.с. не дан исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по анализируемой категории дел. При производстве предварительного следствия и судебного разбирательства по делам о запрещенных уголовным законом деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, должны предприниматься меры к выяснению обстоятельств, способствовавших совершению общественно опасного деяния, а также возможности или невозможности назначения (исполнения) лицу, совершившему общественно опасное деяние, наказания.
  3. Указанные в к.с. обстоятельства устанавливаются путем производства различных следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (осмотры, обыски, выемки, допросы и т.п.).
  4. Трудности, возникающие при производстве рассматриваемого вида предварительного следствия, обусловлены тем, что:

— нет такого вида доказательства, как показания обвиняемого;

— отсутствуют ходатайства обвиняемого, которые могли бы способствовать всестороннему исследованию дела;

— у следователя, как правило, отсутствует опыт рассмотрения подобной категории дел из-за их редкой встречаемости.

  1. Однако все это не устраняет возможности производства в отношении душевнобольного задержания и избрания меры пресечения.
  2. Статьей 151 УПК прямо не оговорено, каким органом предварительного следствия должно производиться предварительное расследование по уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение. Когда согласно предметной подследственности преступление, признаки которого содержатся в общественно опасном деянии указанного лица, отнесено к подследственности определенного органа предварительного следствия, он и будет производить по делу расследование в полном объеме.
  3. Преступление, признаки которого содержатся в деянии, совершенном невменяемым или лицом, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, в обычном порядке подследственно органу дознания; кто будет проводить по нему предварительное следствие, решает прокурор.
  4. В связи с тем что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, не несет за свои действия уголовной ответственности, а лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, во время производства по делу не отдают себе отчета в своих действиях и не могут руководить ими, в отношении них не выносится постановление о привлечении в качестве обвиняемого, не предъявляется обвинение, не производится допрос в качестве обвиняемого и по окончании следствия они не знакомятся с материалами законченного производства.
  5. В случаях, когда в совершении общественно опасного деяния наряду с психически больным принимали участие лица, не страдающие расстройством душевной деятельности, привлечение последних в качестве обвиняемых и ознакомление их с материалами дела производятся в общем порядке.
  6. О производстве судебной экспертизы по данной категории уголовных дел см. комментарий к ст. ст. 196, 203 УПК.
  7. См. также комментарий к ст. ст. 150, 151, 433, 442, 443 УПК.

 

Статья 435. Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях

 

Комментарий к статье 435

 

  1. Если бы законодатель посвятил ч. 2 к.с. только подозреваемому и (или) обвиняемому, он об этих субъектах и написал бы в указанной статье. Но здесь говорится о другом субъекте — о «лице» или более полно — о «лице, не содержащемся под стражей». Таким лицом может быть как не содержащийся под стражей подозреваемый (обвиняемый), так и иное лицо, в отношении которого следователь собрал такую совокупность доказательств, которая в обычном порядке, если бы отсутствовали сомнения во вменяемости лица, позволила бы предъявить ему обвинение.
  2. Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для производства экспертизы подозреваемого, обвиняемого, содержащегося под стражей, производится в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 203 УПК, а не содержащегося под стражей — в порядке, предусмотренном ст. ст. 165, 203 УПК.
  3. Постановление суда о помещении лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, а также о продлении срока пребывания в нем может быть обжаловано этим лицом, его защитником, законным представителем, иными лицами в порядке, предусмотренном УПК <2006>.

———————————

<2006> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. См. комментарий к ст. ст. 108, 203 УПК.

 

Статья 436. Выделение уголовного дела

 

Комментарий к статье 436

 

  1. Когда в совершении общественно опасного деяния наряду с психически больным принимали участие лица, не страдающие расстройством душевной деятельности, материалы на невменяемого или лицо, заболевшее душевной болезнью после совершения преступления, если это возможно без ущерба для полноты расследования, выделяются в отдельное производство. В случае невозможности выделения в отношении его дела в отдельное производство следует приостановить расследование по всему делу до выхода лица, совершившего общественно опасное деяние, из болезненного состояния.
  2. См. также комментарий к ст. 154 УПК.

 

Статья 437. Участие лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и его законного представителя

 

Комментарий к статье 437

 

  1. Лицом, о котором идет речь в ч. 1 и п. 1 ч. 2 к.с., может быть как совершеннолетнее, так и несовершеннолетнее (малолетнее) лицо, как вменяемый, так и невменяемый на момент совершения преступления гражданин, вне зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
  2. Сразу же, вслед за началом производства о применении принудительных мер медицинского характера, у лица, в отношении которого оно ведется, должен появиться законный представитель.
  3. К участию в уголовном деле «привлекается» не законный представитель, а близкий родственник (орган опеки и попечительства), который после состоявшегося «привлечения» наделяется статусом законного представителя.
  4. Круг лиц, которые могут быть законными представителями лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, гораздо шире круга тех лиц, кто может быть допущен к участию в деле в качестве законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего. Законным представителем лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, может быть супруг, супруга, дети, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки, которые не вправе выступать законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего.
  5. Лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные ст. 46 и ст. 47 УПК процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять такие права. При этом учитываются заключение экспертов, участвовавших в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости медицинское заключение медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях (ч. 1 к.с.). Следует иметь в виду, что указанные медицинские документы не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами.
  6. Показания лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, участвующего в судебном заседании, также могут учитываться судом при оценке его психического состояния, а равно опасности лица для самого себя или других лиц либо возможности причинения им иного существенного вреда, при определении вида принудительной меры медицинского характера <2007>.

———————————

<2007> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Вернемся к анализу последнего предложения ч. 1 к.с. Здесь сказано, что «при отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства». Под «отсутствием» здесь понимается невозможность установления места жительства и, соответственно, обеспечения участия в деле в качестве законного представителя кого-либо (хотя бы одного) из людей, являющихся лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, близким родственником.
  2. Соответственно, нельзя таким «отсутствием» считать всего лишь неявку близкого родственника лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, к следователю (руководителю следственного органа и др.). Такая неявка по вызову может иметь следствием применение мер уголовно-процессуального принуждения, но ни в коем случае не лишение близкого родственника возможности участвовать в уголовном деле в качестве законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.
  3. Возникает вопрос: правомерно ли привлекать в качестве законного представителя орган опеки и попечительства, когда близкий родственник у лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, имеется, но он не желает представлять интересы последнего? Прямого запрета привлечения в качестве законного представителя такого близкого родственника в законе не содержится. Однако вряд ли не желающий представлять интересы своего близкого родственника человек будет эффективно реализовывать ту функцию, которая и обусловливает необходимость вовлечения в уголовное судопроизводство законного представителя. В этой связи представляется последовательной рекомендация отказа от признания законным представителем близкого родственника лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, если этот родственник не желает участвовать в деле в данном качестве.
  4. В то же время следует иметь в виду, что участие законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, по такого рода делам является обязательным <2008>.

———————————

<2008> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Часть 3 к.с. требует разъяснения законному представителю лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, лишь прав, предусмотренных к.с. Между тем в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 11 УПК следователь (руководитель следственного органа и др.) обязан разъяснять каждому участнику уголовного судопроизводства все его права, обязанности и ответственность, обеспечивать возможность осуществления этих прав. В связи с указанным положением законному представителю должны разъясняться не только перечисленные в к.с. права, но и имеющиеся у него иные права, включая обязанности и ответственность.
  2. В ч. 2 к.с. приведен неисчерпывающий перечень прав законного представителя. В этой связи необходимо уточнить, какие еще права имеются у законного представителя, какие на него возложены обязанности и ответственность. Помимо перечисленных в к.с. прав законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, имеет возможность:

1) знать свои права, обязанности и ответственность (ч. 1 ст. 11 УПК);

2) знать, в совершении какого деяния, запрещенного уголовным законом, уличается представляемое им лицо (п. 1 ч. 2 ст. 437 УПК);

3) делать заявления, давать показания по делу на родном языке или языке, которым он владеет (ч. 2 ст. 18 УПК);

4) пользоваться помощью переводчика бесплатно (ч. 2 ст. 18 УПК);

5) не подвергаться унижению чести, человеческого достоинства и (или) опасности для жизни и (или) здоровья (ч. 1 ст. 9 УПК);

6) не подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ч. 2 ст. 9 УПК);

7) заявлять ходатайства (п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК);

8) приглашать защитника для представляемого им лица (по аналогии с ч. 1 ст. 50 УПК);

9) заявлять отводы (п. 2 ч. 2 ст. 437 УПК);

10) собирать письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК);

11) представлять письменные документы и (или) предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (п. 3 ч. 2 ст. 437 УПК);

12) участвовать с разрешения следователя в следственных действиях, производимых по его ходатайству и (или) ходатайству его защитника (п. 4 ч. 2 ст. 437 УПК);

13) знать цель и порядок производства следственного действия (если он участвует в таковом) (ч. 5 ст. 164, ч. 10 ст. 166, ч. 1 ст. 189 УПК);

14) быть уведомленным о применении при производстве следственного действия, в котором он принимал участие, технических средств (ч. 5 ст. 166 УПК);

15) отдыхать один час после допроса продолжительностью четыре часа (ч. 2 ст. 187 УПК);

16) не подвергаться допросу в течение дня общей продолжительностью более 8 часов (ч. 3 ст. 187 УПК);

17) читать документы, относящиеся к его показаниям (ч. 2 ст. 279 УПК);

18) изготовлять в ходе допроса схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу (ч. 5 ст. 190 УПК);

19) удостоверять правильность записи показаний и всего содержания протокола следственного действия, в котором он принимал участие (ч. ч. 6, 7 ст. 166 УПК);

20) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и (или) полноте сделанных в них записей (п. 5 ч. 2 ст. 437 УПК);

21) дать объяснение причин отказа подписать протокол следственного действия, которое заносится в данный протокол (ч. 2 ст. 167 УПК);

22) принимать участие в судебном заседании по рассмотрению вопроса о заключении представляемого им лица под стражу (по аналогии с ч. 4 ст. 108 УПК);

23) быть уведомленным о прекращении уголовного дела или направлении его в суд (ч. 3 ст. 439 УПК);

24) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме, в том числе с использованием технических средств, получать копию постановления о прекращении уголовного дела (п. 6 ч. 2 ст. 437 УПК);

25) получить копию постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера (ч. 6 ст. 439 УПК);

26) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела (п. 7 ч. 2 ст. 437 УПК);

27) обжаловать действия (бездействие) и (или) решения следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда (п. 8 ч. 2 ст. 437 УПК);

28) обжаловать в апелляционном порядке или в порядке надзора постановление суда, вынесенное в отношении представляемого им лица (ст. 444 УПК);

29) получать копии обжалуемых решений (п. 9 ч. 2 ст. 437 УПК);

30) знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и (или) подавать на них возражения (п. 10 ч. 2 ст. 437 УПК);

31) участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и (или) надзорной инстанций (п. 11 ч. 2 ст. 437 УПК);

32) быть извещенным о назначении уголовного дела к слушанию по вопросу прекращения, изменения или продления применения принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 445 УПК);

33) реализовывать иные предоставленные ему законодательством возможности.

  1. Законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, обязан:

1) явиться по вызову лица или органа, в производстве которого находится возбужденное уголовное дело или же которому поручено проведение процессуального действия с его участием;

2) заранее уведомить следователя (дознавателя и др.) о причинах неявки (по аналогии с ч. 3 ст. 188 УПК);

3) не разглашать без разрешения данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в установленном ст. 161 УПК порядке;

4) предъявлять по требованию суда используемые им письменные заметки и (или) документы;

5) соблюдать порядок в судебном заседании;

6) подчиняться распоряжениям председательствующего (ст. 258 УПК);

7) в случае его допроса нести ответственность за отказ от дачи показаний, если показания не касаются его самого, его супруга и (или) кого-либо из близких родственников, и за дачу заведомо ложных показаний;

8) следовать иным предъявляемым к нему УПК требованиям.

  1. В случае неисполнения возложенных на законного представителя обязанностей он может быть привлечен к предусмотренной законом ответственности, в том числе и к уголовной ответственности.
  2. Суд обязан обеспечить законному представителю возможность осуществления его процессуальных прав, в том числе прав участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела, заявлять ходатайства и отводы, представлять доказательства, обжаловать решения суда, получать копии обжалуемых решений, знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях и подавать на них возражения, участвовать в заседаниях судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Кроме этого, подлежат разъяснению законному представителю его права инициировать ходатайства об изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера и участвовать при их рассмотрении на основании ст. 445 УПК.
  3. В случае необходимости суд может принять решение о допросе законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, в качестве свидетеля при его согласии, о чем выносит постановление (определение) и разъясняет ему права, указанные в ч. 4 ст. 56 УПК. При допросе законный представитель предупреждается об уголовной ответственности только за дачу заведомо ложных показаний.
  4. Если законный представитель действует в ущерб интересам представляемого им лица, он отстраняется судом от участия в деле и законным представителем лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, признаются другие лица, указанные в п. 4 ст. 5 УПК, а при их отсутствии — орган опеки и попечительства <2009>.

———————————

<2009> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. По смыслу уголовно-процессуального закона согласие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, на проведение в отношении его судебной экспертизы не требуется.
  2. Вместе с тем суду следует обеспечить лицу, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, возможность участвовать в судебном заседании при решении вопроса о проведении в отношении его судебной экспертизы и самостоятельно реализовать права, предусмотренные ч. 1 ст. 198 УПК, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом <2010>.

———————————

<2010> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 2. 2011.

 

  1. Необеспечение судом лицу, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, права лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяло ему участвовать в судебном заседании и осуществлять свои процессуальные права, является нарушением требований ч. 1 к.с. и ч. 1 ст. 441 УПК, влекущим отмену состоявшегося судебного решения <2011>.

———————————

<2011> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 5, 48, 166, 167, 203, 218, 433, 440 и ко всем иным названным здесь статьям УПК <2012>.

———————————

<2012> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Уголовно-процессуальный статус законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Комментарий к ст. 437 УПК. М., 2004.

 

Статья 438. Участие защитника

 

Комментарий к статье 438

 

  1. Защитник лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, вправе:

1) знать свои права и обязанности (ч. 1 ст. 11 УПК);

2) делать заявления, давать консультации и т.п. на своем родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться услугами переводчика;

4) представлять доказательства;

5) заявлять ходатайства, в том числе о прекращении или изменении применения к подзащитному лицу принудительной меры медицинского характера (ч. 1 ст. 445 УПК);

6) заявлять отводы любому из лиц, перечисленных в ст. ст. 61 — 72 УПК;

7) приносить жалобы на действия (бездействие) и (или) решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

8) иметь с подзащитным свидания наедине и конфиденциально без большего, чем предусмотрено в ч. 4 ст. 92 УПК, ограничения их числа и продолжительности;

9) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, знакомиться с материалами, на основании которых принимаются судебные решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, если эти решения затрагивают права и (или) свободы подзащитного <2013>, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

———————————

<2013> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 12 мая 2003 г. N 173-О «По жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собр. законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2872.

 

10) получить копию постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера (ч. 6 ст. 439 УПК);

11) участвовать в предварительном слушании;

12) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной, надзорной инстанций, при возобновлении дел ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

13) участвовать в исследовании доказательств во время судебного следствия;

14) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

15) обжаловать постановление суда в апелляционном порядке или в порядке надзора (ст. 444 УПК);

16) знать о принесенных по делу жалобах и (или) протестах, знакомиться с содержанием таковых, когда таковые касаются интересов его подзащитного, и подавать на них возражения;

17) представлять суду, рассматривающему уголовное дело в апелляционном порядке, дополнительные материалы;

18) при рассмотрении уголовного дела в кассационном, надзорном порядке, а равно ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств после доклада судьи (прокурора) дать свои устные объяснения;

19) быть извещенным о назначении к слушанию вопроса о прекращении, изменении или продлении применения к подзащитному принудительной меры медицинского характера (ч. 3 ст. 445 УПК);

20) принять участие в судебном заседании по рассмотрению вопроса о прекращении, изменении или продлении применения к подзащитному принудительной меры медицинского характера (ч. 4 ст. 445 УПК).

Участвуя в следственном действии, он также вправе:

21) быть уведомленным о применении технических средств;

22) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие;

23) требовать внесения в протокол следственного действия поправок;

24) требовать дополнения протоколов следственных действий, в которых он лично принимал участие, и внесения в них уточнений;

25) удостоверять правильность записи показаний в протоколе того следственного действия, в котором он принимал участие.

В случае назначения и производства судебной экспертизы он вправе:

26) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

27) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;

28) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

29) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

30) присутствовать с разрешения следователя (руководителя следственного органа и др.) при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

31) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ст. 198 УПК).

Специфические права защитника:

32) знать, какое запрещенное уголовным законом деяние, как считается, совершил его подзащитный;

33) при наличии к тому оснований заявлять самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК);

34) собирать доказательства путем получения предметов, документов и (или) иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и (или) организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК);

35) привлекать специалиста;

36) участвовать в допросе подзащитного, если таковой производится, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подзащитного либо по его ходатайству и (или) ходатайству самого защитника в порядке, установленном УПК;

37) давать в присутствии следователя (руководителя следственного органа и др.) во время производства следственного действия своему подзащитному краткие консультации по вопросам, касающимся предмета оказываемой им юридической помощи;

38) в случае его участия в допросе задавать с разрешения следователя (руководителя следственного органа и др.) вопросы допрашиваемым лицам, которые обязательно заносятся в протокол, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе допроса;

39) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подзащитного, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться последнему;

40) участвовать в прениях сторон;

41) быть допущенным к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения специальных проверочных мероприятий, если он участвует в уголовном процессе, связанном с подобного рода сведениями (ч. 1 ст. 21.1 Закона РФ «О государственной тайне»);

42) использовать иные не запрещенные УПК средства и (или) способы защиты.

  1. На защитника лица, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, кроме того, возлагаются обязанности:

1) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы подзащитного всеми не запрещенными законодательством РФ средствами;

2) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);

3) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела;

4) соблюдать порядок в судебном заседании;

5) подчиняться распоряжениям председательствующего (ст. 258 УПК);

6) не отказываться от принятой на себя защиты лица, в отношении которого осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера;

7) не разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и (или) оказанием другой юридической помощи;

8) иные обязанности.

  1. Участие защитника в производстве о применении принудительных мер медицинского характера «с момента» вынесения постановления о назначении в отношении лица судебно-психиатрической экспертизы должно быть безусловным. Обязанность обеспечить участие в производстве о применении принудительных мер медицинского характера защитника возлагается на следователя (руководителя следственного органа и др.) вне зависимости от того, какова тяжесть совершенного подзащитным общественно опасного деяния, простоты или же сложности предварительного расследования, наличия либо отсутствия согласия на то подзащитного или же его законного представителя. Отказ от защитника по этим делам не может быть принят судом. В случае нарушения указанных требований в ходе предварительного расследования уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК <2014>.

———————————

<2014> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. В уголовном процессе вынесенным постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы будет и тогда, когда оно лицу, в отношении которого вынесено, еще не объявлено. Объявление постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, о котором упоминается в п. 4 ч. 3 ст. 49 УПК, осуществляется после вынесения данного процессуального документа. На момент направления постановления в экспертное учреждение оно, безусловно, уже вынесено. И как следствие того, защитник у лица, в отношении которого вынесено постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы, уже должен быть.
  2. Защитник должен быть у лица, когда в отношении его вынесено постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Термин «в отношении» означает, что в постановлении о назначении судебно-психиатрической экспертизы записано, кто именно будет подвергнут экспертному исследованию. По крайней мере в постановлении должны содержаться фамилия, имя и отчество этого лица. А в материалах уголовного дела содержаться доказательства, подтверждающие тот факт, что именно это конкретное лицо совершило запрещенное уголовным законом деяние, о котором идет речь в рассматриваемом постановлении. Причем если постановление не вынесено в отношении подозреваемого (обвиняемого), то в рамках производства о применении принудительных мер медицинского характера следователь (руководитель следственного органа и др.) должен располагать такой совокупностью доказательств, которые в обычном порядке позволили бы привлечь в качестве обвиняемого лицо, во вменяемости которого возникли сомнения.
  3. Несомненно, закрепленное в к.с. условие «если защитник ранее не участвовал в данном уголовном деле» не должно толковаться буквально. Обязательное участие защитника с момента вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы распространяется не только на случаи, когда до этого защитника у лица, в отношении которого оно вынесено, не было, но и на все другие ситуации. Иначе говоря, если до вынесения указанного постановления у подозреваемого (обвиняемого) был защитник, но после назначения судебно-психиатрической экспертизы подозреваемый (обвиняемый), в отношении которого вынесено постановление, отказался от помощи защитника, то для следователя (руководителя следственного органа и др.) такой отказ от защитника не будет иметь юридической силы. У рассматриваемой разновидности подозреваемых (обвиняемых) либо останется тот же защитник (несмотря на их отказ от защитника), либо появится новый.
  4. См. также комментарий к ст. ст. 9, 51, 53, 433, 435 и ко всем иным названным здесь статьям УПК <2015>.

———————————

<2015> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Участие защитника с момента вынесения постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Комментарий к статье 438 УПК. М., 2005.

 

Статья 439. Окончание предварительного следствия

 

Комментарий к статье 439

 

  1. Предварительное расследование по делам о невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, оканчивается прекращением дела производством либо направлением его в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Обвинительное заключение по этим делам не составляется.
  2. Когда лицо заболело душевной болезнью после совершения преступления, заболевание носит временный, непродолжительный характер и оно не опасно для общества, предварительное расследование не завершается, а приостанавливается по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК.
  3. Прекращается дело при наличии установленных законом общих оснований (ст. ст. 24, 27 УПК), а также при наличии специфического, предусмотренного только п. 1 к.с. основания.
  4. Основание прекращения уголовного дела, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК (в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда), может быть применено при одновременном стечении следующих условий:

1) имело место общественно опасное деяние, и его совершил искомый субъект;

2) на момент решения вопроса о прекращении уголовного дела лицо страдало психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение в отношении его наказания;

3) характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда, или же лицо перестало быть общественно опасным. Иначе следовало бы направить дело в суд для рассмотрения вопроса о применении к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние, принудительных мер медицинского характера;

4) расстройство психики не носило временного, непродолжительного характера. Если заболевший может скоро выздороветь, необходимо, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК, приостановить предварительное расследование, возобновить его по выздоровлении и только после этого принять окончательное для стадии предварительного расследования решение.

При этом следует помнить, что приостановлению по п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК могут подлежать только производства в отношении не представляющих опасности для общества, себя или других лиц душевнобольных граждан. По всем остальным психически больным, совершившим общественно опасное деяние, расследование и разрешение дела должны быть завершены, а не приостановлены;

5) деяние совершено вменяемым лицом, то есть имело место преступление. Когда деяние совершено невменяемым, нет преступления, а значит, налицо основание — отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК).

  1. Положения принципа презумпции невиновности — «не доказано, что лицо на момент совершения преступления было вменяемым, значит, нет преступления» — здесь неприменимы вследствие их негативного влияния на защищаемые государством интересы потерпевшего. Пункт 1 к.с. — не реабилитирующее основание прекращения уголовного дела, а п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК — реабилитирующее. В исследуемой нами ситуации (когда психическое состояние лица, совершившего деяние, на предварительном следствии не позволяет выяснить, вменяемо оно было или невменяемо до этого) могло иметь место преступление, а значит, у потерпевшего (гражданского истца) должно остаться как минимум право на беспошлинное рассмотрение вопроса о возмещении причиненного ему в результате совершения запрещенного уголовным законом деяния вреда в рамках гражданского судопроизводства.
  2. Если в ходе предварительного расследования будут установлены основания для применения принудительных мер медицинского характера, следователь выносит постановление о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, в котором излагаются все обстоятельства и основания для применения судом указанных мер.
  3. Принудительные меры медицинского характера могут быть применены по назначению суда также к совершившему запрещенное уголовным законом деяние лицу, у которого в процессе следствия либо рассмотрения дела в суде установлено временное расстройство душевной деятельности, препятствующее определению его психического состояния во время совершения общественно опасного деяния, если по характеру совершенного деяния и своему психическому состоянию это лицо представляет опасность для общества, себя или других лиц и нуждается в лечении в принудительном порядке <2016>.

———————————

<2016> См.: Ведомости Верховного Совета СССР. N 25. 1985.

 

  1. Следователь заканчивает свою деятельность составлением постановления о направлении дела в суд для решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера лишь тогда, когда:

1) установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию;

2) доказательствами подтверждено, что запрещенное уголовным законом деяние совершено лицом, страдающим психическим расстройством (душевнобольным);

3) исходя из характера общественно опасного деяния и своего психического состояния, лицо, его совершившее, представляет опасность для себя, других лиц или имеется возможность причинения им иного существенного вреда.

  1. В рассматриваемом постановлении излагаются сущность дела, формулировка совершенного общественно опасного деяния, статья уголовного закона, предусматривающая ответственность за подобного рода поведение.
  2. Постановление о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 24, 27, 212, 213, 216 — 219, 433, 434, 438 УПК.

 

Статья 440. Назначение судебного заседания

 

Комментарий к статье 440

 

  1. Получить уголовное дело о применении принудительной меры медицинского характера может не только судья районного суда.
  2. Подсудность дел о применении принудительных мер медицинского характера определяется по общим правилам подсудности уголовных дел, установленным в ст. 31 УПК.
  3. В силу ст. 352 УПК такие дела не подлежат рассмотрению судом с участием присяжных заседателей.
  4. Судья, получив уголовное дело о применении принудительной меры медицинского характера, при отсутствии оснований для направления его по подсудности и для назначения предварительного слушания выносит постановление о назначении судебного заседания, в котором разрешаются вопросы, указанные в ч. 2 ст. 231 УПК.
  5. Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть извещено о месте, дате и времени судебного заседания для того, чтобы осуществить свое право на заявление ходатайств (о личном ознакомлении с материалами уголовного дела, о личном участии в судебном заседании и др.) или реализовать иные права, гарантированные уголовно-процессуальным законом <2017>.

———————————

<2017> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Вопрос о вызове лица, о котором рассматривается дело, решается с учетом заключения экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости медицинского заключения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. Обычно такой вызов обусловливается необходимостью его опознания свидетелями или потерпевшим, а также разрешения сомнений в правильности заключения экспертов-психиатров.
  2. Судебное заседание по делам о запрещенных уголовным законом деяниях невменяемых, а также о преступлениях лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, назначается постановлением судьи <2018>.

———————————

<2018> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 января 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 8. 1995.

 

  1. Согласно ч. 2 ст. 445 УПК вопросы продления, изменения или прекращения применения принудительной меры медицинского характера рассматриваются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры.
  2. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 31, 227 — 233 УПК.

 

Статья 441. Судебное разбирательство

 

Комментарий к статье 441

 

  1. Разбирательство дела о применении принудительных мер медицинского характера производится в открытом судебном заседании по общим правилам уголовного судопроизводства с обязательным участием прокурора и защитника. Несоблюдение этого правила — нарушение норм уголовно-процессуального закона, а значит, может иметь следствием возвращение дела на новое судебное рассмотрение.
  2. Лица, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, вправе не только лично участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, но и заявлять ходатайства <2019>.

———————————

<2019> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева» // Собр. законодательства РФ. 2007. N 48 (ч. 2). Ст. 6030.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 5, 51, 274, 292, 437 УПК.

 

Статья 442. Вопросы, разрешаемые судом при принятии решения по уголовному делу

 

Комментарий к статье 442

 

  1. В ходе судебного заседания суду надлежит в установленном законом порядке проверить, доказано ли, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено именно этим лицом, установить обстоятельства, свидетельствующие об опасности лица для себя или других лиц либо о возможности причинения им иного существенного вреда в связи с наличием у него психического расстройства, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с ч. 2 ст. 434 УПК.
  2. Об опасности лица для себя или других лиц либо о возможности причинения этим лицом иного существенного вреда могут свидетельствовать характер психического расстройства, подтвержденного выводами судебно-психиатрической экспертизы, его склонность в связи с этим к совершению насильственных действий в отношении других лиц или к причинению вреда самому себе, к совершению иных общественно опасных действий (изъятию чужого имущества, поджогам, уничтожению или повреждению имущества иными способами и др.), а также физическое состояние такого лица, с учетом которого оценивается возможность реализации им своих общественно опасных намерений <2020>.

———————————

<2020> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. В случае если суд придет к выводу, что указанные в пп. «а» — «в» ч. 1 ст. 97 УК лица по своему психическому состоянию не представляют опасности, то он может передать необходимые материалы в федеральный орган исполнительной власти в сфере здравоохранения или орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении указанных лиц в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или направлении указанных лиц в стационарные учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, в порядке, установленном законодательством в сфере охраны здоровья (ч. 4 ст. 97 УК).
  2. Принудительные меры медицинского характера являются мерами уголовно-правового характера и применяются только к лицам, которые совершили предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, а также к лицам, совершившим в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и лишь при условии, когда психическое расстройство связано с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 1 и ч. 2 ст. 97 УК). При этом цели применения принудительных мер медицинского характера отличаются от целей применения наказания и в силу ст. 98 УК заключаются в излечении указанных лиц или улучшении их психического состояния, а также предупреждении совершения ими новых предусмотренных уголовным законом общественно опасных деяний.
  3. Принудительные меры медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях, принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях (общего типа, специализированного типа или специализированного типа с интенсивным наблюдением), могут быть применены судом к лицу:

— совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, то есть когда это лицо во время совершения деяния не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо не подлежит уголовной ответственности (ч. 1 ст. 21 УК);

— у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Такое лицо освобождается судом от наказания либо от дальнейшего его отбывания (ч. 1 ст. 81 УК), в случае выздоровления оно может подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78 и ст. 83 УК.

  1. Принудительные меры медицинского характера судом могут быть применены к лицу, совершившему преступление и страдающему психическим расстройством, не исключающим вменяемости, но нуждающемуся в лечении психического расстройства. Такому лицу наряду с наказанием суд может назначить принудительную меру медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях (ч. 2 ст. 99 УК). Решение об этом должно содержаться в резолютивной части приговора.
  2. Вид принудительной меры медицинского характера избирается судом с учетом положений ч. 2 ст. 99, ст. 100 и ст. 101 УК. При определении вида принудительной меры медицинского характера в отношении лиц, указанных в пп. «а», «б» ч. 1 ст. 97 УК, судам следует учитывать характер и степень психического расстройства, опасность лица для себя и других лиц или возможность причинения им иного существенного вреда. Суду надлежит мотивировать принятое решение на основе оценки заключения эксперта (экспертов) о психическом состоянии лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и других собранных по делу доказательств.
  3. В соответствии с ч. 3 и ч. 4 ст. 101 УК в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, специализированного типа, а также специализированного типа с интенсивным наблюдением помещаются лишь лица, по своему психическому состоянию соответственно требующие постоянного наблюдения либо представляющие особую опасность для себя или других лиц и требующие постоянного и интенсивного наблюдения <2021>.

———————————

<2021> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Применение принудительных мер медицинского характера допускается при наличии следующих условий:

1) совершено деяние, запрещенное уголовным законом;

2) лицо, совершившее это деяние, является невменяемым, или после совершения преступления у него наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение;

3) в силу характера содеянного и своего болезненного состояния данное лицо представляет опасность для себя, других лиц, или имеется возможность причинения им иного существенного вреда.

  1. Соответственно, юридическим основанием применения принудительных мер медицинского характера следует признать соответствующее постановление суда.
  2. Фактическое основание — это такая совокупность содержащихся в деле доказательств, которая позволяет констатировать наличие всех вышеназванных обстоятельств (условий). Некоторыми учеными сами приведенные обстоятельства называются основаниями применения принудительных мер медицинского характера.
  3. Суд не может устанавливать срок применения принудительных мер медицинского характера <2022>.

———————————

<2022> См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 9 января 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 9. 1996.

 

  1. Рекомендации экспертов-психиатров о принудительной мере медицинского характера, подлежащей применению к невменяемому, совершившему общественно опасные деяния, подлежат оценке судом <2023>.

———————————

<2023> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 1993.

 

  1. Если лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, имеет психические недостатки, которые, однако, не лишают его возможности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, оно привлекается к уголовной ответственности в общем порядке. Между тем в УК прямо закреплено, что психическое расстройство, не исключающее вменяемости, обязательно должно учитываться судом при назначении наказания. Законом предусмотрены дополнительные гарантии прав и законных интересов таких лиц в уголовном процессе.
  2. Вид принудительной меры медицинского характера всегда избирается судом с учетом тяжести психического заболевания лица, а также характера и степени общественной опасности совершенного им деяния.
  3. Гражданский иск, заявленный по уголовному делу о применении принудительных мер медицинского характера, не подлежит рассмотрению, что не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, о чем суд принимает соответствующее решение <2024>.

———————————

<2024> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011; Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 9. 2010.

 

  1. Требование о возмещении материального вреда, причиненного действиями лица, совершившего в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства <2025>.

———————————

<2025> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 5. 2006.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 132, 299, 433 УПК.

 

Статья 443. Постановление суда

 

Комментарий к статье 443

 

  1. По общему правилу, установив, что после совершения преступления лицо заболело хронической душевной болезнью, лишающей его возможности отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, суд должен вынести постановление об освобождении этого лица от уголовного наказания и о применении к нему принудительной меры медицинского характера. Однако иногда с помощью судебно-психиатрической экспертизы невозможно установить, вменяемо ли было лицо в момент совершения преступления. То обстоятельство, что оно в момент предварительного следствия страдает душевной болезнью, может быть непреодолимым препятствием для объективной оценки экспертами его состояния во время совершения общественно опасного деяния. Необходима повторная судебно-психиатрическая экспертиза по выздоровлении лица, совершившего искомое деяние. Только с помощью таковой возможно решить вопрос о его вменяемости.
  2. При таких обстоятельствах суд должен не освобождать душевнобольного от наказания, а необходимо направить его в психиатрическую больницу и в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК приостановить производство по делу до его выздоровления. Вопрос об освобождении такого лица от уголовной ответственности или наказания в этих случаях не решается <2026>. После выхода лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние, из болезненного состояния дело в отношении его должно быть рассмотрено в порядке, предусмотренном ст. 446 УПК.

———————————

<2026> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Если в ходе судебного разбирательства дела, поступившего с обвинительным заключением, будет установлено, что подсудимый во время совершения деяния находился в состоянии невменяемости или у подсудимого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, суд выносит постановление в порядке, предусмотренном главой 51 УПК, не возвращая дела прокурору. Когда указанные обстоятельства будут установлены по делу, поступившему с обвинительным актом (обвинительным постановлением), такое дело подлежит возвращению прокурору в соответствии со ст. 237 УПК, поскольку с учетом положения ч. 1 ст. 434 УПК по делам данной категории производство предварительного следствия обязательно.
  2. В случае совершения предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния несколькими лицами суд вправе одновременно рассмотреть вопрос о виновности одних лиц и вынести постановление о применении принудительных мер медицинского характера в отношении других, совершивших это деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.
  3. В силу ч. 1 к.с. в случае признания доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания, суд в соответствии со ст. 21 и ст. 81 УК выносит постановление о его освобождении от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера. При этом в описательной части постановления должны быть изложены установленные судом обстоятельства содеянного на основании исследованных доказательств, дана юридическая оценка действиям такого лица и приведены мотивы принятого решения. В резолютивной части постановления должны содержаться указания о его освобождении от уголовной ответственности или наказания и о применении конкретной принудительной меры медицинского характера, решение вопроса об отмене меры пресечения, если она не была отменена ранее. Подлежит также разрешению вопрос о вещественных доказательствах.
  4. Исходя из положений ч. 2 и ч. 3 к.с., суд выносит постановление о прекращении уголовного дела:

— если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию. При этом суд также отказывает в применении принудительной меры медицинского характера;

— при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 24 — 28 УПК, независимо от наличия и характера заболевания лица.

  1. При прекращении уголовного дела копия постановления суда в течение 5 суток направляется в орган здравоохранения для решения вопроса о лечении или направлении лица, нуждающегося в психиатрической помощи, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях <2027>.

———————————

<2027> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. В постановлении суда должны быть разрешены вопросы, указанные в ст. 442 УПК.
  2. Пятисуточный срок исчисляется по общим правилам, изложенным в ст. 128 УПК (см. комментарий к ст. 128 УПК).
  3. См. также комментарий к ст. ст. 24 — 28, 237, 309, 389.20, 433, 439 УПК.

 

Статья 444. Порядок обжалования постановления суда

 

Комментарий к статье 444

 

  1. Под близкими родственниками в к.с. подразумеваются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (п. 4 ст. 5 УПК).
  2. Не вступившее в законную силу постановление суда, принятое по результатам рассмотрения дела, может быть обжаловано в апелляционном порядке лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, его защитником, законным представителем, потерпевшим, его представителем и прокурором, а также иными лицами в той части, в которой обжалуемое судебное решение затрагивает их права и законные интересы.
  3. Лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, вправе участвовать в заседании суда апелляционной инстанции непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи при условии заявления им о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на постановление суда. Вопрос о форме его участия в судебном заседании решается судом. Участие такого лица возможно, если его психическое состояние позволяет ему лично участвовать в судебном заседании. При этом учитываются заключение экспертов, участвовавших в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и при необходимости медицинское заключение медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.
  4. Вышестоящий суд вправе при наличии к тому оснований изменить назначенный судом вид принудительной меры медицинского характера на менее строгий, если не нарушается право на защиту лица, в отношении которого применена принудительная мера медицинского характера, либо по апелляционной жалобе потерпевшего (его законного представителя, представителя) или апелляционному представлению отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда, если имеются основания для применения более строгой принудительной меры медицинского характера <2028>.

———————————

<2028> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 389.1 — 389.36 УПК.

 

Статья 445. Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера

 

Комментарий к статье 445

 

  1. При назначении принудительной меры медицинского характера суд не устанавливает срок ее применения. Это означает, что вопрос о прекращении, изменении или продлении назначенной меры рассматривается не только каждые 6 месяцев, но и при выздоровлении лица, признанного невменяемым, или таком изменении состояния его здоровья, при котором отпадает необходимость в дальнейшем применении ранее принятой принудительной меры медицинского характера.
  2. Лица, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, вправе лично инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер <2029>.

———————————

<2029> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 года N 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева» // Собр. законодательства РФ. 2007. N 48 (ч. 2). Ст. 6030.

 

  1. Вопросы продления или прекращения принудительного лечения решаются по правилам ст. 396 УПК. В том же порядке решается вопрос о назначении принудительных мер медицинского характера осужденным, содержащимся в местах лишения свободы, если во время отбывания этими лицами наказания будет выявлено, что они страдают психическим расстройством, не исключающим вменяемости, которое связано с опасностью для себя или других лиц (ст. 18 УИК РФ).
  2. Во всех указанных случаях суды (мировые судьи) должны требовать от органов, вошедших с представлением о прекращении, продлении или назначении принудительного лечения, медицинские заключения и иные документы, необходимые для проверки обоснованности поставленного вопроса по существу. При этом судам (мировым судьям) следует иметь в виду, что для решения вопроса о прекращении принудительного лечения недостаточно одного факта прохождения осужденным курса лечения, а требуется совокупность данных, свидетельствующих о том, что отпала необходимость в таком лечении.
  3. Рассматривая вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера, суд должен тщательно проверить обоснованность ходатайства, поданного в соответствии с ч. 1 к.с. Для этого суду надлежит выяснить результаты проведенного лечения и решить вопрос о необходимости дальнейшего медицинского наблюдения и лечения. В этих целях в судебное заседание может быть вызван представитель медицинского учреждения (медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях), где наблюдается лицо, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера. Участие в судебном заседании защитника, законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, и прокурора обязательно.
  4. В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК и ч. 4 к.с. лицу, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения к нему принудительной меры медицинского характера, должно быть обеспечено его непосредственное участие в судебном заседании либо предоставлена возможность изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи, если в соответствии с медицинским заключением его психическое состояние позволяет ему участвовать в судебном заседании. Вопрос о форме участия такого лица в судебном заседании решается судом.
  5. В случае когда психическое состояние лица, в отношении которого решается вопрос о продлении, изменении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера, не позволяет ему лично участвовать в проводимом в помещении суда судебном заседании, Верховный Суд РФ рекомендует судам рассматривать соответствующие материалы в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях.
  6. Если медицинское заключение вызывает сомнение, суд по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу, истребовать дополнительные документы, а также допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.
  7. Если в психическом состоянии лица, в отношении которого назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях, произошли изменения, связанные с необходимостью помещения такого лица в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для принудительного лечения, суд вправе изменить вид принудительной меры медицинского характера в соответствии с ч. 1 ст. 99 УК, когда имеются данные о том, что характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях. В постановлении надлежит указать обстоятельства, свидетельствующие о том, что психическое состояние лица после того, как к нему была применена принудительная мера медицинского характера, изменилось и он стал представлять повышенную опасность для себя или других лиц. Решение принимается в порядке, установленном к.с. <2030>.

———————————

<2030> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. Исходя из положений ч. 4 ст. 102 УК, в случае прекращения применения принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, в федеральный орган исполнительной власти в сфере здравоохранения или орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере здравоохранения для решения вопроса о лечении этого лица в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или направлении этого лица в стационарное учреждение социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами, в порядке, установленном законодательством в сфере охраны здоровья.
  2. Вступившее в законную силу решение суда о назначении, изменении, продлении или прекращении применения принудительной меры медицинского характера может быть пересмотрено в установленном законом порядке <2031>.

———————————

<2031> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 года N 6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2011.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 437, 440, 444 УПК.

 

Статья 446. Возобновление уголовного дела в отношении лица, к которому применена принудительная мера медицинского характера

 

Комментарий к статье 446

 

  1. Принудительные меры медицинского характера не являются уголовным наказанием. Однако они связаны с известным ограничением свободы личности, применением принуждения при лечении, а назначить их может только суд.
  2. К лицу, которое после совершения преступления или во время отбывания наказания заболело душевной болезнью, лишающей его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими, после его выздоровления судом может быть применено наказание, если не истекли сроки давности или нет других оснований для освобождения его от уголовной ответственности и наказания.
  3. В случае когда к такому лицу после выздоровления применяется наказание, время, в течение которого применялись принудительные меры медицинского характера, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, за один день лишения свободы (ст. 103 УК).

4. См. также комментарий к ст. ст. 396, 397, 399, 443 УПК.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code