Глава 20. ПОРЯДОК ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Статья 146 УПУ РФ. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

 

Комментарий к статье 146

 

  1. Уголовное дело не может быть возбуждено без соответствующего повода и основания. Причем постановление о возбуждении уголовного дела выносится, когда следователь (дознаватель и др.) располагает одним из предусмотренных ст. 140 УПК поводом и фактическим основанием для возбуждения уголовного дела. Однако данное правило действует лишь при соблюдении предусмотренных ст. ст. 24 и 146 УПК условий, касающихся отсутствия фактических оснований отказа в возбуждении уголовного дела и др.
  2. Такое условие возбуждения уголовного дела, как отсутствие фактических оснований отказа в возбуждении уголовного дела, в литературе иногда интерпретируется как отсутствие «сведений о наличии какого-либо из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 24)» <817>. Понятно, что позиция данных авторов мало чем отличается от нашей, но использованная ими формулировка несколько небезупречна.

———————————

<817> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 334.

 

  1. В УПК обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу, именуется лишь осуществленный в порядке ч. 4 ст. 448 УПК отказ Совета Федерации или Государственной Думы в даче согласия на лишение члена Совета Федерации или соответственно депутата Государственной Думы неприкосновенности.
  2. Исходя из наименования ст. 24 УПК, в ней закреплены основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела <818>. Так как на момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела самого уголовного дела еще нет, то и говорить об основаниях его прекращения не представляется возможным. Именно поэтому в избранной нами характеристике института возбуждения уголовного дела и употреблен термин «основания отказа в возбуждении уголовного дела».

———————————

<818> Помимо оснований отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела, в УПК использованы также и иные смежные понятия: «обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния» (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК), «фактические обстоятельства, исключающие ответственность подсудимого за содеянное деяние» (ч. 2 ст. 338 УПК), основания прекращения уголовного преследования (ст. 27 УПК) и др. Каждое из них по тем или иным причинам не может быть использовано при характеристике обязательных условий возбуждения уголовного дела.

 

  1. Принято говорить о юридических и фактических основаниях принятия решения (осуществления действия). Юридическим основанием отказа в возбуждении уголовного дела является постановление компетентного органа; фактическим — установленное доказательствами определенного рода обстоятельство. В исследуемый период времени (когда еще не приняты ни решение о возбуждении, ни решение об отказе в возбуждении уголовного дела) юридического основания отказа в возбуждении уголовного дела нет, могут иметься лишь фактические основания отказа в возбуждении уголовного дела.
  2. Авторы Комментария к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации, подготовленного под общей редакцией В.В. Мозякова, пишут о необходимости отсутствия «сведений о наличии какого-либо из обстоятельств» <819> для принятия решения о возбуждении уголовного дела <820>. Приведенное словосочетание можно истолковать так, что в ситуации, когда отсутствуют сведения о наличии одного какого-либо обстоятельства, перечисленного в ст. 24 УПК, и одновременно установлено наличие другого аналогичного обстоятельства, при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела должно быть принято решение о возбуждении, а не об отказе в возбуждении уголовного дела.

———————————

<819> Будем считать, что они пишут об обстоятельствах, перечисленных в ст. 24 УПК.

<820> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 334.

 

  1. При наличии хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК, принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Или, иначе, уголовное дело может быть возбуждено, когда отсутствуют все (а не «какое-либо») основания отказа в возбуждении уголовного дела. Сведения о наличии какого-либо из обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК, могут поступить в орган предварительного расследования. Но если его наличие не подтвердилось (не установлено на момент возбуждения уголовного дела и истечения срока предварительной проверки), при наличии к тому оснований должно быть возбуждено уголовное дело. Установление наличия либо отсутствия обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК, в такой ситуации будет произведено средствами следующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования.
  2. Редакция ч. 3 к.с. позволяет несколько по-другому взглянуть на положения, закрепленные в ст. 149 УПК. А, соответственно, ст. 149, ч. 5 ст. 152, ч. 3 ст. 157 УПК — правильно понять смысл заложенной в ч. 3 к.с. идеи.
  3. Уголовное дело может быть направлено прокурору для определения подследственности только органом дознания (дознавателем, начальником подразделения дознания). Если подследственность дела безусловна, дознаватель (начальник подразделения дознания) вправе передать его непосредственно руководителю того следственного органа, следователям которого оно подследственно.
  4. К тому же, исходя из требований принципа публичности уголовного процесса, а равно руководствуясь ч. 5 ст. 152 УПК, дознаватель (начальник подразделения дознания) сначала обязан произвести неотложные следственные действия и лишь после этого принимать предусмотренные законом меры к направлению уголовного дела по подследственности (для определения подследственности).
  5. Соответственно, после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела орган дознания в одном случае вправе приступить к производству предварительного расследования, в другом — направить уголовное дело прокурору для определения подследственности. Часть 3 к.с. позволяет органу дознания направить уголовное дело прокурору для определения подследственности. Думается, что данное решение дознаватель (начальник подразделения дознания) вправе принять лишь тогда, когда:

— возбуждение уголовного дела по данному факту (в отношении указанного в постановлении о возбуждении уголовного дела лица) находится в пределах его компетенции;

— отсутствует необходимость производства неотложных следственных действий по выявленному ими деянию, содержащему уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны не подследственного им преступления;

— подследственность данного деяния не безусловна.

  1. Возможна и другая ситуация. Орган дознания произвел неотложные следственные действия, но подследственность уголовного дела не безусловна. Кому в этом случае направляется (передается) уголовное дело — руководителю следственного органа или прокурору? Законодатель прямого ответа на поставленный вопрос не дает. Мы же, исходя из анализа вышеназванных правовых положений и, главное, из формулировки ч. 3 к.с., рекомендовали бы и в этой ситуации направлять уголовное дело для определения подследственности прокурору, а не передавать его руководителю следственного органа, которому, может быть, дело и не подследственно.
  2. Иначе обстоят дела с органами предварительного следствия. Законодатель не предусмотрел возможности передачи ими дела прокурору для определения подследственности. Законно возбудивший уголовное дело следователь всегда передает его по подследственности лишь руководителю следственного органа, причем только после производства по нему неотложных следственных действий (ч. 5 ст. 152 УПК).
  3. Исходя из требований ч. 1 ст. 144, ч. 1 ст. 146 УПК, а также ряда других норм права следователь (дознаватель и др.) вправе возбуждать уголовные дела лишь «в пределах компетенции, установленной УПК».
  4. Как обязательное условие, при котором у должностного лица или органа появляется право возбудить уголовное дело, понятие «в пределах компетенции» нацеливает правоприменителя на соблюдение следующих двух правовых положений.
  5. Во-первых, следователь (дознаватель и др.) не всегда вправе возбудить конкретное уголовное дело. В ряде случаев компетенция органа дознания и дознавателя ограничена подведомственными им происшествиями. Так, к примеру, капитаны морских и речных судов, находящиеся в дальнем плавании, вправе возбуждать уголовные дела только о преступлениях, совершенных на данных судах (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК). Следователи, руководители и члены следственной группы, а в ряде случаев руководители следственного органа не вправе возбудить уголовное дело в тех случаях, когда законодатель право его возбуждения в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Например, согласно требованиям п. п. 1, 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК решение о возбуждении уголовного дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы и Генерального прокурора РФ может быть принято только Председателем Следственного комитета РФ.
  6. Во-вторых, в отношении отдельных категорий лиц, наделенных уголовно-процессуальной неприкосновенностью, вправе возбудить уголовное дело лишь определенный руководитель следственного органа. Причем зачастую только в случае соблюдения им дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов этих лиц.
  7. Таким образом, органы предварительного расследования (дознаватель, следователь и др.) не вправе возбудить уголовное дело о любом преступлении. Именно поэтому нельзя согласиться с утверждением В.В. Голубева, что возбудить уголовное дело при наличии предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания — обязанность дознавателя и следователя <821>. У следователя (дознавателя и др.) такая обязанность возникает лишь в тех случаях, когда возбуждение конкретного уголовного дела находится в пределах его компетенции. Причем возбудить уголовное дело он может, лишь соблюдая предусмотренные УПК условия и порядок принятия данного процессуального решения.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<821> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 328.

 

  1. О возбуждении уголовного дела публичного обвинения выносится одноименное постановление. Решение о возбуждении уголовного дела, кроме того, может содержаться в постановлении о выделении уголовного дела в отдельное производство для производства предварительного расследования нового преступления или в отношении нового лица (ч. 3 ст. 154 УПК).
  2. В ч. 2 к.с. закреплены общие требования к форме постановления о возбуждении уголовного дела. Постановление о возбуждении уголовного дела должно состоять из трех частей — вводной, описательной и резолютивной.
  3. В постановлении о возбуждении уголовного дела следователем (дознавателем и др.) должны быть указаны день, месяц, год, время (час и минуты) принятия решения о возбуждении уголовного дела, населенный пункт его составления, наименование органа предварительного расследования, звание (классный чин), фамилия и инициалы должностного лица, кем оно составлено, один из предусмотренных ст. 140 УПК поводов (от кого и когда он поступил) и установленные данные, указывающие на уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны конкретного состава преступления, пункт, часть и статья УК, которыми предусмотрен данный состав и, соответственно, по которым возбуждается уголовное дело, ссылка на ст. ст. 140, 145, 146 (или ст. 147) и ч. 1 ст. 156 УПК, а также собственно решение о возбуждении уголовного дела (если есть лицо, заподозренное в совершении данного преступления, указывается фамилия, имя и отчество лица, в отношении кого возбуждается уголовное дело), о принятии уголовного дела к своему производству (ч. 1 ст. 156 УПК), об извещении о принятом решении заявителя и подозреваемого (ч. 4 ст. 146 УПК), если таковые имеются.
  4. Существует мнение, что в постановлении о возбуждении уголовного дела может быть отражен не только повод, но и поводы для возбуждения уголовного дела <822>, то есть поводов для возбуждения одного уголовного дела может быть несколько. С этим утверждением трудно согласиться.

———————————

<822> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 272; и др.

 

  1. Действительно, в одном и том же материале предварительной проверки могут присутствовать и заявление о преступлении, и явка с повинной. Между тем в каждом материале проверки (уголовном деле) есть лишь один повод для возбуждения уголовного дела. Это тот источник сведений об уголовно-процессуально значимых признаках преступления, который первым поступил в распоряжение компетентного возбудить уголовное дело органа (должностного лица). Именно он должен быть отражен в вводной части постановления о возбуждении уголовного дела. Недаром повод для возбуждения уголовного дела ученые называют «первым моментом», «побудительным началом» уголовно-процессуальной деятельности <823>.

———————————

<823> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 310.

 

  1. Все остальные документы, даже если они оформлены с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 140 — 143 УПК, ни поводами для возбуждения уголовного дела, ни тем более поводами для начала уголовного процесса в данном, одном, конкретно взятом уголовном процессе (уголовном деле) признаны быть не могут. Повод всегда один, потому что, когда имеется два источника осведомленности о происшествии, какой-то из них будет не первым, а вторым.
  2. К.Б. Калиновский считает необходимым указывать в постановлении о возбуждении уголовного дела «какими доказательствами какие признаки преступления установлены» и «доказательства причастности лица к совершению преступления», если уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица <824>. Отражение в постановлении наименования и даже содержания доказательств увеличит его объем, но не сделает постановление о возбуждении уголовного дела противоречащим закону. С другой стороны, УПК не требует обязательного фиксирования в анализируемом постановлении вышеуказанных доказательств. А это может означать лишь то, что отсутствие таковых в постановлении о возбуждении уголовного дела никак не отразится на законности оформления соответствующего процессуального решения.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<824> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 384.

 

  1. Отражение в постановлении о возбуждении уголовного дела доказательств, подтверждающих наличие оснований для возбуждения уголовного дела (отсутствие оснований отказа в возбуждении уголовного дела) и тем более доказательств причастности лица к совершению преступления может дать дополнительные возможности подозреваемому осуществить свое право на защиту. С другой стороны, знания о том, кто и какие объяснения дал, какими доказательствами на начальном этапе уголовного процесса располагает орган предварительного расследования, дает возможность подозреваемому активно препятствовать установлению истины по делу.
  2. Часть 3 к.с. содержит еще одно требование к форме постановления о возбуждении уголовного дела. Здесь идет речь о постановлении, в котором закрепляется как минимум два процессуальных решения: о возбуждении уголовного дела и о направлении уголовного дела прокурору для определения подследственности.
  3. В рассматриваемом постановлении о возбуждении уголовного дела должна быть сделана отметка о принятии каждого из этих двух процессуальных решений.
  4. Отметка, о которой идет речь в ч. 3 к.с., делается в постановлении о возбуждении уголовного дела, в его резолютивной части. Сведения, позволяющие принять решение о направлении уголовного дела прокурору для определения подследственности (так же как и основания для возбуждения уголовного дела), должны, кроме того, найти свое отражение в описательной части постановления.
  5. Копия постановления следователя (дознавателя и др.) о возбуждении уголовного дела направляется прокурору, надзирающему за исполнением законов названными должностными лицами, «незамедлительно», то есть в день вынесения данного постановления. Если постановление вынесено по окончании рабочего дня и нет неотложной необходимости применения по делу мер уголовно-процессуального принуждения (в том числе в ходе производства следственных действий), указанный документ может быть представлен прокурору в начале следующего рабочего дня.
  6. Как уже было отмечено при комментировании ст. 37 УПК, прокурор, принимая решение о законности и обоснованности возбуждения уголовного дела, может располагать не только копией соответствующего постановления, но и материалами проверки заявления (сообщения) о преступлении, если он их запросит в органе предварительного расследования.
  7. Такими материалами могут служить:

а) заявление о преступлении или протокол принятия устного заявления о преступлении (ст. 141 УПК);

б) протокол явки с повинной (ст. 142 УПК);

в) рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК);

г) акт ревизии и акт документальной проверки (ч. 1 ст. 144 УПК);

д) объяснения;

е) запрос (ч. 2 ст. 144 УПК);

ж) справка о собирании доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК);

з) протокол собирания доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК);

и) заключение эксперта (ч. 1 ст. 144 УПК);

к) требование о производстве исследования документов, предметов, трупов (ч. 1 ст. 144 УПК) и, соответственно, заключение специалиста;

л) протоколы следственных действий, а также собранные и представленные в порядке ст. 86 УПК другие письменные документы и предметы.

  1. Получив от следователя (дознавателя и др.) копию постановления о возбуждении уголовного дела с материалами проверки сообщения о преступлении или без таковых, прокурор должен незамедлительно принять одно из двух решений:

— признать постановление о возбуждении уголовного дела законным и обоснованным;

— признать постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным.

  1. Лишь одно из этих решений законодатель требует письменно оформлять. В случае признания постановления о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным прокурор обязан вынести постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.
  2. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геолого-разведочных партий или зимовок, начальниками российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации, помимо самого постановления о возбуждении уголовного дела, прокурору также передаются материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении. Передаются таковые незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. Последствия получения этих материалов ничем не отличаются от последствий получения прокурором копии постановления о возбуждении уголовного дела в обычном порядке.
  3. Причем промежуток времени между получением прокурором постановления о возбуждении уголовного дела и принятием им решения о законности (незаконности) и обоснованности (необоснованности) решения о возбуждении уголовного дела должен быть минимален и ни в коем случае не может превышать 24 часов.
  4. В статьях УПК не закреплены требования к форме постановления прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела.
  5. Рекомендуется в указанном процессуальном документе вычленять три части — вводную, описательную и резолютивную.
  6. Во вводной части постановления об отмене постановления о возбуждении уголовного дела должны быть указаны день, месяц, год, время (час и минуты) принятия решения об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, населенный пункт его составления, наименование органа прокуратуры, классный чин, фамилия, инициалы прокурора, рассматривавшего копию постановления (постановление) о возбуждении уголовного дела, номер возбужденного уголовного дела, по признакам какого преступления (пункт, часть, статья УК) дело было возбуждено и в отношении кого (фамилия и инициалы лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело <825>). Здесь же отражается тот факт, что помимо постановления следователя (дознавателя и др.), прокурором рассмотрены также материалы <826>, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

———————————

<825> Если таковой имелся.

<826> Если таковые имелись.

 

  1. В описательной части постановления излагаются обстоятельства, послужившие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела и отмены постановления о возбуждении уголовного дела. Завершает описательную часть рассматриваемого постановления ссылка на ч. 4 ст. 146 УПК, а при отмене постановления дознавателя (начальника подразделения дознания) также на п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК.
  2. Резолютивная часть постановления фиксирует само решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Однако здесь недостаточно лишь указать на принятое решение. Прокурор отменяет постановление о возбуждении конкретного уголовного дела. Поэтому в резолютивной части каждого постановления об отмене постановления о возбуждении уголовного дела указывается, по признакам какого преступления (пункт, часть, статья УК) он полагает незаконным и (или) необоснованным возбуждение уголовного дела и в отношении какого лица (фамилия, имя и отчество лица, подозревавшегося в совершении преступления).
  3. В резолютивной части искомого постановления отражается также то обстоятельство, что оно может быть обжаловано в соответствии со ст. ст. 123 и 124 (125) УПК.
  4. Подписывается постановление прокурором, принявшим данное решение, и не требует какого-либо согласования. Затем постановление вместе с поступившими к прокурору материалами возвращается в орган предварительного расследования.
  5. Если прокурором отменено постановление дознавателя (начальника подразделения дознания), соответствующее постановление со своими указаниями прокурор направляет начальнику органа дознания. Когда же отменено постановление органа предварительного следствия, аналогичное постановление направляется руководителю следственного органа с требованием от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства.
  6. Должностное лицо, получившее от прокурора постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, в день поступления ему указанных документов сообщает о принятом прокурором решении заявителю и лицу, в отношении которого было возбуждено уголовное дело. Данный факт письменно отражается в постановлении об отмене постановления о возбуждении уголовного дела сразу за подписью прокурора. При этом полагаем последовательным указывать там фамилию, имя, отчество заявителя и лица, в отношении которого ранее было возбуждено уголовное дело. Правильность сделанной записи удостоверяется должностным лицом, исполнившим данную предусмотренную ч. 4 к.с. обязанность.
  7. Часть 4 к.с. требует уведомления о принятом прокурором решении лишь заявителя и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Между тем при определенных обстоятельствах орган предварительного расследования обязан уведомить о возбуждении уголовного дела и других субъектов. Так, согласно п. 5 ст. 4 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» органы дознания и органы предварительного следствия обязаны в двухнедельный срок сообщать в военные комиссариаты о возбуждении уголовных дел в отношении граждан, состоящих на воинском учете или не состоящих, но обязанных состоять на воинском учете.
  8. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, является подозреваемым. Подозреваемый в уголовном процессе появляется сразу же после вынесения следователем (дознавателем и др.) постановления о возбуждении уголовного дела.
  9. Подозреваемый наделен правом знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК). Поэтому еще до принятия прокурором решения о законности (обоснованности) и (или) обоснованности (необоснованности) постановления о возбуждении уголовного дела подозреваемый имеет право требовать представления ему копии постановления о возбуждении уголовного дела, а следователь (дознаватель и др.) обязан ему таковую предоставить. Копия постановления о возбуждении в отношении лица уголовного дела вручается подозреваемому вне зависимости от того, какое решение принято прокурором по постановлению о возбуждении следователем (дознавателем и др.) уголовного дела.
  10. Соответственно копия постановления о возбуждении уголовного дела должна быть передана лицу, в отношении которого дело было возбуждено, и в тех случаях, когда прокурором постановление о возбуждении уголовного дела было затем отменено.
  11. Факт вручения (направления) копии постановления о возбуждении уголовного дела лицу, в отношении которого оно возбуждено, должен найти свое письменное отражение в материалах уголовного дела. Некоторые ученые рекомендуют запись о вручении подозреваемому копии постановления о возбуждении уголовного дела делать на постановлении о возбуждении уголовного дела <827>.

———————————

<827> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 273; и др.

 

  1. Часть 4 к.с. наделяет заявителя и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, правом быть уведомленным о принятом прокурором решении по поступившему к нему постановлению о возбуждении уголовного дела.
  2. Заявитель, так же как и лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, имеется не в каждом уголовном процессе. Если заявителя и лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, нет, то на орган предварительного расследования (на соответствующих должностных лиц) не возлагается соответствующей обязанности <828>. В этой связи необходимо определиться с понятиями «заявитель» и «лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело».

———————————

<828> Если иное не предусмотрено иным нормативным правовым актом.

 

  1. Законодатель не разъясняет содержания понятия «заявитель». Наверное, поэтому К.Б. Калиновский к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной <829>. Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому представляется более последовательным использование понятия «заявитель» к пострадавшему (очевидцу и т.п.), от которого поступило заявление о преступлении, и, соответственно, неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<829> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 379.

 

  1. Правом быть уведомленным о принятом прокурором по постановлению о возбуждении уголовного дела решении обладает любой заявитель. Это право предоставлено как заявителю, который обратился к следователю (дознавателю и др.) непосредственно, так и лицу, отправившему заявление о преступлении по почте, нарочным и т.п.
  2. Не разъясняет законодатель и содержания термина «лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело». Буквальное толкование данного понятия позволяет утверждать, что о нем должно говориться в постановлении о возбуждении уголовного дела. В названном документе этот субъект обычно указывается как лицо, совершившее общественно опасное деяние. Причем не любое преступление, а то, по признакам которого возбуждено уголовное дело.
  3. Нельзя исключать ситуации, когда правоприменитель, возбуждая уголовное дело по очевидному преступлению, не укажет в постановлении на лицо, совершившее общественно опасное деяние. К.с. не требует от него обязательного отражения в постановлении о возбуждении уголовного дела лица, совершившего преступление. В рассматриваемом случае на орган предварительного расследования не будет возложена обязанность уведомить лицо, совершившее общественно опасное деяние, о принятом по данному факту в порядке ч. 4 к.с. решении. Думается, настоящая редакция ч. 4 к.с. неоправданно дискриминирует правовой статус такого субъекта уголовного процесса, как лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Названный участник уголовного процесса (в особенности, если он этого требует) должен быть уведомлен о принятом по материалу проверки заявления (сообщения) о преступлении решении вне зависимости от того, указана его фамилия, имя и отчество в постановлении о возбуждении уголовного дела или нет.
  4. Соответственно, правильнее было бы наделять лицо, в отношении которого решается (решался) вопрос о возбуждении уголовного дела, правом быть уведомленным о возбуждении в отношении его или по поводу совершенных им действий уголовного дела (отмене постановления о возбуждении уголовного дела). И это право ему предоставлять вне зависимости от того, отразил ли следователь (дознаватель и др.) фамилию, имя и отчество данного лица в вынесенном им постановлении о возбуждении уголовного дела или нет.
  5. В комментарии к ст. 146 УПК, подготовленном А.Н. Шевчуком, обращается внимание на то, что о принятом решении извещается лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, «если оно известно на момент возбуждения уголовного дела» <830>. Если согласиться с данным высказыванием, получается, что лиц, в отношении которых возбуждены уголовные дела, два вида: те, которые известны на момент возбуждения уголовного дела, и те, которые неизвестны. Представляется, такая позиция несколько алогична.

———————————

<830> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 273; и др.

 

  1. Если в отношении человека возбуждается уголовное дело, то это лицо должно быть известно. УПК предусматривает особый порядок возбуждения уголовных дел в отношении некоторой категории лиц. Уже только по этому основанию нельзя возбуждать уголовное дело в отношении человека, личность которого не установлена.
  2. Действительно, иногда в постановлении написано, что деяние совершено лицом, не установленным органом предварительного расследования. В этом случае лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело, как субъекта уголовного процесса вообще не существует. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, является подозреваемым. Подозреваемый же не может быть неизвестным. И в данной ситуации фраза в постановлении о возбуждении уголовного дела о том, что лицо, совершившее преступление, не установлено, означает, что подозреваемый (лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело) в деле отсутствует.
  3. Правильный вывод делает в своей работе К.Б. Калиновский. Он пишет, что «фамилию подозреваемого необходимо указывать в постановлении о возбуждении уголовного дела даже тогда, когда он предположительно установлен, то есть имеются данные о его участии в совершении преступления» <831>. В то же время автор не замечает разницы между группами обстоятельств предмета доказывания стадии возбуждения уголовного дела. Нам же представляется, что такое разграничение не только имеет место быть, но и носит существенное прикладное значение.

———————————

<831> Там же. С. 384.

 

  1. Для того чтобы возбудить уголовное дело в отношении конкретного лица, следователь (дознаватель и др.) должен располагать сведениями как минимум о трех обстоятельствах:

— что имело место деяние, содержащее признаки объективной стороны состава преступления;

— что в его совершении принимало участие конкретное лицо;

— фамилия, имя и отчество данного лица.

  1. Точно установленным должно быть только первое из названных обстоятельств. Второе и третье обстоятельства могут быть установлены предположительно. Не будет нарушением закона возбуждение уголовного дела в отношении лица, которое назвалось (представило поддельные документы) не своим именем. Нельзя признать незаконным также возбуждение уголовного дела в отношении лица, когда в поводе или материале проверки имелись сведения о его участии в совершении данного преступления, но затем собранными в ходе предварительного расследования доказательствами данная информация была опровергнута.
  2. Если же в отношении лица возбуждено уголовное дело, а в деянии, в совершении которого он подозревался, отсутствуют какие-либо уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, возбуждение уголовного дела (а значит, и возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица) следует признать незаконным.
  3. В к.с. закреплены общие правила возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Между тем в ст. 448 УПК и ч. 6 ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ» предусмотрен особый порядок возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц.
  4. См. также комментарий к ст. ст. 20, 24, 37 — 39, 61, 140 — 145, 148, 149, 318, 448 УПК <832>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<832> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Возбуждение уголовных дел публичного обвинения. Комментарий к ст. 146 УПК. М., 2003; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 147. Возбуждение уголовного дела частного и частно-публичного обвинения

 

Комментарий к статье 147

 

  1. Закрепленный в к.с. порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частного и частно-публичного обвинения во многом схож с порядком возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Наверное, поэтому некоторые комментарии к этой статье состоят из нескольких строчек и почти ничего не разъясняют <833>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<833> См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 183; и др.

 

  1. При возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения, так же как в случае возбуждения уголовных дел публичного обвинения:

— необходимо наличие предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания;

— обязательно соблюдение предусмотренной ч. ч. 2 и 3 ст. 146 УПК процессуальной формы постановления о возбуждении уголовного дела;

— прокурор вправе отменить незаконное и (или) необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела.

  1. Начинающееся после возбуждения уголовного дела предварительное расследование по делам частного и частно-публичного обвинения может быть осуществлено так же, как по делам публичного обвинения. Это одно из обстоятельств, в связи с наличием которого в ч. 3 к.с. говорится, что производство по таким уголовным делам частно-публичного обвинения ведется в общем порядке. В ч. 1 к.с. законодатель не делает аналогичного уточнения. Между тем и по возбужденному следователем (дознавателем и др.) уголовному делу частного обвинения предварительное расследование осуществляется в общем порядке.
  2. Единственное отличие процедур, связанных с принятием и оформлением решения о возбуждении уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения, заключается в том, что дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению его близкого родственника). Отсутствие заявления потерпевшего по такого рода уголовным делам (за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК) — предусмотренное п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК основание отказа в возбуждении уголовного дела.
  3. Без заявления потерпевшего или его законного представителя следователь (руководитель следственного органа), а дознаватель (начальник подразделения дознания) с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело частного и (или) частно-публичного обвинения, только если преступление, о котором ему стало известно, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Иначе решение о возбуждении уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения может быть признано необоснованным и, как следствие тому, постановленный по делу приговор отменен <834>.

———————————

<834> По аналогии с отменой постановления о возбуждении уголовного дела частного обвинения. См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.

 

  1. Преступления, дела о которых именуются делами частно-публичного обвинения, перечислены в ч. 3 ст. 20 УПК.
  2. Для того чтобы правильно уяснить смысл использованного в ч. ч. 1 и 2 к.с. выражения «возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего», следует разобраться с содержанием таких терминов, как «возбуждение уголовного дела», «заявление» и «потерпевший».
  3. Возбуждение уголовного дела — это процессуальное решение, мыслительная деятельность, в результате которой компетентный на то орган приходит к внутреннему убеждению о наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела. Когда речь идет о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения, и оно возбуждается не в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, поводом для его возбуждения может быть только заявление лица, пострадавшего от совершения данного преступления (его законного представителя, а в случае смерти пострадавшего — заявление его близкого родственника). Круг же оснований для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения ограничен теми составами преступлений, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК. Уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны одного (нескольких) из данных составов преступлений и могут быть признаны основанием для возбуждения уголовного дела.
  4. Возбуждение уголовного дела — это мыслительная деятельность. Однако ее результаты не смогут играть какую-либо уголовно-процессуальную роль, если они не будут должным образом оформлены путем вынесения специального постановления.
  5. «Заявление потерпевшего», о котором идет речь в к.с., — это разновидность повода для возбуждения уголовного дела, форма которого закреплена в п. 1 ч. 1 ст. 140, ст. ст. 141 и 318 УПК. Это заявление потерпевшего о преступлении. Причем не о любом преступлении, а только об одном (нескольких) преступлении, о котором упоминается в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.
  6. Будучи поводом для возбуждения уголовного дела, заявление потерпевшего, о котором идет речь в к.с., может быть охарактеризовано следующим образом. Заявление потерпевшего — это исходящий от потерпевшего, первый источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны названного в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК состава преступления.
  7. Трудно согласиться с мнением, что «заявление» <835>, а не «заявление о преступлении» является поводом к возбуждению уголовного дела. Заявление, поступившее в орган предварительного расследования, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо иным общественно опасным деянием (общественно опасными последствиями). В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать. Такой повод не должен иметь следствием начало уголовного процесса ни по делам частно-публичного обвинения, ни по каким иным уголовным делам.

———————————

<835> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 293.

 

  1. Хотелось бы сделать очередное замечание. А.Н. Шевчук считает, что в заявлении о преступлении сообщается о факте преступления. С этим трудно согласиться. Исходя из содержания ч. 2 ст. 140 УПК в заявлении о преступлении сообщается не о факте преступления, а о признаках преступления, причем уголовно-процессуальное значение имеет сообщение не о любых признаках состава преступления, а лишь о признаках общественно опасного деяния и общественно опасных последствий.
  2. «Заявлением потерпевшего», о котором идет речь в к.с., может быть лишь сообщение, поступившее в орган, уполномоченный возбуждать уголовное дело. Таковым может быть любое учреждение (должностное лицо), которое вправе принять решение о возбуждении уголовного дела (орган внутренних дел как орган дознания, орган предварительного следствия, прокурор и т.п.) <836>.

———————————

<836> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 7.

 

  1. В к.с. приведен не исчерпывающий перечень субъектов, у которых есть полномочие возбуждать уголовные дела частного и частно-публичного обвинения. В обзорах же судебной практики обращается внимание на необходимость возбуждения подобного рода уголовных дел только уполномоченным на то <837>. Поэтому очень важно точно определиться с кругом должностных лиц и органов, которые вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения.

———————————

<837> См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 9.

 

  1. В настоящее время прокурор лишен права возбуждать уголовные дела. А, исходя из текста ч. 4 к.с. и ч. 4 ст. 20 УПК, сейчас в пределах своей компетенции рассматриваемого рода уголовные дела вправе возбуждать руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Причем без заявления пострадавшего дела частного и частно-публичного обвинения дознаватель может возбудить только с согласия прокурора при соблюдении условий, закрепленных в ч. 4 ст. 20 УПК.
  2. Аналогичны полномочия по возбуждению уголовных дел и у других органов предварительного расследования. Так, начальник подразделения дознания вправе принимать решение о возбуждении уголовного дела по тем преступлениям и в том же порядке, что и подчиненные ему дознаватели.
  3. Самостоятельным органом предварительного расследования является следственная группа (группа дознавателей). Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 — 155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела частно-публичного обвинения для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Соответственно, руководитель следственной группы (группы дознавателей) при наличии к тому повода и фактического основания может принять решение о возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения в той мере, в какой на принятие указанного решения уполномочен соответствующий следователь.
  4. Правом возбуждения уголовных дел наделены не только указанные должностные лица. Буквальное толкование п. 19 ст. 5, ч. 1 ст. 144, п. 1 ч. 1 ст. 145, ч. 4 ст. 146, п. 3 ст. 149 УПК прямо указывает на то, что возбуждать уголовные дела частно-публичного обвинения также вправе (обязаны) органы дознания.
  5. В ч. 2 к.с. упоминается о начальнике органа дознания. Это самостоятельный субъект уголовного процесса. Законодатель предоставляет ему право получить от мирового судьи заявление в отношении лица, данные о котором потерпевшему неизвестны, «для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Буквальное толкование данного положения позволяет начальника органа дознания выделить как самостоятельного субъекта возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Думается, его полномочия в этой части ничем не отличаются от полномочий дознавателя. Иначе говоря, уголовное дело в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, он может возбудить лишь с согласия надзирающего прокурора.
  6. Некоторые ученые, помимо попыток дать полный перечень субъектов, уполномоченных на возбуждение уголовного дела, обращают внимание правоприменителя на то обстоятельство, что суд «не имеет право возбуждать дела публичного обвинения» <838>. К данному замечанию следует добавить, что суд не имеет право возбуждать не только дела публичного обвинения, но и уголовные дела частно-публичного обвинения. Уголовные дела же частного обвинения возбуждаются «путем подачи в суд заявления потерпевшим» или иным уполномоченным на то субъектом <839> (ч. 1 ст. 318 УПК), то есть также как бы не судом.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<838> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 383.

<839> К числу таких субъектов сам суд не отнесен.

 

  1. В к.с. говорится о «потерпевшем». Однако это понятие использовано не в том значении, которое употребляется в ст. 42 УПК <840>. Согласно ст. 42 УПК, посвященной понятию и правовому статусу потерпевшего, в уголовном процессе принимается решение о признании физического или юридического лица потерпевшим, которое оформляется специальным постановлением. В вводной части постановления о признании лица потерпевшим должен быть указан номер уголовного дела, рассмотрев материалы которого, «следователь (дознаватель)» выносит рассматриваемое решение. Соответственно, потерпевшим лицо может быть признано лишь после возбуждения уголовного дела.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<840> На то, что термин «потерпевший», используемый в к.с., «не точен», обращают внимание и другие ученые. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 388.

 

  1. До возбуждения уголовного дела или, иначе, на момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения в уголовном процессе нет лица, законным образом признанного потерпевшим, а значит, с точки зрения уголовного процесса — нет потерпевшего. Действительно, на стадии возбуждения уголовного дела и даже до начала уголовного процесса можно отыскать физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вреда. Но пока один из таковых не признан специальным постановлением потерпевшим, таковым с позиций уголовно-процессуального закона он являться не будет. До признания потерпевшим такое лицо рекомендуется именовать пострадавшим. Именно ему и предоставлено право обращаться с заявлением о совершении одного (нескольких) из преступлений, перечисленных в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК. Соответственно, в к.с. более корректно и последовательно было бы говорить не о заявлении потерпевшего, а о заявлении пострадавшего.
  2. В уголовно-процессуальном законе закреплены основные идеи, характеризующие институт представительства и правопреемства физического лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридического лица, имуществу и деловой репутации которого преступлением причинен вред. Согласно таковым законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица (ч. 3 ст. 45 УПК). Причем по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК, переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК).
  3. В указанных нормах, так же как и в к.с., речь идет о потерпевшем. Между тем, как мы выяснили, в к.с. законодатель под потерпевшим понимает несколько иного субъекта уголовного процесса. Несмотря на существенную разницу процессуального статуса данных субъектов, представляется возможным использование по аналогии положений ч. 3 ст. 45 УПК и применительно к пострадавшему, наделив законного представителя и представителя пострадавшего правом обращаться в компетентный орган с заявлением о совершении преступления по делам частного и частно-публичного обвинения.
  4. В ч. 8 ст. 42 УПК говорится о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица. Последствием преступления, перечисленного в ч. 3 ст. 20 УПК, не может быть смерть лица. Так же как не может быть таких последствий у преступлений по делам частного обвинения. Именно поэтому в ст. 318 УПК положения ч. 8 ст. 42 УПК интерпретированы несколько иначе. Здесь говорится не о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, а просто о смерти потерпевшего. Думается, последовательно данную идею распространить и на момент возбуждения уголовного дела частно-публичного (а не только частного) обвинения. В этом случае с заявлением о преступлении, указанном в ч. 3 ст. 20 УПК, к следователю (дознавателю и др.) или прокурору мог бы обратиться близкий родственник умершего пострадавшего (вне зависимости от причин его смерти).
  5. Пока данные идеи не нашли своего прямого отражения в законе. Поэтому приведенные здесь суждения носят в большей степени теоретический характер. Между тем они могут быть использованы и в практической деятельности органов предварительного расследования. Их следовало бы учитывать при решении вопроса о возбуждении уголовных дел частно-публичного обвинения в порядке ч. 4 ст. 20 УПК, когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
  6. В ч. 3 к.с. использовано понятие «производство по делу». По делам частно-публичного обвинения оно должно осуществляться в общем порядке.
  7. Под производством по делу понимается реализация таких форм предварительного расследования, как предварительное следствие или же смешанное предварительное расследование. Последняя форма включает производство одним органом предварительного расследования, которому не подследственно данное преступление, неотложных следственных действий и последующее предварительное следствие, осуществленное другим органом предварительного расследования, которому дело подследственно.
  8. По всем преступлениям, указанным в ч. 3 ст. 20 УПК, обязательно предварительное следствие. Поэтому производство по такому делу не может быть осуществлено в форме дознания.
  9. «Общий порядок» производства означает, что каждая из форм предварительного расследования по делам частно-публичного обвинения осуществляется так же, как и по делам публичного обвинения, в основном согласуясь лишь с подследственностью преступлений. Никаких исключений из этого правила не предусмотрено.
  10. Некоторыми авторами понятие «общий порядок производства» понимается еще в более широком смысле слова. Они включают в него даже «общий порядок возбуждения» уголовного дела. Так, А.П. Коротков утверждает, что «к.с. распространяет на УД <841> частно-публичного обвинения общий порядок возбуждения» уголовного дела <842>.

———————————

<841> «УД» здесь означает «уголовные дела» (Прим. автора).

<842> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 307.

 

  1. Ряд положений ст. 146 УПК, действительно, распространим и на порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения. Тем не менее пока уголовное дело не возбуждено, производство по нему не осуществляется. В к.с. говорится об общем порядке производства по делу. Соответственно, данное положение не касается и не регламентирует порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения.
  2. В ч. 4 к.с. идет речь о прокуроре. В данном случае под прокурором понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими дознание. Таковым может быть Генеральный прокурор РФ, прокуроры республик, краев, областей, прокуроры городов, действующие на правах прокуроров областей, прокуроры автономной области, автономных округов, районные и городские прокуроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам областей, районным или городским прокурорам, их заместители, действующие в пределах своей компетенции, закрепленной в Федеральном законе о прокуратуре и УПК.
  3. Уголовные дела частно-публичного обвинения отличаются от дел публичного обвинения тем, что в обычных условиях возбуждаются лишь по жалобе (заявлению) пострадавшего. А от дел частного обвинения их отличает то, что согласно ч. 3 ст. 20 УПК они не могут быть прекращены в связи с примирением сторон, за исключением оснований примирения, которые закреплены в ст. 25 УПК.
  4. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 ст. 20 УПК положения противоречат ст. ст. 25, 28 УПК, а также ст. ст. 75, 76 УК <843>. Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не является противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 ст. 20 УПК) и одновременно наличием других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. ст. 25, 28 и 28.1 УПК) основаниям.

———————————

<843> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 62 — 63.

 

  1. Итак, дела частного и частно-публичного обвинения имеют свои особенности, касающиеся начала и окончания осуществляемого по ним уголовного процесса. Эти особенности накладывают определенный отпечаток на правовой статус потерпевшего. Поэтому их целесообразно разъяснять лицу, обратившемуся с устным заявлением о совершении подобного рода преступления.
  2. Обязанность разъяснения заявителю специфики производства по делам частного и частно-публичного обвинения в законе прямо не закреплена. Она вытекает из положений ч. 1 ст. 11 УПК, согласно которой следователь (дознаватель и др.) должен разъяснять потерпевшему его права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Осуществление данных действий к тому же рекомендуется некоторыми авторами <844>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<844> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 388; и др.

 

  1. Подводя итог, хотелось бы отметить следующее. Несмотря на ее наименование, в к.с. недостаточно полно изложены особенности возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения. Понять и оценить таковые может помочь ознакомление с другими статьями УПК. И это не только ч. ч. 3 и 4 ст. 20 УПК. Положения, касающиеся процедуры принятия и оформления рассматриваемого решения, можно разыскать в п. п. 19, 31 ст. 5, ч. 1 ст. 11, п. 5 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25, 28, п. п. 1 и 5 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ст. 42, ч. 3 ст. 45, п. 1 ч. 1 ст. 140, ч. 1 ст. 144, ст. 141, п. 1 ч. 1 ст. 145, ст. 146, п. 3 ст. 149, ч. 3 ст. 154, ст. 163 УПК.
  2. См. также комментарий к ст. ст. 5, 11, 20, 24, 25, 28, 38, 39, 42, 45, 140, 141, 144 — 146, 149, 154, 163, 318, 319 УПК <845>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<845> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения. Комментарий к ст. 147 УПК. М., 2003; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 148. Отказ в возбуждении уголовного дела

 

Комментарий к статье 148

 

  1. В соответствии с требованиями ч. 1 к.с. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела выносится «при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела». Использованное в к.с. понятие «основания возбуждения уголовного дела» не идентично тому, о котором говорится в ч. 2 ст. 140 и в ч. 1 ст. 146 УПК. Это более широкое понятие. Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, о которых идет речь в к.с., может проявиться не только собственно в отсутствии достаточных данных, указывающих на уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления, но и (или) в наличии оснований отказа в возбуждении уголовного дела.
  2. Иначе говоря, если и применительно к к.с. понятие «основания для возбуждения уголовного дела» употреблять в истинном его значении (значении, предусмотренном ч. 2 ст. 140 УПК), то следует признать, что в к.с. указаны не все основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. Анализ положений УПК указывает на то, что решение (постановление) об отказе в возбуждении уголовного дела может быть вынесено в связи с наличием оснований отказа в возбуждении уголовного дела (ст. 24 УПК) или в связи с отсутствием оснований возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 145, ч. 1 ст. 146 УПК и ч. 1 к.с.).
  4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела некоторые ученые именуют обстоятельствами, исключающими «производство по уголовному делу» (ст. 24) <846>, другие — «обстоятельствами, исключающими движение уголовного дела» <847>. Особой проблемы переименование данного уголовно-процессуального института не порождает. Однако хотелось бы отметить, что в УПК обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу, именуется лишь осуществленный в порядке ч. 4 ст. 448 УПК отказ Совета Федерации или Государственной Думы в даче согласия на лишение члена Совета Федерации или соответственно депутата Государственной Думы неприкосновенности. А термин «обстоятельства, исключающие движение уголовного дела» вообще не употреблен.

———————————

<846> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 334.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<847> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 184; и др.

 

  1. Исходя из наименования ст. 24 УПК в ней закреплены основания отказа в возбуждении уголовного дела <848>. Именно поэтому при характеристике процесса принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела нами и употреблен термин «основания отказа в возбуждении уголовного дела» наряду с тем понятием, которое употреблено самим законодателем в к.с.

———————————

<848> Помимо оснований отказа в возбуждении уголовного дела и прекращения уголовного дела, в УПК использованы также и иные смежные понятия: «обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния» (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК), «фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное деяние» (ч. 2 ст. 338 УПК), «основания прекращения уголовного преследования» (ст. 27 УПК) и др. Каждое из них по тем или иным причинам не может быть использовано при характеристике оснований вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

 

  1. Принято говорить о юридических и фактических основаниях принятия решения (осуществления действия). Юридическим основанием отказа в возбуждении уголовного дела является постановление компетентного органа; фактическим — установленное доказательствами определенного рода обстоятельство. В исследуемый период времени (когда еще не принято ни решение о возбуждении, ни решение об отказе в возбуждении уголовного дела) юридического основания отказа в возбуждении уголовного дела нет, могут иметься лишь фактические основания отказа в возбуждении уголовного дела.
  2. Данные обстоятельства перечислены в ст. 24 УПК.
  3. Самостоятельной разновидностью основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного признается отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела. Данное основание имеет место в случае, когда в течение предоставленных законодателем 10 (30) суток для рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении невозможно собрать достаточные данные о наличии либо об отсутствии признаков объективной стороны состава преступления. В такой ситуации даже при отсутствии обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК, должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
  4. Примером такого основания может служить следующая ситуация. Г. освободился из мест лишения свободы и приехал к родителям. Прожив у них неделю, вышел из дома и ночевать не вернулся. Родители боятся, что их сына убили. Однако в результате тщательной проверки поступившего от них заявления не обнаружено данных, свидетельствующих о совершенном в отношении Г. преступлении. Г. так и не вернулся домой, поэтому нет оснований отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления или наличием иного обстоятельства, исключающего производство по делу. По окончании 10-дневного срока предварительной проверки заявления о преступлении должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 148 УПК, без ссылки на какой-либо пункт ч. 1 ст. 24 УПК.
  5. В ч. 1 к.с. речь идет о постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. В данном процессуальном документе фиксируется одноименное процессуальное решение. Рассматриваемое решение может быть принято (вынесено постановление) лишь на досудебных стадиях.
  6. Суд и судья не вправе отказывать в возбуждении уголовного дела. Не уполномочен принимать данное решение даже судья, проверяющий законность и обоснованность решения о возбуждении уголовного дела. Признав решение о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья своим постановлением не отказывает в возбуждении уголовного дела, а возлагает на должностное лицо, незаконно (необоснованно) возбудившее уголовное дело, обязанность устранить допущенное нарушение.
  7. Согласно ч. 1 к.с. отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица. С понятием «отсутствие в деянии состава преступления» мы разобрались выше. Осталось выяснить, что подразумевает законодатель под термином «конкретное лицо»?
  8. Понятие «конкретное лицо», о котором идет речь в к.с., отличается от одноименного понятия, которым оперируют процессуалисты применительно к процедуре принятия решения о возбуждении уголовного дела. Если после возбуждения уголовного дела будет еще проведено как минимум предварительное расследование, то отказом в возбуждении уголовного дела уголовный процесс завершается. А это значит, что у лица, в отношении которого вынесено данное постановление, не будет возможности в дальнейшем в рамках последующих стадий уголовного процесса доказать свою непричастность к совершению вмененного ему в вину деяния.
  9. Отсутствие в совершенном лицом деянии состава преступления исключает его уголовную, но не иную ответственность. Соответственно, после вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела может остаться открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за причиненный деянием вред <849>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<849> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 38.

 

  1. В этой связи применительно к институту отказа в возбуждении уголовного дела конкретным может быть любое лицо вне зависимости от того, может ли оно быть субъектом преступления или нет. Главное — доказанность совершения этим лицом деяния, о котором шла речь в поводе для возбуждения уголовного дела (события, в отношении которого начался уголовный процесс).
  2. То, что отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) допускается лишь в отношении конкретного лица, не означает, что по этому же основанию невозможно затем будет принять решения о прекращении уголовного дела, если лицо, совершившее данное деяние, так и не будет установлено (подобного требования закон не содержит).
  3. Правило, позволяющее правоприменителю отказывать в возбуждении уголовного дела лишь в отношении конкретного лица, во-первых, усложняет процесс укрытия преступлений путем незаконного отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, когда лицо, совершившее данное деяние (а значит, его возраст, вменяемость, мотивы, цели и т.п.), не установлено. Во-вторых, требует в такой ситуации приступить к предварительному расследованию и принять меры к установлению лица, совершившего данное деяние, путем применения более действенных средств — путем производства следственных действий, которые на стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) производить не вправе.
  4. Некоторые ученые считают, что и «решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления должно приниматься прокурором, следователем, дознавателем лишь в отношении конкретного лица» <850>. Их идея понятна. Действительно, на практике еще нередки случаи, когда необходимо установить лицо, совершившее деяние, и только после этого можно с уверенностью констатировать наличие или отсутствие состава преступления. Иногда в такой ситуации сотрудниками принимается поспешное, а в ряде случаев и незаконное решение о прекращении уголовного дела.

———————————

<850> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 68.

 

  1. Между тем нельзя исключать возможность существования уголовного дела, возбужденного (в данном случае не имеет значения, законно или незаконно возбужденного) по факту настолько малозначительному, что действия по установлению лица, «совершившего это деяние» <851>, совершенно неоправданны. Автор настоящего комментария, к примеру, лично знакомился с материалами уголовного дела, возбужденного по поводу поджога стоящего в поле мусорного бака. Вряд ли стоит устанавливать лицо, которое подожгло мусор, если по данному факту было возбуждено уголовное дело. Тем более что, если считать обязательным и в такой ситуации установление лица, «совершившего искомое деяние», мы в конце концов придем к тому, что по окончании срока предварительного расследования, когда это лицо так и не будет установлено, следователь, дознаватель должны будут приостановить производство по делу по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК. Копию постановления направить прокурору, дать поручение органу дознания об установлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (хотя обвиняемого по данному делу быть не может), и лично осуществлять не процессуальную деятельность в тех же целях. Вряд ли это все вытекает из требований закона.

———————————

<851> Указанное словосочетание поставлено в кавычки, потому что совершением деяния данный факт можно именовать лишь условно.

 

  1. Думается, все же могут иметь место случаи, когда прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления является правомерным и при неустановлении лица, как минимум совершившего малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК).
  2. Однако буквальное толкование ч. 1 к.с. не позволяет аналогичный вывод сделать и применительно к вынесению решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Когда невозможно средствами стадии возбуждения уголовного дела установить конкретное лицо, совершившее общественно опасное деяние, отказывать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в данном деянии состава преступления законодатель запрещает. Хотя некоторые процессуалисты оправданно считают это правило «чрезмерным» <852>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<852> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 390.

 

  1. Без установления конкретного лица, совершившего общественно опасное деяние, нельзя отказывать в возбуждении уголовного дела и по основаниям, предусмотренным п. 3 (истечение сроков давности уголовного преследования), п. 4 (смерть подозреваемого или обвиняемого, когда нет необходимости реабилитации умершего) и п. 6 (отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК) ч. 1 ст. 24 УПК.
  2. Более того, исходя из закрепленного в ч. 2 ст. 27 УПК запрета прекращать уголовное дело по основаниям, указанным в п. п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК, когда подозреваемый или обвиняемый против этого возражает, недопустимо также отказывать в возбуждении уголовного разбирательства, если лицо, в отношении действий (бездействия) которого принимается рассматриваемое решение, не согласно с основаниями его вынесения.
  3. По смыслу закона в возбуждении дела частного обвинения может быть отказано по мотиву отсутствия состава преступления лишь в случае, когда для такого решения не требуется собирания, исследования и оценки доказательств. Поэтому нельзя к выводам об отсутствии общественно опасного деяния прийти на основе единоличного анализа и оценки объяснений очевидцев, а не в ходе судебного разбирательства <853>.

———————————

<853> См.: Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 20 декабря 1993 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 1.

 

  1. Частью 1.1 к.с. введен запрет отказа следователем в возбуждении уголовного дела без получения на то согласия руководителя следственного органа по результатам проверки выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, о которых последний сообщил путем вынесения постановления о направлении материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании. Несомненно, если постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в такой ситуации вынесено самим руководителем следственного органа, получать от кого-либо согласие на принятие искомого решения нет необходимости.
  2. Но вполне возможно представить ситуацию, когда прокурор обратился с мотивированным постановлением о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений уголовного законодательства, а в это время следователем уже осуществлялась предварительная проверка заявления (сообщения и др.) о данном преступлении. Вправе ли в предложенной ситуации следователь вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела без получения на то согласия руководителя следственного органа? Думается, что да.
  3. Ведь в ч. 1.1 к.с. речь идет об отказе в возбуждении уголовного дела «в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства». Если следователь на момент поступления рассматриваемого постановления уже осуществлял проверку заявления (сообщения) о преступлении, которое параллельно было выявлено и прокурором, то решение об отказе в возбуждении уголовного дела он вынесет не «в связи с мотивированным постановлением прокурора…» и по факту принятого им самим (органом дознания и т.п., но не прокурором) заявления (сообщения) о преступлении, а не «выявленного прокурором нарушений уголовного законодательства».
  4. Другой вопрос, который требует ответа. Должен ли дознаватель согласовывать с кем-либо собственное решение об отказе в возбуждении уголовного дела, принятое по результатам проверки постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК? Закон этого делать не требует. Кто-то возразит, всякое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в органах внутренних дел, к примеру, утверждает начальник органа внутренних дел. Однако это результат реализации не уголовно-процессуального, а ведомственного требования. В ч. 1 к.с. дознаватель перечислен среди субъектов, уполномоченных принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому, обладая уголовно-процессуальным статусом дознавателя, должностное лицо органа дознания вправе самостоятельно принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Это общее правило распространяется и на ситуации, когда дознаватель принял решение по результатам проверки в порядке ст. 144 УПК постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании.
  5. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела состоит из трех частей — вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела должны быть указаны день, месяц, год, населенный пункт его составления, должность, звание (классный чин), фамилия и инициалы должностного лица, кем оно вынесено, повод (от кого и когда поступил) и основание к началу уголовного процесса, фабула происшествия (когда, где, что произошло), признаки какого преступления предполагались и мотивировка наличия одного из оснований вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылка на ст. ст. 144, 145, 148 УПК и в случае необходимости на конкретный пункт ч. 1 ст. 24 УПК (ч. 2 ст. 14 УК), а также собственно решение об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении с указанием пункта, части, статьи УК, которыми данное преступление предусмотрено, о направлении в средство массовой информации для обязательного опубликования информации об отказе в возбуждении уголовного дела <854>, о направлении заявителю и прокурору копий данного постановления и о разъяснении заявителю права обжаловать данное постановление и порядок обжалования.

———————————

<854> Данное положение должно содержаться в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенном по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации.

 

  1. Если постановление вынесено дознавателем, то в верхней части постановления обычно указывается наименование органа дознания, звание, фамилия, инициалы начальника органа дознания, утвердившего (не утвердившего) постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и дата принятия начальником органа дознания указанного решения. Это не уголовно-процессуальное, а ведомственное требование. Невыполнение такового (не утверждение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела у начальника учреждения) в системе являющихся органами дознания учреждений (органы внутренних дел, органы федеральной службы безопасности и др.) не является нарушением УПК и, как следствие тому, не может иметь отрицательных уголовно-процессуальных последствий — признания по этим основаниям искомого постановления незаконным.
  2. В конце постановления рекомендуется отражать наименование органа прокуратуры, классный чин, фамилию, инициалы прокурора, а также фамилию и инициалы заявителя, которым направлены копии постановления, дату и время направления этих документов.
  3. В ч. ч. 2 и 3 к.с. говорится о результатах проверки сообщения о преступлении. Исходя из содержания п. 43 ст. 5 УПК под сообщением о преступлении в указанной норме понимается любой предусмотренный ст. 140 УПК повод для возбуждения уголовного дела. Поэтому неправильно было бы буквально толковать наименование указанного понятия. Нельзя ограничивать круг имеющих значение для процедуры отказа в возбуждении уголовного дела результатов проверки лишь теми, которые собраны при рассмотрении сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, полученных из иных источников, то есть в процессе исследования предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК повода для возбуждения уголовного дела.
  4. Под результатами проверок, о которых идет речь в ч. ч. 2 и 3 к.с., понимаются полученные в ходе применения средств стадии возбуждения уголовного дела предметы и документы.
  5. В ч. 2 к.с. законодатель употребил понятие «подозрение в совершении преступления конкретного лица или лиц». Что оно означает?
  6. На стадии возбуждения уголовного дела нет подозреваемых. Но есть целый ряд преступлений, признаки которых могут быть обнаружены только вместе с лицом, их совершившим (незаконное усыновление, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей и др.), а также ряд деяний, совершенных лицом, о котором якобы было известно с самого начала уголовного процесса или причастность которого к совершению преступления была установлена на определенном этапе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Во всех этих случаях есть лицо (лица), в отношении которого решался вопрос о возбуждении уголовного дела. В каждой из указанных ситуаций при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следователь (дознаватель и др.) обязан рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.
  7. Указанные должностные лица (органы) обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК. На них не возлагается обязанность возбуждать уголовные дела в каждом случае вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц.
  8. Рассмотрение вопроса о возбуждении уголовного дела предполагает производство предусмотренной ст. 144 УПК проверки. Данная проверка может быть завершена отказом в возбуждении уголовного дела по заведомо ложному доносу.
  9. Уголовная ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления предусмотрена ст. 306 УК.
  10. Субъектом данного преступления может быть физическое (гражданин, а не организация), вменяемое (лицо, в полной мере осознающее фактический характер и общественную опасность своего деяния, которое в состоянии руководить своими действиями) лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.
  11. Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом, то есть лицо сознает общественно опасный характер своих действий (что им сообщаются заведомо не соответствующие действительности сведения) и желает наступления общественно опасных последствий (чтобы орган дознания, следователь или иное компетентное возбуждать уголовное дело должностное лицо приступили к рассмотрению и разрешению его заявления о преступлении).
  12. Факт того, что заявитель желал наступления общественно опасных последствий, подтверждается его подписью под текстом, где заявителю разъяснялась уголовная ответственность за заведомо ложный донос. Заявитель должен точно знать, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности. Если ложные сведения он сообщил по неосторожности, преступления, предусмотренного ст. 306 УК, не будет.
  13. Заведомо ложный донос имеет место вне зависимости от того, какие цели преследовал заявитель и какими мотивами руководствовался.
  14. При заведомо ложном доносе осуществляется общественно опасное действие, которое обычно состоит из нескольких частей:

— подтверждение своей подписью правильности изложенной в заявлении заведомо ложной информации;

— передача заявления в орган, компетентный возбудить уголовное дело;

— подтверждение своей подписью факта разъяснения ему уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

  1. Заведомо ложный донос может быть как в письменной, так и в устной форме. В этом случае общественно опасное действие считается совершенным после того как заявитель подписал протокол принятия устного заявления о преступлении (несомненно, только если в этом протоколе отражены заведомо ложные сведения о якобы имевшем место преступлении) и расписался в той части протокола, где ему разъяснена уголовная ответственность за заведомо ложный донос.
  2. Уголовная ответственность за совершение данного преступления может наступить вне зависимости от того, осуществлял ли орган предварительного расследования по заявлению следственные или иные процессуальные действия (осматривал ли место происшествия, получал ли объяснения, истребовал материалы).
  3. Квалифицирующими, то есть отягчающими ответственность, признаками заведомо ложного доноса признаются:

— донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то есть умышленного деяния, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное УК, превышает пять лет лишения свободы;

— донос с искусственным созданием доказательств обвинения.

  1. В ч. 2 к.с. идет речь о «лице, заявившем или распространившем ложное сообщение о преступлении». Это более широкое понятие, чем субъект предусмотренного ст. 306 УК преступления. Круг рассматриваемых лиц нельзя ограничивать лишь заявителями, как это делает А.Г. Халиулин <855>.

———————————

<855> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года. С. 253.

 

  1. При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки заявления (сообщения) о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица (лиц), вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос рассматривается не только в отношении заявителя (в уголовно-процессуальном смысле этого слова), но и в отношении любого другого лица, чье сообщение о совершении конкретным человеком преступления послужило тем «иным источником», о котором говорится в п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК.
  2. Если лицо (лица) обратилось(-лись) с заявлением о преступлении не в орган, компетентный возбуждать уголовное дело, но именно из-за этого сообщения органам предварительного расследования стало известно о якобы совершенном (совершаемом, подготавливаемом) конкретным человеком преступлении, в отношении таких заявителей не может быть возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК.
  3. В их действиях могут быть усмотрены лишь признаки клеветы (ст. 128.1 УК).
  4. В ч. 3 к.с. говорится об опубликовании информации об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации. Какой объем информации должен в рассматриваемой ситуации быть опубликован, законодателем не определяется. Поэтому законным следует признать и опубликование минимально значимого объема сведений. В средстве массовой информации достаточно указать наименование заметки, в которой сообщалось о преступлении, номер и дату выпуска периодического печатного издания (сетевого издания, телеканала, радиоканала, телепрограммы, радиопрограммы, видеопрограммы, кинохроникальной программы, иной формы периодического распространения массовой информации), в котором она была опубликована, и собственно решение по результатам проверки этого сообщения — решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
  5. Увеличение объема публикуемой в порядке ч. 2 ст. 148 УПК информации, как то указание на ход проверки, на дату отказа в возбуждении уголовного дела и на другие сведения, необязательно. Между тем оно не может быть расценено как нарушение требований к.с.
  6. Законодатель не указал и сроков опубликования рассматриваемой информации. Между тем последовательным было заключить, что на данный вид публикации распространимы требования ст. 35 Закона РФ «О средствах массовой информации». Информацию об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, редакция обязана опубликовать бесплатно и в предписанный органом предварительного расследования срок.
  7. Причем не только редакция средства массовой информации, в котором ранее было опубликовано сообщение о преступлении <856>, должна опубликовать информацию об отказе в возбуждении уголовного дела, но и следователь (дознаватель и др.) обязан в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, предоставить данной редакции информацию, необходимую для опубликования.

———————————

<856> О том, что информация об отказе в возбуждении уголовного дела «должна быть распространена в тех же изданиях и передачах, в которых ранее было распространено сообщение о преступлении», упоминают и другие авторы. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года. С. 253.

 

  1. Некоторые процессуалисты не исключают возможности опубликования информации об отказе в возбуждении уголовного дела и в других, помимо тех, которые сообщили о преступлении, средствах массовой информации <857>. Полностью исключать такую возможность нельзя. На момент вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела средство массовой информации может быть ликвидировано или его деятельность приостановлена. Как минимум в такой ситуации требования закона об опубликовании рассматриваемой информации могут быть реализованы только путем ее помещения в иное средство массовой информации. Более того, законодатель прямо не возлагает на должностное лицо, вынесшее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, обязанности публиковать опровержение сообщению о преступлении только лишь в тех изданиях и передачах, в которых ранее оно было распространено.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<857> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 333.

 

  1. Все это правильно. Но все же следователям (дознавателям и др.) следует рекомендовать стремиться к опубликованию информации об отказе в возбуждении уголовного дела именно в том средстве массовой информации, в котором впервые было сообщено о преступлении, и лишь при невозможности это сделать принимать меры к ее опубликованию в другом средстве массовой информации.
  2. Часть 3 к.с. сформулирована так, что не может быть расценена иначе как указание на необходимость проведения проверки неизвестного ранее и выявленного органами предварительного расследования сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации. Буквальное толкование закрепленного здесь положения, с одной стороны, возлагает на компетентные органы обязанность опубликовать информацию об отказе в возбуждении уголовного дела по распространенному средством массовой информации сообщению о преступлении, с другой — требует такое решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимать «по результатам проверки сообщения о преступлении».
  3. Точно уяснить содержание ч. 3 к.с. невозможно, не разобравшись с понятием «средство массовой информации» и, как следствие, с терминами «массовая информация», «периодическое печатное издание», «радио-, теле-, видео-, кинохроникальная программа» и др. Согласно ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием), а, в свою очередь, под массовой информацией — предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы.
  4. Периодическое печатное издание — это газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное наименование (название), текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год. Радио-, теле-, видео-, кинохроникальная программа — это совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное наименование (название) и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год. Под распространением продукции средства массовой информации понимается продажа, подписка, доставка, раздача периодического печатного издания, аудио- или видеозаписей программы, вещание телеканала, радиоканала (телевизионное вещание, радиовещание), вещание телепрограммы, радиопрограммы в составе соответственно телеканала, радиоканала, демонстрация кинохроникальной программы, предоставление доступа к сетевому изданию, иные способы распространения.
  5. В следующей части к.с. закреплено требование направления копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела прокурору и заявителю. О правах других лиц на ознакомление с данным документом здесь ничего не сказано. Между тем в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» с материалами, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, вправе также знакомиться уполномоченный по правам человека в РФ.
  6. В обычных условиях на следователя (дознавателя и др.) не возлагается обязанности направления уполномоченному по правам человека в РФ копии соответствующего постановления или уведомления о принятом решении. Однако уполномоченный по правам человека в РФ может запросить соответствующие сведения. Согласно же ст. 34 Федерального конституционного закона «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» должностные лица бесплатно и беспрепятственно обязаны предоставлять уполномоченному по правам человека в РФ запрошенные материалы, документы и любую иную информацию, необходимую ему для осуществления своих должностных полномочий. Запрошенные материалы и документы и иная информация должны быть направлены уполномоченному по правам человека в РФ не позднее 15 дней со дня получения запроса, если в самом запросе не установлен иной срок.
  7. И прокурору, и заявителю направляются копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Недостаточно лишь уведомить (ознакомить) указанных лиц о принятом решении.
  8. Законодатель не закрепил обязательных требований к копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому законным следует признать направление прокурору и заявителю любой письменной, а в некоторых случаях и электронной копии данного документа. Рекомендуется копию данного постановления заверять подписью вынесшего его лица.
  9. Заявителю и прокурору копия постановления должна быть направлена в течение 24 часов с момента его вынесения. Причем моментом вынесения постановления признается тот час, когда следователь (дознаватель и др.) подписал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
  10. Законодатель возложил на следователя (дознавателя и др.) обязанность направить (а не передать, не вручить и т.п.) прокурору и заявителю копию рассматриваемого постановления. Соответственно, требования закона будут выполнены и в том случае, когда в течение 24 часов с момента вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела у прокурора и (или) у заявителя не будет копии данного документа. Главное, чтобы в указанные сроки копии постановления им были направлены.
  11. В литературе высказано мнение, согласно которому «прокурору следует направлять не только копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и все материалы проверки сообщения о преступлении» <858>. Возможно, исполнение данной рекомендации в какой-то мере и может соответствовать полномочиям прокурора проверять исполнение требований федерального закона о разрешении сообщений о преступлении. Тем не менее законодатель не возложил на должностное лицо, вынесшее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, обязанности направлять прокурору материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении. Такие материалы должны быть переданы (направлены) прокурору только в случае поступления от него соответствующего требования.

———————————

<858> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года. С. 253.

 

  1. Постановлением Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б.А. Кехмана» признан неконституционным отказ в предоставлении гражданину для ознакомления материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов. Данное положение может быть распространено и на отказ в представлении заявителю или иному лицу, чьи интересы затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, материалов проверки заявления (сообщения) о преступлении.
  2. Поэтому мы полностью согласны с точкой зрения Т.Н. Москальковой, которая считает, что «лица, чьи права и свободы затрагиваются решением об отказе в возбуждении уголовного дела, имеют право на ознакомление с материалами проверки, проведенной по заявлению или сообщению о преступлении, на основании которых было вынесено решение» <859>. Заслуживает одобрения и позиция К.Б. Калиновского, который считает, что копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела «должна быть направлена пострадавшему, даже если он не является заявителем (п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК); лицу, в отношении которого было подано заявление; лицу, в отношении которого в постановлении сделаны неблагоприятные для него выводы (например, виновность в административном правонарушении)» <860>.

———————————

<859> Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 303.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<860> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 390.

 

  1. Часть 4 к.с. наделяет заявителя правом получить копию вынесенного по его заявлению постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и узнать о предоставленной ему возможности обжаловать данное постановление, а также порядок обжалования.
  2. Заявитель имеется не в каждом уголовном процессе. Если заявителя нет, то орган предварительного расследования (соответствующее должностное лицо) направляет копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела только прокурору. На него не возлагается обязанности уведомлять кого-либо еще о принятом в порядке ст. 148 УПК решении <861>. В этой связи необходимо определиться с понятием «заявитель».

———————————

<861> Если иное не предусмотрено другим нормативным правовым актом.

 

  1. Законодатель не разъясняет содержания понятия «заявитель». Наверное, поэтому К.Б. Калиновский к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной <862>. Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому, представляется более последовательным использование понятия «заявитель» к пострадавшему (очевидцу и т.п.), от которого поступило заявление о преступлении, и, соответственно, неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<862> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 379.

 

  1. Правом получить копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (узнать о своем праве на обжалование постановления и о порядке обжалования) обладает любой заявитель. Это право предоставлено как заявителю, который обратился к следователю (дознавателю и др.) непосредственно, так и лицу, отправившему заявление о преступлении по почте, нарочным и т.п.
  2. В к.с. шесть раз употреблено понятие «прокурор». Применительно к отказу в возбуждении уголовного дела под прокурором обычно понимается прокурор, надзирающий за органами предварительного расследования, вынесшими постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. Жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может поступить не надзирающему, а вышестоящему прокурору. Соответственно, как минимум в ч. 6 к.с. закреплены полномочия не только надзирающего за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования прокурора, но и всех вышестоящих по отношению к нему прокуроров. Согласно требованиям Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 4 августа 2000 г. N 115 «О порядке проверки законности постановления о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовных дел» в Генеральной прокуратуре РФ, в прокуратурах субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокуратурах проверку законности постановлений об отказе возбуждения уголовных дел осуществляет каждое подразделение, исходя из принадлежности материала.
  4. В случае необходимости проверки законности вынесенных постановлений в подразделениях, осуществляющих надзор за расследованием преступлений, решение об этом принимается соответствующим заместителем Генерального прокурора РФ, заместителями прокуроров субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокуроров.
  5. В настоящее время прокурор вправе отменять любое незаконное и (или) необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное органом предварительного расследования, за исполнением законов которым данный прокурор осуществляет надзор. Однако требования к процедуре отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, принятого органом дознания, дознавателем им менее детализированы. От прокурора в к.с. прямо не требуется:

— в течение определенного времени после получения материалов проверки сообщения о преступлении отменить незаконное и (или) необоснованное постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (не установлен специальный срок принятия искомого процессуального решения);

— мотивировать принятое им решение об отмене постановления органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела;

— излагать в постановлении об отмене незаконного и (или) необоснованного постановления органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела конкретные обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке;

— незамедлительно направлять свое постановление начальнику органа дознания.

  1. Напротив, при изложении специфики отмены прокурором незаконного и (или) необоснованного постановления руководителя следственного органа, следователя об отказе в возбуждении уголовного дела законодатель не позволяет прокурору давать органу предварительного следствия указания и соответственно, устанавливать срок их исполнения. Прокурор излагает в постановлении об отмене незаконного и (или) необоснованного постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела конкретные обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке. Но, получается, устанавливать срок проверки таковых не вправе. Исходя из логики последнего предложения ч. 6 к.с., — это уже прерогатива руководителя следственного органа.
  2. Задумаемся, все ли указанные отличия отмены прокурором незаконных и (или) необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела столь принципиальны? Что касается дачи прокурором указаний органу предварительного следствия и установления срока дополнительной проверки, несомненно, — да. А вот дополнительные гарантии соблюдения законности, закрепленные во втором предложении ч. 6 к.с., касающиеся процедуры отмены постановления руководителя следственного органа, следователя, мы бы рекомендовали, пусть и по аналогии, но все же распространить и на порядок отмены подобного постановления органа дознания, дознавателя.
  3. Вряд ли оправданна более чем 5-ти дневная проверка законности и обоснованности названного постановления. Поэтому последовательно по крайней мере рекомендовать прокурорам в срок не позднее 5 суток с момента начала проверки законности вынесенного органом предварительного расследования решения отменять незаконное и (или) необоснованное постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.
  4. В этой связи небольшое уточнение. Во втором предложении ч. 6 к.с. говорится о сроке «не более 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении». А вот права требовать представления таких материалов законодатель прокурору предоставить не спешит. Если прямо в законе такого права не прописано, то и на пути «получения материалов проверки сообщения о преступлении» у прокурора могут возникнуть препятствия. Ну а если говорить именно о том, о чем идет речь в ч. 6 к.с., то не лучше ли срок, который упомянут здесь, исчислять не с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении или не только с него. Если материалы все же не были представлены, а прокурор на основании анализа самого текста постановления об отказе в возбуждении уголовного дела пришел к выводу, что оно незаконное и (или) необоснованно, думается, последовательно от прокурора требовать отменять постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в срок не позднее 5 суток с момента начала проверки законности вынесенного органом предварительного расследования соответствующего решения.
  5. Это наше предложение, наше толкование закрепленного в ч. 6 к.с. правила. Однако напоминаем, что пока прямо срок, в течение которого прокурор должен вынести постановление об отмене незаконного и (или) необоснованного решения органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, законом не установлен. Если прокурор располагает лишь вынесенным руководителем следственного органа, следователем постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и у него нет материала проверки заявления (сообщения) о преступлении, по которому принято искомое окончательное решение, вынесение постановления об отмене незаконного и (или) необоснованного решения органа предварительного следствия никакими сроками не ограничено. Пятидневный срок установлен лишь для тех случаев проверки законности и обоснованности отказа руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела, когда прокурором исследуется не только само постановление, но и весь поступивший к нему материал проверки (отказной материал).
  6. Несомненно, постановление прокурора, в том числе и об отмене решения органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, должно быть мотивированным. Об этом не упомянуто в к.с., вместе с тем это общее требование, предъявляемое к постановлениям прокурора. Оно прямо закреплено в ч. 4 ст. 7 УПК.
  7. В постановлении об отмене решения об отказе органом дознания, дознавателем в возбуждении уголовного дела прокурор фиксирует свои указания начальнику органа дознания. Обычно они касаются тех обстоятельств, которые, по мнению прокурора, подлежат дополнительной проверке. Поэтому с этой стороны постановления, адресуемые начальнику органа дознания, мало чем отличаются от аналогичных постановлений, направляемых руководителю следственного органа.
  8. И последнее. Конечно же, как только прокурор вынес постановление об отмене незаконного и (или) необоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, каким бы органом (должностным лицом) данное решение ранее не было принято, постановление прокурора должно как можно быстрее («немедленно») быть обращено к исполнению. В случае с отменой решения органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела — направлено начальнику органа дознания.
  9. После отмены постановления начальник органа дознания в зависимости от указаний прокурора поручает дознавателю возбудить уголовное дело или приступить к дополнительной проверке заявления (сообщения) о преступлении, после которой вновь принять окончательное решение по материалу.
  10. Но иногда к выводу о незаконности и (или) необоснованности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного дознавателем (начальником подразделения дознания), приходит сам начальник органа дознания. Начальник органа дознания самостоятельно не вправе отменять постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому в предложенной ситуации он должен обратиться к прокурору с ходатайством об отмене названного процессуального решения.
  11. В соответствии с ч. 5 к.с. отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован. Исходя из требований ст. 123 УПК обжаловать соответствующее постановление вправе заявитель, пострадавший, лицо, в отношении которого решался вопрос о возбуждении уголовного дела, а также любое иное лицо, чьи интересы были затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
  12. Жалобы могут быть как письменные, так и устные, адресованные как прокурору, руководителю следственного органа или в суд, так и вышестоящему должностному лицу (начальнику подразделения дознания, руководителю учреждения, наделенного статусом органа дознания, руководителю вышестоящего следственного органа и даже начальнику следственной группы и др.). Причем законом не запрещено направлять жалобы одновременно в несколько инстанций. К примеру, одинаковые по своему содержанию жалобы на вынесенное дознавателем органа внутренних дел постановление могут быть одновременно направлены: начальнику районного органа внутренних дел и начальнику Управления Министерства внутренних дел по субъекта Российской Федерации, прокурору района, прокурору субъекта Российской Федерации и Генеральному прокурору РФ, а также в районный суд.
  13. Законодатель не установил срока, в течение которого постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано. Следует согласиться с утверждением, что при принесении жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела нужно руководствоваться общими сроками давности, предусмотренными ст. 78 УК <863>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<863> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 335.

 

  1. Форма жалобы законом не регламентирована. Поэтому нечеткость формулировок жалобы не может служить поводом для отказа в принятии ее судом к своему производству.
  2. Жалоба подается прокурору, руководителю следственного органа или в суд непосредственно либо через следователя (дознавателя и др.), на постановление которого жалоба приносится.
  3. При несогласии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела заинтересованные лица могут реализовать свою возможность на судебную защиту своих прав не иначе как в форме подачи жалобы в рамках уголовного процесса. При рассмотрении такой жалобы суд должен принять нормы материального и процессуального уголовного права. В связи с этим такие жалобы не могут рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства <864>.

———————————

<864> По аналогии с институтом обжалования прекращения уголовного дела. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 11, 12.

 

  1. Причем возможность подачи жалобы на решение следователя руководителю следственного органа, на решение руководителя следственного органа — руководителю вышестоящего следственного органа, а на решения дознавателя — надзирающему прокурору не может истолковываться как ограничение права граждан на судебную защиту их прав и должна рассматриваться как дополнительная внесудебная гарантия соблюдения прав граждан <865>.

———————————

<865> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 10.

 

  1. После получения жалобы от лица, чьи интересы были затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурор, руководитель следственного органа в течение 3 суток должен вынести одно из постановлений:

— о полном удовлетворении жалобы;

— о частичном удовлетворении жалобы;

— об отказе в удовлетворении жалобы.

  1. Вынесенное руководителем следственного органа постановление о полном или частичном удовлетворении жалобы одновременно может содержать решение об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и возбуждении уголовного дела либо о возвращении материалов для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Прокурор также в такой ситуации руководствуется правилами ч. 6 к.с.
  2. Какое бы решение не принял прокурор (руководитель следственного органа), он извещает о нем лицо, подавшее жалобу, а также разъясняет ему дальнейший порядок его обжалования (ч. 3 ст. 124 УПК).
  3. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять какие-то иные меры, жалоба может рассматриваться не трое, а большее количество (до десяти) суток. Об увеличении срока рассмотрения жалобы специального постановления не выносится. Однако о данном обстоятельстве извещается лицо, подавшее жалобу.
  4. Десятисуточный срок проверки жалобы продлению не подлежит.
  5. Лицом, подавшим жалобу, может быть не только заявитель, поэтому трудно согласиться с утверждениями некоторых процессуалистов о том, что об осуществлении проверки в течение 10 суток извещается заявитель <866>, что о вынесенном прокурором, руководителем следственного органа (по жалобе) постановлении уведомляется заявитель или что копия вынесенного по жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела постановления судьи также направляется заявителю <867>. Употребление термина «заявитель» в комментарии к ст. 148 УПК может осуществляться лишь в одном его значении — в значении, которое использовано и в других статьях гл. 19 и 20 УПК. Действительно, в ч. ч. 1 и 3 ст. 124 УПК говорится о необходимости уведомления заявителя, а в ч. 6 ст. 125 УПК — о направлении заявителю копии постановления судьи. Однако в гл. 16 УПК, к которой и отнесены ст. ст. 124 и 125 УПК, под заявителем подразумевается не лицо, заявившее о преступлении, а лицо, подавшее жалобу. Поэтому текст ст. ст. 124 и 125 УПК нельзя дословно переносить в комментарий к ст. 148 УПК.

———————————

<866> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 309.

<867> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 303.

 

  1. Согласно ч. 4 к.с. прокурор получает копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК он уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Поэтому он в состоянии сам обнаружить незаконность или необоснованность вынесенного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В такой ситуации, то есть когда жалобы на постановление к нему не поступало, он также вправе применить любое из средств, предусмотренных ч. 6 к.с. Соответственно, признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он обязан отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем вынести мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направить руководителю следственного органа. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор также должен его отменить и направить соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.
  2. В литературе можно встретить упоминание о «сокращенном сроке рассмотрения жалобы в сравнении со сроком, установленным ст. 124» УПК <868>, о том, что прокурор вправе и обязан не позднее 48 часов отменить незаконное или необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела <869>. Данные суждения порождены той редакцией ст. 148 УПК, которая была изменена Федеральным законом от 29 мая 2002 г. N 58-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» и никогда не вступала в силу. Действующим законом не предусмотрено никакого иного (ни сокращенного, ни увеличенного), помимо установленного ст. 124 УПК, срока рассмотрения прокурором жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

———————————

<868> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года. С. 253.

<869> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 342; и др.

 

  1. Исходя из требований ч. 1 ст. 125 УПК принятое органами предварительного расследования решение об отказе в возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в районный суд того административно-территориального деления, где принято данное решение.
  2. После получения жалобы от лица, чьи интересы были затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, судья в течение 5 суток обязан в судебном заседании с участием лица, подавшего жалобу, и иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением, а также с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа в строгом соответствии с закрепленными в ст. 125 УПК правилами проверить законность и обоснованность данного постановления.
  3. По результатам проверки судья выносит одно из следующих постановлений:

— о признании решения об отказе в возбуждении уголовного дела соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

— об оставлении жалобы без удовлетворения.

  1. После чего в соответствии с требованиями ч. 6 ст. 125 УПК лицу, подавшему жалобу, прокурору и руководителю следственного органа направляются копии постановления судьи, а заявитель уведомляется о принятом решении (ч. 7 ст. 148 УПК).
  2. В прилагаемых к постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела материалах должен найти свое письменное отражение факт направления копии постановления и письменного уведомления вышеуказанным лицам.
  3. Жалоба на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела может быть удовлетворена, только если обжалуемое постановление незаконно и (или) необоснованно.
  4. Незаконным признается постановление, вынесенное с нарушением как уголовно-процессуального, так и материального права. Незаконным, в частности, постановление может быть признано, если в нем отсутствуют дата его вынесения или подпись лица, его составившего, если оно вынесено неуполномоченным на то должностным лицом, основывается на недопустимых доказательствах и др.
  5. Необоснованным следует считать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, когда в нем отсутствует мотивировка принятого решения, изложенные в постановлении сведения не соответствуют содержанию прилагаемых к нему материалов, указанные в резолютивной части выводы следователя (дознавателя и др.) не соответствуют содержанию описательно-мотивировочной части постановления и т.п.
  6. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела обжалуется в районный суд. А законность и обоснованность его вынесения проверяется судьей данного районного (городского) суда (того административно территориального деления, где было отказано в возбуждении уголовного дела).
  7. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, уведомляет об этом заявителя (ч. 7 ст. 148 УПК), а лицу, подавшему жалобу, направляет копию своего постановления (ч. 6 ст. 125 УПК). Получивший рассматриваемое постановление руководитель следственного органа в зависимости от того, что ему предписано судьей, обязан отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и возбудить уголовное дело либо возвратить материалы для дополнительной проверки и по результатам дополнительной проверки вновь решить вопрос о наличии оснований к отказу в возбуждении или к возбуждению уголовного дела. Начальник органа дознания не вправе отменять постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, поэтому он обращается к прокурору с ходатайством об отмене признанного судом незаконным или необоснованным вынесенного органом дознания постановления об отказе в возбуждении уголовного дела; после его отмены в зависимости от предписаний суда и указаний прокурора поручает дознавателю возбудить уголовное дело или приступить к дополнительной проверке заявления (сообщения) о преступлении, после которой вновь принять окончательное по материалу решение.
  8. Ограничивать же полномочия должностного лица, получившего постановление судьи о признании отказа в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, лишь принятием решения о возбуждении уголовного дела, как это делала часть авторов <870>, представляется несколько непоследовательным. Круг законных средств исправления допущенной при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела процессуальной ошибки не может сужаться всего-навсего из-за того, что лицо, чьи интересы затронуты вынесением такого постановления, обратилось с первоначальной жалобой не к руководителю следственного органа (прокурору), а в суд.

———————————

<870> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года… С. 254; и др.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 20, 23, 24, 37, 39, 46, 140, 144, 146 УПК <871>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<871> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Отказ в возбуждении уголовного дела. Комментарий к ст. 148 УПК. М., 2003; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 149. Направление уголовного дела

 

Комментарий к статье 149

 

  1. В к.с. приведен перечень действий, осуществляемых следователем (дознавателем и др.) после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК.
  2. Между тем уголовные дела указанными должностными лицами и органами могут быть возбуждены не только в порядке ст. 146 УПК. В ст. 146 УПК закреплен порядок возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Помимо возбуждения уголовных дел публичного обвинения, УПК известен порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения и частного обвинения.
  3. Порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) с согласия прокурора и без такового уголовных дел частного и частно-публичного обвинения закреплен в ч. 4 ст. 20, ст. 147, ч. 3 ст. 318 УПК.
  4. Так как изложенные в к.с. действия следователь (дознаватель и др.) может (могут) осуществлять после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела не только в порядке, установленном ст. 146 УПК, но и в порядке, установленном ч. 4 ст. 20, ст. 147, ч. 3 ст. 318 УПК, следует заключить, что рассматриваемая часть к.с. подлежит расширительному толкованию.
  5. Буквально же в к.с. говорится только о действиях, осуществляемых после вынесения постановления в порядке, закрепленном в ст. 146 УПК. Этот порядок состоит из следующих основных правил:

— для возбуждения уголовного дела необходимо наличие предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания;

— единолично возбуждать уголовное дело может следователь (дознаватель и др.);

— обязательно соблюдение предусмотренной ч. ч. 2 и 3 ст. 146 УПК процессуальной формы постановления о возбуждении уголовного дела;

— прокурор вправе отменить незаконное или необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела.

  1. Порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения менее регламентирован уголовно-процессуальным законом. Тем не менее представляется, что все вышеуказанные основные правила возбуждения уголовных дел публичного обвинения распространимы и на порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения. Единственное отличие этих процедур заключается в том, что дела частно-публичного и частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению его близкого родственника). Без такой жалобы руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить уголовное дело частно-публичного или частного обвинения, только если преступление, о котором им стало известно, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
  2. В к.с. говорится о действиях, осуществляемых следователем (дознавателем и др.) после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Однако закрепленный здесь и исследуемый в большинстве комментариев <872> перечень этих действий далеко не является исчерпывающим. Во-первых, в к.с. названы не все участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, уполномоченные на возбуждение уголовного дела, а значит, и принимающие после этого процессуальные решения. Во-вторых, не учтена ситуация направления прокурору уголовного дела в порядке ч. 3 ст. 146 УПК, производства неотложных следственных действий следователем (дознавателем и др.), а равно предусмотренное ч. 2 ст. 39 (ч. 2 ст. 40.1) УПК право руководителя следственного органа (начальника подразделения дознания) принимать уголовное дело к своему производству. Совершенствование редакции приведенного в к.с. перечня должно осуществляться также с учетом закрепленного в ч. 2 ст. 163 УПК права руководителя следственного органа принимать решение о производстве предварительного следствия следственной группой.

———————————

<872> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 277; и др.

 

  1. В к.с. говорится о двух субъектах принятия решения о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК, — о следователе и органе дознания. Именно поэтому, а также из-за несовершенства самой ст. 146 УПК большинство авторов в своих комментариях тоже ограничивает круг субъектов, уполномоченных на возбуждение уголовного дела, только указанными должностными лицами и органами <873>.

———————————

<873> Там же. С. 272; и др.

 

  1. Между тем приведенный здесь перечень субъектов принятия решения о возбуждении уголовного дела нельзя признать исчерпывающим. В порядке, установленном ст. 146 УПК, уголовные дела также вправе (обязаны) возбуждать дознаватель, руководитель следственного органа (ст. 146 УПК), руководитель следственной группы (ст. 163 УПК), руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК) и начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК).
  2. Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 — 155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела.
  3. Для того чтобы дать полный перечень действий, которые может предпринять каждый из субъектов, наделенных правом возбуждения в порядке, установленном ст. 146 УПК, уголовного дела, необходимо определиться с такими понятием, как «вынесение постановления о возбуждении уголовного дела». С этим понятием тесно связаны ответы на такие важные вопросы, как, к примеру: когда появляется уголовное дело, а значит, и когда наступает стадия предварительного расследования, с какого момента должен исчисляться срок предварительного расследования и др.
  4. Статья 149 УПК посвящена уголовно-процессуальной деятельности, которая осуществляется после появления уголовного дела — на стадии предварительного расследования. Думаю, ни у кого не возникнет возражений против того, что после «вынесения постановления о возбуждении уголовного дела» уголовное дело уже есть, а также что по уголовному делу осуществляется предварительное расследование, а не деятельность, присущая предшествующей стадии — стадии возбуждения уголовного дела.
  5. Вынесение постановления, о котором идет речь в к.с., — это деятельность следователя (дознавателя и др.). С этой позиции полный перечень действий, которые осуществляет каждый из органов предварительного расследования после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, будет выглядеть следующим образом.
  6. После вынесения постановления о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК:

— руководитель следственного органа поручает его расследование следователю (нескольким следователям), нижестоящему руководителю следственного органа, принимает решение о производстве предварительного следствия следственной группой либо принимает его к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, дознания или предварительного следствия;

— следователь принимает уголовное дело к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, а по уголовным делам, ему подследственным, — к производству предварительного следствия или дознания;

— руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, а по уголовным делам, подлежащим соединению с расследуемым следственной группой делом, принимает соответствующее решение и продолжает производство предварительного следствия;

— орган дознания в порядке, установленном ч. 3 ст. 146 УПК, передает уголовное дело прокурору для определения подследственности либо принимает его к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, а по уголовным делам, ему подследственным, приступает к производству дознания;

— дознаватель в порядке, установленном ч. 3 ст. 146 УПК, передает уголовное дело прокурору для определения подследственности либо принимает его к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, а по уголовным делам, ему подследственным, приступает к производству дознания;

— начальник подразделения дознания в порядке, установленном ч. 3 ст. 146 УПК, передает уголовное дело прокурору для определения подследственности, поручает его расследование дознавателю либо принимает уголовное дело к своему производству, после чего приступает к производству неотложных следственных действий, а по уголовным делам, подследственным органу дознания, приступает к производству дознания.

  1. Дознаватель не вправе производить предварительное следствие, а орган предварительного следствия может осуществлять дознание. Согласно п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК в случае совершения лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК, преступления, по которому производство предварительного следствия не обязательно, по нему производится дознание следователями Следственного комитета РФ. В определенных п. 8 ч. 3 ст. 151 УПК случаях дознание могут осуществлять также следователи органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Именно поэтому в вышеприведенном перечне мы указываем на возможность осуществления следователем и руководителем следственного органа дознания по возбужденному им уголовному делу. Руководитель же следственной группы дознание производить не может. Если им соединено с основным уголовным делом дело, по которому предварительное следствие не обязательно, он все равно по объединенному делу будет производить не дознание, а предварительное следствие.
  2. Следователь, руководитель следственной группы и руководитель следственного органа находятся почти в равном правовом положении. Они могут выносить постановления о возбуждении как подследственных, так и не подследственных им уголовных дел. Поэтому после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела они либо в порядке ч. 5 ст. 152 УПК производят неотложные следственные действия, либо производят предварительное следствие по делу в полном объеме. Это правило касается всех следователей. Законом предусмотрены некоторые особенности реализации этого права применительно к правовому статусу руководителя следственной группы и руководителя следственного органа. Так, руководитель следственного органа осуществляет данные виды деятельности лишь в случае реализации им своего права, предусмотренного ч. 2 ст. 39 УПК. А руководитель следственной группы не может проводить предварительное следствие в полном объеме по уголовным делам, не связанным и, соответственно, не могущим быть соединенными с основным уголовным делом, для расследования которого и создана следственная группа.
  3. Если речь идет о следователе или руководителе следственного органа Следственного комитета РФ, то вполне прогнозируема ситуация, когда в соответствии с п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК таковой будет вправе произвести дознание. Именно поэтому полномочие следователя и руководителя следственного органа после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела включает все эти виды деятельности.
  4. Специфическое полномочие, которое имеется у руководителя следственного органа, но отсутствует у следователя и руководителя следственной группы — это право поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям (п. 1 ч. 1 ст. 39 УПК), а равно право принятия решения о производстве предварительного следствия следственной группой (ч. 2 ст. 163 УПК). Реализация этого полномочия и отличает круг действий, которые вправе произвести руководитель следственного органа, вынесший постановление о возбуждении уголовного дела, от аналогичной деятельности следователя и руководителя следственной группы.
  5. По большинству полномочий, в том числе по праву производства неотложных следственных действий и дознания, законодатель не противопоставляет понятия «орган дознания» и «дознаватель». В п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК он говорит об осуществлении органами дознания такого вида деятельности, как дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. А ч. 1 ст. 41 и ч. 3 ст. 151 УПК возлагает производство дознания на дознавателей. В п. 19 ст. 5, п. 2 ч. 2 и п. 3 ст. 40, п. 3 ст. 149, ст. 157 УПК производство неотложных следственных действий отнесено к компетенции органа дознания, а ч. 5 ст. 152 УПК обязала названные действия производить дознавателей. Исходя из такого подхода законодателя, а также в связи с наличием некоторых отличий в правовых статусах органа дознания и дознавателя нами указаны все виды осуществляемой каждым из них видов деятельности. Однако наименование и перечень видов деятельности, осуществляемой как органом дознания после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, так и дознавателем, ничем друг от друга не отличаются.
  6. В к.с. законодатель ничего не говорит о принятии следователем (дознавателем и др.) уголовного дела к своему производству. Между тем это процессуальное решение широко применяется на практике, и о нем неоднократно говорит законодатель в других статьях УПК (п. 40.1 ст. 5, п. 2 ч. 2 ст. 38, п. п. 1, 4 ч. 1 и ч. 2 ст. 39, ч. 2 ст. 40.1 и др. УПК).
  7. Поэтому, по нашему мнению, в резолютивной части постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного следователем (дознавателем и др.), должна содержаться фраза «Уголовное дело принять к своему производству и приступить к его расследованию». Специальных отдельных постановлений о том, что следователь (дознаватель и др.) после возбуждения им уголовного дела приступает к производству по нему предварительного следствия (дознания), закон выносить не требует.
  8. Постановление о принятии уголовного дела к своему производству выносится органом предварительного расследования, которому поручено производство дознания или предварительного следствия прокурором или руководителем следственного органа (начальником подразделения дознания), а не следователем (дознавателем и др.), которым данное уголовное дело возбуждено.
  9. В п. 3 к.с. упоминается о неотложных следственных действиях. Данному понятию неотложных следственных действий дано определение в п. 19 ст. 5 УПК. Согласно указанной норме неотложные следственные действия — это действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования.
  10. Редакция данной нормы права небезупречна. Она породила мнения о том, что неотложными следственными действиями «могут быть любые процессуальные действия, которые осуществляет орган дознания после возбуждения уголовного дела, по которому обязательно производство предварительного следствия» <874>. Между тем следственными действиями, пусть даже и неотложными, нельзя признавать процессуальные действия, которые не обладают признаками следственного действия.

———————————

<874> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 330.

 

  1. Все неотложные следственные действия, как следует из буквального толкования этого термина, есть разновидность следственных действий. А это значит, что они являются основными средствами установления обстоятельств, имеющих значение для дела, и характеризуются детальной самостоятельной процедурой производства <875>.

———————————

<875> См.: Чувилев А.А., Добровольская Т.Н. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части: Учебно-методический материал. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 33 — 35.

 

  1. По делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, орган дознания вправе произвести любое неотложное следственное действие, но не любое следственное действие. Иначе говоря, законодатель не ограничил орган дознания в выборе вида следственного действия, но ограничил его в возможности производства тех следственных действий, которые можно произвести позже, при этом не утратив потенциала получения доказательственной информации.
  2. Все и любое из следственных действий на первоначальном этапе расследования орган дознания вправе произвести, только когда оно неотложное. Если следственный эксперимент, выемка или другое следственное действие не потеряет своего значения и после прошествия определенного (более десяти дней) времени, значит, оно не неотложное, и, таким образом, орган дознания не вправе его производить по делам, ему не подследственным.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 5, 37, 38, 146, 150, 151, 156, 157 УПК <876>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<876> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Дальнейшее движение возбужденного уголовного дела. Комментарий к ст. 149 УПК. М., 2003; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code