ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА (Часть 4)

Статья 145 УПК РФ. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

 

Комментарий к статье 145

 

  1. В к.с. перечислены два итоговых и одно промежуточное решение стадии возбуждения уголовного дела. Итоговыми следует признать решение о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела. Промежуточным, то есть никогда не завершающим стадию возбуждения уголовного дела, — решение о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК.
  2. Если принятие итоговых решений урегулировано отдельными статьями УПК — возбуждение уголовного дела ст. ст. 146, 147, 318, 448 УПК, а отказ в возбуждении уголовного дела — ст. ст. 24 и 148 УПК, то принятие промежуточного решения предусмотрено только данной статьей. Именно в этой статье законодателем оговорены действия, которые обязано осуществить должностное лицо, передающее заявление (сообщение) о преступлении по подследственности или в суд. Порядок принятия решения о возбуждении уголовного дела и об отказе в возбуждении уголовного дела подробно рассматривается в комментариях к соответствующим статьям. Практическая и научная ценность комментария к ст. 145 УПК заключается в возможности более полно охарактеризовать институт передачи заявления (сообщения) о преступлении по подследственности или в суд и соотнести его с особенностями порядка возбуждения и отказа в возбуждении уголовного дела.
  3. Под результатами рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении, о которых идет речь в ч. 1 к.с., следует понимать совокупность собранных материалов и предметов.
  4. В к.с. речь идет о процессуальных решениях. Все предусмотренные к.с. процессуальные решения должны быть письменно оформлены в виде постановления. Поэтому вполне правомерно заявить, что заявителя уведомляют о принятом решении после или одновременно с вынесением должностным лицом постановления.
  5. Меры же по сохранению следов преступления, о которых идет речь в ч. 3 к.с., могут быть приняты следователем (дознавателем и др.) как до вынесения постановления о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК, так и после этого.
  6. Первое из решений, о котором говорится в ч. 1 к.с., — это решение о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК. Между тем уголовное дело следователь (дознаватель и др.) может возбуждать не только в порядке ст. 146 УПК. В ст. 146 УПК закреплен порядок возбуждения уголовных дел публичного обвинения. Помимо возбуждения уголовных дел публичного обвинения, УПК известен порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения и частного обвинения.
  7. Порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частного и частно-публичного обвинения закреплен в ч. 4 ст. 20, ст. 147 и ч. 3 ст. 318 УПК. Эти дела указанными должностными лицами могут быть возбуждены:

— если заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны;

— в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК (в порядке, установленном ст. 448 УПК);

— когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

  1. Так как согласно указанным нормам «по результатам рассмотрения» заявления (сообщения) о преступлении может быть принято любое из перечисленных видов решений о возбуждении уголовного дела (как в порядке, установленном ст. 146 УПК, так и в порядке, установленном ч. 4 ст. 20, ст. 147, ч. 3 ст. 318 УПК), следует заключить, что п. 1 ч. 1 к.с. подлежит расширительному толкованию.
  2. В п. 1 ч. 1 к.с. говорится об особом порядке возбуждения уголовного дела. Он закреплен в ст. 146 УПК и состоит из следующих основных правил:

— для возбуждения уголовного дела необходимо наличие предусмотренных ст. 140 УПК повода и основания;

— решение о возбуждении уголовного дела принимает следователь (дознаватель и др.);

— обязательно соблюдение предусмотренной ч. ч. 2 и 3 ст. 146 УПК процессуальной формы оформления постановления о возбуждении уголовного дела.

  1. Порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения менее регламентирован уголовно-процессуальным законом. Тем не менее представляется, что все вышеуказанные основные правила возбуждения уголовных дел публичного обвинения распространимы и на порядок возбуждения следователем (дознавателем и др.) уголовных дел частно-публичного и частного обвинения. Единственное отличие этих процедур заключается в том, что дела частно-публичного и частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (законного представителя потерпевшего, а в случае смерти потерпевшего — по заявлению его близкого родственника). Без такой жалобы следователь (дознаватель и др.) вправе возбудить уголовное дело частно-публичного или частного обвинения, только если преступление, о котором им стало известно, совершено в отношении лица, которое не может защищать свои права и законные интересы (в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам). И дознавателю такого рода уголовные дела разрешено возбуждать лишь с согласия прокурора.
  2. Второе процессуальное решение, о котором идет речь в ч. 1 к.с., — отказ в возбуждении уголовного дела. Порядок принятия этого процессуального решения определен ст. 148 УПК. Основные составляющие порядка принятия рассматриваемого решения следующие:

— для отказа в возбуждении уголовного дела необходимо наличие одного из предусмотренных ст. ст. 23, 24, ч. 1 ст. 148 УПК (ч. 2 ст. 14 УК или ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях дипломатическим иммунитетом) оснований;

— решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимается единолично следователем (дознавателем и др.);

— отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица;

— недопустимо отказывать в возбуждении уголовного, если лицо, в отношении действий (бездействия) которого принимается рассматриваемое решение, не согласно с вынесением постановления на основании п. п. 3 или 6 ч. 1 ст. 24 УПК.

  1. Законодатель, кроме того, в ст. 148 УПК предусмотрел ряд действий, которые обязательно должны последовать за вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Одно из этих действий продублировано и в содержании ч. 2 к.с.
  2. Третье процессуальное решение, о котором идет речь в ч. 1 к.с., — это передача заявления (сообщения) о преступлении по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК. В отличие от двух предыдущих это промежуточное для первой стадии уголовного процесса решение. Иначе говоря, его вынесением не завершается течение срока рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении. Данное решение не является итоговым для стадии возбуждения уголовного дела. После него в обязательном порядке по материалу проверки должно быть вынесено решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. Именно поэтому требует дополнительных разъяснений употребленное в к.с. и, соответственно, воспринятое учеными словосочетание, согласно которому данное решение принимается «по результатам рассмотрения сообщения о преступлении» <794>. В целях определения подведомственности поступившего заявления (сообщения) о преступлении может быть осуществлена какая-то проверка, но вряд ли последовательно ее результаты именовать результатами «рассмотрения сообщения о преступлении». По результатам рассмотрения сообщения о преступлении принимается окончательное для стадии возбуждения уголовного дела, а не промежуточное решение.

———————————

<794> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 332; и др.

 

  1. Аналог данного процессуального решения в УПК РСФСР 1960 г. назывался «направление заявления или сообщения по подследственности или подсудности», а не «передача» такового, как оно именуется сейчас. В настоящем его наименовании сделан акцент на то, что должностное лицо, его принимающее, должно обеспечить получение другим органом (судом) заявления (сообщения) о преступлении и не может ограничиться лишь его направлением в чей-либо адрес. Соответственно, пока орган, которому направлено заявление (сообщение) о преступлении, не получит данное заявление (сообщение, материал проверки), вся ответственность за его рассмотрение лежит на должностном лице, принявшем заявление (сообщение) о преступлении. В частности, он должен отвечать и за то, что к моменту получения органом, которому передано заявление (сообщение) о преступлении, повода для возбуждения уголовного дела срок принятия по нему итогового решения истек. Им же должны приниматься меры к продлению срока проверки заявления (сообщения) о преступлении, если в течение 3 суток передать заявление (сообщение) о преступлении по подследственности или в суд не удается.
  2. В п. 3 ч. 1 к.с. говорится о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК. О направлении заявления или сообщения по подследственности шла речь и в ранее действовавшем УПК РСФСР 1960 г. (ст. 114 УПК РСФСР). Как тогда, так и сейчас возникает вопрос, как соотнести употребленное применительно к данному процессуальному решению понятие «подследственность» с требованиями ч. 2 ст. 21, ч. 5 ст. 152 и ст. 157 УПК, а ранее — ст. 3, ч. 3 ст. 119, ч. 2 ст. 132 УПК РСФСР 1960 г.
  3. В ч. 2 ст. 21 УПК закреплена обязанность следователя (дознавателя и др.) в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Эти меры указаны в ч. 5 ст. 152 и ст. 157 УПК. Здесь говорится, что орган предварительного расследования, установив неподследственность ему уголовного дела, производит неотложные следственные действия, и лишь после этого передает уголовное дело руководителю следственного органа (прокурору) для направления по подследственности.
  4. Данная редакция ч. 5 ст. 152 и ст. 157 УПК приводит некоторых процессуалистов к утверждению, что сообщения о преступлении передаются по подследственности в случае отсутствия «неотложной ситуации» <795>. Иначе говоря, если есть необходимость производства неотложных следственных действий, должностное лицо возбуждает уголовное дело и производит таковые, если нет — передает заявление (сообщение) о преступлении по подследственности.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<795> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 381.

 

  1. Данная позиция имеет слабые стороны. Во-первых, в ней не учитывается ситуация получения заявления (сообщения) о неподведомственном преступлении (к примеру, органом внутренних дел заявление о преступлении, совершенном одним из лиц, в отношении которых ст. 448 УПК предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела). Во-вторых, сторонники данной точки зрения могут быть уличены в несколько вольной трактовке ч. 5 ст. 152 и ч. 1 ст. 157 УПК. Буквальное толкование названных норм указывает на обязанность органа дознания и органа предварительного следствия при наличии признаков преступления, подследственного другому органу предварительного расследования, возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. И в той, и в другой статье (в ч. 5 ст. 152 и ч. 1 ст. 157 УПК) говорится, что в указанной ситуации следователь (дознаватель и др.) «производит неотложные следственные действия» (возбуждает уголовное дело), а не «вправе произвести неотложные следственные действия». Использованная законодателем формулировка указывает на то, что, по его мнению, после возбуждения уголовного дела всегда есть необходимость производства неотложных следственных действий. Тем не менее редакция п. 3 ч. 1 к.с. всегда будет приводить к ее разночтению.
  2. Этого можно было бы избежать, если в п. 3 ч. 1 к.с. говорилось не о подследственности, а о подведомственности. Проблема соотношения указанных понятий наглядно демонстрируется на примере разграничения компетенции между следователем и органом дознания.
  3. В литературе встречается утверждение, что орган дознания не вправе возбуждать дела, подследственные следователям; что он должен передавать заявления (сообщения) о таких преступлениях по подследственности. Однако в пределах своей компетенции возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия в равной мере обязан как орган предварительного следствия, так и орган дознания (дознаватель и др.). Пока не выполнены все неотложные следственные действия, орган дознания, по предусмотренной для него ч. 3 ст. 40, ст. 157 УПК категории дел, обладает теми же правами и обязанностями, что и любой иной орган предварительного расследования.
  4. В начале уголовного процесса различие компетенции следователей и органов дознания по фактам, находящимся в пределах компетенции последних, но подследственным следователям, заключается прежде всего в том, что следователи вправе (и обязаны) производить по делу не только неотложные, а орган дознания — одни лишь неотложные следственные действия. Производство же неотложных следственных действий по подведомственным им преступлениям — обязанность как того, так и другого органа.
  5. Уголовно-процессуальный закон предусмотрел два вида передачи (направления) от одного органа предварительного расследования находящегося у него в производстве уголовного дела (заявления или сообщения о преступлении) другому. Это:

— передача сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК);

— направление уголовного дела руководителю следственного органа (прокурору), в связи с тем что все неотложные следственные действия выполнены, или по иным основаниям (п. 3 ст. 149, ч. 5 ст. 152, ч. 3 ст. 157 УПК).

  1. На практике в порядке п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК (а ранее в порядке ст. 114 УПК РСФСР) обычно направлялись материалы проверки, а не одно лишь заявление (сообщение) о преступлении. Между тем в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК говорится о передаче по подследственности не материалов предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, а самого заявления или сообщения. Такая формулировка статьи исключает возможность передачи по подследственности материалов предварительной проверки. Как правильно отмечал А.М. Ларин, «на практике руководители органов дознания произвольно избирают менее сложное, менее ответственное решение о передаче заявления (сообщения) по подследственности… и уклоняются от возбуждения уголовного дела о неподследственном преступлении» <796>.

———————————

<796> Ларин А.М. Структура возбуждения уголовного дела // Сов. гос. и право. 1978. N 5. С. 83.

 

  1. Пункт 3 ч. 1 к.с. не может быть применен в рассматриваемой ситуации к отношениям между следователем и органом дознания и потому, что на момент получения заявления (сообщения) об отнесенном к ведению органа дознания факте производство по нему предварительной проверки и неотложных следственных действий находится в пределах процессуального статуса и органа дознания, и органа предварительного следствия одновременно. Такого рода передача заявления (сообщения) о преступлении нарушила бы требования ч. 2 ст. 21 УПК, согласно которым в каждом случае обнаружения признаков преступления орган дознания (следователь и дознаватель) принимает предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.
  2. Приступив к предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении и обнаружив основание для возбуждения уголовного дела, орган дознания в соответствии с ч. 3 ст. 40, ч. 2 ст. 21, ч. 1 ст. 146 и ст. 157 УПК обязан принять предусмотренное законом решение. Законодатель же наличие оснований для возбуждения уголовного дела связывает лишь с таким решением, как возбуждение уголовного дела. Право передать дело следователю у органа дознания появляется только после производства всех неотложных следственных действий, направленных на установление события преступления, изобличение лица или лиц, виновных в совершении преступления.
  3. Своевременное возбуждение уголовных дел и одновременно с этим проведение неотложных следственных действий является надежным средством охраны прав граждан и соблюдения законности <797>. Напротив, волокита при возбуждении уголовного дела, связанная с затратами времени на передачу заявления, сообщения о преступлении из одного органа расследования в другой, приводит часть процессуалистов к убеждению в необходимости принятия окончательного для этой стадии решения только тем органом, который первый получил заявление (сообщение) о преступлении <798>. Правильно отмечал в этой связи А.Я. Дубинский: «Нельзя лишать орган дознания предоставленного им законом права возбуждать уголовные дела, отнесенные к подследственности следователя» <799>.

———————————

<797> См., к примеру: Григорян А.С. К вопросу об обеспечении соблюдения социалистической законности при расследовании дел о поджогах // Соц. законность и охрана прав граждан. Воронеж, 1963. С. 104.

<798> Таджиев Х.С. Прокурорский надзор и ведомственный контроль за расследованием преступлений. Ташкент: Фан, 1985. С. 86.

<799> Дубинский А.Я. Правовые и организационные проблемы исполнения процессуальных решений следователя: Дис. … д.ю.н. Киев, 1984. С. 196.

 

  1. Сотрудниками органа дознания тем не менее могут выявляться преступления, не только отнесенные законом к их ведению. Нельзя не согласиться с утверждением М.А. Петуховского, что «предварительную проверку заявлений или сообщений о преступлении могут производить только те государственные органы и должностные лица, которые правомочны принимать по ним решения» <800>. Поэтому в случае получения сведений о совершении деяния, содержащего признаки иного (для командиров воинских частей и соединений, начальников военных учреждений и гарнизонов, к примеру, не совершенного военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона; для начальников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы — не совершенного против установленного порядка несения службы сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно не совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами; и т.д.) преступления, орган дознания должен принять заявление, сообщение о преступлении и направить его «по подследственности» в порядке п. 3 ч. 1 к.с.

———————————

<800> Петуховский М.А. Возбуждение уголовных дел о преступлениях, совершенных осужденными ИТУ. Рязань, 1977. С. 49 — 50.

 

  1. Употребленное в к.с. понятие «подследственность» не идентично тому, которое приведено в ч. 5 ст. 152 УПК. Это омонимы. Подследственность, закрепленная в ст. ст. 151, 152 УПК, — это совокупность признаков преступления (общественно опасного деяния), по которым его расследование в полном объеме относится к компетенции строго определенного органа предварительного расследования, конкретной структурной единицы ведомства (допустим, не просто к компетенции следователя, а к компетенции следователя Следственного комитета РФ). Это понятие приобретает свое уголовно-процессуальное значение не на стадии возбуждения уголовного дела, а гораздо позже — на этапе, начинающемся после производства неотложных следственных действий. Как следует из приведенного здесь определения, подследственность позволяет установить, какой орган (должностное лицо) правомочен осуществлять по делу предварительное расследование в полном объеме.
  2. Подследственность же, о которой идет речь в к.с., — это не подследственность, а подведомственность. Основное ее назначение заключается в том, что она подразделяет происшествия на те, заявления, сообщения о которых государственный орган вправе разрешать, и на те, что выходят за пределы его компетенции.
  3. Органы государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы, к примеру, не вправе отказывать в возбуждении, возбуждать уголовные дела по фактам, не связанным с преступлениями, предусмотренными ст. ст. 168, 219, 261 УК. Также обстоят дела и с некоторыми другими органами дознания, правоспособность которых ограничена ст. ст. 40, 151 и 157 УПК. Но не только указанными нормами ограничена подведомственность органов предварительного расследования.
  4. Иногда орган дознания, дознаватель, следователь не имеют права возбудить или отказать в возбуждении конкретного уголовного дела в связи с наделением этим правом лишь строго ограниченного круга должностных лиц (ст. 448 УПК и некоторые другие нормативные правовые акты). К примеру, в отношении судей уголовное дело может быть возбуждено только Председателем Следственного комитета РФ (ч. 3 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). Соответственно, возбуждение такого уголовного дела выходит за пределы компетенции любого органа предварительного расследования (помимо Председателя Следственного комитета РФ и лица, исполняющего его обязанности).
  5. Только в подобного рода случаях указанные органы (должностные лица) могут применять п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК — передавать заявление (сообщение) о преступлении по подследственности, не вступая при этом в противоречие с требованиями ч. 2 ст. 21 УПК. В пределах же своей компетенции (подведомственности) органы предварительного расследования не только вправе, но и обязаны самостоятельно завершать стадию возбуждения уголовного дела и поэтому не должны применять п. 3 ч. 1 к.с. Они должны самостоятельно рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о преступлении — возбудить или отказать по нему в возбуждении уголовного дела.
  6. Именно поэтому, а не в связи с предоставленным п. 3 ч. 1 к.с. полномочием по поступившему заявлению, сообщению в первую очередь решается вопрос о подведомственности. То есть перед государственным органом или должностным лицом, осуществляющим уголовный процесс, встает задача выяснить, какой орган (должностное лицо) вправе возбудить по данному факту уголовное дело.
  7. Если орган, получивший заявление (сообщение) о преступлении, не вправе согласно закону возбуждать по данной категории преступлений уголовные дела, то он не может и отказать в этом. В его компетенции остается лишь передача заявления (сообщения) о преступлении по подследственности в тот орган, который уполномочен на принятие одного из указанных решений. В исключительных случаях заявление (сообщение) о таком преступлении может быть передано и в орган предварительного расследования, которому дело не подследственно, а лишь подведомственно его разрешение.
  8. Это общее правило, которое исходит из аксиомы, согласно которой орган предварительного расследования, в который поступило заявление (сообщение) о преступлении, обязан принять одно из предусмотренных к.с. решений. Но на практике иногда решения по заявлению (сообщению) о преступлении вообще не принимаются. Такого рода бездействие, мягко говоря, является незаконным. Не соответствующим УПК представляется также решение Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N ГКПИ07-282 <801>, которое позволяет не принимать никакого из предусмотренных к.с. решений по заявлению о вынесении судьей, на взгляд заявителя, заведомо неправосудного судебного акта. Если разрешение такого повода неподведомственно органу предварительного расследования, заявление должно быть направлено по подследственности. Если нет оснований возбуждения уголовного дела, компетентный на принятие окончательного для первоначальной стадии уголовного процесса орган (должностное лицо) обязан вынести по заявлению постановление об отказе в возбуждении уголовного дела; если есть основания для возбуждения уголовного дела, в действие должны вступить правила ст. 448 УПК. Сейчас же судьи высшего органа правосудия нашего государства попытались поставить судью-чиновника выше закона. Вряд ли от этого улучшится качество правосудия.

———————————

<801> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2008 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 4 марта 2009 г., 25 марта 2009 г.

 

  1. В п. 3 ч. 1 к.с. закреплено решение о передаче сообщения по подследственности (в суд). О решении же идет речь в ч. 3 данной статьи. Законодатель в к.с. не разъясняет, как должно быть оформлено данное решение. Между тем рекомендуется фиксировать его в постановлении.
  2. В некоторых же учреждениях на местах решение о передаче сообщения по подследственности и о передаче сообщения в суд письменно вообще не оформляется или оформляется, как и раньше, в виде резолюции начальника органа дознания на соответствующем источнике информации <802>. Есть процессуалисты, которые считают, что, если передача по подследственности происходит до возбуждения уголовного дела, особого постановления выносить не требуется, достаточно соблюдения общих правил делопроизводства (например, составления сопроводительного письма) <803>.

———————————

<802> Дознание в органах внутренних дел: Учеб. пособие. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 54; и др.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<803> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 326.

 

  1. Неоформление данного процессуального решения, так же как и фиксация его в виде вышеуказанной резолюции или сопроводительного письма, несколько не соотносится с идей законодателя, закрепленной в п. 25 ст. 5 УПК. Исходя из содержания указанной нормы в виде постановления должно оформляться «любое решение» следователя, дознавателя за исключением обвинительного заключения и обвинительного акта (обвинительного постановления).
  2. Данное правовое положение может быть рекомендовано к расширительному толкованию. Законности и обоснованности принимаемых в порядке п. 3 ч. 1 к.с. решений, несомненно, будет способствовать их оформление в виде постановлений.
  3. Форма постановления о передаче сообщения по подследственности законом не определена. Требования к данному документу могут быть сформулированы исходя из общих правил оформления процессуальных документов. Соответственно, постановление о передаче сообщения по подследственности должно состоять из трех частей — вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной.
  4. В постановлении о передаче сообщения по подследственности должны быть указаны день, месяц, год, время (час и минуты) принятия указанного решения, населенный пункт его составления, должность, звание (классный чин), фамилия и инициалы должностного лица, кем оно составлено, повод и основание к началу уголовного процесса, краткое содержание сообщения о преступлении (когда, где, что произошло), признаки какого преступления предполагались и мотивировка наличия одного из оснований вынесения решения о передаче сообщения по подследственности, ссылка на п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК, на соответствующий подпункт (пункт, часть) ст. 151 УПК, а в случае необходимости — на конкретный пункт (часть) иной статьи УПК (другого нормативного правового акта), а также собственно решение о передаче заявления (сообщения) по подследственности, о направлении заявителю предусмотренного ч. 2 к.с. сообщения и о разъяснении заявителю права обжаловать данное постановление, а также порядок такого обжалования.
  5. Настало время определиться со сроками вынесения постановления о передаче сообщения по подследственности. Они, бесспорно, отличаются от общих сроков рассмотрения, разрешения заявления (сообщения) о преступлении, но между тем тесно с ними связаны.
  6. Следуя логике ст. ст. 144 и 145 УПК, по поступившему заявлению, сообщению в первую очередь должен быть решен вопрос о подведомственности. Если заявление, сообщение не может быть передано по подведомственности (подследственности в порядке п. 3 ч. 1 к.с.), следователи (дознаватели и др.) должны принять окончательное для стадии возбуждения уголовного дела решение. Стадия возбуждения уголовного дела, таким образом, четко разделяется на две самостоятельные части, два самостоятельных этапа. Каждый из них характеризуется специфического рода задачами, деятельностью, заканчивающейся конкретным процессуальным решением.
  7. Первый этап — подготовительный. Его основной задачей является определение подведомственности преступления, отраженного в поводе, давшем начало течению уголовного процесса.
  8. Второй — исключительный. Иначе — этап сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления <804>. Именно его задачами является активное уяснение наличия предпосылок для возбуждения уголовного дела одновременно с ограждением стадии предварительного расследования от работы над бесспорно не преступными либо не имеющими место в реальности фактами.

———————————

<804> В дальнейшем для краткости — этап сбора достаточных данных.

 

  1. Указанные в ст. 144 УПК сроки касаются периода времени, в течение которого стадия возбуждения уголовного дела проходит два этапа. Решение же, о котором идет речь в п. 3 ч. 1 к.с., завершает течение одного из этих этапов — первого подготовительного этапа. Между тем не только это решение может разграничивать два этапа стадии возбуждения уголовного дела. Определив подведомственность заявления (сообщения) о преступлении, должностное лицо, кроме того, может принять решение о возможности (и обязанности) самостоятельного производства предварительной проверки.
  2. Установление места решения о возможности (и обязанности) самостоятельного производства предварительной проверки (о передаче сообщения по подследственности или в суд) в уголовном процессе имеет важное практическое значение. А заключается оно в следующем. Ясно очерчиваются рамки двух этапов. Если принять за аксиому исключительность второго из них, то становится ясным, о чем говорит законодатель в ст. 144 УПК, упоминая о сроках принятия решения по заявлению, сообщению.
  3. Решение о самостоятельном производстве предварительной проверки (о передаче сообщения по подследственности или в суд), а когда нет второго этапа — о возбуждении уголовного дела, в обязательном случае должно быть принято в трехдневный срок. То обстоятельство, что определение подведомственности не правомерно затягивать на более продолжительное время, однако, ни в коей мере не означает, что в течение трех дней нельзя завершить также и деятельность, присущую второму этапу. Должно, повторимся, определять подведомственность, то есть регистрировать заявление (сообщение) о преступлении, получать в этих целях объяснения, принимать не только решение о передаче сообщения по подследственности или в суд, но и о принятии такового к производству в рамках временного промежутка, названного в ст. 144 УПК первым, то есть состоящего из трех суток.
  4. Продлению срок проверки подлежит, если имеет место не только первый, но и второй, «исключительный», этап этой стадии — этап сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Исключительность этого этапа неоднократно отмечалась в правовых источниках. Обосновывая позицию об обязанности органов дознания и других уполномоченных на то учреждений и должностных лиц возбуждать уголовные дела по каждому заявлению (сообщению), некоторые ученые тем самым рассматривали ситуацию, когда основания к возбуждению уголовного дела имеются уже в поводе. Действительно, в одном поводе могут одновременно содержаться и признаки преступления, и обстоятельства, перечисленные в ст. 24 УПК. Часто в поводе недостаточно сведений для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Это и есть исключительные случаи, при возникновении которых возможно продление срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.
  5. Здесь усматривается следующая логическая цепочка законодателя: обычно признаки преступления, закрепленные в поводе, несмотря на свой вероятностный характер, уже по своей природе достаточны для возбуждения уголовного дела. Но всех ситуаций предусмотреть невозможно. Поэтому в исключительных случаях компетентный орган вправе применить законные для этой стадии процесса средства доказывания в целях выявления, закрепления и тем самым уточнения некоторых деталей, привносящих неоднозначное восприятие закрепленных в поводе сведений.
  6. Разделение стадии возбуждения уголовного дела на этапы позволяет правильно оценить содержание ст. 144 УПК. Если буквально толковать эту норму, сейчас нельзя признать нарушением уголовно-процессуального закона передачу заявлений (сообщений) о преступлении по подследственности по окончании 10-дневного, а то и 30-дневного срока предварительной проверки. Тем не менее большинство процессуалистов всегда отмечало промежуточный характер этого решения по отношению к стадии возбуждения уголовного дела <805>.

———————————

<805> См., например: Дознание в органах внутренних дел: Учеб. пособие. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 53.

 

  1. Поэтому можно утверждать, что оно, при наличии к тому оснований, должно быть принято немедленно по установлению подведомственности. Однако не далее чем через трое суток со дня поступления в орган предварительного расследования указанного заявления (сообщения). Продлению предусмотренный ч. 1 ст. 144 УПК срок подлежит только в случае необходимости производства деятельности, осуществляемой на этапе сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления.
  2. Передача заявления (сообщения) о преступлении по подведомственности по истечению более чем трехдневного срока обладания органом предварительного расследования информацией о совершенном преступлении является нарушением уголовно-процессуального закона. Не соответствует предписаниям закона и передача по подследственности вместе с заявлением (сообщением) о преступлении материала предварительной проверки. Если предварительная проверка произведена, а возбудить уголовное дело орган предварительного расследования все же не вправе, материалы такой предварительной проверки могут быть приобщены к уголовному делу лишь в рамках уголовно-процессуального собирания доказательств, на последующих стадиях уголовного процесса.
  3. Промежуточным для стадии возбуждения уголовного дела является также второе из указанных в п. 3 ч. 1 к.с. решение о передаче по уголовным делам частного обвинения заявления о преступлении в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК. Некоторыми процессуалистами данное решение именуется передачей сообщения о преступлении «по подсудности» <806>. Направлением по подсудности аналогичное процессуальное решение именовалось в п. 3 ч. 3 ст. 109 и ст. 114 УПК РСФСР 1960 г. В настоящее время законодатель посчитал необходимым переименовать его в передачу сообщения о преступлении в суд.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<806> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 181; и др.

 

  1. Возможность принятия органом предварительного расследования данного процессуального решения предопределена наличием определенных границ его подведомственности, а также ст. 318 УПК, согласно которой уголовные дела о таких преступлениях могут быть возбуждены путем подачи потерпевшим (его законным представителем, близким родственником умершего потерпевшего) заявления мировому судье.
  2. Перечень дел частного обвинения приведен в ч. 2 ст. 20 УПК. Это дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ч. 1 ст. 116 (побои) и (или) ч. 1 ст. 128.1 (клевета) УК.
  3. Наличие в российском уголовном процессе дел частного обвинения не исключает прав следователя и некоторых дознавателей, органов дознания (допустим, другого района) при наличии заявления пострадавшего (а в случае совершения деяния в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, и без такового) приступить к уголовному процессу и разрешить дело. Мало того, у указанных органов (должностных лиц), несмотря на то что речь идет о деле частного обвинения (конечно, если имелись основания начала уголовного процесса), остается обязанность в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК). Исходя из того что дела частного обвинения отнесены к подследственности органов дознания, ни о какой передаче органом предварительного расследования, уполномоченным возбуждать уголовные дела данной категории, заявления о преступлении в суд на стадии возбуждения уголовного дела не может быть и речи.
  4. Поступившее в орган предварительного расследования по делам частного обвинения заявление о преступлении может быть передано в суд лишь в том случае, когда из-за ограничения ч. 3 ст. 40 и ст. 157 УПК его подведомственности сам орган предварительного расследования не вправе рассмотреть и разрешить данное заявление.
  5. Заявление о преступлении передается не в любой суд. Оно может быть передано лишь мировому судье, на территории обслуживания которого совершено преступление, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 ст. 32 и ст. 35 УПК, а равно ст. ст. 5 и 6 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  6. Если в субъекте Российской Федерации не созданы должности мировых судей, заявление о преступлении по делам частного обвинения передается в районный суд (ст. 5 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»).
  7. В соответствии со ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» уголовные дела о преступлениях, в совершении которых обвиняются военнослужащие, граждане, проходящие военные сборы, а также граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, при условии что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов, по предметному признаку подсудности отнесенные УПК к подсудности мировых судей, рассматривают судьи гарнизонных военных судов.
  8. В соответствии с ч. 2 к.с. о каждом из перечисленных в ней процессуальных решений сообщается заявителю. Осуществлять это действие должно то должностное лицо, которое приняло процессуальное решение. Когда заявителя в конкретном уголовном процессе не было, предусмотренное к.с. уведомление не осуществляется. В этой связи необходимо определиться с понятием «заявитель».
  9. Законодатель не разъясняет содержания понятия «заявитель». Наверное, поэтому К.Б. Калиновский к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной <807>. Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому представляется более последовательным использование понятия «заявитель» к пострадавшему (очевидцу и т.п.), от которого поступило заявление о преступлении, и, соответственно, неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<807> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 379, 381.

 

  1. Правом быть уведомленным о принятии процессуального решения, указанного в ч. 1 к.с., обладает любой заявитель. Это право предоставлено как заявителю, который обратился к следователю (дознавателю и др.) непосредственно, так и лицу, отправившему заявление о преступлении по почте, нарочным и т.п.
  2. О возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела и о передаче заявления (сообщения) о преступлении по подследственности или в суд сообщается заявителю даже в тех случаях, когда он не заинтересован в итогах разрешения заявления о преступлении. Такая ситуация возможна, когда, к примеру, заявителем является очевидец. При этом именно ему, а не пострадавшему разъясняются право обжаловать данное решение и порядок обжалования.
  3. Факт уведомления заявителя о принятом решении должен найти свое письменное отражение в материалах проверки заявления (сообщения) о преступлении, а в случае возбуждения уголовного дела — в материалах уголовного дела. Поддерживаем рекомендацию направлять заявителю сообщение о принятом решении в виде письма <808>. Копию такого документа следует приобщать к материалам проверки (уголовному делу).

———————————

<808> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 270; и др.

 

  1. Помимо сообщения заявителю, которое должно иметь место в случае принятия любого из перечисленных в ч. 1 к.с. решений, закон предусматривает направление определенным субъектам уголовного процесса копий некоторых постановлений. Так, согласно п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК потерпевший вправе получить копию постановления о возбуждении уголовного дела. Если уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, то данное лицо является подозреваемым. Такой подозреваемый также вправе получить копию постановления о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК).
  2. При отказе в возбуждении уголовного дела уведомление заявителя о принятом решении должно быть направлено вместе с копией постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Такая же копия в течение 24 часов с момента его вынесения направляется прокурору (ч. 4 ст. 148 УПК).
  3. В комментарии Т.Н. Москальковой высказано мнение, что, кроме того, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должна быть направлена потерпевшему <809>. Данное утверждение она обосновывает ссылкой на п. 13 ч. 1 ст. 42 УПК. Скорее всего, в текст комментария закралась опечатка. Автор хотела сослаться не на ч. 1, а на ч. 2 указанной статьи. В ч. 1 ст. 42 УПК нет пунктов. Но и в п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК обязанности направления копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не содержится. На момент написания Т.Н. Москальковой анализируемого комментария здесь было написано, что потерпевший вправе «получать копии постановлений о возбуждении уголовного дела, признании его потерпевшим или об отказе в этом». Соответственно, потерпевшему предоставлялась возможность получить копию постановления об отказе в признании его потерпевшим, а не об отказе в возбуждении уголовного дела. Тем более что на момент вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела потерпевшего — лица, в отношении которого принято и соответствующим образом оформлено решение о признании его таковым (ч. 1 ст. 42 УПК), вообще нет.

———————————

<809> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 299.

 

  1. Порядок обжалования заявителем решения органа предварительного расследования закреплен в ст. ст. 123 — 125 УПК. Жалоба заявителя может быть как письменной, так и устной, адресованной как прокурору, руководителю следственного органа, в суд, так и вышестоящему должностному лицу (начальнику подразделения дознания, руководителю учреждения, наделенного статусом органа дознания, руководителю вышестоящего следственного органа и даже руководителю следственной группы и др.). Причем законом не запрещено направлять жалобы одновременно в несколько инстанций. К примеру, одинаковые по своему содержанию жалобы на вынесенное дознавателем органа внутренних дел постановление могут быть сразу направлены: начальнику районного органа внутренних дел и начальнику Управления Министерства внутренних дел по субъекту Российской Федерации, прокурору района, прокурору субъекта Российской Федерации и Генеральному прокурору РФ, а также в районный суд.
  2. Законодатель не установил срока, в течение которого процессуальное решение, указанное в ч. 1 к.с., может быть обжаловано <810>. Следует согласиться с утверждением, что при принесении жалобы, к примеру, на решение об отказе в возбуждении уголовного дела нужно руководствоваться общими сроками давности, предусмотренными ст. 78 УК <811>.

———————————

<810> К такому выводу приходят и другие ученые. См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 303.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<811> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 335.

 

  1. Форма жалобы законом не регламентирована. Поэтому нечеткость формулировок жалобы не может служить поводом для отказа в принятии ее судом к своему производству.
  2. Жалоба подается прокурору, руководителю следственного органа или в суд непосредственно либо через следователя (дознавателя и др.), на постановление которого жалоба приносится.
  3. При несогласии с решением, о котором идет речь в ч. 1 к.с., заявитель может реализовать возможность на судебную защиту своих прав не иначе как в форме подачи жалобы в рамках уголовного процесса. При рассмотрении такой жалобы суд должен применить нормы материального и процессуального уголовного права. В связи с этим такие жалобы не могут рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства <812>.

———————————

<812> По аналогии с институтом обжалования прекращения уголовного дела. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 11, 12.

 

  1. Причем возможность подачи жалобы на решение следователя (дознавателя и др.) руководителю следственного органа (надзирающему прокурору), а жалобы на решения руководителя следственного органа (прокурора) — руководителю вышестоящего следственного органа (вышестоящему прокурору) не могут истолковываться как явления ограничения права граждан на судебную защиту их прав и должны рассматриваться как дополнительные, внесудебные гарантии соблюдения прав граждан <813>.

———————————

<813> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 10.

 

  1. После получения жалобы от заявителя прокурор, руководитель следственного органа в течение 3 суток должен вынести одно из постановлений:

— о полном удовлетворении жалобы;

— о частичном удовлетворении жалобы;

— об отказе в удовлетворении жалобы.

  1. Какое бы решение прокурор, руководитель следственного органа не принял, он извещает о нем лицо, подавшее жалобу, а также разъясняет ему дальнейший порядок его обжалования (ч. 3 ст. 124 УПК).
  2. В исключительных случаях, когда для проверки жалобы необходимо истребовать дополнительные материалы либо принять какие-то иные меры, жалоба может рассматриваться не трое, а большее количество (до десяти) суток. Об увеличении срока рассмотрения жалобы специального постановления не выносится. Однако о данном обстоятельстве извещается лицо, подавшее жалобу.
  3. Десятисуточный срок проверки жалобы продлению не подлежит.
  4. В соответствии с ч. 3 к.с., передавая заявление (сообщение) по подследственности (в суд), следователь (дознаватель и др.) обязан принять меры к закреплению следов преступления. Полностью согласен с рекомендацией сообщать тому органу предварительного расследования или в тот суд, в которые направлено сообщение о преступлении, о принятых мерах к сохранению следов преступления <814>.

———————————

<814> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года. С. 248.

 

  1. Названные меры могут осуществляться путем применения средств стадии возбуждения уголовного дела, как закрепленных в УПК (ст. 144, ч. 2 ст. 176, ч. 4 ст. 178, ч. 1 ст. 179 УПК), так и не закрепленных в нем <815>. У разных государственных органов эта деятельность по содержанию и форме неодинакова. На нее накладывает отпечаток осуществляемая ими основная функция. Закрепление следов преступления может заключаться в охране места происшествия, ограждении его и фотографировании, но никак не производстве неотложных следственных действий, за исключением осмотра места происшествия, осмотра трупа и освидетельствования.

———————————

<815> О том, что подобного рода меры осуществляются только посредством производства соответствующих процессуальных действий, ранее говорили некоторые авторы. См.: Великошин И.И. Обеспечение законности и обоснованности отказов в возбуждении уголовного дела: Дис. … к.ю.н. М.: Академия МВД СССР, 1979. С. 17; Бородин С.В. Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела / Под ред. Б.А. Викторова. М., 1970. С. 100 — 115.

 

  1. Основное место и роль к.с. в системе уголовно-процессуального права не ограничивается перечислением двух итоговых и одного промежуточного процессуальных решений стадии возбуждения уголовного дела. Назначение данной нормы предопределено тем, что именно в ней закреплена возможность направления заявления (сообщения) о преступлении в другой орган предварительного расследования или в суд.
  2. С одной стороны, это несомненное достоинство данной статьи УПК. С другой — именно данное обстоятельство, а также сама редакция п. 3 ч. 1 указанной нормы породило целый ряд разночтений, высказываемых учеными идей, которые прямо или косвенно противоречат другим уголовно-процессуальным положениям.
  3. В настоящем же комментарии мы постарались прочесть закрепленную в ст. 145 УПК букву закона так, чтобы она не входила в противоречие с другими уголовно-процессуальными нормами.
  4. См. также комментарий к ст. ст. 39, 123 — 125, 146 — 148, 151 УПК <816>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<816> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Решения, принимаемые на стадии возбуждения уголовного дела. Комментарий к ст. 145 УПК. М., 2003; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code