ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА (Часть 3)

Статья 144 УПК РФ. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении

 

Комментарий к статье 144

 

  1. Комментируемая статья — одна из самых объемных статей главы 19 УПК. Ею предусмотрена предварительная проверка заявлений (сообщений) о преступлении, некоторые из средств этой проверки и процедура их реализации, установлен срок стадии возбуждения уголовного дела, порядок и пределы его продления, гарантии соблюдения требований закона, касающихся принятия заявления о преступлении, а также иные уголовно-процессуальные положения. Между тем не всеми авторами комментариев разъяснению соответствующих положений уделено должное внимание <748>.

———————————

<748> См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 301 — 302.

 

  1. В содержании к.с., в особенности в ее ч. 1, законодатель закрепляет уголовно-процессуальные идеи несколько условно. В данной части, а также во второй и третьей частях исследуемой нормы права речь идет о дознавателе, органе дознания, следователе и руководителе следственного органа. Именно поэтому большинство авторов в своих комментариях к настоящей статье тоже ограничивают субъектов, осуществляющих уголовно-процессуальную деятельность на стадии возбуждения уголовного дела, только указанными должностными лицами и органами <749>. А некоторые, более того, говорят обо всех сотрудниках правоохранительных органов как о лицах, на которых возлагается обязанность принятия заявления (сообщения) о преступлении <750>.

———————————

<749> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 268; и др.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<750> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 376 — 377.

 

  1. И то, и другое мнение небезупречно. Обязанность принятия и проверки заявления (сообщения) о преступлении (право в определенных ч. 2 к.с. случаях требовать от редакции, главного редактора средства массовой информации имеющиеся в его распоряжении документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а равно данные о лице, предоставившем указанную информацию, к тому же ходатайствовать о продлении срока предварительной проверки) возложена (предоставлена) не только на лиц, указанных в к.с. Неправильно также утверждение, что эта обязанность поставлена перед всеми сотрудниками правоохранительных органов.
  2. Принять заявление (сообщение) о преступлении и осуществить его предварительную проверку обязано и вправе только должностное лицо, в компетенцию которого входит возбуждение уголовного дела.
  3. Помимо лиц, перечисленных в к.с., в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело, а значит, и принять заявление (сообщение) о преступлении, а также осуществить его предварительную проверку могут (обязаны) также руководитель следственной группы (ст. 163 УПК), руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК) и начальник подразделения дознания (ч. 2 ст. 40.1 УПК).
  4. Руководитель следственной группы (группы дознавателей) наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 — 155 УПК. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела.
  5. Право начальника подразделения дознания возбуждать уголовные дела прямо закреплено в ч. 2 ст. 40.1 УПК. В указанной статье закона законодатель ничего не сказал о самостоятельном производстве им предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Однако то обстоятельство, что без проведения таковой зачастую невозможно принять законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела, позволяет нам говорить о праве начальника подразделения дознания и на производство соответствующей проверки.
  6. Понятие же «сотрудник правоохранительного органа» слишком широкое, для того чтобы его использовать как синоним группе вышеперечисленных должностных лиц. Правоохранительным органом является учреждение, а в некоторых случаях должностное или иное лицо (к примеру, судья, следователь, оказывающий юридическую помощь гражданин), которое согласно закону обязано и вправе защищать права, свободы и законные интересы физических (юридических) лиц, государства в целом, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и (или) обеспечивать законность и правопорядок.
  7. Помимо лиц, уполномоченных на принятие заявлений (сообщений) о преступлении и осуществление иной уголовно-процессуальной деятельности на стадии возбуждения уголовного дела, к числу правоохранительных органов принято относить:

а) Конституционный Суд РФ;

б) конституционные, уставные суды субъектов Российской Федерации);

в) арбитражные суды (федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, специализированные арбитражные суды);

г) Международный коммерческий арбитражный суд;

д) Морскую арбитражную комиссию при Торгово-промышленной палате Российской Федерации;

е) третейские суды для разрешения экономических споров;

ж) Судебный департамент при Верховном Суде РФ;

з) нотариат;

и) адвокатуру (адвокатскую палату, адвокатский кабинет, коллегию адвокатов, адвокатское бюро и юридическую консультацию);

к) некоторые иные правоохранительные органы.

  1. Большинство сотрудников указанных правоохранительных органов вообще по должности не являются субъектами уголовного процесса. Один лишь адвокат может принимать участие в уголовно-процессуальной деятельности, но и он не наделен правом принятия заявлений (сообщений) о преступлении.
  2. Теперь обратимся к субъектам уголовного процесса, уполномоченным требовать от редакции и главного редактора представления им необходимых документов и материалов. Любое должностное лицо (а значит, и руководитель следственной группы либо группы дознавателей, а если таковые права ему были делегированы, то и член следственной группы или группы дознавателей), осуществляющее по поручению руководителя следственного органа (прокурора) предварительную проверку сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, вправе требовать от редакции, главного редактора данного средства массовой информации имеющиеся в его распоряжении документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию.
  3. Ходатайствовать о продлении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, кроме дознавателя и следователя, вправе также начальник подразделения дознания. Если руководитель следственного органа проводит указанную проверку самостоятельно, от него не требуется ходатайствовать перед кем-либо о продлении ее срока. Он принимает данное решение самостоятельно. Тем не менее указанное решение и в этом случае должно найти свое письменное отражение в материалах предварительной проверки.
  4. До 10 суток осуществлять предварительную проверку без обращения к кому-либо с ходатайством о продлении ее срока вправе и начальник подразделения дознания. Однако правом продления его на больший срок он не обладает. При необходимости проведения документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий начальник подразделения дознания, самостоятельно производящий проверку, для завершения которой не хватает 10-дневного срока, может обратиться к прокурору с ходатайством о продлении этого срока до 30 суток.
  5. Проверка, о которой идет речь в к.с., это специфический как мыслительно-логический, так и иного рода процесс (собирание и оформление материалов), осуществляемый следователем (дознавателем и др.) в целях установления достоверности или недостоверности как части составляющих заявление (сообщение) о преступлении сведений, так и всего содержания заявления (сообщения) о преступлении.

Предварительная проверка заявлений (сообщений) о преступлении осуществляется путем применения процессуальных средств проверки, а также использования в ходе таковой вовлеченных в уголовный процесс результатов применения непроцессуальных средств проверки.

  1. В литературе высказано мнение, что проверка повода для возбуждения уголовного дела проводится с учетом правил ст. 87 УПК <751>. Так как большинством процессуалистов признается возможность доказывания на стадии возбуждения уголовного дела, данный тезис имеет право на существование. Следует обратить лишь внимание на специфику как доказывания, так и проверки на стадии возбуждения уголовного дела, которая выражается в средствах, задачах, предмете и субъектах доказывания.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<751> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 377.

 

  1. В комментируемой статье неоднократно использовано понятие «сообщение о преступлении». О сообщении, а не о заявлении идет речь даже в ч. 4 к.с., где закреплено право заявителя получить документ о принятии его заявления. Соответственно, под «сообщением о преступлении» в данной статье не всегда понимается одно и то же понятие. Это термин в одной статье использован сразу в трех значениях.
  2. В ч. ч. 1 и 5 к.с. под сообщением о преступлении подразумевается не только повод для возбуждения уголовного дела, о котором идет речь в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК, но и любой другой повод, перечисленный в ч. 1 названной статьи УПК. В установленных законодателем границах данные положения распространяются и на повод, о котором идет речь в ч. 1.1 ст. 140 УПК. В ч. 2 к.с. под сообщением о преступлении понимается только определенного рода разновидность сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, — сообщение о преступлении, распространенное в средствах массовой информации. О принятии такого сообщения в соответствии с требованиями ст. 143 УПК должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления. В ч. 4 анализируемой статьи УПК термин «сообщение о преступлении» использован законодателем в значении заявления о преступлении, то есть повода для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела), предусмотренного п. 1 ч. 1 ст. 140 и ст. 141 УПК.
  3. Если не обращать особого внимания на некоторую непоследовательность законодателя, проявившуюся в редакции ч. ч. 2 и 4 к.с., можно заключить следующее. Проверяться уголовно-процессуальными средствами стадии возбуждения уголовного дела может любой повод для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела). Срок проверки должен исчисляться со дня первого поступления следователю (дознавателю и др.) сведений о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях), содержащем процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.
  4. В порядке, установленном ст. ст. 124 и 125 УПК, может быть обжалован отказ в приеме как заявления о преступлении, так и заявления о явке с повинной, а также сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, но только в тех случаях, когда указанные источники информации о преступлении были первыми, из которых компетентные возбуждать уголовное дело органы (должностные лица) узнали о данном конкретном общественно опасном деянии.
  5. В ч. 1 к.с. говорится, что следователь (дознаватель и др.) по заявлению (сообщению) о преступлении принимает решение «в пределах компетенции». Указанное словосочетание подлежит расширительному толкованию. Компетенция следователя (дознавателя и др.) определяет границы не только его права возбуждать уголовные дела, но и его возможности производства предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. По общему правилу, если орган или должностное лицо <752> не уполномочено возбуждать уголовное дело по данному конкретному факту совершения общественно опасного деяния, то оно не вправе и проводить по нему предварительную проверку в полном объеме.

———————————

<752> Это правило не распространяется лишь на следователей Следственного комитета РФ по делам об общественно опасных деяниях лиц, перечисленных в ст. 447 УПК.

 

  1. Данная правовая позиция нашла свое отражение, к примеру, в Федеральном законе «О Следственном комитете Российской Федерации». Согласно требованиям ч. 1 ст. 29 данного Закона только следственные органы Следственного комитета РФ (соответствующие следователи) могут проводить проверку сообщения о совершенном сотрудником Следственного комитета РФ преступлении, и в пределах своей компетенции возбуждать в отношении его уголовное дело (за исключением случаев, когда он застигнут при совершении преступления).
  2. Как обязательное условие, при котором у должностного лица или органа появляется право возбудить уголовное дело, понятие «в пределах своей компетенции» нацеливает правоприменителя на соблюдение следующих двух правовых положений.
  3. Во-первых, следователь (дознаватель и др.) не всегда вправе возбудить конкретное уголовное дело. В ряде случаев компетенция органа дознания и дознавателя ограничена подведомственными им происшествиями. Так, к примеру, капитаны морских и речных судов, находящиеся в дальнем плавании, вправе возбуждать уголовные дела только о преступлениях, совершенных на данных судах (п. 1 ч. 3 ст. 40 УПК). Следователи, руководители и члены следственной группы, а в ряде случаев руководители следственного органа не вправе возбудить уголовное дело в тех случаях, когда законодатель право его возбуждения в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Например, согласно требованиям п. п. 1, 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК решение о возбуждении уголовного дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы и Генерального прокурора РФ может быть принято только Председателем Следственного комитета РФ, а в отношении самого Председателя Следственного комитета РФ — исполняющим обязанности Председателя Следственного комитета РФ на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, принятого по представлению Президента РФ, о наличии в действиях Председателя Следственного комитета РФ признаков преступления.
  4. Во-вторых, в отношении отдельных категорий лиц, наделенных уголовно-процессуальной неприкосновенностью, вправе возбудить уголовное дело лишь определенный руководитель следственного органа. Причем иногда только в случае соблюдения им дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов последних.
  5. Так, Председатель Следственного комитета РФ может возбудить уголовное дело:

— в отношении судьи Конституционного Суда РФ с согласия Конституционного Суда РФ (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК);

— в отношении судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ (п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК);

— в отношении иных судей с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК);

— в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы с согласия соответственно Совета Федерации и Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК);

— в отношении Генерального прокурора Российской Федерации — на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда РФ, принятого по представлению Президента РФ, о наличии в действиях Генерального прокурора РФ признаков преступления.

  1. Причем если член Совета Федерации, депутат Государственной Думы в процессе высказывания мнения или выражения позиции при голосовании в соответствующей палате Федерального Собрания РФ или при осуществлении иных действий, соответствующих статусу члена Совета Федерации и статусу депутата Государственной Думы, допустил нарушения, ответственность за которые предусмотрена федеральным законом, возбуждение в отношении их уголовного дела осуществляется только в случае лишения члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы неприкосновенности (ч. 6 ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ»).
  2. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а равно адвоката принимается руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту Российской Федерации; а в отношении вышестоящих прокуроров, руководителей и следователей вышестоящих следственных органов — Председателем Следственного комитета РФ или его заместителем (п. п. 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК).
  3. Наличие определенных условий, ограничивающих пределы компетенции (подведомственности) следователя (дознавателя и др.), налагает специфический оттенок на использованное в ч. 1 к.с. понятие «любое совершенное или готовящееся преступление».
  4. Получается, что указанные должностные лица (органы) не только не обязаны, но и не вправе принимать и проверять заявление (сообщение) о любом преступлении. Они обязаны принять и проверить заявление (сообщение) о любом подведомственном им совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении.
  5. На следователя (дознавателя и др.) возложена обязанность (а не только предоставлено право) в пределах своей компетенции принимать и проверять заявление (сообщение) о любом подведомственном им преступлении.
  6. Эта обязанность — одно из проявлений общего правила, закрепленного в ст. 2 Конституции РФ, — обязанности государства соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина. В к.с. закреплена одна из важных составляющих принципа публичности российского уголовного процесса, суть которого в том, что защита прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований от преступных посягательств является важной и ответственной обязанностью правоохранительных органов, а не делом самих граждан <753>.

———————————

<753> См.: Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М.: Юрид. лит., 1989. С. 151.

 

  1. Публичное начало российского уголовного процесса выражается, прежде всего, в обязанности вышеуказанных должностных лиц и государственных органов принимать заявления (сообщения) о преступлении, разрешать таковые, возбуждать в пределах своей компетенции уголовные дела публичного обвинения и осуществлять по уголовным делам основанное на процессуальном и материальном законе уголовное преследование. По большинству дел уголовное преследование должно осуществляться вне зависимости от того, желает этого или нет потерпевший, примирился он с обвиняемым (подозреваемым) или нет.
  2. Иначе говоря, уголовный процесс начинается, ведется и соответствующим решением завершается не только и не столько в интересах стороны обвинения (хотя данное обстоятельство тоже не сбрасывается со счетов), сколько в интересах всего общества, во имя справедливости и в целях предупреждения повторения аналогичных преступлений впредь как тем же лицом, так и другими лицами <754>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<754> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 34.

 

  1. Исключениями из принципа публичности являются положения ст. ст. 23, 25 УПК, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК, а также рассмотрения дел частного обвинения.
  2. Обязанность принятия заявления (сообщения) о преступлении позволяет говорить о наличии у следователя (дознавателя и др.) на стадии возбуждения уголовного дела задачи реагирования на каждый факт совершения деяния, содержащего уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.
  3. Возложение законодателем на уполномоченных должностных лиц и на соответствующие органы обязанности разрешать заявления (сообщения) о преступлении: возбуждать (ст. ст. 146, 147, 318 УПК) или отказывать в возбуждении уголовного дела (ст. 148 УПК), — позволяет сформулировать вторую задачу указанных субъектов уголовного процесса. Перед ними стоит задача оградить последующие этапы уголовного процесса от рассмотрения происшествий, бесспорно не связанных с совершением общественно опасного деяния.
  4. Исходя из редакции ч. 1 к.с. можно сделать вывод, что и первая, и вторая задачи стоят перед следователем (дознавателем и др.) одновременно. Это двуединая задача стадии возбуждения уголовного дела.
  5. Теперь следует высказаться по поводу того, что понимает законодатель под моментом «поступления сообщения о преступлении», под моментом, с которого начинает проистекать срок рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.
  6. Когда речь идет о таких поводах для начала уголовного процесса (возбуждения уголовного дела), как заявление о преступлении и явка с повинной, особых проблем с установлением момента поступления сообщения о преступлении не возникает. Срок исчисляется с того дня, когда заявитель или явившийся с повинной обратились в орган (к должностному лицу), уполномоченный возбуждать уголовное дело, с письменным или устным заявлением, в котором говорится о деянии, содержащем уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления.
  7. Течение срока начинается вне зависимости от того, соблюдены ли должностным лицом, к которому обратился заявитель, требования ч. 4 к.с. о выдаче ему документа о принятии заявления, а также независимо от того, какую дату и время принятия заявления (соответствующую действительности или более позднюю) в указанном документе проставило лицо, его принявшее.
  8. На исчисление срока стадии возбуждения уголовного дела не влияет также то обстоятельство, когда заявление или явка с повинной были зарегистрированы в порядке института ведомственной регистрации и учета заявлений, сообщений и другой информации о преступлениях и происшествиях.
  9. Сложнее дело обстоит с определением момента начала уголовного процесса при поступлении следователю (дознавателю и др.) сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК).
  10. Недаром в некоторых источниках рекомендуется исчислять срок для принятия решения в соответствии со ст. 145 УПК <755> с момента регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления или «с момента подачи рапорта» в соответствующий орган расследования <756>. А бывший заместитель начальника Главного управления МВД РФ <757> Т.Н. Москалькова рекомендует исчислять срок рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела со дня его регистрации. Хотя эти утверждения представляются несколько небезупречными, заложенная в них авторами идея верна. Рапорт об обнаружении признаков преступления для того и составляется, чтобы облегчить установление начала срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении (стадии возбуждения уголовного дела).

———————————

<755> Как минимум речь идет о таких решениях, как возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. Большинством процессуалистов до сих пор признавался промежуточный характер решения, аналогичного решению о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК). Соответственно, принятием данного решения не завершается течение срока предусмотренной ст. 144 УПК предварительной проверки.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<756> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 375, 378.

<757> Наверное, в источник (см.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 2), из которого взята информация о должности автора, закралась опечатка. Скорее всего, автор является заместителем начальника Главного правового управления МВД России.

 

  1. Некоторая небезупречность данных утверждений заключается в том, что они позволяют правоприменителю искусственно расширять рамки стадии возбуждения уголовного дела. Своевременно не составляя рапорт об обнаружении признаков преступления (своевременно не регистрируя повод для возбуждения уголовного дела), он получает возможность приступить к предварительной проверке не в день поступления ему сообщения, а через несколько суток после этого. При этом он может не опасаться нарушения предусмотренного к.с. срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.
  2. Представляется, в приведенной ситуации авторами неправильно расставлены акценты. Срок для принятия решения, завершающего стадию возбуждения уголовного дела, исчисляется с момента регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления (повода для возбуждения уголовного дела) только в тех случаях, когда соблюдены два других требования:

1) рапорт об обнаружении признаков преступления должен быть составлен в тот же день, когда поступило сообщение о преступлении (непосредственно обнаружены признаки объективной стороны состава преступления);

2) в этот же день повод для возбуждения уголовного дела подлежит регистрации.

  1. Если же рапорт об обнаружении признаков преступления оформлен или его (повода для возбуждения уголовного дела) регистрация осуществлена несвоевременно (на следующий, второй, третий и т.д. день), срок предварительной проверки (стадии возбуждения уголовного дела) должен исчисляться с момента принятия сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (иного повода для возбуждения уголовного дела), а не с момента регистрации соответствующего рапорта (иного повода для возбуждения уголовного дела).
  2. Большинством процессуалистов признается тот факт, что стадия возбуждения уголовного дела завершается решением о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела <758>. Между тем в одном из комментариев к УПК высказано несколько иное мнение. Так, Т.Н. Москалькова считает, что днем окончания рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении является «дата направления письменного ответа или устного сообщения заявителю о принятом решении о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела» <759>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<758> К такому выводу приводит содержание их комментариев к ст. 144 УПК. См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 180; и др.

<759> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002, С. 296.

 

  1. Мы уже не будем говорить о том, что письменный ответ необходим не по всем делам. Не по всем делам в деле имеется заявитель. И если признать мнение автора правильным, то получится, что по каким-то материалам проверки дня окончания рассмотрения повода к возбуждению уголовного дела вообще может не быть. Такой вывод никак не согласуется ни с представлениями о стадийности уголовного процесса, ни с требованием закона о соблюдении установленных УПК сроков.
  2. Думается, Т.Н. Москалькова просто оговорилась. Она хотела сказать, что требования ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 148 УПК, касающиеся того, что заявителю сообщается о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, должны реализовываться в рамках срока стадии возбуждения уголовного дела, а не во время предварительного расследования. С таким тезисом можно согласиться. Тем не менее стадию возбуждения уголовного дела и стадию предварительного расследования все равно будет разграничивать решение о возбуждении уголовного дела, а не «письменный ответ или устное сообщение заявителю о принятом решении о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела». Данным решением, а также решением об отказе в возбуждении уголовного дела заканчивается стадия возбуждения уголовного дела. Одновременно завершается срок осуществляемой на этой стадии предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении <760>.

———————————

<760> Или, как этот вид уголовно-процессуальной деятельности называет Т.Н. Москалькова, — «рассмотрение повода к возбуждению уголовного дела». См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 296.

 

  1. И последнее, что следует сказать о ч. 1 к.с., — это то, когда истекает трехсуточный срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. В соответствии с правилами ч. 2 ст. 128 УПК рассматриваемый срок истекает в 24 часа последних суток.
  2. В этой же части ст. 128 УПК закреплено правило, согласно которому, если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый, следующий за ним рабочий день. Буквальное толкование данного положения закона не позволяет признать нарушением срока стадии возбуждения уголовного дела вынесение постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении в случае соблюдения следователем (дознавателем и др.) данного правового условия.
  3. Если в ч. 1 к.с. закреплена обязанность проведения следователем (дознавателем и др.) предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, то в ч. 2 к.с. определены особенности проверки сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации. Здесь, в частности, закреплено право органа дознания, дознавателя (следователя, руководителя или члена следственной группы), осуществляющего по поручению прокурора (руководителя следственного органа) проверку сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации, а также право самого прокурора требовать от редакции и главного редактора средства массовой информации, опубликовавшего сообщение о преступлении, определенного рода документов и материалов. Это одно из процессуальных средств стадии возбуждения уголовного дела — средств предварительной проверки сообщения о преступлении.
  4. Вообще же средств проверки заявления (сообщения) о преступлении гораздо больше. Можно говорить о существовании трех видов средств проверки заявления (сообщения) о преступлении:

а) прямо закрепленных в уголовно-процессуальном законе;

б) выработанных практикой и широко применяемых органами предварительного расследования;

в) предусмотренных иными не уголовно-процессуальными нормативными актами.

  1. Прямо закрепленными в уголовно-процессуальном законе средствами сбора достаточных данных, указывающих на признаки преступления, признаются:

— получение объяснений (ч. 1 ст. 144 УПК);

— истребование документов и предметов (ч. 1 ст. 144, ст. 286 УПК);

— требования о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и о привлечении к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК);

— дача органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

— требования (поручения и запросы) о передаче документов и (или) материалов (ч. 4 ст. 21, ч. 2 ст. 144 УПК);

— осмотр места происшествия, предметов (документов) (ч. 2 ст. 176 УПК) <761>;

———————————

<761> Большинством автором признается возможность производства на стадии возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 269; и др.

 

— осмотр трупа (ч. 4 ст. 178 УПК);

— освидетельствование (ч. 1 ст. 179 УПК);

— получение образцов для сравнительного исследования (ч. 1 ст. 202 УПК);

— назначение судебной экспертизы, принятие участия в ее производстве и получение заключения эксперта в разумный срок (ч. 4 ст. 195 УПК).

  1. Выработаны практикой и широко применяются органами предварительного расследования:

— собирание доказательств;

— исследование (направление на исследование) <762>;

———————————

<762> О данном средстве предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении упоминается и другими авторами. См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 296.

 

— изъятие предметов и (или) документов <763>.

———————————

<763> Иногда это действие именуют «истребованием материалов, предметов, документов». См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк. С. 297.

 

  1. Предусмотрены иными не уголовно-процессуальными нормативными актами:

а) гласные оперативно-розыскные мероприятия;

б) гласные розыскные действия, в том числе сбор частным детективом сведений по уголовным делам на договорной основе с участниками процесса (устный опрос граждан и (или) должностных лиц (с их согласия), наведение справок, изучение предметов и (или) документов (с письменного согласия их владельцев), внешний осмотр строений, помещений и (или) других объектов, наблюдение для получения необходимой информации) (п. 7 ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 11 марта 1992 года N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» <764>);

———————————

<764> См.: Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. N 17. Ст. 888.

 

в) досмотр (ст. ст. 27.1, 27.7, 27.9 КоАП);

г) осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов (ст. ст. 27.1, 27.8 КоАП);

д) акт добровольной сдачи наркотического средства, психотропного вещества, их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. ст. 222, 223, 228 УК).

е) требование о представлении прокурору информации, справок, документов и их копий (ч. 2 ст. 6 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»);

ж) получение сотрудниками полиции от государственных и муниципальных органов, общественных объединений, организаций, должностных лиц и граждан в связи с проверкой зарегистрированного в установленном порядке заявления (сообщения) о преступлении, разрешение которого отнесено к компетенции полиции, сведений, справок, документов (их копий) иной необходимой информации, в том числе персональных данных граждан, за некоторым исключением (п. 4 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции»);

з) получение информации органами федеральной службы безопасности (п. «м» ст. 13 Федерального закона «О Федеральной службе безопасности»);

и) административное изъятие (ст. ст. 27.1, 27.10 КоАП);

к) судебно-медицинское освидетельствование;

л) освидетельствование граждан на состояние опьянения, если результат освидетельствования необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления или административного правонарушения (п. 14 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции»);

м) исследование веществ и объектов (п. 7 Приказа МВД России N 840, Минюста России N 320, Минздрава России N 388, Минэкономики России N 472, ГТК России N 726, ФСБ России N 530, ФПС России N 585 от 9 ноября 1999 г. «Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения») и др.

  1. Первым средством предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении законодатель указывает «получение объяснений». «Объяснение» — «письменное или устное изложение в оправдание» чего-нибудь, «признание» в чем-нибудь. Второе значение данного слова — «то, что разъясняет, помогает понять» что-нибудь <765>.

———————————

<765> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 377.

 

  1. Орган предварительного расследования на стадии возбуждения уголовного дела вправе получать объяснения по существу обстоятельств, о которых идет речь в заявлении (сообщении) о преступлении. Причем следователь (дознаватель и др.) сам по своему внутреннему убеждению будет определять круг вопросов, по которым ему требуется получение объяснений. Никаких касающихся продолжительности получения объяснений и количества листов, на которых они изложены, ограничений законодателем не установлено. Это с одной стороны. С другой — на лицо, у которого получаются объяснения, законодатель не возложил обязанности давать таковые.
  2. Орган предварительного расследования вправе получать, а не требовать дачи объяснений. Соответственно, последовательно было бы предположить, что самим наименованием данного процессуального действия законодатель посчитал необходимым отметить тот факт, что принуждение в ходе его производства неприменимо.
  3. Законодателем не урегулирован порядок производства данного предусмотренного УПК действия. Соответственно, как бы оно ни было осуществлено (лишь бы не был нарушен какой-либо установленный законодательством запрет), его результаты будут допустимым доказательством в уголовно-процессуальном производстве. Несмотря на данное обстоятельство, смеем все же рекомендовать следователю (дознавателю и др.) распространять на порядок получения объяснений общие требования к процедуре допроса соответствующего участника уголовно-процессуального доказывания. Иначе говоря, рекомендуется оформлять объяснение в виде письменного документа, по форме, аналогичной протоколу допроса свидетеля (потерпевшего), а в случае опроса лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, — протоколу допроса подозреваемого.
  4. По аналогии с п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК, сообщаемые опрашиваемым сведения не должны основываться на догадке, предположении, слухе. Лицо, дающее объяснение, должно иметь возможность указать источник своей осведомленности.
  5. Однако при этом следует иметь в виду, что сведения, полученные следователем (дознавателем и др.) в ходе получения объяснения на стадии возбуждения уголовного дела, отличаются от показаний свидетеля (потерпевшего и др.), данных на допросе. Их различия заключаются в следующем:

1) опрашиваемое органом предварительного расследования лицо не обязано отвечать на поставленные ему вопросы;

2) сведения от опрашиваемого должны получаться по месту его нахождения (жительства, работы), иначе говоря, законом не предусмотрено право следователя (дознавателя и др.) до возбуждения уголовного дела вызывать куда-либо в этих целях (повесткой или иным путем) лицо, которому могут быть известны обстоятельства, упоминаемые в заявлении (сообщении) о преступлении;

3) опрашиваемый не может быть подвергнут приводу;

4) лицо, сообщающее органу предварительного расследования до возбуждения уголовного дела сведения, имеющие значение для рассмотрения, разрешения заявления (сообщения) о преступлении, не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний.

  1. Вместе с тем и в ходе получения объяснения опрашиваемому предоставляется право говорить на родном языке, знакомиться с содержанием письменного документа, в котором зафиксировано его объяснение, засвидетельствовать правильность отражения в нем сведений. Получение объяснений от малолетних очевидцев следователю (дознавателю и др.) рекомендуется производить в присутствии педагога (родителей). Так же как и при допросе, в ходе получения объяснения лицо, в отношении которого проводится проверка заявления (сообщения) о преступлении в порядке, предусмотренном к.с., а равно пострадавший вправе представлять письменные документы и (или) предметы для приобщения их к материалу проверки в качестве доказательств в порядке ч. 2 ст. 86 УПК.
  2. Объяснения получаться и документы изыматься могут и в рамках других отраслей права (административное изъятие, оперативный опрос и др.). Содержание таких объяснений и материалов тоже при определенных обстоятельствах может лечь в основу принимаемого на стадии возбуждения уголовного дела процессуального решения. Однако названные правоприменительные акты не станут из-за этого уголовно-процессуальными. Они, как и любые другие «иные документы», принимают участие в доказывании, только когда носят в себе имеющие отношение к происшествию данные и вовлечены в уголовный процесс с помощью уголовно-процессуальных средств.
  3. Объяснение, полученное в ходе оперативно-розыскного мероприятия, содержание которого необходимо для правильного выбора решения, может быть истребовано в порядке ч. 1 к.с. Только после этого оно может появиться и в уголовном процессе. Наличие в материале проверки объяснения, оформленного в рамках другой отрасли права, не является препятствием для того, чтобы вновь опросить данного гражданина, но уже в рамках правил, закрепленных в ч. 1 к.с. и некоторых других статьях УПК.
  4. Широк круг возможностей и у такого процессуального средства предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, как истребование документов и (или) предметов в порядке к.с. Несмотря на то что законодатель в словосочетании «истребовать документы и предметы» использовал союз «и», на деле истребованы могут быть как документы, так и предметы, а не только документы вместе с предметами. Оформляется факт истребования обычно запросом со ссылкой на ч. 1 к.с. и на факт предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Однако возможны и любые иные письменные формы закрепления факта истребования. К таковым относятся:

1) протокол получения истребованного документа (предмета);

2) рапорт должностного лица, занимающегося рассмотрением заявления (сообщения) о преступлении, о снятии им копий с документов;

3) рапорт должностного лица, занимающегося рассмотрением заявления (сообщения) о преступлении, о приобщении к материалу документов, находящихся в собранном им административном производстве и др.

  1. Истребованию и изъятию подлежат «документы и предметы». Речь здесь идет об объектах, которые могут иметь значение для рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.
  2. Причем под документами подразумевается только та часть документов (в общежитейском смысле этого слова) с признаками вещественных доказательств или иных документов, которые составлены в письменной форме. Все остальные предметы (документы), которые обладают признаками иных документов или вещественных доказательств, вполне могут быть включены и в содержание понятия «предмет».
  3. Законодатель не предусмотрел каких-либо различий между истребованием (изъятием) предметов и осуществлением тех же действий в отношении документов. Поэтому особой значимости нет в определении содержания того и другого понятия. Следует обратить внимание лишь на то, что термин «документы и предметы» подлежит расширительному толкованию. Данное обстоятельство позволяет утверждать о наличии у следователя (дознавателя и др.) права истребовать (изымать) не только письменные, но и любые иные имеющие отношение к событию, о котором шла речь в заявлении (сообщении) о преступлении, объекты, полученные без нарушения предусмотренных законодательством запретов.
  4. Законодатель позволяет на стадии возбуждения уголовного дела не только истребовать документы и (или) предметы, но и изымать их в порядке, установленном УПК. Уголовно-процессуальному закону неизвестно такое следственное действие, как изъятие. Однако изъятие может быть частью некоторых следственных действий. Причем отдельные разновидности таковых могут быть реализованы на стадии возбуждения уголовного дела.
  5. То обстоятельство, что в ч. 1 к.с. речь идет не просто об изъятии, а лишь об изъятии в порядке, установленном УПК, не позволяет реализовать таковое как часть следственного действия, которое до возбуждения уголовного дела производить запрещено. Иначе говоря, изъятие документов и (или) предметов, предусмотренное ч. 1 к.с., позволительно осуществлять только в том порядке, который может быть реализован на стадии возбуждения уголовного дела. УПК предусмотрен, к примеру, порядок изъятия предметов (документов) в ходе производства обыска и выемки. Однако ни обыск, ни выемка не могут быть произведены в процессе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. И, соответственно, на данном этапе не может быть осуществлено и такого рода изъятие.
  6. Другое дело изъятие, которое допустимо производить в ходе других следственных действий. Так, при осмотре места происшествия не только можно, но и тактически рекомендуется осуществлять изъятие целого ряда объектов. Изъятие возможно и при производстве осмотра предметов (документов), получении образцов для сравнительного исследования, производстве судебной экспертизы. Все эти следственные действия могут быть реализованы на стадии возбуждения уголовного дела. И, как полагает законодатель, изъятие, будучи элементом названных следственных действий, может рассматриваться как самостоятельное право, которым наделено должностное лицо, осуществляющее предварительную проверку заявления (сообщения) о преступлении (самостоятельное средство данной проверки).
  7. Еще одно уточнение. Чаще всего изъятие, о котором речь идет в ч. 1 к.с., осуществляется в процессе осмотра места происшествия. Данный вид изъятия в широком смысле слова включает в себя несколько составляющих:

а) извлечение предмета (иного объекта) из места его обнаружения;

б) предъявление предмета (иного объекта) всем участникам следственного действия;

в) наблюдение, измерение и закрепление в протоколе следственного действия места обнаружения предмета (иного объекта), фиксирование данных действий с помощью технических средств, так, чтобы ни у кого не могло возникнуть вопросов, откуда именно он был извлечен;

г) после его упаковки, опечатывания и удостоверения данных действий подписями следователя (дознавателя и др.) приобщение предмета отдельным доказательством к материалу проверки.

  1. Но и в этом случае ход и результаты изъятия могут и должны быть зафиксированы в протоколе следственного действия. Составление протокола изъятия, пусть и со ссылкой на ч. 1 к.с., законом не предусмотрено. Если такой протокол составлен, оформленное им изъятие не может быть признано осуществленным в порядке, установленном УПК.
  2. На практике же рассматриваемый вид изъятия осуществляется. Обычно работник органа дознания в этом случае в присутствии двух граждан изымает что-либо, о чем составляет протокол. Такой протокол не предусмотрен уголовно-процессуальным законом, не известен он и никакой другой отрасли права, а значит, он должен признаваться источником, недопустимым для использования в уголовном процессе в качестве доказательства.
  3. Как же правильно оформить изъятие? В большинстве случаев изымать предметы и документы можно в процессе осмотра места происшествия, предмета (документа) и т.п. Думается, допустимо также изъятие, осуществленное по аналогии с правилами производства выемки, ход и результаты которого оформлены в протоколе получения истребованных документов (предметов). Названный акт может и ничем, кроме наименования, не отличаться от протокола изъятия. Однако ссылка на ч. 1 к.с. в таком протоколе сделает его процессуальным документом. Истребование в такой форме может (по аналогии с выемкой) производиться в присутствии двух понятых.
  4. Если по решению следователя (дознавателя и др.) понятые при таком истребовании не присутствуют, то по аналогии с положениями, закрепленными в ч. 1.1 ст. 170 УПК, применение технических средств фиксации хода и результатов процессуального действия в данном случае является обязательным. Если в ходе истребования применение технических средств невозможно, то следователю (дознавателю и др.) рекомендуется сделать об этом в протоколе надлежащую запись.
  5. Законодатель позволяет до возбуждения уголовного дела производить некоторые следственные действия. Тем не менее он неодинаково подошел к условиям, позволяющим приступать к таковым. О чем речь? Да о том, что осмотр трупа до возбуждения уголовного дела он дозволяет производить лишь «при необходимости» (ч. 4 ст. 178 УПК), а освидетельствование — «в случаях, не терпящих отлагательства» (ч. 1 ст. 179 УПК). В отношении же других следственных действий подобных требований закон не содержит (ч. 2 ст. 176, ч. 4 ст. 195, ч. 1 ст. 202 УПК). Более того, до введения в действие Федерального закона от 4 марта 2013 года N 23-ФЗ осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела мог быть произведен также только «в случаях, не терпящих отлагательства». Сейчас же это обязательное условие производства искомого процессуального действия в ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении из ч. 2 ст. 176 УПК законодателем почему-то убрано.
  6. Выходит, в настоящее время законодатель дозволяет производство до возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия, документов, предметов, получение образцов для сравнительного исследования, а равно назначение (производство) судебной экспертизы и в ситуации, когда эти следственные действия не являются неотложными. Хуже того, вполне уместно заключение, что таковые могут быть произведены и при отсутствии в этом необходимости.
  7. Резонно замечание, что любое следственное действие может быть произведено лишь в случае наличия к тому фактических оснований. И то обстоятельство, что законодатель в ч. 2 ст. 176, ч. 4 ст. 195, ч. 1 ст. 202 УПК не упомянул, что до возбуждения уголовного дела следственное действие может быть произведено лишь при необходимости, не дозволяет приступать к его осуществлению без наличия к тому фактических, как, впрочем, и юридических оснований.
  8. Органу предварительного расследования на стадии возбуждения уголовного дела разрешено назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок. Иначе говоря, задержка срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении не может быть обоснована отсутствием у следователя (дознавателя и др.) заключения эксперта. Если в разумный срок получить таковое невозможно, следует принять то, завершающее проверку решение, для которого наличествуют основания.
  9. Когда и без заключения эксперта орган предварительного расследования располагает достаточными данными, указывающими на значимые для уголовного процесса признаки преступления, должно быть возбуждено уголовное дело. Если затем вместе с результатами судебной экспертизы в деле появятся обстоятельства, исключающие производство по делу, должно быть вынесено решение о прекращении уголовного дела. И в такой ситуации как постановление о прекращении уголовного дела, так и постановление о возбуждении уголовного дела являются законными.
  10. Требование получения заключения эксперта в разумный срок обязывает орган предварительного расследования по истечению срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении при отсутствии фактических оснований для возбуждения уголовного дела принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Если же через некоторое время после своевременного вынесения указанного решения следователь (дознаватель и др.) получит заключение эксперта, из которого следует наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, законно вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть отменено и принято решение о возбуждении уголовного дела.
  11. Следующее средство предварительной проверки — требование о производстве документальных проверок и ревизий. В этой связи важно определиться с содержанием соответствующих понятий. Ревизия — это система обязательных контрольных действий по документальной и фактической проверке законности и обоснованности совершенных в ревизуемом периоде хозяйственных и финансовых операций, правильности их отражения в бухгалтерском учете и отчетности, законности действий руководителя и главного бухгалтера и других лиц, на которых в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными актами возложена ответственность за их осуществление, а также представление в вышестоящую организацию бухгалтерской отчетности.
  12. Документальная проверка представляет собой единичное контрольное действие или исследование состояния дел на определенном участке деятельности проверяемой организации.
  13. По общему правилу цель ревизии или документальной проверки — осуществление контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации при осуществлении организацией хозяйственных и финансовых операций, их обоснованностью, наличием и движением имущества и денежных средств в соответствии с утвержденными нормами, нормативами и сметами. Основной задачей ревизии или документальной проверки является проверка финансово-хозяйственной деятельности организации по направлениям, изложенным в типовом задании на проведение документальной ревизии финансово-хозяйственной деятельности проверяемого учреждения (органа и т.п.).
  14. Органы предварительного расследования требуют производства документальных проверок и ревизий не только в целях установления наличия либо отсутствия вышеуказанных обстоятельств, но и для получения сведений, позволяющих принять законное решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.
  15. В приведенном перечне средств предварительной проверки заявлений (сообщений) о преступлении упомянуто такое средство, как получение объяснений <766>. Именно так оно именуется в п. 3 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О полиции». Иногда в литературе оно еще называется «отобрание объяснений» <767>, а также «истребование объяснений» <768>.

———————————

<766> О существовании такого «проверочного действия» упоминают и другие авторы. См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 297.

<767> См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 269; и др.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<768> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 377.

 

  1. На стадии возбуждения уголовного дела принуждение минимизировано. Большинство авторов считают, что при производстве предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении применение мер уголовно-процессуального принуждения не допускается <769>. Опрашиваемый не может нести ответственности и, соответственно, не предупреждается об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, а также не может быть подвергнут приводу <770>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<769> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 181; и др.

<770> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 297.

 

  1. Законодатель не предусмотрел возможности применения на данном этапе уголовно-процессуальной деятельности к лицу, обладающему информацией о преступлении, принуждения в целях получения от него информации. Именно поэтому термины «отобрание» и «истребование» представляются менее соответствующими применяемому на данной стадии уголовного процесса действию, чем термин «получение». Объяснения получаются, а не отбираются и не истребуются.
  2. Полномочия любого субъекта уголовного процесса, в том числе (и прежде всего) руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, определены УПК и другими уголовно-процессуальными нормативными правовыми актами. Кроме того, деятельность указанных должностных лиц урегулирована также некоторыми не уголовно-процессуальными источниками права. В ч. 4 ст. 21 УПК упоминается о полномочиях руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, установленных УПК. И поэтому нельзя признать соответствующим закону (соответствующим ч. 4 ст. 21 УПК) расширение этих полномочий за счет норм права, содержащихся в Федеральном законе «О Следственном комитете Российской Федерации», Федеральном законе «О Федеральной службе безопасности», Федеральном законе «О полиции» <771>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<771> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 377.

 

  1. Итак, перечень средств, которыми решаются задачи стадии возбуждения уголовного дела, довольно широк, но не безграничен. Процессуальными среди них можно называть лишь: получение объяснений; истребование документов (предметов); требования о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлечении к участию в таковых специалистов; дачу органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий; требование (поручение и запрос) о передаче документов и материалов, а также осмотр места происшествия, документов, предметов, трупа; получение образцов для сравнительного исследования; назначение судебной экспертизы; принятие участия в ее производстве и получение заключения эксперта в разумный срок и освидетельствование.
  2. Только на них распространяется процессуальная форма. И хотя в к.с. лишь упоминаются получение объяснений, истребование документов (предметов), требования о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлечении к участию в них специалистов, даче органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, передаче документов и материалов, эти действия нельзя производить без соблюдения принципов уголовного процесса.
  3. Форма предусмотренных к.с. «требований» о производстве документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлечении к участию в таковых специалистов, даче органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, передаче документов и материалов, подтверждающих сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, уголовно-процессуальным законом не определена.
  4. Требование о производстве документальных проверок, ревизий, привлечении к их участию специалистов, даче органу дознания обязательных для исполнения письменных поручений о проведении оперативно-розыскных мероприятий рекомендуется оформлять в виде постановлений. Такие постановления адресуются контрольно-ревизионным органам или в иные уполномоченные на проведение ревизий и (или) документальных проверок органы, а поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий — в органы дознания, чаще всего в орган внутренних дел. Для последних данные постановления являются обязательными <772>.

———————————

<772> По аналогии. См.: решение Верховного Суда РФ от 8 апреля 2003 г. N ГКПИ 03-219 «Об оставлении без удовлетворения заявления о признании недействующим подпункта «в» пункта 5 Положения о Контрольно-ревизионном управлении Министерства финансов РФ в субъекте Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 6 августа 1998 г. N 888″.

 

  1. Из содержания Указа Президента РФ от 3 марта 1998 г. N 224 (в редакции Указа от 25 июля 2000 г.) также следует, что Министерству финансов РФ поручено обеспечить неукоснительное исполнение положений федеральных законов о выделении по требованию правоохранительных органов специалистов для участия в проведении проверок и ревизий по материалам и уголовным делам о правонарушениях в сфере экономики <773>.

———————————

<773> Там же.

 

  1. Требования (постановления, письма) следователя (дознавателя и др.) о проведении проверок и ревизий деятельности коммерческих банков и предоставлении материалов проверок банков на основании к.с. рекомендуется направлять для исполнения в Главное управление ЦБ РФ по субъекту Российской Федерации <774>.

———————————

<774> Далее — ГУ ЦБ.

 

  1. Территориальные структурные подразделения ГУ ЦБ, расположенные непосредственно в городах и районах, — расчетно-кассовые центры (РКЦ) могут оказывать следователям (дознавателям и др.) консультативную помощь, предоставлять справки и информацию по вопросам, отнесенным к их ведению.
  2. Требования (постановления, письма) о проведении проверок должны быть мотивированными, со ссылками на закон и упоминанием оснований — доказательств (сигналов, жалоб, заявлений, оперативной информации (без расшифровки)). Включение в план проверок конкретных банков с привлечением специалистов Центрального банка рекомендовано осуществлять на основании имеющихся сведений от контролирующих органов, граждан, оперативной информации и т.д., о влекущем уголовную ответственность нарушении законодательства, регулирующего финансовую, хозяйственную, предпринимательскую и торговую деятельность.
  3. В требованиях (постановлениях, письмах) о проведении проверок должен быть указан конкретный перечень подлежащих выяснению вопросов, которые не должны выходить за рамки УПК, Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», Федерального закона «О полиции», Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности», Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» <775>.

———————————

<775> См.: Собр. законодательства РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.

 

  1. ГУ ЦБ наделено правом проведения проверок деятельности только коммерческих банков. Финансово-хозяйственная деятельность клиентов коммерческих банков в сферу его функциональных обязанностей не входит. При необходимости проверок клиентов банков, то есть предприятий и организаций, их проведение рекомендуется поручать другим соответствующим контролирующим органам (налоговым инспекциям, контрольно-ревизионным органам и др.). Сведения о клиентах коммерческих банков, при наличии к этому законных оснований, можно запросить у непосредственно обслуживающих их банков.
  2. Следователь (дознаватель и др.) по находящимся в его производстве уголовным делам вправе самостоятельно требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов, производить следственные действия и принимать процессуальные решения без предварительного согласования с прокуратурой или УМВД (МВД, ГУМВД) субъекта Российской Федерации.
  3. В случае перегруженности контрольных органов ГУ ЦБ, невозможности выполнить поручение следователя (дознавателя и др.) в установленный срок, при постановке вопросов, выходящих за пределы компетенции ГУ ЦБ и т.п., все разногласия по вопросам проведения ревизии, назначенной следователем (дознавателем и др.), рекомендуется разрешать через прокуратуру или УВД (МВД, ГУМВД) субъекта Российской Федерации по письму ГУ ЦБ <776>.

———————————

<776> См.: письмо Центрального банка РФ от 13 декабря 1995 г. N 142-95 «Об опыте взаимодействия ГУ ЦБ РФ по Ростовской области с правоохранительными органами» // Банковский бюллетень. 1995. N 52.

 

  1. В ходе рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении в настоящее время следователь (дознаватель и др.) вправе «давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий». Перечень оперативно-розыскных мер закреплен в ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» <777>.

———————————

<777> См.: Собр. законодательства РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

 

  1. Каких-либо ограничений по поводу перечня оперативно-розыскных мер, проведение которых может быть поручено органу дознания на стадии возбуждения уголовного дела, законодатель не предусмотрел. В то же время следователю (дознавателю и др.) не рекомендуется предписывать или запрещать органу дознания применение тех или иных оперативно-розыскных мер.
  2. О результатах применения оперативно-розыскных мер орган дознания обязан уведомлять следователя (дознавателя и др.), который дал ему искомое письменное поручение. Периодичность уведомления следователя (дознавателя и др.) о результатах принятия органом дознания оперативно-розыскных мер определяется по согласованию со следователем (дознавателем и др.).
  3. Следующее процессуальное средство проверки заявления (сообщения) о преступлении — это требование о передаче документов, материалов и сведений. Оно согласно к.с. должно быть адресовано редакции или главному редактору средства массовой информации. Причем согласно ч. ч. 9 и 10 ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под редакцией средства массовой информации понимается организация, учреждение, предприятие либо гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации; а под главным редактором понимается лицо, возглавляющее редакцию (независимо от наименования должности) и принимающее окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации.
  4. Анализируемое требование может оформляться запросом, протоколом требования и другими письменными документами.
  5. Протокол требования рекомендуется составлять по аналогии с формой протокола выемки, со ссылкой на к.с. Он, бесспорно, в большей степени соответствует требованиям процессуальной формы, процессуальным гарантиям и принципам уголовного процесса, чем не предусмотренный УПК, но часто применяемый протокол (акт) изъятия.
  6. В ч. 1 к.с. закреплено право следователя (дознавателя и др.) требовать производства исследований документов, предметов, трупов и привлекать специалистов к участию в таковых. Без результатов проведенных специалистами исследований иногда просто невозможно принять законное решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.
  7. Положительным опытом следует признать оформление данных требований в виде постановлений. Рекомендуется, чтобы форма и структура рассматриваемого постановления соответствовала форме и структуре постановления о назначении судебной экспертизы.
  8. Согласно ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием) и, соответственно, под массовой информацией — предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы.
  9. Проверка сообщения о преступлении, распространенного в любом из форм периодического распространения массовой информации, может быть осуществлена только по поручению прокурора или руководителя следственного органа. Соответственно, без такового у органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя или члена следственной группы (группы дознавателей) и начальника подразделения дознания нет обязанности проведения данной проверки.
  10. Однако положения ч. 1 в совокупности с положениями ч. 2 к.с. позволяют предположить, что у прокурора и руководителя следственного органа имеется обязанность поручить в пределах своей компетенции кому-либо из вышеуказанных должностных лиц (органов) проведение анализируемой проверки в каждом случае обнаружения им сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации.
  11. Часть 2 к.с. предоставляет возможность главному редактору (редакции) средства массовой информации не исполнять требование о предоставлении органу предварительного расследования сведений, касающихся лица, сообщившего о преступлении. У него есть такое право в случае, когда лицо, сообщившее в средство массовой информации о преступлении, поставило условие о сохранении в тайне сведений о нем. Между тем данное правило касается лишь требования, которое исходит от следователя (дознавателя и др.) на стадии возбуждения уголовного дела. Оно не ограничивает предоставленные ч. 4 ст. 21, ч. 1 ст. 86, ст. ст. 182, 183 УПК полномочия следователя (дознавателя и др.), которыми они обладают в процессе предварительного расследования.
  12. Если же требование поступило из суда в связи с находящимся в его производстве делом, редакция обязана раскрыть перед судом источник информации и в любом случае назвать лицо, предоставившее ей сведения, даже тогда, когда сведения были предоставлены с условием неразглашения имени осведомителя (ч. 2 ст. 41 Закона РФ «О средствах массовой информации»).
  13. Результаты применения предусмотренных законом для стадии возбуждения уголовного дела средств являются уголовно-процессуальными доказательствами. Чтобы в этом ни у кого не возникало сомнений, законодатель ввел в к.с. специальную часть (ч. 1.2), согласно которой «полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75 и 89» УПК.
  14. Сразу оговоримся, что под «сведениями» здесь подразумевается содержание доказательства, а не собственно доказательство. Следуя логике дефиниции, закрепленной в ст. 74 УПК, доказательство в уголовном процессе представляет собой единство сведений и процессуального источника. Не содержащий в себе сведений, имеющих отношение к материалу проверки заявления (сообщения) о преступлении, протокол осмотра документа (предмета) так же не будет доказательством, как и имеющие отношение к происшествию сведения оперативно-розыскного характера, не вовлеченные в предусмотренном УПК порядке в уголовно-процессуальное доказывание. Когда же информация, о которой сначала было известно в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, будет закреплена в одном из источников, указанных в ч. 2 ст. 74 УПК, на свет появится доказательство.
  15. Не все источники, перечень которых дан в ч. 2 ст. 74 УПК, могут иметь место на стадии возбуждения уголовного дела. В ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении следователь (дознаватель и др.) может оперировать лишь:

1) заключением эксперта;

2) заключением специалиста;

3) вещественным доказательством;

4) протоколами некоторых следственных действий;

5) иными документами.

Поэтому под сведениями, о которых законодатель ведет речь в ч. 1.2 к.с., прежде всего понимаются, во-первых, не просто полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения, а те из них, на основе которых следователь (дознаватель и др.) в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию на стадии возбуждения уголовного дела, а также иных обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении. Во-вторых, эти сведения должны быть содержанием одного из вышеперечисленных закрепленных в ч. 2 ст. 74 УПК источников. И только после этого можно проверять данные носители информации на соответствие их требованиям ст. ст. 75 и 89 УПК.

  1. Согласно ч. 1 ст. 75 УПК доказательства, полученные с нарушением требований УПК, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут использоваться для установления какого-либо из обстоятельств, подлежащих доказыванию в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела.

Следуя логике ч. 2 той же статьи Закона, не имеют юридической силы:

1) объяснения лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном к.с., данные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, не подтвержденные им в последующем;

2) объяснения пострадавшего, очевидца, основанные на догадке, предположении, слухе, а также объяснения очевидца, который не может указать источник своей осведомленности;

3) иные носители информации, полученные с нарушением требований УПК.

  1. В соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном к.с., имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления в отношении его процессуальных действий, затрагивающих его права и свободы. При нарушении этого уголовно-процессуального права все объяснения лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, и результаты следственных (иных процессуальных) действий, проведенных с его участием, должны рассматриваться как доказательства, полученные с нарушением закона.
  2. Примером доказательства, полученного с нарушением закона, может служить также получение объяснения от лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, его супруги и (или) близкого родственника, без разъяснения им ст. 51 Конституции РФ и с одновременным предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний <778>; получение объяснений от эксперта без назначения судебной экспертизы и поручения ему ее проведения <779>.

———————————

<778> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Комментарий к постановлениям пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам / Сост. и автор комментария А.П. Рыжаков. М.: Норма; Инфра-М, 2001. С. 188 — 189; Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5.

<779> По аналогии с допросом эксперта. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III и IV квартал 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 4.

 

  1. А вот признание недопустимым заключения эксперта в связи всего-навсего с тем, что постановление о назначении судебной экспертизы не было до производства на стадии возбуждения уголовного дела судебной экспертизы предоставлено лицу, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении, чтобы он мог заявить отвод эксперту, представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д., думается, нельзя признать законным. Пока законодатель в число субъектов, наделенных правами, предусмотренными ст. 198 УПК, не отнес лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, следователь (дознаватель и др.) не обязан знакомить его с постановлением о назначении судебной экспертизы.
  2. Но не только в ст. 75 УПК закреплены требования, позволяющие нам определить круг носителей информации, не являющихся доказательствами в материале проверки заявления (сообщения) о преступлении. При собирании на стадии возбуждения уголовного дела сведений должны соблюдаться и требования, закрепленные в ст. 89 УПК. Они касаются вовлечения в уголовный процесс оперативно-розыскной информации. В процессе уголовно-процессуального доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым УПК к доказательствам. Иначе говоря, вовлекаемая в уголовно-процессуальное доказывание оперативно-розыскная информация должна обладать свойствами относимости и допустимости.
  3. Переходим к анализу содержания ч. 1.1 к.с. Она, во-первых, возлагает на следователя (дознавателя и др.) обязанность уже на стадии возбуждения уголовного дела реализовывать требования, закрепленные в ч. 1 ст. 11 УПК. Во-вторых, уточняет, если не сказать — устанавливает, некоторые пределы прав участников предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. В то же время формулировка ч. 1.1 к.с. небезупречна.
  4. Уже исходя из закрепленного в ч. 1 ст. 11 УПК требования следователь (дознаватель и др.) обязан разъяснять всем участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. В части же 1.1 к.с. законодатель требует на стадии возбуждения уголовного дела разъяснять таковые только «лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении». Внесены ли тем самым какие-либо изменения в ранее действовавшее требование? С одной стороны, да, с другой — нет.
  5. На стадии возбуждения уголовного дела есть (могут быть) участники уголовного процесса, не принимающие (до какого-то времени не принимающие) участия в производстве процессуальных действий. Что же, им до того как они примут участие в процессуальном действии, права, обязанности и ответственность следователь (дознаватель и др.) может не разъяснять и, соответственно, он не обязан обеспечивать возможность осуществления прав, к примеру, лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, пока не приступит к получению от него объяснения? Не думаю, что именно в этих целях законодатель сформулировал существующим образом начало ч. 1.1 к.с. Между тем буквально получается именно так.
  6. Ратуя за расширительное толкование требования о разъяснении лицам, участвующим в производстве процессуальных действий, при проверке сообщения о преступлении, их прав и обязанностей, предусмотренных УПК, и обеспечения возможности осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, вынуждены тем не менее проанализировать и ту формулировку, которую законодатель закрепил в ч. 1.1 к.с.

Под процессуальными действиями здесь подразумеваются те действия, которые перечислены в ч. 1 к.с. Мы бы по крайней мере отнесли их к кругу тех предусмотренных УПК (и с этой стороны — процессуальных) действий, которые могут затронуть интересы лиц, принимающих в них участие. Они реализуются «при проверке сообщения о преступлении» и, соответственно, лица, принимавшие в них участие, несомненно, являются теми, о которых идет речь в ч. 1.1 к.с.

  1. Последние именуются «лицами, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении». Какое действие здесь именуется процессуальным, понятно. А кто может именоваться «лицом, участвующим в действии»? «Участие — это деятельность по совместному выполнению» чего-нибудь, «сотрудничество» в чем-нибудь <780>. Этимологически получается, лицо, участвующее в процессуальном действии, это лицо, которое вместе со следователем (дознавателем и др.) производит процессуальное действие. Но мы бы не стали так узко толковать данный термин. Производит процессуальное действие на стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.). А участвует в процессуальном действии любое иное лицо, у которого имеются процессуальные права (обязанности), реализуемые в ходе такового. Это с одной стороны.

———————————

<780> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 734.

 

С другой — «участвовать» в процессуальном действии — это значит лицу как минимум предоставлена возможность присутствовать при реализации каждого осуществленного следователем (дознавателем и др.) элемента, составляющего искомое процессуальное действие (в котором лицо и принимает участие). Например, если понятой участвует в осмотре, он в процессе этого следственного действия наблюдает за совершением всех и каждого действия следователя (дознавателя и др.), непосредственно осматривает все изымаемые при осмотре предметы, а также место их обнаружения, требует дополнения протоколов следственных действий и внесения в них уточнений, удостоверяет правильность содержания протокола осмотра. Понятому в этом случае, в том числе и в связи с наличием у него статуса лица, участвующего в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, должны быть разъяснены права и обязанности, предусмотренные УПК.

  1. Разъясняются права (обязанности, ответственность) «лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении». А вот, несмотря на закрепленную в ч. 1.1 к.с. формулировку, обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, не только «лицам, участвующим в производстве процессуальных действий», но и «лицам, участвовавшим в производстве процессуальных действий». По крайней мере это касается права обращения с жалобой на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), заявления ходатайств и др. О чем речь? Да о том, что процессуальные права у участников уголовного процесса на стадии возбуждения уголовного дела имеются зачастую и вне производства отдельных процессуальных действий. И следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечивать возможность реализации ими указанных прав, по меньшей мере исходя из требований ч. 1 ст. 11 УПК.
  2. Указанным лицам следователь (дознаватель и др.) должен разъяснить их права и обязанности, предусмотренные УПК, и обеспечить возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Но имеется ли у иных лиц, обладающих на стадии возбуждения уголовного дела процессуальными правами и (или) обязанностями (не принимавших участие в процессуальном действии), право знать свои права (обязанности, ответственность)? Конечно, да.
  3. Наличие данного права обусловлено правовым положением, закрепленным в ч. 1 ст. 11 УПК, в котором участники уголовного судопроизводства не разделены на участников процессуальных действий и иных участников. Любой участник уголовного процесса имеет право знать свои права, обязанности и ответственность. Более того, само разъяснение прав (обязанностей, ответственности) является не менее процессуальным действием, чем, к примеру, получение объяснения, истребование документов (предметов) и т.п. Соответственно, лицо, которому права (обязанности, ответственность) разъясняются, с начала перечисления ему его прав (обязанностей, ответственности) становится лицом, участвующим в производстве процессуального действия.
  4. Если разъяснение (обязанностей, ответственности) осуществляется на стадии возбуждения уголовного дела, то данный субъект, безусловно, становится лицом, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении. После чего уже по меньшей мере две статьи УПК (ч. 1 ст. 11 и ч. 1 ст. 14) требуют от следователя (дознавателя и др.) обеспечить указанному лицу возможность осуществления его процессуальных прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы.
  5. Исходя из смысла сделанных уточнений позволительно рекомендовать расширительное толкование употребленного в ч. 1.1 к.с. термина «лица, участвующие в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении». К таковым следует относить всех участников предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, наделенных УПК правами и (или) обязанностями. У них у всех имеется предусмотренная законом возможность узнать от следователя (дознавателя и др.) перечень собственных прав (обязанностей, ответственности) и получить разъяснение каждого из таковых.
  6. Теперь хорошо бы узнать, кто именно на стадии возбуждения наделен данным правом? Каково наименование соответствующих субъектов уголовного процесса? Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет вычленить по меньшей мере следующие разновидности субъектов, наделенных уголовно-процессуальными правами на стадии возбуждения уголовного дела:

1) орган предварительного расследования (следователь, дознаватель и др.);

2) лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК;

3) защитник лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК;

4) законный представитель лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК;

5) пострадавший;

6) законный представитель пострадавшего;

7) очевидец;

8) заявитель;

9) эксперт;

10) специалист;

11) врач;

12) педагог;

13) понятой;

14) иные лица.

  1. Первую группу участников (органы предварительного расследования) не принято относить к числу субъектов, которым должны быть разъяснены права (обязанности, ответственность). Прямо в законе об этом ничего не сказано. Однако так уж сложилась практика, что даже в том случае, когда в процессуальном действии, к примеру в осмотре места происшествия, принимают участие и следователь, и сотрудник органа дознания (по должности дознаватель, участковый уполномоченный полиции, сотрудник уголовного розыска и т.п.), должностное лицо, в чьем производстве находится материал предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, не разъясняет права (обязанности, ответственность) сотруднику другого органа предварительного расследования, помогающего ему в производстве процессуального действия.
  2. Вторая группа участников уголовного процесса, которым в первую очередь должны быть разъяснены все права (обязанности, ответственность), упоминаемые в ч. 1.1 к.с., — это лица, в отношении которых проводится проверка заявления (сообщения) о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК. Что это за лица, законодатель не поясняет. В ст. 5 УПК не сформулировано соответствующее определение. А между тем иметь четкое представление о том, кто является «лицом, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК», очень важно. Ему не только должны быть разъяснены права (обязанности, ответственность). Исходя из заложенной законодателем в п. 6 ч. 3 ст. 49 и п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК идеи, следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить участие защитника с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, если последний не отказался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК.
  3. На первый взгляд определить круг лиц, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, легко. Таким субъектом лицо становится, если в заявлении (сообщении) о преступлении прямо указано на (из него, неминуемо, следует) то, что именно этот человек совершил общественно опасное деяние. Но как быть в ситуации, когда сообщено о факте совершения преступления неустановленным лицом? В этом случае версий может быть неопределенно большое количество, а заподозренных в совершении преступления еще больше. И объяснения у них будут браться именно в связи с тем, что они подозреваются в совершении того общественно опасного деяния, по заявлению (сообщению) о котором производится проверка. Исходя из установленных ст. 51 Конституции РФ требований, данные граждане обладают правом не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников. И получение у них объяснений, несомненно, затрагивает их интересы, а равно права и свободы.
  4. Получается, каждому из таких и множества иных по тому же поводу вовлеченных в сферу рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении лиц должны быть разъяснены права (обязанности, ответственность) лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК. Более того, прежде чем брать у них объяснение, следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить таковых защитником. И освобождается он от выполнения такой обязанности, только если после разъяснения искомому лицу прав (обязанностей, ответственности), в том числе и права пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно, заподозренный откажется от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК для подозреваемого (обвиняемого).
  5. К какому выводу мы приходим? Статусом лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, обладает любое вовлеченное в сферу рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении лицо, которое полагает, что процессуальное действие с его участием осуществляется в том числе и в связи с тем, что, по мнению следователя (дознавателя и др.), он мог быть лицом, совершившим (причастным к совершению) общественно опасное(-го) деяние, по поводу которого производится проверка. И это обстоятельство, конечно же, дает ему право требовать от следователя (дознавателя и др.) обеспечения ему возможности осуществления прав лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК. Но не только. Сам следователь (дознаватель и др.) обязан «предугадать» возможность возникновения такого мнения и выполнить возложенную на него ч. 1.1 ст. 144 УПК обязанность еще до того, как приступит к осуществлению процессуального действия, затрагивающего интересы такого лица.
  6. Но не все так думают. 12 апреля 2013 года рассматриваемая норма уголовно-процессуального права обсуждалась на заседании международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы уголовной и уголовно-процессуальной политики Российской Федерации», которая состоялась в Омской юридической академии. Один из участников конференции заявил, что проблемы здесь нет: «Если лицо на стадии возбуждения уголовного дела полагает, что в отношении его у следователя (дознавателя и др.) возникли подозрения в совершении им преступления и проводимым процессуальным действием затрагиваются его права и (или) свободы, он заявляет ходатайство о допуске в процесс защитника. Такое ходатайство подлежит удовлетворению».
  7. Однако не все так просто. Во-первых, защитником лицо, в отношении которого проводится предварительная проверка сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК, должно быть обеспечено, не если он заявил соответствующее ходатайство, а когда он не отказался от защитника в порядке, предусмотренном ст. 52 УПК. А это не одно и то же. Во-вторых, защитник у него должен быть не в связи (в ходе или даже после производства такового) с производством соответствующего процессуального действия, а с момента начала осуществления процессуального действия, затрагивающего его права и (или) свободы. Соответственно допуск такового после начала самого действия — уже нарушение его права на защиту. Следовательно, полученные от него объяснения не будут доказательствами. С позиции уголовно-процессуального доказывания, в соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК они вполне могут быть признаны не имеющими юридической силы, так как получены с нарушением требований УПК. И, наконец, в-третьих, еще до начала данного действия следователь (дознаватель и др.) обязан разъяснить такому участнику предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении его права (обязанности, ответственность). А этого в предложенной нашими оппонентами ситуации точно уж сделано не было.
  8. Так что, если мы не очертим четкие границы понятия «лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК», мы рискуем не только нарушить права важного субъекта уголовного процесса, мы пренебрегаем положениями, составляющими принцип уголовного процесса (обеспечения обвиняемому, подозреваемому права на защиту), а равно лишаем уголовно-процессуальное доказывание важного доказательства — первого объяснения лица, которое в последующем может стать обвиняемым по делу. Пока же этого не сделал законодатель, любое лицо, которое может расценить производимое с его участием на стадии возбуждения уголовного дела процессуальное действие как осуществляемое в связи с наличием у органа предварительного расследования версии, согласно которой он мог быть причастен к совершению искомого общественно опасного деяния, является с позиции п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК лицом, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК. И ему следователь (дознаватель и др.) обязан разъяснить права и обязанности указанного субъекта уголовного процесса, обеспечить возможность осуществления им этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают интересы данного гражданина, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п. 4 ст. 5 УПК, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя и др.) в порядке, установленном главой 16 УПК.
  9. То лицо, которое мы здесь именуем «очевидец», можно было бы именовать и несколько иначе. Тем более что термин «очевидец» не используется законодателем при формулировании уголовно-процессуальных норм. Под очевидцем мы, по сути, подразумеваем то лицо, которое на стадии предварительного расследования наделено статусом свидетеля. Свидетель же в уголовном процессе это субъект, дающий показания на допросе (очной ставке и др.). На стадии возбуждения уголовного дела показания не даются, но могут быть получены объяснения. Поэтому очевидец это лицо, дающее на стадии возбуждения уголовного дела объяснение, не являющееся ни лицом, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке к.с., ни пострадавшим.
  10. А еще точнее, это не являющийся пострадавшим или же лицом, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, субъект, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие отношение к рассматриваемому заявлению (сообщению), которому уполномоченным на то должностным лицом (органом) хотя бы один раз задавались вопросы по поводу искомых обстоятельств в целях получения от него объяснений. Его бы можно было именовать лицом, дающим объяснение. Но так же как и термин «очевидец», понятие «лицо, дающее объяснение» небезупречно. Повторюсь, объяснения может давать и пострадавший, и лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении. Именно поэтому, а также для краткости наименования мы и выбрали термин «очевидец» для характеристики статуса лица, который на последующих стадиях уголовного процесса мог бы стать свидетелем.
  11. Осталось лишь добавить следующее. Один раз дав объяснение, очевидец соответствующим статусом обладает не только в ходе производства искомого процессуального действия. Он наделен всем комплексом прав и обязанностей очевидца до момента разрешения заявления (сообщения) о преступлении.
  12. Пользоваться услугами адвоката может не только «лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении», а равно иное заподозренное в совершении преступления лицо. Распространяя по аналогии на стадию возбуждения уголовного дела положения, закрепленные в ч. 1 ст. 45 и ч. 5 ст. 189 УПК, полагаем наличие данного права у пострадавшего, а в случае получения объяснения также у опрашиваемого следователем (дознавателем и др.) очевидца.
  13. За разглашение данных досудебного производства участник проверки сообщения о преступлении не может быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 310 УК, так как искомая статья закона предусматривает ответственность за разглашение данных предварительного расследования. А на стадии возбуждения уголовного дела предварительное расследование не осуществляется и, соответственно, не может быть данных предварительного расследования. Да и в ст. 161 УПК, которой предусмотрен порядок предупреждения о неразглашении указанных сведений, речь идет также о данных предварительного расследования, а не о сведениях, полученных в ходе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.
  14. В соответствии с требованиями ч. 1 к.с. в течение трех суток по заявлению (сообщению) о преступлении должно быть принято решение. Данное правило действует только тогда, когда уже в поводе к началу уголовного процесса содержатся достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления, то есть нет необходимости проводить его проверку продолжительное время.
  15. Если для установления наличия либо отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела (оснований отказа в возбуждении уголовного дела) необходимо провести более обстоятельную и, соответственно, более продолжительную проверку заявления (сообщения) о преступлении, следователь (руководитель следственной группы) или дознаватель возбуждает перед соответственно руководителем следственного органа (начальником органа дознания) ходатайство о продлении срока проверки.
  16. Дознаватель возбуждает ходатайство перед начальником органа дознания. По общему правилу следователь (руководитель следственной группы) продляет срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении у своего начальника — руководителя следственного органа.
  17. В некоторых учреждениях, в структуре которых имеются должностные лица, уполномоченные производить предварительное следствие, нет следственных отделов. Предварительное следствие осуществляется группой следователей или даже единственным следователем, когда в данном учреждении имеется всего один следователь. В такой ситуации полномочиями руководителя следственного органа обладает старший следователь (руководитель группы следователей) или следователь, который в учреждении является единственным органом предварительного следствия. Обладая комплексом прав и обязанностей руководителя следственного органа, такой следователь при наличии к тому фактических оснований вправе самостоятельно продлить срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении вплоть до 30 суток. Между тем рассматриваемое его решение должно найти письменное отражение в материалах данной конкретной предварительной проверки.
  18. Законодатель не требует ходатайство о продлении срока предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, а также принятое по нему решение оформлять в виде постановления. Однако в любом случае оно должно быть оформлено письменно, и содержание данного документа должно быть мотивировано.
  19. Проверка должна быть завершена либо возбуждением, либо отказом в возбуждении уголовного дела. Решение о передаче сообщения по подследственности (подведомственности) в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК не завершает течение срока стадии возбуждения уголовного дела и поэтому никак не влияет на течение (исчисление) срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении.
  20. Противоположную точку зрения высказал К.Б. Калиновский. Он считает, что «если сообщение о преступлении было передано по подследственности, то срок проверки исчисляется заново — с момента получения сообщения другим органом расследования» <781>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<781> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 378.

 

  1. С данным подходом трудно согласиться. Как правильно замечает А.Н. Шевчук, «законом не предусмотрена возможность исчисления рассматриваемых сроков заново (речь идет об исчислении срока предварительной проверки после получения переданного по подведомственности сообщения о преступлении. — Прим. авт.) при поступлении заявления в орган или должностному лицу по подведомственности… Однако получение таким порядком заявления может служить основанием для продления 3-дневного срока его рассмотрения» <782>.

———————————

<782> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 269.

 

  1. Правила исчисления указанного в ч. 3 к.с. 10 — или 30-суточного срока аналогичны вышеизложенным правилам исчисления трехсуточного срока.
  2. Если в течение 10 (30) суток собрать достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления, не представилось возможным, то есть у следователя (дознавателя и др.) отсутствуют основания для возбуждения уголовного дела, выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 148 УПК. Когда через некоторое время основания возбуждения уголовного дела появятся, законно вынесенное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела будет отменено и уголовное дело возбуждено.
  3. Закрепленный в ч. 4 к.с. институт выдачи заявителю документа о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия тесно связан с институтом регистрации заявлений (сообщений) о преступлении.
  4. Требование выдачи заявителю указанного документа ранее содержалось лишь в ведомственных нормативных актах и являлось дополнительной ведомственной гарантией соблюдения прав и законных интересов заявителя. В настоящее время ведомственные гарантии пополнились уголовно-процессуальным требованием. Соответственно, положения ч. 4 к.с. нельзя рассматривать в отрыве от правил приема и регистрации заявлений (сообщений) о преступлении.
  5. В органах внутренних дел порядок регистрации заявлений (сообщений) о преступлении урегулирован Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, в органах федеральной службы безопасности РФ — Инструкцией об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности и т.д.
  6. По общему правилу в органах внутренних дел приему, регистрации и разрешению подлежат:

1) заявления:

а) о преступлении — заявление о преступлении, подписанное заявителем; протокол принятия устного заявления о преступлении; заявление о явке с повинной; протокол явки с повинной; постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании; рапорт сотрудника органов внутренних дел об обнаружении признаков преступления; поручение прокурора (руководителя следственного органа) о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации; заявление потерпевшего или его законного представителя по уголовному делу частного обвинения; анонимное заявление, содержащее данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта;

б) об административном правонарушении — заявление гражданина, должностного и иного лица либо рапорт сотрудника органов внутренних дел, в котором содержатся сведения, указывающие на наличие события административного правонарушения;

в) о происшествии — заявление гражданина, должностного и иного лица либо рапорт сотрудника органов внутренних дел, в соответствии с которым требуется проведение проверочных действий с целью установления наличия или отсутствия признаков преступления либо повода для возбуждения дела об административном правонарушении (о событиях, угрожающих личной или общественной безопасности, в том числе о несчастных случаях, дорожно-транспортных происшествиях, авариях, катастрофах, чрезвычайных происшествиях, массовых беспорядках, массовых отравлениях людей, стихийных бедствиях);

2) сообщения:

а) о преступлении — сообщение гражданина, должностного и иного лица, изложенное в устной форме <783>, в котором содержится информация об обстоятельствах, указывающих на признаки совершенного или готовящегося преступления; анонимное сообщение, содержащее данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта;

———————————

<783> За исключением сообщений, подлежащих занесению в протокол принятия устного заявления о преступлении и протокол явки с повинной.

 

б) об административном правонарушении — сообщение, изложенное в устной форме, в котором содержатся сведения, указывающие на наличие события административного правонарушения;

в) о происшествии — изложенное в устной форме заявление гражданина, должностного и иного лица, которое требует проведения проверочных действий с целью установления наличия или отсутствия признаков преступления либо события административного правонарушения, а также сообщение о срабатывании охранно-пожарной и тревожной сигнализации на охраняемом подразделением вневедомственной охраны особо важном объекте, объекте повышенной опасности и жизнеобеспечения, объекте, подлежащем обязательной охране полицией (п. 16 Административного регламента МВД РФ предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях).

  1. Любое поступившее в территориальный орган внутренних дел указанного рода сообщение вне зависимости от места и времени совершения происшествия, о котором в нем говорится, а также полноты содержащихся в нем сведений и его формы должно быть незамедлительно внесено в Книгу учета заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях и происшествиях (КУСП). Ему присваивается собственный регистрационный номер.
  2. Сообщение о происшествии может поступать в орган внутренних дел любым способом (лично от заявителя, нарочным, по почте, по телефону, телеграфу, факсимильным или иным видом связи).
  3. Заявления о преступлении, поступившие в подразделение делопроизводства территориального органа МВД России по почте, по телеграфу, информационным системам общего пользования, факсимильной связью или иным видом связи, регистрируются по правилам делопроизводства и направляются руководителем территориального органа МВД России в дежурную часть территориального органа для незамедлительной регистрации.
  4. Сотрудникам подразделения делопроизводства запрещается принимать и учитывать заявления, которые доставлены в территориальный орган МВД России непосредственно заявителями.
  5. Вне пределов административных зданий территориальных органов МВД России или в административных зданиях территориальных органов МВД России, в которых дежурные части не предусмотрены, заявления (сообщения) о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии принимаются любым уполномоченным сотрудником органов внутренних дел.

Сотрудник, получивший заявление (сообщение) о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии, сообщает в дежурную часть территориального органа (по телефону, электронной почте, а также посредством иных доступных видов связи) информацию по существу принятого (полученного) заявления (сообщения) для незамедлительной регистрации в КУСП.

В случае если по объективным причинам у сотрудника, получившего заявление (сообщение) о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии, отсутствует возможность сообщить в дежурную часть территориального органа информацию по существу принятого (полученного) заявления (сообщения), соответствующие сообщение либо подлинник заявления (протокол принятия устного заявления и другие) передаются в дежурную часть территориального органа по прибытии сотрудника в территориальный орган МВД России. При этом указанный сотрудник обязан принять меры к незамедлительному доставлению сообщения либо подлинника заявления в территориальный орган МВД России.

  1. Сотрудник, получивший заявление (сообщение) о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии, должен проинформировать должностных лиц дежурной части:

— о дате и времени поступления заявления (сообщения);

— о фамилии, имени и отчестве заявителя;

— об адресе места жительства (пребывания), номере телефона заявителя;

— о форме фиксации заявления (сообщения) (письменное заявление, протокол явки с повинной и другие);

— о содержании заявления (сообщения);

  1. Заявление (протокол принятия устного заявления и другие) передается в дежурную часть территориального органа по прибытии сотрудника в территориальный орган МВД России.
  2. Сообщение, сделанное при производстве следственного действия о ранее незарегистрированном преступлении, заносится в протокол следственного действия и одновременно МВД РФ требует от своих подчиненных оформлять рапорт сотрудника органа внутренних дел либо протокол принятия устного заявления о преступлении.
  3. Сообщения о ДТП с пострадавшими (вне зависимости от степени тяжести причиненного вреда здоровью), если они требуют проверки для обнаружения возможных признаков преступления или административного правонарушения, поступившие непосредственно в подразделения Госавтоинспекции, а также информация о принятых по ним решениях и мерах реагирования незамедлительно передаются в дежурную часть соответствующего территориального органа (по телефону, электронной почте, а также посредством иных доступных видов связи).
  4. При поступлении непосредственно в подразделения вневедомственной охраны сообщений о срабатывании охранно-пожарной и тревожной сигнализации с особо важных объектов, объектов повышенной опасности и жизнеобеспечения, объектов, подлежащих обязательной охране полицией, они незамедлительно передаются в дежурную часть соответствующего территориального органа (по телефону, электронной почте, а также посредством иных доступных видов связи). Сообщения о срабатывании сигнализации на иных охраняемых объектах подлежат регистрации в КУСП, если в результате реагирования на сигнал «тревога» выявлены признаки преступления либо административного правонарушения.
  5. Анонимные заявления, поступившие по почте или информационным системам общего пользования, в которых содержатся сведения о признаках совершенного или готовящегося преступления, за исключением заявлений, содержащих данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта, без регистрации передаются в соответствующие подразделения территориального органа МВД России для возможного использования в установленном порядке в оперативно-розыскной деятельности.
  6. При поступлении сообщения о преступлении, об административном правонарушении по телефону доверия принявший их уполномоченный сотрудник фиксирует сведения в учетной форме <784>, оформляет их рапортом и передает в дежурную часть территориального органа для незамедлительной регистрации в КУСП, докладывает начальнику территориального органа МВД России.

———————————

<784> В журнале учета обращений по телефону доверия указываются: номер сообщения, сведения об абоненте (фамилия, имя, отчество), адрес и контактный телефон абонента, содержание информации, данные сотрудника, получившего сообщение, дата направления рапорта в дежурную часть, дата и номер регистрации в КУСП, результаты рассмотрения.

 

  1. При регистрации заявления о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии, поступившего в дежурную часть территориального органа, на лицевой стороне (на свободном от текста месте) документа, зарегистрированного в КУСП, в обязательном порядке проставляется штамп о регистрации. В оттиск штампа оперативный дежурный <785> вносит регистрационный номер записи в КУСП, дату регистрации, наименование территориального органа МВД России, свои инициалы, фамилию и заверяет указанные сведения своей подписью.

———————————

<785> Под оперативным дежурным в настоящем Административном регламенте понимаются: начальник дежурной части, начальник дежурной смены, помощник начальника отдела (отделения) — оперативный дежурный, помощник начальника дежурной части — оперативный дежурный, старший оперативный дежурный, оперативный дежурный, дежурный, помощник оперативного дежурного.

 

  1. Если заявление о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии поступило в территориальный орган МВД России при личном обращении заявителя, то одновременно с их регистрацией в КУСП в дежурной части территориального органа оперативный дежурный оформляет талон-уведомление и выдает его заявителю.
  2. Талон состоит из двух частей: талон-корешок и талон-уведомление. Обе части талона имеют одинаковый регистрационный номер.

В талоне-корешке указываются: сведения о заявителе; краткое содержание заявления о преступлении; об административном правонарушении и о происшествии; регистрационный номер по КУСП; подпись сотрудника, его принявшего; дата приема.

В талоне-уведомлении указываются: сведения о сотруднике, принявшем заявление о преступлении, об административном правонарушении и происшествии, регистрационный номер по КУСП, наименование территориального органа МВД России, адрес и служебный телефон, дата приема и подпись, инициалы и фамилия оперативного дежурного.

Заявитель расписывается за получение талона-уведомления на талоне-корешке, проставляет дату и время получения талона-уведомления.

  1. Талоны-корешки остаются в дежурной части территориального органа и используются при сверках полноты регистрации заявлений о преступлениях, об административных правонарушениях и о происшествиях, а также при рассмотрении жалоб заявителей на действия сотрудников органов внутренних дел.
  2. При поступлении заявления о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии не непосредственно от заявителя, а по почте, телеграфу, информационным системам общего пользования, факсимильным или иным видам связи, от сотрудника органа внутренних дел, а также при поступлении сообщения о преступлении, об административном правонарушении и о происшествии по телефону талон-уведомление не оформляется.
  3. Персональная ответственность за нарушение правил ведения КУСП и талонов-уведомлений, неполноту регистрации поступившей информации о преступлениях, об административных правонарушениях и о происшествиях возлагается на сотрудников дежурных частей и начальника территориального органа МВД России.
  4. Может случиться ситуация, когда заявитель обратился с заявлением о преступлении в один день, а документ о принятии сообщения о преступлении ему выдают на следующий день или даже через несколько дней. В этом случае заявитель не только в порядке, установленном ст. ст. 124 и 125 УПК, вправе обжаловать данное незаконное действие (бездействие) лица, принимавшего заявление о преступлении, но и настаивать на отражении в талоне-уведомлении и талоне-корешке истинного времени и даты принятия у него заявления о преступлении.
  5. Время и дата принятия заявления о преступлении — это время и дата, когда к компетентному на принятие сообщения о преступлении лицу (органу) обратился гражданин с заявлением о преступлении.
  6. В комментарии к ст. 144 УПК Л.Н. Масленникова указывает на то, что ч. 4 данной статьи предусматривает обязанность выдачи заявителю документа с указанием данных о должностном лице, отказавшем в приеме заявления о преступлении, а также о дате и времени отказа в приеме <786>. Данное утверждение не соответствует содержанию к.с. и в некоторой степени абсурдно.

———————————

<786> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 302.

 

  1. Она сама абзацем ниже говорит о том, что «отказ в приеме сообщения о преступлении выступает как бездействие» <787>. О какой же дате, а тем более времени этого бездействия можно говорить, если, допустим, заявитель несколько дней не мог добиться того, чтобы его заявление о преступлении компетентным на то должностным лицом было принято?

———————————

<787> Там же.

 

  1. Как уже отмечалось выше, в ч. 4 к.с. говорится лишь о необходимости выдачи заявителю документа о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия. Здесь ничего не сказано о праве заявителя, которому отказано в принятии заявления о преступлении, на получение соответствующего документа.
  2. Сама идея, высказанная Л.Н. Масленниковой, понятна и, бесспорно, заслуживала бы внимания, если была бы высказана в несколько иной редакции (когда б Л.Н. Масленникова говорила о необходимости совершенствования закона), и в научной статье (монографии), а не в комментарии.
  3. Изложение же данной идеи в форме, противоречащей требованиям закона, как уже состоявшейся уголовно-процессуальная нормы может привести несведущего правоприменителя-заявителя к никому не нужному конфликту с должностным лицом, законно отказывающим ему в принятии заявления. Заявитель будет ссылаться на комментарий Л.Н. Масленниковой и требовать представления ему соответствующего документа. А следователь (дознаватель и др.), действуя в соответствии с требованиями закона, не будет представлять ему такого документа.
  4. Правом получить документ, подтверждающий факт принятия сообщения о преступлении, наделен заявитель. Содержание данного понятия законодатель не разъясняет. Наверное, поэтому К.Б. Калиновский к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной <788>. Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому, представляется более последовательным использование понятия «заявитель» к пострадавшему (очевидцу и т.п.), от которого поступило заявление о преступлении, и, соответственно, неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк.

 

<788> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. 2003. С. 379.

 

  1. Правом получить документ, подтверждающий факт принятия заявления о преступлении, обладает любой заявитель — как тот, который обратился к следователю (дознавателю и др.) непосредственно, так и отправивший заявление о преступлении по почте, нарочным и т.п.
  2. Между тем талон-уведомление заявителю выдается при его посещении органа предварительного расследования и не может быть направлен ему по почте. Данное правило действует в связи с тем, что согласно ведомственным нормативным актам заявитель должен расписаться на талоне-корешке и проставить на нем время и дату получения им талона-уведомления.
  3. В ч. 5 к.с. не указано лицо, уполномоченное обжаловать отказ в приеме заявления (сообщения) о преступлении. Исходя из содержания ст. ст. 123 и 125 УПК таковыми являются заявитель, его защитник <789>, законный представитель или представитель, а также иные лица, если отказ в приеме заявления (сообщения) о преступлении затрагивает их интересы.

———————————

<789> Защитник у заявителя может быть, к примеру, в том случае, если о преступлении заявляет обвиняемый (подозреваемый) по другому уголовному делу.

 

  1. Обжалована может быть любая форма отказа в приеме заявления (сообщения) о преступлении: «Когда ответа на заявление нет вообще или получен отрицательный ответ на требование зафиксировать факт обращения» <790>. Обжалованы могут быть и невыдача или отказ в выдаче заявителю документа, подтверждающего принятие его заявления о преступлении.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<790> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юстицинформ, 2003. С. 323 — 324.

 

  1. Согласно ч. 6 к.с. заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения рассматривается судьей в соответствии со ст. 318 УПК. Содержание данного правового положения может быть уяснено только в совокупности с требованиями ст. ст. 20, 141, 150, 151, 434 УПК.
  2. В ст. 318 УПК закреплена одна из форм (пусть даже и основная, но все же одна из нескольких предусмотренных законом форм) возбуждения уголовного дела частного обвинения. Согласно ч. ч. 1 — 3 ст. 318 УПК уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем, а в случае смерти потерпевшего — его близким родственником.
  3. Уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено и следователем (дознавателем и др.). Последний обладает указанным правом по крайней мере в тех случаях, когда потерпевшему не известны данные о лице, совершившем преступление, а также когда пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
  4. В последней из приведенных ситуаций уголовное дело частного обвинения может быть возбуждено руководителем следственного органа, следователем (а значит, и руководителем следственной группы), а равно с согласия прокурора дознавателем (начальником подразделения дознания).
  5. В указанных выше случаях следователь (дознаватель и др.) уполномочен не только принимать решение о возбуждении (отказе в возбуждении) уголовного дела. Ему предоставлено право (на него возложена обязанность) производить предварительную проверку по поступившим к нему подобного рода заявлениям <791>.

———————————

<791> На то, что дознаватель, орган дознания, следователь и прокурор должны принимать и проверять сообщения о любом преступлении, указывают и другие авторы. См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 268; и др.

 

  1. Предусмотренное УПК полномочие мирового судьи возбуждать уголовные дела частного обвинения, по существу, означает лишь его право и обязанность принять к своему рассмотрению оформленное должным образом заявление потерпевшего. Реализация судом указанного полномочия сама по себе не связана с функцией обвинения, которую при рассмотрении дел данной категории осуществляет потерпевший. Заявление потерпевшего не только признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения (если данное преступление не было совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами), но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование, вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании <792>.

———————————

<792> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 1999 г. N 11-О «По запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР» // Собр. законодательства РФ. 1999. N 12. Ст. 1488.

 

  1. Подробный анализ содержания к.с. позволяет сформулировать большинство черт, отличающих стадию возбуждения уголовного дела от других стадий уголовного процесса.
  2. Как известно, стадии уголовного процесса (в том числе и стадия возбуждения уголовного дела) отличаются друг от друга:

— непосредственными задачами;

— средствами достижения таковых;

— специфическим кругом субъектов, принимающих участие в осуществляемой на данной стадии уголовно-процессуальной деятельности;

— порядком выполнения процессуальных действий;

— итоговым процессуальным решением.

  1. Четыре из пяти критериев стадии закреплены в к.с.
  2. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 1, 20, 23, 25, 39, 41, 49, 58, 75, 89, 125, 140, 141, 143, 148, 151, 188, 318, 321 УПК <793>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<793> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Порядок рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлении. Комментарий к ст. 144 УПК. М., 2002; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code