Глава 19. ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ДОСУДЕБНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Раздел VII. ВОЗБУЖДЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Статья 140 УПК РФ. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

 

Комментарий к статье 140

 

  1. Уголовный процесс, а вместе с ним и деятельность, осуществляемая на первоначальной стадии уголовного процесса — стадии возбуждения уголовного дела, возникают лишь при наличии к тому повода и основания — повода и основания для начала уголовного процесса.
  2. В к.с. закреплен исчерпывающий перечень поводов для возбуждения уголовного дела. Здесь же говорится о фактических основаниях для возбуждения уголовного дела. «Для возбуждения уголовного дела», то есть для принятия решения (решения о возбуждении уголовного дела), которым завершается, а не начинается одноименная стадия. В анализируемой статье приведены наименование поводов и общая характеристика фактических оснований, но не для начала уголовного процесса, а для окончания первоначальной его стадии.
  3. В к.с. даже не упоминается о поводе и основании для начала уголовного процесса. Тем не менее именно ее содержание позволяет нам определиться с понятиеобразующими признаками всех названных уголовно-процессуальных институтов.
  4. Иначе говоря, всесторонне и полнообъемно уяснить содержание к.с. можно, лишь досконально разобравшись с каждым из понятий, признаки которых закреплены в рассматриваемой норме права. Речь идет о понятиях:

— повод для начала уголовного процесса;

— повод для возбуждения уголовного дела;

— фактическое основание для начала уголовного процесса;

— фактическое основание для возбуждения уголовного дела.

  1. В комментариях к ст. 140 УПК других авторов не уделяется должного внимания общим понятиеобразующим признакам каждого из названных явлений. Л.Н. Масленникова, например, отсылает правоприменителя к комментарию п. 43 ст. 5 УПК, хотя в нем вообще отсутствуют какие-либо разъяснения <658>. В других комментариях к ст. 140 УПК приводится характеристика не поводов и оснований для возбуждения уголовного дела, а содержание первоначальной стадии уголовного процесса, этапов, ее составляющих <659>. В редких случаях дается лишь определение понятиям повода и основания <660>.

———————————

<658> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юристъ, 2002. С. 81, 297.

<659> См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 263; и др.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — ТК Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

 

<660> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ТК Велби. С. 208.

 

  1. Уже только поэтому в разъяснениях к к.с. необходим подробный анализ каждого из вышеназванных понятий в отдельности. Начнем с повода для возбуждения уголовного дела.
  2. Анализ формулировок, использованных законодателем в ч. 1 к.с., с учетом содержания ст. ст. 21, 39, 40, 146, 163 УПК, позволяет заключить, что в самом общем виде повод для возбуждения уголовного дела — это первый источник осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава какого-либо преступления.
  3. Другие авторы комментариев к ст. 140 УПК иногда под поводами для возбуждения уголовного дела понимают совершенно иные явления. Так, А.Н. Шевчук к ним относит «сообщение о преступлении, содержащееся в заявлении о преступлении, явке с повинной или в ином источнике» <661>. Нетрудно заметить, что указанным определением автор ставит знак равенства как минимум между формой определенного рода юридического факта и содержанием другого юридического факта, то есть между поводом для возбуждения уголовного дела и основанием для начала уголовного процесса.

———————————

<661> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 263; и др.

 

  1. Принято считать, что поводы для начала уголовного процесса ничем не отличаются от поводов для возбуждения уголовного дела. Это в принципе правильное суждение все же требует некоторых дополнительных разъяснений. Действительно, приведенный в к.с. перечень источников осведомленности о специфического рода деянии (последствиях такового) ограничивает круг возможных поводов как для возбуждения уголовного дела, так и для начала уголовного процесса.
  2. Между тем почти невозможно игнорировать существующие взаимосвязи формы и содержания явления. В нашем случае повод — это форма, а основание — это содержание явления, именуемого «юридический факт». В одном случае юридический факт, порождающий начало уголовного процесса, в другом — возбуждение уголовного дела.
  3. Фактическое основание накладывает свою специфику на повод, вернее, на содержание изложенной в нем информации. То, что достаточно для начала уголовного процесса, зачастую не может быть достаточным для принятия решения о возбуждении уголовного дела.
  4. По внешним (формальным, а не содержательным) характеристикам повод для начала уголовного процесса и повод для возбуждения уголовного дела — это одно и то же. Более того, в ряде случаев на момент начала уголовного процесса в поводе к началу уголовного процесса сразу содержатся основания для возбуждения уголовного дела (а значит, и основания для начала уголовного процесса). Бесспорно, что в такой ситуации повод для возбуждения уголовного дела одновременно является и поводом для начала уголовного процесса. Или, наоборот, повод для начала уголовного процесса одновременно служит поводом для возбуждения уголовного дела.
  5. Во вводной части постановления о возбуждении уголовного дела законодатель хочет видеть сведения именно о поводе для начала уголовного процесса, то есть от кого, когда поступило сообщение о преступлении. То обстоятельство, что указанная информация согласно закону должна отражаться в постановлении о возбуждении уголовного дела, сама за себя говорит о том, что законодатель не видит принципиальной разницы между этими двумя понятиями.
  6. Таким образом, можно сделать вывод, что в ч. 1 к.с. приведен исчерпывающий перечень поводов не только для возбуждения уголовного дела, но и для начала уголовного процесса. Общие же требования к большинству из поводов закреплены в ст. ст. 141 — 143 УПК.
  7. Некоторые ученые считают, что для начала уголовного процесса достаточно одного повода (без основания). Так, В.Н. Григорьев пишет, что начало возбуждению уголовного дела как первому этапу уголовного процесса «кладет появление повода для возбуждения уголовного дела» <662>, что поводы для возбуждения уголовного дела «порождают уголовно-процессуальные правоотношения» <663>. Можно ли признать безупречной такую позицию? Думается, нет. Заявление, поступившее в орган предварительного расследования, может вообще не иметь ничего общего ни с преступлением, ни даже с каким-либо иным общественно опасным деянием (общественно опасными последствиями). В нем упоминание о признаках преступления может просто отсутствовать. Заявление также может быть о преступлении, исключительным поводом для возбуждения уголовного дела по которому являются определенного рода материалы (ч. ч. 1.1 и 1.2 к.с.).

———————————

<662> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 309.

<663> Там же. С. 312.

 

  1. Такой повод (например, заявление о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК) не должен иметь следствием начало уголовного процесса. На практике между тем пусть даже и редко, но все же имели место случаи производства предварительной проверки, а также вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и по таким «происшествиям». Автору встречались материалы с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, собранные в связи с горением мусора в урне, или поступлением в орган внутренних дел заявления о беспокойствах жителей многоквартирного дома, вызванных тараканами.
  2. Позиция процессуалистов, полагающих возможным осуществление уголовно-процессуальной деятельности в связи с поступлением в компетентный орган повода (без основания), может привести на практике к нарушению законности или же к пустой трате времени — к осуществляемой в порядке ст. 144 УПК предварительной проверке заявлений (сообщений), в которых о преступлении даже не упоминалось.
  3. Уголовный процесс начинается при наличии предусмотренного законом повода и основания для начала уголовного процесса. Недаром бывший заместитель начальника Главного управления МВД РФ <664> Т.Н. Москалькова отмечала, что «поводы к возбуждению уголовного дела должны содержать информацию о наличии данных, указывающих на признаки преступления. Только в этом случае они могут служить основанием к проверке». Под проверкой профессор Т.Н. Москалькова подразумевает проверку, о которой идет речь в ст. 144 УПК. А это значит, что на момент возникновения уголовно-процессуальных правоотношений она считает необходимым наличие не только повода, но и оснований для начала уголовного процесса <665>.

———————————

<664> Наверное, в источник (см.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 2), из которого взята информация о должности автора, закралась опечатка. Скорее всего, автор является заместителем начальника Главного правового управления МВД России.

<665> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 292.

 

  1. Без повода и основания не может быть возбуждено и уголовное дело. Постановление о возбуждении уголовного дела выносится, когда следователь (дознаватель и др.) располагают одним из предусмотренных к.с. поводов и фактическим основанием для возбуждения уголовного дела. Данное правило действует при соблюдении предусмотренных УПК условий, касающихся отсутствия фактических оснований отказа в возбуждении уголовного дела, и др.
  2. В литературе высказано мнение о возможности наличия нескольких поводов для возбуждения уголовного дела одновременно <666>. Действительно, в одном и том же материале предварительной проверки могут присутствовать, к примеру, и заявление о преступлении, и явка с повинной. Между тем в каждом материале проверки (уголовном деле) есть лишь один повод для возбуждения уголовного дела. Это тот источник сведений об уголовно-процессуально значимых признаках преступления, который первым поступил в распоряжение компетентного возбудить уголовное дело органа (должностного лица). Именно он должен быть отражен в вводной части постановления о возбуждении уголовного дела. Недаром повод для возбуждения уголовного дела ученые называют «первым моментом», «побудительным началом» уголовно-процессуальной деятельности <667>.

———————————

<666> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. С. 263; и др.

<667> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 310.

 

  1. Все остальные документы, даже если они оформлены с соблюдением правил, предусмотренных ст. ст. 140 — 143 УПК, ни поводами для возбуждения уголовного дела, ни тем более поводами для начала уголовного процесса в данном, конкретно взятом уголовном процессе (уголовном деле) признаны быть не могут. Повод всегда один, потому что когда имеется два источника осведомленности о происшествии, какой-то из них будет вторым.
  2. Законом урегулирован порядок приема поводов для возбуждения уголовного дела (поводов для начала уголовного процесса), о которых идет речь в п. п. 1 — 3 ч. 1 к.с. Он будет подробно разъяснен в комментариях к ст. ст. 141 — 143 УПК. В то же время законодатель лишь объявляет наличие трех других поводов — предусмотренных п. 4 ч. 1, ч. ч. 1.1 и 1.2 к.с. Между тем они довольно специфичны и требуют дополнительных пояснений.
  3. Внесением в ч. 1 к.с. пункта 4 законодатель нарушил логическое правило соразмерности деления. По крайней мере при существующей редакции пункта 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК пункт 4 ч. 1 к.с. является «лишним членом деления» всех поводов для возбуждения уголовного дела на отдельные разновидности соответствующих источников информации.
  4. Но не только данную логическую ошибку допустил законодатель. Согласно логическим правилам деления члены деления должны исключать друг друга. В нашей же ситуации деление, результаты которого мы видим в действующей редакции ч. 1 к.с., нарушает это правило.
  5. Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании не является заявлением о преступлении и явкой с повинной, таким образом, уже исходя из редакции ст. 143 УПК, оно является разновидностью «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников чем указанные в статьях 141 и 142 УПК». А сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников как самостоятельный повод для возбуждения уголовного дела предусмотрено п. 3 ч. 1 к.с.
  6. В то же время нам известно, что данная неточность законодателя вынудила МВД РФ отнести и постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, и поручение прокурора (руководителя следственного органа) о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, и даже рапорт сотрудника органов внутренних дел об обнаружении признаков преступления, к числу «заявлений о преступлении» (п. 16.1.1 Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях). Но такой подход еще в большей степени не отвечает той классификации поводов для возбуждения уголовного дела, которая сформулирована законодателем и закреплена в ч. 1 к.с. Он совершенно не соответствует таковой.
  7. Он не снимает вопроса: если законодатель выделил в качестве самостоятельного повода для возбуждения уголовного дела постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, почему он не сделал того же с поручением прокурора о проведении проверки по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации? Чем же друг от друга данные документы так уж принципиально отличаются, что искомое постановление нельзя считать разновидностью сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК), а поручение можно? Да ничем.
  8. Вряд ли кто-то сможет найти логически последовательное обоснование противоположной точки зрения. Как бы не именовался направленный прокурором следователю (дознавателю и др.) документ, в котором содержатся сведения о признаках объективной стороны состава преступления, при существующей редакции п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК он является разновидностью повода для возбуждения уголовного дела, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК. А постановление прокурора о направлении материалов для решения вопроса об уголовном преследовании в настоящее время одновременно является еще и повода для возбуждения уголовного дела, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК.
  9. Следующий вопрос, который требует ответа: необходимо ли составлять рапорт об обнаружении признаков преступления при принятии сообщения о преступлении, предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК (постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства)? Статья 143 УПК гласит: «Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, чем указанные в статьях 141 и 142 настоящего Кодекса, принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления». Ее редакция осталась неизменной. Поэтому ответ на поставленный вопрос однозначен — в ходе принятия следователем (руководителем следственного органа, руководителем либо членом следственной группы, следователем-криминалистом) постановления прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления.
  10. Но кто и когда его обязан оформлять? Возможно мнение — следователь (руководитель следственного органа, руководитель либо член следственной группы, следователь-криминалист), к которому поступило постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании. Согласны, что именно по этому пути могла бы пойти практика. Но вот последовательна ли она исходя из того что уголовного процесса не должно быть до его начала? Попробуем обосновать позицию, которая, по нашему мнению, позволила бы сгладить выявленные нами острые углы действующего уголовно-процессуального и в том числе ведомственного института принятия заявлений (сообщений) о преступлении. Она тесно связана с ответом на вопрос, кто в ситуации поступления сообщения о преступлении прокурору должен оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления.
  11. В соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК прокурор сам осуществляет уголовное преследование. Это его обязанность, обусловленная в том числе принципом публичности российского уголовного процесса. Поэтому закономерен вопрос, не является ли нарушением данного принципа направление прокурором в орган предварительного расследования материалов для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных им нарушений федерального законодательства без предварительного оформления рапорта об обнаружении признаков преступления.
  12. Что же, собирание таких материалов осуществляется вне уголовного процесса? Тогда к какому виду деятельности следует отнести предусмотренное ч. 2 ст. 144 УПК требование прокурора о передаче документов и материалов и, более того, поручение органу дознания осуществить проверку распространенного в средствах массовой информации сообщения о преступлении? Что здесь является поводом для возбуждения уголовного дела и что должно оформляться рапортом: сообщение, распространенное в средствах массовой информации, или же поручение прокурора, которое, впрочем, может быть оформлено и в виде постановления о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании?
  13. Если первое, то по поводу получения прокурором сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст. ст. 141 и 142 УПК, и должен составляться рапорт об обнаружении признаков преступления. Причем это и есть повод начала уголовного процесса. Соответственно, его оформление должно предшествовать не только поручению (постановлению о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), но и направлению редакции (главному редактору) средства массовой информации требования о передаче документов (материалов и др.). Нельзя реализовывать уголовно-процессуальные права, в том числе давать уголовно-процессуальное поручение до того как начался сам уголовный процесс, до того как у компетентного начинать уголовный процесс органа (должностного лица) появился соответствующий повод.
  14. Зачем нужно это уточнение? Да затем, что, предоставив прокурору право поручать органу дознания проверку сообщения о преступлении, распространенного в средствах массовой информации (выносить постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании), законодатель тем самым наделил самого прокурора возможностью начинать уголовно-процессуальные отношения, а значит, и правом оформлять соответствующий повод, если не сказать (учитывая принцип публичности российского уголовного процесса) возложил на него соответствующую обязанность.
  15. До начала уголовного процесса нет участников уголовного процесса, то есть, по сути, нет органа предварительного расследования и прокурора как субъектов, наделенных уголовно-процессуальными правами (обязанностями), а тем более реализующих эти права (обязанности). В ситуации же, упомянутой в ч. 2 ст. 144 УПК, есть участники уголовно-процессуальной деятельности — прокурор, орган дознания, редакция, главный редактор средства массовой информации и др.
  16. Думается, приведенные аргументы указывают на наличие у прокурора не только права, но и обязанности, в случае поступления к нему сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, чем указанные в ст. ст. 141 и 142 УПК, оформлять рапорт об обнаружении признаков преступления, не дожидаясь, когда за него это сделает кто-то другой. И это всего-навсего одна из самых незначительных форм реализации предоставленного ему полномочия — осуществлять уголовное преследование.
  17. Повод для возбуждения уголовного дела должен быть закреплен в одном из документов, предусмотренных ст. ст. 141 — 143 УПК. Исходя из этой аксиомы в рассматриваемой ситуации должен быть составлен рапорт об обнаружении признаков преступления. Затем прокурор, при наличии к тому фактических оснований, такой рапорт обязан передать в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК по подследственности в орган предварительного расследования для осуществления предусмотренной ст. 144 УПК предварительной проверки сообщения о преступлении.
  18. Некоторые ведомственные нормативные акты требуют в такой ситуации регистрировать не рапорт об обнаружении признаков преступления, а само постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства. Соответствующее правило следует, к примеру, из приложения N 2 к Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации <668>. Но это уже не уголовно-процессуальное, а ведомственное требование.

———————————

<668> См.: Приказ Следственного комитета РФ от 11 октября 2012 года N 72 «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации» // Рос. газета. 2013. 6 марта.

 

  1. Теперь последовательно было бы приступить к разъяснению положений ч. 2 к.с. Исходя из буквального толкования данной нормы можно сделать вывод, что в ней говорится об основании для возбуждения уголовного дела. Между тем в ней речь идет лишь о фактических основаниях для возбуждения уголовного дела. Юридическим основанием для возбуждения уголовного дела признается должным образом оформленное постановление о возбуждении уголовного дела. Характеристике данного процессуального документа посвящена ст. 146 УПК. Для начала уголовного процесса юридического основания законом не предусмотрено.
  2. Если поводы к началу и окончанию стадии возбуждения уголовного дела — это равнообъемные понятия, то фактическое основание для возбуждения уголовного дела обычно не может быть таким же, как фактическое основание для начала уголовного процесса.
  3. В ч. 2 к.с. дословно отмечено, что «основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Помимо необходимости разграничения фактического основания для возбуждения уголовного дела и фактического основания для начала уголовного процесса, вышеприведенная формулировка порождает еще два вопроса: о каких признаках идет речь в данной части статьи и что значит «достаточные данные»? Начнем с ответа на вопрос, что представляет собой понятие «признаки преступления» в том значении, которое использовано законодателем при формулировании к.с.?
  4. Признаки преступления — это уголовно-правовое понятие, используемое в двух значениях: понятиеобразующие признаки преступления и признаки состава преступления. Чаще всего, говоря о признаках преступления применительно к характеристике фактических оснований для возбуждения уголовного дела, процессуалисты употребляют понятие «признаки состава преступления». Но последовательно ли использование данного термина без каких-либо дополнительных уточнений для характеристики фактических оснований возбуждения уголовного дела? Думается, что нет, по двум причинам. Во-первых, говоря вообще о признаках состава преступления, процессуалисты заставляют правоприменителя думать, что возбуждение уголовного дела возможно только при наличии такового (наличии всех признаков состава преступления <669>). Во-вторых, отсутствие конкретизации, о каких признаках состава преступления идет речь, приводит к абсурдному по своей сути выводу, что достаточные данные о любых признаках состава преступления есть фактическое основание для возбуждения уголовного дела.

———————————

<669> То, что уголовное дело возбуждается лишь при установлении наличия всех элементов состава преступления, — давнее заблуждение некоторых процессуалистов. См., к примеру: Сергеев К.А. Планирование расследования / К.А. Сергеев, Л.А. Соя-Серко, Н.А. Якубович. М., 1975. С. 60.

 

  1. Как известно, признаки состава преступления подразделяются на четыре вида (по элементам состава преступления): признаки субъекта, субъективной стороны, объекта и объективной стороны. Причем выявление признаков как минимум субъекта и субъективной стороны без выявления признаков объективной стороны состава преступления ни при каких обстоятельствах само по себе не может быть признано основанием для возбуждения уголовного дела. Иначе положения ч. 2 ст. 21 УПК, закрепляющие предъявляемое к следователю (дознавателю и др.) требование в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, можно будет интерпретировать как необходимость принятия вышеуказанных мер в каждом случае обнаружения, что лицо достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности.
  2. На то, что «для возбуждения уголовного дела не обязательно наличие данных о том, кто совершил преступление, — они могут отсутствовать полностью», обращают внимание и другие ученые <670>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<670> См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 176; и др.

 

  1. Ни признаки субъекта, ни признаки субъективной стороны состава преступления в отрыве от признаков объективной стороны состава преступления не имеют никакого значения для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  2. Ни в коем случае нельзя ставить знак равенства между фактическим основанием для возбуждения уголовного дела и наличием достаточных данных обо всех признаках состава преступления.
  3. В ряде случаев такое толкование ч. 2 ст. 140 УПК <671> может привести к негативным последствиям, когда средствами стадии возбуждения уголовного дела без принятия решения о возбуждении уголовного дела будут решаться задачи стадии предварительного расследования — установление всех обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК.

———————————

<671> А ранее ее аналога — ч. 1 ст. 108 УПК.

 

  1. В стадии возбуждения уголовного дела, как правило, отсутствует исчерпывающая информация обо всех признаках состава преступления. Например, зачастую бывает неизвестно лицо, совершившее преступление, не выяснена субъективная сторона состава преступления и т.п. Если признать фактическим основанием для возбуждения уголовного дела состав преступления, то незаконным станет каждый случай возбуждения уголовного дела по нераскрытому преступлению. Ведь пока не установлено, кто совершил преступление — нет субъекта, обязательного признака любого состава преступления. Вполне может оказаться, что общественно опасное деяние совершил невменяемый или лицо, не достигшее 14 лет (16 лет), и т.п.
  2. Задача установления субъекта и субъективной стороны состава преступления стоит перед следующей за возбуждением уголовного дела стадией — стадией предварительного расследования. Только после производства следственных действий допустимо говорить о какой-либо степени доказанности вины лица в совершении преступления. Устанавливать лицо, совершившее преступление, средствами предварительной проверки заявлений, сообщений о преступлении недопустимо.
  3. Соответственно, можно сделать вывод, что в ч. 2 ст. 140 УПК под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются имеющиеся в распоряжении компетентного органа достаточные данные, указывающие на процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления. Такой позиции, касаясь оснований для возбуждения уголовного дела, придерживается большинство процессуалистов <672>.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<672> См., например: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 176 — 177; и др.

 

  1. Между тем необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что речь идет не обо всех признаках объективной стороны состава преступления. Иначе говоря, достаточные данные о признаках объективной стороны состава преступления не всегда являются фактическими основаниями возбуждения уголовного дела.
  2. Исходя из структуры объективной стороны состава преступления можно говорить о признаках, характеризующих причины, последствия, место, время и т.д. совершенного преступления. Но только две первые группы, то есть наличие у органов предварительного расследования сведений о признаках общественно опасного деяния и признаках общественно опасных последствий его совершения, могут влиять на возникновение того или иного анализируемого нами уголовно-процессуального правоотношения.
  3. Таким образом, в уголовно-правовом смысле понятие «признаки преступления» включает все признаки состава преступления, а в уголовно-процессуальном смысле, в смысле, который использован в ч. 2 к.с., — только признаки общественно опасного деяния и наступивших общественно опасных последствий. Однако и признак деяния, и признак последствия преступления не при любых обстоятельствах, да и не каждый играет одинаково важную роль в решении вопросов о начале уголовного процесса и тем более о возбуждении уголовного дела.
  4. Наличие одних из них, к примеру:

— смерть человека;

— смерть двух или более лиц;

— массовое уничтожение животного мира;

— иные тяжкие последствия

вне зависимости от одновременного обнаружения других признаков уже само по себе предопределяет вступление компетентного органа, обладающего сведениями о нем, в уголовно-процессуальные отношения. Достаточные данные о наличии таковых к тому же — фактическое основание возбуждения уголовного дела. На данную сложившуюся сорокалетнюю практику деятельности органов предварительного расследования обращают внимание и другие авторы комментариев к ст. 140 УПК. К примеру, Б.Т. Безлепкин отмечает, что «на практике по каждому случаю крупного происшествия (пожар, повлекший гибель людей, крушение на железной дороге, водном или воздушном транспорте и т.п.) немедленно возбуждается уголовное дело» <673>. Речь здесь идет о так называемых существенных уголовно-процессуально значимых признаках объективной стороны состава преступления.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<673> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: ТК Велби. С. 208.

 

  1. Другие — несущественные — уголовно-процессуально значимые признаки (деяния и последствий) являются подобного рода фактическими основаниями только при их бесспорной доказанности и в определенном сочетании друг с другом. Несущественными обычно являются признаки последствий, которые не могут быть признаны преступными без установления определенных признаков деяния. И, наоборот, почти никогда достаточные данные о признаках деяния (при предполагаемом материальном составе преступления) не могут быть фактическим основанием для возбуждения уголовного дела без сочетания с признаками предусмотренных уголовным законом последствий. Примерами несущественных уголовно-процессуальных признаков преступления могут служить:

— причинение минимально значимого для наступления уголовной ответственности ущерба <674>;

———————————

<674> Этого признака нет только тогда, когда без сомнения размер ущерба, его мизерный характер сам за себя говорит об отсутствии в деянии соответствующего признака преступления.

 

— причинение вреда здоровью людей;

— нарушение правил дорожного движения и др.

  1. Дать исчерпывающий перечень существенных и несущественных признаков объективной стороны состава преступления невозможно. Тем не менее можно предложить правило, которое в любой ситуации позволит правоприменителю выяснить, о каком (существенном или несущественном) признаке идет речь. Существенный признак таковым является бесспорно. Существуют и бесспорно несущественные признаки. Когда же при характеристике признака возникают сложности по поводу отнесения его к той или иной группе, его следует считать несущественным.
  2. В зависимости от характера повода к началу уголовно-процессуальной деятельности и обстоятельств происшествия возможна различная степень вероятности наличия либо отсутствия в распоряжении компетентного органа признаков общественно опасного деяния или общественно опасного последствия (существенных и несущественных признаков). Так, к примеру, заявление гражданина о совершенной у него краже может и не подтвердиться. В то время как письменное сообщение в орган внутренних дел с приложенным к нему актом судебно-медицинского освидетельствования трупа, закрепившим факт насильственной смерти, в любом случае предполагает бесспорное наличие признаков общественно опасных последствий.
  3. Соответственно, по степени установленности (доказанности) отраженные в поводе уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления можно подразделить на:

1) бесспорно (достоверно) имевшие место;

2) вероятно имевшие место.

  1. Следует также отметить, что уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления в поводе могут вообще отсутствовать — бесспорно отсутствовать. Вероятное их отсутствие предполагает также вероятное наличие признаков и поэтому не требует специального рассмотрения.
  2. В зависимости от того, данными о наличии (отсутствии) каких признаков преступления располагает орган предварительного расследования — существенных или несущественных, точно или вероятно установленных, и в каком объеме, складывается та или иная типичная ситуация. Для каждой из таковых законным будет принятие только одного, строго определенного процессуального решения: приступить к предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении, возбудить уголовное дело, отказать в возбуждении уголовного дела или же вообще не начинать уголовного процесса.
  3. Закономерные связи между определенным набором уголовно-процессуально значимых признаков преступлений и наличием или отсутствием фактического основания для начала уголовного процесса либо для возбуждения уголовного дела лучше всего демонстрируется нижеприводимой таблицей.

 

N Признаки преступления Фактические основания процессуальных решений
1 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Бесспорное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
2 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Бесспорное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
3 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
4 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
5 Бесспорное наличие существенного признака деяния — Бесспорное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
6 Бесспорное наличие существенного признака деяния — Вероятное наличие существенного признака последствий Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
7 Бесспорное наличие существенного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
8 Бесспорное наличие несущественного признака последствий — Бесспорное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для возбуждения уголовного дела
9 Бесспорное наличие существенного признака деяния — Отсутствие существенного признака последствий Для формального состава преступления — фактическое основание для возбуждения уголовного дела, для материального — фактическое основание для начала уголовного процесса
10 Бесспорное наличие существенного признака деяния — Отсутствие несущественного признака последствий Для формального состава преступления — фактическое основание для возбуждения уголовного дела, для материального — фактическое основание для начала уголовного процесса
11 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Отсутствие существенного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
12 Бесспорное наличие существенного признака последствий — Отсутствие несущественного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
13 Бесспорное наличие несущественного признака последствий — Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
14 Бесспорное наличие несущественного признака последствий — Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
15 Бесспорное наличие несущественного признака деяния — Вероятное наличие существенного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
16 Бесспорное наличие несущественного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
17 Вероятное наличие существенного признака последствий — Вероятное наличие существенного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
18 Вероятное наличие существенного признака последствий — Вероятное наличие несущественного признака деяния Фактическое основание для начала уголовного процесса
19 Вероятное наличие существенного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
20 Вероятное наличие существенного признака деяния — Отсутствие существенного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
21 Вероятное наличие существенного признака деяния — Отсутствие несущественного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
22 Вероятное наличие несущественного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Фактическое основание для начала уголовного процесса
23 Отсутствие существенного признака деяния — Бесспорное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
24 Отсутствие существенного признака деяния — Вероятное наличие существенного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
25 Отсутствие существенного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
26 Отсутствие существенного признака деяния — Отсутствие существенного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
27 Отсутствие несущественного признака деяния — Бесспорное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
28 Отсутствие несущественного признака деяния — Вероятное наличие существенного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
39 Отсутствие несущественного признака деяния — Вероятное наличие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
30 Отсутствие несущественного признака деяния — Отсутствие существенного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
31 Отсутствие несущественного признака деяния — Отсутствие несущественного признака последствий Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
32 Отсутствие существенного признака последствий — Бесспорное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
33 Отсутствие существенного признака последствий — Вероятное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
34 Отсутствие несущественного признака последствий — Бесспорное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
35 Отсутствие несущественного признака последствий — Вероятное наличие несущественного признака деяния Отсутствие оснований для начала уголовного процесса
36 Отсутствие несущественного признака последствий — Отсутствие существенного признака деяния Отсутствие оснований для начала уголовного процесса

 

  1. Здесь в одной колонке приведены все возможные варианты сочетания уголовно-процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления, а в другой — отражено, какому фактическому основанию данное сочетание соответствует. В этой же таблице, начиная с графы под номером 23, приводятся сочетания наличия и (или) отсутствия признаков объективной стороны состава преступления, при выявлении которых к уголовному процессу приступать не следует. Отсутствие в распоряжении компетентного органа фактических оснований к началу уголовного процесса не позволяет ему применять какие-либо уголовно-процессуальные средства. Это правило касается законности не только производства следственных действий, но и иных предусмотренных ст. 144 УПК средств предварительной проверки.
  2. Приведенная таблица может использоваться лишь с учетом требований, закрепленных в ст. ст. 20, 24, 146 и ч. 4 ст. 147 УПК. В ст. 20 УПК закреплено специальное условие, касающееся возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения, — необходимость специального заявления потерпевшего. Статья 24 УПК содержит перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела — обстоятельств, бесспорное наличие которых в большинстве случаев налагает на следователя (дознавателя и др.) обязанность вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В ч. 4 ст. 147 УПК закреплены процедурные требования к порядку принятия и оформления решения о возбуждении уголовного дела, главное из которых связано с тем, что при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя самостоятельно принять решение о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения дознаватель вправе лишь с согласия прокурора.
  3. Из приведенной таблицы видно, что бесспорное наличие в деянии одного из существенных признаков объективной стороны состава преступления, как правило, требует возбуждения уголовного дела (N 1 — 7) <675>. Исключение составляют лишь те случаи, когда одновременно с существенным признаком из повода следует точно установленное отсутствие признаков общественно опасного деяния, а по материальным составам преступления также — бесспорное отсутствие признаков общественно опасных последствий (N 9 — 12).

———————————

<675> К подобного рода выводу процессуалисты приходили и ранее. См.: Кукушкин Ю.А. Нерешенные вопросы предварительного следствия по делам о пожарах // Вопросы совершенствования следственной работы: Сб. 1. М., 1970. С. 73; и др.

 

  1. На первый взгляд кажется, что в приведенной ситуации нет оснований начала уголовного процесса, так как в поводе сообщается о деянии, в котором явно отсутствует состав преступления. Однако в приведенной ситуации основания начала уголовного процесса все же имеются, компетентные органы обязаны приступить к предварительной проверке заявления (сообщения) о подобного рода происшествии уже только потому, что в поводе содержатся бесспорно установленные уголовно-процессуально значимые существенные признаки общественно опасных последствий, а по материальным составам — и бесспорно установленные уголовно-процессуально значимые существенные признаки деяния.
  2. Здесь должно действовать правило: наличие в поводе бесспорно установленного уголовно-процессуально значимого существенного признака объективной стороны состава преступления имеет следствием как минимум начало уголовного процесса. Отказ в возбуждении уголовного дела — предусмотренное законом, а значит законное, процессуальное решение. И поэтому то обстоятельство, что после производства предварительной проверки заявления (сообщения), скорее всего, необходимо будет вынести указанное решение, ничего не меняет.
  3. Точно установленное наличие пары несущественных признаков преступления предполагает наличие фактических оснований для возбуждения уголовного дела. В такой ситуации сразу же должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела без производства предварительной проверки (N 8). Когда же наличие одного из несущественных признаков, существенного признака последствий (за исключением случаев, когда одновременно установлено бесспорное отсутствие второго уголовно-процессуально значимого признака объективной стороны состава преступления) либо существенного признака деяния установлено вероятно, налицо фактические основания к началу уголовного процесса (N 13 — 22). Соответственно, следует приступить к предварительной проверке заявления (сообщения) о преступлении. Если же к окончанию срока проверки вероятность наличия признаков преступления не отпадет, должно быть возбуждено уголовное дело.
  4. Во всех других ситуациях при бесспорном отсутствии в деянии, о котором стало известно следователю (дознавателю и др.), одного и тем более двух уголовно-процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления, уголовно-процессуальных отношений не возникает. В таком поводе отсутствует не только фактическое основание для возбуждения уголовного дела, но и фактическое основание для начала уголовного процесса. Это значит, что в поводе нет «признаков преступления» в том смысле этого слова, который заложен в него законодателем частью 2 к.с. (N 23 — 36). Такого рода сообщения должны учитываться в Книге учета заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях и происшествиях (КУСП) обычно лишь при наличии в деянии, о котором идет речь в заявлении (сообщении), признаков административного проступка. По результатам их рассмотрения может быть вынесено решение:

— о возбуждении дела об административном правонарушении;

— о вынесении определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении;

— о приобщении заявления (сообщения) о происшествии к материалам ранее зарегистрированного сообщения о том же происшествии;

— о приобщении к материалам специального номенклатурного дела;

— о передаче заявления в подразделение делопроизводства и режима <676>.

———————————

<676> См.: Приказ МВД России от 1 марта 2012 года N 140 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» // Рос. газета. 2012. 1 августа.

 

  1. Теперь необходимо выяснить, что же понимается под термином «достаточные данные»?
  2. В юридической литературе высказано мнение, что под основаниями для возбуждения уголовного дела понимаются «те фактические данные, которые указывают на совершение преступления» <677>. Защитниками данного подхода к определению понятия фактических оснований для возбуждения уголовного дела на первое место по значимости выдвигается наличие данных, а не достаточность последних. Такое утверждение небезупречно.

———————————

<677> См.: Бажанов М.И. Производство дознания в органах милиции / М.И. Бажанов, А.Д. Коган. Харьков, 1956. С. 9; и др.

 

  1. Данные, содержащие в себе признаки преступления, имеются и при наличии фактических оснований к началу стадии возбуждения уголовного дела. В части же 2 к.с. речь идет о фактических основаниях завершения таковой, то есть как минимум о чем-то другом. Иначе мы вынуждены будем поставить знак равенства между фактическим основанием начала стадии возбуждения уголовного дела и фактическим основанием начала следующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования, что представляется неверным.
  2. Действительно, на момент начала уголовного процесса может сложиться ситуация, когда компетентные органы сразу будут обладать фактическими основаниями к возбуждению уголовного дела. Но наличие в УПК статьи 144 и ее содержание указывают на то, что законодателем предусмотрена и иная возможность. Речь идет о ситуации, когда для установления «достаточных данных, указывающих на признаки преступления» «дознавателю, органу дознания, следователю» предоставляется время. Соответственно, в этом случае уголовный процесс начинается, когда еще нет фактических оснований для возбуждения уголовного дела, но есть основания для начала уголовного процесса. По итогам предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении могут появиться и фактические основания для возбуждения уголовного дела. Но только после производства предварительной проверки. Это говорит о том, что между фактическими основаниями для начала уголовного процесса и фактическими основаниями для возбуждения уголовного дела законодатель видит разницу.
  3. Основания для возбуждения уголовного дела находятся, если так можно сказать, на более высоком уровне формирования результатов уголовно-процессуальной деятельности. Данный уровень определяется не только наличием каких-либо сведений о возможном совершении преступления, а непременно «достаточным» наличием таковых для возбуждения уголовного дела.
  4. Достаточными данные становятся после того, как в распоряжении компетентного возбудить уголовное дело органа появится такая совокупность материалов (доказательств), которая порождает достоверное знание о бесспорном наличии в поводе процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Обычно достаточные данные появляются в результате проведения предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, но иногда они могут содержаться и непосредственно в поводе для начала уголовного процесса.
  5. Мы охарактеризовали все элементы понятия «фактические основания для возбуждения уголовного дела», о котором идет речь в ч. 2 к.с. Осталось изложить несколько дополнительных характеристик отличающегося от него понятия «основания для начала уголовного процесса».
  6. Юридического основания — предусмотренного УПК письменного документа, в котором бы отражалось решение о начале уголовного процесса, — законом не предусмотрено. Под основанием для начала уголовного процесса понимается соответствующее фактическое основание.
  7. Фактическое основание для начала уголовного процесса имеет место в случае вероятности присутствия в происшествии, о котором идет речь в поводе, уголовно-процессуально значимых признаков объективной стороны состава преступления. Любая степень вероятности наличия общественно опасного деяния или общественно опасных последствий должна (при наличии предусмотренного ч. 1 к.с. повода) порождать возникновение уголовно-процессуальных правоотношений, содержанием которых и является уголовно-процессуальная деятельность (уголовный процесс).
  8. Более прикладная форма разъяснения данного положения может выглядеть следующим образом. Если в компетентный орган поступило, к примеру, заявление о бесспорном совершении общественно опасного деяния, по результатам его рассмотрения указанный орган обязан принять и оформить одно из решений — о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении. Бездействие, выразившееся в невынесении в указанной ситуации одного из вышеприведенных постановлений, само содержит в себе признаки общественно опасного деяния.
  9. Дополнение к.с. частями 1.1 и 1.2, с одной стороны, не прибавляет к закрепленному в ч. 1 к.с. перечню поводов для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса) новых разновидностей. С другой стороны, вычленяет специфические подвиды сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, полученных из иных источников, — материалы о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 или ст. ст. 198 — 199.1, 199.2 УК, которые направлены в орган предварительного расследования Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ, конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации или налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах. Такого рода материалы являются единственно возможными поводами как для возбуждения уголовного дела, так и для начала уголовного процесса в отношении общественно опасных деяний с признаками объективной стороны состава преступления, предусмотренного в первом случае — ст. 172.1, а во втором — ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. То есть только в нем могут содержаться фактические основания как для возбуждения уголовного дела, так и для начала уголовного процесса в отношении деяния, содержащего уголовно-процессуально значимые признаки состава преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК, ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК.
  10. Поступившие материалы о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК из налогового органа или от Центрального банка РФ, конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации — это специальные поводы — источники осведомленности не о любом («каком-либо», как указано выше в нашем определении повода для возбуждения уголовного дела) преступлении, а только о том, состав которого предусмотрен ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Причем дополнение к.с. частями 1.1 и 1.2 одновременно лишило заявления о преступлении, сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученные из иных источников, постановления прокуроров о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании и даже явки с повинной возможности считаться (становиться) поводом не только для возбуждения уголовного дела, но и для начала уголовного процесса по любому преступлению. Указанные поводы для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса) стали источниками осведомленности следователя (дознавателя и др.) о готовящемся, совершаемом либо совершенном деянии (последствиях такового), содержащем уголовно-процессуально значимые признаки объективной стороны состава не любого преступления, а лишь какого-либо преступления, помимо предусмотренных ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК (ч. ч. 1.1 и 1.2 ст. 140 УПК), а равно главой 23 УК, если предусмотренное главой 23 УК преступление причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования (ст. 23 УПК).
  11. В настоящее время у признаков объективной стороны разных составов преступлений отличаться могут и формы их первичного обнаружения — поводы для возбуждения уголовного дела. Таким образом, законодатель не только усложнил процедуру возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК, а равно главой 23 УК. Под видом расширения числа поводов для возбуждения уголовного дела, по сути, им сокращена область покрытия выявленных признаков объективной стороны состава преступления действующей ранее системой поводов для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса). Помимо того, в уголовно-процессуальное правоприменение введены особые фактические основания для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса), которые будут отсутствовать, если об их наличии орган предварительного следствия узнал не от учреждения или должностного лица, которому предоставлено исключительное право инициировать уголовное преследование за совершение данного преступления.
  12. В настоящее время не только прокурор, выявивший соответствующее преступление, не имеет собственных средств, позволяющих ему инициировать производство предварительного расследования по факту совершения преступления, предусмотренное ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Само лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, явившись с повинной, не сможет поднять вопрос о возбуждении по данному факту уголовного дела. В этой связи его явка с повинной может быть не зарегистрирована. Как следствие тому явившийся с повинной лишается возможности на документальное подтверждение наличия факта его явки с повинной, который согласно п. «и» ч. 1 ст. 61 УК признается смягчающим наказание обстоятельством.
  13. Не менее значим то факт, что законодателем уменьшены возможности прокуратуры (прокурора). Прокурор не только лишен права возбуждения уголовных дел, в настоящее время орган предварительного расследования может не реагировать и на его постановление о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании, если в них сообщается о преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК, а при известных обстоятельствах и главой 23 УК.
  14. Есть и другие следствия из данного новшества. Лицо, заявившее о совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, лишается уголовно-процессуальных прав заявителя. Существенно затруднена его возможность воспользоваться и правами, которые предусмотрены ведомственными нормативными актами и касаются порядка приема и регистрации заявления о преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Так как его заявление о такого рода преступлении не является поводом для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса), скорее всего, поступившее в следственный орган (следственное подразделение) системы Следственного комитета РФ соответствующее заявление не будет зарегистрировано как заявление о преступлении, как следствие, тому заявителю не будет выдан талон-уведомление, ему не сообщат о принятом по его заявлению о преступлении решении.
  15. Если следователю (дознавателю и др.) поступило заявление, явка с повинной о преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1 либо 198 — 199.1, ст. 199.2 УК, или любой иной повод для возбуждения по такого рода факту, помимо материала, направленного Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ, конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации либо налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах, орган предварительного расследования не только не вправе возбуждать уголовное дело (так как отсутствует предусмотренный законом повод для возбуждения уголовного дела), он не должен принимать такое заявление (сообщение) о преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, и производить по нему предварительную проверку.
  16. Остается открытым вопрос о регистрации подобного рода заявлений о происшествии. В системе Следственного комитета РФ они вполне на законных основаниях могут не регистрироваться. Там регистрации подлежат лишь заявления (сообщения) о преступлении. А тот факт, что до получения от Центрального банка РФ, конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации материала о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК, или от налогового органа материала о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, орган предварительного расследования не имеет повода для возбуждения уголовного дела, вполне последовательно расценивать следующим образом — до поступления указанного материала формально нет и самого преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК. Как до поступления заявления о преступлении частного обвинения (возбуждения уголовного дела руководителем следственного органа, следователем либо с согласия прокурора дознавателем в порядке ч. 4 ст. 20 УПК) нет преступления, так и в случае с получением следователем (дознавателем и др.) лишенного уголовно-процессуального значения источника информации о преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, не будет не только повода для возбуждения уголовного дела, по сути, нет и самого преступления.
  17. В системе же органов внутренних дел регистрации подлежат сообщения о происшествиях. В случае же поступления не от Центрального банка РФ, конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации заявления (сообщения) о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК, или от налогового органа заявления (сообщения) о предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК преступлении, сообщение о происшествии все же имело место. Соответственно, оно и подлежит регистрации. Иначе говоря, в разных ведомствах неодинаково урегулирован порядок, условия и т.п. регистрации рассматриваемого вида сообщений о преступлении.
  18. Возникает и другой вопрос. Можно ли прекратить уголовное дело по ч. ч. 1.1 или 1.2 к.с., если уголовное дело, к примеру, было возбуждено по постановлению прокурора о направлении материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании лица за совершение преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, — в связи с отсутствием надлежащего повода для возбуждения уголовного дела? Ответ на данный вопрос неоднозначен.
  19. Полагаем, если в процессе досудебного производства по такому делу в орган предварительного расследования поступил (пусть и не ознаменовал начало уголовного процесса, но все же в деле появился) материал из Центрального банка РФ, оформленный в соответствии с требованиями Федерального закона от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ, или от конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации, в котором последний ходатайствует о привлечении лица, совершившего преступление, предусмотренное ст. 172.1 УК, к уголовной ответственности (просит возбудить уголовное дело), или аналогичный материал от налогового органа в соответствии с законодательством о налогах и сборах о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, то прекратить уголовное дело в связи с всего-навсего нарушением требований ч. ч. 1.1 или 1.2 к.с. нельзя. Ведь в ч. ч. 1.1 и 1.2 к.с. предусмотрены, прежде всего, основания отказа от начала уголовного процесса, а не основания прекращения уголовного дела (отказа в возбуждении уголовного дела).
  20. В данном случае мы имеем дело с ситуацией нарушения уголовно-процессуальной процедуры, а не отсутствием состава преступления. Оно не будет основанием прекращения уголовного дела, как не могут быть основанием прекращения уголовного дела выявленные в ходе предварительного расследования нарушения, имевшие место при оформлении заявления о преступлении или любого иного повода для возбуждения уголовного дела. Хотя в подобного рода ситуациях органу предварительного расследования, несомненно, следует инициировать направление ему Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ или конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации материала (письма) о совершении преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК, налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах материала о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Чтобы в уголовном деле, пусть и с запозданием, но все же появился предусмотренный законом документ, который согласно ч. ч. 1.1 или 1.2 к.с. может быть поводом для возбуждения указанного рода уголовного дела.
  21. Если же в ситуации, урегулированной ч. 1.1 к.с., налоговый орган, а в случае, описанном в ч. 1.2 к.с. — Центральный банк РФ и конкурсный управляющий (ликвидатор) финансовой организации таких материалов не предоставляют и не ходатайствуют о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК (о возбуждении уголовного дела), полагаем, уголовное дело подлежит прекращению. Но не только и даже не столько по ч. ч. 1.1 или 1.2 к.с. Мы бы рекомендовали в искомой ситуации выносить решение в связи с отсутствием состава преступления.
  22. По меньшей мере так следует поступать, пока ч. 1 ст. 24 УПК не будет дополнена пунктом 5.1. Последний, полагаем, последовательно было бы сформулировать в следующей редакции: «5.1) отсутствие предусмотренного статьей 23, частями 1.1 или 1.2 статьи 140 настоящего Кодекса обязательного повода для возбуждения уголовного дела». Когда же такой пункт в ч. 1 ст. 24 УПК будет закреплен, появится предусмотренное УПК основание прекращения уголовного дела и в случае возбуждения в отношении лица уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК, без поступления в орган предварительного расследования материала, который направлен Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ, конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а равно по признакам преступления, предусмотренного ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, без поступления в орган предварительного следствия материала, который направлен налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах также для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  23. Так происходит, когда в сообщении о преступлении упомянуты признаки объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Но следователю (дознавателю и др.) сообщается не всегда об одном преступлении. Как он должен поступить, если в заявлении наряду с признаками преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, упоминается и о другом преступлении? Если сообщение о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, поступило не от налогового органа, а сообщение о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК, — не от Центрального банка РФ или конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации, нельзя возбуждать уголовное дело по факту совершения искомого общественно опасного деяния, даже если о таком преступлении сообщается в заявлении о другом преступлении.
  24. В искомой ситуации следователем (дознавателем и др.) принимается решение по заявлению о втором преступлении, наличие в заявлении информации о совершенном преступлении, предусмотренном ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, просто игнорируется. По данному факту даже не надо выносить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Не обязан следователь (дознаватель и др.) информировать о данном обстоятельстве и Центральный банк РФ, конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации или налоговые органы. Хотя, разумеется, может это сделать.
  25. Получается, ни органы дознания, ни даже органы предварительного следствия не властны, если этого по какой-либо причине не хотят налоговые органы, возбудить соответствующее уголовное дело и в случае бесспорного совершения преступления, предусмотренного ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК. Точно также органы предварительного расследования ничего не смогут сделать, когда Центральный банк РФ и конкурсный управляющий (ликвидатор) финансовой организации отказываются направлять следователю соответствующий материал о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК. Таким образом, как бы внеся лишь «незначительные» изменения в систему поводов для возбуждения уголовного дела, законодатель, по сути, добавил в закон и практику его применения новые «обстоятельства, исключающие преступность деяния». Между тем рассматриваемые преступления остаются общественно опасными и тогда, когда о них не поступают сообщения от Центрального банка РФ, конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации или налогового органа. Да и УК не предусматривает таких обстоятельств, исключающих преступность деяния, как отсутствие материала о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, направленного органу предварительного расследования налоговым органом в соответствии с законодательством о налогах и сборах (отсутствие законного повода для возбуждения уголовного дела), или же отсутствие материала о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК, направленного органу предварительного следствия Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ либо конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  26. Введение в действие рассматриваемого правового положения идет вразрез с принципом публичности российского уголовного процесса. Сообразно с таковым государство принимает на себя обязанность возбудить уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление, независимо от условий, при которых последнее имело место, безотносительно от желания или нежелания на то пострадавшего (потерпевшего) или какого-либо иного лица. В принципе публичности выражается государственное начало уголовного процесса, суть которого в том, что защита общества и граждан от преступных посягательств является важной и ответственной обязанностью правоохранительных органов, а не делом самих граждан <678>.

———————————

<678> См.: Курс советского уголовного процесса: Общая часть / Под ред. А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. М.: Юрид. лит., 1989. С. 151.

 

  1. Этот принцип пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностных лиц), осуществляющие уголовное преследование. На стадии возбуждения уголовного дела, в частности, он проявляется в обязанности следователя (дознавателя и др.) принять, рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступлении. Согласно ч. 2 ст. 21 УПК в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь (дознаватель и др.) принимает предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.
  2. В настоящее же время органы предварительного расследования лишаются законных оснований реагировать предусмотренным данным принципом способом на факт выявленного (обнаруженного) преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, а при определенных обстоятельствах и главой 23 УК. В искомой ситуации они могут лишь просить, в одном случае, соответствующе органы и (или) должностных лиц сообщить им о данном преступлении. Что же делать, если преступление совершенно, к примеру, родственником высокопоставленного должностного лица Центрального банка РФ (конкурсного управляющего финансовой организации), и по этой причине ни Центральный банк РФ, ни конкурсный управляющий (ликвидатор) финансовой организации не сообщают о преступлении? Если буквально толковать закрепленное в ч. ч. 1.1 и 1.2 к.с. правило, в подобной ситуации законодателем не предусмотрено законных средств возбуждения уголовного дела в отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК.
  3. Но что же именно нам раскрывает этимология использованных в ч. ч. 1.1 и 1.2 к.с. выражений? В них речь идет о «преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 и статьей 172.1 УК». В этой связи следует пояснить, что же это за «преступления» и как должен поступить орган предварительного расследования в случае поступления к нему заявления (сообщения) об общественно опасном деянии, содержащем уголовно-процессуально значимые признаки преступления, предусмотренного ст. ст. 172.1, 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, когда не ясно еще, является ли это деяние преступлением?
  4. Отвечая на первый вопрос, заметим, что преступления, о которых идет речь в ч. 1.1. к.с., это:

— уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном или особо крупном размере (ст. 198 УК);

— уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном, особо крупном размере или группой лиц по предварительному сговору (ст. 199 УК);

— неисполнение в личных интересах обязанностей налогового агента по исчислению, удержанию или перечислению налогов и (или) сборов, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет (внебюджетный фонд), совершенное в крупном или особо крупном размере (ст. 199.1 УК);

— сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и (или) сборам, совершенное собственником или руководителем организации либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем в крупном размере (ст. 199.2 УК).

  1. Преступлениями же, о которых идет речь в ч. 1.2 к.с., являются следующие действия:

1) внесение в документы и (или) регистры бухгалтерского учета и (или) отчетность (отчетную документацию):

— кредитной организации;

— страховой организации;

— профессионального участника рынка ценных бумаг;

— негосударственного пенсионного фонда;

— управляющей компании инвестиционного фонда;

— паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда;

— клиринговой организации;

— организатора торговли;

— кредитного потребительского кооператива;

— микрофинансовой организации;

— общества взаимного страхования;

— акционерного инвестиционного фонда заведомо неполных или недостоверных сведений о сделках, об обязательствах, имуществе организации, в том числе находящемся у нее в доверительном управлении, или о финансовом положении организации, а равно

2) подтверждение достоверности таких сведений;

3) представление таких сведений в Центральный банк Российской Федерации,

4) публикация или раскрытие таких сведений в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, если эти действия совершены в целях сокрытия предусмотренных законодательством Российской Федерации признаков банкротства либо оснований для обязательного отзыва (аннулирования) у организации лицензии и (или) назначения в организации временной администрации.

  1. По второму вопросу хотелось бы заметить следующее. Даже если, к примеру, имело место невиновное поведение с уголовно-процессуально значимыми признаками объективной стороны одного из составов преступления, предусмотренного ст. ст. 198 — 199.2 УК, то есть преступления не было, уголовный процесс по данному факту может быть начат лишь в случае получения следователем следственного органа (следственного подразделения) Следственного комитета РФ соответствующего материала от налогового органа в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Иначе говоря, в случае поступления в орган предварительного расследования не из налогового органа заявления (сообщения) об общественно опасном деянии, содержащем уголовно-процессуально значимые признаки преступления, предусмотренного ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, когда еще не ясно, является ли это деяние преступлением, следователь (дознаватель и др.) не имеет право принять таковое, рассмотреть и тем более разрешить. То же самое можно сказать и о праве органа предварительного расследования рассматривать и разрешать заявления (сообщения) об общественно опасном деянии, содержащем уголовно-процессуально значимые признаки преступления, предусмотренного ст. 172.1 УК, поступившего к нему не от Центрального банка РФ в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ и не от конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации. Такого рода заявления (сообщения) следователь (дознаватель и др.) оставляет без рассмотрения.
  2. Поводом для возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК, служат только материалы, направленные «налоговыми органами». А поводом для возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК — материалы, поступившие от Центрального банка РФ или конкурсного управляющего (ликвидатора) финансовой организации. В этой связи необходимо определиться с самим понятием «налоговый орган», системой данных учреждений, со значением терминов «Центральный банк РФ» и «конкурсный управляющий (ликвидатор) финансовой организации».
  3. Согласно п. 1 ст. 30 НК РФ систему налоговых органов составляют федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный по контролю и надзору в области налогов и сборов, и его территориальные органы. Где согласно п. 1 Положения о Федеральной налоговой службе федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет иных обязательных платежей, за производством и оборотом табачной продукции, а также функции агента валютного контроля в пределах компетенции налоговых органов считается Федеральная налоговая служба (ФНС России) <679>.

———————————

<679> См.: Постановление Правительства РФ от 30 сентября 2004 года N 506 «Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе» // Собр. законодательства РФ. 2004. N 40. Ст. 3961.

 

  1. А территориальными налоговыми органами (территориальными органами Федеральной налоговой службы) являются:

— инспекции Федеральной налоговой службы по району, району в городе, городу без районного деления, инспекции Федеральной налоговой службы межрайонного уровня (п. 1 Положения об инспекции Федеральной налоговой службы по району, району в городе, городу без районного деления и инспекции Федеральной налоговой службы межрайонного уровня <680>);

———————————

<680> См.: Приказ Министерства финансов РФ от 9 августа 2005 года N 101н «Об утверждении Положений о территориальных органах Федеральной налоговой службы» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. N 38.

 

— межрегиональные инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам (п. 1 Положения о Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам <681>);

———————————

<681> Там же.

 

— межрегиональная инспекция Федеральной налоговой службы по централизованной обработке данных (п. 1 Положения о Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по централизованной обработке данных <682>);

———————————

<682> Там же.

 

— межрегиональные инспекции Федеральной налоговой службы по федеральному округу (п. 1 Положения о Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по федеральному округу <683>);

———————————

<683> Там же.

 

— Управления Федеральной налоговой службы по субъекту Российской Федерации (п. 1 Положения об Управлении Федеральной налоговой службы по субъекту Российской Федерации <684>).

———————————

<684> Там же.

 

  1. Любое из указанных учреждений, в лице соответствующих должностных лиц, в пределах своей компетенции и с соблюдением требований законодательства о налогах и сборах при наличии к тому оснований может направить материал для возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК.
  2. В Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» не дано определение понятию «Центральный банк РФ (Банк России)». Ничего там не сказано и о том, кто именно вправе и, соответственно, обязан реализовать полномочие Центрального банка РФ по направлению в следственные органы материала о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК.
  3. Согласно ст. ст. 75.1 и 76.8 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» при неисполнении кредитной организацией и (или) некредитной финансовой организацией в срок, установленный требованием (предписанием) Центрального банка РФ, обязывающим ее устранить нарушения, связанные с представлением и (или) публикацией (раскрытием) отчетности, и при обоснованных предположениях о наличии деяний, предусмотренных ст. 172.1 УК, Центральный банк РФ обязан в течение трех рабочих дней со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в следственные органы, уполномоченные производить предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 172.1 УК, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  4. В этой связи последовательно вспомнить, что права и обязанности учреждения реализуют должностные лица данного учреждения, в чьи должностные обязанности возложено осуществление функций данного органа. Исходя из содержания приведенной здесь аксиомы, а равно расширительно толкуя правила ст. 50 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», полагаем, последовательно заявить, что материал от имени Центрального банка РФ в орган предварительного расследования в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ вправе направлять руководители территориальных учреждений Банка России и другие должностные лица Центрального банка РФ, в чьи должностные обязанности возложено осуществление банковского надзора и (или) контроля и надзора в сфере финансовых рынков.
  5. Конкурсным же управляющим обычно именуется арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» полномочий, или Агентство по страхованию вкладов, осуществляющее указанные полномочия в случаях, установленных тем же Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Агентство, учрежденное Российской Федерацией как некоммерческая организация, заменяет арбитражных управляющих — индивидуальных предпринимателей при банкротстве кредитных организаций, имевших лицензию Банка России на привлечение денежных средств физических лиц во вклады, а также при банкротстве отсутствующих кредитных организаций — должников <685>.

———————————

<685> См.: Концепция деятельности Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» по реализации положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Принята решением Правления ГК «Агентство по страхованию вкладов» от 25 ноября 2004 года, одобрена решением Совета директоров «Агентство по страхованию вкладов» от 9 декабря 2004 года // Вестник Банка России. 2005. N 4.

 

  1. Ликвидатором, в свою очередь, принято именовать лицо, на которое возложено осуществление ликвидации финансовой организации. Ликвидатор указывается заранее в учредительном акте либо назначается судом. На ликвидатора ложится ответственность за урегулирование отношений с кредиторами, реализацию активов финансовой организации, предъявление иска должникам. Ликвидатор, как правило, представляет собой наемное лицо и может быть отозван либо по решению собрания, либо по постановлению суда <686>.

———————————

<686> По аналогии с определением ликвидатора товарищества. См.: Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2006. 480 с.; СПС «КонсультантПлюс Технология 3000»: Словарь финансовых и экономических терминов. М., 2006.

 

  1. Любое из указанных должностных лиц в пределах своей компетенции и с соблюдением требований законодательства при наличии к тому фактических оснований может направить в орган предварительного следствия материал для возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 УК.
  2. НК РФ предписывает налоговым органам направлять соответствующие материалы «в следственные органы, уполномоченные производить предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2» УК (п. 3 ст. 32 НК РФ). Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» требует от Центрального банка РФ направлять соответствующие материалы также в следственные органы, но уже «уполномоченные производить предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьей 172.1» УК (ст. ст. 75.1 и 76.8 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»). То есть соответствующие материалы подлежат отправлению не в орган внутренних дел, и не какому другому органу дознания. Следственными же органами, которым подследственно производство предварительного расследования по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК, в соответствии с подп. «а» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК являются следователи следственных органов (следственных подразделений) Следственного комитета РФ. Именно руководителям этих учреждений (следственных органов, следственных подразделений) вышеуказанными органами и (или) должностными лицами и должны направляться материалы о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК.
  3. Поводом для возбуждения уголовного дела (начала уголовного процесса) согласно ч. 1.1 к.с. являются лишь материалы, которые «направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». Каков же порядок направления таковых, предусмотренный законодательством о налогах и сборах или, иначе, предусмотренный НК РФ?
  4. Проведенный нами анализ законодательства показал следующее. Выявивший недоимку налоговый орган сначала направляет налогоплательщику (плательщику сбора, налоговому агенту) требование об уплате налога — извещение налогоплательщика о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога. В случае если размер недоимки, выявленный в результате налоговой проверки, позволяет предполагать факт совершения нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, в направляемом требовании должно содержаться предупреждение об обязанности налогового органа в случае неуплаты сумм недоимки, пеней и штрафов в полном объеме в установленный срок направить материалы в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (ч. 3 п. 4 ст. 69 НК РФ).
  5. Согласно п. 3 ст. 32 НК РФ, если в течение двух месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога (сбора), направленного налогоплательщику (плательщику сбора, налоговому агенту) на основании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, налогоплательщик (плательщик сбора, налоговый агент) не уплатил (не перечислил) в полном объеме указанные в данном требовании суммы недоимки, размер которой позволяет предполагать факт совершения нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, соответствующих пеней и штрафов, налоговые органы обязаны в течение 10 дней со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в следственные органы, уполномоченные производить предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198 — 199.2 УК, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.
  6. Предусмотренный ч. 1.1 к.с. повод для возбуждения уголовного дела имеет место лишь в случае соблюдения налоговыми органами указанного порядка направления руководителю следственного органа (следственного подразделения) Следственного комитета РФ материалов для решения вопроса о возбуждении уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. ст. 198 — 199.1 или ст. 199.2 УК.
  7. См. также комментарий к ст. ст. 5, 141 — 144, 154 УПК <687>.

———————————

 

Примечание.

Монография А.П. Рыжакова «Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела» включена в информационный банк.

 

<687> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Поводы и фактические основания для начала уголовного процесса и возбуждения уголовного дела публичного и частно-публичного обвинения. Комментарий к статье 140 УПК. М., 2002; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code