Глава 10. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Раздел III. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

Статья 73 УПК РФ. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

 

Комментарий к статье 73

 

  1. В к.с. закреплен предмет доказывания — полный перечень обстоятельств, в обязательном порядке подлежащих установлению и подтверждению (их наличия либо отсутствия) с использованием доказательств по каждому направляемому в суд уголовному делу.
  2. Событие преступления — это то, как проявляется преступление в объективной реальности. В самом общем виде событие преступления — это совершенное в определенном месте, в определенное время и определенным образом и т.п. действие (телодвижение) либо бездействие (невыполнение обязанности), приведшее к наступлению ущерба или угрозе возникновения такового.
  3. Место, время, способ и другие элементы события подлежат установлению и подтверждению по каждому уголовному делу независимо от того, являются ли они обязательными признаками состава преступления, иначе, имеют ли эти элементы значение для квалификации общественно опасного деяния или нет. Судебной практике известны случаи исключения из «осуждения» состава преступления в связи неустановлением органами предварительного расследования времени, места, способа и некоторых других подлежащих в соответствии с к.с. доказыванию обстоятельств совершения преступления <426>.

———————————

<426> См.: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2011 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 10.

 

  1. Знания о времени совершения преступления обычно устанавливаются с относительной точностью. Иногда достаточно доказать, что преступление совершено зимой определенного года, иногда нужно знать конкретное число или даже час (минуту) совершения преступления. Точность выявления времени и места совершения преступления зависит от того, что за дело расследуется (разбирается). К примеру, если по делу о продолжительном, многоэпизодном хищении чужого имущества с предприятия достаточно определить день, а то и месяц каждого эпизода, то по факту убийства иногда время совершения преступления важно знать с точностью до минуты. Только такая четкая хронология поведения подозреваемого позволяет иногда доказать несостоятельность его алиби и причастность его к совершению преступления.
  2. По делам о некоторых преступлениях, например об оскорблении военнослужащего (ст. 336 УК) или о насильственных действиях в отношении начальника (ст. 334 УК), время (исполнения им обязанностей военной службы) является признаком состава преступления. Также обстоят дела с преступлениями, совершенными в военное время (ч. 3 ст. 331 УК). Здесь время влияет на квалификацию преступления именно по данной конкретной статье, а значит, должно быть доказано абсолютно точно.
  3. Время — это не только, в какой день и час совершено преступление, но и сколько лет в этот день и час было тому, кто его совершил, а равно какой материальный закон тогда действовал. От установления этих обстоятельств может зависеть решение вопроса о том, достиг ли обвиняемый к моменту совершения преступления возраста, с наступлением которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, а также (при изменениях в законодательстве, к примеру, в введении в действие нового УК) для решения вопроса о том, какой уголовный закон (статья закона) по данному делу должен подлежать применению.
  4. Способ совершения преступления — это система каких-то действий (бездействия), послуживших причиной наступления преступного результата. Выявленные компетентными органами признаки, характеризующие способ, могут отграничивать одно преступление от другого. К примеру, когда лицо убило человека с особой жестокостью, заживо сожгло, преступление квалифицируется по ч. 2 ст. 105 УК (наказание вплоть до пожизненного лишения свободы или смертной казни). Напротив, когда тот же человек совершил преступление из ревности и привел свой «приговор» в исполнение, будучи с жертвой наедине, одним выстрелом из ружья, его действия будут квалифицированы как умышленное убийство без отягчающих обстоятельств по ч. 1 ст. 105 УК. За совершение такого преступления 15 лет лишения свободы — максимальный срок наказания. Именно способ совершения преступления отличает кражу от грабежа и разбоя.
  5. Способ совершения преступления может играть роль отягчающего наказание обстоятельства. К примеру, совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти (п. «н» ст. 63 УК) и др. В определенной мере именно способ совершения преступления позволяет говорить о наличии некоторых смягчающих наказание обстоятельствах. Речь идет о п. «ж» ст. 61 УК — нарушение условий правомерности, допустим, задержания лица, совершившего преступление.
  6. Содержание понятия «другие обстоятельства совершения преступления» для различных преступлений может быть неодинаково. Тем не менее к таким фактам принято относить:

1) общественную опасность деяния;

2) противоправность;

3) средства и орудия преступления;

4) данные о потерпевшем от преступления, а иногда и характере его действий;

5) предпринятые обвиняемым меры сокрытия преступления и тому подобные обстоятельства, необходимость установления которых проистекает не только из конструкции состава преступления, по поводу которого приступили к доказыванию, но и из требований уголовно-процессуального закона о полноте, объективности и всесторонности исследования фактических обстоятельств дела и т.п.

  1. Общественная опасность деяния в значении одного из «других обстоятельств совершения преступления» имеет особое значение при решении вопроса о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ст. ст. 25, 28, 427 УПК). Решение о прекращении уголовного процесса в таких ситуациях принимается, лишь когда имело место преступление небольшой или средней тяжести, а по делам, возбуждаемым лишь по преследованию по заявлению коммерческой или иной организации, не причинило вред интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства (ст. 23 УПК). Аналогичным образом вынужден поступить правоприменитель при прекращении уголовного дела по ч. 2 ст. 14 УК, где закреплено, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
  2. Противоправность — обязательный признак любого преступления, один из наиболее важных элементов, по которому осуществляется юридическая оценка деяния. Обычно не возникает необходимости собирать доказательства, подтверждающие противоправность расследуемого события. Однако применительно к процессу доказывания преступлений, предусмотренных бланкетными статьями Особенной части УК, ответственность за совершение которых наступает лишь при нарушении лицом определенных правил (правил перемещения через таможенную границу РФ, к примеру, огнестрельного оружия или боеприпасов, правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта и т.п.), уголовное дело должно в себе содержать доказательство наличия нарушенной нормы. Обычно им служит выписка из того нормативного акта, в котором приводятся соответствующие правила.
  3. Средства и орудия преступления также характеризуют общественную опасность и противоправность деяния. В некоторых случаях именно это обстоятельство позволяет отграничить один состав преступления от другого; например, грабеж от разбоя. Законодатель факт совершения преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов признает квалифицирующим признаком ряда преступлений (допустим, п. «г» ч. 2 ст. 126 УК — похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) и, как минимум, обстоятельством, отягчающим наказание обвиняемого (п. «к» ст. 63 УК).
  4. Данные о потерпевшем от преступления и характере его действий также иногда могут свидетельствовать о наличии того или иного состава преступления, квалифицирующего признака, смягчающего или отягчающего обстоятельства. Так, совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, применительно к похищению человека — квалифицирующий признак (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК) и в любом случае отягчающее наказание обстоятельство (п. «з» ст. 63 УК).
  5. Понятие «виновность лица в совершении преступления» включает несколько составляющих. Доказать виновность обвиняемого, о которой идет речь в п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК, — это значит установить и подтвердить доказательствами следующие обстоятельства:

а) что речь идет о человеке (физическом, а не, к примеру, юридическом лице);

б) что этот человек вменяем, достиг возраста, с наступлением которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности;

в) что данное преступление совершено именно им (с его участием), а никаким иным лицом;

г) что обвиняемый действовал виновно, то есть умышленно или по неосторожности;

д) что его можно отнести (если такой вопрос возникает) к группе специальных субъектов.

  1. Характеристика использованного законодателем в к.с. термина «виновность» обычно ограничивается первыми четырьмя признаками. Однако не всегда ими исчерпывается. По некоторым уголовным делам важно доказать, что обвиняемый обладает так называемыми признаками специального субъекта преступления (должностное лицо, ответственное за пожарную безопасность, военнослужащий и т.д.), что оно действовало в специфических условиях, например совершение преступления при нарушении условий правомерности задержания преступника, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа и т.п.
  2. Помимо виновности лица в совершении преступления, формы его вины и мотивов доказыванию подлежит и цель, которую преследует преступник. Без корыстной цели не может быть, к примеру, хищения. Преследуемая лицом цель, так же как и мотив преступления, должна устанавливаться и доказываться независимо от того, имеют ли они уголовно-правовое значение для квалификации деяния.
  3. Среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, названы также обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого. Они играют важную роль при разрешении судом вопросов:

а) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное преступление или его следует освободить от уголовной ответственности;

б) какое именно наказание должно быть назначено подсудимому и подлежит ли оно назначению либо отбыванию;

г) какой вид исправительного учреждения с соответствующим режимом должен быть определен подсудимому при назначении ему наказания в виде лишения свободы;

д) заслуживает ли подсудимый снисхождения;

е) может ли быть применена санкция ниже низшего предела или условное осуждение за совершение данного преступления;

ж) какие именно принудительные меры воспитательного воздействия подлежат применению к освобожденному от уголовной ответственности в порядке ст. 90 УК несовершеннолетнему.

  1. К числу данных, характеризующих личность подсудимого, могут быть отнесены:

а) фамилия, имя, отчество, день, месяц, год рождения, национальность, семейное положение, характер и род деятельности, место работы и жительства (устанавливаются так называемые анкетные данные личности);

б) данные о состоянии здоровья (наличие заболеваний, психических расстройств или иных болезненных состояний психики, обстоятельств, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания) <427>, о трудоспособности;

———————————

<427> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года.

 

в) наличие государственных наград, почетных званий, ранений;

г) наличие (отсутствие) судимости, срок отбывания наказания в местах лишения свободы, дата освобождения;

д) факты, характеризующие его как члена общества (по месту жительства, работы, увлечениям и т.п.);

е) события его биографии (к примеру, участвовал в предотвращении последствий аварии в Чернобыле, землетрясения в Армении, в боевых действиях по защите Родины, то есть может в последующем быть признан заслуживающим снисхождения при назначении наказания) и др.

  1. Следует иметь в виду, что невыяснение судом состояния здоровья подсудимого, а также обстоятельств, которые могли повлечь за собой освобождение его от наказания, вполне может стать причиной отмены обвинительного приговора <428>.

———————————

<428> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2011 года.

 

  1. От характера и размера вреда, о котором идет речь в п. 4 ч. 1 к.с., в ряде случаев зависит решение уголовно-правовых вопросов:

а) о квалификации преступления (к примеру, есть тяжкие последствия — обязательный признак данного состава — или нет);

б) об определении стадии реализации преступного умысла (имело место покушение или оконченное преступление);

в) о наличии смягчающего наказание обстоятельства (оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему);

г) о размере подлежащей взысканию с обвиняемого суммы;

д) о возможности прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям;

е) о мере наказания.

  1. Несомненно, между причиненным обществу вредом и объемом применяемых к виновному ограничений, необходимых для восстановления справедливости, существует прямо пропорциональная связь.
  2. Подлежащий доказыванию ущерб подразделяется на виды:

1) моральный (см. комментарий к ст. 136 УПК);

2) физический (вред здоровью, лишение жизни);

3) имущественный (см. комментарий к ст. 230 УПК).

  1. Размер имущественного, а в некоторых случаях материального выражения иного ущерба должен быть установлен и в итоговом процессуальном документе зафиксирован в виде конкретной денежной суммы. Неправильно указывать, что ущерб причинен на сумму «не менее» такого-то количества рублей <429>.

———————————

<429> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 августа 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 1.

 

  1. Стоимость предмета преступного посягательства должна определяться не в долларах США и не в мировых ценах, а в российских рублях <430>.

———————————

<430> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

 

  1. Без установления характера и размера вреда, причиненного преступлением, в ряде случаев просто невозможно сказать, было ли это преступление или же деяние, хотя формально и подпадало под признаки преступления, предусмотренного статьей Особенной части УК, тем не менее, не являлось таковым в силу своей малозначительности.
  2. Обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, — это те обстоятельства, о которых идет речь в ч. 2 ст. 20, ст. ст. 24, 27 УПК, а также отсутствие согласия указанного в законе органа (должностного лица) на привлечение лица к уголовной ответственности. Наличие данного обстоятельства не должно рассматриваться как основание перекладывания бремени доказывания на сторону защиты.
  3. Обстоятельствами, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания, являются все остальные основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования. К таковым относятся:

а) обстоятельства, дающие следователю (дознавателю и др.) право освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности:

— примирение с потерпевшим (ст. 25 УПК);

— деятельное раскаяние (ст. 28 УПК);

— несовершеннолетие лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК);

б) доказательства отсутствия для общества, себя или других лиц опасности, проистекающей со стороны лица, совершившего общественно опасное деяние, исходя из характера этого деяния и психического расстройства лица (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК);

в) акт помилования (о нем идет речь в ч. 3 ст. 310 и ч. 5 ст. 413 УПК).

  1. Пунктом 6 ч. 1 к.с. к предмету доказывания отнесены смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, перечисленные соответственно в ст. ст. 61 и 63 УК.
  2. Согласно уголовному закону смягчающими обстоятельствами признаются:

а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;

б) несовершеннолетие виновного;

в) беременность;

г) наличие малолетних детей у виновного;

д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;

е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;

ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;

з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;

и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;

к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

  1. Отягчающими обстоятельствами признаются:

а) неоднократность преступлений, рецидив преступлений;

б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;

в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

г) особо активная роль в совершении преступления;

д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

ж) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

з) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

и) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;

к) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;

л) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;

м) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках;

н) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;

о) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти;

п) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел;

р) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней), а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней).

  1. Судье (суду), назначающему наказание, законодателем предоставлено право в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного признавать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ (ч. 1.1 ст. 63 УК).
  2. Верховный Суд РФ обращает внимание на то, что содержащийся в ст. 63 УК перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим <431>.

———————————

<431> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

 

  1. Верховный Суд РФ обращает внимание судов на то обстоятельство, что квалификация преступлений против жизни и здоровья, совершенных по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, по п. «л» ч. 2 ст. 105, или по п. «е» ч. 2 ст. 111, или по п. «е» ч. 2 ст. 112, или по п. «б» ч. 2 ст. 115, или по п. «б» ч. 2 ст. 116 УК исключает возможность одновременной квалификации содеянного по другим пунктам указанных частей этих статей, предусматривающим иной мотив или цель преступления (например, из хулиганских побуждений).
  2. Преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отграничивать от преступлений, совершенных на почве личных неприязненных отношений. Для правильного установления мотива преступления следует учитывать, в частности, длительность межличностных отношений подсудимого с потерпевшим, наличие с ним конфликтов, не связанных с национальными, религиозными, идеологическими, политическими взглядами, принадлежностью к той или иной расе, социальной группе <432>.

———————————

<432> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2011 года N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

 

  1. Исходя из содержания ст. 104.1 УК, на которую ссылается законодатель в п. 8 к.с., доказыванию по уголовному делу также подлежит наличие (отсутствие) фактов, исходя из которых можно сделать вывод о том, что деньги, ценности, иное имущество, орудия, оборудование и (или) иные принадлежащие обвиняемому средства получены в результате совершения преступления или являются доходами от этого имущества либо использовались или предназначались для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).
  2. Наличие обстоятельств, способствовавших совершению преступления, должно быть доказано с помощью имеющихся в деле уголовно-процессуальных доказательств. Только принятие мер по устранению доказанных обстоятельств, а не предполагаемых, может быть признано законным.
  3. Суд обязан всесторонне и объективно исследовать сведения, относящиеся к обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления. В этих целях при необходимости следует вызывать в судебное заседание дополнительных свидетелей, истребовать иные доказательства. Для выяснения специфических обстоятельств (нарушение технологии производства, техническая неисправность механизмов и т.п.) и принятия должных мер по их устранению суд вправе прибегнуть к помощи специалистов, а при производстве судебной экспертизы поставить вопросы, решение которых требует специальных познаний <433>.

———————————

<433> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

 

  1. Если в процессе судебного разбирательства будут выявлены такие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, которые обусловлены нарушением закона или недобросовестным исполнением служебных обязанностей должностными лицами, а также в случаях, когда имеются данные, свидетельствующие о неправильном поведении отдельных граждан на производстве или в быту, о нарушении ими общественного долга, этих должностных лиц и граждан следует, как правило, допрашивать в судебном заседании в качестве свидетелей <434>.

———————————

<434> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Там же.

 

  1. Почти каждое постановление Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике расследования той или иной категории дел включает требования выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления <435>.

———————————

<435> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 132, 349, 358, 362, 365, 372, 376 и др.

 

  1. В нормативных актах обращается внимание на необходимость дальнейшего совершенствования деятельности судов по предупреждению преступлений. Действенность этой работы зависит от правильного и своевременного рассмотрения и разрешения уголовных дел, неуклонного выполнения требований закона о выявлении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и принятии мер к их устранению <436>.

———————————

<436> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. N 15 «О дальнейшем совершенствовании судебной деятельности по предупреждению преступлений» // Там же. С. 117.

 

  1. Если обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, явились следствием неправомерных действий (бездействия) должностного или иного лица, которые содержат признаки уголовно наказуемого деяния, суд должен направлять соответствующие материалы в орган предварительного расследования для проведения необходимой проверки <437>.

———————————

<437> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 сентября 1988 г. N 11 «О практике вынесения судами частных определений» (постановлений) // Там же. С. 302.

 

  1. Необходимо более широко использовать для выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, наряду с другими исследованными по делу доказательствами данных, полученных в результате проведения судебных экспертиз.
  2. При назначении судебной экспертизы суд вправе исходить из того, что специальные познания экспертов могут быть использованы для установления обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Вопросы, поставленные перед экспертом, не могут выходить за пределы его специальных познаний и компетенции. Эти же требования относятся к вопросам об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, а также к ответам на них эксперта.
  3. Вывод эксперта об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, подлежит оценке в соответствии со ст. 88 УПК и, при наличии к тому оснований, учитывается судом при вынесении частного определения (постановления) <438>.

———————————

<438> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 сентября 1987 г. N 5 «О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений» // Там же. С. 371.

 

  1. Предмет доказывания один и тот же (если не брать в счет стадию возбуждения уголовного дела) на всех стадиях уголовного процесса. А значит, к примеру, на стадии предварительного расследования (если не доказано наличие обстоятельства, исключающего преступность и наказуемость деяния) доказыванию подлежит каждое из закрепленных в к.с. обстоятельство. Нельзя откладывать их установление до момента осуществления деятельности на судебных стадиях. Не влияет на структуру и содержание предмета доказывания и квалификация преступления. Исключением из данного правила являются лишь преступления несовершеннолетних, невменяемых и лиц, заболевших душевной болезнью после совершения преступления, предмет доказывания по которым несколько расширен.
  2. См. также комментарий к ст. ст. 24, 27, 29, 158, 231, 243, 291, 421, 434, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК.

 

Статья 74. Доказательства

 

Комментарий к статье 74

 

  1. Доказательство представляет собой единство сведений и процессуального источника. Не содержащий в себе сведений, имеющих отношение к делу, протокол допроса (источник) также не будет доказательством, как и имеющие отношение к происшествию сведения оперативно-розыскного, а не процессуального характера. Когда же информация, о которой сначала было известно из оперативно-розыскного мероприятия, будет закреплена в одном из источников, указанных в ч. 2 к.с., на свет появится доказательство.
  2. Верховный Суд РФ оперирует и таким понятием, как «факт», в значении доказательства <439>. Несмотря на высказываемый большинством процессуалистов иной взгляд на понятие доказательства, невозможно безразлично относиться пусть даже и к отличающейся от общепринятой практике высшего органа правосудия нашего государства.

———————————

<439> См., к примеру: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25 декабря 2012 г. N 9-О12-63; Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 5.

 

  1. Понятиеобразующие признаки доказательств:

1) в доказательствах содержатся сведения;

2) сведения — это информация об обстоятельствах, имеющих значение для дела;

3) сведения должны быть «собраны» на предусмотренный законом источник;

4) в уголовно-процессуальное доказывание сведения вовлекаются в определенном законом порядке.

  1. Сведения — это содержание доказательства — информация о расследуемом (рассматриваемом и разрешаемом) происшествии.
  2. Показания свидетеля, показания потерпевшего, показания подозреваемого, показания обвиняемого, заключение и показания эксперта, заключение и показания специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий и иные документы — это форма доказательств, их принято называть процессуальными источниками сведений или источниками доказательств.
  3. Установленный законом перечень источников сведений является окончательным и расширенному толкованию не подлежит.
  4. Доказательства обязательно должны содержать какие-либо сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела. Они должны обладать свойством относимости. Относимость доказательств — это обязательное свойство сведений (без его наличия нет доказательства), проявляющееся в их возможной связи с исследуемым в уголовном процессе происшествием.
  5. Поэтому, когда, к примеру, протокол следственного действия в целом или его часть не содержат такого рода информации, председательствующий в суде присяжных вправе не разрешить присяжным заседателям знакомиться с содержанием такого протокола (прилагаемой к протоколу фототаблицы, фотографий и т.п.) <440>.

———————————

<440> См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5.

 

  1. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ страны от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» (п. 3) разъясняется, что, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта <441>, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание, например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний <442>. С точки зрения теории доказательств это разъяснение означает, что высший судебный орган страны ориентирует нижестоящие суды на то, чтобы в приговоре не ограничиваться перечислением источников (формы закрепления) сведений, но и анализировать содержание доказательств.

———————————

<441> Здесь можно было бы говорить и о заключении, и о показаниях специалиста.

<442> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5. С. 150.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 80, 173, 240 УПК.

 

Статья 75. Недопустимые доказательства

 

Комментарий к статье 75

 

  1. Правильнее было бы настоящую статью именовать «Недопустимые сведения». Все доказательства должны обладать свойством допустимости. Если сведения, которые обнаружены (собраны) следователем (дознавателем и др.), недопустимы (получены с нарушением закона), значит, в данном конкретном случае орган предварительного расследования не располагает доказательством по уголовному делу.
  2. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона не только в силу ст. 75 УПК, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.
  3. Допустимость доказательств — это их соответствие нормам нравственности, истинности, а равно требованиям закона (Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколам к ней) относительно источника, способа собирания и вовлечения в уголовный процесс сведений.
  4. Доказательства по делу являются недопустимыми как в случае их получения в нарушение положений процессуального законодательства Российской Федерации, так и в случае их получения с нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года или Протоколов к ней в толковании Европейского Суда <443>.

———————————

<443> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

 

  1. Решая вопрос о допустимости того или иного доказательства, суды могут руководствоваться разъяснением, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» <444> и п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

———————————

<444> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

 

  1. Решая вопрос о том, является ли доказательство по уголовному делу недопустимым по основаниям, указанным в п. 3 ч. 2 к.с., суд должен в каждом случае выяснять, в чем конкретно выразилось допущенное нарушение. В силу ч. 7 ст. 235 УПК при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым <445>.

———————————

<445> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Там же.

 

  1. Процессуальные источники, в которых содержатся сведения, не отвечающие нормам истинности или нравственности, не должны признаваться доказательствами. Примером доказательства, не соответствующего нормам истинности, могут быть показания допрошенного в качестве свидетеля экстрасенса о месте, где зарыт труп, или о приметах преступника, если, с его слов, он узнал эти сведения с помощью магии. Уровень развития нашего общества и представлений об иррациональных явлениях не позволяет протокол следственного действия, содержащий такую информацию, даже правильно с точки зрения закона оформленный, признать допустимым доказательством.
  2. Вполне правомерно признать недопустимым доказательством протокол допроса, содержание которого изложено в нецензурных выражениях, даже когда он полностью соответствует сказанному на допросе.
  3. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона (недопустимыми), если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.
  4. Не любое нарушение требований УПК приводит к тому, что доказательство становится недопустимым. Несущественные, бесспорно не влияющие на доказательственное значение закрепленных в доказательстве сведений нарушения не должны влечь за собой признания доказательства недопустимым. Не следует, к примеру, признавать недопустимым протокол следственного действия, если вместо имени и отчества, как требует п. 3 ч. 3 ст. 166 УПК, участвующего в нем должностного лица органа дознания в протоколе указаны лишь инициалы последнего.
  5. В соответствии с ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и на основании п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица. Согласно п. 3 ч. 4 ст. 46, п. п. 2 — 5 ч. 3 ст. 49 УПК каждый подозреваемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента возбуждения в отношении его уголовного дела, с момента фактического задержания в случаях, предусмотренных ст. ст. 91 и 92 УПК либо в случае применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК меры пресечения в виде заключения под стражу, с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК, с момента объявления ему постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а также с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. Каждый обвиняемый в силу указанной конституционной нормы и на основании п. 8 ч. 4 ст. 47 и п. 1 ч. 3 ст. 49 УПК имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. При нарушении этого конституционного права все объяснения лица, в отношении которого проводилась проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, а также показания подозреваемого, обвиняемого и результаты следственных и иных процессуальных действий, произведенных с их участием, должны рассматриваться судами как доказательства, полученные с нарушением закона <446>.

———————————

<446> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Там же.

 

  1. Примером доказательства, полученного с нарушением закона, может служить протокол допроса подозреваемого, обвиняемого, его супруга и близкого родственника, без разъяснения им ст. 51 Конституции РФ и с одновременным предупреждением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний <447>; заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту; представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д. <448> (см. также комментарий к ст. 282 УПК).

———————————

<447> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Там же; Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 2 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 5.

<448> См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31 мая 1995 г. // Российская юстиция. 1995. N 11.

 

  1. В случае признания доказательства полученным с нарушением закона суд должен мотивировать свое решение об исключении его из совокупности доказательств по делу, указав, в чем выразилось нарушение закона <449>.

———————————

<449> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре» // Там же. С. 150.

 

  1. По общему правилу недопустимые доказательства не должны участвовать в процессе доказывания не только при рассмотрении дела судом присяжных, но и в обычном порядке, не только в судебных, но и в досудебных стадиях.
  2. Не только обвинительные, но и оправдательные сведения должны фиксироваться без нарушения закона. Между тем признание доказательства недопустимым — это не обязанность, а право суда. В связи с чем суд может, исходя из обстоятельств дела и хода его расследования, не признавать недопустимым оправдательное или смягчающее наказание доказательство.
  3. Показания обвиняемого (подозреваемого), данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подсудимым в суде, не имеют юридической силы и тогда, когда участие в данном деле и, соответственно, в данном допросе защитника было обязательно, и когда обвиняемый (подозреваемый) по собственной инициативе отказался от помощи защитника на предварительном следствии. О случаях, когда участие защитника в деле обязательно, см. содержание и комментарий к ст. 51 УПК.
  4. См. также комментарий к ст. ст. 7, 39, 73, 74, 144, 335, 425, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК.

 

Статья 76. Показания подозреваемого

 

Комментарий к статье 76

 

  1. Показания подозреваемого — это полученная в соответствии с требованиями УПК, содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно подозреваемым описательной части протокола допроса) подозреваемого, правильность отражения которой в протоколе допроса (очной ставки, проверки показаний на месте) он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  2. Показания подозреваемого от других видов доказательств отличают следующие понятиеобразующие признаки:

а) показания подозреваемого — это, как правило, устная речь указанного лица (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно допрашиваемым описательной части протокола допроса подозреваемого);

б) это устная (иная) речь лица, наделенного статусом подозреваемого;

в) показания подозреваемого могут быть даны только на допросе, очной ставке или во время проверки его показаний на месте;

г) повторный допрос подозреваемого в отношении того же преступления, в совершении которого он подозревается, в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого подозреваемого.

  1. Предмет показаний подозреваемого, прежде всего, состоит из тех обстоятельств, которые послужили основанием возникновения юридического факта, наделившего лицо статусом подозреваемого: его задержания в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК либо возбуждения в отношении него уголовного дела, или же применения (избрания) к нему меры пресечения в порядке ст. 100 УПК.
  2. В процессе допроса (очной ставки и др.) у него также могут устанавливаться сведения об иных обстоятельствах, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК).
  3. Часть ученых полагает, что показания подозреваемого — это всегда лишь «его устное сообщение» <450>. «Подозреваемый вправе изложить показания в протоколе собственноручно, но лишь после дачи их в устной форме» <451>. Это правило касается большинства, но не всех без исключения случаев получения (дачи) показаний подозреваемым. «Устный» означает «произносимый» <452>, «такой, который произносят» <453>. «Произношение» же — это «воспроизведение звуков речи» <454>. «Произносить» — «говорить» что-нибудь, как-нибудь <455>. «Говорить», в свою очередь, означает «с помощью языка выражать словами свои мысли, сообщать» что-нибудь <456>.

———————————

 

Примечание.

Учебник В.В. Вандышева «Уголовный процесс. Общая и Особенная части» включен в информационный банк согласно публикации — Контракт, Волтерс Клувер, 2010.

 

<450> См.: Вандышев В.В. Указ. соч. С. 216.

<451> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Спарк, 2002. С. 167; и др.

<452> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 730.

<453> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 206.

<454> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 530.

<455> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 156.

<456> См.: Там же. С. 40.

 

  1. Таким образом, немой (глухонемой) подозреваемый не может дать показания устно. Он не имеет физической возможности с помощью языка выразить словами свои мысли, сообщить следователю (дознавателю и др.) имеющие отношение к уголовному делу сведения. Обычно такой подозреваемый в состоянии дать показания с помощью жестов или дактилологии. Тогда его показания — это не устная, а жестовая либо воспроизводимая пальцами рук речь. Но нельзя отрицать ситуацию, когда подозреваемый стал немым (глухонемым) недавно. Он в состоянии изложить письменно в протоколе допроса свои показания, но не владеет техникой жестовой речи и (или) дактилологии. Что же, в такой ситуации он должен быть лишен закрепленного в п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК своего права давать показания? Конечно же, нет. Он показания все равно дать вправе. Показания в этом и только в этом случае он может дать письменно, собственноручно записав их в протоколе допроса. В такой ситуации показаниями последовательно именовать письменно, с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства сообщенные, имеющие отношение к уголовному делу сведения.
  2. Показания подозреваемым могут быть даны (сообщены имеющие отношение к предмету доказывания сведения) не только во время допроса. Закрепленное в п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК право подозреваемого давать показания может быть реализовано также во время очной ставки и (или) проверки показаний подозреваемого на месте. Подозреваемый «дает» показания, когда произносит устную речь (жестовую речь, дактилологию, а при невозможности данной формы дачи показаний — когда собственноручно записывает свои показания в описательной части протокола) при производстве любого из вышеуказанных следственных действий: сообщает сведения путем свободного рассказа и (или) отвечает на заданные ему участниками следственного действия вопросы.
  3. Показания подозреваемый может дать лишь в интервале времени от возбуждения в отношении него уголовного дела (задержания его в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК либо применения к нему меры пресечения в порядке ст. 100 УПК) до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого либо прекращения в отношении него уголовного преследования (уголовного дела).
  4. В к.с. говорится о допросе, проведенном в соответствии с требованиями лишь ст. ст. 187 — 190 УПК. Между тем при получении показаний подозреваемого должны соблюдаться также правила, закрепленные в ст. ст. 9, 11, 46, 53, 92, 164, 166 — 169, 425 и в некоторых других статьях УПК.
  5. См. также комментарий к ст. ст. 73 — 75, 79, 187 — 190, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК <457>.

———————————

<457> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Показания подозреваемого. Комментарий к статье 76 УПК. М., 2006; Рыжаков А.П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 77. Показания обвиняемого

 

Комментарий к статье 77

 

  1. Показания обвиняемого — это содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно свидетелем описательной части протокола допроса) допрашиваемого в порядке ст. ст. 173, 174, 187 — 190 и 275 УПК (без нарушения норм нравственности, истинности) обвиняемого, правильность отражения которой в протоколе допроса (очной ставки, проверки показаний на месте) он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  2. На доказательственное значение данной разновидности доказательств никак не влияет их наименование. Хотя правильнее во всех процессуальных документах именовать их именно показаниями обвиняемого, практические работники иногда не видят разницы между процессуальным действием, «дачей объяснений по предъявленному обвинению» и результатом таковых — «показаниями обвиняемого». Даже высший орган правосудия нашего государства ссылается на «объяснение» <458> обвиняемого как на разновидность доказательства.

———————————

<458> См., к примеру: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 марта 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 11.

 

  1. Критерии показаний обвиняемого как самостоятельного вида доказательств.

а) показания обвиняемого — это всегда устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно обвиняемым описательной части протокола допроса) указанных лиц;

б) это устная речь лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, обвинительный акт или обвинительное постановление, а по делам частного обвинения, когда по заявлению не проводилось досудебного производства, лица, в отношении которого подана жалоба, с момента констатации наличия в распоряжении мирового судьи оснований для назначения судебного заседания или же после соединения встречного заявления с первоначальным. Соответственно предполагается, что он будет нести уголовную ответственность за событие, являющееся предметом исследования по делу;

в) показания обвиняемого могут быть даны только на допросе (очной ставке, проверке показаний на месте);

г) повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого.

  1. Обвиняемые сообщают на допросах и очных ставках сведения, которые ими восприняты как вне, так и в рамках уголовного процесса. В отличие от показаний свидетеля законодатель не предусмотрел случаев, когда бы обвиняемый не имел права давать показания.
  2. О каждом допросе обвиняемого следователь (дознаватель и др.) обязан составлять протокол с соблюдением общеобязательных для всех протоколов следственных действий требований.
  3. При получении показаний у обвиняемого узнают сведения о всех и каждом из обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК).
  4. Обвиняемый не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Отказ от дачи показаний не является обвинительным доказательством и не лишает обвиняемого его процессуальных прав, а также не освобождает следователя (дознавателя и др.) от обязанности обеспечить возможность реализации последних.
  5. См. также комментарий к ст. ст. 73 — 75, 79, 173, 174, 187 — 190, 275, 425 УПК <459>.

———————————

<459> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 78. Показания потерпевшего

 

Комментарий к статье 78

 

  1. Показания потерпевшего — это содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо собственноручно сделанная в протоколе следственного действия допрашиваемым потерпевшим, содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения запись) допрашиваемого в порядке ст. ст. 187 — 192, 277, 279, 280 и некоторых других статей УПК (без нарушения норм нравственности, истинности) признанного потерпевшим лица, правильность отражения которой в протоколе допроса (очной ставки, проверки показаний на месте) он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  2. Потерпевший, так же как и свидетель, не несет уголовной ответственности за совершение расследуемого преступления. Именно поэтому у показаний потерпевшего и свидетеля очень много общего.
  3. Понятиеобразующие признаки, предмет показаний, условия, порядок собирания, оформления и оценки показаний, а также процедура осуществления привода потерпевшего такие же, как и у свидетеля.
  4. Полагаем, существует, по меньшей мере, два вида показаний потерпевшего:

— устная речь допрашиваемого потерпевшего;

— иная форма изложения допрашиваемым потерпевшим имеющих отношение к делу сведений.

  1. Последняя допустима лишь в тех случаях, когда потерпевший объективно лишен возможности устно сообщить следователю (дознавателю и др.) имеющую отношение к уголовному делу информацию.
  2. Вторая разновидность показаний может быть выражена в двух формах:

— жестовая речь, дактилология допрашиваемого потерпевшего;

— собственноручно сделанная в протоколе следственного действия допрашиваемым потерпевшим, содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения запись.

  1. У каждого из названных видов (форм) показаний потерпевшего свой собственный момент появления их в уголовно-процессуальном доказывании (уголовном процессе). Этим моментом является та временная грань, после которой имеющие отношение к уголовному делу сведения становятся содержанием уголовно-процессуального доказательства, именуемого показаниями потерпевшего, причем именно показаний, а не протокола следственного действия, коим является протокол такого следственного действия, как допрос (очная ставка, проверка показаний на месте).
  2. Как определить момент, с которого в уголовном процессе появляются показания потерпевшего? Нам представляется, что для этого следует понять, что существует разница между показаниями потерпевшего и протоколом его допроса. На то, что это не одно и то же, указывает анализ УПК. В названном законе законодатель ни разу не усомнился в том, что допрос, очная ставка — это следственные действия, а протокол допроса (очной ставки) — это протокол следственного действия. Причем он же видит различия между показаниями, в том числе показаниями потерпевшего, и протоколом следственного действия (протоколом допроса). И это не только те отличия, которые следуют из редакции ч. 2 ст. 74 УПК, но и те выражения, которые им используются в других статьях УПК. К примеру, в ст. 190 УПК законодатель требует показания допрашиваемого лица записывать в протоколе допроса (протоколе, составляемом в соответствии со ст. ст. 166 и 167 УПК) от первого лица и по возможности дословно; «факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокол» и т.п.
  3. Из сказанного напрашивается вывод, что есть показания, а есть протокол допроса. И это разные виды доказательств. Тогда возникает вопрос, а одновременно или же в разное время они становятся доказательствами с позиции уголовно-процессуального закона? Почему мы задаем такой вопрос? Да потому, что в юридической литературе встречаются высказывания, согласно которым «дача показаний… означает изложение в устной, письменной или конклюдентной форме информации о любых обстоятельствах, имеющих существенное значение для разбирательства по делу, завершающееся подписанием соответствующего протокола» <460>. Получается, пока нет протокола следственного действия, нет и показаний потерпевшего. Но все ли так просто?

———————————

<460> См.: Сверчков В. Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод // Законность. 2002. N 11.

 

  1. Если представить ситуацию, что на допросе показания дает потерпевший, то временные рубежи, которые проходят имеющие отношение сведения, и у показаний потерпевшего, и у протокола допроса (протокола следственного действия) одинаковы. Различаться они могут лишь по форме, причем той форме, которая должна быть у показаний потерпевшего и которая должна соблюдаться при оформлении протокола следственного действия.
  2. Нам представляется доказательство, вне зависимости от того, о какой разновидности источника таковых идет речь, появляется с того момента, когда в уголовный процесс вовлекается объект, содержание которого составляют имеющие отношение к данному уголовному делу сведения, а форма полностью соответствует признакам одного из источников доказательств. Все упирается в систему этих признаков.
  3. Думается, что применительно к показаниям потерпевшего таковые имеются еще до завершения оформления протокола допроса (очной ставки). И поэтому мы считаем последовательным применительно к некоторой разновидности доказательств, в том числе и к показаниям потерпевшего, вычленять элемент — закрепление доказательств. Те, кто отрицает существование такого элемента процесса доказывания, сами того не подозревая, к признакам показаний потерпевшего должны будут относить составление протокола следственного действия (протокола допроса). А не получается ли, что мы таким образом «телегу ставим впереди лошади»? Не в протокол следственного действия заносятся показания потерпевшего, а показания потерпевшего якобы имеют место, только если следователь (дознаватель и др.) соизволит их занести в протокол следственного действия. А если следователь (дознаватель и др.) окажется не вполне добросовестным, что же, потерпевший, сообщавший на допросе имеющие отношение к уголовном делу сведения, не давал показаний? А если показаний не было, то что фиксировалось в протоколе допроса? Если считать, что показания потерпевшего и протокол его допроса в уголовном процессе появляются одновременно — с момента окончательного оформления последнего, то не получится ли, что следователь (дознаватель и др.) просто не будет иметь возможности занести показания потерпевшего в протокол следственного действия (протокол допроса). Налицо замкнутый круг. Без показаний потерпевшего протокол его допроса невозможен, а показаний не может быть без протокола допроса. Данные рассуждения и приводят нас к мысли, что в уголовно-процессуальном доказывании сначала появляется доказательство показания потерпевшего, а затем после фиксации таковых в протоколе допроса — новое, пусть и производное, но все же другое доказательство — протокол следственного действия, коим является протокол допроса потерпевшего.
  4. И еще один важный момент. Доказывание осуществляет следователь (дознаватель и др.), суд (судья). Без него нет доказывания. Соответственно, пока хотя бы один из названных субъектов не узнал о существовании имеющих отношение к уголовному делу сведений, уголовно-процессуального доказательства быть не может. Он может не быть уверенным в том, что имеет дело именно с доказательством, так как сведения им еще не проверены и не оценены. Но о том, что есть сведения, имеющие отношение к уголовному делу, он должен знать точно. Кто-то может сказать, что пока он не убедился в относимости и, что еще более важно, в допустимости использования данных сведений в качестве уголовно-процессуального доказательства, нет самого доказательства. Между тем мы бы возразили. Во-первых, от того, что известно следователю (дознавателю и др.), объективная реальность не меняется. Доказательства могут быть еще не проверены и не оценены, но уже иметься в деле. Во-вторых, если говорить о том, что до проверки и оценки доказательств нет доказательств, то проверка и оценка станут элементом собирания таковых, а весь процесс доказывания сведется к одному элементу — «собиранию доказательств» или, как таковой именует В.А. Семенцов, «формированию доказательств» <461>.

———————————

<461> См.: Семенцов В.А. Формирование доказательств в структуре уголовно-процессуального доказывания // Актуальные проблемы права России и стран СНГ: Тез. докл. (Челябинск, 29 — 30 марта 2007 г.). Челябинск, 2007.

 

  1. Если исходить из указанной посылки, то можно заключить, что показания потерпевшего в уголовном процессе появляются в следующие моменты:

— выраженные в устной речи — тогда, когда производящий допрос (очную ставку, проверку показаний на месте) следователь (дознаватель и др.) услышал от допрашиваемого потерпевшего имеющие отношение к уголовному делу сведения;

— выраженные в жестовой речи, дактилологии — когда производящий допрос (очную ставку, проверку показаний на месте) следователь (дознаватель и др.) узнал (обычно от переводчика), какие именно имеющие отношение к уголовному делу сведения сообщил допрашиваемый потерпевший;

— выраженные в собственноручно сделанной в протоколе следственного действия допрашиваемым потерпевшим (когда до этого в рамках того же следственного действия им эти показания не давались ни в устной, ни в жестовой форме) записи — после того как следователь (дознаватель и др.) прочитал то, что написал в протоколе допроса допрашиваемый потерпевший.

  1. После этого в уголовном процессе уже имеются показания потерпевшего, которые согласно ч. 2 ст. 190 УПК «записываются» в протокол следственного действия «от первого лица и по возможности дословно». Фиксация показаний потерпевшего в протоколе допроса осуществляется уже после их формирования, и, соответственно, это уже элемент другой части процесса доказывания. Нами таковая именуется закреплением доказательств.
  2. Спецификой оценки показаний потерпевшего является учет следователем (дознавателем и др.) и судом эмоциональной нагрузки, которая всегда сопровождает, в особенности первые, показания потерпевшего. Потерпевший иногда заинтересован в преувеличении размера причиненного ему ущерба и результатах разрешения уголовного дела. Условия, в которых он наблюдал преступление, могут влиять на его восприятие события, примет преступника, места его совершения. В отличие от свидетеля, который по общему правилу обязан давать показания, потерпевшему к указанной обязанности добавляется еще и право давать таковые. Все эти и многие другие обстоятельства должны учитываться следователем (дознавателем и др.) и судом при оценке показаний потерпевшего.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 42, 73 — 75, 79, 113, 187 — 192, 277 УПК <462>.

———————————

<462> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 79. Показания свидетеля

 

Комментарий к статье 79

 

  1. Показания свидетеля — это содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно свидетелем описательной части протокола допроса) допрашиваемого в порядке ст. ст. 187 — 192 и 278 УПК (без нарушения норм нравственности, истинности) не являющегося обвиняемым (подозреваемым, потерпевшим, экспертом или специалистом) лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, правильность отражения которой в протоколе допроса (очной ставки, проверки показаний на месте) он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  2. Понятиеобразующими признаками показаний свидетеля являются следующие положения:

а) показания свидетеля — это всегда устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно свидетелем описательной части протокола допроса);

б) это устная речь (реже, при невозможности устно сообщить информацию, — жестовая речь, дактилология либо содержание написанной собственноручно свидетелем описательной части протокола допроса), во-первых, лица, которое не является обвиняемым (подозреваемым, потерпевшим, экспертом или специалистом); во-вторых, она содержит в себе сведения, имеющие отношение к данному конкретному уголовному делу;

в) правильность отражения сообщенной свидетелем информации в протоколе допроса, очной ставки или проверки показаний на месте свидетель готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия;

г) показания свидетеля могут быть даны только в порядке, предусмотренном УПК для допроса, очной ставки или проверки показаний на месте;

д) при сообщении свидетелем сведений не были нарушены нормы нравственности и (или) истинности.

  1. В ч. 2 к.с. сказано, что свидетель «может быть» допрошен об определенного рода обстоятельствах. Использование здесь словосочетания «может быть» указывает на то, что, во-первых, допрос свидетеля — это не обязанность, а право следователя (дознавателя и др.); во-вторых, свидетеля нельзя допрашивать об иных, не указанных в ч. 2 ст. 79 УПК обстоятельствах.
  2. Под «обстоятельствами» здесь понимаются явления, имевшие место в прошлом, или иначе «событие, факт, который влияет на что-нибудь» <463>. Обстоятельства обладают определенными отличительными признаками, свойствами. Часть из таковых имеет значение для расследования и (или) разрешения уголовного дела, часть — нет. Те, которые имеют значение для производства по уголовному делу, и составляют содержание термина «обстоятельства», о котором идет речь в ч. 2 к.с.

———————————

<463> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 112.

 

  1. Причем обстоятельствами в рассматриваемом смысле этого слова являются лишь те факты, события, которые лицо наблюдало лично. Показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, доказательствами не являются в связи с отсутствием в них такого свойства доказательств, как допустимость (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).
  2. Обстоятельства, о которых может быть допрошен свидетель, в обязательном случае должны быть «относящимися к уголовному делу». «Относящиеся» — это значит, которые могут иметь связь с исследуемым в ходе уголовно-процессуального производства явлением. Не обязательно они имеют эту связь. Достаточно наличия вероятности таковой. В ч. 1 ст. 56 УПК, где законодатель пытается сформулировать понятие «свидетель», речь идет об «обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения уголовного дела». Это те же самые обстоятельства.
  3. В данном случае речь идет о двух видах обстоятельств:

— обстоятельства, составляющие предмет доказывания (ст. ст. 73, 421, 434 УПК);

— не отнесенные к предмету доказывания, однако, имеющие отношение к уголовному делу обстоятельства.

  1. Вторая группа обстоятельств, в свою очередь, может быть разделена также на две самостоятельные группы:

— обстоятельства, имевшие место до возбуждения уголовного дела;

— имеющие значение для расследования и (или) разрешения уголовного дела обстоятельства собирания фактических данных субъектами, о которых идет речь в ст. 86 УПК.

  1. Не являющиеся элементом предмета доказывания обстоятельства, имевшие место до возбуждения уголовного дела, — это те обстоятельства, сведения о которых являются содержанием косвенных доказательств. Сведения об определенной совокупности таких обстоятельств позволяют установить наличие иного, но уже являющегося элементом предмета доказывания обстоятельства.
  2. Сведения об обстоятельствах собирания фактических данных субъектами, о которых идет речь в ст. 86 УПК, позволяют определить, допустимо или нет «имеющееся в уголовном деле доказательство». В ряде случаев без показаний свидетелей, которые могут располагать указанного вида информацией, в такой ситуации обойтись достаточно трудно. Именно поэтому следователь (дознаватель и др.) в такой ситуации вынужден принять меры к получению и указанного рода показаний свидетеля.
  3. Обстоятельства известны посредством отражения в сознании гражданина сведений о них. Соответственно, свидетелю известны сведения (данные, информация), а не сами обстоятельства, которых на момент, когда лицо обладает статусом свидетеля, вообще уже не существует. На этот момент есть лишь фактические данные, которыми располагает свидетель, так как именно они запечатлелись в его сознании. Мы говорим «обстоятельства», подразумеваем данные, мы говорим «данные», подразумеваем обстоятельства. Причем характеристики «обстоятельств», заложенные законодателем в ч. 2 к.с. («любые, относящиеся к уголовному делу» и др.), касаются не только самих обстоятельств, но и, бесспорно, сведений об этих обстоятельствах.
  4. Из свидетельских показаний может выясняться, когда, где и по какому поводу свидетель встречался с обвиняемым, потерпевшим и (или) другим свидетелем, в чем выражалось и на какой почве состоялось их общение, имеются ли у них общие интересы и т.п.
  5. Показания свидетеля — это источник доказательств. Они должны быть оценены и проверены. Свои выводы компетентный орган (должностное лицо) строит на анализе:

1) личности самого свидетеля: свойств его памяти, психического и психологического состояния, возраста, здоровья, определенного опыта, темперамента, склонности к преувеличению или приуменьшению увиденного и т.п.;

2) природных условий, при которых он воспринимал явление: времени, места, погоды, освещения, видимости, слышимости, продолжительности восприятия, расстояния до объекта;

3) размера промежутка времени, который прошел с момента, когда лицо воспринимало явление;

4) обстановки дачи показаний.

  1. Показания свидетелей — это равнозначные другим источникам сведений доказательства. Между тем не стоит забывать, практика показывает, что самый добросовестный свидетель вполне может сообщать не отвечающие истине сведения. Ведь человеку свойственно заблуждаться.
  2. См. также комментарий к ст. ст. 73 — 75, 187 — 191, 278 УПК <464>.

———————————

<464> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Показания свидетеля — самый распространенный вид доказательств. Комментарий к статье 79 УПК. М., 2006; Рыжаков А.П. Свидетель и понятой: понятие, права, обязанности. Показания свидетеля: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 80. Заключение и показания эксперта и специалиста

 

Комментарий к статье 80

 

  1. Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы (см. также комментарий к ст. 196 УПК).

Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с ч. 3 к.с. <465>.

———————————

<465> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 2.

 

  1. Заключение же эксперта — это составленный должным образом экспертом в связи с вынесенным компетентным органом постановлением о назначении судебной экспертизы письменный документ, в котором он (эксперт) излагает ход проведенного исследования и свои выводы (вероятного или категоричного характера) по вопросам, требующим специальных познаний, обычно — в науке, технике, искусстве или ремесле. В заключении эксперта могут излагаться проведенные им исследования и выводы не только по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами, но и по обстоятельствам, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы (ч. 2 ст. 204 УПК).
  2. Заключение эксперта от всех других доказательств отличается следующими признаками:

1) заключение эксперта может быть составлено лишь в связи с назначением экспертизы посредством специально вынесенного постановления;

2) производит и оформляет результаты процессуального действия не следователь (дознаватель и др.), суд, а иной субъект — лицо, обладающее специальными знаниями, обычно в области науки, техники, искусства или ремесла;

3) в заключении эксперта могут фиксироваться результаты опытных действий.

  1. Заключение эксперта является в соответствии с законом одним из видов доказательства и дается на основании произведенных исследований. Эксперту могут быть поставлены вопросы, входящие в компетенцию специалиста; постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к заключению эксперта <466>.

———————————

<466> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 сентября 1975 г. N 5 «О соблюдении судами РФ процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» // Там же. С. 422 — 423.

 

  1. В необходимых случаях, когда установление того или иного обстоятельства невозможно путем проведения отдельных судебных экспертиз либо это выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, может быть назначена комплексная судебная экспертиза.
  2. Комплексная судебная экспертиза представляет собой проведение ряда исследований, осуществляемых несколькими экспертами на основе использования разных специальных познаний.
  3. Результат проведения комплексной судебной экспертизы может быть оформлен совместным экспертным заключением. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты он лично установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт вправе подписать лишь ту часть заключения, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований. Если основанием окончательного вывода являются факты, установленные другим экспертом, то об этом также должно быть указано в заключении.
  4. Требование закона о том, что эксперт дает заключение от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными знаниями, и несет за данное им заключение личную ответственность, полностью распространяется на лиц, участвовавших в производстве комплексной судебной экспертизы.
  5. При оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования <467>.

———————————

<467> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 2.

 

  1. Игнорирование этого правила, некритическое отношение к сведениям, содержащимся в заключении эксперта может привести к принятию незаконного решения по делу <468>. Аналогичны правила оценки заключения специалиста, которое также не имеет заранее установленной силы.

———————————

<468> См., к примеру: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 2.

 

  1. Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения <469>.

———————————

<469> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 2.

 

  1. После того как экспертом подготовлено заключение эксперта, он может быть допрошен. Допрос эксперта возможен по инициативе следователя (дознавателя и др.), суда либо по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или его защитника. В ходе допроса формируется такое доказательство, как показания эксперта.
  2. Показания эксперта — это разъясняющая или уточняющая подготовленное им заключение (часть такового) устная речь допрашиваемого в порядке ст. ст. 205 и 282 УПК (без нарушения норм нравственности, истинности) эксперта, правильность отражения которой в протоколе допроса он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  3. Понятиеобразующими признаками такой разновидности доказательств, как показания эксперта, являются следующие положения:

а) показания эксперта — это всегда устная речь;

б) это устная речь лица, которое провело назначенное лицом, ведущим производство по уголовному делу, исследование и подготовившего письменное заключение (заключение эксперта);

в) содержание показаний — сведения, разъясняющие заключение (или его часть) данного эксперта;

г) показания эксперта могут быть даны только в порядке, предусмотренном УПК для допроса;

д) правильность отражения сообщенной экспертом информации в протоколе допроса эксперт готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия;

е) при сообщении экспертом сведений не были нарушены нормы нравственности и (или) истинности.

  1. Заключение специалиста — это документ, составленный должным образом специалистом в связи с поставленными перед ним сторонами вопросами, задаваемыми обычно в области науки, техники, искусства или ремесла, в котором он (специалист) излагает свои суждения (вероятного или категоричного характера) по данным вопросам. В заключении специалиста могут излагаться суждения не только по вопросам, поставленным перед экспертом сторонами, но и по обстоятельствам, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы (по аналогии с ч. 2 ст. 204 УПК, касающейся заключения эксперта).
  2. Заключение специалиста от заключения эксперта отличается следующими признаками:

а) законом не урегулирован порядок вынесения постановления, в котором бы излагались поставленные перед специалистом вопросы, а также самого заключения специалиста;

б) специалист не подлежит ответственности и соответственно не предупреждается о таковой по ст. 307 УК за дачу заведомо ложного заключения;

в) законом не предусмотрено проведение опытных действий в целях формирования своих суждений специалистом.

  1. Специалиста следователь (дознаватель и др.) по собственной инициативе либо по ходатайству одной из сторон вправе допросить как после дачи им заключения, так и до (вместо) этого. В ходе допроса специалиста создается такое доказательство, как показания специалиста.
  2. Показания специалиста — это содержащая имеющие отношение к уголовному делу сведения об обстоятельствах, требующих специальных познаний, и (или) разъяснения своего мнения устная речь допрашиваемого (без нарушения норм нравственности, истинности) специалиста, правильность отражения которой в протоколе допроса он готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия.
  3. Понятиеобразующими признаками такой разновидности доказательств, как показания специалиста, являются следующие положения:

а) показания специалиста — это всегда устная речь;

б) это устная речь лица, привлеченного к участию в уголовном процессе в качестве специалиста, то есть обладающего определенными, выходящими за пределы общеизвестных для следователя (дознавателя и др.) знаниями физического лица, вызванного (приглашенного) уполномоченным на то должностным лицом (органом или защитником) для дачи показаний об обстоятельствах, требующих специальных познаний, и (или) разъяснения своего мнения, изложенного в его заключении (высказанного во время участия в искомом качестве в производстве процессуального действия);

в) содержание показаний специалиста — сведения об обстоятельствах, требующих специальных познаний, и (или) разъясняющие его мнение, высказанное в составленном им заключении специалиста (во время участия в качестве специалиста в производстве процессуального действия);

г) показания специалиста могут быть даны только в порядке, предусмотренном УПК для допроса;

д) правильность отражения сообщенной специалистом информации в протоколе допроса эксперт готов удостоверить своей подписью на каждой из страниц протокола следственного действия;

е) при сообщении специалистом сведений не были нарушены нормы нравственности и (или) истинности.

  1. Заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (ч. 2 ст. 74 УПК). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.
  2. Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство <470>.

———————————

<470> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 2.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 58, 195, 204, 205, 240, 271, 282, 389.2, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК <471>.

———————————

<471> Более полный комментарий института показаний эксперта и специалиста см.: Рыжаков А.П. Собирание (проверка) доказательств. Показания как средство доказывания: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.

 

Статья 81. Вещественные доказательства

 

Комментарий к статье 81

 

  1. Вещественные доказательства — это вовлеченные в уголовный процесс орудия преступления, предметы, на которые были направлены преступные действия, деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления (указанные в ч. 1 ст. 104.1 УК), а также все иные предметы и (или) документы, отобразившие на себе вне уголовного процесса информацию (следы) о событии преступления.
  2. Признаки, отличающие вещественные доказательства от иных разновидностей источников сведений (протоколов следственных действий, иных документов и др.), следующие:

1) имеющая отношение к делу информация отражается на предмете (документе) не в момент производства следственного (судебного) действия, а за рамками уголовного процесса;

2) в процесс отражения на предмете и (или) документе сведений, имеющих отношение к делу, не вовлечено сознание человека;

3) третий критерий подробно рассматривается при характеристике понятиеобразующих признаков иных документов (см. комментарий к ст. 84 УПК).

  1. Все предметы, которые никак нельзя признать документами даже в общежитейском смысле этого слова, равно как имущество, деньги и ценности, полученные в результате преступления (указанные в ч. 1 ст. 104.1 УК), на которых отражена имеющая отношение к делу информация, должны выступать в уголовном процессе как вещественные доказательства. Таковыми следует признавать и носители имеющей отношение к делу информации, которые представляют для следователя (дознавателя и др.), суда интерес в связи со своими внешними признаками (цвет, размер, вес и т.д.), любое орудие преступления или предмет, на которые были направлены преступные действия, а равно документы, запечатлевшие на себе событие преступления.
  2. В качестве вещественного доказательства может быть использована аудио-, видео-, кинозапись, на которой зафиксировано событие преступления, к примеру, факт передачи взятки <472>, вымогательства <473> и др.

———————————

<472> На такие носители информации, как на доказательства обвинения, ссылается в своей практике высший орган правосудия нашего государства. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 декабря 1993 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 11.

<473> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 5.

 

  1. Изъятые предметы, документы, ценности, о которых идет речь в части 1 к.с., должны быть осмотрены (в необходимых случаях — с участием специалиста), подробно описаны в протоколе осмотра. В протоколе указываются количественные и качественные характеристики предметов, все другие индивидуальные признаки, позволяющие выделить объект из числа ему подобных и обусловливающие его доказательственное значение.
  2. Определение при осмотре разновидности драгоценного металла (золото, серебро, платина и металлы платиновой группы), драгоценных камней и жемчуга производится с учетом мнения специалиста или заключения эксперта. В иных случаях в протоколе осмотра отражается только цвет металла и камней, а также их индивидуальные признаки.
  3. После осмотра предметы специальным постановлением следователя (дознавателя и др.) о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств признаются вещественными доказательствами и соответственно приобщаются к делу.
  4. В приговоре суда, постановлении или определении о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о судьбе вещественных доказательств, при этом:

1) орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации или уничтожаются; предметы, представляющие интерес с точки зрения криминалистики, могут быть переданы в кабинеты криминалистики, экспертно-криминалистические подразделения и музеи органов внутренних дел, органов ФСБ;

2) вещи, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

3) изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности, Перечень которых установлен Постановлением Правительства РФ от 7 марта 2014 года N 180 «Об утверждении Перечня товаров легкой промышленности, изъятых из незаконного оборота или конфискованных при производстве по уголовным делам или делам об административных правонарушениях и подлежащих уничтожению, а также о порядке их уничтожения», подлежат уничтожению в порядке, установленном Положением о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено <474>;

———————————

<474> См.: Постановление Правительства РФ от 23 августа 2012 года N 848 «О порядке реализации или уничтожения предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено» // Собрание законодательства РФ. 2012. N 36. Ст. 4900.

 

4) вещи, не представляющие никакой ценности и не могущие быть использованными в качестве утиля, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть выданы им;

5) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;

6) подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством РФ (за исключением тех, что названы в предыдущем пункте):

а) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. ч. 2 — 4 ст. 111, ч. 2 ст. 126, ст. ст. 127.1, 127.2, ч. 2 ст. 141, ст. 141.1, ч. 2 ст. 142, ст. 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), ст. ст. 146, 147, ст. ст. 153 — 155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), ст. ст. 171.1, 171.2, 174, 174.1, 183, ч. ч. 3 и 4 ст. 184, ст. ст. 186, 187, 189, ч. ч. 3 и 4 ст. 204, ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, ч. 2 ст. 228.2, ст. ст. 228.4, 229, 231, 232, 234, 240, 241, 242, 242.1, 258.1, 275, 276, 277, 278, 279, 281, 282.1, 282.2, 283.1, 285, 290, 295, 307 — 309, 355, ч. 3 ст. 359 УК общественно опасных деяний (преступлений), или являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена ст. ст. 200.1, 226.1 и 229.1 УК, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из запрещенных уголовным законом деяний (преступлений), предусмотренных в предыдущем подпункте статьями УК, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

7) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным учреждениям. Вопрос о возврате документов из дела решается в зависимости от характера последних и их значения;

8) остальные вещи возвращаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства; в случае спора о принадлежности этих вещей спор этот подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

  1. Принадлежащие осужденному предметы, признанные вещественными доказательствами, могут быть конфискованы на основании п. 1 к.с. лишь в случае умышленного использования их самим осужденным либо его соучастниками в качестве орудий преступления для достижения преступного результата <475>.

———————————

<475> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 19 «О конфискации орудий преступления, признанных вещественными доказательствами по делу» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997. С. 222.

 

  1. Орудие преступления — автомобиль, не принадлежащий осужденному, которым последний пользовался по доверенности, не может быть конфискован на основании п. 1 к.с. <476>.

———————————

<476> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 августа 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 2.

 

  1. Принадлежащее обвиняемому транспортное средство в соответствии с к. с. подлежит конфискации только в случаях, когда оно использовалось в качестве орудия умышленного преступления. При совершении преступления лицом, признанным виновным в содеянном по ст. 264 УК, транспортное средство не может быть признано орудием преступления <477>.

———————————

<477> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. N 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 2.

 

  1. Суд не должен принимать решение об уничтожении вещественного доказательства — оружия. Огнестрельное оружие передается в органы внутренних дел <478>. Оружие и боеприпасы, приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, после постановления приговора передаются в органы внутренних дел, которые сами решают их судьбу <479>.

———————————

<478> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 4.

<479> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2007 года от 7 ноября 2007 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2.

 

  1. В случае прекращения уголовного дела за отсутствием события преступления владельцам могут быть возвращены по их просьбе документы, являвшиеся вещественными доказательствами и послужившие основанием для возбуждения дела и привлечения к уголовной ответственности (литературные произведения, заявления, обращения и др., в том числе и изготовленные авторами).
  2. После вынесения приговора (определения), постановления о прекращении уголовного дела в книге учета вещественных доказательств делается отметка о состоявшемся решении в отношении вещественных доказательств и иного имущества с указанием содержания и даты решения.
  3. Решение в отношении вещественных доказательств обращается к исполнению после вступления приговора (определения) в законную силу или истечения срока обжалования определения, постановления о прекращении дела.
  4. Если вещественные доказательства и иное имущество находятся на специальном хранении, по месту их хранения направляется копия или выписка из приговора, определения, постановления, в которой указано о дальнейшей судьбе этих объектов. Принятое решение является обязательным для руководителей учреждений, где находятся на хранении вещественные доказательства.
  5. Вещественные доказательства и иное имущество, подлежащее возвращению владельцам, выдаются им в натуре под расписку, которая подшивается в уголовное дело и нумеруется очередным его листом. О возможности получения заинтересованными лицами изъятых у них предметов и ценностей им сообщается письменно, копия уведомления подшивается в уголовном деле. В расписке получатель указывает данные своего паспорта или иного удостоверяющего его личность документа, место проживания. В случае невозможности личной явки владельца предметов и ценностей они могут быть получены по его доверенности другим лицом, расписка которого также приобщается к делу. Если владельцем является предприятие, учреждение, организация, предметы и ценности передаются их представителям при наличии доверенности, удостоверяющего их личность документа и под расписку.
  6. В отдельных случаях орган предварительного следствия, дознания, суд может возвратить владельцам изъятые у них вещи и до принятия решения по делу, если будет признано, что это не явится препятствием для его правильного разрешения.
  7. О принятом решении лица, в отношении которых вынесено постановление о прекращении дела, незамедлительно уведомляются письменно.
  8. Изъятые ценности (деньги) владелец может получить под расписку в течение шести месяцев со дня уведомления его о прекращении дела.
  9. По истечении этого срока суммы, вырученные от реализации ценностей, зачисляются в доход федерального бюджета.
  10. Для обращения к исполнению приговора в части реализации конфискованных судом орудий преступления, которые находятся на хранении в учреждениях, организациях и т.д., выписывается исполнительный лист, который направляется для исполнения в районный суд по месту нахождения вещественных доказательств. Копия сопроводительного письма подшивается в дело. В журнале учета вещественных доказательств отмечается, кому и когда направлен исполнительный лист.
  11. Если вещественные доказательства, подлежащие реализации, хранятся в суде, секретарь под расписку передает исполнительный лист и вещественные доказательства судебному приставу-исполнителю для исполнения. Расписка судебного пристава-исполнителя подшивается в дело и нумеруется очередным его листом. В журнал вносится запись о передаче вещественных доказательств судебному приставу-исполнителю.
  12. В случаях, когда возврату владельцу подлежат изъятые у них промтовары, они возвращаются по решению следователя (дознавателя и др.), суда. Лицу, которому возвращаются изъятые у него промтовары, направляется уведомление, копия которого подшивается в уголовное дело, возврат вещей производится под расписку, в журнале делается соответствующая отметка.
  13. В случае освобождения из-под стражи или прекращения уголовного дела, при вынесении оправдательного приговора владельцам возвращаются все их личные документы.
  14. Уничтожение вещественных доказательств, подлежащих уничтожению в соответствии с действующим законодательством, производится особой комиссией. В органах Следственного комитета РФ, органах ФСБ, органах внутренних дел комиссии создаются в составе трех человек, в том числе следователя (дознавателя и др.), в производстве которого находится данное уголовное дело, работника канцелярии, работника финансового подразделения, в судах — в составе судьи (председателя суда, члена суда) и секретаря суда.
  15. Об уничтожении вещественных доказательств составляется акт, который приобщается к материалам дела. В книге делается соответствующая отметка об исполнении.
  16. В отдельных случаях, если это вызывается особыми свойствами вещественных доказательств, они передаются для уничтожения специальным органам других ведомств (органам внутренних дел, здравоохранения, представителям войсковых частей и т.д.). Вместе с вещественным доказательством, подлежащим уничтожению, направляется копия постановления, приговора (определения) или выписка из него и сопроводительное письмо. Копия сопроводительного письма и документ, подтверждающий получение ведомством вещественного доказательства, подшиваются в дело. В книге делается отметка об исполнении.
  17. Если вещественное доказательство, подлежащее выдаче владельцу или уничтожению, находится на хранении в органе МВД, органе ФСБ, Следственном комитете РФ, Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков, суд направляет в эти органы копию приговора или выписку из него. В сопроводительном письме указывается дата вступления приговора в законную силу и предлагается сообщить суду об исполнении. Копия сопроводительного письма и ответ об исполнении подшиваются в дело.
  18. Вещественные доказательства, другие предметы и ценности, подлежащие возврату их владельцам, хранятся после вступления приговора (определения) в законную силу, истечения срока обжалования постановления следователя (дознавателя и др.) в течение шести месяцев со дня извещения владельца о возможности их возврата. Если в течение этого срока ходатайство о возврате указанных объектов не поступило, они передаются специальной комиссии, которая совместно с финансовыми органами производит их реализацию либо уничтожение. О состоявшемся уничтожении составляется акт, который подшивается в дело.
  19. При вынесении постановления о приостановлении предварительного следствия в нем определяется место хранения вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, изъятых по приостанавливаемому делу. Хранение данных объектов производится по месту ведения следствия, если они не подлежат передаче на специальное хранение, в течение всего времени нахождения приостановленного уголовного дела в данном следственном органе и передаются вместе с делом одновременно с его передачей в другой следственный орган.
  20. По приостановленным уголовным делам в отношении подозреваемых или обвиняемых, местопребывание которых не установлено, изъятое лично им принадлежащее имущество, подвергнутое аресту в целях обеспечения возможной конфискации по приговору суда, может быть после экспертной оценки реализовано в установленном порядке через торговые организации с последующим зачислением вырученных от продажи денег на депозитный счет органа, в производстве которого находится уголовное дело <480>.

———————————

<480> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

 

  1. В ч. 4 к.с. речь идет об объектах, изъятых в промежуток времени между началом уголовного процесса и поступлением уголовного дела в суд (отказом в возбуждении уголовного дела, прекращением такового органом предварительного расследования).
  2. Причем под изъятием здесь, как впрочем и в ст. ст. 182, 183 и др. УПК подразумевается, прежде всего, лишение лица возможности реализации им своего права владеть, а зачастую также пользоваться и распоряжаться предметом (документом).
  3. Именно поэтому «формами» предусмотренного ч. 4 к.с. «изъятия» не обязательно должны быть только принудительные действия. Предметы (документы) могут быть представлены следователю (дознавателю и др.) участниками следственного действия, получены по запросу органа предварительного расследования, получены в результате реализации иного предусмотренного УПК, но не являющегося следственным действием, средства доказывания (переданы по требованию прокурора, получены в ходе ревизии, документальной проверки и т.п.).
  4. Любой вовлеченный в уголовный процесс предмет (документ), не признанный вещественным доказательством, подлежит возврату лицу, у которого он был изъят либо от которого он был получен, если владелец (собственник) объекта ходатайствует об этом. А изъятый в ходе производства следственного действия объект, не признанный вещественным доказательством, должен быть предложен его владельцу для возврата и в случае отсутствия такого ходатайства. Только если владелец предмета (документа) удостоверил своей подписью письменный отказ от получения изъятого у него предмета (документа), последний может быть ему не возвращен. В этом случае на такие объекты распространимы правила, закрепленные в п. 3 ч. 3 ст. 81 УПК. Данные предметы (документы) могут быть уничтожены, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им.
  5. И еще, сразу хотелось бы пояснить, почему мы наряду с прекращением уголовного дела постоянно вспоминаем и об отказе в возбуждении уголовного дела. Да потому что в процессе проверки заявления (сообщения) о преступлении могут быть произведены такие следственные действия, как осмотр места происшествия, осмотр трупа и освидетельствование. Не исключена возможность изъятия предметов, в том числе электронных носителей информации, и документов в ходе производства названных следственных действий. Закрепленные в действующей редакции ч. 4 к.с. требования в полной мере распространимы и на процесс возврата указанных объектов.
  6. Возврату в порядке ч. 4 к.с. подлежат и изъятые в ходе уголовно-процессуального производства документы, не содержащие в себе имеющей отношение к уголовному делу информации, в том числе электронные носители таковой.

Однако не на все документы по уголовному делу распространяются требования ч. 4 к.с. Не подлежат возврату оформленные в ходе производства по данному уголовному делу заключения эксперта и (или) специалиста (ст. 80 УПК), а также протоколы следственных (судебных) действий (ст. 83 УПК), несмотря на то, что указанные объекты и являются документами в общежитейском смысле этого слова. Так же обстоят дела с документами, в которых должным образом оформлены процессуальные решения по уголовному делу (материалу осуществляемой в порядке ст. 144 УПК проверки). Речь идет об уголовно-процессуальных документах властно-распорядительного характера: постановлениях, обвинительных заключениях, определениях, приговорах и т.п. следователей (дознавателей и др.) и судов (судей).

  1. Изъятие данных носителей информации при определенных обстоятельствах возможно, но только по другому уголовному делу, где они уже не будут иметь значения заключения эксперта (специалиста) или протокола следственного (судебного) действия. Если они не будут в этой ситуации признаны вещественным доказательством, то также должны будут согласно требованиям ч. 4 к.с. возвращены в уголовное дело, из которого были изъяты. Но уже не обязательно тому следователю (дознавателю и др.), судье, который ранее вел это дело, а тому должностному лицу, у которого данное уголовное дело находится в производстве в настоящее время. Если же производство по делу завершено и дело хранится в архиве, документы передаются руководителю учреждения, в архиве которого дело хранится.
  2. При толковании ч. 4 к.с. следует помнить наименование самой статьи. Она называется «Вещественные доказательства». Соответственно рассматриваемая статья закона посвящена только вещественным доказательствам. Указанное обстоятельство позволяет заявить, что в ней не должно быть закреплено порядка возвращения владельцу изъятых у него иных документов. Более того, данный порядок предусмотрен не к.с., а ч. 3 ст. 84 УПК. В части же 4 ст. 81 УПК сформулированы правила, регулирующие процесс возвращения лицу предметов и документов, которые на момент изъятия у него, предполагалось, обладают признаками вещественных доказательств, но таковыми признаны не были именно из-за того, что составляющая их содержание информация не имеет значения для уголовного дела. Если же объекты не были признаны вещественными доказательствами, однако являются иными документами, на них распространяются правила ст. 84 УПК. Их возврат также может быть осуществлен, но только по ходатайству их законного владельца.

В настоящее время толкование ч. 4 ст. 81 УПК должно осуществляться с учетом данной посылки.

  1. А теперь несколько слов о понятии «электронные носители информации». Согласно п. 3.1.15 введенной Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии Министерства промышленности и энергетики РФ от 22 июня 2006 года N 119-ст Единой системы конструкторской документации электронный носитель — это материальный носитель, используемый для записи, хранения и воспроизведения информации, обрабатываемой с помощью средств вычислительной техники <481>. Аналогичное определение понятию «электронный носитель» закреплено и в других нормативных актах <482>.

———————————

<481> См.: Единая система конструкторской документации. Электронные документы. Общие положения. ГОСТ 2.052-2006. М.: Стандартинформ, 2006.

<482> См., к примеру: Приказ Федеральной налоговой службы Министерства финансов РФ от 18 июля 2012 года N ММВ-7-1/505 «Об утверждении новой редакции Регламента ввода в автоматизированную информационную систему налоговых органов данных, представляемых налогоплательщиками (их представителями) налоговых деклараций (расчетов) и иных документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налогов».

 

Обычно таковыми являются дискеты, USB-устройства флеш-памяти, CD, DVD, HD диски, магнитная лента и т.п.

  1. Информация — это «сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-нибудь» <483>, «сведения о чем-нибудь» <484>. Иначе говоря, под словом «информация» обычно подразумеваются сведения, на основе которых суд (судья), следователь (дознаватель и др.) в порядке, определенном УПК, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Именно это значение термина «информация» использовано законодателем в п. 5 ч. 2, ч. 2.1 ст. 82, а равно в ч. 9.1 ст. 182, ч. 3.1 ст. 183 УПК.

———————————

<483> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 217.

<484> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 72.

 

  1. В ч. 4 к.с. речь идет о совершенно другой информации. Таковой, напротив, могут быть любые данные, но только не имеющие значения для уголовного дела.
  2. Но в других случаях под информацией, содержащейся на электронном носителе, подразумеваются вообще любые сведения. Таковые могут как иметь отношение к уголовному делу, так и не иметь такового. Речь идет, к примеру, о ч. 8 ст. 166 УПК. В процессе следственного действия зачастую изымается такое количество электронных носителей информации, что среди них есть как содержащие в себе данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию и (или) иных имеющих значение для предварительного расследования фактах, так и не содержащие таковых. Между тем все они прилагаются к протоколу следственного действия, в процессе которого были изъяты. То же самое можно сказать и о ч. 9.1 ст. 182 и ч. 3.1 ст. 183 УПК. Здесь также речь идет об электронных носителях информации, которые могут содержать в себе различные сведения, в том числе иногда и не имеющие отношения к уголовному делу.
  3. Объекты, о которых идет речь в ч. 4 к.с., «подлежат возврату». В данном случае речь идет не о праве, а об обязанности следователя (дознавателя и др.), суда. Как только стало известно, что к уголовному делу приобщены изъятые в ходе досудебного производства не имеющие отношение к делу предметы (документы), таковые должны быть отданы обратно тем, у кого они были взяты.
  4. Возврат объектов лицам, у которых они были изъяты, может быть осуществлен лишь в отношении физических лиц. Причем следует иметь в виду и возможность ситуации, когда у определенного лица был изъят предмет (документ), принадлежащий другому лицу. Кому в этом случае следует возвратить изъятый предмет (документ)? Полагаем, если в этом случае законный владелец (собственник) изъятого объекта не заявил своих требований о возврате именно ему принадлежащего ему предмета (документа), последний должен быть возвращен тому лицу, у кого он был изъят.

Если законный владелец (собственник) вещи заявил ходатайство (требует) о возврате предмета (документа) именно ему, а не тому лицу, в помещении которого временно находился на момент изъятия объект, следователь (дознаватель и др.) обязан рассмотреть и разрешить заявленное ходатайство. И при наличии к тому оснований последнее удовлетворить.

  1. И последнее. Возврат предметов (документов) должен быть осуществлен в разумные сроки. Соответственно, если законный владелец предмета (документа) (лицо, у которого он был изъят) полагает, что разумные сроки возврата изъятого у него объекта нарушены, он вправе обжаловать данное бездействие следователя руководителю следственного органа, а дознавателя (начальника подразделения дознания) — прокурору (начальнику органа дознания).
  2. См. также комментарий к ст. ст. 82, 230, 309 УПК.

 

Статья 82. Хранение вещественных доказательств

 

Комментарий к статье 82

 

  1. При хранении и передаче вещественных доказательств, наград, ценностей, документов и иного имущества принимаются меры, обеспечивающие сохранение у изъятых объектов признаков и свойств, в силу которых они имеют значение вещественных доказательств по уголовным делам, а также имеющихся на них следов, а равно сохранность самих вещественных доказательств, ценностей, документов и иного имущества (если они не могут быть переданы на хранение потерпевшим, их родственникам либо другим лицам, а также организациям).
  2. Для хранения вещественных доказательств в органах внутренних дел, органах ФСБ, органах Следственного комитета РФ, судах оборудуются специальные помещения со стеллажами, обитой металлом дверью, зарешеченными окнами, охранной и противопожарной сигнализацией. При отсутствии такого помещения выделяется специальное хранилище (сейф, металлический шкаф достаточного размера и т.п.).
  3. Ответственным за сохранность вещественных доказательств, приобщенных к делу, является лицо, ведущее следствие или дознание, а в суде — судья или председатель суда.
  4. Основанием для помещения вещественных доказательств на хранение является постановление следователя (дознавателя и др.), определение суда.
  5. Хранение изъятого в ходе предварительного следствия, дознания или судебного разбирательства огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов производится только в органах внутренних дел и органах ФСБ в их хозяйственных подразделениях после проверки в экспертно-криминалистических подразделениях.
  6. Вещественные доказательства в виде взрывчатых веществ передаются на хранение на склады войсковых частей или соответствующих государственных предприятий (организаций), яды и сильнодействующие препараты передаются на склады аптекоуправлений, других организаций, где имеются надлежащие условия для хранения, по согласованию и с ведома их руководства (командования).
  7. В случаях изъятия оружия, боеприпасов, воинского снаряжения, принадлежащего войсковым частям и учреждениям Министерства обороны РФ, ФСБ РФ, МВД России и т.п., они подлежат сдаче на хранение по принадлежности, если это не затруднит проведение предварительного расследования или судебного разбирательства.
  8. По всем делам о преступлениях, связанных с применением огнестрельного нарезного оружия, органы предварительного следствия и дознания, суды обязаны после изъятия, осмотра и проведения соответствующих исследований направлять пули, гильзы и патроны со следами оружия, а также нарезное огнестрельное оружие через органы внутренних дел в Федеральную пулегильзотеку МВД России.
  9. Одновременно с проверкой нарезного огнестрельного оружия по всероссийской пулегильзотеке оно проверяется по оперативному учету утраченного и выявленного оружия информационных центров МВД — УМВД, ГИЦ МВД России.
  10. При обнаружении и изъятии других объектов и документов, принадлежность которых не установлена и розыск которых может осуществляться по соответствующим оперативно-розыскным и криминалистическим учетам органов внутренних дел, незамедлительно принимаются меры к проверке названных объектов по этим учетам.
  11. Изъятые награды и документы к ним не позднее чем в суточный срок после изъятия передаются на хранение либо направляются спецсвязью в кассу бухгалтерии органа, ведущего предварительное следствие или дознание (за исключением случаев, когда необходимо их исследование), с протоколом обыска (выемки, осмотра) и описью в двух экземплярах. На втором экземпляре кассир расписывается в получении наград и документов к ним, и он приобщается к делу. В справке к обвинительному заключению указываются сведения об изъятии у обвиняемого наград и документов к ним и месте их хранения.
  12. Если изъятые награды и документы к ним являются вещественными доказательствами или в отношении их назначается судебная экспертиза, они могут находиться в органе предварительного следствия, дознания, суде для производства необходимых следственных и иных действий.
  13. Хранение автомашин, мотоциклов и иных транспортных (в том числе плавучих) средств, использовавшихся в качестве орудий совершения преступлений и признанных потому вещественными доказательствами, а также транспортных средств, на которые наложен арест, производится по письменному поручению следователя (дознавателя и др.), суда в течение предварительного следствия или судебного разбирательства соответствующими службами органов внутренних дел, органов ФСБ (если они не могут быть переданы на хранение владельцу, его родственникам или другим лицам, а также организациям), руководители которых выдают об этом сохранную расписку, приобщаемую к делу. В расписке указывается, кто является персонально ответственным за сохранность принятого транспортного средства.
  14. При изъятии, а также при передаче на хранение транспортного средства с участием сотрудника ГИБДД или специалиста, а по возможности и при участии его владельца составляется акт технического состояния данного средства.
  15. Сдача и передача изъятых в ходе следствия, дознания, судебного разбирательства наркотических средств, психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, производится в соответствии с Инструкцией о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения, утвержденной Приказом МВД России N 840, Минюста России N 320, Минздрава России N 388, Минэкономики России N 472, ГТК России N 726, ФСБ России N 530, ФПС России N 585 от 9 ноября 1999 года, а равно с Правилами хранения, учета и передачи вещественных доказательств, относящихся к категории наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, сильнодействующих и ядовитых веществ, а также инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 12 апреля 2010 года N 224.
  16. Паспорта, военные билеты (свидетельства о рождении, приписные свидетельства несовершеннолетних) арестованных обвиняемых приобщаются к уголовному делу и хранятся в отдельном опечатанном пакете, подшитом к делу и пронумерованном очередным его листом.
  17. Изделия из драгоценных металлов (лом этих изделий), драгоценных камней и жемчуга, а также драгоценные камни, кустарные ювелирные изделия, монеты из драгоценных металлов и иностранная валюта, изъятые у граждан следственно-судебными органами и подлежащие конфискации на основании приговора суда, регистрируются в журнале учета вещественных доказательств и вместе с описью сдаются на временное хранение в упакованном виде в специально оборудованное для хранения вещественных доказательств и ценностей помещение либо в учреждение специализированного банка РФ.
  18. Изъятые из обращения драгоценные металлы (золото, серебро, платина и другие металлы платиновой группы) в слитках, шлихе, самородках, ломе, полуфабрикатах, изделиях производственного или лабораторного назначения, а также алмазы и иные природные драгоценные камни, изъятые у граждан следственно-судебными органами, после соответствующих исследований сдаются для зачисления в доход государственного бюджета в Государственное хранилище ценностей (Гохран), если они не являются вещественными доказательствами и не подлежат специальному исследованию.
  19. Решение суда об обращении в доход государства вещественных доказательств должно быть мотивировано. В соответствии с п. 4.1 ст. 307 УПК описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества <485>.

———————————

<485> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 года.

 

  1. Облигации государственных займов, билеты денежно-вещевых лотерей, сберегательные книжки, сертификаты, аккредитивы, чеки и чековые книжки Сберегательного банка РФ, сохранные свидетельства, выданные учреждениями Сберегательного банка РФ в приеме на хранение облигаций государственных займов, сертификатов и других ценных бумаг, изъятые у граждан судебно-следственными органами, до вступления приговора в законную силу (если они не являются вещественными доказательствами, подлежащими специальному исследованию), за исключением случаев, предусмотренных подп. «б» п. 4 ч. 2 к.с., сдаются на хранение в ближайшее учреждение Сберегательного банка РФ.
  2. Одновременно с изъятием сберегательных книжек и сохранных свидетельств судебно-следственные органы направляют соответствующим отделениям Сберегательного банка РФ копии постановлений о наложении ареста на вклады и сбережения других видов, внесенные в учреждения Сберегательного банка РФ. В тексте постановления об аресте указывается номер находящегося в производстве уголовного дела, в предусмотренных законом случаях — дела о конфискации имущества либо гражданского дела, вытекающего из уголовного.
  3. После изъятия денег, не являющихся вещественными доказательствами, и проведения с ними необходимых следственных и иных действий по определению их значения для расследуемого уголовного дела следователи (дознаватели и др.), в 3-дневный срок сдают их в кассу финансово-хозяйственного подразделения органа, проводящего следствие или дознание, предварительно зарегистрировав их в книге учета вещественных доказательств. Взамен кассир выдает следователю (дознавателю и др.) квитанцию к приходному ордеру с указанием его номера.
  4. Принятые деньги кассир не позднее следующего дня сдает в местное учреждение специализированного банка РФ. Доставка денег в банковское учреждение в каждом случае обеспечивается охраной.
  5. В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 81 УПК деньги, имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу. Поэтому, признав заявленный потерпевшим гражданский иск о взыскании материального ущерба, подлежащим удовлетворению полностью, суд изъятые у осужденного денежные средства, полученные им, как установлено приговором, от продажи похищенного у потерпевшего имущества, не вправе обратить в доход государства. При таких обстоятельствах, учитывая положения ст. 1082 ГК РФ о способах возмещения вреда, руководствуясь требованиями закона о справедливости и разумности решений в части гражданского иска, деньги, изъятые у обвиняемого и находящиеся на депозитном счету органа предварительного расследования, подлежат передаче потерпевшему в счет частичного возмещения материального ущерба, причиненного ему преступлением <486>.

———————————

<486> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2008 год» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 7.

 

  1. В тех случаях, когда ценные бумаги, монеты или другие ценности являются вещественными доказательствами, они не позднее чем в 3-дневный срок после проведения необходимых исследований сдаются материально ответственному лицу для хранения в специально оборудованных для этих целей помещениях или в местное учреждение специализированного банка РФ, но в отдельных опечатанных пакетах с описью вложения. В таких случаях в сопроводительном письме оговаривается, что направляемые ценности являются вещественными доказательствами и хранятся до особого распоряжения органа, направившего их на хранение.
  2. Документы, письма и другие записи, приобщенные к делу в качестве вещественных доказательств, должны храниться в конвертах, вложенных между чистыми листами бумаги. На них запрещается делать какие-либо пометки, надписи и перегибать их. Конверты опечатываются, подшиваются в деле и нумеруются очередным его листом. При большом количестве приобщаемых к делу писем и документов они помещаются в отдельный пакет, прилагаемый к делу. На конверте или пакете должна быть надпись с перечнем вложенных в него документов.
  3. Изъятые документы, чертежи, фотоснимки, содержащие данные секретного характера, но не являющиеся вещественными доказательствами, направляются через спецчасти и 1-е отделы в организации и учреждения по принадлежности.
  4. Запрещается помещение на хранение вещественных доказательств и иных объектов в увлажненном и т.п. состоянии, могущем повлечь их порчу и невозможность дальнейшего исследования и использования в качестве доказательств. При необходимости должны быть приняты безотлагательные меры по приведению изъятых объектов в состояние, позволяющее их дальнейшее хранение.
  5. Объекты биологического происхождения, в том числе подлежащие микроскопическому или химическому исследованию, подвергающиеся быстрой порче, должны быть упакованы в герметически закупоренные емкости. Упаковка таких объектов (в том числе требующих дальнейшего исследования частей трупов) производится работниками судебно-медицинских учреждений.
  6. При завершении экспертного исследования хранение биологических объектов производится по месту проведения предварительного следствия.
  7. Если для хранения биологических объектов требуются специальные условия, оно осуществляется в судебно-медицинском учреждении по согласованию с его руководством.
  8. Продукты или промтовары, которые служили объектами преступных действий или сохранили на себе следы преступления, передаются для экспертного исследования полностью или в необходимой части (проба, образец). При возможности помимо пробы или образца, направляемых на исследование, выделяются проба или образец, которые в опечатанном виде приобщаются к делу для обеспечения возможности повторного исследования.
  9. Произведения искусства и антиквариат, на которые наложен арест, могут быть переданы на хранение в музеи.
  10. Вещественные доказательства по конкретным уголовным делам хранятся отдельно от вещественных доказательств по другим делам. Вещественные доказательства по приостановленным производством делам о нераскрытых преступлениях хранятся по месту их расследования отдельно от вещественных доказательств по действующим делам в упакованном и опечатанном виде, обеспечивающем их сохранность и возможность дальнейшего использования. Каждый пакет с такими объектами снабжается пояснительной надписью с указанием номера дела, его фабулы и даты возбуждения, наименованием находящегося в упаковке объекта.
  11. Условия хранения избираются применительно к категориям объектов.
  12. Биологические объекты по приостановленным делам, требующие специальных условий хранения, находятся в архивах судебно-медицинских учреждений. Основанием для помещения биологических объектов в архив судебно-медицинского учреждения является письмо следователя (дознавателя и др.), суда, направляемое руководителю соответствующего учреждения.
  13. Приобщенные к уголовному делу вещественные доказательства по окончании следствия или дознания и направлении дела в суд, а также при передаче дела в другой орган для дальнейшего расследования или проведения дознания передаются одновременно с уголовным делом. Об этом в отношении каждого передаваемого объекта в книге учета вещественных доказательств производится соответствующая запись. Не допускается передача с уголовным делом предметов, не признанных вещественными доказательствами в установленном порядке.
  14. Работник канцелярии, секретарь суда, принимающий вещественные доказательства вместе с делом, расписывается в их приеме в книге учета, разборчиво указывая свою должность и фамилию, удостоверяет подпись штампом соответствующего учреждения. Все вещественные доказательства регистрируются в день поступления. Регистрация вещественных доказательств, приобщенных к делу судом, производится в день вынесения определения.
  15. Вещественные доказательства, помещенные в особые хранилища, а также не находящиеся вместе с делом, числятся за тем органом, куда передается уголовное дело, о чем направляется уведомление по месту хранения вещественных доказательств и делается отметка в книге и справочном листе по уголовному делу о том, у кого они находятся на хранении.
  16. Секретарь суда, работник канцелярии органа, в который направляется уголовное дело с вещественными доказательствами, принимая эти объекты, проверяет целостность (сохранность) упаковки и печатей на ней.
  17. При нарушении упаковки и печати секретарь суда в присутствии председателя суда (члена суда), работник канцелярии органа следствия или дознания в присутствии его руководителя или заместителя, а также лица, доставившего дело и вещественные доказательства, вскрывает упаковку и сверяет наличие вещей, содержащихся в ней, с записью о вещественных доказательствах в справке к обвинительному заключению и с постановлением о приобщении к делу вещественных доказательств.
  18. Если наличие вещественных доказательств соответствует записи в справке к обвинительному заключению и постановлению о приобщении к делу вещественных доказательств, они вновь упаковываются и опечатываются. О произведенном вскрытии упаковки составляется акт, который подшивается в дело.
  19. В тех случаях, когда при вскрытии нарушенной упаковки или печати установлено несоответствие фактического наличия вещественных доказательств записи в справке к обвинительному заключению и постановлению о приобщении к делу вещественных доказательств, а также когда запись на упаковке (опись содержимого) не соответствует этим записям, дело не принимается до выяснения причин несоответствия должностными лицами заинтересованных ведомств.
  20. Об установленных нарушениях составляется акт, который подписывается председателем суда (членом суда), прокурором, начальником органа внутренних дел, органа ФСБ (руководителями следственных органов этих учреждений) и работником канцелярии, а также лицом, доставившим дело.
  21. Копия акта высылается органу, направившему дело.
  22. Предметы и вещи, в том числе одежда обвиняемых, часы, деньги и другие, поступившие в суд вместе с делом, но не признанные в установленном порядке вещественными доказательствами, судами не принимаются. О возвращении таких вещей и предметов составляется акт, который подписывается председателем суда (членом суда), секретарем и лицом, доставившим дело в суд. Копия акта вместе с вещами направляется органу, направившему их в суд.
  23. При регистрации вещественного доказательства в суде ему присваивается номер (порядковый номер по книге), где указываются дата поступления, наименование вещественного доказательства, количество, номер дела, к которому оно приобщено, фамилия, имя и отчество обвиняемого. После регистрации вещественного доказательства на его упаковке проставляется номер, за которым уголовное дело зарегистрировано в суде, а также указывается номер вещественного доказательства.
  24. При передаче уголовного дела и вещественных доказательств в другой суд или орган предварительного расследования в отношении каждого из передаваемых вещественных доказательств должна быть сделана соответствующая запись в книге.
  25. Если вещественные доказательства и иные изъятые ценности в суд не направлялись, а находятся на хранении в органе дознания, предварительного следствия или ином учреждении, секретарь суда вносит в книгу запись о месте их нахождения.
  26. При передаче уголовного дела от одного к другому следователю в том же подразделении Следственного комитета РФ, в том же органе внутренних дел, органе ФСБ первый обязан сдать, а второй принять с проверкой наличия все изъятые по делу предметы и ценности, расписаться в их приеме в книге учета вещественных доказательств в присутствии ответственного за их хранение лица <487>.

———————————

<487> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

 

  1. Личные документы обвиняемых (помимо паспорта, военного билета, свидетельства о рождении, приписного свидетельства несовершеннолетних арестованных обвиняемых), если они не имеют значения для дела, возвращаются обвиняемым или с их согласия родственникам.
  2. Основанием для передачи в целях последующей технической переработки наркотических средств, психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, является соответствующее постановление следователя (дознавателя и др.).
  3. Для отнесения изъятого вещества к наркотическим проводится судебная экспертиза.
  4. Героин, опий в порошке, морфин технический, морфин солянокислый в порошке, эбаин, кодеин основание, кодеин фосфат, текодин, этилморфина гидрохлорид и наркотикосодержащее вещество — опий-сырец, коробочки масличного мака сдаются на химико-фармацевтический завод. Их пересылка на указанный завод осуществляется фельдсвязью.
  5. Изъятые скоропортящиеся и другие продовольственные товары, требующие специальных условий хранения, немедленно после изъятия, осмотра и проверки их качества органами государственной инспекции по качеству товаров (или органами санитарного надзора) передаются специально выделенным магазинам.
  6. Возврату в натуре продукты не подлежат.
  7. Изъятые спиртные напитки кустарного изготовления, а также спиртные напитки заводского изготовления, хранящиеся в таре с признаками нарушения или фальсификации закупорки, подлежат по решению суда уничтожению в присутствии понятых (после соответствующих исследований), о чем составляется протокол, приобщаемый к делу.
  8. Рабочий и домашний скот, изъятый в качестве вещественных доказательств, до решения судебно-следственных органов выдается потерпевшим лицам или организациям, при их отсутствии — сельской, поселковой администрации, колхозу или совхозу по территориальности с оформлением соответствующего документа <488>.

———————————

<488> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

 

  1. Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 года N 34/15/01-16/7-90/1/1002/К-8-106/441/Б, утвержденная Генеральной прокуратурой СССР, Министерством внутренних дел СССР, Министерством юстиции СССР, Верховным Судом СССР, Комитетом государственной безопасности СССР, так же как и комментарий к настоящей статье применяется в части, не противоречащей УПК, Положению о реализации или уничтожении предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднено, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 23 августа 2012 года N 848 <489>, Положению о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 11 декабря 2002 года N 883, и Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в Следственном комитете Российской Федерации, утвержденной Приказом Следственного комитета РФ от 30 сентября 2011 года N 142.

———————————

<489> См.: Собрание законодательства РФ. 2012. N 36. Ст. 4900.

 

  1. В к.с. определены требования к хранению и возврату электронных носителей информации и копированию содержащихся в таковых данных. Где будут храниться электронные носители информации, определяет следователь (дознаватель и др.). Но где бы на хранении они не находились <490>, они обязательно должны быть опечатаны. Опечатывание таковых должно осуществляться, по меньшей мере, дважды. В первый раз в ходе протоколирования результатов следственного действия, в ходе которого электронные носители информации были изъяты. Второй раз во время предусмотренного ч. 2 ст. 81 УПК осмотра электронных носителей информации, осуществляемого перед признанием таковых вещественным доказательством.

———————————

<490> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 755.

 

Причем перед опечатыванием рекомендуется упаковывать данные объекты. Это делается для того, чтобы исключить возможность их повреждения, а иногда и обеспечить сохранность имеющихся на них следов (микроследов).

  1. Посторонним лицом в подп. «а» п. 5 ч. 2 к.с. именуется любое физическое лицо, которое не получило разрешения следователя (дознавателя и др.), суда, в производстве которого находится уголовное дело, на ознакомление с содержащейся на электронном носителе информацией.
  2. Следователь (дознаватель и др.), суд, в производстве которого находится уголовное дело, обязан беречь, содержать в безопасности и целостности не только форму, но и содержание электронных носителей информации, не только их внешние признаки, заключенную в них информацию.
  3. Правила ч. 2.1 к.с. распространяются на случаи, имевшие место «после производства неотложных следственных действий». Неотложными являются те следственные действия, которые теряют свое значение (утрачивается возможность собирания необходимых для предварительного расследования сведений) после прошествия определенного (обычно более суток) времени.
  4. В формулировке ч. 2.1 к.с. не указано, что речь здесь идет о тех неотложных следственных действиях, в процессе которых и был изъят электронный носитель, с которого необходимо скопировать информацию. Буквально получается, если по уголовному делу было проведено хотя бы два, причем любых неотложных следственных действия, дальнейшее предварительное расследование осуществляется «после производства неотложных следственных действий». Соответственно правила ч. 2.1 к.с. распространимы на процедуру копирования информации на другой электронный носитель информации, осуществляемый вне производства обыска (выемки), вне зависимости от того, изымался ли он в ходе неотложного или же какого-либо иного следственного действия.
  5. Итак, первое условие копирования информации на другой электронный носитель информации — осуществление такового после производства, по меньшей мере, двух неотложных следственных действий. Второе условие — невозможность возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу.
  6. Иначе говоря, возврат признанного вещественным доказательством электронного носителя информации его законному владельцу невозможен, если он способен отрицательно сказаться на результатах предварительного расследования, на собирании, проверке и (или) оценке доказательств. Причем наступление указанных последствий может быть и не безусловным. Если есть вероятность того, что возврат рассматриваемого вещественного доказательства может причинить ущерб доказыванию, мы бы не рекомендовали отдавать электронный носитель информации его законному владельцу.
  7. «Невозможный» с позиции русского языка — это «неосуществимый, невыполнимый» <491>. «Невозможно» — «нет возможности» <492>. Но только ли в случаях, когда возврат изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу невозможен, осуществляется копирование данной информации? Думается, нет. Словосочетание «невозможен возврат» рекомендуется толковать расширительно. Следователь (дознаватель и др.), суд обязан удовлетворить ходатайство законного владельца о копировании информации, также если отсутствие ущерба доказыванию от такого копирования бесспорно, однако после поступления рассматриваемого ходатайства:

———————————

<491> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 343.

<492> См.: Краткий толковый словарь русского языка. С. 104.

 

— возврат изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации состояться мог, однако не произведен по не зависящим от самого следователя (дознавателя и др.), суда обстоятельствам, а копирование возможно;

— возврат изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации может иметь место, но только через какое-то время, а законный владелец электронного носителя информации (информации), ссылаясь на ст. 121 УПК, требует либо вернуть ему электронный носитель информации, либо принять решение о немедленном копировании содержащейся на нем информации;

— возврат электронных носителей информации произведен их законному владельцу, а о копировании информации с имеющегося в распоряжении следователя (дознавателя и др.), суда электронного носителя с той же информацией ходатайствует обладатель содержащейся на них информации;

— иные случаи.

  1. В ч. 2.1 к.с. речь идет о невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации. Изъятие, о котором здесь упоминается, это не самостоятельное следственное действие, а элемент следственного действия.
  2. Но только ли с изъятых электронных носителей может быть, если не сказать должно быть осуществлено копирование информации по ходатайству законного владельца этих электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации? А если таковые были не изъяты, а представлены, получены по требованию (запросу)? Распространяются ли правила ч. 2.1 к.с. на данные случаи? Буквально получается, что нет. Однако мы бы не рекомендовали следователям (дознавателям и др.), судьям отказывать законному владельцу (обладателю содержащейся на электронных носителях информации), представившему (исполнившему соответствующее требование) электронный носитель информации органу предварительного расследования, в удовлетворении ходатайства о копировании содержащейся на соответствующем носителе информации, когда вернуть таковой по его же просьбе не представляется возможным.
  3. Ведь изъятие, о котором идет речь в ч. 2.1 к.с., это, прежде всего, лишение лица возможности реализации им своего права владеть («обладать»), а зачастую также пользоваться и распоряжаться предметом (документом, информацией). Законный же владелец электронных носителей информации, равно как и обладатель содержащейся на них информации могут быть лишены возможности реализации имеющихся у них прав и в случае выполнения требования следователя (дознавателя и др.), суда о передаче данных носителей информации, представления таковых, к примеру, сотрудниками предприятия и т.п. В такой ситуации законный владелец электронных носителей информации и обладатель содержащейся на них информации вправе рассчитывать, что следователь (дознаватель и др.), суд удовлетворит заявленное ими ходатайство о копировании и передаче им соответствующей информации.
  4. Копирование информации по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации в настоящее время является обязанностью следователя (дознавателя и др.), суда. При невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу следователь (дознаватель и др.) вынужден удовлетворить заявленное законным владельцем изъятых электронных носителей информации либо обладателем содержащейся на них информации ходатайство о копировании соответствующей информации и передаче ее заявителю.
  5. А теперь определимся со значением понятий «законный владелец изъятых электронных носителей информации» и «обладатель содержащейся на них информации». «Владелец» — это «физическое или юридическое лицо, владеющее вещами, имуществом, ценностями, благами». «Владение — одна из форм собственности на землю, строения, основные средства, имущество, деньги, ценные бумаги, природные ресурсы. Представляет фактическое обладание вещью либо документально подтвержденное правомочие обладать объектом собственности. Владение объектом дает право использовать его, передавать объект в распоряжение другим лицам, продавать, дарить, наследовать» <493>. Соответственно законным владельцем является лицо, которое согласно действующему законодательству наделено правом фактически обладать данным конкретным электронным носителем информации. Обычно это собственник данного объекта.

———————————

<493> См.: Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. 5-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2006. 480 с.

 

  1. Но не трудно представить ситуацию, когда владельцем электронного носителя будет одно лицо, к примеру, юридическое, а собственником информации другое — физическое. Такая ситуация может возникнуть, к примеру, при использовании на своем рабочем месте сотрудником компьютера в личных целях. Кому в этом случае следует возвращать признанный вещественным доказательством электронный носитель информации? Ответ на поставленный вопрос прост: в настоящее время и законный владелец изъятого в ходе производства следственного действия электронного носителя информации, и собственник самой информации (именно его законодатель именует обладателем информации, содержащейся на изъятом в ходе производства следственного действия электронном носителе информации) вправе заявить ходатайство о копировании таковой, участвовать в осуществлении копирования и получить от следователя (дознавателя и др.), суда электронные носители информации, на которые последняя была перенесена с вещественного доказательства, изъятого в ходе следственного действия.
  2. Теперь при наличии к тому оснований и соблюдении обязательных условий и ходатайство законного владельца электронного носителя информации, и ходатайство законного владельца самой копируемой информации (обладателя содержащейся на нем информации) следователем (дознавателем и др.) должны быть удовлетворены. Причем вполне может быть осуществлено два копирования. Одно для законного владельца электронного носителя информации, другое — для обладателя содержащейся на нем информации.
  3. Помимо обязательных условий, при наличии которых возможно принятие решения о копировании содержащейся в вещественном доказательстве информации на другой электронный носитель, в ч. 2.1 к.с. закреплены и правила осуществления данного процессуального действия.
  4. Первое требование, которое должно быть соблюдено, — это «участие» в производстве копирования указанных в ч. 2.1 к.с. лиц:

— законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации и (или) их представителей;

— специалиста;

— понятых.

  1. Под участием здесь понимается реализация предоставленных лицу УПК полномочий, а равно его назначения в уголовном процессе.
  2. Рассматриваемое копирование информации может быть произведено лишь «в подразделении органа предварительного расследования или в суде». Сразу же заметим, что здесь подразумевается орган представительного расследования (подразделение, в штате которого он состоит), в производстве которого находится уголовное дело. Соответственно в суде копирование осуществляется после того, как в этот суд передано уголовное дело.
  3. Подразделение органа предварительного расследования — это следственное подразделение или подразделение дознания. Иначе говоря, законодатель позволяет производить копирование только в тех помещениях, где расположены кабинеты следователей и (или) дознавателей, когда уголовное дело находится в их производстве. Буквально получается, что копирование нельзя производить в стенах экспертного, учебного, научно-исследовательского или любого иного учреждения, не являющегося подразделением органа предварительного расследования. Несомненно, незаконным будет копирование и в помещении, принадлежащем (арендуемым) физическим лицом. Даже если это квартира самого следователя (дознавателя и др.), законного владельца электронного носителя информации (обладателя содержащейся на нем информации).
  4. Копирование должно производится «на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации». Причем другие электронные носители информации могут быть любыми: как ленточными, так и дисковыми; как на гибких, так и на жестких магнитных дисках, на оптических компакт-дисках и т.д.
  5. В следующем предложении новой редакции ч. 2.1 к.с. закреплено требование о том, что организующий и производящий копирование следователь (дознаватель и др.), судья должен обеспечить условия, исключающие возможность утраты или изменения содержащейся в вещественном доказательстве информации. Формулировка данного правила осталась без изменения. Буквально получается, что следователь (дознаватель и др.), судья должен обеспечить такие условия лишь «при копировании информации». Употребленный здесь предлог «при» «указывает на время, обстановку, обстоятельства» <494>.

———————————

<494> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 506 — 507.

 

  1. Соответственно, если в промежуток времени от начала данного процессуального действия до завершения протоколирования его хода и результатов на признанном вещественным доказательством электронном носителе информация не была утрачена и (или) изменена, но на него проник вирус, который уничтожит всю содержащуюся на диске информацию, например, при первом следующем его включении, требование третьего предложения ч. 2.1 к.с. не нарушено. Ведь уничтожение информации в такой ситуации будет осуществлено не при копировании, а после этого. К тому же, может, и через несколько дней, недель и т.п. Между тем, уверен, что законодатель сформулировал данное требование с целью устранить возможность изменения и (или) уничтожения содержащейся в рассматриваемом вещественном доказательстве информации без разрешения следователя (дознавателя и др.). Причем это правило должно было действовать вне зависимости от того, в какой именно момент информация будет изменена (уничтожена): в ходе копирования или же после окончания данного процессуального действия, но из-за того, что копирование имело место.
  2. Условия, исключающие возможность утраты или изменения содержащейся на электронном носителе информации, должны «обеспечиваться». Законодатель не уточняет способов такого обеспечения. Поэтому под данным термином можно понимать любую направленную на решение указанной задачи законную деятельность следователя (дознавателя и др.), суда (судьи).
  3. Обеспечение условий, исключающих возможность утраты или изменения копируемой информации, — это активные действия следователя (дознавателя и др.), судьи, результатом которых является сохранение информации, содержащейся на признанном вещественным доказательством электронном носителе в том виде, в каком она была до копирования. Причем неизменной информация должна оставаться не только в период времени от начала и до окончания рассматриваемого процессуального действия, но и после завершения его протоколирования.
  4. Следователь (дознаватель и др.), суд (судья) должен сделать все со своей стороны допустимое, чтобы исключить возможность производства копирования в тех случаях, когда проведение этого процессуального действия нельзя осуществить без пусть даже малейшей угрозы сохранности информации. Более того, он обязан провести копирование так, чтобы не допустить действий, как со своей стороны, так и со стороны любых других лиц, которые могут иметь следствием изменение или уничтожение информации, содержащейся в вещественном доказательстве, с которого таковая копируется.
  5. Если информация по тем или иным причинам была изменена или утрачена, вне зависимости от того, по чьей вине это произошло, следует признать возложенную на следователя (дознавателя и др.), судью обязанность не выполненной.
  6. Более того, заметьте, в ч. 2.1 к.с. ничего не говорится о заявлении специалиста, а в ч. 9.1 ст. 182 и ч. 3.1 ст. 183 УПК «не допускается копирование информации, если это может…, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации». Таким образом, при копировании информации с признанного вещественным доказательством электронного носителя вне производства обыска и выемки, следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить более высокий уровень защиты информации от несанкционированного ее изменения или утраты.
  7. Под утратой понимается существительное, произошедшее от глагола «утратить», то есть лишится чего-нибудь, потерять что-нибудь <495>. «Измениться» означает «стать иным» <496>. Измененными содержащиеся на электронном носителе информации данные, соответственно, будут, если они не идентичны тем, что были там же до производства предусмотренного ч. 2.1 к.с. копирования. Неидентичными они могут стать из-за уничтожения части информации, замены доли либо всей информации на другую, добавления сведений в электронный носитель информации.

———————————

<495> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 733.

<496> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 209.

 

  1. Следователь (дознаватель и др.), суд не вправе удовлетворить ходатайство законного владельца электронных носителей информации (обладателя содержащейся на них информации) о копировании информации также, когда такое копирование может отрицательно повлиять на результаты («воспрепятствовать») предварительного расследования. Поможет стороне обвинения сфабриковать доказательства, подготовить лжесвидетелей, фиктивные документы и т.п.
  2. Мы бы также не рекомендовали удовлетворение ходатайства о копировании информации, когда осталась необходимость производства следственного действия, которое должно быть произведено в отсутствие у законного владельца электронных носителей информации (обладателя содержащейся на них информации) точного содержания информации, запечатленной на электронном носителе.
  3. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, должны быть переданы тому лицу, которое предоставило следователю (дознавателю и др.), судье эти электронные носители для производства на них копирования. Это обычно то лицо, которое и присутствовало при производстве данного процессуального действия. В конце оформляемого по результатам копирования протокола следует сделать запись, из которой бы четко следовало, когда, где и кому именно содержащие скопированную информацию электронные носители переданы. Правильность содержания данной записи должна быть удостоверена, по меньшей мере, подписью лица, который получил от следователя (дознавателя и др.), судьи рассматриваемый электронный носитель информации. Данное требование прямо закреплено в законе. В следующем предложении ч. 2.1 ст. 82 УПК законодатель требует составлять протокол, в том числе и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации.
  4. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, могут быть переданы и представителю (законному представителю, защитнику) указанных участников уголовного процесса, если именно он принимал участие в копировании и соответственно представил для производства искомого процессуального действия сам передаваемый ему электронный носитель.
  5. Попробуем ответить также на вопрос, в какой промежуток времени с момента изъятия электронного носителя информации таковая с него может быть скопирована? Законодатель не ограничивает временные рамки, в течение которых может быть произведено копирование. Соответственно, оно должно быть осуществлено сразу (с соблюдением требований ст. 121 УПК) после заявленного законным владельцем электронных носителей информации (обладателем содержащейся на них информации) соответствующего ходатайства, конечно же, при наличии фактических оснований к его удовлетворению. Само же ходатайство может поступить на любом этапе предварительного расследования (судебного разбирательства).
  6. Возможно высказывание мнения, согласно которому рассматриваемое процессуальное действие вправе осуществлять только следователь (дознаватель и др.), но не судья. Такая позиция может быть основана на буквальном толковании последнего предложения ч. 2.1 к.с. Ведь согласно закрепленному в нем правилу протокол, в котором фиксируется ход и результаты копирования информации и передачи электронного носителя информации, содержащего скопированную информацию, законному владельцу изъятого электронного носителя информации (обладателю содержащейся на нем информации), составляется в соответствии с требованиями ст. 166 УПК. В указанной же статье речь идет о протоколировании следственных действий на досудебных стадиях следователем (дознавателем и др.), а не о судебных действиях, реализуемых на судебных стадиях.
  7. Однако мы уверены, что во втором предложении ч. 2.1 к.с. законодатель прямо указал на возможность производства данного процессуального действия в том числе и в суде. Не зря же в ч. 4 к.с. отмечено, что копирование информации и передача электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации (обладателю содержащейся на нем информации) могут быть произведены по постановлению судьи, а не только по постановлению следователя (дознавателя и др.).
  8. См. также комментарий к ст. ст. 81, 166 УПК.

 

Статья 83. Протоколы следственных действий и судебного заседания

 

Комментарий к статье 83

 

  1. Под такими источниками сведений, как протокол следственного или судебного действия, подразумеваются надлежащим образом оформленные письменные процессуальные акты и их приложения, которые содержат информацию об определенных следственных (судебных) действиях, о фактах и обстоятельствах, чувственно воспринимаемых следователем (дознавателем и др.), судом или судьями при производстве этих действий <497>. Приложениями могут быть не только схемы и рисунки, но и видео-, аудиозаписи и т.п.

———————————

<497> См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1976. С. 149.

 

  1. Критерии протоколов следственных (судебных) действий подразделяются на два подвида:

а) критерии самих следственных действий, которые не могут не раскрывать специфики данного источника сведений;

б) критерии, характеризующие протоколы следственных действий лишь как разновидность источников сведений.

  1. Критерии следственного действия.

1) познавательная направленность. Следственное действие всегда направлено на собирание и проверку доказательств (а не любой информации), даже если в его результате доказательства и не получены;

2) обеспечение государственным принуждением. Применительно к протоколу следственного действия этот понятиеобразующий признак выражается в обязанности свидетеля и потерпевшего давать показания, а равно в возможности получения этого вида доказательств и в случае отказа некоторых из участников следственного действия от удостоверения своей подписью правильности содержащихся в протоколе сведений;

3) следственное действие существенно затрагивает права и законные интересы граждан;

4) наличие детально разработанной и закрепленной в уголовно-процессуальном законе процедуры.

Вторая группа критериев дополняет вышеприведенный перечень понятиеобразующих признаков протокола следственного действия. Речь идет о следующих положениях:

5) содержание протокола следственного (судебного) действия — имеющие отношение к делу сведения всегда появляются (получаются) в рамках уголовного процесса;

6) фиксировать эту информацию могут лишь субъекты, осуществляющие уголовный процесс — следователи (дознаватели и др.).

  1. О порядке оформления протоколов следственного действия см. комментарий к ст. 166 УПК.
  2. Кино-, звуко-, видеозапись и т.п. хода следственного действия, изготовляемые во время производства следственного действия слепки, оттиски следов, составляемые при этом схемы, чертежи, списки являются приложением к протоколу следственного действия — составной частью названной разновидности доказательств.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 84, 167, 259 УПК.

 

Статья 84. Иные документы

 

Комментарий к статье 84

 

  1. Под иными документами в уголовно-процессуальном доказывании подразумеваются не являющиеся вещественными доказательствами, а равно протоколами следственных (судебных) действий (заключениями эксперта либо специалиста) «любые письменные или оформленные иным способом акты, удостоверяющие или излагающие факты и обстоятельства, которые имеют значение по делу» <498>.

———————————

<498> См.: Фаткуллин Ф.Н. Указ. соч. С. 151.

 

  1. Признаки, которые отличают «иные документы» от других источников сведений, следующие:

1) сведения, имеющие отношение к делу, в иных документах появляются (фиксируются) вне уголовного процесса;

2) в случаях, когда документы обладают признаками вещественных доказательств (имеют исправления и подчистки, явились предметом, на который были направлены преступные действия, и т.д.), они являются вещественными доказательствами.

  1. Исходя из содержания ч. 8 ст. 186 и ч. 6 ст. 186.1 УПК, полученные в результате проведения таких следственных действий, как контроль и запись переговоров, а равно получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, имеющие отношение к делу фонограмма телефонных или иных переговоров, а равно представленные осуществляющей услуги связи организацией документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, всегда являются вещественным доказательством. Вещественным доказательством всегда признаются также деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления. Кроме того, все доказательства, являющиеся предметами, но не документами, то есть не закрепляющие на себе письменной, цифровой, магнитной, фото-, видео- и т.п. информации, следует признавать вещественными. К таковым относится также часть доказательств, по внешним признакам подпадающих под общежитейское понятие «документ». Однако такого рода «документы» имеют отношение к делу за счет своих внешних признаков, безотносительно к тому, что конкретно в них закреплено.
  2. В ряде случаев документ (в общежитейском смысле этого слова) имеет отношение к делу именно за счет содержащейся в нем информации, тем не менее все же должен быть признан вещественным доказательством, а значит, приобщен к делу соответствующим постановлением и осмотрен с составлением протокола следственного действия. Речь идет о тех случаях, когда сама закрепленная в документе информация была использована как орудие преступления (например, при использовании заведомо подложного документа, по внешним признакам как бы составленного по закону), как предмет, на который были направлены преступные действия (похищение документа, содержащего государственную тайну), или содержит в себе следы события преступления, именно события, а не любые следы преступления (видеозапись в банке, на которой запечатлено разбойное нападение; фотография момента передачи взятки и т.д.).
  3. Все остальные документы, в содержание которых занесена информация, имеющая отношение к делу, которые отражают любой другой, помимо деяния, признак состава преступления, должны быть признаны с позиций уголовно-процессуальной науки и уголовно-процессуального закона «иными документами».
  4. Видео- или звукозапись может быть не только иным документом. Так, звукозапись допроса обычно является приложением к протоколу следственного действия (составной частью названной разновидности доказательств). Если же аудиозапись устной речи производилась вне уголовного процесса, например, потерпевшим записан характеризующий личность обвиняемого разговор, такая магнитофонная кассета может быть признана иным документом. Когда на аудиокассете отражено событие преступления — это вещественное доказательство. Соответственно тому, каким видом доказательства является видео- и звукозапись, к ее собиранию (оформлению) предъявляются те или иные требования.
  5. Документы, которые на территории иностранных государств составлены или удостоверены в соответствующей форме компетентным государственным органом или официальным лицом и скреплены гербовой печатью, принимаются в соответствии с условиями договоров на территории РФ без какого-либо иного удостоверения (легализации).
  6. Документы, которые на территории иностранных государств рассматриваются как официальные документы, пользуются, согласно условиям договора, на территории РФ доказательственной силой официальных документов <499>.

———————————

<499> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 июня 1959 г. N 2 «О вопросах, связанных с выполнением судами договоров с иностранными государствами об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 15.

 

9. См. также комментарий к ст. ст. 73, 81 — 83, 86, 116 УПК.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code