Глава 6. УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА СО СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ

Статья 37 УПК РФ. Прокурор

 

Комментарий к статье 37

 

  1. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, устанавливаются не только к.с., но и некоторыми другими статьями УПК. Указания Генерального прокурора РФ по вопросам дознания, не требующим законодательного регулирования, являются обязательными для исполнения (ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
  2. Прокурор вправе знакомиться с документами, на основании которых лица задержаны или заключены под стражу, а также требовать от администрации создания условий, обеспечивающих права задержанных и заключенных под стражу. Прокурор обязан немедленно освободить своим постановлением каждого в нарушение закона подвергнутого задержанию или предварительному заключению (ст. 33 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
  3. Требования прокурора, вытекающие из его полномочий, подлежат безусловному исполнению в установленный срок. Умышленное невыполнение таких требований влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток (ст. 17.7 КоАП).
  4. В данной статье перечислены уголовно-процессуальные средства прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.
  5. Прокурор не только вправе, но и обязан в случае выявления нарушений законности применять указанные средства прокурорского надзора.
  6. Осуществляя надзор за соблюдением закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, прокурор проверяет исполнение не только требований федерального закона, но и ведомственных нормативных актов, которыми урегулирован порядок регистрации и учета заявлений (сообщений) о преступлении. В органах внутренних дел данный порядок урегулирован Административным регламентом Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях <224>, в органах федеральной службы безопасности РФ — Инструкцией об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности <225> и т.д.

———————————

<224> См.: Приказ МВД России от 1 марта 2012 года N 140 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» // Рос. газета. 2012. 1 августа.

<225> См.: Приказ ФСБ России от 30 августа 2013 года N 463 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан Российской Федерации в органах федеральной службы безопасности» // Рос. газета. 2013. 4 декабря.

 

  1. Применительно к деятельности органов внутренних дел регистрация заявления (сообщения) о преступлении, об административном правонарушении и происшествии — это присвоение каждому принятому (полученному) органом внутренних дел заявлению (сообщению) очередного порядкового номера книги учета заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях и происшествиях (КУСП) и фиксация в КУСП кратких сведений по существу заявления (сообщения). А соответственно уголовно-процессуальное понятие «регистрация сообщения о преступлении» есть присвоение каждому принятому органом предварительного расследования заявлению (сообщению) о преступлении очередного порядкового номера в специально предусмотренном для этого учетном документе (книге и др.) и фиксация в нем же кратких сведений о данном происшествии.
  2. В случае отмены незаконного решения дознавателя прокурор по этому поводу может внести представление руководителю учреждения, где работает дознаватель (к примеру, начальнику органа внутренних дел). И напротив, такого полномочия у него нет, когда на момент вынесения дознавателем отмененного в последующем прокурором постановления на то имелись законные основания.
  3. Прокуроры обязаны не реже одного раза в год проверять состояние и условия хранения вещественных доказательств, правильность ведения документов по их приему и учету. О результатах проверки составляется акт <226>.

———————————

<226> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета и хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15, утверждена Генеральным прокурором СССР, министром внутренних дел СССР, министром юстиции СССР, председателем Верховного Суда СССР, первым заместителем председателя КГБ СССР.

 

  1. Прокурору предоставлено право требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия, участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК, и многое другое. Однако правом знакомиться с материалами уголовного дела, находящегося в производстве органа предварительного расследования, он долгое время наделен не был, что служило серьезным препятствием на пути осуществления им уголовного преследования.
  2. Именно поэтому законодатель посчитал важным дополнить к.с. частью 2.1. В настоящее время у прокурора имеется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела. Для этого он должен обратиться к следователю (дознавателю и др.), в производстве которого находится уголовное дело, с соответствующим официальным мотивированным письменным запросом.
  3. Мы рекомендуем обращение с таким запросом к следователю (дознавателю и др.). Но формулировка ч. 2.1 к.с. позволяет и иначе толковать ее содержание. Здесь речь идет о материалах находящегося в производстве уголовного дела. А у кого в производстве они находятся и к кому следует обращаться с запросом, умалчивается. Ну, во-первых, понятно, что у самого прокурора в производстве материалы уголовного дела быть не могут. Во-вторых, коль законодатель не конкретизирует субъекта, у которого в производстве находится уголовное дело, то таковым может быть и орган дознания, и орган предварительного следствия. В органе дознания он с запросом обращается к начальнику органа дознания, а в органе предварительного следствия — к следователю (руководителю следственного органа, руководителю следственной группы), в производстве которого находится уголовное дело.
  4. Законодатель в п. 5.1 к.с. пишет об истребовании, а не о получении. Соответственно, предполагается возможность обеспечения данного полномочия прокурора государственным принуждением. На сегодняшний день прокурор не только ждет исполнения органом предварительного следствия возложенной на него обязанности. Он вправе истребовать, причем не только копию, но и подлинник постановления об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела. Правда, средства, применяемые во имя истребования искомых постановлений, пока не изменились. Как в случае неисполнения органом предварительного расследования требований ч. 4 ст. 148, ч. 2 ст. 208, ч. 1 ст. 213 УПК, так и в ситуации истребования прокурор в состоянии лишь обращаться к органу предварительного следствия с письменным требованием (запросом). Согласно же ч. ч. 1 и 2 ст. 6 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» вытекающие из полномочий прокурора требования подлежат безусловному исполнению в установленный срок.
  5. Оформлять факт истребования рекомендуется запросом со ссылкой на соответствующую статью УПК и на факт необходимости проверки законности и обоснованности принятого органом предварительного следствия решения. Однако возможны и любые иные письменные формы закрепления факта истребования. К таковым относятся:

1) протокол истребования;

2) постановление об истребовании;

3) иные формы истребования.

  1. Причем в случае оформления протокола истребования при его составлении рекомендуется максимально использовать правовые положения, касающиеся производства (протоколирования) выемки.
  2. Таким образом, у прокурора имеется право истребовать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия или о прекращении уголовного дела. Однако так и не появилось права истребовать у органа предварительного следствия материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении для проверки законности и обоснованности решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела. Не вправе он и истребовать уголовное дело для проверки законности и обоснованности постановления о приостановлении предварительного следствия или о прекращении уголовного дела. Он по мотивированному письменному запросу вправе с материалами уголовного дела лишь ознакомиться (ч. 2.1 к.с.). А где он будет с таковыми знакомиться, решать не ему, а следователю (руководителю следственного органа).
  3. Итак, в статусе прокурора, связанном с возможностью ознакомления с решением следователя и (или) руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении и прекращении уголовного дела, мало что поменялось. Ход проверки названных решений также не претерпел изменений. Существенно усовершенствованы лишь полномочия прокурора, выявившего незаконность или необоснованность постановления об отказе в возбуждении, приостановлении и прекращении уголовного дела.
  4. В соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК «признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа». Ранее прокурор сам отменить такое постановление не имел права и мог лишь вынести мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.
  5. Аналогично изменился и статус прокурора, признавшего постановление руководителя следственного органа или следователя о приостановлении предварительного следствия (прекращении уголовного дела) незаконным или необоснованным. Придя к выводу, что постановление органа предварительного следствия о приостановлении предварительного следствия (прекращении уголовного дела) незаконно и (или) необоснованно, прокурор в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа (ч. 1.1. ст. 211, ч. 1 ст. 214 УПК).
  6. Причем по делам частного обвинения постановление о прекращении уголовного дела прокурор может отменить только при наличии жалобы заинтересованного лица. Признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.
  7. Ранее прокурор в искомой ситуации мог всего-навсего требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия, то есть воспользоваться своим правомочием, предусмотренным п. 3 ч. 2 к.с.
  8. Расширены полномочия прокурора и по определению органа предварительного расследования, которому следует осуществлять досудебное производство по факту совершения преступления либо в отношении конкретного лица. Ранее прокурор мог в соответствии с правилами, установленными ст. 151 УПК, передавать от одного органа (в системе одного органа предварительного расследования) лишь уголовное дело. Теперь это его право законодатель распространил и на материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении. То же самое произошло и с правом прокурора изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета РФ с обязательным указанием оснований такой передачи. По действующему закону прокурор может на тех же условиях изъять у органа предварительного расследования и материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении и передать их следователю Следственного комитета РФ (п. 12 ч. 2 к.с.).
  9. Небольшие пояснения к данному правовому положению. Под уголовным делом здесь понимается совокупность процессуальных документов и не являющихся документами доказательств, собранных (подшитых, пронумерованных, упакованных и т.п.) после принятия решения о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. 140 УПК повода для возбуждения уголовного дела, вместе с материалами предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.
  10. А под материалами проверки сообщения о преступлении понимаются документы, собранные (полученные, принятые и т.п.) на первоначальной стадии уголовного процесса в целях выявления наличия (отсутствия) фактических оснований возбуждения либо отказа в возбуждении уголовного дела.
  11. Таким образом, ранее анализируемое полномочие распространялось лишь на стадию предварительного расследования. Сейчас оно действует в ходе всего досудебного производства с момента принятия следователем (руководителем следственного органа) заявления (сообщения) о преступлении до этапа окончания предварительного следствия.
  12. Применительно к институту соединения уголовных дел властные полномочия прокурора в большей степени распространяются на органы дознания. Прокурор принимает решение о соединении уголовных дел, находящихся в производстве дознавателя. Именно ему отведено право принятия решения о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со ст. ст. 150 и 151 УПК разным органам дознания.
  13. Решения прокурора, о которых идет речь в п. п. 11 и 12 ч. 2 к.с., должны оформляться в виде постановления.
  14. В уголовном процессе появился новый, аналогичный обвинительному акту процессуальный документ. Именно это обстоятельство потребовало от законодателя упомянуть его в тех статьях УПК, где ранее речь шла об обвинительном акте. Соответствующая правка внесена в п. п. 14 и 15 ч. 2 к.с., дублирующие предусмотренное п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 226.8 УПК право прокурора по окончании дознания в сокращенной форме принять решение об утверждении обвинительного постановления или о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного постановления в случае его несоответствия требованиям ч. 1 ст. 226.7 УПК в срок не более 2 суток. То же самое можно сказать и о действующей редакции п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК.
  15. К иным полномочиям прокурора, о которых упоминается в п. 16 ч. 2 к.с., относятся, к примеру, следующие. Прокурор вправе отменить постановление следователя о возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК), отменить указание нижестоящего прокурора (п. 5 ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 221 УПК), продлить срок дознания (ч. ч. 3, 4 и 5 ст. 223 УПК), возобновлять приостановленное дознание (ч. 3.1 ст. 223 УПК) и др.
  16. В случаях, указанных в ч. 2 ст. 75 УПК, прокурор вправе признать доказательство недопустимым (ч. 2 ст. 88 УПК).
  17. В соответствии с ч. 3 ст. 144 УПК при необходимости проведения документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлять срок проверки заявления (сообщения) о преступлении до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления и др.
  18. Для дознавателя (начальника подразделения дознания) обязательны письменные указания как надзирающего прокурора, так и любого вышестоящего прокурора.
  19. Обжалование дознавателем указаний прокурора никогда не приостанавливает их исполнения.
  20. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  21. См. также комментарий к ст. ст. 5, 21, 38, 39, 66, 144, 148, 149, 223 УПК.

 

Статья 38. Следователь

 

Комментарий к статье 38

 

  1. Постановления, требования, поручения и запросы следователя, предъявленные в пределах его процессуальных полномочий, обязательны для исполнения без какого-либо исключения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК).
  2. На следователя закон возложил и ряд обязанностей. Он должен в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные УПК меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК), принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему решение (ч. 1 ст. 144 УПК), в пределах своей компетенции вынести постановление о прекращении уголовного преследования, принять иное процессуальное решение при наличии к тому фактических оснований. Следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ч. 2 ст. 73 УПК).
  3. В отличие от некоторых органов дознания следователь не обладает правом на принятие оперативно-розыскных мер (ст. 40 УПК). Между тем у него есть ряд полномочий, которые отсутствуют у дознавателя.
  4. В то же время следователь обладает процессуальной самостоятельностью. Процессуальная самостоятельность следователя заключается в следующем. Прокурор уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия. Однако, когда следователь не согласен с направленным в его адрес требованием прокурора, он обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа. Последний информирует прокурора об обжаловании следователем его требования и приступает к рассмотрению требования прокурора, а также письменных возражений следователя на указанные требования. По результатам такого рассмотрения руководитель следственного органа дает следователю письменные указания об исполнении указанных требований либо информирует прокурора о несогласии с его требованиями.
  5. Обязательные для исполнения письменные указания следователю вправе давать и руководитель следственного органа. Но у следователя имеются возможности попытаться отстоять свое мнение по наиболее важным вопросам расследования. Так, когда непосредственный руководитель следственного органа занимает отличную от подчиненного ему следователя, в производстве которого находится уголовное дело, позицию, он по ряду вопросов не может навязать свое мнение следователю.
  6. Обжалование вышестоящему руководителю следственного органа письменного указания непосредственного начальника следователя, касающегося изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, направления дела в суд или его прекращения, приостанавливает исполнение этого указания до рассмотрения жалобы. В этом случае вышестоящий руководитель следственного органа вправе отменить указание нижестоящего руководителя следственного органа или же отстранить следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК. Данные возможности вышестоящего руководителя следственного органа следуют из перечня общих прав всех руководителей следственных органов.
  7. Исходя из правил подследственности, по делам, по которым предварительное следствие обязательно, следователь вправе в любой момент приступить к производству предварительного следствия, не дожидаясь выполнения органами дознания действий, предусмотренных ст. 157 УПК.
  8. Органам дознания следователь по расследуемым им делам вправе давать поручения и указания о производстве любого следственного действия и (или) оперативно-розыскного мероприятия.
  9. Выполнение поручений (указаний) следователя бывает нескольких видов:

а) выполнение органом дознания следственных и (или) розыскных действий по поручению следователя;

б) привлечение следователем представителей органа дознания для оказания содействия (помощи) в производстве отдельных следственных действий;

в) принятие мер, призванных создавать необходимые условия для успешного производства отдельных следственных действий, таких как охрана места происшествия, оцепление здания и т.д.;

г) исполнение постановления суда об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу;

д) выполнение постановлений следователей о задержании, приводе, о производстве иных процессуальных действий.

  1. Поручение — это требование о производстве следственных и (или) розыскных действий <227>. Указание следователя дополняет его поручение и заключается в разъяснении, как провести выполнение его поручения <228>.

———————————

<227> См.: Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Процессуальные функции. М.: Юрид. лит., 1986. С. 123.

<228> См.: Белозеров Ю.Н. и др. Органы дознания и предварительного следствия МВД и их взаимодействие: Учеб. пособие. М.: Юрид. лит., 1973. С. 92.

 

  1. Учеными рекомендуется в поручении следователя органу дознания указывать следующее:

— наименование органа дознания, которому адресовано поручение;

— указание, от кого исходит поручение;

— краткое изложение существа дела, по которому дается поручение;

— указание на юридическую основу дачи поручения (ссылка на ст. 38 УПК);

— содержание поручения, то есть вопросы, подлежащие выяснению;

— указание о порядке (последовательности и т.п.) исполнения поручения;

— сведения, которые следует учесть при исполнении поручения, или рекомендация, как поступить при получении определенного результата;

— целесообразные тактические приемы проведения процессуального действия;

— сроки исполнения;

— указание, у кого можно получить дополнительные разъяснения по заданию <229>.

———————————

<229> См.: Гапанович Н.Н., Мартинович И.И. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: Учеб. пособие. Минск: Изд-во БГУ, 1983. С. 90 — 97.

 

  1. Наличие поручения предполагает определенный срок его исполнения. Когда следователь сам указывает время производства мероприятия, его нарушать нельзя. Указанное требование обусловлено тем, что порой возникает необходимость одновременного производства серии следственных (розыскных) действий, к примеру обысков. Если время производства возложенного на подразделение мероприятия изменить, провести его в другой день, не только оно само, но и весь круг намеченных следователем мер могут не дать ожидаемого положительного результата.
  2. Вместе с тем не всегда следователь в отдельном поручении указывает конкретную дату производства следственного или розыскного действия. В таком случае следует руководствоваться правилами ч. 1 ст. 152 УПК, где указанный срок ограничивается 10 сутками <230>. В пределах указанных границ срок исполнения поручения может быть определен начальником органа дознания.

———————————

<230> Данное правило не распространяется на случаи, когда исполнение поручения должно осуществляться до наступления определенного результата (к примеру, установление лица, совершившего преступление, и т.п.) или в ходе производства всего предварительного расследования (допустим, поручение о сборе доказательств совершения преступления и др.).

 

  1. Ответ на поручение должен состоять из следующих реквизитов:

а) фамилия, инициалы, должность, звание, место работы следователя, которому адресован ответ. Важно помнить, что следователь по закону — это процессуально самостоятельный орган предварительного расследования, поэтому ответ адресуется тому лицу, от кого получено поручение. Направление ответа начальнику органа внутренних дел и даже начальнику следственного подразделения, в штатах которого числится данный следователь, не будет соответствовать уголовно-процессуальному закону;

б) дата и место происшествия (для преступлений, совершенных на транспорте, — обнаружения последствий). Номер исходящего и дата отправления в органы дознания поручения. У следователя в производстве может находиться не одно дело. Эти данные позволят ему, сэкономив время, сразу выяснить, к какому из дел сведения имеют отношение;

в) указание на юридическую основу исполнения поручения (ссылка на ч. 4 ст. 157 УПК);

г) лаконичный и полный ответ на каждый из вопросов, поставленных следователем;

д) указание на то, что ход исполнения поручения не нарушен. Если орган дознания все же отступил от предложенного следователем порядка, в ответе должна быть подробно обоснована причина такового;

е) дополнительная информация, задание на выявление которой не давалось, но она была установлена в процессе исполнения поручения. Здесь же по возможности отражается, как эти сведения повлияли на последовательность сбора материала и внутреннее убеждение дознавателя. Обоснование их значимости для расследования;

ж) сведения, которые могут повлиять на выбор тактических приемов производства предварительного следствия. По возможности характеристика поведения отдельных участников уголовного процесса (подозреваемого, свидетелей и др.) с целью создания у следователя о них более полного представления. Не помешают и соответствующие умозаключения дознавателя, на чем они основаны;

з) основания, если таковые имелись, нарушения сроков исполнения поручения и меры, направленные как на их сокращение, так и на уведомление следователя о факте, препятствующем своевременному исполнению поручения;

и) указание, к кому может обращаться следователь, если понадобится проведение дополнительных мероприятий. Эти данные особенно важны в тех ситуациях, когда непосредственный исполнитель уходит в отпуск, уезжает в командировку и т.п.;

к) перечень материалов, следующих с ответом, количество и краткое описание вещественных доказательств, а равно их упаковки;

л) указание, какой орган и кто именно: фамилия, имя, отчество, должность, специальное звание, адрес места работы и рабочий телефон — исполнял поручение и готовил ответ. Приведенные данные необходимы для быстрой организации возможной обратной связи. Даже в тех случаях, когда специального ответа не составлялось, указанные данные должны найти свое отражение в соответствующем сопроводительном письме. Полнота изложения сведений в ответах на поручение (указание) следователя и сопроводительных письмах — непременное условие качественного и эффективного обеспечения предварительного следствия.

  1. В п. 5 ч. 2 к.с. помимо иных прав следователю предоставлена возможность обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Несмотря на то что законодатель не указывает, о чьем постановлении идет речь, нетрудно догадаться, что подразумевается постановление именно того следователя, которому предоставлено право обжалования такового.
  2. Нам представляется, что данная редакция п. 5 ч. 2 к.с. порождает ряд вопросов:

— где в законе закреплено право прокурора отменять постановления следователя о возбуждении уголовного дела;

— если такое право у прокурора имеется, то уполномочен ли он отменять и аналогичные постановления руководителя следственного органа;

— обладает ли руководитель следственного органа правом обжаловать в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела и при каких условиях;

— если вправе, то должен ли он получать на то согласие и если должен, то у кого?

  1. Самый неоднозначный ответ на первый вопрос. Сразу оговоримся, что нам известно содержание п. 1.4 Приказа Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. N 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» <231> и некоторых других ведомственных нормативных актов <232>. Там, действительно, прокурорам предписано, признав постановление органа предварительного следствия о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, в срок не позднее 24 часов с момента получения присланных органом предварительного следствия материалов, на основании которых было принято указанное процессуальное решение, отменять постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносить мотивированное постановление.

———————————

<231> См.: Законность. 2011. N 11.

<232> Приказ Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации».

 

  1. Не будем заниматься исследованием ретроспективы вопроса. Это не диссертация, а комментарий действующего закона. И сейчас, несомненно, коль у следователя есть право обжаловать решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, значит, у прокурора имеется право принимать такое решение. Именно поэтому мы не ставим вопроса о наличии или отсутствии у прокурора соответствующего права. Право имеется. Но неужели его правовой основой является п. 5 ч. 2 к.с.? В ст. 37 УПК закреплено право прокурора «отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном» УПК (п. 6 ч. 2), но ничего не сказано о его праве отменять какие-либо незаконные или необоснованные постановления следователя. Напротив, текст ст. 37 УПК, которая всецело посвящена правовому статусу прокурора, построен так, что вполне может возникнуть мысль, что у него отсутствует право отменять постановления следователя и руководителя следственного органа.
  2. Значит, правовой основы отмены прокурором вынесенного следователем постановления о возбуждении уголовного дела в ст. 37 УПК нет. Уверен, что мои оппоненты станут заверять меня, что таковая закреплена ч. 4 ст. 146 УПК. Однако и данное утверждение при существующей формулировке ст. 146 УПК не безупречно.
  3. Смотрите сами: толкование действующей редакции ч. 4 ст. 146 УПК вполне может быть двояким. С одной стороны, здесь, действительно, есть предложение: «о принятом решении руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело». Именно из редакции указанного предложения (аналогичной редакции его в прошлом) делается вывод, что прокурор вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем (руководителем следственного органа). Иначе с чего бы следователь (руководитель следственного органа) незамедлительно уведомлял заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, если прокурор имеет право отменять лишь решение органа дознания и, реализуя это право, отменил такое постановление органа дознания?
  4. С другой стороны, в исследуемом предложении законодатель не уточняет, о каком решении идет речь. Да, с учетом прошлых редакций данной статьи Закона последовательно говорить, что здесь подразумевается решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Но та же ч. 4 ст. 146 УПК начинается с требования незамедлительно направлять прокурору копию постановления следователя (руководителя следственного органа) о возбуждении уголовного дела. Без принятия мысленного решения о необходимости и возможности осуществления этого предусмотренного законом действия названное действие осуществлено не будет. Значит, и здесь принимается решение о направлении прокурору копии постановления о возбуждении уголовного дела. И это может быть решением следователя (руководителя следственного органа).
  5. Почему же мы полностью отрицаем возможность того, что именно об указанном решении следователь (руководитель следственного органа) обязан незамедлительно уведомить заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело? Тем более что в случае отмены постановления о возбуждении уголовного дела в уголовном процессе не будет лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Закон же требует уведомить о принятом решении именно лицо, в отношении которого возбуждено, а не ранее было возбуждено уголовное дело. И второе. Предпоследнее предложение ч. 4 ст. 146 УПК звучит так: «В случае если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело». Здесь не конкретизируется, о постановлении какого органа предварительного расследования идет речь. Так как в п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК предоставляет прокурору право отменять постановления лишь нижестоящего прокурора и дознавателя, то можно предположить, что оно не касается отмены постановления органа предварительного следствия.
  6. Более того, обратите внимание: в анализируемом предложении говорится о «получении материалов». Материалы же прокурор получает не от органа предварительного следствия. Исходя из редакции первого предложения ч. 4 ст. 146 УПК от следователя (руководителя следственного органа) он принимает не материалы, а всего-навсего копию постановления о возбуждении уголовного дела. В предпоследнем предложении ч. 4 ст. 146 УПК говорится не о копии постановления, а о самом постановлении. Таковое согласно предшествующему ему предложению передается прокурору лишь органами дознания, причем такими органами дознания, как капитаны морских или речных судов, находящиеся в дальнем плавании, руководители геолого-разведочных партий или зимовок, начальники российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания, главы дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации.
  7. Если же распространять право отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела и на решения органов предварительного следствия, то следует заметить, что указанный в ч. 4 ст. 146 УПК срок (24 часа) следует исчислять не с момента получения прокурором копии постановления о возбуждении уголовного дела, а с момента получения им от руководителя следственного органа, во исполнение закрепленного в абз. 1 п. 1.10 Приказа Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации» (аналогичного требования иных ведомственных нормативных актов) требования, «материалов уголовного дела, подтверждающих законность и обоснованность принятого решения о его возбуждении».
  8. Однако данное требование названного Приказа в некоторой степени не согласуется с буквой уголовно-процессуального закона. В случае выявления прокурором факта принятия незаконного решения о возбуждении уголовного дела следователем (руководителем следственного органа) ему следовало бы не отменять данное постановление, а обратиться к руководителю следственного органа (вышестоящему руководителю следственного органа) с требованием об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Кто-то может возразить, что возбуждение уголовного дела не является частью предварительного следствия. Не можем с этим не согласиться. Между тем, заметим, производство предварительного следствия по факту и (или) в отношении лица без наличия фактических оснований (повода) для возбуждения уголовного дела есть нарушение федерального законодательства, допущенное в ходе предварительного следствия. Именно о данном нарушении федерального законодательства вправе сообщить руководителю следственного органа прокурор в своем требовании.
  9. Не будем дальше развивать эту мысль. Для нас вполне понятным является тот факт, что мы имеем дело с несовершенством формулировки закона и с, по сути, правильной его интерпретацией на практике. Однако данное толкование пока не соответствует букве закона, хотя и отвечает его духу. Одновременно с констатацией такого положения вещей мы высказываемся против формулировки, позволяющей ее двоякое понимание. В этой связи мы считаем необходимым усовершенствование текста ч. 4 ст. 146 УПК. Предлагается следующая ее редакция: «Копия постановления органа предварительного расследования о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. При возбуждении уголовного дела капитанами морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководителями геологоразведочных партий или зимовок, начальниками российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания, главами дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации прокурор незамедлительно уведомляется указанными лицами о начатом предварительном расследовании. В данном случае постановление о возбуждении уголовного дела передается прокурору незамедлительно при появлении для этого реальной возможности. По запросу прокурора для проверки законности и обоснованности принятого решения о возбуждении уголовного дела органом предварительного расследования прокурору направляются также материалы проверки сообщения о преступлении. В случае если прокурор признает постановление органа предварительного расследования о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело. О принятом прокурором решении руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого было возбуждено уголовное дело».
  10. Думается, последовательно также было бы закрепить в п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК право прокурора отменять незаконные и (или) необоснованные постановления следователей о возбуждении уголовного дела.
  11. Почему мы предлагаем заменить в первом предложении ч. 4 ст. 146 УПК фразу «руководителя следственного органа, следователя, дознавателя» на выражение «органа предварительного расследования»? Потому что возбудить уголовное дело может не только руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Причем перечень субъектов, которых законодатель наделил правом возбуждать уголовные дела, со временем может измениться. Но, думается, всегда это будут лишь те должностные лица (учреждения), которые наделены правом производства какой-нибудь из закрепленных в законе форм предварительного расследования. Правила же ч. 4 ст. 146 УПК распространяются на всех должностных лиц (на все органы), уполномоченных возбуждать уголовные дела. Поэтому представляется более точным здесь речь вести об органах предварительного расследования.
  12. И последнее. Помимо перечисленных в настоящей статье возможностей следователю предоставлено право в случае производства неотложного следственного действия и необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и (или) близких лиц выносить постановление о сохранении в тайне данных о личности указанных лиц, без получения на то согласия руководителя следственного органа. Одновременно закреплена и гарантия того, что при вынесении соответствующего постановления не будет нарушена законность. Действующая ч. 9 ст. 166 УПК требует от следователя, вынесшего такое постановление, передать его руководителю следственного органа для проверки его законности и обоснованности незамедлительно, как только у него появится для этого реальная возможность.
  13. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  14. См. также комментарий к ст. ст. 5, 39, 113, 151 УПК.

 

Статья 39. Руководитель следственного органа

 

Комментарий к статье 39

 

  1. О понятии «руководитель следственного органа» см. комментарий к ст. 5 УПК.
  2. На руководителя следственного органа возложена обязанность осуществления процессуального контроля за всей без исключения уголовно-процессуальной деятельностью следователей.
  3. Руководитель следственного органа вправе проверять не только материалы предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении и уголовные дела, находящиеся в производстве следователя, но и материалы по исполнению поручений, поступивших из других органов предварительного следствия. В соответствии с ч. 3 ст. 144 УПК руководитель следственного органа вправе продлять срок проверки заявления (сообщения) о преступлении до 10 суток, а при необходимости проведения документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий по ходатайству следователя (дознавателя и др.) — до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.
  4. Формулировка п. 2.1 ч. 1 к.с. небезупречна. Во-первых, уголовное дело не может находиться в производстве следственного органа. Даже если в подчинении у руководителя следственного органа находится всего один следователь, все равно следственный орган и в этой ситуации состоит из двух должностных лиц, каждый из которых в уголовном процессе выступает в качестве самостоятельного органа предварительного следствия. Такими органами предварительного следствия будет как следователь, так и руководитель следственного органа. «Следственный орган» в отрыве от термина «руководитель следственного органа» — не процессуальное, а, скорее, организационно-штатное (административно-управленческое) понятие. Нет такого субъекта уголовного процесса, как следственный орган. Не предусмотрел УПК прав и обязанностей такового. Тем более в законе не закреплено право следственного органа принимать уголовные дела к своему производству.
  5. Дело, по которому руководитель следственного органа вправе принять предусмотренное п. 2.1 ч. 1 к.с. процессуальное решение, находится в производстве не подчиненного следственного органа, а подчиненного следователя либо следственной группы, которой он (руководитель следственного органа) ранее поручил производство предварительного следствия. Думается, руководитель следственного органа вправе отменить также незаконные и (или) необоснованные постановления, находящиеся в уголовном деле, принятом им к своему производству. Конечно, он сам себе не подчинен. Однако он является одним из лиц, составляющих возглавляемое им следственное подразделение («подчиненный следственный орган»).
  6. Во-вторых, небезупречно и использованное законодателем в п. 2.1 ч. 1 к.с. выражение «руководитель, следователь (дознаватель) другого органа предварительного расследования». Дознаватель другого органа предварительного расследования еще может быть исходя из того, что в УПК предусмотрен статус органа дознания, а орган дознания является органом предварительного расследования. Но что это за субъект — «следователь другого органа предварительного расследования»?
  7. Не может быть следователя какого-то органа предварительного расследования, так как сам следователь органом предварительного расследования и является. Следователь может быть одним из субъектов, составляющих самостоятельный орган предварительного расследования, только в ситуации производства предварительного расследования следственной группой. Но и в такой ситуации его правильнее именовать руководителем или членом следственной группы, а не следователем другого органа предварительного расследования. Следователем в такой ситуации он является лишь по должности, а в уголовном процессе у него иной статус. Статус следователя в уголовном процессе равнообъемен статусу органа предварительного следствия. А орган предварительного следствия наряду с органом дознания является разновидностью органа предварительного расследования.
  8. В УПК устоялись термины «начальник органа дознания», а равно руководители следственных групп (групп дознавателей). Именно они только и могут именоваться руководителями органа предварительного расследования. Начальник органа дознания возглавляет орган дознания (ст. 40 УПК), руководитель следственной группы — следственную группу (ст. 163 УПК) и соответственно руководитель группы дознавателей — группу дознавателей (ст. 223.2 УПК).
  9. Хотелось бы к числу «руководителей органа предварительного расследования» отнести и руководителя следственного органа. Однако буквальное толкование наименования данного субъекта уголовного процесса, как, впрочем, его место и назначение в уголовном процессе, сделать это не позволяет. Руководитель следственного органа не является руководителем следователя. Обычно он является начальником нескольких следователей, и поэтому если уж именовать его соответствующим руководителем, то не органа предварительного расследования, а органов предварительного расследования. Но и данная его характеристика остается сделанной с большой натяжкой. Руководитель следственного органа является начальником следственного отдела (управления и т.п.). Его назначение не руководить следователем, а организовать и контролировать работу всех следователей возглавляемого им подразделения. В то же время любой руководитель следственного органа одновременно сам является органом предварительного расследования.
  10. Произведенный анализ перечня субъектов, чьи незаконные и (или) необоснованные постановления вправе отменять руководитель следственного органа, привел нас к мысли, что не стоит здесь пытаться перечислить всех тех, кто может таковые вынести. Достаточно упомянуть, что речь идет о постановлениях (решениях) другого органа предварительного расследования. В этом случае у руководителя следственного органа появится право отменить и постановление начальника подразделения дознания, и решение члена следственной группы (группы дознавателей) и даже следователя-криминалиста.
  11. Именно поэтому мы бы предложили несколько иную редакцию п. 2.1 ч. 1 к.с.: «Руководитель следственного органа уполномочен… отменять незаконные и (или) необоснованные постановления другого органа предварительного расследования, если эти документы являются частью уголовного дела, находящегося в его производстве, в производстве созданной им следственной группы либо подчиненного ему следователя;». Пока же мы можем лишь рекомендовать в указанном смысле толковать заложенную в п. 2.1 ч. 1 к.с. законодателем идею.
  12. Право поручать производство предварительного следствия означает, что руководитель следственного органа может обязать следователя как минимум:

— возбудить уголовное дело и приступить к производству предварительного следствия;

— принять к производству уже возбужденное другим следователем уголовное дело (в связи, к примеру, с уходом последнего в отпуск) и приступить к предварительному следствию;

— приступить к предварительному следствию по уголовному делу, по которому органом дознания в соответствии со ст. 157 УПК производятся неотложные следственные действия.

  1. Исходя из содержания данной статьи руководитель следственного органа не дает указаний об отмене и изменении меры пресечения, о временном отстранении от должности, о признании лица гражданским истцом или о привлечении в качестве гражданского ответчика и т.п.
  2. Руководитель следственного органа тем не менее должен отвечать за соблюдение законности любым из его подчиненных. Однако, когда в к.с. реализуемое на практике правомочие руководителя следственного органа не упомянуто, оно им применяется не в рамках уголовного процесса и часто вообще не в рамках права. Практику согласования ряда процессуальных решений следователя с руководителем следственного органа, когда такой обязанности следователя в законе не содержится, пока можно расценить лишь как дополнительную гарантию соблюдения прав и законных интересов личности в уголовном процессе.
  3. Устные указания руководителя следственного органа по уголовному делу следователю согласно буквальному толкованию закона не имеют для последнего обязательной силы.
  4. Осуществляя контроль за правильностью составления обвинительного заключения, постановления о направлении дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера, постановления о прекращении уголовного дела, а также при передаче дела прокурору для направления другому органу предварительного расследования, руководитель следственного органа обязан проверить наличие в деле документов, в которых отражено место нахождения вещественных доказательств, предметов и ценностей, изъятых по делу, сверить их с записями в книге учета вещественных доказательств.
  5. Руководители следственных органов обязаны не реже одного раза в год проверять состояние и условия хранения вещественных доказательств, правильность ведения документов по их приему и учету. О результатах проверки составляется акт, направляемый вышестоящему руководству, обязанному принимать меры к оборудованию специальных помещений и хранилищ для вещественных доказательств, ценностей и иного имущества, требовать обеспечения надлежащих условий их хранения <233>.

———————————

<233> См.: Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18 октября 1989 г. N 34/15.

 

  1. Руководитель следственного органа вправе возбуждать уголовные дела публичного обвинения. Ему же предоставлено право возбуждать уголовные дела о любом преступлении частного и частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч. 4 ст. 20 УПК).
  2. Последовательным в этой связи представляется и возложение на руководителя следственного органа обязанности принять, проверить заявление (сообщение) о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного заявления (сообщения). Данное полномочие продублировано и п. 3 ч. 1 к.с., которым руководителю следственного органа предоставлено право «лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении», по результатам такого рассмотрения принимать одно из следующих решений:

1) о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК;

2) об отказе в возбуждении уголовного дела;

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК.

  1. При принятии последнего из решений организовать сохранение следов преступления.
  2. Право вынесения руководителем следственного органа решения об отказе в возбуждении уголовного дела закреплено также в ст. 148 УПК. Помимо того что руководитель следственного органа теперь перечислен среди должностных лиц, уполномоченных принимать соответствующее процессуальное решение, действующая редакция ч. ч. 4 и 6 ст. 148 УПК указывает на то, что отменять постановление об отказе (в отличие от постановления о возбуждении) в возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем, вправе не только руководитель следственного органа, но и прокурор.
  3. Руководителю следственного органа предоставлена возможность «проверять материалы проверки сообщения о преступлении» (п. 2 ч. 1 к.с.) на любом этапе рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении. Редакция ч. 1 ст. 144 УПК наделила руководителя следственного органа правом получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.
  4. Ведь без наличия данных полномочий ему просто невозможно будет реализовать право возбуждать уголовные дела. Названное процессуальное решение принимается на основе анализа собранных материалов предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. А доступ к таковым имеется лишь у лица, рассматривающего и разрешающего заявление (сообщение) о преступлении либо проверяющего законность (обоснованность) осуществления названного вида деятельности.
  5. Ранее руководитель следственного органа имел право проверять лишь материалы уже возбужденного уголовного дела. В настоящее время имеется правовая основа осуществления процессуального контроля за следователем и на более ранней стадии уголовного процесса. Между тем сама формулировка рассматриваемого полномочия руководителя следственного органа не вполне точно отражает ту идею, которую намеревался закрепить в п. 2 ч. 1 к.с. законодатель.
  6. Руководителю следственного органа предоставлено право «проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя». В анализируемой фразе дважды использован разделительный союз «или», что вполне может привести к неправильному толкованию указанной нормы права. Руководителю следственного органа следовало предоставить право «проверять материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении и (или) материалы уголовного дела, отменять незаконные и (или) необоснованные постановления следователя». Тогда ни у кого не сможет возникнуть сомнений в наличии у руководителя следственного органа права сначала проверить материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении, а после возбуждения уголовного дела еще и материалы уголовного дела, причем получить их для проверки вместе, а не только те материалы, которые были собраны следователем после вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. То же самое можно сказать о законности и обоснованности постановлений следователя. Одно и то же решение может быть как незаконным, так и необоснованным. Между тем незаконное и необоснованное постановление, несомненно, также должно быть отменено.
  7. Полномочия руководителя следственного органа с первых дней появления данной фигуры в уголовном процессе указывали на то, что им осуществляется уголовное преследование, по меньшей мере путем принятия к своему производству уголовного дела и осуществления по нему предварительного следствия. Однако в ст. 21 УПК, всецело посвященной институту уголовного преследования, о данной его функции долгое время не упоминалось. В этой связи не было ясно осуществление уголовного преследования — это обязанность или право руководителя следственного органа? Внесение в ч. 3 ст. 21 УПК изменений послужило ответом на данный вопрос. Исходя из действующей редакции ч. ч. 1 и 2 ст. 21 УПК уголовное преследование не является обязанностью руководителя следственного органа. В то же время в ч. 3 ст. 21 УПК продублировано право руководителя следственного органа осуществлять уголовное преследование путем возбуждения уголовных дел о преступлениях частного и частно-публичного обвинения, при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
  8. До вступления в силу Федерального закона от 2 декабря 2008 г. N 226-ФЗ у руководителя следственного органа было право давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения. Однако принимать искомое решение (о даче согласия) он мог, основываясь лишь на материалах уголовного дела, собранных и оформленных самим следователем. Таким образом, руководитель следственного органа лишался возможности оценить все доказательства, которыми располагал следователь. А в частности, он лишался возможности оценить такие важные доказательства, как показания подозреваемого и показания обвиняемого. В настоящее время законодатель устранил эту несправедливость. Им в п. 4 ч. 1 к.с. внесено дополнение, после которого у руководителя следственного органа появилась возможность лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене либо изменении меры пресечения и (или) о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения.
  9. Руководителю следственного органа предоставлено также право участвовать в судебном заседании, в котором судьей рассматривается вопрос об избрании подозреваемому (обвиняемому) меры пресечения. Причем он имеет возможность участвовать в таком заседании не только тогда, когда уголовное дело находится в его производстве, но и в случае производства предварительного расследования по уголовному делу подчиненным ему следователем.
  10. В настоящее время руководитель следственного органа вправе участвовать и в судебном заседании, в котором проверяется законность и обоснованность его действий (бездействия, решений). Причем ч. 3 ст. 125 УПК сформулирована так, что у суда нет оснований отказать руководителю следственного органа в участии в судебном заседании, где проверяются не его, а подчиненного ему следователя действия (бездействие, решения).
  11. Действующая редакция п. 9 ч. 1 к.с. наделяет руководителя следственного органа правом утверждать постановление следователя об осуществлении государственной защиты. Полагаем, что в этой части редакция данной нормы права не вполне последовательна. Согласно ч. 4 ст. 3, ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» и ч. 9 ст. 166 УПК руководитель следственного органа не утверждает постановление следователя об осуществлении государственной защиты. Он дает согласие на применение мер безопасности в отношении защищаемых лиц, а равно на вынесение постановления о сохранении в тайне данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля по уголовным делам, находящимся в производстве подчиненного ему следователя.
  12. Данные положения законов не согласуются друг с другом. Как следствие тому, теперь, если руководитель следственного органа утвердит постановление о применении мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и (или) иных защищаемых лиц, он будет действовать не в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 3, ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ. Если даст согласие на то же самое, он примет иное, чем предусмотрено ч. 1 к.с., решение. В любом случае появляется «лазейка» для обжалования принятого им решения.
  13. Действующая редакция ч. 2 к.с. не только закрепляет право руководителя следственного органа принимать уголовные дела к своему производству, но и предоставляет последнему возможность произвести по нему «предварительное следствие в полном объеме». Но сразу возникает вопрос. Если руководителю следственного органа предоставлено право «принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме», то вправе ли он проводить предварительное следствие по такому делу не в полном объеме? Проведя ряд, по его мнению, необходимых следственных и иных процессуальных действий, воспользоваться другим своим правом и поручить производство предварительного следствия по этому уголовному делу подчиненному ему следователю (нескольким следователям, создать следственную группу)? Думается, что необходимость в этом вполне может возникнуть. Соответственно вряд ли последовательно было бы лишать руководителя следственного органа возможности реализации закрепленного п. 1 ч. 1 к.с. его права только из-за того, что он до этого воспользовался правом, предусмотренным ч. 2 к.с.
  14. Так должно быть. Так лучше было бы для практики. Однако несовершенство формулировки ч. 2 к.с. вполне может иметь следствием поднятие вопроса о незаконности передачи руководителем следственного органа уголовного дела, находящегося в его производстве, следователю. И как следствие тому — возникновение сомнений в законности производства следственных действий таким следователем. Каковы возможные последствия этого? Признание в соответствии с требованиями ст. 75 УПК недопустимыми всех собранных по делу следователем доказательств.
  15. Именно поэтому мы обращаем внимание законодателя на то, что словосочетание «в полном объеме» в ч. 2 к.с. излишне. Убрав его из текста названной части к.с., он не лишил бы руководителя следственного органа права производства предварительного следствия в полном объеме, но одновременно позволил бы ему произвести таковое не в полном объеме. Тем более что произвести в полном объеме предварительное следствие он сможет лишь в случае личного возбуждения уголовного дела и окончания расследования. Если же, к примеру, неотложные следственные действия по делу выполнил орган дознания (следователь), то принявший к производству уголовное дело руководитель следственного органа уже никак не сможет осуществить по делу предварительное расследование в полном объеме. Ведь часть предварительного расследования по такому делу уже осуществлена другим должностным лицом (органом).
  16. Если рассуждать в том же русле, получается, ч. 2 к.с. руководителю следственного органа предоставила одно, а не два права: первое — возбудить уголовное дело, второе — принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Он наделен единственным правом — возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме. Иначе говоря, не возбудив самостоятельно уголовного дела, руководитель следственного органа не может произвести по делу предварительное следствие. Буквально получается, у него нет права принять к производству уголовное дело, которое ранее было принято к производству каким-либо иным органом предварительного расследования. Ведь принятие уголовного дела к своему производству органом предварительного расследования — это уже часть предварительного расследования. А если какая-то часть предварительного расследования уже имела место, то у руководителя следственного органа нет возможности осуществить по делу предварительное следствие «в полном объеме». Без этой части «объем» будет не полным. В таком «объеме» предварительного следствия будет не хватать действий, осуществленных в начале предварительного расследования.
  17. Руководителю следственного органа и ранее принадлежало право принятия решения о соединении уголовных дел. Однако до недавнего времени ч. 3 ст. 153 УПК была слишком краткой. И ее формулировка могла привести к мысли, что названное должностное лицо принимает соответствующие решения и тогда, когда по соединяемым уголовным делам производится дознание. Такой подход к рассматриваемому правовому институту был, бесспорно, не оправдан. Законодатель в этой связи сформулировал действующую редакцию ч. 3 ст. 153 УПК. Руководителю следственного органа сейчас предоставлены права принимать решения о соединении уголовных дел лишь тогда, когда хотя бы одно из уголовных дел находится в его производстве либо производстве подчиненного ему следователя. Решение о соединении уголовных дел о преступлениях, подследственных в соответствии со ст. ст. 150 и 151 УПК разным органам предварительного следствия или органу предварительного следствия и органу дознания, принимает руководитель следственного органа на основании решения прокурора об определении подследственности.
  18. Руководителю следственного органа предоставлено право вносить в организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, или других нарушений закона (ч. 2 ст. 158 УПК).
  19. Все учреждения, предприятия, организации, должностные лица и граждане обязаны исполнять требования, поручения и запросы руководителя следственного органа, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК. Данное правовое положение прямо закреплено в ч. 4 ст. 21 УПК.
  20. Десятилетия обвинительное заключение подписывал не только следователь, в производстве которого находится уголовное дело, но и его непосредственный начальник. В настоящее время это выработанное практикой правовое положение закреплено в УПК.
  21. Действующий закон детально регламентировал также действия руководителя следственного органа, получившего от прокурора письменное требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства.
  22. Не можем с уверенностью судить, почему законодатель посчитал необходимым именовать в ч. 4 к.с. рассматриваемое полномочие прокурора иначе, чем оно же названо в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, которым настоящее требование в первую очередь и предусмотрено. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК это «требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия». А в ч. 4 к.с. законодатель его именует «требованием об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства». Думается, правильнее было бы именовать в законе это решение прокурора одинаково и соответственно внести необходимые изменения в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК. Но законодатель этого не сделал.
  23. Согласно ч. 4 к.с. обращение прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства руководителем следственного органа, обязательно должно быть разрешено в течение пяти суток, а не тянуться в течение неопределенного времени. Руководитель следственного органа обязан уведомить прокурора не только о несогласии, но и о согласии с требованием последнего. Не так давно на руководителя следственного органа возлагалась обязанность дать подчиненному ему следователю письменное указание об исполнении требования прокурора. В настоящее время законодатель возлагает на руководителя следственного органа обязанность отменить незаконное или необоснованное постановление следователя и устранить допущенные им нарушения.
  24. Коль в настоящее время предусмотрен правовой механизм реагирования руководителем следственного органа на требование об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных и в ходе осуществления досудебной (в том числе и не являющейся дознанием или предварительным следствием) деятельности, то позволительно говорить о наличии у прокурора права заявлять такие требования не только в отношении постановлений, вынесенных на стадии предварительного расследования, но и на стадии возбуждения уголовного дела.
  25. Ранее закрепленные в ч. 4 к.с. положения распространялись лишь на нарушения федерального законодательства, допущенные в ходе предварительного следствия. Сейчас руководитель следственного органа обязан рассмотреть в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных «в ходе досудебного производства». Что изменилось? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, несколько слов нужно сказать о понятиях «предварительное следствие» и «досудебное производство».
  26. Досудебное производство состоит из уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемой на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Предварительное расследование, в свою очередь, реализуется в форме предварительного следствия и дознания.
  27. Что же, у прокурора появилось право требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства ими дознания, и, более того, в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении? Мы полагаем, появилось. Но признаем, что имеет право на существование и несколько иная точка зрения.
  28. Она может базироваться на том факте, что законодателем не внесены изменения в редакцию п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК. Соответственно, если сравнить статьи, всецело посвященные статусу прокурора и руководителя следственного органа, получится, что законодатель предусмотрел процедуру рассмотрения руководителем следственного органа (ч. 4 к.с.) требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, но самому прокурору разрешил направлять руководителю следственного органа лишь требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.
  29. Иначе говоря, предмет изучения руководителем следственного органа требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства расширен. Теперь руководитель вправе рассмотреть требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенные не только в ходе предварительного следствия, но и при производстве следователями Следственного комитета РФ дознания. Полномочия же требовать от органа предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе принятия, регистрации, рассмотрения и разрешения заявлений (сообщений) о преступлении, законодатель прокурору не предоставил.
  30. Почему нам такая (вторая) позиция представляется не столь безупречной? Во-первых, частью 4 к.с. предусмотрено направление руководителю следственного органа «требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства». Соответственно названное право последовательно именовать «предусмотренным УПК правом прокурора».
  31. А то обстоятельство, что к.с. называется «Руководитель следственного органа» и соответственно прежде всего посвящена статусу последнего, ни в коей мере не указывает на то обстоятельство, что в этой же статье закона не могут (хотя бы частично) содержаться нормы уголовно-процессуального права, касающиеся других правовых институтов, в том числе прав иного субъекта уголовного процесса, в нашем случае прокурора.
  32. В этой связи следует заметить, что в к.с. помимо формулирования основных прав руководителя следственного органа, а равно права прокурора законодатель закрепил некоторые обязанности (исполнять письменные указания руководителя следственного органа) и права (обжаловать указания руководителя следственного органа руководителю вышестоящего следственного органа) следователя (ч. 3 к.с.), уточнил круг органов предварительного следствия (ч. 2 к.с.) и тем самым позволил расширительное толкование термина «следователь», употребленного в статьях УПК, посвященных основаниям, условиям и порядку производства следственных действий и др.
  33. Во-вторых, если бы законодатель хотел предоставить прокурору возможность направления руководителю следственного органа требования об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства дознания или предварительного следствия, он бы в анализируемом месте ч. 4 к.с. употребил категорию «предварительное расследование», а не «досудебное производство» или же так же, как поступил при формулировании п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК, перечислил бы все формы предварительного расследования. То обстоятельство, что в ч. 4 к.с. законодатель речь ведет обо всем досудебном производстве, позволяет утверждать, что им допускается (а значит, таковое является предусмотренным законом правом прокурора) направление прокурором руководителю следственного органа требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных и на стадии возбуждения уголовного дела.
  34. Причем уточняем: прокурор в соответствии с ч. 4 к.с. вправе требовать от органов предварительного следствия устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, в том числе требовать от руководителя следственного органа отмены незаконного или необоснованного постановления, вынесенного подчиненным ему следователем (а с учетом редакции п. 7 ч. 1 к.с. — равно нижестоящим руководителем следственного органа).
  35. На практике постоянно вставал вопрос о возможности отвода руководителя следственного органа, в особенности когда последним уголовное дело принято к своему производству. В настоящее время институт отвода руководителя следственного органа прямо закреплен в законе. Разрешает такой отвод вышестоящий руководитель следственного органа. Законодатель предусмотрел возможность отвода руководителя следственного органа безотносительно того, какую функцию в уголовном процессе последний в данный конкретный момент реализует. Это обстоятельство указывает на то, что руководителю следственного органа отвод может быть заявлен и тогда, когда уголовное дело находится не в его производстве, а в производстве подчиненного ему следователя.
  36. Законом предусмотрена также возможность обжалования в суд по месту производства предварительного расследования постановления руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно всех иных решений (действий, бездействия) руководителя следственного органа, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

56. См. также комментарий к ст. ст. 21, 38, 40, 61, 162, 223 УПК.

Часть 1   Часть 2   Часть 3

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code