Глава 3. УГОЛОВНОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ

Статья 20 УПК РФ. Виды уголовного преследования

 

Комментарий к статье 20

 

  1. Несмотря на то что к.с. называется «Виды уголовного преследования», в основном она посвящена характеристике исключений из общего правила публичности российского уголовного процесса — характеристике обвинения, осуществляемого в частно-публичном и частном порядке. Исключение из общего правила, помимо того, закреплено в ст. 23, ч. ч. 1.1 и 1.2 ст. 140 УПК.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

  1. В комментарии к УПК, автором которого является Б.Т. Безлепкин, говорится, что дела частного обвинения «возбуждаются путем подачи жалобы мировому судье» <89>. Действительно, данный порядок возбуждения уголовного дела частного обвинения предусмотрен ст. 318 УПК.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<89> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… С. 33.

 

  1. Однако в ст. 318 УПК приведен не исчерпывающий перечень форм возбуждения уголовного дела частного обвинения. Здесь лишь оговаривается, кто может обратиться с заявлением (потерпевший или его законный представитель, а в случае смерти потерпевшего — его близкий родственник) и с каким именно заявлением (приведен перечень обязательных реквизитов заявления) к мировому судье. Более того, ч. 3 ст. 318 УПК предоставляет право возбуждения уголовного дела не только мировому судье, но и следователю, а с согласия прокурора и дознавателю.
  2. Если заявление поступило не непосредственно мировому судье, а, к примеру, в орган внутренних дел, по данной категории преступлений может быть осуществлено как минимум два <90> вида досудебного производства:

———————————

<90> В учет не берется такой вид досудебного производства, как производимая до предварительного расследования предварительная проверка заявления (сообщения) о преступлении.

 

1) дознание;

2) предварительное следствие.

  1. Согласно ч. ч. 2 и 3 ст. 150 УПК по данной категории преступлений (по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 и (или) ч. 1 ст. 128.1 УК) должно осуществляться дознание.
  2. В ч. 4 ст. 150, а также в ст. 151 УПК приведены ситуации, когда по данной категории дел производится дознание, а когда — предварительное следствие. Соответственно возбуждать уголовное дело частного обвинения может не только мировой судья, но и руководитель следственного органа, следователь, руководитель следственной группы, а с согласия прокурора также дознаватель, руководитель группы дознавателей и начальник подразделения дознания.
  3. Примириться с обвиняемым может только потерпевший. И причем примириться он может только с обвиняемым, а не с подозреваемым, свидетелем и т.п.
  4. Часть 3 к.с. посвящена делам частно-публичного обвинения. В отличие от ч. 2 она существенно расширяет круг преступлений, отнесенных законодателем к данной категории дел.
  5. Дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6, 160, 165 УК, могут быть делами частно-публичного обвинения, если преступление при определенных условиях совершено:

— индивидуальным предпринимателем;

— членом органа управления коммерческой организации.

  1. Индивидуальными предпринимателями согласно ч. 2 ст. 11 НК РФ являются физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, главы крестьянских (фермерских) хозяйств.
  2. В ч. 2 ст. 11 НК РФ упоминаются главы крестьянских (фермерских) хозяйств. Однако следует иметь в виду, что понятие «индивидуальный предприниматель», изложенное в ч. 2 ст. 11 НК РФ, используется только для целей НК РФ <91>. С позиции же УК и, как следствие, — УПК, главы крестьянских (фермерских) хозяйств индивидуальными предпринимателями не являются. Однако глава крестьянского (фермерского) хозяйства может стать субъектом преступления, уголовное дело о котором относится к категории дел частно-публичного обвинения. Но таковым он будет, думается, не как индивидуальный предприниматель, а как член органа управления коммерческой организации — крестьянского (фермерского) хозяйства.

———————————

<91> См. по аналогии: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. N 7.

 

  1. К данному выводу нас приводит содержание ч. 3 ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 года N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» <92>. Здесь, в частности, записано, что крестьянское (фермерское) хозяйство осуществляет предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. К предпринимательской деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила гражданского законодательства, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации или существа правовых отношений.

———————————

<92> См.: Собр. законодательства РФ. 2003. N 24. Ст. 2249.

 

  1. Согласно ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» <93> адвокатская деятельность не является предпринимательской. В соответствии с ч. 6 ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате <94> нотариальная деятельность не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли. Соответственно, не может быть делом частно-публичного обвинения уголовное дело о совершении адвокатом и (или) нотариусом преступления, предусмотренного ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК.

———————————

<93> См.: Собр. законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

<94> См.: Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

 

Дела о совершении ими (нотариусами, адвокатами) подобного рода преступлений — это уголовные дела публичного обвинения.

  1. Итак, индивидуальными предпринимателями, о которых идет речь в ч. 3 к.с., являются граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в порядке, установленном главой VII.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» <95>.

———————————

<95> См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431.

 

  1. Преступления, предусмотренные ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК, могут быть также совершены членом органа управления коммерческой организации. Кто это? Исходя из содержания введения в Методические указания по расчету основного вида экономической деятельности хозяйствующих субъектов на основе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) для формирования сводной официальной статистической информации <96> коммерческие организации (хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия) — это организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности.

———————————

<96> См.: Приказ Росстата от 1 октября 2007 года N 150 «О Методических указаниях по расчету основного вида деятельности хозяйствующих субъектов на основе Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) для формирования сводной официальной статистической информации».

 

  1. К лицам же, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, Пленум Верховного Суда РФ относит лиц, выполняющих функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лиц, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директора, генерального директора, члена правления акционерного общества, председателя производственного или потребительского кооператива и т.п.) <97>.

———————————

<97> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.

 

  1. По нашему глубокому убеждению любое лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, одновременно с позиции ч. 3 к.с. является членом органа управления таковой. Это равнообъемные понятия. Соответственно, членом органа управления коммерческой организации будет и член правления акционерного общества, и генеральный директор коммерческой организации. Причем уголовное дело, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК, в отношении не являющегося членом коллегиального органа коммерческой организации, к примеру, директора таковой, является делом частно-публичного обвинения, если, конечно, совершенным им преступлением не причинен вред интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства и (или) муниципального образования, если к тому же предметом преступления не явилось государственное и (или) муниципальное имущество.
  2. Но вернемся к характеристике индивидуального предпринимателя. Чтобы уголовное дело в отношении индивидуального предпринимателя о преступлении, предусмотренном ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК, могло быть отнесено к категории дел частно-публичного обвинения, должно быть установлено, что данное преступление последний совершил «в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности».
  3. В этой связи важно иметь четкое представление о том, какая деятельность именуется предпринимательской. Согласно абз. 3 ч. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» порядке.
  4. Здесь же, думается, позволительно напомнить о сделанном по этому поводу Конституционным Судом РФ уточнении. Согласно оному не является предпринимательской деятельность акционеров. Таковая относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности, хотя она и влечет определенные экономические риски, поскольку само акционерное общество предпринимательскую деятельность осуществляет <98>.

———————————

<98> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 года N 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы» // Собр. законодательства РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

 

  1. И еще одно не менее важное замечание. Преступление совершается не в ходе осуществления предпринимательской деятельности, а в связи с ее осуществлением. Почему законодателем выбрано данное выражение? Во-первых, потому что предпринимательской деятельностью не может быть деяние, предусмотренное Особенной частью УК, преступление. Предпринимательская деятельность — это правомерное поведение. Преступление — неправомерное поведение. Во-вторых, не обязательно, чтобы индивидуальный предприниматель совершил предусмотренное ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК преступление в ходе (в одно и то же время) одновременной реализации предпринимательской деятельности. Преступление им может быть совершено и до этого или после конкретного акта предпринимательства. Главное, что предусмотренное ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК преступление было совершено вследствие (по поводу) <99> осуществления им предпринимательской деятельности. В этом случае уголовное дело о таком преступлении будет делом частно-публичного обвинения со всеми вытекающими из этого обстоятельства следствиями.

———————————

<99> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 613.

 

  1. К делам частно-публичного обвинения законодатель отнес и уголовные дела о совершенных индивидуальным предпринимателем предусмотренных ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК преступлениях в связи «с управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности». Опять, заметьте, в связи, а не в ходе. Хотя в ходе управления имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, преступление также может быть совершено. И его, несомненно, следует относить к разряду совершенных в связи с управлением этим имуществом.
  2. Под имуществом здесь подразумеваются материальные и нематериальные объекты, которые могут быть предметами владения, пользования или распоряжения <100>. Причем таковое должно принадлежать именно тому индивидуальному предпринимателю, которым совершено преступление, предусмотренное ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК, и одновременно использоваться для облегчения (установления) возможности начала, активизации, защиты и т.п. предпринимательской деятельности, осуществляемой данным индивидуальным предпринимателем <101>.

———————————

<100> См.: информационный банк «Словарь финансовых и экономических терминов».

<101> К анализу понятия «имущество» мы еще вернемся при характеристике исключений из закрепленного в ч. 2 ст. 20 УПК нового общего правила.

 

  1. Когда законодатель ведет речь о члене органа управления коммерческой организации как субъекте преступления, уголовное дело о котором отнесено к категории дел частно-публичного обвинения, в сформулированном им общем правиле упоминается о деяниях, совершенных в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией не только предпринимательской, но и иной экономической деятельности. Что это за иная экономическая деятельность?
  2. Согласно содержанию раздела 8 ОК 004-93 (Общероссийского классификатора видов экономической деятельности, продукции и услуг <102>) экономическая деятельность, как процесс, есть сочетание действий, приводящих к получению определенного перечня продукции. Это достигается тогда, когда объединяются ресурсы (оборудование, рабочая сила, технологии, сырье и материалы) и производственный процесс для создания конкретных товаров и услуг.

———————————

<102> См.: ОК 004-93. Общероссийский классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг. Утвержден Постановлением Госстандарта РФ от 6 августа 1993 года N 17.

 

  1. Исходя из того что законодатель в анализируемом месте ч. 3 к.с. речь ведет о предпринимательской и иной экономической деятельности, позволительно сделать следующие выводы. Во-первых, экономическая деятельность более широкое понятие, чем предпринимательская деятельность. Во-вторых, любой вид предпринимательской деятельности одновременно является экономической деятельностью. И наконец, в-третьих, упоминание законодателем в рассматриваемом месте ч. 3 к.с. на предпринимательскую деятельность члена органа управления коммерческой организации имеет целью, с одной стороны, установление аналогии с деятельностью индивидуального предпринимателя, квалифицируемой как преступление, предусмотренное ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК. С другой стороны, законодатель обращает внимание правоприменителя на то, что к делам частно-публичного обвинения относятся и уголовные дела о предусмотренном ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК преступлении, совершенном членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением коммерческой организацией экономической деятельности, даже в тех случаях, когда последняя не является предпринимательской.
  2. Частью 3 к.с. предусмотрены и исключения из общего правила. Причем они касаются как индивидуального предпринимателя, так и члена органа управления коммерческой организации. Это случаи, когда:

— преступлением причинен вред интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства и (или) муниципального образования;

— предметом преступления явилось государственное и (или) муниципальное имущество.

  1. Каково значение слова «причинен»? Причинить означает произвести, послужить причиной чего-нибудь (неприятного) <103>. Причинен значит вызван неприятной причиной <104>. Причинение — это нанесение соответствующего вреда. Соответственно, вред причинен после того, как он наступил, вдобавок в результате неприятной причины. В нашем случае такой причиной явилось совершение предусмотренного ст. ст. 159 — 159.6, 160 и (или) ст. 165 УК общественно опасного деяния, в отношении которого осуществляется уголовно-процессуальная деятельность после возбуждения уголовного дела. Причем при фактическом причинении вреда имуществу, деловой репутации и (или) иным интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства и (или) муниципального образования не будет уголовным делом частно-публичного обвинения и дело о приготовлении к преступлению или покушение на совершение преступления.

———————————

<103> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 522.

<104> Исходя из толкования слова «причинять». См.: Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. С. 154.

 

  1. И еще одно уточнение. На начальном этапе предварительного расследования, а тем более на момент решения вопроса о возбуждении уголовного дела причинение преступлением вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. может быть вероятностным знанием. Более того, с одной стороны, как мы уже выяснили ранее, вероятным является само совершение преступления, а также вероятными могут быть и сведения о причинении вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. С каким уголовным делом — частно-публичного или же публичного обвинения в этом случае мы сталкиваемся?
  2. Иногда следователь (дознаватель и др.), как бы он ни строил ход предварительного расследования, не в состоянии установить безусловное причинение вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. В этом случае мы всегда будем иметь дело с вероятностным знанием о наличии вреда надлежащим интересам. Между тем в достаточно большом числе случаев наличие вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. возможно установить достоверно. По крайней мере в таких ситуациях, пока в результате производства следственных действий не будет установлен факт причинения вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д., следователь (дознаватель и др.) должен исходить из того, что подтверждение наличия предусмотренного в конце ч. 3 к.с. исключения в деле отсутствует. И соответственно, у него в производстве находится уголовное дело (им принимается решение о возбуждении уголовного дела) частно-публичного обвинения.
  3. То же самое, думается, происходит и в ситуации, когда следователь (дознаватель и др.) не в состоянии достоверно установить причинение искомым преступлением вреда интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. И в этой ситуации у него отсутствуют доказательства существования в реальности искомого исключения. Поэтому он должен себя вести как орган, производящий предварительное расследование по уголовному делу (принимающий решение о возбуждении уголовного дела) частно-публичного обвинения.
  4. А теперь определимся со значением выражения «вред интересам». Под понятием «интересы» в данном случае понимаются нужды, потребности <105> государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. Несмотря на то что законодатель прямо не конкретизировал оное, в анализируемом месте, уверен, он ведет речь о законных интересах юридического лица — основанных на нормах законодательства потребностях (нуждах) рассматриваемого субъекта.

———————————

<105> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 216.

 

  1. Термин «вред» в русском языке толкуется через категории «ущерб, порча» <106>. Вредом также именуют то, что отрицательно действует на кого-нибудь или что-нибудь <107>. Исходя из предложенного определения понятия «вред», полагаем, что таковой состоит из убытков и иного вреда <108>. Иным вредом в данном случае следует признавать вред деловой репутации и (или) иным интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. А убытками соответственно — имущественный вред.

———————————

<106> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 89.

<107> См.: Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. С. 32.

<108> Аналогичного мнения придерживался А.С. Мамыкин. См.: Мамыкин А.С. Гражданский иск в уголовном деле // Учебник уголовного процесса. М.: Спарк, 1995. С. 122.

 

Ситуацию, когда предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество, законодатель выделил в самостоятельную разновидность исключения из общего нового правила.

  1. Что подразумевает здесь законодатель под термином «имущество»? Имущество — это совокупность принадлежащих субъекту права вещей, имущественных прав и обязанностей (долгов) <109>. Где вещи — это материальные, физически осязаемые предметы, имеющие экономическую форму товара и поэтому являющиеся объектом гражданского оборота <110>, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ). Имущественные права — субъективные права юридического лица, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также с теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, работами, ценными бумагами, деньгами и др.). Имущественными правами являются правомочия собственника, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, сервитуты (вещные права) и обязательственные права (как из договорных, так и внедоговорных обязательств) <111> и др.

———————————

<109> См.: Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 143.

<110> См.: Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 45.

<111> См.: Юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 142.

 

  1. Недаром Конституционный Суд РФ указывает на то, что использованным в ст. 35 Конституции РФ понятием «имущество» в его конституционно-правовом смысле охватываются, в частности, вещные права и права требования <112>. Такой подход содержится в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 года N 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года «О федеральных органах налоговой полиции» <113> и корреспондирует с толкованием этого понятия Европейским судом по правам человека, которое лежит в основе применения им ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод <114>.

———————————

<112> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 года N 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет истеблишмент» и запросом октябрьского районного суда города Пензы» // СЗ РФ. 2004. N 9. Ст. 830.

<113> См.: Собр. законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 197.

<114> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2000 года N 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой компании «Timber holdings international limited» // СЗ РФ. 2000. N 21. Ст. 2258.

 

  1. Действительно, в некоторых случаях законодатель под имуществом понимает лишь принадлежащие лицу вещи (см., к примеру, ст. ст. 211, 301 — 303 ГК РФ). По нашему же мнению, юридическому лицу преступлением может быть причинен вред не только путем уничтожения, повреждения или изъятия принадлежащих ему товароматериальных ценностей, но и в случае общественно опасного нарушения его имущественных прав и обязанностей. И такого рода интересы, несомненно, имеются и у государственного и (или) муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства и (или) муниципального образования.
  2. Частью интереса государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. является сохранение на определенном уровне собственной деловой репутации. Ей преступлением также может быть нанесен вред. Под репутацией мы подразумеваем приобретенную государственным и (или) муниципальным унитарным предприятием и т.д. общественную оценку, создавшееся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках <115> этого юридического лица.

———————————

<115> См.: Словарь иностранных слов. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. С. 441; Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов/ Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. Яз., 1986. С. 740; Словарь иностранных слов. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. С. 589; Советский энциклопедический словарь. 3-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1984. С. 1117.

 

  1. Деловая значит относящаяся к общественной, служебной деятельности, работе <116>. Таким образом, деловая репутация юридического лица — это связанная с общественной и производственной деятельностью его общественная оценка, создавшееся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках этого предприятия (учреждения, организации).

———————————

<116> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 136.

 

  1. В Приказе Министерства финансов РФ от 27 декабря 2007 года N 153н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2007)» <117> дана характеристика термина «деловая репутация». Хотя здесь прямо указано, что данное понятие сформулировано лишь для целей бухгалтерского учета, не можем не проанализировать содержащиеся в нем признаки.

———————————

<117> См.: Российская газета. 2008. 2 февраля.

 

  1. В разделе VIII Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» отмечается, что стоимость приобретенной деловой репутации определяется расчетным путем как разница между покупной ценой, уплачиваемой продавцу при приобретении предприятия как имущественного комплекса (в целом или его части), и суммой всех активов и обязательств по бухгалтерскому балансу на дату его покупки (приобретения).
  2. Положительную деловую репутацию следует рассматривать как надбавку к цене, уплачиваемую покупателем в ожидании будущих экономических выгод в связи с приобретенными неидентифицируемыми активами, и учитывать в качестве отдельного инвентарного объекта.
  3. Отрицательную деловую репутацию следует рассматривать как скидку с цены, предоставляемую покупателю в связи с отсутствием факторов наличия стабильных покупателей, репутации качества, навыков маркетинга и сбыта, деловых связей, опыта управления, уровня квалификации персонала и т.п.
  4. Что мы можем заимствовать для уголовного процесса из имеющейся характеристики понятия «деловая репутация»? Первое, деловая репутация — это не всегда положительная характеристика государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. Второе, даже в случае отрицательной деловой репутации юридического лица, таковой может быть причинен вред, она может стать еще хуже. Третье, вред деловой репутации и, соответственно, интересам государственного и (или) муниципального унитарного предприятия и т.д. может выразиться в потере стабильных покупателей, ущербе репутации качества, ухудшении маркетинга и сбыта, уровня квалификации персонала, лишении юридического лица деловых связей и т.п.
  5. И последнее, что хотелось бы отметить применительно к характеристике ч. 3 к.с. Исходя из содержания ч. 1 ст. 214 ГК РФ государственным является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации — республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации).
  6. Муниципальное имущество — это движимое и недвижимое имущество, находящееся в муниципальной собственности. Муниципальная же собственность есть собственность муниципального образования. А муниципальными образованиями, согласно ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» <118>, являются городские и сельские поселения, муниципальные районы, городские округа, а равно внутригородские территории городов федерального значения.

———————————

<118> См.: Собр. законодательства РФ. 2003. N 40. Ст. 3822.

 

  1. В литературе высказано мнение, что закрепленные в ч. 3 к.с. положения противоречат ст. ст. 25, 28 УПК, а также ст. ст. 75, 76 УК <119>. Нам же представляется, что предусмотренные в законе различные основания прекращения уголовного дела не являются противоречием друг другу, как и не является противоречием запрет прекращения уголовного дела в связи с наличием одних определенных обстоятельств (в нашем случае тех, о которых идет речь в ч. 3 к.с.) и одновременным наличием других, которые позволяют прекратить уголовное дело по иным, предусмотренным другой статьей (в данной ситуации ст. ст. 25, 28 и 28.1 УПК), основаниям <120>.

———————————

<119> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен XXI. 2002. С. 62 — 63.

<120> См. об этом подробнее: Рыжаков А.П. Новые дела частно-публичного обвинения, участники уголовного процесса, обязанности органа предварительного расследования и др.: процессуальный комментарий к Федеральному закону от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ.

 

  1. Исключением из правила возбуждения уголовных дел частного и частно-публичного обвинения лишь по заявлению потерпевшего являются случаи обращения граждан с заявлением (получения сообщений из иных источников) к следователю (дознавателю и др.), когда, по мнению заявителя, пострадавший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
  2. Заявление о таком преступлении следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить, вне зависимости от того, кто его написал (сообщил устно). Но обязанности возбудить в этом случае уголовное дело на указанных должностных лиц законодатель не возложил. Разрешение указанного заявления о преступлении может завершиться отказом в возбуждении уголовного дела на основании ч. ч. 2 или 3 к.с.
  3. В к.с. неоднократно упоминается о заявлении потерпевшего (законного представителя потерпевшего). Это основной повод к началу уголовного процесса по делам частного (частно-публичного) обвинения. Он возникает после поступления в компетентный орган не любого заявления, а только того, в котором пострадавший просит привлечь лицо к уголовной ответственности. Даже фраза «прошу привлечь к законной ответственности» не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в к.с.
  4. Согласно требованиям ч. 1 ст. 42 УПК потерпевшим в уголовном процессе лицо становится после оформления постановлением решения следователя (дознавателя и др.) или суда о признании его таковым. До принятия заявления от лица, которому преступлением причинен вред, такого постановления вынесено быть не может. Поэтому в к.с. правильнее было бы говорить о заявлении не потерпевшего, а пострадавшего <121>.

———————————

<121> Иначе мы будем вынуждены говорить о существовании нескольких понятий «потерпевший»: одно, закрепленное в ст. 42 УПК, касается дел публичного и частно-публичного обвинения, второе — дел частного обвинения. См. комментарий к ст. 42 УПК.

 

  1. Заявление может быть о преступлении публичного обвинения, но к моменту возбуждения уголовного дела становится ясно, что имело место преступление частного или же частно-публичного обвинения. В указанной ситуации, несмотря на то что заявление вначале было о другом преступлении, для принятия решения о возбуждении уголовного дела необходимо наличие должным образом оформленного заявления пострадавшего (его законного представителя, а в случае смерти пострадавшего — его близкого родственника). Как минимум в таком заявлении должно быть отражено его требование о привлечении правонарушителя к уголовной ответственности.
  2. Дела частного обвинения подсудны мировому судье. Мировому судье также подсудно большинство дел частно-публичного обвинения.
  3. Содержание направляемого мировому судье по делам частного обвинения заявления, если ранее по нему не проводилось предварительного следствия или дознания, должно отвечать предусмотренным ч. ч. 5 и 6 ст. 318 УПК требованиям.
  4. Возбужденное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью и побоях подлежит прекращению в случае примирения потерпевшего с обвиняемым (подозреваемым). Ссылаться же в этом случае в постановлении о прекращении уголовного дела следует не столько на ст. 24 или ст. 27 УПК, сколько на ч. 2 к.с.
  5. Наличие данного основания прекращения уголовного дела подлежит доказыванию, и не всегда для его установления достаточно наличия одного лишь заявления потерпевшего. Целесообразно как минимум допросить обвиняемого и потерпевшего о том, что послужило причиной и на каких условиях состоялось примирение.
  6. Дела частно-публичного обвинения по общему правилу прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, какие бы основания примирения ни имели место. Возбужденное производство по этим делам ведется в общем порядке. Между тем из данного правила имеется исключение. Оно предусмотрено ст. 25 УПК.
  7. Суду, а также следователю с согласия руководителя следственного органа (дознавателю с согласия прокурора) предоставлено право прекращать уголовные дела о совершении впервые преступлений небольшой или средней тяжести при наличии соответствующей письменной просьбы (заявления) потерпевшего (его законного представителя) и если обвиняемый (подозреваемый) примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред.
  8. Придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе как по заявлению пострадавшего, суд при наличии в деле жалобы пострадавшего или же в случае, когда он устно в судебном заседании заявил о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело было возбуждено следователем (дознавателем с согласия прокурора) по основаниям, предусмотренным ч. 4 к.с., квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.
  9. При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле частного обвинения имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 к.с. При этом вступление в уголовное дело прокурора не является препятствием для прекращения дела за примирением потерпевшего с подсудимым (ч. 4 ст. 318 УПК) <122>.

———————————

<122> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 «О судебном приговоре» // Комментарий к постановлениям пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам / Сост. и автор комментария А.П. Рыжаков. М.: Норма — Инфра-М, 2001. С. 155.

 

  1. В части 4 к.с. упоминается о беспомощном состоянии пострадавшего как одном из условий возбуждения уголовного дела частного и (или) частно-публичного обвинения. Беспомощность состояния пострадавшего должна быть не на момент совершения в отношении его преступления, а на момент, когда следователю (дознавателю и др.) стало известно о совершении в отношении пострадавшего преступления, перечисленного в ч. ч. 2 и (или) 3 ст. 20 УПК.
  2. Институт нахождения лица в беспомощном состоянии анализировался применительно к некоторым составам преступлений. Анализ данных разъяснений Верховного Суда РФ позволяет вычленить критерии беспомощного состояния как уголовно-процессуальной категории.
  3. Так, пострадавшего следует признавать находящимся в беспомощном состоянии, когда он не способен в силу физического или психического состояния (состояния здоровья, увечности <123>), а также преклонного или малолетнего возраста защитить себя, совершать активные действия по защите своих прав и законных интересов <124>.

———————————

<123> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 7.

<124> См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2001 год // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 10.

 

  1. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, Верховный Суд РФ относит, в частности, тяжелобольных и престарелых, малолетних детей, лиц, страдающих психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее <125>.

———————————

<125> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 9; Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2002 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 12; и др.

 

  1. На практике нахождение лица в беспомощном состоянии иногда признается в силу инвалидности пострадавшего <126>.

———————————

<126> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2001 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1.

 

  1. А.П. Коротков считает, что состояние потерпевшего может быть признано беспомощным в связи с его немотой, глухотой, слепотой, а также наличием соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Он же обращает внимание на то, что зависимость пострадавшего может быть «не только служебной, но и материальной либо иной» <127>.

———————————

<127> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации… М.: Юристъ, 2002. С. 307.

 

  1. В литературе приведены и иные примеры беспомощного состояния, которые позволяют сформулировать его уголовно-процессуальные аналоги. Примером беспомощного состояния может быть признана ситуация, когда правообладатель не имеет представителя в России, его произведение не подлежит легальному обороту в России, но авторские права собственника повсеместно и грубо нарушаются <128>. Объекты авторского права незаконно используются, а равно присваивается авторство, причем эти деяния причинили ему крупный ущерб.

———————————

<128> По аналогии с идеей А. Галузина. См.: Галузин А. Уголовно-правовая защита авторских и смежных прав // Законность. 2001. N 5.

 

  1. Какие бы обстоятельства ни были восприняты должностным лицом, уполномоченным на возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения как доказательства нахождения пострадавшего в зависимом, беспомощном состоянии или того, что он по иным причинам не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, о таковых должно быть указано в описательно-мотивировочной части постановления о возбуждении уголовного дела <129>.

———————————

<129> Данное требование содержится и в других комментариях. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… М.: Экзамен XXI, 2002. С. 339.

 

  1. К.с. посвящена видам уголовного преследования. Однако один из таковых в ней не упомянут. Специфика возбуждения уголовных дел о деяниях, предусмотренных главой 23 УК, «причинивших вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, и не причинивших вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства», а равно о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 172.1, 198 — 199.2 УК, позволяет с уверенностью утверждать, что они не могут быть отнесены ни к делам публичного обвинения, ни к делам частного или частно-публичного обвинения.
  2. Предлагаем именовать данную разновидность уголовного преследования уголовным преследованием, осуществляемым в специально-публичном порядке. Соответственно у данного вида уголовного преследования в настоящее время три подвида:

1) уголовное преследование, как его именует законодатель, «по заявлению коммерческой или иной организации» (ст. 23 УПК);

2) уголовное преследование по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198 — 199.2 УК (ч. 1.1 ст. 140 УПК);

3) уголовное преследование по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 172.1 УК (ч. 1.2 ст. 140 УПК).

  1. Уголовное преследование в специально-публичном порядке отличается от уголовного преследования в частно-публичном порядке, прежде всего тем, что на процедуру возбуждения первого вида дел не распространяются правила ч. 4 к.с. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель ни при каких обстоятельствах не вправе возбудить уголовное дело о преступлении, предусмотренном ст. 172.1 или ст. ст. 198 — 199.2 УК, без специального, предусмотренного ч. ч. 1.1 или 1.2 ст. 140 УПК повода для возбуждения уголовного дела, а о преступлении, предусмотренном главой 23 УК, причинившем вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, — без заявления руководителя данной организации или полученного на то его согласия.
  2. Несомненно также, что дела специально-публичного обвинения отличаются от дел частно-публичного обвинения характером и тяжестью расследуемых преступлений.
  3. В этой связи полагаем последовательным было бы внесение изменений и дополнений в к.с. и одновременное признание утратившей силу ст. 23 УПК. Новая же редакция к.с. могла бы выглядеть следующим образом.

«1. В зависимости от характера, тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, специально-публичном, частно-публичном и частном порядке.

  1. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, частью первой статьи 116, частью первой статьи 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.
  2. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 131, частью первой статьи 132, частью первой статьи 137, частью первой статьи 138, частью первой статьи 139, статьей 145, частью первой статьи 146, частью первой статьи 147 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160, 165 Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.
  3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.
  4. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, причинивших вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, а равно дела о преступлениях, предусмотренных статьями 172.1, 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются уголовными делами специально-публичного обвинения.
  5. Если указанное в части пятой настоящей статьи деяние, предусмотренное главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. Причинение вреда интересам организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования одновременно влечет за собой причинение вреда интересам государства или муниципального образования.
  6. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьей 172.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, возбуждаются по материалам, которые направлены Центральным банком Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» или конкурсным управляющим (ликвидатором) финансовой организации для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым данные дела не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса.
  7. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, возбуждаются по материалам, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Данные дела могут быть прекращены по основанию, предусмотренному статьей 28.1 настоящего Кодекса.
  8. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй — восьмой настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения».
  9. В этом случае в одной статье УПК будут соединены в настоящее время разрозненные основные характеристики всех четырех видов уголовного преследования российского уголовного процесса.
  10. См. также комментарий к ст. ст. 24, 25, 108, 147, 318, 319 УПК <130>.

———————————

<130> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Виды уголовного преследования. Комментарий к статье 20 УПК. М., 2002.

 

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

 

Комментарий к статье 21

 

  1. Закрепленный в к.с. принцип публичности пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностных лиц), осуществляющие уголовный процесс, за исключением суда и судьи <131>.

———————————

<131> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2000. N 5. Ст. 611.

 

  1. На стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступлении <132>. После возбуждения уголовного дела по не подследственному им преступлению он должен произвести неотложные следственные действия и только после этого направить дело в орган, правомочный завершить по нему предварительное расследование.

———————————

<132> Исключением из этого правила признаются случаи, когда законодатель право проведения проверки по заявлению (сообщению) о преступлении и возбуждения уголовного дела в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Например, согласно требованиям ч. 1 ст. 29 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации» следователи органов внутренних дел не могут проводить проверку сообщений о фактах правонарушения, совершенного сотрудником Следственного комитета РФ преступлении, возбуждать против них уголовное дело (за исключением случаев, когда такой сотрудник застигнут при совершении преступления), производить расследование.

 

  1. Компетенция же органов дознания в ст. 157 УПК законодателем ограничена определенной категорией происшествий. Соответствующие органы дознания, начальники органа дознания, начальники подразделений дознания и дознаватели не вправе возбуждать уголовное дело, им не подведомственное. К примеру, командир воинской части не может возбудить уголовное дело о происшествии, которое не было совершено, во-первых, подчиненным ему военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы (лицом гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением им своих служебных обязанностей), а во-вторых, в расположении воинской части.
  2. В случае поступления в какой-либо орган дознания заявления (сообщения) о не подведомственном ему преступлении дознаватель принимает заявление (сообщение) (ст. ст. 141, 144 УПК), регистрирует его и направляет по подследственности. В этом случае он обязан принять меры к сохранению следов преступления.
  3. От имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения уголовное преследование могут осуществлять не только прокурор, следователь, дознаватель, но и:

— орган дознания (п. п. 11, 24 ст. 5, ч. 2 ст. 21 и др. статьи УПК);

— руководитель и члены следственной группы (ст. 163 УПК);

— руководитель следственного органа (п. п. 47, 55 ст. 5, ст. 39 УПК);

— начальник органа дознания (ч. ч. 3 и 4 ст. 41, ст. 225 УПК);

— начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК);

— руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК).

  1. Следователь (дознаватель и др.) не только вправе, но и обязан осуществлять от имени государства уголовное преследование. Возложение на него законодателем такой обязанности является одной из гарантий обязательности осуществления уголовного преследования по большинству составов преступлений. Наличие рассматриваемой обязанности отличает его от других субъектов, наделенных полномочием реализовать уголовное преследование, а именно: от частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя.
  2. Согласно содержанию положений, закрепленных в к.с., во время производства предварительного расследования следователь (дознаватель и др.) должен с учетом требований подследственности принять все возможные меры для раскрытия преступления и доказывания наличия либо отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.
  3. Исключениями из принципа публичности являются положения ст. ст. 23, 25 УПК, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК, а также рассмотрения дел частного (частно-публичного) обвинения (см. также комментарий к ст. ст. 20, 23, 25 УПК).
  4. Согласно ч. 4 к.с. требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.
  5. Так же как и в предыдущих частях к.с., в ч. 4 закреплена идея, которая должна распространяться не только на указанных в ней лиц, но и на требования, поручения и запросы руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), начальника подразделения дознания и начальника органа дознания.
  6. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства указанных требований, поручений или запросов на нарушителей может быть наложено денежное взыскание в размере до 2500 руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК (ст. 117 УПК).
  7. Неисполнение законных требований может повлечь и иные формы ответственности. Так, вызванный следователем (дознавателем и др.), но не явившийся на допрос без уважительной причины свидетель может быть подвергнут принудительному приводу органом дознания (органом внутренних дел) на основании постановления должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, а нарушивший требования меры пресечения может быть подвергнут более строгой из общего арсенала таких мер. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований органа, осуществляющего производство по делу, предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ свидетеля от дачи показаний; уклонение потерпевшего от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования; за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено <133>, за осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест).

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<133> См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… С. 35.

 

  1. В КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ).
  2. Требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах их процессуальных полномочий, обязательны для исполнения всеми юридическими и физическими лицами, вне зависимости, какую предусмотренную УПК цель они преследуют. Включение данного требования в статью, именуемую «Обязательность осуществления уголовного преследования», не должно расцениваться как то, что эти требования, поручения и запросы могут быть использованы только в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Они могут (и должны) быть использованы в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Об этом прямо не сказано в к.с., но такой вывод можно сделать исходя из закрепленного в ст. 6 УПК назначения уголовного судопроизводства <134>.

———————————

<134> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу… М.: Экзамен XXI, 2002. С. 64 — 65.

 

  1. Под прокурором в ч. 5 к.с. понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими предварительное расследование.
  2. Прокурору ч. 5 к.с. предоставлена не просто возможность заключать досудебное соглашение о сотрудничестве. Законодатель разместил данное его право не в ст. 37 УПК, регламентирующей статус прокурора, а в ст. 21 УПК, где объединены правовые положения, касающиеся обязанности осуществления уголовного преследования. Соответственно ч. 5 этой статьи указывает не столько на расширение статуса прокурора, сколько по иному представляет его обязанность по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения.
  3. В то же время законодатель еще раз акцентирует внимание правоприменителя на то обстоятельство, что досудебное соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, пока не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, и что такое соглашение может быть заключено лишь с подозреваемым или обвиняемым.
  4. Здесь ничего не сказано о защитнике подозреваемого (обвиняемого). Думается, это не упущение законодателя, а его принципиальный подход. Прокурор заключает досудебное соглашение о сотрудничестве не с защитником, а с его подзащитным. Роль защитника — обеспечить соблюдение законных прав и интересов подозреваемого (обвиняемого) при заключении искомого соглашения. Именно поэтому законодатель требует в ст. 317.3 УПК составлять досудебное соглашение о сотрудничестве с участием защитника, который таковое подписывает вместе со своим подзащитным.
  5. См. также комментарий к ст. ст. 5, 39, 73, 144, 157, 317.3 УПК <135>.

———————————

<135> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Обязанность осуществления уголовного преследования. Комментарий к статье 21 УПК. М., 2002.

 

Статья 22. Право потерпевшего на участие в уголовном преследовании

 

Комментарий к статье 22

 

  1. У указанных в к.с. лиц имеется также право участвовать в уголовном преследовании подозреваемого.
  2. Потерпевший может принять участие в любом виде уголовного преследования. Так, именно поступление в компетентный орган заявления от пострадавшего часто приводит к возбуждению уголовного дела в отношении конкретного лица. Одним из оснований задержания лица по подозрению в совершении преступления признается то обстоятельство, что потерпевшие указали на конкретного человека как на лицо, совершившее преступление (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК). Показания потерпевшего обычно занимают важное место в совокупности доказательств, являющихся основанием применения к лицу меры пресечения до предъявления обвинения и т.п.
  3. Участие потерпевшего в уголовном преследовании выражается в:

— собирании и представлении доказательств;

— заявлении ходатайств и (или) отводов;

— участии в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций;

— поддержании обвинения (а по делам частного обвинения — и в выдвижении такового);

— принесении жалоб на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), судьи (суда);

— осуществлении иных полномочий, предусмотренных УПК (ст. 42 УПК).

  1. Осуществляя функцию уголовного преследования, потерпевший может иметь двойной процессуальный статус: потерпевшего и гражданского истца <136>. Двойной процессуальный статус потерпевшего может проявляться и в наличии у него как прав потерпевшего (ст. 42 УПК), так и частного обвинителя (ст. 43, ч. ч. 4 — 6 ст. 246 УПК). Лицо может выступать потерпевшим и одновременно законным представителем другого потерпевшего и т.п.

———————————

<136> См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 46.

 

  1. Представители и (или) законные представители могут участвовать в деле как наряду с потерпевшим, так и в его отсутствие, за исключением ситуаций, предусмотренных законом (например, при неявке потерпевшего без уважительных причин в суд в случае, указанном в ч. 2 ст. 249 УПК).
  2. Позиция представителя в уголовном процессе должна быть согласована с тем лицом, интересы которого он представляет.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 5, 20, 42, 45, 47, 321 УПК <137>.

———————————

<137> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Право потерпевшего, его законного представителя и представителя на участие в уголовном преследовании. Комментарий к статье 22 УПК. М., 2002.

 

Статья 23. Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации

 

Комментарий к статье 23

 

  1. Содержание к.с. позволяет вычленить условия, при которых необходимо получить заявление или согласие руководителя организации на возбуждение в отношении правонарушителя уголовного дела. Этими условиями являются следующие обстоятельства:

1) органу, осуществляющему уголовное преследование от имени государства, стало известно о совершении деяния, содержащего признаки объективной стороны лишь того состава преступления (тех составов преступлений), уголовная ответственность за которые предусмотрена в главе 23 УК;

2) установлено, что вред причинен интересам только той организации, от руководителя которой необходимо получить заявление (согласие);

3) доказано, что организация, интересам которой причинен вред, не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием) либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования;

4) бесспорно, что, помимо вреда, причиненного данной организации, иного вреда никому и ничему не причинено.

  1. При одновременном стечении всех вышеуказанных обстоятельств уголовное дело может быть возбуждено лишь после поступления в компетентный орган заявления руководителя данной организации или с его согласия. В анализируемой ситуации заявление (сообщение) иного лица должно быть принято, рассмотрено и разрешено путем вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Данное решение принимается на основании к.с., а не п. 1 (отсутствие события преступления) или п. 2 ч. 1 ст. 24 (отсутствие состава преступления) УПК. Соответствующая запись делается в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела.
  2. Согласие (заявление) от руководителя организации, интересам которой причинен вред, требуется только для принятия решения о возбуждении уголовного дела. Уголовно-процессуальное принятие заявления (сообщения) о вышеуказанном преступлении, его предварительная проверка, привлечение лица в качестве обвиняемого, избрание в отношении его меры пресечения, вплоть до заключения под стражу, и многое другое возможно и без заявления руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, и даже без его согласия.
  3. Иногда уголовное дело возбуждается без учета волеизъявления руководителя организации в связи с отсутствием на момент возбуждения дела одного из вышеуказанных условий. Но в ходе производства предварительного расследования выясняется, что имело место преступление, возбуждать уголовное дело по которому можно лишь по заявлению или с согласия руководителя организации, потерпевшей от преступления. В данной ситуации нет необходимости получать у последнего согласие на продолжение расследования (привлечение лица к уголовной ответственности и т.п.). Предварительное расследование и последующие судебные стадии осуществляются в обычном, предусмотренном для дел публичного обвинения порядке.
  4. Законодатель устанавливает один запрет — запрет вынесения в отношении данного факта (и причем не в отношении конкретного лица, совершившего рассматриваемое преступление) постановления о возбуждении уголовного дела.
  5. Постановление о возбуждении уголовного дела по факту злоупотребления полномочиями, злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышения полномочий служащими частных охранных или детективных служб или коммерческого подкупа может быть законно вынесено только после приобщения к уголовному делу специально в этих целях составляемого письменного документа, где руководитель коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, ходатайствует или дает согласие на возбуждение уголовного дела в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны конкретного, предусмотренного главой 23 УК преступления. Содержащаяся в заявлении просьба о привлечении определенного лица к законной ответственности не должна рассматриваться как заявление, о котором идет речь в к.с.
  6. Все перечисленные в главе 23 УК преступления, за исключением квалифицированных злоупотребления полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК), превышения служащим частной охранной или детективной службы полномочий, повлекшего тяжкие последствия (ч. 2 ст. 203 УК), и коммерческого подкупа (ч. ч. 2 — 4 ст. 204 УК), относятся к категориям преступлений небольшой и средней тяжести. Поэтому, даже если в начале потерпевшая от преступления организация дала согласие на возбуждение по данному конкретному факту уголовного дела (написала соответствующее заявление), в последующем дело следователем с согласия руководителя следственного органа, или дознавателем с согласия прокурора, или же единолично руководителем следственного органа (судом) может быть прекращено. Основанием прекращения уголовного дела будет служить не к.с., а ст. 25 УПК — заявление руководителя этой организации, в котором сообщено о примирении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении впервые такого преступления, с потерпевшим, а также о том обстоятельстве, что вред, причиненный потерпевшему, заглажен.
  7. В определенных случаях к числу лиц, уполномоченных на обращение в компетентный орган с заявлением о совершении преступления, предусмотренного главой 23 УК (дачу согласия на его возбуждение), могут быть отнесены и владельцы частных коммерческих или иных организаций. Заявление (согласие) владельца организации имеет юридическую силу, даже если сам он не состоит в принадлежащей ему организации на какой-либо руководящей должности.
  8. См. также комментарий к ст. ст. 141, 171 УПК <138>.

———————————

<138> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Возбуждение уголовного дела по заявлению коммерческой или иной организации. Комментарий к статье 23 УПК. М., 2002.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code