Глава 2. ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Статья 6 УПК РФ. Назначение уголовного судопроизводства

 

Комментарий к статье 6

 

  1. В данной статье приведены идеальные функции уголовного судопроизводства (уголовного процесса). В п. 1 ч. 1 к.с. говорится о функции обвинения, а в следующем пункте — о функции защиты.
  2. В целях устранения существующих разногласий между учеными в понимании уголовно-процессуальной функции было предложено понятие функции рассматривать в трех взаимосвязанных проявлениях: как идеальную (назначение, обязанность), как реальную (имевшее место в действительности определенное направление правоприменения) и как сущностную функции (такое направление деятельности, которое напрямую вытекает из назначения уголовного процесса).
  3. Помимо функций обвинения и защиты, в уголовном процессе принято выделять как минимум еще одну — функцию разрешения дела. К тому же некоторые ученые обосновывают наличие в уголовном процессе также функций: расследование преступлений, обеспечение расследования и др.
  4. Верховный Суд РФ обращает внимание судов на их обязанность при рассмотрении уголовных дел и вынесении решений соблюдать установленные главой 2 УПК принципы уголовного судопроизводства, имеющего своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод <19>.

———————————

<19> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 5.

 

  1. Высший орган правосудия нашего государства замечает, что уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Соответственно, обязанностью государства является не только предотвращение и пресечение в установленном законом порядке посягательств, способных причинить вред и нравственные страдания личности, но и обеспечение потерпевшему от преступления возможности отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами <20>.

———————————

<20> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 9.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 5, 389.19, 401.16 УПК.

 

Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

 

Комментарий к статье 6.1

 

  1. Под уголовным судопроизводством здесь понимается вся осуществляемая в отношении конкретного обвиняемого (подозреваемого, лица, в отношении которого реализуется производство по применению принудительных мер медицинского характера) уголовно-процессуальная деятельность. Соответственно, она включает в себя по меньшей мере и соответствующую часть предварительного расследования.
  2. Помимо уголовного преследования, назначения наказания и прекращения уголовного преследования (уголовного дела), в разумный срок должно осуществляться также осуществляемое вне данных видов деятельности производство по применению принудительных мер медицинского характера.
  3. Заявление об ускорении рассмотрения дела — это письменный документ, специальные требования к форме которого законом не установлены. В то же время следует иметь в виду, что согласно п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2010 года N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» в заявлении об ускорении рассмотрения дела должны быть указаны обстоятельства, на которых лицо, подающее заявление, основывает свое требование об ускорении рассмотрения дела <21>.

———————————

<21> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. В случае нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовному делу право на подачу заявления о присуждении компенсации может быть реализовано при условии предварительного обращения заинтересованного лица к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой в порядке ч. 2 ст. 123 УПК, а при поступлении дела в суд — при условии предварительного обращения заинтересованного лица с заявлением об ускорении рассмотрения дела к председателю соответствующего суда.
  2. Если уголовное дело рассматривается мировым судьей, то заявление об ускорении рассмотрения дела подается председателю районного суда <22>.

———————————

<22> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 от 23 декабря 2010 года «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. К заинтересованным лицам, имеющим право на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации, относятся подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные, оправданные, потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики в уголовном судопроизводстве <23>.

———————————

<23> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 от 23 декабря 2010 года «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. Причем Федеральный закон от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» не связывает возможность обращения с заявлением о присуждении компенсации за нарушение разумного срока на стадии досудебного производства по уголовному делу с получением ответа на заявление об ускорении рассмотрения дела.
  2. Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» не предусматривает присуждение компенсации за отдельные нарушения в процессе производства по уголовному делу, выразившиеся, в частности, в незаконных задержании, содержании под стражей.
  3. Использование стороной по делу своих процессуальных прав не может свидетельствовать о затягивании судебного разбирательства, а также о вине данной стороны в увеличении срока рассмотрения дела. То же самое можно сказать и о реализации своего правового статуса любым из иных участников уголовного процесса.
  4. Несоблюдение процессуальных сроков рассмотрения дела само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок.
  5. Прекращение уголовного дела по постановлению следователя в отсутствие судебного решения не лишает лицо, в отношении которого велось уголовное преследование, права на обращение в суд с требованием о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.
  6. В случаях, если по уголовному делу не вынесены обвинительный или оправдательный приговор либо постановление (определение) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, а также в случаях, если они вынесены, но не вступили в законную силу, заявление о присуждении компенсации может быть подано по истечении четырех лет с момента начала осуществления уголовного преследования (ч. 7 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).
  7. Для целей Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» под началом осуществления уголовного преследования понимается момент, с которого лицо в соответствии со ст. ст. 46, 47 УПК является (признается) подозреваемым (обвиняемым) <24>.

———————————

<24> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 от 23 декабря 2010 года «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. С 1 января 2015 года вступает в силу Федеральный закон от 21 июля 2014 года N 273-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», данным Законом к.с. дополнена частью 3.1, а ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» — частью 7.1.

В частности, заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано в суд также до окончания производства по уголовному делу потерпевшим или иным заинтересованным лицом, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, в шестимесячный срок со дня принятия следователем (дознавателем и др.) постановления о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, если продолжительность досудебного производства по уголовному делу со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по указанному основанию превысила четыре года и имеются данные, свидетельствующие о непринятии прокурором, руководителем следственного органа, следователем, органом дознания, начальником подразделения дознания, дознавателем мер, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и необходимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, осуществления предварительного расследования по уголовному делу и установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (ч. 7.1 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).

  1. В содержание использованного в ч. 3.1 к.с. понятия «досудебное производство» включены не только предварительное расследование и предварительная проверка заявления (сообщения) о преступлении, но и деятельность (не только действия и решения, но и бездействие), осуществляемая в промежуток времени между подачей заявления (сообщения) о преступлении и его принятием. Ведь срок искомого досудебного производства ч. 3.1 к.с. предписывает исчислять не с момента принятия заявления (сообщения) о преступлении и тем более не с момента его регистрации, а со дня представления такового в письменной или устной форме (подачи). В срок такого досудебного производства к тому же входит время, когда предварительное расследование было приостановлено, уголовное дело было прекращено (если затем постановление о прекращении уголовного дела было отменено) и, конечно же, время, когда срок предварительного расследования был установлен (а не продлен) при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия (дознания).
  2. Подача заявления (сообщения) о преступлении, о которой идет речь в ч. 3.1 к.с., может быть осуществлена лишь в орган предварительного расследования. Причем не обязательно, чтобы именно этому органу предварительного расследования было подследственно производство предварительного расследования по данному преступлению в полном объеме. Подача заявления (сообщения) о преступлении состоится и в том случае, когда повод для возбуждения уголовного дела поступил к следователю (дознавателю и др.), которому преступление не подследственно. Полагаем, даже если орган предварительного расследования был не вправе по такого рода преступлениям производить предварительную проверку, подача заявления (сообщения) о преступлении состоялась. В предложенной ситуации следователь (дознаватель и др.), к которому поступило искомое заявление (сообщение) о преступлении, должен был руководствоваться правилами п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК и передать заявление (сообщение) по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК.
  3. Срок досудебного производства исчисляется со дня подачи заявления, сообщения о преступлении? Полагаем, под словом «день» здесь подразумевается промежуток времени в пределах суток, занятый определенного рода деятельностью, в нашем случае, обращением в орган предварительного расследования с устным или письменным заявлением (сообщением) о преступлении.
  4. Завершается срок досудебного производства, о котором идет речь в ч. 3.1 к.с., в день принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Принятым такое решение будет после подписания одноименного постановления уполномоченным на то следователем (дознавателем и др.).
  5. Но даже если названное постановление незаконно и (или) необоснованно, у потерпевших, иных заинтересованных лиц, которым деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, их законных представителей и представителей все равно после его вынесения обычно появляется право (при соблюдении всех иных предусмотренных законом условий) обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Соответственно, его не лишает рассматриваемой возможности то обстоятельство, что искомое постановление через какое-то время было по тем или иным причинам отменено.
  6. Это общее правило, но оно, думается, имеет исключения. Не любое незаконное постановление может послужить основанием окончания срока досудебного производства, о котором идет речь в ч. 3.1 к.с. Если постановление вынесено следователем (дознавателем и др.) в нарушение его компетенции, например, дознавателем по делу, по которому обязательно производство предварительного следствия, и (или) не по находящемуся в его производстве уголовному делу. Такое постановление не просто незаконное (необоснованное), оно не имеет юридической силы и исходя из содержания ч. 7.1 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» не может иметь следствием даже возникновения у потерпевшего, иного заинтересованного лица, которому деянием, запрещенным уголовным законом, причинен вред, их законных представителей и представителей права на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок и тем более на саму компенсацию.
  7. При разрешении вопроса о том, являлся ли срок досудебного производства разумным, ч. 3.1 к.с. требует устанавливать, исследовать и принимать во внимание в ходе рассмотрения и, главное, разрешения вопроса о необходимости (отсутствии таковой) присуждения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок ряд обстоятельств.
  8. Первым такого рода обстоятельством законодатель называет правовую и фактическую сложность уголовного дела. Под уголовным делом здесь прежде всего, понимается осуществляемая после принятия решения о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. ст. 140 — 143 УПК источника таковых, уголовно-процессуальная деятельность по расследованию обстоятельств совершения преступления (общественно опасного деяния), рассмотрению и разрешению вопросов, поставленных перед следователем (дознавателем и др.) уголовно-процессуальным законом. Именно при осуществлении этой деятельности зачастую возникают правовые и фактические сложности.
  9. Однако, в особенности в случае передачи уголовного дела из одного органа предварительного расследования в другой, замена следователя (дознавателя и др.), в производстве которого находится уголовное дело, значительно усложняет процесс предварительного расследования, размер (несколько томов) уголовного дела. В такой ситуации довольно продолжительный промежуток времени новый орган предварительного расследования вынужден затрачивать на одно лишь ознакомление с материалами принятого к производству уголовного дела. В этой связи, полагаем, что, когда законодатель в ч. 3.1 к.с. ведет речь о сложности уголовного дела, под термином «уголовное дело» он одновременно подразумевает также совокупность процессуальных документов и не являющихся документами доказательств, собранных (подшитых, пронумерованных, упакованных и т.п.) после принятия решения о наличии в распоряжении следователя (дознавателя и др.) достаточных данных, указывающих на признаки объективной стороны состава преступления, и предусмотренного ст. 140 УПК повода для возбуждения уголовного дела, вместе с материалами предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении.
  10. Как отмечает законодатель, учету подлежит как правовая, так и фактическая сложность уголовного дела. Правовая сложность дела обусловлена, с одной стороны, совокупностью обстоятельств, характеризующих обязательные признаки состава расследуемого преступления. С другой, правовые нормы могут содержать в себе специальные правила расследования данных преступлений. Обычно это дела о совершении общественно опасных деяний лицами, обладающими уголовно-процессуальной неприкосновенностью, несовершеннолетними, душевнобольными и т.д. Процедура возбуждения уголовного дела в отношении первой категории лиц, привлечения их в качестве обвиняемого, а иногда и применения к ним мер принуждения усложнена. Несомненно, в этом случае усложнено будет и досудебное производство по такого рода происшествиям.
  11. Специальные правила, дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений лиц, предусмотрены и для несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых), лиц совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости (лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение), лиц, выданных иностранным государством Российской Федерации и др.
  12. К правовой сложности мы бы отнесли и те обстоятельства, которые связаны с вопросами криминалистического обеспечения предварительного расследования искомой категории преступлений, обязательностью производства значительного числа определенных криминалистической методикой следственных (процессуальных) действий, а равно следственных действий (обычно судебных экспертиз), которые длятся значительный промежуток времени.
  13. Фактический — это отражающий действительное состояние чего-нибудь, соответствующий фактам. Иначе говоря, фактическая сложность есть действительно в реальности имевшая место трудность, запутанность <25> уголовно-процессуального производства по уголовному делу. В каждом уголовном деле она специфична.

———————————

<25> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: 57000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 635.

 

  1. Разделение сложности уголовных дел на правовую и фактическую в определенной степени условно. При определении сложности уголовного дела следует учитывать и правовые, и фактические характеристики уголовного дела, в том числе подсудность (уголовные дела, рассматриваемые верховными судами республик, входящих в состав Российской Федерации, и приравненными к ним судами в качестве суда первой инстанции), количество и тяжесть вменяемых преступлений, количество подозреваемых, обвиняемых (подсудимых) и иных лиц, принимавших участие в совершении общественно опасного деяния, в уголовном деле, объем материалов дела и другие обстоятельства. Таким образом, к числу сложных уголовных дел, несомненно, относятся многоэпизодные уголовные дела. Чем больше эпизодов преступной деятельности, тем сложнее предварительное расследование уголовного дела. Чем больше лиц, принимавших участие в совершении общественно опасного деяния, тем сложнее уголовное дело.
  2. В совершении запрещенного уголовным законом деяния мог принимать участие невменяемый, невиновный, малолетний и т.п. Сложным уголовное дело будет не только в тех случаях, когда в деле много обвиняемых (подозреваемых). Если, например, совершеннолетний обвиняемый совершил десятки преступлений и вовлекал в их совершение не достигших возраста, с момента наступления которого возможно привлечение к уголовной ответственности, малолетних, мы имеем дело со сложным уголовным делом. И то обстоятельство, что здесь только один обвиняемый и все преступления однородные (к примеру, кражи с проникновением в жилище), не ставит это уголовное дело в разряд простых.
  3. О сложности уголовного дела может также говорить объективная трудность реализации и (или) недостаточная разработанность методик расследования данных составов преступлений, редкая встречаемость такого рода преступлений.
  4. К сложным уголовным делам, помимо того, последовательно относить дела:

— с множеством версий, которые следовало (следует) отрабатывать одновременно;

— о преступлениях преступников-гастролеров, когда совершаемые ими преступления имели место в разных городах и регионах;

— по преступным организациям и сообществам;

— расследование которых усложняется многообразием методов совершения и сокрытия преступлений.

  1. Сложность уголовного дела может быть обусловлена и поведением потерпевшего, а равно многих других участников досудебного производства по уголовному делу. Под поведением здесь подразумеваются не только активные действия (укрытие следов преступления, дача заведомо ложных показаний, жалобы, заявления, ходатайства, требования и т.п.), но и бездействие таковых (неявка по вызову, отказ от дачи показаний, уклонение от участия в производстве процессуальных действий и др.).
  2. Трудности в расследовании преступления (преступлений) могут быть созданы иными, помимо потерпевшего (хотя и им тоже), участниками досудебного производства по уголовному делу. Таковыми могут быть любые лица как со стороны обвинения (представитель потерпевшего, гражданский истец и др.), так и со стороны защиты (обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и др.) и даже иные субъекты уголовного судопроизводства (эксперты, свидетели, переводчики и т.п.).
  3. Согласно ч. 3.1 к.с. суд обязан оценить достаточность и эффективность определенного рода действий органов предварительного расследования. Между тем, полагаем, что в большинстве случаев неразумность срока досудебного производства обусловливается не действиями, а бездействием следователя (дознавателя и др.), принятием им для сокрытия факта своего бездействия незаконных и необоснованных процессуальных решений. Именно поэтому мы думаем последовательно под действием, о котором здесь идет речь, подразумевать единство трех составляющих — действие, бездействие и решения органа предварительного расследования, надзорных и осуществляющих процессуальный (ведомственный) контроль органов и должностных лиц.
  4. Следует заметить, что не только указанные в ч. 3.1 к.с. субъекты уголовного процесса могли осуществлять досудебное производство. Самостоятельными органами предварительного расследования также являются следственные группы (ст. 163 УПК) и группы дознавателей (ст. 223.2 УПК). Если по уголовному делу, по которому по истечении 4 лет после подачи заявления (сообщения) о преступлении вынесено постановление о приостановлении предварительного расследования по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК, уголовно-процессуальную деятельность осуществляли подобного рода группы, их действия (бездействие, решения) также подлежат учету при определении разумности или же неразумности срока досудебного производства.
  5. Действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), в производстве которого находится уголовное дело (материал проверки), должны быть достаточны и эффективны. Законодатель требует учитывать данные характеристики действий органа предварительного расследования, а равно осуществляющих процессуальный (ведомственный) контроль и прокурорский надзор должностных лиц, направленных на реализацию указанных в ч. 3.1 к.с. целей.
  6. Достаточный <26> означает удовлетворяющий потребностям, необходимым условиям. Достаточно — столько, сколько нужно <27>. Соответственно, достаточными будут те действия (решения) следователя (дознавателя и др.), которые, с одной стороны, не только были направлены на реализацию идеи своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, но и удовлетворяли тем условиям досудебного производства, которые имели место в реальности. С другой стороны, достаточными действия будут лишь тогда, когда орган предварительного расследования выполнил все те действия и принял все те решения, которые мог, а значит, и обязан был выполнить для того, чтобы добиться указанных целей.

———————————

<26> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 152.

<27> См.: Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. С. 53.

 

  1. Уголовное дело было возбуждено, лицо, совершившее преступление установлено. Но действия могли быть неэффективны. Эффективный означает дающий эффект <28>, приводящий к нужным результатам, действенный <29>. Эффект — действие, производимое чем-нибудь, следствие чего-нибудь <30>. Однако, полагаем, не всегда эффективными являются действия и принимаемые органом предварительного расследования решения даже в случае возбуждения уголовного дела без нарушения сроков и в ситуации установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

———————————

<28> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 792.

<29> Толковый словарь Ушакова // http://www.dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1098530.

<30> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 792.

 

  1. Эффектом здесь должно быть не просто своевременное возбуждение уголовного дела и установление лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Эффективными действия (решения) следователя (дознавателя и др.) станут, если они не были сопряжены с периодами бездействия, волокиты, с осуществлением незаконных и (или) не оправданных методикой расследования данных видов преступлений, а равно тактикой производства следственных и иных процессуальных действий.
  2. Результатом (эффектом) таких следственных действий является не собственно протокол следственного действия, а возможность максимального сбора фактических данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Чем меньше промежуток времени между отображением следов преступления на материальном носителе (в сознании человека) и получением о них сведений, тем более эффективным будет осуществленное органом предварительного расследования следственное действие. Своевременно произведенное действие и (или) принятое решение — это не только действие (решение), осуществленное (вынесенное) в установленные законом сроки. Это действие (решение), реализованное в кратчайшие сроки после появления на то фактических оснований.
  3. Свидетельств же неэффективности действий прокурора, следователя (дознавателя и др.), производимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, может быть множество. Сформулировать полный перечень таковых, безусловно, невозможно. Однако в любом случае к разновидности такого поведения следует относить не только собственно действия, но и бездействие указанных должностных лиц. Бездействие таковых, к примеру, явно выражается в:

а) непринятии в течение какого-то (длящегося несколько дней, месяцев) времени заявления (сообщения) о преступлении;

б) нарушении срока рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении или порядка продления такового;

в) неосуществлении по делу, по которому имеется (установлен или продлен) срок предварительного расследования процессуальных действий, в том числе следственных действий, в течение продолжительного (не менее недели) времени;

г) отказе от производства тех следственных действий, необходимость которых была обоснована в постановлении о продлении срока предварительного расследования, постановлении об отмене постановления о приостановлении предварительного расследования, постановлении об отмене постановления о прекращении уголовного дела;

д) невыполнении требований (указаний) руководителя следственного органа (прокурора), изложенных в постановлении об ускорении производства предварительного следствия (дознания) и т.п.

  1. В то же время следует заметить, что не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение разумных сроков досудебного производства, обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия и прокуратуры (например, отсутствие необходимого штата следователей, замена следователя ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления полномочий).
  2. Истребование уголовного дела у следователя (дознавателя и др.) вышестоящим руководителем (руководителями) следственного органа (прокурором, прокурорами) для проверки (процессуального контроля, надзора) не освобождает от обязанности рассмотреть дело в разумный срок.
  3. Исходя из содержания ч. 7.1 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», для того чтобы заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок могло быть рассмотрено судом, размер промежутка времени (продолжительность досудебного производства по уголовному делу), длящегося со дня подачи заявления (сообщения) о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК, должен превысить четыре года. Необязательно, чтобы в течение этих четырех лет производилась уголовно-процессуальная деятельность. Существенную часть этого срока, как правило, составляет время, в течение которого предварительное расследование по уголовному делу остается приостановленным. Между тем срок, о котором идет речь в ч. 7.1 ст. 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», и в этом случае течет.
  4. Это первая, но не главная характеристика последнего из перечисленных в ч. 3.1 к.с. обстоятельств, подлежащих учету при определении разумного срока досудебного производства. Основной была и остается общая, превышающая четыре года продолжительность досудебного производства по уголовному делу. Несомненно, чем она дольше, тем предпочтительнее для суда решение о признании неразумности его срока. В то же время напрямую никакая длительность досудебного производства по уголовному делу не может быть безусловным основанием признания неразумности его срока.
  5. Не могут рассматриваться как основания, оправдывающие превышение разумных сроков судопроизводства, обстоятельства, связанные с организацией работы суда (например, отсутствие необходимого штата судей, замена судьи ввиду его болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождения в служебной командировке, прекращения или приостановления полномочий), с организацией работы органов дознания, следствия и прокуратуры.
  6. Необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (досудебного производства) не может оправдывать ограничение иных прав, предусмотренных в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (например, права на процессуальное равенство сторон в судебном процессе; права обвиняемого задать вопрос показывающему против него свидетелю). Поэтому суд не должен под предлогом соблюдения разумных сроков судопроизводства отказывать в исследовании доказательств, необходимых для полного и объективного разрешения дела, а также для обеспечения процессуального равенства сторон <31>. Не вправе это делать и орган предварительного расследования. Если же такие факты имели место, они также учитываются при разрешении вопроса о нарушении разумного срока досудебного производства.

———————————

<31> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

 

  1. Право на присуждение компенсации в связи с длительным рассмотрением судом жалобы в порядке ст. 125 УПК Федеральным законом «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» не предусмотрено.
  2. Действие названного Закона не распространяется на требования о присуждении компенсации за нарушение сроков рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК, а равно вопросов, связанных с исполнением приговора (например, ходатайств об условно-досрочном освобождении) <32>.

———————————

<32> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 от 23 декабря 2010 года «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. Разрешение судом вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания связано с исполнением приговора, а не с привлечением лица к уголовной ответственности, поэтому осужденный не обладает правом на подачу заявления о присуждении компенсации в связи с длительным рассмотрением указанного вопроса.
  2. Непроведение индексации денежных средств, выплачиваемых по судебному акту, не является основанием для обращения в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.
  3. Рассмотрение дела несколькими судебными инстанциями не освобождает от обязанности рассмотреть дело в разумный срок <33>.

———————————

<33> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 31 августа 2011 года «Обзор практики рассмотрения судами общей юрисдикции дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 8.

 

  1. Заявление об ускорении рассмотрения дела рассматривается председателем суда единолично в течение пяти дней со дня поступления такого заявления в суд без вызова лиц, участвующих в деле.
  2. По смыслу ч. 5 к.с. при оценке длительности рассмотрения дела или затягивания судебного процесса следует учитывать, принимались ли судом меры к своевременному рассмотрению дела, поэтому председатель суда вправе истребовать от судьи, в производстве которого находится дело, в связи с которым подано заявление об ускорении, информацию о движении дела и действиях, направленных на его своевременное рассмотрение.
  3. По результатам рассмотрения заявления об ускорении рассмотрения дела председатель суда выносит мотивированное определение (постановление), в котором при установлении оснований для ускорения рассмотрения дела может быть указано, в пределах какого срока должно быть проведено судебное заседание по делу.
  4. Определение (постановление) председателя суда может содержать указание и на иные действия, необходимые для ускорения рассмотрения дела. В частности, председатель суда вправе обратить внимание судьи на необходимость принятия мер к оперативному извещению лиц, участвующих в деле, получению доказательств, истребованных судом, осуществлению контроля за сроками проведения судебной экспертизы, возобновлению производства по делу в случае устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление.
  5. При избрании председателем суда конкретных мер, необходимых для ускорения рассмотрения дела, следует учитывать недопустимость нарушения принципов независимости и беспристрастности судей. В связи с этим председатель суда не вправе, в частности, назначать судебную экспертизу, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какое решение должно быть принято судом при рассмотрении дела, а также совершать иные действия, направленные на вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия по конкретному делу.
  6. В то же время меры, которые должны быть предприняты в целях ускорения рассмотрения дела, не могут быть адресованы лицам, участвующим в деле.
  7. Если по результатам рассмотрения заявления об ускорении рассмотрения дела председатель суда не установит оснований для ускорения рассмотрения дела, он выносит мотивированное определение (постановление) об отказе в удовлетворении заявления об ускорении рассмотрения дела.
  8. Заявление об ускорении рассмотрения дела, а также вынесенное по результатам его рассмотрения определение (постановление) председателя суда приобщаются к материалам дела, об ускорении рассмотрения которого подано заявление.
  9. Копия определения (постановления) направляется лицу, подавшему заявление об ускорении, и другим лицам, участвующим в деле.
  10. Поскольку действующее процессуальное законодательство не предусматривает возможности обжалования определения (постановления) председателя суда, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об ускорении, то такое определение (постановление) обжалованию не подлежит.
  11. Отказ председателя суда в удовлетворении заявления об ускорении рассмотрения дела либо нерассмотрение такого заявления не лишает лицо, подавшее заявление, права на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации <34>.

———————————

<34> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2010 года N 30, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 3.

 

  1. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  2. См. также комментарий к ст. ст. 5, 109, 123, 162, 253, 389.3, 389.22, 401.1 УПК.

 

Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу

 

Комментарий к статье 7

 

  1. Законность — это общеправовой конституционный принцип. Принцип законности в уголовном процессе — это требование от начальников органов дознания, следователей (дознавателей и др.), судей, судов и других субъектов уголовного процесса осуществления своих функций и реализации полномочий на основе строгого соблюдения Конституции РФ, УПК и иных законов, регулирующих уголовно-процессуальную деятельность.
  2. Следователи (дознаватели и др.), суды и т.п., реализуя свой правовой статус, должны правильно толковать и неуклонно соблюдать нормы как процессуального, так и материального права. Малейшее отступление, к примеру, прокурора от этого требования не только подрывает авторитет прокуратуры, но и наносит ущерб делу укрепления законности.
  3. Только урегулированная законом деятельность может быть частью уголовного процесса, поэтому нарушение нормы права может вывести действие за пределы уголовного судопроизводства. Полученное, к примеру, с нарушением закона доказательство признается недопустимым и не может быть положено в основу обвинения.
  4. Не согласен с А.В. Победкиным и В.Н. Яшиным, которые считают, что «любая процессуальная процедура на основании ст. 7 УПК должна быть предусмотрена именно Уголовно-процессуальным кодексом» <35>. Данная процедура может быть установлена любым источником уголовно-процессуального законодательства. Главное, чтобы в УПК не существовало запрета осуществления действий, предусмотренных таким источником. Только существование такого запрета может привести к ситуации, когда следует руководствоваться не положениями иного закона, в котором содержится уголовно-процессуальная норма (в нашем случае ст. 11 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» <36>), а УПК. Вот об этом и говорит законодатель в ч. 1 ст. 7 УПК.

———————————

<35> См.: Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Книжный мир, 2004. С. 122.

<36> См.: Собр. законодательства РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

 

  1. Законными, обоснованными и мотивированными должны быть все письменно оформленные процессуальные решения государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовный процесс.
  2. Обоснованными решения признаются лишь тогда, когда к тому были законные фактические основания.
  3. В содержании письменно оформленного мотивированного решения излагаются доказательства (сведения и обстоятельства), послужившие основаниями и условиями (мотивами, задачами и др.) принятия указанного решения.
  4. В судебном решении должно быть мотивировано в том числе применение конкретной редакции закона <37>.

———————————

<37> См.: Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению Федеральных законов от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», утверждены Президиумом Верховного Суда РФ 27 июня 2012 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 11.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 75, 412.11, 464 УПК.

 

Статья 8. Осуществление правосудия только судом

 

Комментарий к статье 8

 

  1. Выполнение судом закрепленной здесь задачи возможно лишь при условии понимания судьями личной ответственности за законность и обоснованность принимаемых решений. Ничто не может быть признано оправдывающим нарушения законности при отправлении правосудия <38>.

———————————

<38> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. N 15 «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия» // Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997. С. 282.

 

  1. Правосудие в РФ осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных указанным Федеральным конституционным законом, не допускается (ч. 1 ст. 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).
  2. Под правосудием по уголовным делам понимается деятельность суда по рассмотрению уголовных дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, а также в порядке надзора и в связи с новыми и вновь открывшимися обстоятельствами, направленная на установление виновности подсудимых и применение к ним мер наказания либо на оправдание невиновных.
  3. По каждому факту вынесения неправосудного приговора требуется тщательно выяснять причины допущенной судебной ошибки и принимать меры к привлечению виновных судей к установленной ответственности, вплоть до постановки вопроса о прекращении их полномочий <39>.

———————————

<39> По аналогии. См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. N 15 «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия» // Там же. С. 283.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 5, 14, 412.1 УПК.

 

Статья 8.1. Независимость судей

 

Комментарий к статье 8.1

 

  1. Согласно требованиям ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону. Суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции РФ и закону (п. 1 ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»). Необходимо строго соблюдать требования установленного Конституцией и законами РФ демократического принципа правосудия — независимости судей (присяжных заседателей) и подчинения их только закону. Несоблюдение этого принципа может быть расценено как существенное нарушение процессуального закона, влекущее отмену судебного решения <40>.

———————————

<40> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 1 «О соблюдении законодательства, регламентирующего участие народных заседателей в осуществлении правосудия» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 293.

 

  1. Установленный Конституцией РФ и к.с. принцип независимости судей и подчинения их только закону обязывает суды пресекать любые попытки вмешательства в разрешение конкретных дел. Судам надлежит ставить перед соответствующими органами вопрос о привлечении к ответственности таких должностных лиц <41>.

———————————

<41> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 декабря 1986 г. N 15 «О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 282.

 

  1. Независимость судей и подчинение их только закону — это не лозунг, это положение, обеспеченное как требованиями, закрепленными в к.с., так и закрепленными в ст. ст. 9 — 16 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» <42> гарантиями того, что этот процессуальный принцип возможно реализовать. Речь идет о следующих правовых положениях:

———————————

<42> См.: Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. N 30. Ст. 1792.

 

— требования к судье, кандидату в судьи и порядок его назначения;

— присяга судей;

— предусмотренная законом процедура осуществления правосудия;

— запрет под угрозой ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

— установленный порядок приостановления и прекращения полномочий судьи;

— право судьи на отставку;

— неприкосновенность судьи;

— система органов судейского сообщества;

— предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу;

— обязанность органов внутренних дел принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление;

— право судьи на хранение и ношение служебного огнестрельного оружия.

  1. Одной из основных гарантий обеспечения независимости судей при осуществлении правосудия является закрепленный в Конституции РФ принцип разделения властей, в соответствии с которым судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей <43>.

———————————

<43> См.: письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 1997 г. N С5-7/ОУ-805, Государственной налоговой службы РФ от 1 декабря 1997 г. N ВК-6-08/835 «О некоторых вопросах организации налоговыми органами проверок уплаты государственной пошлины в арбитражных судах» // Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету. 1998. N 1.

 

  1. Требования к судье, кандидату в судьи определены ст. 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». Так, судьей может быть гражданин РФ:

1) имеющий высшее юридическое образование;

2) не имеющий или не имевший судимости либо уголовное преследование в отношении которого прекращено по реабилитирующим основаниям;

3) не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства;

4) не признанный судом недееспособным или ограниченно дееспособным;

5) не состоящий на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств;

6) не имеющий иных заболеваний, препятствующих осуществлению полномочий судьи.

  1. При соответствии вышеуказанным требованиям:

1) судьей Верховного Суда РФ может быть гражданин, достигший возраста 35 лет и имеющий стаж работы в области юриспруденции не менее 10 лет;

2) судьей верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда может быть гражданин, достигший возраста 30 лет и имеющий стаж работы в области юриспруденции не менее 7 лет;

3) судьей районного суда, гарнизонного военного суда, а также мировым судьей может быть гражданин, достигший возраста 25 лет и имеющий стаж работы в области юриспруденции не менее 5 лет.

  1. Кандидатом на должность судьи не может быть лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления.
  2. В стаж работы в области юриспруденции, необходимый для назначения на должность судьи, включается время работы:

1) на требующих высшего юридического образования государственных должностях Российской Федерации, государственных должностях субъектов Российской Федерации, должностях государственной службы, муниципальных должностях, должностях в существовавших до принятия Конституции Российской Федерации государственных органах СССР, союзных республик СССР, РСФСР и Российской Федерации, должностях в юридических службах организаций, должностях в научных организациях;

2) в качестве преподавателя юридических дисциплин по профессиональным образовательным программам, в качестве адвоката или нотариуса.

  1. Порядок отбора кандидатов на должность судьи определен ст. 5 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации».
  2. Исходя из содержания ст. ст. 6 и 6.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» судьи районных судов (в том числе председатели, заместители председателей районных судов), а также судьи верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ, основанному на положительном заключении квалификационных коллегий субъекта Российской Федерации.
  3. Несколько иначе назначаются председатели и заместители председателей верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, судов автономной области и автономных округов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, а равно председатели, заместители председателей военных судов. Представления Председателя Верховного Суда РФ об их назначении основываются на положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ, а не на заключении квалификационных коллегий судей субъекта Российской Федерации (ч. 1 ст. 21 Положения о порядке работы квалификационных коллегий судей).
  4. Председатель Верховного Суда РФ также назначается. Право его назначить на должность предоставлено Совету Федерации Федерального Собрания РФ, который осуществляет эту функцию по представлению Президента РФ, основанному на положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ.
  5. Заместители председателя и другие судьи Верховного Суда РФ назначаются на должность аналогичным образом Советом Федерации Федерального Собрания РФ. Отличие порядка их назначения заключается в том, что представление Президента РФ основывается не только на положительном заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ, но и на представлении самого Председателя Верховного Суда РФ.
  6. Вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия в соответствии с ч. ч. 1, 3 ст. 294 УК уголовно наказуемо. Более того, судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, которые предусмотрены процессуальным законом (ч. 1 ст. 9, ст. 10 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»).
  7. Это правило распространяется не только на учреждения (подразделения), правомочные осуществлять организационное обеспечение деятельности судов, но и на любые иные несудебные органы (должностных лиц), реализующие в нашем государстве контрольные и надзорные функции.
  8. Таким образом, вмешательство в деятельность суда при отправлении правосудия запрещено. Однако не вся деятельность суда есть правосудие. Поэтому закономерно существование в государстве учреждений, которые осуществляют проверку некоторых не затрагивающих существа принимаемых судами решений и видов деятельности. Так, на налоговые органы возложен контроль за правильностью и своевременностью взимания в бюджет налогов, а значит, и государственной пошлины, которой оплачиваются подаваемые в суды исковые заявления и жалобы (ст. 333.16 НК РФ).
  9. Налоговые органы субъектов Российской Федерации в судах проверяют правильность исчисления размера государственной пошлины и полноты поступления ее в бюджет в целях предупреждения ошибок по указанным вопросам. Данные проверки не должны рассматриваться как вмешательство в судебную деятельность. Однако и в этом случае изучение должностными лицами налоговых органов необходимых документов не должно создавать каких-либо помех в осуществлении судами правосудия <44>.

———————————

<44> См.: письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 ноября 1997 г. N С5-7/ОУ-805, Государственной налоговой службы РФ от 1 декабря 1997 г. N ВК-6-08/835 «О некоторых вопросах организации налоговыми органами проверок уплаты государственной пошлины в арбитражных судах» // Нормативные акты по финансам, налогам, страхованию и бухгалтерскому учету. 1998. N 1.

 

  1. Председатели судов общей юрисдикции и арбитражных судов в случаях установления фактов нарушения принципа независимости и неприкосновенности судей, угроз физического воздействия на них и членов их семей, посягательства на их имущество должны принять меры, предусмотренные Федеральным законом «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов», незамедлительно проинформировать соответствующие органы, а также Верховный Суд РФ об этих обстоятельствах.
  2. Законом строго определен перечень оснований приостановления и прекращения полномочий судьи.
  3. Полномочия судьи приостанавливаются решением квалификационной коллегии судей при наличии одного из следующих оснований:

1) признание судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законную силу;

2) возбуждение уголовного дела в отношении судьи либо привлечение его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу;

3) участие судьи в качестве кандидата в выборах Президента РФ, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ, в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации, представительный орган муниципального образования, а также главы муниципального образования или выборного должностного лица местного самоуправления.

  1. Полномочия судьи прекращаются по следующим основаниям:

1) письменное заявление судьи об отставке;

2) неспособность по состоянию здоровья или по иным уважительным причинам осуществлять полномочия судьи;

3) письменное заявление судьи о прекращении его полномочий в связи с переходом на другую работу или по иным причинам;

4) достижение судьей предельного возраста пребывания в должности судьи или истечение срока полномочий судьи, если они были ограничены определенным сроком;

5) прекращение гражданства РФ, приобретение гражданства иностранного государства либо получение вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства;

6) нарушение судьей, его супругой (супругом) и несовершеннолетними детьми запрета открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами;

7) занятие деятельностью, не совместимой с должностью судьи;

8) избрание судьи Президентом РФ, депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ, законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, представительного органа муниципального образования, а также главой муниципального образования или выборным должностным лицом местного самоуправления;

9) вступление в законную силу обвинительного приговора суда в отношении судьи либо судебного решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера;

10) вступление в законную силу решения суда об ограничении дееспособности судьи либо о признании его недееспособным;

11) смерть судьи или вступление в законную силу решения суда об объявлении его умершим;

12) отказ судьи от перевода в другой суд в связи с упразднением или реорганизацией суда, а также если судья оказывается состоящим в близком родстве или свойстве (супруг (супруга), родители, дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки, а также родители, дети, родные братья и сестры супругов) с председателем или заместителем председателя того же суда;

13) совершение судьей дисциплинарного проступка, за который решением квалификационной коллегии судей на судью наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи.

  1. Судья неприкосновенен. Неприкосновенность судьи распространяется на его жилище и служебное помещение, используемые им транспорт и средства связи, его корреспонденцию, принадлежащие ему имущество и документы. Она включает в себя также тайну переписки и иной корреспонденции (телефонных переговоров, почтовых, телеграфных, других электрических и иных принимаемых и отправляемых судьей сообщений).
  2. Неприкосновенность судьи гарантируется следующими правовыми положениями:

1) судья, в том числе после прекращения его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора или иного судебного акта;

2) уголовное дело в отношении судьи может быть возбуждено только Председателем Следственного комитета РФ. Только ему предоставлено также право привлечения судьи в качестве обвиняемого по другому уголовному делу (т.е. возбужденному не в отношении этого судьи), а равно изменения в ходе расследования уголовного дела квалификации состава преступления, которое может повлечь ухудшение положения судьи. Причем данные процессуальные решения Председатель Следственного комитета РФ принимает:

— в отношении судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда с согласия Высшей квалификационной коллегии судей РФ (п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК);

— в отношении иных судей с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей субъекта Российской Федерации (п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК).

  1. К административной ответственности судью Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда может привлечь лишь судебная коллегия в составе трех судей Верховного Суда РФ по представлению Генерального прокурора РФ. А иного судью — судебная коллегия в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа также лишь по представлению Генерального прокурора РФ.
  2. Судья, задержанный по подозрению в совершении преступления или по иному основанию либо принудительно доставленный в любой государственный орган, если личность этого судьи не могла быть известна в момент задержания, после установления его личности подлежит немедленному освобождению.
  3. Личный досмотр судьи не допускается, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях обеспечения безопасности других людей.
  4. Решение об избрании в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу принимается:

— в отношении судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда — судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда РФ по ходатайству Председателя Следственного комитета РФ;

— в отношении судьи иного суда — судебной коллегией в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа по ходатайству Председателя Следственного комитета РФ.

  1. Заключение судьи под стражу возможно лишь с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.
  2. Осуществление в отношении судьи оперативно-розыскных мероприятий, а также следственных действий (если в отношении судьи не возбуждено уголовное дело либо он не привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу), связанных с ограничением его гражданских прав либо с нарушением его неприкосновенности, определенной Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами, допускается не иначе как на основании решения, принимаемого:

— в отношении судьи Верховного Суда РФ, верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, военного суда — судебной коллегией в составе трех судей Верховного Суда РФ;

— в отношении судьи иного суда — судебной коллегией в составе трех судей соответственно верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа.

  1. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  2. См. также комментарий к ст. 8 УПК.

 

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

 

Комментарий к статье 9

 

  1. Положения, составляющие основу данной статьи, содержатся и в других нормативно-правовых актах. Так, согласно п. 13 Инструкции о порядке осуществления привода лица, исполняющие привод не должны допускать действий, унижающих честь и достоинство лица, подлежащего приводу. Они обязаны проявлять бдительность, особенно при сопровождении подозреваемого и обвиняемого, с тем чтобы исключить случаи уклонения его от явки к месту вызова либо причинения себе или окружающим какого-либо вреда <45>.

———————————

<45> См.: Приказ МВД РФ от 21 июня 2003 г. N 438 «Об утверждении Инструкции о порядке осуществления привода» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. N 47.

 

  1. От председательствующих в судебных заседаниях по делам об изнасиловании требуется учитывать специфику этих дел и устранять все вопросы, не имеющие отношения к делу и унижающие честь и достоинство потерпевшей, своевременно пресекать нетактичное поведение отдельных участников процесса <46>.

———————————

<46> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 8.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 164, 170, 181, 202, 241, 464 УПК.

 

Статья 10. Неприкосновенность личности

 

Комментарий к статье 10

 

  1. Согласно ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению.
  2. В настоящее время УПК не приведен до конца в соответствие с требованиями вышеуказанной статьи Конституции РФ. Хотя согласно п. 42 ст. 5 УПК лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, содержится под стражей, задержание по подозрению в совершении преступления, а значит, пусть всего 48 часов, но все же содержание лица под стражей пока еще возможно без судебного решения.
  3. Арест же в настоящее время может применяться только по судебному решению.
  4. Документ, в котором закрепляется решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, должен быть заверен подписями соответствующих должностных лиц и скреплен гербовыми печатями. В тех случаях, когда в места содержания под стражей представляются выписки из приговоров (определений, постановлений) суда о заключении под стражу, в них должны быть указаны полные установочные данные лиц, в отношении которых применяется эта мера пресечения. Такие выписки заверяются подписью соответствующих должностных лиц и скрепляются гербовой печатью.
  5. В ИВС не принимаются для содержания лица, в отношении которых протоколы задержания, постановления об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу и другие соответствующие документы оформлены с нарушениями требований УПК и Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».
  6. Прокурор или его заместитель обязан немедленно освободить своим постановлением каждого в нарушение закона подвергнутого не по судебному решению предварительному заключению под стражей. Постановления и требования прокурора относительно исполнения установленных законом порядка и условий содержания заключенных под стражу подлежат обязательному исполнению (ст. 34 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»).
  7. См. также комментарий к ст. ст. 29, 91 — 92, 97 — 100, 108, 110, 123 — 126 УПК.

 

Статья 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве

 

Комментарий к статье 11

 

  1. Каждый субъект уголовного процесса должен знать все и свои права и обязанности. В ряде статей, посвященных конкретной разновидности субъектов, говорится об обязанности разъяснения таковым лишь тех прав, которые закреплены в этой отдельно взятой статье. Между тем исходя из правил ч. 1 к.с. следователь (дознаватель и др.), суд (судья) должен разъяснять последним и все остальные (закрепленные в других статьях УПК) их уголовно-процессуальные права и обязанности.
  2. Обязанность разъяснения прав и обязанностей возлагается не только на суд, прокурора, следователя, дознавателя, но и на судью, а при определенных обстоятельствах также и на руководителя следственного органа, начальника подразделения дознания, руководителя (члена) следственной группы (группы дознавателей), а равно на следователя-криминалиста.
  3. Права и обязанности разъясняются всем вовлекаемым в сферу уголовного процесса субъектам, за исключением суда, судьи, прокурора, следователя (дознавателя и др.), начальника органа дознания, а равно адвоката (см. также комментарий к ст. 53 УПК).
  4. Несоблюдение изложенного в ч. 1 к.с. требования может быть признано нарушением уголовно-процессуального закона, которое будет служить основанием отмены судебного решения по делу <47>.

———————————

<47> См., к примеру: Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 6 февраля 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

 

  1. Иные меры безопасности, о которых упоминается в ч. 3 к.с., предусмотрены прежде всего Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» <48>.

———————————

<48> См.: Собр. законодательства РФ. 2004. N 34. Ст. 3534.

 

  1. Решение о применении данных мер безопасности при наличии к тому правовой основы в принципе мог бы принять и руководитель следственного органа по делу, находящемуся в производстве подчиненного ему следователя. Однако согласно ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «решение об осуществлении государственной защиты принимают суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь с согласия руководителя следственного органа, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело, если иное не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации». Применительно к статусу руководителя следственного органа иное не предусмотрено УПК. Таким образом, решение об осуществлении государственной защиты руководитель следственного органа вправе принять лишь по заявлению (сообщению) о преступлении либо уголовному делу, находящемуся у него в производстве. Когда же заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело принято к производству подчиненным ему следователем, последний и выносит (хотя, несомненно, и с согласия руководителя следственного органа) рассматриваемое постановление.
  2. И еще один не менее значимый момент. К.с. не содержит исчерпывающего перечня участников уголовного процесса, уполномоченных применять предусмотренные ч. 9 ст. 166, ст. 186, ч. 8 ст. 193 УПК меры безопасности.
  3. Здесь ничего не сказано о руководителях и членах следственных групп (групп дознавателей), а равно о начальнике подразделения дознания. Между тем, несомненно, и последние по делам, находящимся в их производстве, не только вправе, но и в ряде случаев обязаны применить соответствующие меры безопасности. Так, при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц по находящемуся в производстве начальника подразделения дознания (следственной группы, группы дознавателей) уголовному делу последний вправе в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные о личности таковых. В этом случае руководитель, а равно член следственной группы (группы дознавателей) с согласия руководителя следственного органа (начальника органа дознания <49>) либо начальник подразделения дознания с согласия начальника органа дознания выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием. Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается, приобщается к уголовному делу и хранится при нем в условиях, исключающих возможность ознакомления с ним иных участников уголовного судопроизводства. В случаях, не терпящих отлагательства, указанное следственное действие может быть произведено на основании постановления руководителя или члена следственной группы (группы дознавателей), а равно начальника подразделения дознания о сохранении в тайне данных о личности участника следственного действия без получения согласия руководителя следственного органа (начальника органа дознания). В данном случае постановление руководителя или члена следственной группы (группы дознавателей) или начальника подразделения дознания передается руководителю следственного органа (начальнику органа дознания) для проверки его законности и обоснованности незамедлительно при появлении для этого реальной возможности.

———————————

<49> Исходя из содержания ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» в системе субъектов органа дознания решение об осуществлении государственной защиты принимает лишь начальник органа дознания.

 

  1. Но в рассматриваемой ситуации начальник подразделения дознания в соответствии с правилами ч. 2 ст. 40.1 УПК будет реализовывать статус дознавателя, руководитель (член) следственной группы действовать в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 163 УПК, а руководитель (член) группы дознавателей — ч. 5 ст. 223.2 УПК.
  2. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 56, 133 — 139, 144, 166, 186, 193, 241, 278, 317.9, 401.4 УПК.

 

Статья 12. Неприкосновенность жилища

 

Комментарий к статье 12

 

  1. Согласно ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения. В этой связи суды должны рассматривать материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, если таковые представляются в суд.
  2. В случае если судья не дал разрешения на проведение указанных действий, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд <50>.

———————————

<50> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 509.

 

  1. Законодатель налагает запрет на производство выемки, обыска, наложения ареста на имущество до возбуждения уголовного дела. Осмотр же места происшествия — одно из следственных действий, которые разрешено производить на первой стадии уголовного процесса, — нельзя осуществлять против воли проживающих в осматриваемом жилом помещении лиц.
  2. Основания и общий порядок обыска, выемки и осмотра помещения закреплены в ст. ст. 176 — 177, 182 — 184 УПК. Помимо указанных статей, правовая основа названных уголовно-процессуальных действий закреплена в ст. 450 УПК, а также в ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и ст. 12 Федерального закона «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».
  3. За незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена уголовная ответственность (ст. 139 УК). Незаконное проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище является, кроме того, по ряду преступлений квалифицирующим признаком (п. «б» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 162 УК).
  4. Редакция ч. 2 к.с. позволяет говорить, что органу предварительного расследования предоставлена возможность выбора как производить обыск или выемку в жилище — на основании судебного решения или без такового. Между тем заложенная в данной статье идея указывает на то, что в жилище обыск и выемка не могут производиться без разрешающего их проведение судебного решения. И исключение из этого правила лишь одно — случаи, предусмотренные ч. 5 ст. 165 УПК.
  5. См. также комментарий к ст. ст. 165, 177, 182, 183, 450 УПК.

 

Статья 13. Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений

 

Комментарий к статье 13

 

  1. В случае если судья не дал разрешения на проведение следственного действия, связанного с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, уполномоченные на то органы и должностные лица вправе обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд <51>.

———————————

<51> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1993 г. N 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» // Там же. С. 509.

 

  1. Основания и общий порядок наложения ареста на корреспонденцию и выемки ее в почтово-телеграфных учреждениях, контроля и записи переговоров, а также получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами закреплены в ст. ст. 185 — 186.1 УПК. Помимо указанных статей, правовая основа названных уголовно-процессуальных действий закреплена в ст. 450 УПК, а также в ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», ст. 19 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и ст. 12 Федерального конституционного закона РФ от 25 декабря 1996 г. «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».
  2. За незаконное нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК) предусмотрена уголовная ответственность.
  3. См. также комментарий к ст. ст. 12, 29, 165, 185, 186, 450 УПК.

 

Статья 14. Презумпция невиновности

 

Комментарий к статье 14

 

  1. Не надо путать принцип презумпции невиновности и предусмотренный ст. 8 УПК принцип осуществления правосудия только судом. Хотя они взаимосвязаны и процессуалисты ссылаются на одни и те же нормы как на их правовую основу, это разные принципы. В отличие от организационного принципа — осуществления правосудия только судом, в определенной степени также сформулированного в ст. 49 Конституции РФ (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда), принцип презумпции невиновности в большей степени не лозунг, а гарантия того, что невиновный не будет осужден.
  2. Помимо перечисленных в к.с. гарантий наличия в российском уголовном процессе принципа презумпции невиновности, последний характеризуется также следующими положениями:

— нельзя признавать лицо виновным, основываясь лишь на его признании;

— никто не обязан свидетельствовать против себя самого;

— при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

  1. Принцип презумпции невиновности, предусмотренный положениями ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, к.с., п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, является одним из аспектов справедливого судебного разбирательства по уголовному делу. Поэтому в судебном акте не должны использоваться формулировки, из содержания которых следовало бы, что то или иное лицо совершило преступление, тогда как в отношении указанного лица отсутствует вступивший в законную силу обвинительный приговор или постановление о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию <52>.

———————————

<52> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 302, 463 УПК.

 

Статья 15. Состязательность сторон

 

Комментарий к статье 15

 

  1. Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Несмотря на то что данный принцип должен распространяться на все стадии уголовного судопроизводства <53>, в полной мере он все же проявляется лишь на судебных стадиях.

———————————

<53> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло» // Собрание законодательства РФ. 2000. N 8. Ст. 991.

 

  1. Состязательность сторон выражается в следующих пяти правилах:

1) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга, они не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо;

2) исследование доказательств осуществляется сторонами обвинения (государственным обвинителем, потерпевшим, гражданским истцом и их представителями) и защиты (защитником, гражданским ответчиком и его представителем);

3) стороны обвинения и защиты равны перед судом в правах на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в прениях сторон, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства;

4) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты;

5) суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав, а также разрешает уголовное дело.

  1. Развитие данного принципа в российском уголовном процессе привело к тому, что по действующему УПК:

1) собиранием письменных документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств теперь вправе заниматься не только сторона обвинения, но и подозреваемый (обвиняемый), его законный представитель, а также гражданский ответчик и его представитель (ч. 2 ст. 86 УПК). Защитник, кроме того, уполномочен на получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия и истребование справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК);

2) по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан у них выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217 УПК);

3) в описательной части обвинительного заключения следователь должен отражать перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК);

4) к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны обвинения и защиты (ч. 4 ст. 220 УПК);

5) в целях обеспечения состязательности в уголовном процессе большие изменения претерпели судебные стадии.

  1. См. также комментарий к ст. ст. 6, 244, 338, 412.5, 461, 464 УПК.

 

Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

 

Комментарий к статье 16

 

  1. В к.с. закреплен принцип обеспечения обвиняемому и подозреваемому права на защиту. У этого принципа четыре составляющие:

1) наличие у обвиняемого, подозреваемого комплекса прав, позволяющих ему защитить свои интересы (см. комментарий к ст. ст. 47 и 46 УПК);

2) наличие у защитника обвиняемого (подозреваемого) определенного комплекса прав, позволяющих ему реализовать свою уголовно-процессуальную функцию (см. комментарий к ст. 53 УПК);

3) обязанность компетентных органов обеспечить им возможность защищаться установленными законом средствами и способами (см. комментарий к ст. ст. 49 — 51 УПК);

4) обязанность компетентных органов обеспечить охрану их личных и имущественных прав (см. комментарий к ст. 160 УПК).

  1. Правом на защиту обладают как обвиняемый (подсудимый, осужденный, оправданный) и подозреваемый, так и некоторые иные субъекты уголовного процесса. К числу таковых, как минимум, относятся лица, совершившие запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости (ст. 438 УПК). Это право осуществляется ими в пределах и в порядке, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством <54>.

———————————

<54> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. N 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту» // Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. 1997. С. 135.

 

  1. Полагаем, что правом на защиту наделено также лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК, по меньшей мере с момента начала осуществления следователем (дознавателем и др.) процессуальных действий, затрагивающих его права и свободы.
  2. Анализ содержания Постановления Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» <55> позволяет сделать вывод, что пользоваться помощью адвоката (защитника), а значит, в определенной степени обладать правом на защиту может любое вовлеченное в сферу уголовного процесса лицо независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания его задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.

———————————

<55> См.: Собрание законодательства РФ. 2000. N 27. Ст. 2882.

 

  1. Право на защиту у такого лица появляется с того момента, когда ограничение его прав становится реальным.
  2. Необеспечение обвиняемому права на защиту не надо путать с любым и каждым случаем отклонения его ходатайств о приглашении конкретного адвоката в качестве защитника <56>.

———————————

<56> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 августа 1993 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 6.

 

  1. Право на защиту не должно ограничиваться одной лишь возможностью иметь защитника. В международном праве (ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) судебная защита понимается как эффективное восстановление в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе предоставление им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей.
  2. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 10 декабря 1998 г. также указал, что одной из необходимых гарантий судебной защиты и справедливого разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда непосредственно перед удалением его в совещательную комнату для вынесения решения. Только при этом условии полностью реализуется в судебном заседании право на судебную защиту, которое согласно Конституции РФ не может быть ограничено <57>.

———————————

<57> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 15 января 1999 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева» // Рос. газета. 1999. 28 января.

 

  1. Положение ч. 2 к.с. о том, что суд, следователь (дознаватель и др.) обеспечивают подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами, нельзя понимать буквально. Указанные органы и должностные лица не вправе обеспечивать подозреваемому и обвиняемому возможность защищаться не запрещенными УПК, но запрещенными другим законом способами и средствами.
  2. При рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних право на защиту, закрепленное в к.с. в качестве принципа уголовного судопроизводства, а также право на дополнительные процессуальные гарантии, предусмотренные для несовершеннолетних УПК, должны обеспечиваться на всех стадиях уголовного процесса в отношении не только подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, но и в отношении осужденных несовершеннолетних. Начальный момент, с которого защитник допускается к участию в уголовном деле в отношении несовершеннолетнего, установлен ч. 3 ст. 49 УПК.
  3. Право на защиту несовершеннолетние могут осуществлять лично, а также с помощью защитника, законного представителя. Приглашение, назначение и замена защитника осуществляются в порядке, предусмотренном ст. 50 УПК, с учетом иных норм, устанавливающих дополнительные гарантии реализации права на защиту в отношении несовершеннолетних, действие которых заканчивается по достижении ими восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных ст. 96 УК.
  4. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 51 УПК участие защитника при осуществлении уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних является обязательным. Если защитник не приглашен в порядке, установленном ч. 1 ст. 50 УПК, его участие обеспечивает следователь (дознаватель и др.), суд <58>.

———————————

<58> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

 

  1. Согласно положениям подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в толковании Европейского суда обвиняемый имеет право эффективно защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника. Судам первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции необходимо исчерпывающим образом разъяснять содержание этого права, а также в соответствии с законодательством Российской Федерации обеспечивать его реализацию <59>.

———————————

<59> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2013. N 8.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 11, 42, 47, 49 — 53, 229, 234, 248, 252, 401.12, 401.14, 438 УПК.

 

Статья 17. Свобода оценки доказательств

 

Комментарий к статье 17

 

  1. Оценка доказательств представляет собой осуществляемую в логических формах мыслительную деятельность следователя (дознавателя и др.), судьи или суда, направленную на определение по собственному внутреннему убеждению относимости сведений, допустимости сведений и их процессуального источника, достоверности, достаточности и (или) значения как каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности <60>. Результаты оценки доказательств позволяют следователю (дознавателю и др.), судье и суду принимать законные и обоснованные уголовно-процессуальные решения или же понимать, когда фактические основания принятия указанных решений отсутствуют.

———————————

<60> Данное определение в свое время было сформулировано на основе соответствующей дефиниции, авторство которой принадлежит Б.Т. Безлепкину. См.: Безлепкин Б.Т. Глава IV. Доказательства в советском уголовном процессе // Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Юрид. лит., 1990. С. 92 — 93.

 

  1. Оценка доказательств должна осуществляться по своему внутреннему убеждению. Внутреннее убеждение можно охарактеризовать как твердый, основанный на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, раскрывающий сущность оцениваемого явления взгляд, в нашем случае следователя (дознавателя и др.).
  2. Несколько иначе понятие «внутреннее убеждение» толкуется Н.П. Кузнецовым. Ученый считает, что таковым является «состояние субъекта доказывания, когда он считает собранные доказательства достаточными для принятия соответствующего процессуального решения, уверен в правильности своего вывода и готов к практическому действию в соответствии с полученными знаниями» <61>. Вряд ли взгляд (представление) субъекта доказывания и есть его состояние. Но если даже согласиться с такой характеристикой внутреннего убеждения следователя (дознавателя и др.), есть еще одно замечание, не обратив внимание на которое, мы не можем завершить анализ предложенной Н.П. Кузнецовым дефиниции. Как прямо следует из текста ст. 88 УПК, оценка доказательств касается не только вопроса достаточности таковых, но и по меньшей мере также вопросов относимости, допустимости и достоверности доказательств (сведений и их источников). Данный, несомненно важный, момент упущен автором рассматриваемого определения.

———————————

<61> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В.В. Мозякова, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М.: Книга-Сервис, 2003. С. 78.

 

  1. Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению, которое в той или иной мере характеризуют следующие признаки:

а) специальный субъект, уполномоченный оценивать доказательства от имени государственного органа (государства), — должностное лицо, осуществляющее либо контролирующее осуществление (надзирающее за реализацией) уголовного процесса;

б) указанный субъект не вправе руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-то другим (должностным лицом, передавшим ему уголовное дело, вышестоящим должностным лицом или органом, «общественным мнением» и др. <62>), а также перелагать обязанность такой оценки и ответственность за нее на другое лицо;

———————————

<62> См. об этом подробнее: Ратинов А.Р. Внутреннее убеждение при оценке доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1973. С. 476.

 

в) оценка доказательств осуществляется не произвольно и не интуитивно, а на основе той совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств <63>, которыми располагает лицо, осуществляющее рассматриваемый вид мыслительной деятельности;

———————————

<63> Иногда оценка доказательств осуществляется на основе совокупности доказательств, представленных должностному лицу, в производстве которого уголовное дело не находится.

 

г) по формальным признакам никакие доказательства (ни исходя из содержащихся в них сведений, ни из разновидности источника) не должны иметь преимущества над другими;

д) должностное лицо, осуществляющее уголовный процесс (контролирующее, надзирающее за названным видом деятельности), должно стремиться к завершению оценки доказательств однозначными, лишенными сомнений выводами <64>. Неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

———————————

<64> Аналогичные признаки оценки доказательств по внутреннему убеждению вычленялись и Б.Т. Безлепкиным (см.: Безлепкин Б.Т. Глава IV. Доказательства в советском уголовном процессе // Указ. соч. С. 94; и др.).

 

  1. Оценивать доказательства следователь (дознаватель и др.) обязан, руководствуясь при этом законом и совестью. Под законом в данном случае понимается не только уголовно-процессуальный закон, но и все другие источники уголовно-процессуального законодательства, а в некоторых случаях и других отраслей права (конституционного, уголовного и др.).
  2. Теорией доказательств установлены принципы оценки доказательств, гарантии и пределы процессуальной самостоятельности субъектов доказывания при оценке доказательств, а также требования к процессуальным документам, в которых фиксируются итоги такой оценки.
  3. Нормы уголовного закона необходимы следователю (дознавателю и др.) для оценки сведений с точки зрения их относимости, потому что обстоятельства, подлежащие доказыванию, в конкретном уголовном процессе тесно связаны с признаками соответствующего состава преступления. При оценке относимости сведений часто учитываются нормы других, помимо уголовного и уголовно-процессуального, отраслей права, раскрывающие содержание бланкетных диспозиций статей уголовного закона (правил изготовления и использования государственных пробирных клейм, норм и правил пожарной безопасности и др.) <65>, а также нормы гражданского права, позволяющие правильно разрешить заявленный гражданский иск.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации Б.Т. Безлепкина включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2012 (11-е издание, переработанное и дополненное).

 

<65> Об этом же пишет Б.Т. Безлепкин. См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. С. 29; и др.

 

  1. Нормы иных, помимо уголовного, отраслей права позволят, к примеру, сделать вывод о допустимости некоторых иных документов как доказательств.
  2. Оценивая доказательства, должностные лица, осуществляющие уголовный процесс, опираются на свои представления и профессиональные знания о праве, понимание юридического, социального и нравственного содержания правовой системы государства, официальное и научное толкование юридических норм <66>.

———————————

<66> См.: Безлепкин Б.Т. Глава IV. Доказательства в советском уголовном процессе // Указ. соч. С. 94 — 95; и др.

 

  1. Теперь несколько слов скажем о понятии «совесть» в уголовном процессе. Использование законодателем данного термина применительно к оценке доказательств критикуется рядом процессуалистов <67>. Однако, несмотря на данное обстоятельство, рассматриваемое понятие является одним из элементов ч. 1 ст. 17 УПК и поэтому нами не может быть не исследовано.

———————————

<67> См.: Быков В.М. Свобода оценки доказательств по Уголовно-процессуальному кодексу РФ // Право и политика. 2004. N 9; и др.

 

  1. Совесть — это чувство нравственной ответственности за свое поведение, поступки <68> перед окружающими людьми, обществом <69>. Именно это чувство по мысли законодателя должно влиять на правильную оценку доказательств. Учеными оно именуется нравственно-психологическим элементом <70>, нравственным критерием оценки доказательств <71>.

———————————

<68> См.: Краткий толковый словарь русского языка / Сост. И.Л. Городецкая, Т.Н. Поповцева, М.Н. Судоплатова, Т.А. Фоменко; под ред. В.В. Розановой. 4-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1985. С. 182.

<69> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 644.

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, В.Т. Томина, М.П. Полякова) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (2-е издание, переработанное и дополненное).

 

<70> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М.: Юстицинформ, 2003. С. 54.

<71> См., к примеру: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: Экмос, 2002. С. 39; и др.

 

  1. Н.П. Кузнецов определяет понятие «совесть» через категорию «способности личности». Он считает, что таковой является способность личности к моральному самоконтролю, форма самосознания личности <72>. Способность не есть чувство. Способность — умение, а также возможность производить какие-либо действия <73>. Характеризуя категорию «совесть» через понятие «способность», ученый, сам того не замечая, дозволяет оценивать доказательства без вовлечения в этот процесс чувства нравственной ответственности за принимаемое решение (осуществляемое действие, бездействие). Но не факт, что умеющее что-либо лицо воспользуется своей способностью. Законодатель же в ч. 1 ст. 17 УПК возлагает на следователя (дознавателя и др.) обязанность не иметь способность, а руководствоваться чувством нравственной ответственности перед окружающими людьми, обществом за свои решения и (или) действия (бездействие).

———————————

<72> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание). М.: Книга-Сервис, 2003. С. 79.

<73> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 658.

 

  1. Т.Н. Москалькова идет дальше. Она утверждает, что «руководствоваться совестью значит исходить из чувства нравственной ответственности за действия и решения, принимаемые в ходе уголовно-процессуальной деятельности» <74>. Действия и решения могут иметь место и вне доказывания. О совести же как о предусмотренном УПК явлении законодатель упоминает лишь применительно к одному из элементов даже не уголовного процесса, а всего-навсего процесса доказывания. Это не говорит о том, что при осуществлении всех иных процессуальных действий (бездействия) и принятии процессуальных решений следователь (дознаватель и др.) не должен исходить из чувства нравственной ответственности за свои действия (бездействие) и решения. Однако осуществляемое вне оценки доказательств соизмерение собственных действий (бездействия) и принимаемых решений с собственной совестью реализуется вне уголовно-процессуального производства и поэтому не имеет никакого отношения к содержанию ст. 17 УПК.

———————————

 

Примечание.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (отв. ред. И.Л. Петрухин) включен в информационный банк согласно публикации — Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное).

 

<74> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. М.: ТК «Велби», 2002. С. 38.

 

  1. Законом и совестью следователь (дознаватель и др.) обязан руководствоваться, то есть направлять свою деятельность <75> по оценке доказательств сообразно закрепленным в законодательстве правовым нормам и чувству нравственной ответственности за результат осуществленной им оценки доказательств.

———————————

<75> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 597.

 

  1. Уголовно-процессуальному законодательству не известны правила заранее установленного преимущества одних доказательств (к примеру, признания обвиняемым своей вины, заключения эксперта, вещественного доказательства и т.п.) над другими, обязательного подтверждения определенных обстоятельств, подлежащих доказыванию, только строго конкретными доказательствами, необходимого количества доказательств для установления наличия фактических оснований принятия процессуальных решений и т.п. Напротив, исходя из буквального толкования формулировки ч. 2 ст. 17 УПК, значимость доказательств может быть установлена только в результате их оценки по правилам, закрепленным в УПК.
  2. И последнее, что хотелось бы отметить в связи с отсутствием у доказательств до их проверки и оценки заранее установленной силы. Недопустимо как предвзятое отношение к показаниям сотрудников полиции и военнослужащих по делам о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, так и их неоправданная переоценка. Показания этих лиц должны оцениваться судом наравне и в совокупности со всеми иными доказательствами по делу, полученными в установленном законом порядке.
  3. Необходимо исключить случаи некритического отношения суда к представленным материалам расследования, к выводам, содержащимся в обвинительном заключении, а также к дополнительным материалам, полученным в судебном заседании. Важно всегда исходить из требований ч. 2 ст. 17 УПК о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.
  4. См. также комментарий к ст. ст. 88, 401.14 УПК.

 

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

 

Комментарий к статье 18

 

  1. В к.с. закреплен принцип национального языка в уголовном процессе.
  2. Гарантией соблюдения этого принципа является целый ряд положений, закрепленных в УПК:

— участие защитника в судебном разбирательстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу (п. 4 ч. 1 ст. 51 УПК);

— приговор излагается на том языке, на котором проводилось судебное разбирательство (ст. 303 УПК);

— если приговор изложен на языке, которым подсудимый не владеет, то переводчик переводит приговор вслух на язык, которым владеет подсудимый, синхронно с провозглашением приговора или после его провозглашения (ч. 2 ст. 310 УПК);

— правовой статус переводчика (см. также комментарий к ст. 59 УПК).

  1. Нет необходимости приглашения переводчика для лица, длительное время (10 лет) проживавшего на территории России, владевшего русским языком и не заявлявшего на стадии предварительного расследования ходатайства об обеспечении его переводчиком <76>.

———————————

<76> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 февраля 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 8.

 

  1. И наоборот, если, к примеру, обвиняемый по национальности узбек, проживал в Узбекистане, окончил 8 классов узбекской школы, собственноручно написал объяснение, которое со всей очевидностью свидетельствует о том, что он нуждается в переводчике, переводчик ему должен быть предоставлен немедленно, а не по окончании предварительного расследования <77>.

———————————

<77> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. N 4.

 

  1. Обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет, должны вручаться постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительное заключение (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК), а также ряд других следственных документов <78>.

———————————

<78> См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 октября 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 2.

 

  1. Документы должны быть переведены полностью и без ошибок <79>.

———————————

<79> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.

 

  1. Более того, письменный перевод документов должен быть осуществлен путем использования алфавита родного языка обвиняемого или другого языка, которым он владеет. Перевод будет признан выполненным ненадлежащим образом, если он выполнен путем использования букв алфавита другого (которым не владеет обвиняемый), пусть даже и русского языка <80>.

———————————

<80> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2011 года.

 

  1. Под термином «язык» в нашем случае подразумевается членораздельная речь, совокупность слов и форм, с помощью которых участник уголовного судопроизводства выражает свои мысли <81>.

———————————

<81> Данное определение сформулировано с использованием информации, изложенной на сайте http://www.encycl.yandex.ru/yandsearch?rpt=encyc&text=%FF%E7%FB%EA.

 

  1. Родным языком лица является язык той национальности, к которой он принадлежит, исходя из его собственного заявления. Согласно ч. 1 ст. 26 Конституции РФ каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности.
  2. Лицо может давать показания (объяснения и др.) на родном языке или языке, которым он владеет. Размещение здесь союза «или» указывает на то, что, во-первых, у лица есть выбор. Во-вторых, что выбрать он может лишь из двух вариантов: говорить либо на родном языке, либо на другом языке, который не является его родным языком, но которым он владеет. В-третьих, если он выбрал один из языков общения при даче показаний (объяснений и др.), он должен им пользоваться на протяжении всего хода уголовного процесса.
  3. Исключением из этого правила может быть лишь та ситуация, когда следователь (дознаватель и др.), суд (судья) посчитает, что выбранным языком участник явно не владеет, а владеет иным языком. В этом случае, если данное решение не будет противоречить воле лица, язык, на котором он дает показания (объяснения и др.), может быть заменен. Но следует помнить, что данная замена будет производиться не по решению участника процесса, а лишь с его согласия, по решению должностного лица (органа), в производстве которого находится уголовное дело.
  4. Иногда участник уголовного судопроизводства не знает языка той национальности, к которой он принадлежит. В таком случае ему предоставляется возможность давать показания (объяснения и др.) на языке, которым он владеет. Понятие «владеть языком» в к.с. употреблено в значении «знать язык, твердо помнить, как на этом языке следует говорить». Неграмотный человек — тот, кто не умеет читать и (или) писать, — также считается владеющим языком в том смысле этого термина, который употреблен в к.с. и большинстве других статей УПК <82>. С другой стороны, человек, страдающий немотой, даже в том случае, когда он обучен грамоте в совершенстве, не может быть признан лицом, владеющим языком, на котором ведется судопроизводство.

———————————

<82> Применительно к деятельности переводчика словосочетание «владеть языком» употреблено в ином (более широком) значении.

 

  1. Любое ограничение прав обвиняемого, подсудимого, защитника, обусловленное незнанием ими языка, на котором ведется судопроизводство, и необеспечение этим лицам возможности пользоваться в любой стадии процесса родным языком является нарушением норм уголовно-процессуального закона, которое может повлечь отмену приговора <83>.

———————————

<83> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. N 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту» // Там же. С. 137.

 

  1. См. также комментарий к ст. ст. 72, 312, 462, 463 УПК.

 

Статья 19. Право на обжалование процессуальных действий и решений

 

Комментарий к статье 19

 

  1. Жалоба — это официальное заявление о том, что кто-нибудь действует неправильно <84>, с просьбой об устранении какой-нибудь несправедливости, неправильности и т.п. <85>. В более узком уголовно-процессуальном смысле жалоба есть обращение в государственный либо иной орган или к должностным лицам по поводу нарушения прав и (или) охраняемых законом интересов конкретного субъекта уголовного процесса <86>.

———————————

<84> См.: Краткий толковый словарь русского языка… С. 56.

<85> См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 162.

<86> При формулировании данного понятия за основу взято определение жалобы, содержащееся в работе А.М. Баранова и П.Г. Марфицина. См.: Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов / Сост. А.М. Баранов, П.Г. Марфицин. Омск: Юридический институт МВД России, 1997. С. 21.

 

  1. Законом не предусмотрено общей обязательной структуры жалобы на действия (бездействие, решения), осуществленные в уголовном процессе. Однако в ней рекомендуется отражать следующие сведения:

1) наименование учреждения, должность, а если заявителю известны, то и фамилия, инициалы лица, которому жалоба адресуется;

2) процессуальное положение, фамилия, имя, отчество и адрес места жительства лица, который приносит данную жалобу;

3) наименование процессуального документа — «жалоба»;

4) должность, звание, фамилия, имя и отчество (если гражданскому ответчику они известны) следователя (дознавателя и др.), чье действие (бездействие) и (или) решение обжалуется;

5) какое именно действие (бездействие) и (или) решение обжалуется (где, когда оно имело место и в чем именно выразилось);

6) ссылка на статью УПК.

  1. Законодатель не требует от участника процесса мотивировать свое утверждение. Тем не менее следует рекомендовать включение в содержание жалобы лица описательно-мотивировочной части. Ее наличие позволит руководителю следственного органа (прокурору, суду), рассматривающему жалобу, принять по ней законное и обоснованное решение. Но даже в случае отсутствия в жалобе обоснования сделанных заявителем выводов о незаконности тех или иных действий (бездействия, решений) жалоба должна быть принята, и по ней должно быть вынесено решение.
  2. Субъект может обжаловать как отдельно взятое единичное действие (бездействие, решение), так и несколько действий (решений) одновременно. Обжалованы могут быть как часть процессуального действия — элемент, к примеру, следственного действия, так и все действие в целом.
  3. Под обжалуемым действием здесь понимается любое осуществленное во временной промежуток, в рамках которого производится уголовно-процессуальная деятельность, телодвижение следователя (дознавателя и др.), прокурора и (или) суда (судьи), которое, по мнению заявителя, следователь (дознаватель и др.) и (или) суд (судья) делать был не вправе.
  4. Под бездействием понимается невыполнение следователем (дознавателем и др.), прокурором и (или) судом (судьей) одной (нескольких) возложенной на него обязанности, которую он мог выполнить.
  5. Применительно к характеристике предмета обжалования хотелось бы уточнить также следующее. «Право не регулирует мысли, чувства, рефлекторные действия человека, инстинктивные проявления, так как не в состоянии предопределить и контролировать их направленность» <87>. Именно поэтому обжалование мыслей, чувств, рефлекторных действий и инстинктивных проявлений следователя (дознавателя и др.), прокурора, судьи не может иметь ни для последнего, ни для хода всего предварительного расследования негативных последствий. Однако сказать, что участником уголовного процесса таковые не могут быть обжалованы, было бы неправильным. Вовлеченное в сферу уголовного процесса лицо не обязано быть правоведом. И ему могут быть не известны указанные юридические тонкости. Уже только поэтому законодатель оставляет за ним право обжалования любых (если применительно к указанному субъекту нет специальных ограничений предмета обжалования) исходящих от следователя (дознавателя и др.), прокурора, суда (судьи) явлений, хотя и называет их действиями (бездействием) и решениями. А компетентный рассматривать жалобу орган (должностное лицо) уже сам разберется, как с точки зрения закона жалоба должна быть разрешена.

———————————

<87> См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. М.: Манускрипт, 1996. С. 253.

 

  1. И еще один важный момент. Обжалованию подлежат как одно действие и (или) одно бездействие, так и всего-навсего решение. В одной жалобе данные три составляющие могут быть в любой пропорции, лишь бы жалоба была принесена уполномоченным на то лицом.
  2. Жалобы приносятся в порядке, предусмотренном статьями главы 16 УПК. Обжалованы могут быть также незаконные (необоснованные) действия (бездействие) и (или) решения следователя-криминалиста, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, а равно руководителя (члена) следственной группы (группы дознавателей).
  3. С учетом конституционных гарантий судебной защиты любых прав граждан заинтересованное лицо вправе обратиться в суд по поводу нарушения его прав в сфере применения норм уголовно-процессуального права. Однако такие жалобы не могут рассматриваться по правилам гражданского судопроизводства <88>.

———————————

<88> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда РФ» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 11, 12.

 

  1. О значении понятия «процессуальное действие» см. комментарий к ст. 49 УПК.
  2. См. также комментарий к ст. ст. 5, 115, 123 — 127 УПК.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code