Участие адвоката на стадии доследственной проверки

Возбуждению уголовного дела предшествует доследственная проверка по сообщению о совершенном или готовящемся преступлении (далее — доследственная проверка). Основанием для проведения доследственной проверки может являться как рапорт об обнаружении признаков преступления, так и письменное либо устное заявление от любого лица, которому стала известна какая-либо информация о совершенном или готовящемся преступлении, в том числе и явка с повинной, которая оформляется протоколом. Согласно п. 43 ст. 5 УПК РФ сообщением о преступлении является заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении признаков преступления.

Доследственная проверка проводится после регистрации поступившего в орган внутренних дел сообщения о совершенном или готовящемся преступлении в книге учета сообщений о происшествиях (КУСП).

В соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ анонимное заявление о преступлении не может служить поводом для возбуждения уголовного дела. Исключением в этом случае являются лишь анонимные заявления об угрозе совершения террористических актов, которые подлежат регистрации в органах внутренних дел. Однако поступившее в правоохранительные органы анонимное заявление, за исключением заявлений, содержащих данные о признаках совершенного или готовящегося террористического акта, без регистрации передается в соответствующие подразделения территориального органа МВД России для возможного использования в установленном порядке в оперативно-розыскной деятельности.

Процедура приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях подробно изложена в Административном регламенте Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, утвержденном Приказом МВД России от 01.03.2012 N 140.

Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом готовящемся преступлении и в пределах своей компетенции принять по нему одно из решений, предусмотренных ч. 1 ст. 144 и ч. 1 ст. 145 УПК РФ.

Из всего вышеуказанного следует, что действия по проверке сообщения о преступлении в виде отбора объяснений, изъятия документов, предметов, материалов и сообщений, а также иные действия сотрудниками правоохранительных органов могут проводиться только лишь после регистрации сообщения о преступлении в КУСП.

УПК РФ не предусмотрено участие защитника на стадии доследственной проверки. Тем не менее сотрудник правоохранительных органов, проводящий доследственную проверку, не вправе ограничить участие адвоката в момент получения объяснений от лица, предположительно владеющего какой-либо значимой для такой проверки информацией. Следуя положениям п. 2 ст. 45 Конституции РФ, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

И если на момент дачи объяснений лицо, дающее объяснения, не наделено никаким процессуальным статусом, это вовсе не означает, что тем самым не затрагиваются и не могут быть затронуты его права. Ведь от того, что пояснит «объясняющий», во многом зависит и решение о возбуждении уголовного дела, в том числе и в отношении его самого. Если есть основания опасаться привлечения к уголовной ответственности, то все же лучшим вариантом будет явка на дачу объяснений вместе с адвокатом. Участие адвоката в таком случае будет возможным при предъявлении удостоверения и ордера, по аналогии с требованиями ч. 4 ст. 49 УПК РФ, регламентирующей допуск адвоката к участию в уголовном деле. Однако обратим внимание, что процессуального регламента допуска адвоката к участию при проведении доследственной проверки все же не имеется. Возможным из вариантов будет и участие адвоката в доследственной проверке по нотариальной доверенности от доверителя, кем может являться, скажем, заявитель о преступлении. Но в данном случае мы рассматриваем участие адвоката со стороны лица, которое может быть привлечено к уголовной ответственности (речь о статусе подозреваемого/обвиняемого на стадии доследственной проверки вести преждевременно).

Нередкими являются случаи возбуждения уголовных дел, когда процессуальным поводом к тому послужило лишь заявление, а основанием — отобранное у заявителя объяснение, содержащее, по мнению органов дознания или следствия, достаточные данные, указывающие на признаки преступления. В большинстве случаев на стадии доследственной проверки для стороны защиты наиболее выгодной является ситуация, при которой орган, проводящий проверку, владеет как можно меньшим объемом информации по заявлению. Как установлено п. 2 ст. 140 УПК РФ, основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. И если таких данных объективно будет недостаточно для возбуждения уголовного дела, но оно все же будет возбуждено в отношении конкретного лица, то адвокат, равно как и подозреваемый, имеет право обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела в судебном порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ <1>. В соответствии со ст. 46 Конституции РФ решения и действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы гражданами в суд.

———————————

<1> См. об этом: Петрухин И. Можно ли обжаловать в суд постановление о возбуждении уголовного дела? // Российская юстиция. 2002. N 4. С. 26.

 

Следует отметить, что судами далеко не всегда обсуждается вопрос о том, способно ли постановление о возбуждении уголовного дела причинить ущерб конституционным правам и свободам лица, привлеченного в качестве подозреваемого или обвиняемого по данному делу.

Так, например, по мнению Кемеровского областного суда, решение вопроса о возможном нарушении конституционных прав заявителя не может быть поставлено в зависимость от того, возбуждено уголовное дело в отношении конкретного лица либо по факту совершения преступления.

Постановлением судьи Яйского районного суда от 09.07.2007 признаны незаконными и необоснованными действия следователя о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в отношении Б.

По данному делу обращает на себя внимание то, что фактически суд проверял законность и обоснованность постановления следователя о возбуждении уголовного дела, т.е. законность и обоснованность решения, а не действий следователя.

Суд в постановлении указал: «В связи с тем что вынесенное постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица ведет к ущемлению прав и свобод человека и гражданина, который приобретает статус подозреваемого, на этом этапе следователь должен строго соблюдать порядок вынесения данного решения, достоверно выяснять, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, то есть наличие события преступления либо состава преступления. Чтобы поставить человека в положение подозреваемого по уголовному делу, нужны объективные данные, указывающие на определенное лицо как на совершившее преступление. В данном случае суд приходит к выводу, что таких объективных данных у следователя не имелось…».

На данное судебное постановление прокурором подано кассационное представление, одним из доводов которого является следующее: «В постановлении суда указано, что вынесенное постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица ведет к ущемлению прав и свобод человека и гражданина. Однако под ущемлением конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства законодатель понимает незаконное ущемление нормативных предписаний, содержащихся в Конституции, которые регламентируют положение личности в ее взаимоотношениях с органами государственной власти, в том числе и при производстве по уголовному делу. В постановлении же суда конкретные права и свободы Б., которые были нарушены вынесением соответствующего постановления, не указаны. Непосредственно из жалобы, а также из исследованных в заседании Яйского районного суда материалов не видно, что само по себе возбуждение уголовного дела привело к ограничениям либо нарушениям конституционных прав и свобод Б.».

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда признала доводы кассационного представления необоснованными, постановление Яйского районного суда оставила без изменения (Кассационное определение от 04.09.2007) <1>.

———————————

<1> Обзор Кемеровского областного суда от 29.02.2008 N 01-19/129 // Обзор судебной практики рассмотрения районными (городскими) судами Кемеровской области жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ.

 

Кроме того, следует помнить, что никакой ответственности за отказ от дачи объяснений до возбуждения уголовного дела не предусмотрено, в связи с чем в некоторых случаях можно смело отказываться от дачи объяснений, и даже не ссылаясь при этом на какие-либо нормы закона. При этом сотрудник правоохранительных органов, отбирающий объяснения, по вышеуказанной причине не вправе предупреждать об уголовной ответственности за отказ от дачи объяснений или за дачу заведомо ложных объяснений.

В той ситуации, когда есть основания опасаться, что опрашиваемое лицо после возбуждения уголовного дела может быть привлечено к уголовной ответственности, в объяснениях можно указать на свои доводы о непричастности к интересующему правоохранительные органы событию со ссылкой на конкретных лиц, которые смогли бы подтвердить указанные доводы. Указывать нужно как можно более полные данные об очевидцах, которые смогут поддержать такую позицию (номера их телефонов, адреса проживания). И хотя установление очевидцев происшествия является задачей правоохранительных органов, нелишним будет предоставить этих самых очевидцев заинтересованному в этом лицу, т.е. опрошенному. Данное действие, по сути, будет заменять собой ходатайство, которое на стадии доследственной проверки не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством. Существуют некоторые категории уголовных дел, которые достаточно близко граничат с гражданскими правоотношениями, такие, например, как мошенничество (ст. 159 УК РФ), самоуправство (ст. 330 УК РФ) и др. В таких случаях объяснения «защищающейся стороны», а также лиц, ею привлеченных, могут решающим образом повлиять на принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Адвокат также вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь. Такое право предоставляется адвокату п. 2 ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». По мнению автора, данным полномочием адвокат вправе воспользоваться лишь на стадии предварительного расследования либо судебного следствия. Сама по себе фраза об информации, относящейся к делу, из упомянутого Закона говорит о том, что уголовное дело уже должно быть возбуждено. Кроме того, наработкой материала проверки по сообщению о преступлении занимаются исключительно правоохранительные органы, в связи с чем взятые адвокатом объяснения уже по своему определению не могут являться материалом проверки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code