Статья 64. Удовлетворение требований кредиторов ликвидируемого юридического лица

Комментарий к статье 64 ГК РФ

 

  1. Комментируемая статья устанавливает очень важные правила в проведении процедуры ликвидации юридического лица, регулирующие, в каком порядке происходит удовлетворение требований кредиторов ликвидируемого юридического лица.

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса (п. 5 ст. 63 ГК) в процедуре ликвидации юридического лица начинается этап расчетов с кредиторами, а именно выплаты им денежных сумм. Очередность таких выплат по предъявленным в процессе ликвидации юридического лица требованиям кредиторов и порядок удовлетворения таких требований устанавливает комментируемая статья. При этом речь идет именно об удовлетворении денежных требований кредиторов.

Пункт 1 настоящей статьи в новой редакции содержит очень важное правило, которого не было до 1 сентября 2014 г.: удовлетворение требований кредиторов ликвидируемого юридического лица в очередности, установленной комментируемой статьей, осуществляется после погашения текущих расходов, которые были понесены и необходимы для осуществления процедуры ликвидации. Ранее ГК РФ не выделял текущих требований. Таким образом, законодатель этот пробел ликвидировал.

Всего комментируемая статья предусматривает четыре очереди, каждая из которых имеет преимущество перед последующей. Приоритет одной очереди перед другой заключается в том, что требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. Требования, которые имеют приоритет перед другими требованиями, — это прежде всего требования так называемого социального характера, т.е. те, по которым кредиторами являются граждане. Эти требования составляют первую и вторую очереди.

В первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей (п. 2 ст. 1093 ГК). Соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами.

Один из случаев капитализации соответствующих платежей предусмотрен ст. 23 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» <1>. При ликвидации юридическое лицо, являющееся страхователем по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний по данному Закону, обязано внести в Фонд социального страхования РФ капитализированные платежи для удовлетворения требований граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью в порядке, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. N 863.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3803.

 

Ликвидационная комиссия рассчитывает размер капитализируемых платежей в соответствии с Методикой расчета, утвержденной Постановлением Фонда социального страхования РФ от 30 июля 2001 г. N 72.

Также в первую очередь осуществляются выплаты по требованиям о компенсации морального вреда.

Кроме того, уже более года (с 1 июля 2013 г.) в первую очередь также удовлетворяются требования граждан о компенсации сверх возмещения вреда, причиненного вследствие разрушения, повреждения объекта капитального строительства, нарушения требований безопасности при строительстве объекта капитального строительства, требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения.

Комментируемая статья предусматривает еще ряд требований, включаемых в первую очередь, которые могут быть предъявлены при ликвидации банков, привлекающих средства граждан. К ним относятся:

во-первых, требования граждан, являющихся кредиторами банков по заключенным с ними (или в их пользу) договорам банковского вклада или банковского счета в части основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Исключение составляют договоры граждан, связанные с осуществлением ими предпринимательской или иной профессиональной деятельности (например, адвокатов, нотариусов), которые в эту очередь не включаются;

во-вторых, требования государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов», выполняющей на сегодняшний день функции по обязательному страхованию вкладов, в связи с осуществлением ею выплат в возмещение по вкладам в соответствии с Федеральным законом от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <1>;

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2003. N 52 (ч. I). Ст. 5029.

 

в-третьих, требования Банка России в связи с осуществлением выплат по вкладам физических лиц в банках в соответствии с Федеральным законом от 29 июля 2004 г. N 96-ФЗ «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» <1>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2004. N 31. Ст. 3232.

 

Во вторую очередь включаются требования по выплате заработной платы гражданам, работающим по трудовому договору (в том числе выходных пособий), и по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности. Как правило, работники любого ликвидируемого юридического лица становятся наиболее незащищенными его кредиторами, и по этой причине законодатель предоставил им преимущественное удовлетворение их требований по отношению к другим требованиям (по обязательным платежам и гражданско-правовым обязательствам).

В третью очередь производятся фискальные платежи, т.е. расчеты по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды.

В четвертую очередь производятся расчеты с другими кредиторами.

Требования любых кредиторов по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, а также о взыскании неустойки (штрафа, пени), в том числе за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате обязательных платежей, удовлетворяются после удовлетворения требований кредиторов первой, второй, третьей и четвертой очередей. Ранее оговорка в отношении такого вида требований в Кодексе касалась только требований граждан к банкам, исключая их предъявление в первой очереди. Теперь законодательный пробел ликвидирован, и финансовые «санкционные» требования отнесены в последнюю очередь.

  1. Требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди. Исключение сделано только для требований кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества ликвидируемого юридического лица. Такие залоговые кредиторы имеют особое положение, которое дает им преимущества перед кредиторами соответствующей очереди.

Привилегированность залоговых кредиторов состоит в том, что их требования удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога (имущества ликвидируемого юридического лица), преимущественно перед иными кредиторами. Такого преимущества у залоговых кредиторов нет только в отношении граждан — кредиторов первой и второй очереди, чьи требования возникли до заключения соответствующего договора залога.

Не удовлетворенные за счет средств, полученных от продажи предмета залога, требования залоговых кредиторов удовлетворяются в составе требований кредиторов четвертой очереди.

С 1 сентября 2014 г. выплата денежных сумм кредиторам всех очередей ликвидируемого юридического лица производится ликвидационной комиссией в порядке указанной выше очередности, установленной данной статьей, со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса (п. 5 ст. 63 ГК). Ранее же действовало правило, что выплаты кредиторам третьей и четвертой очереди производятся по истечении одного месяца со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса (даже если кредиторов двух первых очередей нет или все выплаты им были уже осуществлены).

  1. Если имущества ликвидируемого юридического лица, которое в силу ограничений закона не может быть признано несостоятельным (банкротом), недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, имущество такого юридического лица распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально размеру их требований. Однако иное может быть установлено законом, по всей видимости, в отношении каких-то отдельных видов юридических лиц.

Если же юридическое лицо признается банкротом (см. ст. 65 ГК), то в случае недостаточности имущества такого ликвидируемого юридического лица для удовлетворения требований кредиторов ликвидационная комиссия обязана обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве такого юридического лица (п. 4 ст. 63 ГК).

В случае возбуждения дела о банкротстве юридического лица его ликвидация, осуществляемая по правилам ст. ст. 62 — 63 Кодекса, должна прекратиться и ликвидационная комиссия уведомляет об этом всех известных ей кредиторов. Требования кредиторов в этом случае рассматриваются в порядке, установленном законодательством о банкротстве (п. 3 ст. 63 ГК).

  1. Требования кредиторами предъявляются в ликвидационную комиссию в срок, который указан в публикации о начале процедуры ликвидации юридического лица. При их рассмотрении ликвидационная комиссия отражает в промежуточном ликвидационном балансе предъявленные требования и результаты их рассмотрения (т.е. в балансе должны содержаться в том числе сведения о тех требованиях, в удовлетворении которых ликвидационной комиссией отказано, а также требования, удовлетворенные вступившим в законную силу решением суда, независимо от того, были ли такие требования приняты ликвидационной комиссией (п. 2 ст. 63 ГК)).

В случае отказа ликвидационной комиссии в удовлетворении требований кредитора либо уклонения от их рассмотрения кредитор вправе до утверждения ликвидационного баланса юридического лица обратиться в суд с иском к ликвидационной комиссии.

Такие требования рассматриваются в порядке искового производства. Это значит, что кредитору, которому отказано в удовлетворении требования, по его мнению, необоснованно, следует предъявлять иск в суд об удовлетворении требования, а не об оспаривании действий ликвидационной комиссии, например по правилам гл. 24 АПК РФ <1>. Очевидно, что ответчиком должно быть само ликвидируемое юридическое лицо, так как ликвидационная комиссия действует от его имени, к ней переходят полномочия по управлению юридическим лицом, от имени юридического лица ликвидационная комиссия выступает в суде (п. 4 ст. 62 ГК).

———————————

<1> Об этом свидетельствует и сформировавшаяся судебная арбитражная практика. См., например: Определение ВАС РФ от 21 мая 2009 г. N 6063/09.

 

По решению суда требования кредитора могут быть удовлетворены за счет оставшегося имущества ликвидированного юридического лица.

  1. Поскольку ликвидация есть способ прекращения юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, постольку требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица и не удовлетворенные за счет имущества лиц, несущих субсидиарную ответственность по таким требованиям, считаются погашенными, если только ликвидируемое юридическое лицо не может быть признано несостоятельным (банкротом).

Также считаются погашенными требования, не признанные ликвидационной комиссией, если кредитор не обращался с иском в суд, и требования, в удовлетворении которых решением суда кредитору отказано.

  1. Пункт 5.2 комментируемой статьи содержит новеллу, которая устанавливает законодательное регулирование на случай обнаружения имущества ликвидированного юридического лица после исключения его из реестра. Содержащиеся в нем правила должны позволить удовлетворить требования кредиторов, оказавшиеся непогашенными в ходе ликвидации юридического лица (в том числе при его банкротстве), в случае обнаружения имущества юридического лица после его исключения из реестра. В этом случае по заявлению заинтересованного лица или уполномоченного органа, которое может быть подано в течение пяти лет с момента внесения в реестр сведений о прекращении юридического лица, суд может назначить процедуру распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право (по сути, возобновить процедуру ликвидации), назначив арбитражного управляющего, на которого возлагается обязанность распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица.

К указанному имуществу относятся также требования ликвидированного юридического лица к третьим лицам, в том числе возникшие из-за нарушения очередности удовлетворения требований кредиторов, вследствие которого заинтересованное лицо не получило исполнение в полном объеме. Это может позволить кредиторам защищать свои права в случае нарушения правил об удовлетворении их требований согласно установленной законом очередности.

При рассмотрении заявления о назначении распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица суду необходимо установить наличие средств, достаточных для осуществления данной процедуры, и возможности распределения обнаруженного имущества среди заинтересованных лиц. Только при таком условии процедура может быть назначена. Осуществляется эта процедура по правилам настоящего Кодекса о ликвидации юридических лиц.

По-видимому, арбитражный управляющий при достаточности имущества ликвидированного юридического лица для распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право, либо при наличии иного финансирования этой процедуры мог бы распределить имущество среди кредиторов, чьи требования остались неудовлетворенными при ликвидации, а при их отсутствии передать его учредителям (участникам) юридического лица (п. 8 ст. 63 ГК).

Тем не менее представляется, что требуется дополнительное регулирование в процессуальном законодательстве для рассмотрения таких заявлений.

 

Статья 64.1. Защита прав кредиторов ликвидируемого юридического лица

 

Комментарий к статье 64.1

 

  1. Правила комментируемой статьи Кодекса не являются новыми для российского гражданского права. В части определения порядка защиты прав кредитора ликвидируемого юридического лица в случае отказа от удовлетворения требований такого кредитора ликвидационной комиссией норма настоящей статьи представляет собой имплементацию в закон позиции арбитражных судов.

Пункт 2 комментируемой статьи представляет собой модель защиты прав кредитора и (или) учредителя (участника) юридического лица. Установленное указанной нормой основание ответственности может быть сформулировано как базирующееся на правилах ст. 1064 ГК РФ с определением как противоправного деяния нарушения ликвидационной комиссией обязанностей, возложенных на последнюю законом, в том числе и обязанности действовать добросовестно, которая существовала всегда как общеправовой принцип.

Соответственно, применение правил комментируемой статьи фактически возможно и допустимо независимо от момента, в который состоялось нарушение прав кредитора и (или) учредителя (участника) юридического лица, — до момента появления в Кодексе настоящей статьи или же после такового.

  1. Правила п. 1 комментируемой статьи унифицируют порядок установления обоснованности требований кредитора к ликвидируемому юридическому лицу. Достаточно длительное время практика правоприменения в некоторой степени была непоследовательной. Суды рассматривали требования кредитора юридического лица, находящегося в стадии ликвидации, как заявленные к ликвидационной комиссии, без достаточного к тому основания наделяя таковую некоторыми признаками правосубъектности, при этом зачастую кредиторы заявляли такие требования в формате «обжалования отказа ликвидационной комиссии», что придавало судебному процессу некоторый публично-правовой оттенок в связи с иллюзорной схожестью «литературного» наименования сугубо частноправового требования с требованием, рассматриваемым в порядке производства по делам из административных и иных публичных правоотношений (требования о признании незаконными действий и решений органов публичной власти). Законодатель обоснованно посчитал необходимым однозначно показать гражданско-правовую, исковую природу требований кредитора, а также исключить возможность предъявления требований к представителю, коим без сомнения с изменением подхода к определению правовой природы исполнительных органов юридического лица (см. комментарий к ст. 53 ГК) стала ликвидационная комиссия.
  2. Пункт 1 комментируемой статьи не устанавливает самостоятельного способа защиты прав, но скорее носит «разъяснительный» характер. Смысл нормы сводится к тому, что кредитору, требования которого не были признаны ликвидационной комиссией, следует прибегнуть к установленным законом способам защиты гражданских прав так, как если бы процедура ликвидации не имела места, и уже суд оценивает, действительно ли существует требование кредитора и каков его объем. Подобный вывод представляется важным, поскольку исключает возражение должника против требований кредитора, заявленных в ситуации неосведомленности последнего о начале процедуры ликвидации и необходимости рассмотрения таких требований в некоем особом порядке. Никакого особого судебного порядка рассмотрения требований кредитора к юридическому лицу, находящемуся в стадии ликвидации, никогда не существовало.

Как представляется, основания для квалификации предъявления требований кредиторами при реализации правил ст. 63 ГК РФ как претензионного порядка, предусмотренного законом (ч. 5 ст. 4 АПК), отсутствуют, что устраняет процессуальные препятствия к заявлению требований к ликвидируемому юридическому лицу в общем порядке.

Подтверждение требований кредитора судом приводит к возникновению обязанности ликвидационной комиссии учитывать такие требования при расчете со всеми прочими кредиторами.

  1. Правила п. 1 применяются и в случае частичного отказа в удовлетворении требований кредитора.
  2. Возможность судебной защиты прав кредитора ограничена установленным п. 1 комментируемой статьи сроком, — обращение в суд должно предшествовать дате утверждения ликвидационного баланса. Установленный срок не может быть прерван, восстановлен, он истекает в момент утверждения ликвидационного баланса.

Прибегнув к принципу Jura scripta vigilantibus sunt <1>, законодатель фактически вводит фикцию отказа кредитора от принадлежащего ему права: поскольку процедура ликвидации в известной степени публична, а кредитор, подчиняющийся презумпции осведомленности о такой процедуре, в суд не обратился, значит, интерес в реализации права отсутствует. Неосмотрительному кредитору в удовлетворении требований должно быть отказано исключительно по мотиву пропуска установленного срока.

———————————

<1> Закон написан для бодрствующих.

 

Правовая природа установленного срока представляется неочевидной, вместе с тем видится, что данный срок является пресекательным по отношению именно к праву на судебное преследование должника, но не по отношению к праву требования к такому должнику. Подобный подход, его квалификация допускают правомерное удовлетворение требований «опоздавшего» кредитора ликвидационной комиссией, если таким удовлетворением не будут нарушены права кредиторов и учредителей (участников) юридического лица. Как представляется, в случае, если рачительные кредиторы удовлетворены, было бы нелепо отказывать в стремлении исполнить обязанности ликвидационной комиссии с согласия учредителей (участников) юридического лица до момента завершения ликвидации.

  1. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает основания ответственности за нарушение членами ликвидационной комиссии обязанности действовать добросовестно и разумно в интересах ликвидируемого юридического лица, а также его кредиторов (см. комментарий к п. 4 ст. 62 ГК).

Несмотря на противоречивость интересов учредителей (участников) (получение ликвидационной квоты) и кредиторов такого юридического лица (удовлетворение требований), единство способа удовлетворения таких интересов позволило объединить соответствующие правила в единую норму п. 2 комментируемой статьи.

Способ удовлетворения интересов кредиторов и учредителей (участников) один — ликвидационная комиссия при исполнении своих обязанностей может и должна выявить все имущество юридического лица (актив), определить обоснованный объем долгов юридического лица (пассив) и за счет действительного полного объема активов юридического лица осуществить погашение требований кредиторов, а оставшееся имущество — передать учредителям (участникам) в качестве ликвидационной квоты или же распорядиться таким имуществом иным способом, установленным законом. Искажение действительного имущественного положения юридического лица за счет неполного выявления имущества юридического лица, включения в состав долгов юридического лица необоснованных сумм претензий неизбежно приведет к умалению прав кредиторов на получение удовлетворения требований, уменьшит размер ликвидационной квоты, причитающейся учредителям (участникам) юридического лица.

Не вызывает сомнения то обстоятельство, что члены ликвидационной комиссии относятся к категории лиц, которые уполномочены выступать от имени юридического лица, что допускает применение при определении оснований ответственности членов ликвидационной комиссии соответствующих правил (см. комментарий к ст. 53.1 ГК) в полном объеме с учетом существа обязанностей, возложенных на ликвидационную комиссию в соответствии с законом, на что прямо указано в п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», принятого еще до появления соответствующих прав в тексте ГК РФ.

  1. Ответственность нескольких лиц, входящих в состав ликвидационной комиссии, определяется по тем же основаниям, что и ответственность членов коллегиального органа юридического лица. Такая ответственность является солидарной, если иное не вытекает из правил п. 2 ст. 53.1 ГК РФ.
  2. Противоправное деяние — это, пожалуй, единственное, что отличает основания ответственности ликвидационной комиссии за нарушение обязанности действовать разумно и добросовестно от оснований исполнительных органов и иных лиц, указанных в ст. 53.1 ГК РФ.

Деяние в контексте комментируемой статьи заключается в ненадлежащем исполнении обязанностей, возложенных на ликвидационную комиссию законом, в том числе прямое нарушение обязанностей или же неосмотрительное, неразумное поведение при исполнении соответствующей функции. В частности, следует учитывать, что процедура ликвидации юридического лица не преследует цели ведения предпринимательской деятельности, получения дохода. Главная цель — удовлетворение требований кредиторов, для чего и предоставляются права, связанные с «управлением» ликвидируемым юридическим лицом. Ликвидационная комиссия не должна и ни при каких обстоятельствах не может осуществлять предпринимательскую деятельность, поскольку это не только противоречит существу процедуры ликвидации юридического лица, но и влечет принятие таким лицом на себя новых рисков, которые могут увеличить долговую массу. Все действия членов ликвидационной комиссии должны быть направлены исключительно на формирование и подтверждение действительного состава активов и пассивов юридического лица, а именно — на максимально возможное получение причитающегося юридическому лицу от должников, определение действительного размера долгов юридического лица, с тем чтобы требования исключительно действительных кредиторов юридического лица были погашены за счет полного объема имущества юридического лица, а остатки имущества распределены в соответствии с законом.

Соответственно, любые действия ликвидационной комиссии, противоречащие целям процедуры ликвидации либо приведшие к признанию и удовлетворению необоснованных требований или неполучению причитающегося имущества, последствием чего стало уменьшение имущественной массы юридического лица, являются основанием для привлечения членов ликвидационной комиссии к гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков.

Размер убытков по требованию кредитора определяется как положительная разность между суммой, фактически полученной кредитором при удовлетворении требований, и суммой, которую последний мог бы получить, если бы нарушение обязанностей ликвидационной комиссии не имело места. Размер убытков по требованию учредителя (участника) ликвидируемого юридического лица определяется как положительная разность между полученной ликвидационной квотой и ликвидационной квотой, которую учредитель (участник) мог бы получить, если бы нарушение не имело места. Например, во всех случаях ликвидационная квота, состав имущества, которое может быть направлено на удовлетворение требований кредиторов, уменьшится, если ликвидационная комиссия продолжит ведение предпринимательской деятельности и получит от нее убыток, если в состав задолженности будут включены и погашены необоснованные требования кредиторов, а также если в состав имущества не будут включены права требования.

 

Статья 64.2. Прекращение недействующего юридического лица

 

Комментарий к статье 64.2

 

Несмотря на то что законоположения, содержащиеся в комментируемой статье, являются новеллами ГК РФ, само понятие «недействующее юридическое лицо», а также административный порядок прекращения юридических лиц (исключения их из Единого государственного реестра юридических лиц) появились в российском законодательстве еще в 2005 г., когда Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» был дополнен положениями об исключении недействующих юридических лиц, прекративших свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа (Федеральный закон от 2 июля 2005 г. N 83-ФЗ <1>).

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2005. N 27. Ст. 2722.

 

Согласно ст. 21.1 Закона о регистрации юридических лиц юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (недействующее юридическое лицо) и может быть исключено из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

Механизм исключения недействующих юридических лиц из реестра выглядит следующим образом: сначала регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, которое должно быть опубликовано в трехдневный срок с момента его принятия в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, с указанием сведений о порядке и сроках направления заявлений самим недействующим юридическим лицом, его кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. При наличии таких заявлений, направленных в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении, регистрирующий орган не принимает решения об исключении недействующего юридического лица, каковое может быть в дальнейшем ликвидировано в общем порядке, предусмотренном законодательством. В остальных случаях по истечении соответствующего срока (при отсутствии заявлений заинтересованных лиц) регистрирующий орган исключает недействующее юридическое лицо из ЕГРЮЛ путем внесения в реестр соответствующей записи.

В дальнейшем исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из реестра, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав. Все споры, связанные с исключением из ЕГРЮЛ недействующих организаций, рассматриваются арбитражными судами (п. п. 7 — 9 ст. 22 Закона о регистрации юридических лиц).

  1. В связи с закреплением в законодательстве административного (внесудебного) порядка исключения недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ Президиумом ВАС РФ были даны разъяснения, согласно которым при рассмотрении вопроса о принятии заявления налогового органа о принудительной ликвидации юридического лица в судебном порядке или о признании юридического лица банкротом арбитражные суды должны проверять, не является ли соответствующее юридическое лицо недействующим и проводилась ли в отношении этого юридического лица процедура его исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. При этом судам предлагалось учитывать, что налоговым органом, обращающимся в суд с заявлением о ликвидации либо о банкротстве юридического лица, должны быть представлены доказательства невозможности применения к нему административного порядка прекращения недействующего юридического лица (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17 января 2006 г. N 100 <1>).

———————————

<1> Вестник ВАС РФ. 2006. N 4. С. 78.

 

При поступлении в арбитражный суд заявления налогового органа о принудительной ликвидации или о признании банкротом юридического лица, отвечающего признакам недействующего юридического лица, такое заявление возвращается арбитражным судом заявителю без рассмотрения, за исключением случаев, когда решение об исключении недействующего юридического лица из реестра не могло быть признано недействительным в судебном порядке. Если же названные обстоятельства выясняются в процессе производства по делу о судебной ликвидации или банкротстве юридического лица, то производство по такому делу подлежит прекращению.

  1. Казалось бы, в связи с закреплением в законодательстве внесудебного порядка исключения из ЕГРЮЛ недействующих организаций по решению регистрирующего органа наконец-то были созданы необходимые условия для решения задачи очистки реестра от недействующих юридических лиц наиболее простым и наименее затратным для государства способом. Однако, как свидетельствовала судебная практика, налоговые (регистрирующие, уполномоченные по делам о банкротстве) органы вместо планомерной работы по исключению из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц по-прежнему передавали на рассмотрение арбитражных судов многие тысячи заявлений о судебной ликвидации и о банкротстве недействующих организаций, видимо, предпочитая решению проблем очистки реестра освоение выделяемых им бюджетных средств на цели банкротства отсутствующих должников.

Невозможность же применения к указанным юридическим лицам административной процедуры исключения из реестра должностные лица налоговых органов нередко объясняли наличием у них какой-либо задолженности по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, несмотря на то, что в подавляющем большинстве случаев никаких перспектив получить хотя бы часть задолженности в ходе процедур судебной ликвидации или банкротства таких должников не имелось. Более того, при этом на бюджет возлагались немалые дополнительные расходы на осуществление судебной ликвидации или банкротства недействующих юридических лиц.

  1. В целях формирования единой судебной практики, связанной с применением как законоположений об административном (внесудебном) порядке исключения недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ, так и правовых норм о судебной ликвидации и банкротстве отсутствующих должников, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ на заседании, состоявшемся 20 декабря 2006 г., принял Постановление N 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц». Указанное Постановление в основном посвящено решению рассматриваемой проблемы — определению оптимального соотношения норм об исключении из реестра недействующих юридических лиц и правил о судебной ликвидации и банкротстве юридических лиц, применяемых в практике арбитражных судов.

В вышеназванном Постановлении внимание арбитражных судов обращается прежде всего на то, что административный (внесудебный) порядок исключения из ЕГРЮЛ недействующих организаций представляет собой специальное основание прекращения соответствующих юридических лиц, никак не связанное с ликвидацией последних. Поэтому нормы гражданского законодательства о ликвидации юридических лиц, в частности п. 4 ст. 61 ГК, предусматривающий, что при недостаточности имущества юридического лица для удовлетворения требований всех кредиторов такое юридическое лицо может быть ликвидировано лишь путем признания его банкротом, не подлежат применению к отношениям, связанным с исключением из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц.

В связи с изложенным исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ во внесудебном порядке по решению регистрирующего органа может осуществляться и в том случае, когда указанное юридическое лицо имеет задолженность по налогам, сборам, пеням и финансовым санкциям перед бюджетами разных уровней. Решение вопроса о целесообразности процедуры исключения недействующего юридического лица из реестра или обращения в арбитражный суд с заявлением о его признании банкротом (при условии наличия достаточной вероятности погашения в деле о банкротстве задолженности по обязательным платежам) относится к компетенции уполномоченных государственных органов (регистрирующих или уполномоченных по делам о банкротстве).

  1. Пленум ВАС РФ рекомендовал арбитражным судам на стадии рассмотрения вопроса о принятии заявления налогового органа (в качестве соответственно регистрирующего органа или органа, уполномоченного по делам о банкротстве) о принудительной ликвидации юридического лица или о признании его банкротом выяснять, не является ли указанное юридическое лицо недействующей организацией, в отношении которой должна быть проведена процедура исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Во всяком случае, налоговый орган, обращающийся в арбитражный суд с заявлением о ликвидации или банкротстве недействующей организации, должен представить доказательства, подтверждающие невозможность исключения ее из реестра во внесудебном порядке (например, получение заявлений ее кредиторов после опубликования предварительного решения об исключении ее из реестра).

Заявление налогового органа о принудительной ликвидации или признании банкротом организации, имеющей признаки недействующего юридического лица, по общему правилу не может служить основанием для возбуждения соответствующих судебных дел и подлежит возвращению заявителю, а при выяснении указанных обстоятельств после возбуждения дела производство по данному делу подлежит прекращению. Исключение составляют лишь те случаи, когда в связи с публикацией решения регистрирующего органа о предстоящем исключении соответствующего юридического лица из ЕГРЮЛ в регистрирующий орган поступили возражения от самого юридического лица, его кредиторов или иных заинтересованных лиц либо решение регистрирующего органа об исключении юридического лица из реестра признано недействительным в судебном порядке.

  1. Принимая во внимание, что в соответствии с п. 3 ст. 59 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в случае отсутствия у должника средств, достаточных для погашения судебных расходов (в том числе расходов на уплату госпошлины, на опубликование сведений по делу о банкротстве, на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и т.п.), соответствующие расходы относятся на заявителя, инициировавшего дело о банкротстве. Пленум разъяснил, что одновременно с обращением в арбитражный суд с заявлением о банкротстве отсутствующего должника уполномоченный орган должен представить доказательства, обосновывающие вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве, а также должна быть погашена задолженность (хотя бы частично) по обязательным платежам и денежным обязательствам перед государством.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. N 67 очерчен примерный круг таких доказательств: сведения, полученные от компетентных органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и учет транспортных средств (по месту нахождения должника); документы, связанные с действиями налоговых органов или службы судебных приставов-исполнителей по поиску имущества должника, на которое может быть обращено взыскание в порядке исполнительного производства; доказательства, подтверждающие наличие у должника прав на имущество, не оформленных в установленном порядке (при наличии возможности оформить указанные права в рамках процедуры банкротства); документы, свидетельствующие о вероятности поступления в конкурсную массу имущества должника (в случае его признания банкротом) вследствие привлечения конкурсным управляющим к ответственности лиц, несущих субсидиарную ответственность по обязательствам должника, или применения последствий недействительности сделок, совершенных должником.

В случае непредставления доказательств, обосновывающих вероятность обнаружения имущества должника, за счет которого могут быть покрыты судебные расходы и хотя бы частично погашена задолженность по обязательным платежам и денежным обязательствам перед государством, заявление уполномоченного органа о признании отсутствующего должника банкротом подлежит возвращению арбитражным судом без рассмотрения. При этих условиях соответствующее юридическое лицо может быть прекращено путем его исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

  1. После принятия арбитражным судом заявления уполномоченного органа о признании должника — юридического лица, обладающего признаками недействующей организации, банкротом (возбуждения производства по делу о банкротстве отсутствующего должника) арбитражный суд должен проверить, являются ли требования уполномоченного органа законными и обоснованными, не утрачена ли возможность принудительного взыскания задолженности по обязательным платежам в бюджет в установленном законодательством порядке (например, в связи с пропуском срока давности по ее взысканию), с учетом того, что бремя доказывания названных обстоятельств лежит на уполномоченном органе.

При выявлении названных обстоятельств, а также в случае, когда устанавливается недостаточность имущества должника для покрытия расходов по делу о банкротстве, при условии, что в рамках этого дела отсутствуют заявления иных кредиторов, выразивших готовность нести расходы по делу о банкротстве, производство по делу о банкротстве подлежит прекращению, а соответствующее юридическое лицо может быть исключено из реестра по решению регистрирующего органа в административном (внесудебном) порядке.

Принимая во внимание, что сам факт наличия задолженности перед бюджетом не является препятствием для применения к должнику процедуры исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, одним из самостоятельных оснований возвращения арбитражным судом заявления уполномоченного органа о признании отсутствующего должника банкротом может служить то обстоятельство, что сумма, которую необходимо будет затратить на осуществление судебной процедуры банкротства отсутствующего должника за счет средств федерального бюджета, в итоге превысит размер требований уполномоченного органа к должнику при отсутствии возможности возмещения указанных расходов за счет имущества должника.

  1. И наконец, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. N 67 разъясняется, что в тех случаях, когда по заявлению уполномоченного органа о банкротстве недействующего юридического лица (в качестве отсутствующего должника) арбитражный суд возбуждает производство по делу, которое в дальнейшем он вынужден прекратить в связи с наличием обстоятельств, указанных в данном Постановлении, понесенные по делу о банкротстве расходы (до прекращения производства по делу) должны возмещаться за счет средств, выделенных на финансирование деятельности соответствующего уполномоченного органа.
  2. Как указано в п. 2 комментируемой статьи, в случае исключения юридического лица из ЕГРЮЛ, применяются правовые последствия, предусмотренные ГК РФ и другими федеральными законами в отношении ликвидированных юридических лиц.

Данное обстоятельство означает, что в момент внесения записи об исключении соответствующего юридического лица из реестра прекращается его правоспособность (п. 3 ст. 49 ГК). Другое правовое последствие состоит в том, что исключение юридического лица из реестра влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (п. 1 ст. 61 ГК).

10. Вместе с тем законоположение, содержащееся в п. 3 комментируемой статьи, устанавливает, что сам факт исключения юридического лица из ЕГРЮЛ не является препятствием для привлечения к ответственности лиц, указанных в ст. 53.1 ГК РФ. Речь идет о лицах, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочены выступать от имени соответствующего юридического лица, членов его коллегиальных органов, а также о лицах, имевших фактическую возможность определять действия соответствующего юридического лица.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code