Статья 60. Гарантии прав кредиторов реорганизуемого юридического лица

Комментарий к статье 60 ГК РФ

 

  1. Как уже отмечалось, большая часть норм о реорганизации юридических лиц, содержащихся в ГК РФ, нацелена на обеспечение прав и законных интересов кредиторов. Угроза нарушения их прав и интересов особенно велика в случаях разделения или выделения, поскольку передаточный акт может в силу ряда причин не содержать положений о правопреемстве в отношении конкретного обязательства (обязательств). Необходимо также заметить, что использование той или иной формы реорганизации юридического лица вне зависимости от положений о правопреемстве может существенным образом повлиять на интересы кредиторов. Так, преобразование унитарного предприятия в соответствии со ст. 34 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» в государственное или муниципальное учреждение влечет существенное изменение имущественной ответственности юридического лица. Учреждение, как известно, отвечает по своим обязательствам не всем своим имуществом, кроме того, такое преобразование сопряжено для кредиторов также с трудностями привлечения к субсидиарной ответственности собственника имущества вновь созданного учреждения.

В этой связи законодатель закрепляет специальные гарантии прав и интересов кредиторов, состоящие в публичном сообщении о начале реорганизации и в предоставлении кредиторам ряда прав: потребовать досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, в том числе в определенных случаях за счет лиц, имеющих фактическую возможность определять действия реорганизованных юридических лиц, членов их коллегиальных органов и лица, уполномоченного выступать от имени реорганизованного юридического лица.

Тем кредиторам реорганизованных юридических лиц, которые пострадали в результате недобросовестного распределения активов и обязательств или в результате невозможности определить правопреемника на основе передаточного акта, предоставляется возможность привлечь к солидарной ответственности по обязательству реорганизованное юридическое лицо и созданных в результате реорганизации юридические лиц.

  1. В течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации юридическое лицо обязано уведомить в письменной форме уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, о начале процедуры реорганизации с указанием формы реорганизации. В результате такого уведомления в Едином государственном реестре юридических лиц появляются сведения об особом состоянии юридического лица (лиц) — запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации. При надлежащем обеспечении принципа публичной достоверности реестра процедура уведомления способна в достаточной степени гарантировать права и интересы всех кредиторов реорганизуемого юридического лица (лиц).

Порядок уведомления регистрирующего органа определяется ст. 13.1 Закона о регистрации юридических лиц.

  1. В первоначальной редакции комментируемой статьи содержалось правило о том, что учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица. Кроме того, если разделительный баланс не давал возможность определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несли солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами. Однако эти правила были существенно изменены Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. N 315-ФЗ, в результате чего баланс интересов кредиторов и реорганизуемого юридического лица сместился не в пользу кредиторов. Этот просчет законодатель исправил в рамках модернизации ГК РФ, изложив согласно Федеральному закону от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ комментируемую статью полностью в новой редакции.

Во-первых, в обновленной редакции настоящей статьи четко определены правила «опубличивания» информации о реорганизации. Реорганизуемое юридическое лицо после внесения в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации дважды с периодичностью один раз в месяц размещает в средствах массовой информации, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, уведомление о своей реорганизации. Законом может быть также предусмотрена обязанность реорганизуемого юридического лица уведомить в письменной форме кредиторов о своей реорганизации. Следует отметить, что действующая редакция ст. 13.1 Закона о регистрации юридических лиц такую обязанность по непосредственному уведомлению каждого кредитора содержит: реорганизуемое юридическое лицо в течение пяти рабочих дней после даты направления уведомления о начале процедуры реорганизации в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в письменной форме уведомляет известных ему кредиторов о начале реорганизации, если иное не предусмотрено федеральными законами. Представляется, что приведенное правило ст. 13.1 Закона о регистрации юридических лиц следует рассматривать как предусмотренный законом случай обязательности персонального уведомления кредиторов, а не как норму, вступившую в противоречие с комментируемой статьей.

Во-вторых, п. 2 комментируемой статьи более взвешенно регулирует процедуры реализации гарантий кредиторов: кредитор юридического лица вправе потребовать в судебном порядке досрочного исполнения соответствующего обязательства должником, а при невозможности досрочного исполнения — прекращения обязательства и возмещения связанных с этим убытков, за исключением случаев, установленных законом или соглашением кредитора с реорганизуемым юридическим лицом. Следовательно, в случаях, когда обращение кредитора к ликвидационной комиссии (ликвидатору) с требованием о досрочном исполнении или прекращении обязательства не было рассмотрено или не возымело действия, кредитор должен обратиться в суд с иском о понуждении к исполнению обязательства или о прекращении обязательства на основании комментируемой статьи. Впрочем, кредитор вправе обратиться в суд непосредственно, главное, чтобы в любом случае заявление кредитора поступило в суд не позднее чем в течение 30 дней после даты опубликования последнего уведомления о реорганизации юридического лица.

Обращение кредитора с указанными требованиями в суд не приостанавливает процедуру реорганизации, следовательно, требование кредитора должно быть рассмотрено и удовлетворено в достаточной степени быстро, с тем чтобы оно могло быть исполнено до завершения реорганизации (абз. 4 п. 2 комментируемой статьи).

Отказ кредитору в удовлетворении заявленного требования может быть обоснован тем, что такой кредитор имеет обеспечение, признаваемое достаточным в соответствии с п. 4 комментируемой статьи.

В-третьих, невыполнение требования кредитора о досрочном исполнении или прекращении обязательства вопреки судебному решению хотя и не приостанавливает реорганизацию, тем не менее влечет серьезные негативные последствия. Кредитор, не получивший исполнения или не получивший достаточного обеспечения, а равно кредитор, которому не возмещены все его убытки, привлекает к солидарной ответственности следующих лиц:

— реорганизуемое юридическое лицо (в случае выделения);

— юридических лиц, созданных в результате реорганизации;

— лиц, имеющих фактическую возможность определять действия реорганизованных юридических лиц;

— членов коллегиальных органов реорганизованных юридических лиц;

— лицо, уполномоченное выступать от имени реорганизованного юридического лица.

Лица, имеющие фактическую возможность определять действия реорганизованных юридических лиц, члены их коллегиальных органов и лицо, уполномоченное выступать от имени реорганизованного юридического лица, могут быть привлечены к ответственности перед кредитором только в случаях, если они своими действиями (бездействием) способствовали возникновению у кредитора убытков, связанных с реорганизацией.

4. Как уже отмечалось в комментарии к ст. 57 ГК РФ, специальные правила о реорганизации кредитных, страховых, клиринговых организаций, специализированных финансовых обществ, специализированных обществ проектного финансирования, профессиональных участников рынка ценных бумаг, акционерных инвестиционных фондов, управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов, негосударственных пенсионных фондов и иных некредитных финансовых организаций, акционерных обществ работников (народных предприятий) определяются законами, регулирующими деятельность таких организаций.

 

Статья 60.1. Последствия признания недействительным решения о реорганизации юридического лица

 

Комментарий к статье 60.1

 

  1. В комментируемой статье впервые сконцентрированы на уровне ГК РФ общие правила противодействия незаконной реорганизации, ранее разбросанные по специальным законам (например, п. 7 ст. 15 Закона об акционерных обществах, ст. 50 Налогового кодекса РФ), а также еще с 90-х гг. выработанные судебной практикой как ответ на общественную потребность общества (см., например, п. 10 информационного письма ВАС РФ от 10 декабря 1992 г. N 13/ОП-357 «О разрешении споров, связанных с учреждением, реорганизацией и ликвидацией предприятий», п. 6 Постановления Пленума ВС N 2 и Пленума ВАС РФ N 1 от 28 февраля 1995 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Как отмечалось в п. 3 Введения к Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, «многочисленные, в том числе серьезные, экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких как… создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц…».

Речь идет прежде всего о такой реорганизации, которая направлена на достижение противоправных целей, как-то: уклонение от уплаты налогов и исполнение гражданско-правовых обязательств, а также вступивших в законную силу решений судов, «увод» имущества в «личное» пользование, лишение партнеров по управлению юридическими лицами корпоративного контроля и т.п.

В связи с тем что после признания судом реорганизации недействительной возникает множество сложных правовых проблем, связанных с «судьбами» появившихся в результате реорганизации юридических лиц, сделок, совершенных правопреемниками реорганизованного лица, с отношениями участников, собственников имущества, кредиторов, работников, перед законодателем встала дилемма: развертывать ли «клубок противоречий», возникших в результате признанной судом недействительной реорганизации, в обратную сторону (признавая юридическую недействительность всех результатов реорганизации) или в целях стабильности оборота оставить все так, как есть, предусмотрев достаточно «суровые» гражданско-правовые меры воздействия на лиц, «виновных» в реорганизации.

Законодатель выбрал второй путь, предпочтя солидарность ответственности виновных лиц как принцип последствий недействительности решения о реорганизации той правовой «неразберихи», которая непременно возникла бы в случае ликвидации созданных в результате реорганизации юридических лиц и наложения печати «подозрительности» на все совершенные им сделки.

В судебной практике к решениям о реорганизации, которые могут быть оспорены, относятся: решения общего собрания участников, решения налоговой инспекции, запись в Едином государственном реестре юридических лиц о прекращении деятельности юридического лица <1>, решения уполномоченного государственного или муниципального органа о реорганизации унитарного предприятия <2>.

———————————

<1> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 24 мая 2012 г. N 17037/11.

<2> См., например: Определение ВАС РФ от 27 ноября 2013 г. N ВАС-16518/13.

 

С учетом положений п. 2 комментируемой статьи, запрещающих ликвидацию вновь образованных юридических лиц, можно сделать следующий вывод: оспаривание решений, касающихся любых записей в ЕГРЮЛ (о прекращении деятельности реорганизуемого юридического лица, о создании в результате реорганизации нового юридического лица — правопреемника и т.п.), не только нецелесообразно, но и противоречит закону. К примеру, если будут признаны недействительными решение налоговой инспекции и запись в Едином государственном реестре юридических лиц о прекращении деятельности реорганизованного юридического лица, а его правопреемник продолжит свое существование (аннулировать запись о нем в ЕГРЮЛ нельзя, так как это будет означать его ликвидацию), возникнет тупиковая правовая ситуация.

Таким образом, под решениями о реорганизации, которые могут быть признаны недействительными, следует понимать соответствующие решения тех органов юридических лиц и учредителей, которые компетентны в соответствии с нормами законов и учредительными документами принимать решения о реорганизации. К таковым относятся:

— для корпораций — решения общих собраний — ст. 65.3 ГК;

— для унитарных предприятий — решение (распоряжение, приказ и т.п.) уполномоченного собственником имущества государственного или муниципального органа;

— для всех остальных — решение учредителей либо единоличного или коллегиального органа управления.

Что касается субъектов оспаривания, то для корпоративных юридических лиц таким субъектом является участник. Для других юридических лиц — прежде всего учредитель (если решение о реорганизации было принято органом управления юридического лица), а также органы, защищающие публичные интересы и имеющие право на такое оспаривание в соответствии с законом (так называемые процессуальные истцы — прокуроры, органы государственной власти и управления, осуществляющие надзорные функции в том или ином сегменте гражданского оборота).

Поскольку в комментируемой статье не установлен пресекательный характер трехмесячного срока, срок оспаривания установлен для обращения с иском в суд, соответственно, этот срок является сокращенным сроком исковой давности, к которому применяются все положения о порядке исчисления срока исковой давности: начале и окончании, перерыве и восстановлении и т.п.

Началом течения срока является дата внесения в ЕГРЮЛ записи о начале реорганизации (п. 1 ст. 60 ГК). Однако если, к примеру, участник юридического лица узнал об этой записи более чем через три месяца после ее внесения пропущенный срок может быть восстановлен судом.

  1. Положение п. 2 комментируемой статьи является ключевым в современной законодательной конструкции признания реорганизации недействительной: с целью поддержания стабильности гражданского оборота созданное в результате реорганизации юридическое лицо (лица) не ликвидируется, а сделки, им совершенные, не аннулируются — не признаются недействительными лишь только потому, что реорганизация была проведена незаконно.

Положение п. 2 находится в общем русле защиты прав добросовестных участников гражданского оборота, выработанном применительно к приобретателям еще в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева», в котором сказано: «…осуществляя в соответствии со статьями 71 (пункты «в» и «о») и 76 Конституции Российской Федерации регулирование оснований возникновения и прекращения права собственности и других вещных прав, договорных и иных обязательств, оснований и последствий недействительности сделок, федеральный законодатель должен предусматривать такие способы и механизмы реализации имущественных прав, которые обеспечивали бы защиту не только собственникам, но и добросовестным приобретателям как участникам гражданского оборота» (п. 2).

  1. В п. 3 комментируемой статьи содержится важное положение, касающееся пусть и достаточно редко встречающихся, но сложных случаев, когда «устроители» реорганизации были «пойманы» на полпути. Дело в том, что в зависимости от формы реорганизации этот процесс может быть достаточно длительным и в какой-то мере ступенчатым (поэтапным). На каждом этапе происходит реорганизация юридического лица в той или иной форме (например, на базе структурного подразделения выделяется новое юридическое лицо, а план реорганизации предусматривает присоединение одного юридического лица к другому).

Если руководствоваться приведенным примером, то п. 3 комментируемой статьи регулирует ситуацию, когда после регистрации выделившегося юридического лица все решение о реорганизации признано судом недействительным. В этом случае процесс реорганизации останавливается, но новое (выделенное) юридическое лицо по общему правилу не ликвидируется (сохраняется) и является правопреемником реорганизованного лица в той части, которая определена передаточным актом.

  1. Установив (принципиально), что решение проблемы последствий незаконной реорганизации юридического лица лежит вне плоскости полного восстановления положения, существовавшего до реорганизации (сохраняется «статус-кво» на момент принятия решения о недействительности реорганизации), законодатель сделал ставку на защиту прав пострадавших от реорганизации лиц путем использования такого универсального гражданско-правового способа, как возмещение убытков.

При этом законодатель предусмотрел серьезные гарантии высокой степени неотвратимости наказания:

— определил широкий круг лиц, имеющих право на возмещение убытков. Это те участники реорганизованного юридического лица, которые были против реорганизации, и все кредиторы такого лица;

— определил широкий круг отвечающих лиц. Это: а) лица, принимавшие решение о реорганизации (учредители, участники, собственники имущества, единоличные органы управления) — при наличии признака недобросовестности, а точнее — злонамеренности; б) созданные в результате реорганизации юридические лица безотносительно вины, объема перешедших прав и обязанностей; в) члены коллегиального органа, принявшего решение о реорганизации и голосовавшие за такое решение;

— установил солидарность ответственности виновников незаконной реорганизации.

 

Статья 60.2. Признание реорганизации корпорации несостоявшейся

 

Комментарий к статье 60.2

 

  1. Положения комментируемой статьи продолжают «тему» последствий незаконной реорганизации, начатую в ст. 60.1 ГК РФ, устанавливая при этом ограниченный круг реорганизованных юридических лиц и лиц, имеющих право на обращение в суд, специфические условия правонарушения, особый предмет требования, принципиально другие (более тяжелые) последствия. В этом смысле нормы комментируемой статьи можно назвать (по аналогии с законами) специальными относительно общих норм предыдущей статьи.

Реорганизованные юридические лица — только корпорации, т.е. юридические лица, основанные на праве участия (членстве) (ст. 65.1 ГК).

Субъекты права на защиту — только участники корпорации (без исключений), воля которых против реорганизации выражена прямо (голосовали против) либо косвенно (о собрании извещены, но не участвовали либо не извещались вообще).

Одно из условий правонарушения — это когда решение о реорганизации фальсифицировано (подделано). Форма подлога всегда будет документальной — в протоколе общего собрания указано, что решение о реорганизации принято таким-то количеством участников, но либо такой вопрос на собрании не обсуждался, либо не было кворума, либо число голосовавших за принятие решения о реорганизации не соответствовало указанному в протоколе или было менее, чем требовалось в соответствии с законом или уставом.

Предмет требований — признание реорганизации несостоявшейся. В определенном смысле такая форма делегитимизации реорганизации «тяжелее», чем признание недействительным решения о реорганизации. Ведь в последнем случае речь идет о том, что реорганизация была (состоялась), но недействительно само юридическое действие, тогда как в комментируемой ситуации законодатель признает, что вообще не было не действия, ни поступка, ни акта, ни сделки.

Последствия (принципиально) — это восстановление положения, существовавшего до реорганизации в части правоспособности реорганизованного юридического лица.

Почему законодатель, так «деликатно» относящийся к незаконной реорганизации в общих случаях (см. ст. 60.1 ГК) в целях сохранения стабильности гражданского оборота, так жестко требует восстановления статус-кво для реорганизованных корпораций. Причина этого определяется тяжестью правонарушения, совершенного в форме подлога (злонамеренной реорганизации), и кроется в особых, имеющих существенное значение для имущественного оборота, корпоративных отношениях. Ведь участие в юридическом лице — это прежде всего инвестиция, и злонамеренная реорганизация направлена в основном на обман бизнес-партнеров, на хищение материальных благ, вложенных ими в дело, либо тех, которые они рассчитывают получить в результате вложения (дивиденды, маржа в результате продажи и проч.).

  1. В качестве последствий злонамеренной (подложной) реорганизации законодатель называет:

1) восстановление реорганизованных (существовавших до реорганизации) юридических лиц и ликвидацию вновь созданных (в процессе реорганизации) юридических лиц. Производится это путем внесения соответствующих записей в ЕГРЮЛ, поэтому в предмет требований о признании реорганизации корпорации несостоявшейся рекомендуется включать требование о внесении соответствующих записей;

2) сохранение как действительных только тех сделок юридических лиц, которые созданы в результате реорганизации, контрагенты по которым смогут доказать свою добросовестность (им не было известно, что реорганизация подложная). Если указанное обстоятельство доказывается, восстановленное юридическое лицо приобретает права и обязанности солидарного кредитора и должника в этих сделках (имеется в виду солидарность с добросовестными участниками сделок);

3) признание прав и обязанностей, перешедших к созданным в результате реорганизации юридическим лицам, несостоявшимися (возвращаются восстановленному юридическому лицу), за исключением исполнения, произведенного добросовестно считавшим кредитора правопреемником первоначального кредитора. В случае если получатель исполнения знал о подложности реорганизации, а исполнение было произведено за счет имущества одного из лиц, участвовавших в реорганизации (например, при присоединении, слиянии, выделении), применяются правила о неосновательном обогащении, т.е. восстановленное юридическое лицо, за счет средств которого было произведено исполнение, может требовать возврата имущества и от получателя, и от другого восстановленного юридического лица);

4) восстановление прав на доли участия в восстановленном юридическом лице в том размере, в котором участники владели до реорганизации. Если же в результате реорганизации участники сменились, то после признания ее несостоявшейся участник, утративший долю, может требовать ее возврата от новых участников (см. ст. 65.2 ГК).

Таким образом, признание злонамеренной реорганизации корпорации несостоявшейся влечет достаточно полное восстановление состояния, существовавшего до реорганизации.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code