Решение о государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на недвижимость в связи с ликвидацией продавца — юридического лица

3.5. Вывод из судебной практики: Если судом вынесено решение о государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на недвижимость в связи с ликвидацией продавца — юридического лица, то регистрирующий орган не вправе отказать в такой регистрации на том основании, что отсутствует оформленное право собственности продавца.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Поволжского округа от 17.09.2009 по делу N А55-1934/2009

«…Как следует из материалов дела и установлено судом, решением Арбитражного суда Самарской области от 09.01.2008 по делу N А55-14198/2007 удовлетворены исковые требования ООО «Энергозавод» о регистрации перехода права собственности на основании договора купли-продажи от 14.01.2000 на здание склада.

Регистрирующей службой в государственной регистрации права собственности заявителю отказано по мотиву отсутствия государственной регистрации на объект недвижимости права собственности продавца — ОАО «Самарский завод «Алюмиз».

Считая данный отказ незаконным и нарушающим права и интересы, общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Судом установлено и никем не оспаривается, что продавец по договору купли-продажи ликвидирован, осуществить государственную регистрацию перехода права собственности в установленном Федеральным законом N 122-ФЗ от 21.07.1997 «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не представляется возможным, в связи с чем общество ранее обращалось в арбитражный суд с иском.

Довод регистрирующего органа о том, что решением арбитражного суда по делу N А55-14198/2007 удовлетворено требование о государственной регистрации перехода права собственности на здание склада, а не признано право собственности на данный объект, отклоняется судебной коллегией как несостоятельный, поскольку основанием предъявленного ООО «Энергозавод» требования в рамках указанного дела являлась невозможность государственной регистрации перехода права собственности вследствие ликвидации стороны по сделке, а не оспаривание данного права другими лицами.

Иные доводы кассационной жалобы отклоняются судебной коллегией как несостоятельные и уже получившие надлежащую оценку апелляционного суда.

Нарушений норм права при принятии судами обжалуемых судебных актов не допущено…»

 

3.6. Вывод из судебной практики: Если судом вынесено решение о государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на недвижимость в связи с ликвидацией продавца — юридического лица, то регистрирующий орган не вправе отказать в такой регистрации на том основании, что представленные документы не позволяют однозначно идентифицировать указанное в них имущество как объект, права на который заявлены для проведения государственной регистрации.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.05.2007 по делу N А56-31644/2006

«…Как следует из материалов дела, между открытым акционерным обществом «Киришский завод биологического машиностроения» (продавец, далее — Завод) и ЗАО «Норд Инвест» (покупатель) заключен договор от 18.12.2002 N 39 купли-продажи оборудования, сооружений и передаточных устройств, приборов и измерительных средств, хозяйственного инвентаря, транспортных средств, товарно-материальных ценностей, готовой продукции, поименованных по ассортименту и количеству в спецификациях N 1 — 7, являющихся неотъемлемой частью договора.

В связи с ликвидацией Завода ЗАО «Норд Инвест» обратилось в арбитражный суд с иском о государственной регистрации перехода права собственности по названному договору. Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области вынесено решение от 28.02.2006 по делу N А56-13455/04 (с учетом определения от 10.04.2006 об исправлении опечатки в наименовании истца) зарегистрировать переход права собственности от Завода к ЗАО «Норд Инвест» в отношении недвижимого имущества, приобретенного обществом по договору от 18.12.2002 N 39, в том числе внеплощадочных сетей связи по указанному выше адресу.

27.04.2006 ЗАО «Норд Инвест» обратилось с заявлением о проведении государственной регистрации права собственности на внеплощадочные сети связи.

Сообщением от 28.06.2006 Росрегистрация на основании абзаца четвертого пункта 1 статьи 20 Закона о государственной регистрации отказала в государственной регистрации права собственности ЗАО «Норд Инвест» на внеплощадочные сети связи по указанному выше адресу, поскольку представленные на регистрацию документы (договор купли-продажи от 18.12.2002 и решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 28.02.2006) не позволяют однозначно идентифицировать указанный в них объект с объектом, права на который заявлены для проведения государственной регистрации.

ЗАО «Норд Инвест», считая, что Росрегистрация была не вправе отказывать в государственной регистрации права собственности заявителя на спорное имущество на основании вступившего в законную силу судебного акта, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Согласно статьям 17 и 28 названного Закона вступившие в законную силу судебные акты являются основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Права на недвижимое имущество, установленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда.

Согласно статье 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, применяемой по аналогии закона и в случае ликвидации продавца по сделке, суд по требованию покупателя вправе вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. При этом суд проверяет сделку с точки зрения соответствия ее по форме и содержанию требованиям законодательства. Такое решение в соответствии со статьей 16 Закона о государственной регистрации является основанием для государственной регистрации перехода права собственности.

Таким образом, решение, вынесенное по иску одной из сторон сделки в порядке статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, является тем судебным актом, который в силу статей 17, 28 Закона о государственной регистрации служит основанием для государственной регистрации права.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция находит правильным вывод апелляционного суда о неправомерности отказа Росрегистрации в проведении государственной регистрации права собственности заявителя на указанное выше имущество…»

 

3.7. Вывод из судебной практики: В случае смерти продавца — физического лица до государственной регистрации перехода права собственности на объект недвижимости решение о такой регистрации может быть вынесено судом в соответствии с нормами п. 3 ст. 551 ГК РФ (уклонение продавца от регистрации).

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Уральского округа от 23.04.2008 N Ф09-2112/08-С6 по делу N А50-12617/07

«…Предприятие Племптицерепродуктор «Верещагинский» по договору купли-продажи от 29.08.2002 приобрело у Тиунова П.С. указанную квартиру, которая передана покупателю по акту приема-передачи (л. д. 8, 9).

Оплата переданного имущества произведена предприятием Племптицерепродуктор «Верещагинский» 11.09.2002 платежным поручением согласно условиям договора (л. д. 10).

Сообщением от 21.07.2007 N 7 Управлением регистрационной службы отказано в государственной регистрации права хозяйственного ведения за предприятием Племптицерепродуктор «Верещагинский» (л. д. 15). В обоснование отказа Управление регистрационной службы указало, что заявителем не представлено заявление продавца (Тиунова П.С.) на переход права, а также платежный документ, подтверждающий оплату государственной пошлины за государственную регистрацию договора купли-продажи.

Предприятие Племптицерепродуктор «Верещагинский» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с указанным заявлением, указав, что в связи со смертью Тиунова П.С. (продавца по договору купли-продажи от 29.09.2002) оно не имеет возможности зарегистрировать свое право хозяйственного ведения на приобретенное имущество.

В соответствии с п. 1 ст. 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитута, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно п. 1 ст. 16 Федерального закона от 21.07.1997 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация перехода права производится на основании заявления сторон договора.

Однако из справки отдела записи актов гражданского состояния Верещагинского района Пермской области от 12.08.2005 N 1099 следует, что в архиве имеется запись от 17.12.2003 N 842 о смерти Тиунова П.С., который являлся стороной договора купли-продажи от 29.08.2002 (л. д. 12).

С учетом того что действующим законодательством не урегулирован порядок регистрации перехода права собственности в случае смерти стороны договора до подачи заявления о переходе права, суд первой инстанции со ссылкой на п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации обоснованно указал, что в случаях, когда гражданские отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Как следует из п. 3 ст. 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае, когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности.

Суд первой инстанции, проверив полномочия Тиунова П.С. на отчуждение квартиры N 21 в доме N 6 по ул. Юбилейной в д. Рябины, установив, что наследникам Тиунова П.С. не выдавалось свидетельство о праве на наследство на указанную квартиру (л. д. 46), учитывая, что для истца решение суда является единственно возможным основанием для государственной регистрации права хозяйственного ведения, правомерно удовлетворил исковые требования предприятия Племптицерепродуктор «Верещагинский».

Доводы заявителя кассационной жалобы судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку они не опровергают выводов суда, удовлетворившего исковые требования…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

 

Определение Верховного Суда РФ от 02.11.2010 N 34-В10-6

«…Как следует из материалов дела и установлено судом, 18 января 2007 г. между Нарожных И.О. и ООО «Агентство недвижимости «Партнер» заключен договор об оказании риэлторских услуг по приватизации указанной квартиры Нарожных И.О. и ее дальнейшей продаже. Нарожных И.О. на имя Витченко Т.Д. была выдана нотариально удостоверенная доверенность на продажу квартиры.

7 мая 2007 г. между покупателем Починком И.В. и Витченко Т.Д., действующей на основании доверенности от продавца Нарожных И.О., был заключен договор купли-продажи указанной квартиры, согласно которому стоимость квартиры определена в <…> руб., которые покупатель передал представителю продавца при подписании договора. Представитель продавца передал, а Починок И.В. принял квартиру по передаточному акту от 7 мая 2007 г.

Договор купли-продажи квартиры не был зарегистрирован в установленном законом порядке.

19 сентября 2008 г. Нарожных И.О. умер.

20 марта 2009 г. Нарожных Я.И. получено свидетельство о праве на наследство по закону в виде спорной квартиры.

В соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от 31 марта 2009 г. <…> N <…>, выданным <…> отделом Управления Федеральной регистрационной службы по <…> области, за Нарожных Я.И. зарегистрировано право собственности на спорную квартиру.

Из материалов дела следует и установлено судом, что между Починком И.В. и Нарожных И.Ю. достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора купли-продажи жилого помещения от 7 мая 2007 г. Обязательства по сделке сторонами исполнены: денежные средства переданы Починком И.В. представителю продавца в полном объеме, при этом последний передал, а Починок И.В. принял указанную квартиру по передаточному акту от 7 мая 2007 г. Претензий друг к другу стороны не имели.

Ни одна из сторон от государственной регистрации сделки не уклонялась.

Препятствием для государственной регистрации указанной сделки явилось наложение ареста на спорную квартиру на основании постановления судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов г. Апатиты от 27 апреля 2007 г. в рамках исполнительного производства, возбужденного 20 августа 2006 г. в отношении должника Нарожных И.О., связанного с взысканием алиментов в пользу Телицыной О.В. на содержание ребенка.

В связи со смертью Нарожных И.О. исполнительное производство от 20 августа 2006 г. прекращено и снят арест с указанной квартиры.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 62 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», на основании статей 58, 1110 и 1112 ГК Российской Федерации обязанности продавца по договору купли-продажи переходят к его универсальным правопреемникам. Поэтому покупатель недвижимого имущества вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности (статья 551 ГК Российской Федерации) к наследникам или иным универсальным правопреемникам продавца.

Покупатель недвижимого имущества, которому было передано владение во исполнение договора купли-продажи, вправе обратиться за регистрацией перехода права собственности.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм и разъяснений покупатель по договору купли-продажи недвижимого имущества при условии исполнения всех условий договора сторонами вправе обратиться с требованиями о государственной регистрации перехода права собственности на это имущество к наследнику продавца в случае смерти последнего. При этом не требуется признания недействительным свидетельства о праве на наследство в виде данного имущества, полученного правопреемником продавца. Такие требования подлежат удовлетворению, если нет иных препятствий для регистрации права собственности покупателя на недвижимое имущество, кроме смерти продавца.

Следовательно, после смерти Нарожных И.О., выразившего свою волю на отчуждение спорного имущества, но умершего до государственной регистрации перехода права собственности на указанную квартиру, обязанности по договору купли-продажи спорной квартиры перешли к его дочери — Нарожных Я.И., получившей свидетельство о праве на наследство.

Таким образом, у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции и отказа в удовлетворении исковых требований Починка И.В. по доводам, изложенным в кассационном определении…»

 

Определение ВАС РФ от 01.02.2010 N ВАС-18126/09 по делу N А41-1305/09

«…Поскольку положениями Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не урегулирован порядок регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в случае ликвидации юридического лица или смерти физического лица, являвшегося одной из сторон в сделке, суд с учетом обстоятельств спора и сложившейся практики применил по аналогии положения пункта 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой в случае, когда одна из сторон сделки уклоняется от государственной регистрации перехода к другой стороне права собственности на недвижимость, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о государственной регистрации перехода права собственности. При указанных обстоятельствах государственная регистрация перехода права собственности производится на основании решения суда.

Применяя по аналогии названную норму, суд исходил из того, что обязанность физического лица — продавца недвижимости по участию в государственной регистрации перехода права собственности не может быть исполнена по причине его смерти, хотя обязательства стороны по передаче указанного права исполнены и отсутствуют притязания третьих лиц на спорное имущество.

При таких обстоятельствах суд признал, что отказ в совершении действий по регистрации перехода права не соответствует указанным нормам закона и противоречит принципу правовой определенности, а потому удовлетворил заявленные требования.

Выводы суда соответствуют правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.09.2009 N 1395/09.

Ознакомившись с доводами заявителя и исходя из содержания оспариваемых судебных актов, коллегия судей не находит оснований, предусмотренных статьей 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с целью пересмотра судебных актов в порядке надзора…»

 

Западно-Сибирский округ

 

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.02.2009 N Ф04-411/2009(20152-А27-38) по делу N А27-5788/2008

«…Между тем порядок государственной регистрации перехода права в случае, когда одна из сторон на момент обращения в регистрирующий орган отсутствует в связи со смертью или ликвидацией, названным Законом не предусмотрен.

Доказав в установленном законом порядке возникновение права собственности на объекты недвижимого имущества, истец вправе требовать в порядке пункта 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации государственной регистрации права по решению арбитражного суда, так как обращение за регистрацией прав правообладателя в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона о регистрации невозможно.

Судом первой инстанции и апелляционным судом установлено, что имущество предпринимателя В.А. Сотникова было распределено между его наследниками. Объекты недвижимости, являющиеся предметом исследования по настоящему делу в наследственную массу не были включены, так как были переданы предпринимателем В.А. Сотниковым в порядке исполнения договорных обязательств. Признаков выморочного имущества данные объекты не имеют.

При таких обстоятельствах судебными инстанциями правомерно удовлетворены исковые требования.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными…»

 

3.8. Вывод из судебной практики: Если орган государственной власти, уполномоченный заключать договор продажи недвижимости, ликвидирован и его функции переданы другому органу, то покупатель вправе обратиться к нему с иском о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество.

 

Судебная практика:

 

Определение ВАС РФ от 08.09.2010 N ВАС-10439/10 по делу N А40-69400/09-106-505

«…Как следует из материалов дела, 27.11.2008 общество обратилось в регистрационную службу с заявлением о регистрации перехода права собственности на нежилые помещения площадью 231,6 кв. метра, расположенные в жилом доме по адресу: г. Москва, ул. Маршала Конева, д. 2.

К заявлению о регистрации общество представило договор купли-продажи высвобождаемого военного имущества на аукционе от 15.05.2007 N 24-3/2423, заключенный обществом и Специализированным государственным учреждением при Правительстве Российской Федерации «Российский фонд федерального имущества», передаточный акт от 20.06.2007, распоряжение Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 27.03.2007 N 719-р, платежные поручения от 02.05.2007 N 1 и 18.05.2007 N 2.

Отказывая в проведении регистрации, управление сослалось на непредоставление заявления продавца о государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи, а также на отсутствие зарегистрированного права федеральной собственности на указанные помещения.

По результатам рассмотрения заявленных требований суды пришли к выводу о незаконности отказа управления в регистрации перехода права собственности общества на указанные помещения.

Судом кассационной инстанции при этом было особо отмечено, что отказ управления в государственной регистрации был вызван неисполнением Росимуществом своих обязательств по договору купли-продажи. Делая такой вывод, суд исходил из того, что функции по реализации государственного имущества в связи ликвидацией государственного учреждения при Правительстве Российской Федерации «Российский фонд федерального имущества» перешли Росимуществу.

Согласно пункту 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 3 статьи 551 ГК РФ).

Правила, предусмотренные пунктом 3 статьи 551 ГК РФ, в соответствии с пунктом 62 того же постановления подлежат также применению и при ликвидации продавца по договору.

На основании статей 58, 1110 и 1112 ГК РФ обязанности продавца по договору купли-продажи переходят к его универсальным правопреемникам. Поэтому покупатель недвижимого имущества вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности (статья 551 ГК РФ) к наследникам или иным универсальным правопреемникам продавца.

Правовая позиция, выработанная Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации применительно к государственной регистрации перехода права собственности при переходе права и обязанностей ликвидированного юридического лица к его правопреемнику, может быть применена и в случае перераспределения функций по реализации государственного имущества между органами и организациями, действующими в гражданском обороте от имени Российской Федерации.

Поскольку Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации разъяснен порядок применения положения статьи 551 ГК РФ, заявитель не лишен возможности обратиться в установленном порядке с заявлением о пересмотре оспариваемых судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам…»

 

Аналогичная судебная практика:

Западно-Сибирский округ

 

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.11.2012 по делу N А27-4901/2012

«…Общество с ограниченной ответственностью «КУЗБАССРЕАКТИВ» (далее по тексту — ООО «КУЗБАССРЕАКТИВ») обратилось в арбитражный суд с иском к Федеральному агентству по управлению государственным имуществом в лице Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Кемеровской области (далее по тексту — Росимущество) о признании права собственности на железнодорожный тупик от станции N 5 главного пути с тупиками, с учетом тупиков цеха N 4 (без обгонного пути), протяженностью 2 224 п. м, расположенный по адресу: город Кемерово, улица 40 лет Октября, 2 (далее по тексту — железнодорожная ветка).

Решением от 24.05.2012 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 13.08.2012 Седьмого Арбитражного апелляционного суда, иск удовлетворен.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 21.12.2000 N 980 Российский фонд Федерального имущества осуществлял реализацию имущества, арестованного на основании судебных актов. Фонд имущества Кемеровской области «Кузбассфонд» (далее по тексту — «Кузбассфонд») с 2001 выступал в качестве представителя Российского фонда Федерального имущества по реализации арестованного имущества.

12.01.2004 «Кузбассфонд» провел торги по продаже спорного имущества ФГУП «ПО «Прогресс». Согласно протоколу от 12.01.2004 N 6/1 победителем торгов признано ООО «КУЗБАССРЕАКТИВ», спорное имущество передано ему по акту приема-передачи, оплата произведена в полном объеме.

Указом Президента от 12.05.2008 N 724 «Вопросы и системы структуры федеральных органов власти» Российский фонд федерального имущества ликвидирован, и функции продавца арестованного имущества переданы Росимуществу.

Согласно пункту 61 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее по тексту — Постановление от 29.04.2010 N 10/22), если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ)).

В соответствии с пунктами 58, 59 Постановления от 29.04.2010 N 10/22 лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

В соответствии с пунктом 5 статьи 58 ГК РФ при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности преобразованного. При этом происходит универсальное правопреемство, в силу которого вновь созданной организации переходят права и обязанности преобразованного юридического лица.

Поэтому покупатель недвижимого имущества вправе обратиться с иском о государственной регистрации перехода права собственности (статья 551 ГК РФ) к наследникам или универсальным правопреемникам продавца. Правовая позиция, выработанная Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации применительно к государственной регистрации перехода права собственности при переходе прав и обязанностей ликвидированного юридического лица к его правопреемнику, может быть применена и в случае перераспределения функций по реализации государственного имущества между органами и организациями, действующими в гражданском обороте от имени Российской Федерации.

Таким образом, Росимущество является функциональным правопреемником Российского фонда Федерального имущества…»

 

3.9. Вывод из судебной практики: Если до момента государственной регистрации перехода права собственности покупатель недвижимости заключил договор ее купли-продажи с иным лицом и передал объект, то новый покупатель не вправе обращаться с иском о государственной регистрации перехода права собственности в связи с ликвидацией юридического лица — первоначального продавца.

 

Судебная практика:

 

Определение ВАС РФ от 31.08.2010 N ВАС-11332/10 по делу N А12-16202/2009

«…В обоснование заявленного по настоящему делу требования общество «Интенсивное птицеводство» указало на то, что спорные объекты недвижимости выкуплены им у открытого акционерного общества «Автотранспортное предприятие N 1» по договору купли-продажи от 23.03.1999 N 1 в составе недвижимого имущества производственной базы, расположенной по адресу: р.п. Городище, Волгоградская область, ул. Гидротехническая.

Исходя из того что переход права собственности на спорное имущество к истцу не был своевременно зарегистрирован, общество, ссылаясь на ликвидацию продавца по договору, обратилось в суд с иском о государственной регистрации перехода этого права, который основан на положениях статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако в ходе рассмотрения настоящего дела судом апелляционной инстанции было установлено, что спорное имущество находится в фактическом владении у общества с ограниченной ответственностью «ЛВ-Агротех», которое по договорам купли-продажи от 15.02.2006 N 1, 2, 3 пробрело у истца ряд объектов недвижимости, ранее входивших в состав упомянутой производственной базы.

Поскольку истец не владеет спорным имуществом, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований о государственной регистрации перехода права собственности, которые заявлены обществом «Интенсивное птицеводство» в соответствии с положениями статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В рамках дела N А12-20905/2008 истцу было отказано в удовлетворении иска о признании права собственности в связи с выбором им ненадлежащего способа защиты права. Обстоятельства, имеющие существенное значения для оценки обоснованности требования о государственной регистрации перехода права собственности при рассмотрении этого дела судами не исследовались, поэтому ссылки заявителя на судебные акты по этому делу подлежат отклонению.

Доводы заявителя направлены на переоценку установленных судами обстоятельств спора, поэтому не могут быть приняты во внимание при решении вопроса о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации…»

 

  1. Необходимость государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи недвижимости, заключенному до открытия на территории субъекта РФ органа государственной регистрации прав на недвижимое имущество

 

Нормы Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», касающиеся государственной регистрации как единственного доказательства существования зарегистрированного права на недвижимость, являются обязательными с даты вступления в силу данного нормативного правового акта. На практике в ряде субъектов РФ органы по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним были созданы позже принятия указанного Закона.

В этой связи возникает вопрос, необходимо ли зарегистрировать переход права собственности к покупателю по договору, заключенному после вступления в силу данного Закона, но до создания на территории субъекта РФ органа государственной регистрации прав.

 

4.1. Вывод из судебной практики: Переход права собственности к покупателю по договору купли-продажи недвижимости, заключенному после вступления в силу Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ, но до создания на территории субъекта РФ органа государственной регистрации, требует такой регистрации.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.02.2010 N Ф03-128/2010 по делу N А73-15047/2008

«…Общество с ограниченной ответственностью «Классик» обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Светлые горы» о признании права собственности на объекты недвижимости — административное здание, литер А, общей площадью 648,9 кв.м, здание проходной, литер В, общей площадью 16,7 кв.м, гараж, литер Б, общей площадью 630 кв.м, расположенные по адресу: г.Хабаровск, ул.Сидоренко, 1в.

Иск обоснован тем, что ООО «Классик» приобрело спорное имущество по договору купли-продажи от 01.09.2008, заключенному с ООО «Светлые горы». Поскольку ответчик уклоняется от регистрации перехода к истцу права собственности на переданное имущество, иск должен быть удовлетворен на основании статьи 551 ГК РФ.

Решением от 15.09.2009 в иске отказано.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 12.11.2009 решение оставлено без изменения.

Судебные акты мотивированы тем, что на момент заключения договора от 01.09.2008 ООО «Светлые горы» не являлось собственником отчуждаемых истцу объектов недвижимости, поэтому в силу статьи 209 ГК РФ не имело право на совершение данной сделки. В связи с этим в силу статей 166 — 168 ГК РФ указанный договор является недействительным и не порождает возникновения у истца права собственности на спорное имущество.

Суды установили, что по договору купли-продажи от 01.09.2008 ООО «Классик» приобрело у ООО «Светлые горы» административное здание (литер А) площадью 648,9 кв.м, здание проходной (литер В) площадью 16,7 кв.м, здание гаража (литер Б) площадью 630 кв.м, расположенные по адресу: г.Хабаровск, ул.Сидоренко, 1в (ранее — ул. Сидоренко, 1а).

В свою очередь, ООО «Светлые горы» приобрело данные объекты по договору купли-продажи от 13.03.1998 N 2/05 у ООО «Наследник», а последнее — по договору купли-продажи от 25.12.1995 у Российско-Японского совместного предприятия «Амур-Трейдинг».

В соответствии со статьей 209 ГК РФ правом на распоряжение имуществом, в том числе посредством его продажи, обладает собственник этого имущества.

Статья 551 ГК РФ устанавливает правило о необходимости государственной регистрации перехода к покупателю права собственности на недвижимость, приобретенную по договору купли-продажи.

Титул собственника на приобретенный по такому договору объект недвижимости и соответствующие правомочия по последующему распоряжению данным объектом возникают у покупателя лишь при условии соблюдения вышеназванной обязанности по государственной регистрации перехода права (статьи 8, 131, 223 ГК РФ).

Как правильно указали суды, ООО «Светлые горы» приобрело спорное имущество по договору от 13.03.1998 в период действия ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», которым установлен порядок государственной регистрации прав на недвижимость.

Однако доказательства государственной регистрации перехода к ООО «Светлые горы» права собственности по данной сделке в деле отсутствуют.

Исходя из этого, суды пришли к правильному выводу о том, что на момент заключения договора купли-продажи от 01.09.2008 ООО «Светлые горы» не приобрело право собственности на спорные объекты по правилам статей 8, 223 ГК РФ и, соответственно, не имело правомочий на их отчуждение истцу в силу статьи 209 ГК РФ.

Кассационная инстанция отклоняет довод заявителя жалобы о том, что договор от 13.03.2008 не подлежал государственной регистрации, так как регистрационный орган, наделенный соответствующими функциями, на территории Хабаровского края создан только в мае 1998 года. Указанный довод не согласуется с ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», правила которого о значении государственной регистрации как единственного доказательства существования зарегистрированного права являются обязательными с даты вступления в силу этого же Закона…»

 

  1. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из п. 3 ст. 551 ГК РФ

 

В случае когда одна из сторон уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, суд в соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ вправе по требованию другой стороны, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве, по требованию судебного пристава-исполнителя вынести решение об указанной регистрации. Сторона, необоснованно от нее уклоняющаяся, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации.

На практике возникают споры относительно того, применяются ли к таким требованиям нормы о сроке исковой давности и, если применяются, с какого момента начинается течение этого срока.

Следует учитывать изменения ст. 200 ГК РФ, отраженные в Федеральном законе от 07.05.2013 N 100-ФЗ. Согласно п. 1 названной статьи течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам, срок исполнения которых не установлен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь не с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование, а со дня его предъявления. При этом срок исковой давности не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства. Указанные изменения вступили в силу с 1 сентября 2013 г.

 

5.1. Вывод из судебной практики: Течение срока исковой давности по иску о государственной регистрации перехода права собственности на купленное недвижимое имущество начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о наличии препятствий для такой регистрации.

 

Судебная практика:

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010

«…64. Поскольку законом не предусмотрено иное, общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ, распространяется на требование о государственной регистрации сделки или перехода права собственности.

По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о государственной регистрации сделки или перехода права собственности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, например со дня отказа контрагента по сделке передать документы, необходимые для регистрации, или создания иных препятствий для такой регистрации…»

 

Аналогичная судебная практика:

Акты высших судов

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 N 2665/12 по делу N А41-13623/11

«…Как установлено судами и не оспаривалось сторонами по делу, общество «Рогачево» создано и получило объекты недвижимости в результате реорганизации совхоза «Рогачевский», преобразованного в 1992 году в акционерное общество открытого типа «Агрофирма «Рогачево».

Общество «Рогачево» не регистрировало право собственности на спорные объекты недвижимости, однако передало их по акту от 01.07.2000 в целях последующей оплаты уставного капитала общества «РогСибАл», учрежденного им совместно с обществом с ограниченной ответственностью «Агроресурс Холдинг».

Переход права собственности на объекты недвижимости к обществу «РогСибАл» также не был зарегистрирован.

В 2005 году общество «Рогачево» вышло из состава участников общества «РогСибАл» и, по утверждению последнего, получило действительную стоимость доли.

Объекты недвижимости остались во владении и пользовании общества «РогСибАл», учитываются на его балансе, общество является плательщиком налога на имущество в отношении этих объектов.

Общество «РогСибАл» 24.12.2010 направило обществу «Рогачево» письмо с просьбой о содействии в государственной регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости.

Поскольку ответ на обращение не последовал, общество «РогСибАл» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Как разъяснено в пункте 64 постановления N 10/22, поскольку законом не предусмотрено иное, на требование о государственной регистрации перехода права распространяется общий срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса. По смыслу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса течение срока исковой давности по требованию о государственной регистрации перехода права собственности начинается со дня, когда возникла обязанность зарегистрировать переход права, а если дата исполнения этой обязанности не установлена, то со дня отказа контрагента по сделке передать документы, необходимые для регистрации, или создания иных препятствий для регистрации.

Разногласия сторон относительно начала течения срока исковой давности заключались в том, что общество «РогСибАл» исчисляло этот срок с момента неполучения от общества «Рогачево» ответа на обращение от 24.12.2010, тогда как последнее в суде первой инстанции ссылалось на свое уклонение от регистрации перехода права с момента совершения сделки (с 16.02.2000), а в суде апелляционной инстанции — с 2006 года при переписке сторон по вопросу выдела действительной доли.

Однако в данном случае недвижимое имущество, переданное обществом «Рогачево» как учредителем, не было ему возвращено или им истребовано, названное общество сохранило и осуществляло права участия в учрежденном обществе «РогСибАл», а затем вышло из числа участников по собственному усмотрению по иным основаниям, не забрав недвижимое имущество, фактическое владение которым сохранило общество «РогСибАл». В связи с этим последнее вправе требовать регистрации перехода права на переданное ему по данной сделке недвижимое имущество, находящееся в его фактическом владении, при соблюдении условий, предусмотренных пунктом 64 постановления N 10/22. По смыслу названного пункта такое требование лица, которому по сделке передано владение, подвержено сроку давности, исчисляемому применительно к обязательствам до востребования: соответствующее право считается нарушенным, когда на заявление о регистрации заинтересованной в этом стороны не получен ответ или получен отказ от другой стороны сделки либо созданы иные препятствия в регистрации.

Дело подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит дать оценку доводам и доказательствам, приведенным участвующими в деле лицами, проверив, когда нарушено право общества «РогСибАл» на регистрацию полученного и находящегося в его владении недвижимого имущества, руководствуясь пунктом 1 статьи 200 Гражданского кодекса и пунктом 64 постановления N 10/22…»

 

Дальневосточный округ

 

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.09.2013 N Ф03-4124/2013 по делу N А51-20569/2012

«…В силу пункта 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 61 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление N 10/22)). По общему правилу такой иск подлежит удовлетворению при условии исполнения обязательства продавца по передаче имущества.

Поскольку внесение учредителем недвижимого имущества в уставный капитал учреждаемого общества предполагает передачу последнему этого имущества и требует регистрации перехода права, то в случае, когда такое имущество фактически было передано учредителем, к указанным сделкам могут быть применены по аналогии правила статьи 551 Гражданского кодекса, если по обстоятельствам спора это не противоречит существу правоотношений сторон.

Как установлено судами, в данном случае о наличии подобных оснований сторонами не заявлялось. Факт передачи учредителем на баланс общества спорного имущества в счет оплаты уставного капитала подтвержден актом приема-передачи имущества от 24.06.1999 N 1 и не оспаривается сторонами.

В силу положений Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) при неоплате учредителем доли уставного капитала в срок, не превышающий года с момента государственной регистрации учреждаемого общества, эта доля переходит к последнему и может быть им реализована. Переданное учредителем в оплату своей доли, но не зарегистрированное в этот срок за учрежденным обществом недвижимое имущество подлежит возврату, в связи с чем требование о регистрации перехода на него права уже не может быть принудительно реализовано.

Однако в данном случае недвижимое имущество, переданное обществу Гулай О.С. как учредителем, не было ею возвращено или ею истребовано, последняя сохранила и осуществляла права участия в учрежденном обществе, а затем вышла из числа участников, не забрав недвижимое имущество, фактическое владение которым сохранило общество.

В связи с этим, как верно указали суды, истец вправе требовать регистрации перехода права на переданное ему по данной сделке недвижимое имущество, находящееся в его фактическом владении, при соблюдении условий, предусмотренных пунктом 64 Постановления N 10/22. По смыслу названного пункта такое требование лица, которому по сделке передано владение, подвержено сроку давности, исчисляемому применительно к обязательствам до востребования: соответствующее право считается нарушенным, когда на заявление о регистрации заинтересованной в этом стороны не получен ответ или получен отказ от другой стороны сделки либо созданы иные препятствия в регистрации.

Установлено, что после отказа управления Росреестра в регистрации перехода права собственности на спорные объекты от 26.07.2011 общество неоднократно обращалось к Гулай О.С. с письмами о согласовании вопроса явки для государственной регистрации перехода права собственности, которые были оставлены последней без рассмотрения.

В силу статьи 16 Закона о регистрации прав обратиться в регистрирующий орган за государственной регистрацией перехода права собственности по сделке должны обе ее стороны (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 312/10, от 06.09.2011 N 5263/11).

Расценив уклонение ответчика от совершения названных действий как создание истцу препятствий в регистрации перехода права собственности, суды обоснованно сочли, что начало течения срока исковой давности следует исчислять с момента, когда на заявление о регистрации перехода права собственности на спорные объекты недвижимости заинтересованной в этом стороной не получен ответ другой стороны сделки, то есть с даты получения ответчиком письма истца от 20.01.2011. В этой связи правомерен вывод судов о том, что срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса по заявленному требованию, истцом не пропущен.

Возражения ответчика относительно ошибочности данного вывода отклоняются судом кассационной инстанции как противоречащие правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.06.2012 N 2665/12.

Учитывая, что истец вправе требовать государственной регистрации перехода права собственности, суд, правильно применив положения пункта 3 статьи 551 Гражданского кодекса, удовлетворил исковые требования. При этом, установив, что настоящий иск также предъявлен к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Приморскому краю, которое в качестве ответчика по делу привлечено не было, суд правомерно отказал в удовлетворении требования, предъявленного к указанному лицу…»

 

5.2. Вывод из судебной практики: Срок давности по иску о государственной регистрации перехода права собственности исчисляется с момента начала действий, свидетельствующих об уклонении от такой регистрации, или по истечении разумного времени после обращения к стороне при ее бездействии.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.08.2008 по делу N А56-10869/2007

«…Суд первой инстанции со ссылкой на статьи 195, 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации указал на предъявление требования с пропуском трехгодичного срока исковой давности, исчисляемого с момента подписания договора от 19.04.2002. Апелляционный суд поддержал указанный вывод.

Между тем, исходя из положений статей 165, 195, 200, 314 названного Кодекса, течение срока исковой давности по заявленному иску следует исчислять с момента, когда ответчиком были совершены действия, квалифицируемые как уклонение от государственной регистрации, а при бездействии с его стороны — по истечении разумного срока после соответствующего обращения кредитора о необходимости совершения действий для государственной регистрации сделки.

Однако поскольку апелляционный суд не установил сам факт уклонения ЗАО «Петрокон» от государственной регистрации договора от 19.04.2002, ошибочное определение начала течения срока исковой давности не повлияло на правильность выводов суда по существу спора…»

 

5.3. Вывод из судебной практики: Если договором купли-продажи недвижимости установлен срок для передачи покупателю имущества и документов, необходимых для государственной регистрации перехода права собственности, срок исковой давности по иску о такой регистрации начинает течь с момента передачи недвижимости.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 02.12.2009 по делу N А46-14313/2008

«…Как следует из материалов дела и установлено судами, между открытым акционерным обществом «Акционерная компания энергетики и электрификации «Омскэнерго» (далее — ОАО АК «Омскэнерго»), в настоящее время — ОАО «МРСК Сибири» (покупатель), и предпринимателем (продавец) заключен договор купли-продажи имущества от 27.07.2004 N 03.50.2075.04, по условиям которого продавец продал, а покупатель купил движимое и недвижимое имущество, относящееся к объектам электросетевого хозяйства, в том числе спорное имущество.

Поскольку покупатель полностью исполнил перед продавцом обязательство по оплате приобретенного имущества и оно передано продавцом покупателю по акту приема-передачи от 27.07.2004, однако продавец уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на это имущество, истец обратился в суд с настоящим иском.

Пунктами 3.1, 5.1.1 договора предусмотрено, что продавец обязан передать покупателю в его собственность без каких-либо изъятий и долгов имущество, указанное в пункте 1.1 договора, а также все необходимые для государственной регистрации перехода права собственности документы в течение 10-ти дней с момента подписания настоящего договора.

Действительно, в указанных пунктах договора не установлен срок исполнения обязанности по регистрации права собственности, однако определен момент, когда у покупателя возникает право требования исполнения обязанности по государственной регистрации перехода права собственности (при передаче покупателю имущества и необходимых для государственной регистрации перехода права собственности документов в течение 10-ти дней с момента подписания настоящего договора).

Судами установлено, что договор N 03.50.2075.04 заключен 27.07.2004, оплата произведена в соответствии с пунктом 2.3 договора (путем погашения имеющейся задолженности), имущество покупателю передано по акту приема-передачи от 27.07.2004. Спорное имущество поступило в фактическое владение ОАО АК «Омскэнерго» и согласно выписке из вступительного баланса по состоянию на 03.08.2005 N 937 было передано правопреемнику — ОАО «МРСК Сибири» и находится у последнего на балансе.

Таким образом, право требовать государственной регистрации перехода права собственности на спорную вещь возникло у истца в момент передачи покупателю имущества и необходимых для государственной регистрации перехода права собственности документов — 27.07.2004.

В связи с чем именно с указанного момента начинает течь срок исковой давности для предъявления требования о понуждении к исполнению обязанности, вытекающей из заключенного договора, — государственной регистрации перехода права собственности недвижимого имущества.

Как установлено пунктами 1, 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Таким образом, суд кассационной инстанции считает, что срок исковой давности, равный трем годам, на момент предъявления настоящего иска в суд — 18.06.2008 истек…»

 

5.4. Вывод из судебной практики: Течение срока исковой давности по требованиям о государственной регистрации перехода права собственности начинается с момента государственной регистрации права собственности продавца на отчуждаемый объект, если на момент заключения договора купли-продажи недвижимости оно не было зарегистрировано.

 

Судебная практика:

 

Постановление ФАС Поволжского округа от 08.12.2010 по делу N А65-36604/2009

«…Удовлетворяя исковые требования о регистрации перехода права собственности на спорный объект недвижимости к ИП Максимову О.С., суд первой инстанции правомерно исходил из того, что договор купли-продажи от 12.04.2004 соответствует действующему законодательству, фактически исполнен сторонами, что ответчик уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на АГЗС к истцу.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении требований истца о государственной регистрации перехода права собственности на АГЗС, пришел к выводу о ничтожности сделки купли-продажи от 12.04.2004 и о пропуске срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком.

При этом судом апелляционной инстанции не учтено следующее.

Из материалов дела следует, что согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 15.02.2010 N 31/004/2010-154 право собственности ООО «Газсервис» на АГЗС, назначение нежилое, площадью 84 кв. м, расположенную по адресу: Республика Татарстан, Муслюмовский район, с. Муслюмово, ул. Урожайная, д. 7а, кадастровый номер 16:29:06 01 55:0005:0005, зарегистрировано Управлением Федеральной регистрационной службы по Республике Татарстан 05.06.2007.

Учитывая, что регистрация перехода права собственности к истцу возможна лишь после государственной регистрации права собственности продавца — ООО «Газсервис», судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции об исчислении срока исковой давности с даты государственной регистрации права — с 05.06.2007.

Следовательно, исковое заявление ИП Максимова О.С. подано 19.12.2009 в пределах срока исковой давности.

Принимая во внимание, что выводы суда апелляционной инстанции, изложенные в обжалуемом судебном акте, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, при этом неправильно применены нормы материального права, судебная коллегия считает, что постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2010 подлежит отмене, решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 04.05.2010 по данному делу — оставлению в силе…»

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code