Глава 17. ЗАЩИТА ПРАВ ВЗЫСКАТЕЛЯ, ДОЛЖНИКА И ДРУГИХ ЛИЦ ПРИ СОВЕРШЕНИИ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ

Комментарий к ФЗ «Об исполнительном производстве»

Статья 118. Защита прав взыскателя при несвоевременном исполнении исполнительного документа

 

Комментарий к статье 118

 

  1. Действующее законодательство об исполнительном производстве предусматривает различные формы защиты прав, свобод и законных интересов участников исполнительного производства и иных лиц, чьи права и интересы нарушены исполнительными действиями (бездействием): судебную и несудебную (административную).

Применительно к ФЗИП судебная форма защиты прав есть регламентируемая законом деятельность органов судебной власти (судов общей юрисдикции, арбитражных судов), направленная на защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, нарушенных или оспоренных при совершении исполнительных действий (гл. 17 ФЗИП). Несудебная (административная) форма защиты прав представляет собой регулируемую законом деятельность вышестоящих в порядке подчиненности должностных лиц службы судебных приставов по рассмотрению и разрешению жалоб на постановления нижестоящего должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) (гл. 18 ФЗИП).

Положения комментируемой главы содержат несколько способов защиты прав граждан и организаций, нарушенных в процессе исполнительного производства, которые могут быть реализованы в рамках судебной формы защиты прав. Эти способы зависят от статуса заинтересованного лица в исполнительном производстве. Так, ст. 118 предусматривает способ защиты прав взыскателя; ст. 120 — должника; ч. 1 ст. 119 — других лиц, не являющихся сторонами исполнительного производства; ч. 2 ст. 119 и ст. 121 — как сторон исполнительного производства, так и иных лиц, не участвующих в исполнительном производстве. Помимо этого, способы защиты отличаются видом гражданского судопроизводства, в котором они могут быть реализованы. В частности, способы защиты, закрепленные в ст. ст. 118 — 120, реализуются в исковом производстве, а способ защиты, закрепленный в ст. 121, — в неисковом производстве (производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений, в гражданском процессе; производстве по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, в арбитражном процессе).

Способы защиты прав и интересов заинтересованных лиц в исполнительном производстве предусматриваются и иными нормами ФЗИП. Это иски о признании торгов недействительными (ст. 93); об определении размера задолженности по алиментам (ч. 4 ст. 102); об отсрочке или о рассрочке взыскания исполнительского сбора, об уменьшении его размера или освобождении от взыскания исполнительского сбора (ч. 6 ст. 112).

  1. На первый взгляд, судя по заголовку, комментируемая статья является аналогом ст. 91 ФЗИП 1997 г., также предусматривавшей защиту прав взыскателя при несвоевременном производстве взыскания по исполнительному документу. Однако по содержанию эти нормы не являются тождественными.

Во-первых, отличие заключается в определении круга лиц, к которым взыскатель имеет право предъявлять иск о взыскании денежной суммы, подлежащей удержанию с должника, поскольку комментируемая статья распространяется только на лиц, выплачивающих должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи.

Во-вторых, различаются фактические основания для предъявления взыскателем иска. В частности, в комментируемой статье речь идет о взыскании только денежной суммы, удержанной с должника, но не перечисленной взыскателю.

В-третьих, по-разному решается вопрос об уплате государственной пошлины, так как комментируемая статья умалчивает, освобождается ли взыскатель от уплаты государственной пошлины при предъявлении такого иска в суд.

Таким образом, комментируемая статья сужает правовые возможности защиты прав взыскателя при несвоевременном исполнении исполнительного документа.

Сохраняя право взыскателя относительно непосредственного направления исполнительного документа о взыскании денежных средств или об их аресте в банк или иную кредитную организацию для исполнения без участия органа принудительного исполнения (ст. 8 ФЗИП), законодатель не предусмотрел специальных частноправовых способов защиты прав взыскателя при неисполнении банком или иной кредитной организацией требования, содержащегося в исполнительном документе. Мера публично-правовой ответственности банка или иной кредитной организации перед государством предусмотрена ст. 114 ФЗИП.

  1. По смыслу комментируемой статьи взыскатель вправе предъявить лицам, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, иск о взыскании денежной суммы, удержанной с должника, но не перечисленной взыскателю по их вине.

Правомочие, предусмотренное данной нормой, является дополнительной мерой защиты прав только одной стороны исполнительного производства — взыскателя и должно применяться только в тех случаях, когда взыскатель утратил возможность получения с должника суммы, удержанной с последнего, но не перечисленной по вине лица, выплачивающего должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи.

Такая дополнительная мера защиты прав взыскателя применима лишь при обращении взыскания на заработную плату и иные доходы должника-гражданина, когда основная мера восстановления нарушенного права взыскателя не достигла соответствующего результата независимо от того, в каком порядке производилось обращение взыскания на заработную плату и иные доходы должника.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 ФЗИП исполнительный документ о взыскании периодических платежей, взыскании денежных средств, не превышающих в сумме 25000 руб., может быть направлен в организацию или иному лицу, выплачивающим должнику заработную плату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи, непосредственно взыскателем (т.е. исполнение производится без участия органа принудительного исполнения вне исполнительного производства). Согласно ч. 1 ст. 98 ФЗИП, в случае исполнения исполнительных документов, содержащих требования о взыскании периодических платежей, взыскания суммы, не превышающей 10000 руб., отсутствия или недостаточности у должника денежных средств и (или) иного имущества для исполнения требований исполнительного документа в полном объеме, обращение взыскания на заработную плату и иные доходы должника-гражданина производится судебным приставом-исполнителем (органом принудительного исполнения в рамках возбужденного исполнительного производства).

Лица, выплачивающие должнику заработную плату или иные периодические платежи, которым направлен взыскателем или судебным приставом-исполнителем исполнительный документ для его исполнения, не являются органами принудительного исполнения, поскольку они не имеют полномочия по применению к должнику мер принудительного исполнения; требования, содержащиеся в судебных актах, актах других органов и должностных лиц, исполняются ими только в случаях, которые предусмотрены федеральным законом (ст. 7 ФЗИП); законные требования судебного пристава обязательны для них и подлежат неукоснительному выполнению (ч. 1 ст. 6 ФЗИП).

Так, независимо от того, получен исполнительный документ от судебного пристава-исполнителя или непосредственно от взыскателя, лица, выплачивающие должнику заработную плату либо иные периодические платежи, со дня получения исполнительного документа обязаны удерживать денежные средства из заработной платы и иных доходов должника в соответствии с требованиями, содержащимися в исполнительном документе. Выполнение указанной обязанности заключается в том, что лица, выплачивающие должнику заработную плату или иные периодические платежи, в трехдневный срок со дня выплаты (вернее, начисления) заработной платы или иных периодических платежей удержанные (начисленные, но не выплаченные реально на руки должнику-гражданину) на основании исполнительного документа денежные суммы выплачивают (на руки) или переводят (телеграфом, почтой) взыскателю (ч. 3 ст. 98 ФЗИП).

В частности, ст. 109 СК РФ предусматривает, что администрация организации по месту работы лица, обязанного уплачивать алименты на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов или на основании исполнительного листа, обязана ежемесячно удерживать алименты из заработной платы и (или) иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, и уплачивать или переводить их за счет лица, обязанного уплачивать алименты, лицу, получающему алименты, не позднее чем в трехдневный срок со дня выплаты заработной платы и (или) иного дохода лицу, обязанному уплачивать алименты.

Именно невыполнение лицом, выплачивающим должнику заработную плату или иные периодические платежи, обязанности по выплате или переводу в трехдневный срок удержанных с заработной платы или иных доходов должника денежных сумм взыскателю и является основанием для возникновения права взыскателя на предъявление иска в соответствии с комментируемой статьей.

Имущественная ответственность лица, выплачивающего должнику заработную плату или иные периодические платежи, перед взыскателем является дополнительной, поскольку не исключает также привлечение этого лица к административной или уголовной ответственности (ст. 113 ФЗИП).

  1. Комментируемая статья прямо предусматривает, что право взыскателя на взыскание с лица, выплачивающего должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, реализуется путем предъявления иска (искового заявления), т.е. по правилам искового производства. Указанное правило обусловлено тем, что вопрос о правах и обязанностях взыскателя и лица, выплачивающего должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, по отношению друг к другу ранее в судебном порядке не разрешался, в связи с чем между ними возникает спор о праве материальном.

Истцом может быть только взыскатель независимо от того, является ли он гражданином, организацией, органом государственной власти или органом местного самоуправления, в пользу которых на основании исполнительного документа должны быть взысканы с должника денежные суммы.

Ответчиком по такому иску признается не должник, с которого подлежат взысканию денежные суммы, а непосредственно лицо, выплачивающее должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи. Соответственно, ответчиком может быть работодатель (независимо от правового статуса), с которым должник состоит (или состоял на момент выплаты) в трудовых отношениях; Пенсионный фонд РФ, если должник является получателем пенсии; учебное заведение, если должник обучается (обучался на момент взыскания) в этом учебном заведении на бюджетной основе, и др.

Должник, которым в данном случае может являться только физическое лицо (гражданин), может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика, поскольку постановленное судебное решение может повлиять на его права и обязанности по отношению к ответчику. На права и обязанности должника относительно взыскателя (истца) решение суда повлиять не может, так как в комментируемой статье речь идет об удержанных уже с должника по исполнительному документу денежных суммах, т.е. перед взыскателем его обязанность считается исполненной. В то же время в отношении ответчика, если решением суда спорная денежная сумма не будет взыскана в пользу взыскателя, у должника может возникнуть право требования этой суммы как неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ).

С учетом субъектного состава данного спора неизбежно возникает вопрос о подведомственности, так как в качестве истца и ответчика могут выступать индивидуальные предприниматели или юридические лица. Представляется, что иски, предусмотренные комментируемой статьей, могут рассматриваться и разрешаться как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами, по общим правилам, закрепленным в ст. 22 ГПК РФ, ст. 27 АПК РФ, т.е. в зависимости от характера и субъектного состава участников спора. По АПК РФ в силу ч. 4 ст. 27 привлечение к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя (в данном случае должника), не является основанием для изменения подведомственности дела арбитражному суду.

Подсудность исков взыскателя (как родовая, так и территориальная) должна определяться по общим правилам, закрепленным в ст. ст. 23, 24, 28 ГПК РФ, ст. ст. 34, 35 АПК РФ.

Как уже указывалось выше, комментируемая статья не предусматривает специального правила об освобождении истца (взыскателя) от уплаты государственной пошлины при предъявлении иска. Соответственно, иск взыскателя к лицу, выплачивающему должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, о взыскании денежной суммы, удержанной с должника, но не перечисленной взыскателю по их вине, подлежит оплате государственной пошлиной. С учетом ст. 91 ГПК РФ, ст. 103 АПК РФ такой иск, поскольку он касается взыскания денежных сумм, является имущественным, подлежащим оценке, и цена иска по нему определяется размером взыскиваемой суммы. Размер государственной пошлины, в свою очередь, исчисляется пропорционально цене иска исходя из ставок, которые предусмотрены подп. 1 п. 1 ст. 333.19 и подп. 1 п. 1 ст. 333.21 НК РФ.

Наиболее сложной по таким искам является проблема доказывания обоснованности требований взыскателя. При этом в силу ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ обязанность доказывания оснований исковых требований возлагается именно на истца.

С учетом содержания комментируемой статьи в предмет доказывания по иску взыскателя к лицу, выплачивающему должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи, входят следующие факты:

— направление взыскателем (истцом по делу) или судебным приставом-исполнителем лицу, выплачивающему должнику заработную плату, пенсию, стипендию или иные периодические платежи (ответчику по делу), исполнительного документа в соответствии с правилами ст. ст. 9, 98 ФЗИП;

— наличие между должником и ответчиком на момент поступления к последнему исполнительного документа соответствующих материальных правоотношений (трудовых, пенсионных и др.), в силу которых он должен был производить в пользу должника периодические платежи;

— неисполнение (полностью или в части) исполнительного документа, т.е. непоступление денежных сумм в пользу взыскателя;

— начисление ответчиком в период нахождения у него исполнительного документа денежных средств должнику в качестве периодических платежей, на которые может быть обращено взыскание (виды доходов должника, на которые не может быть обращено взыскание, определены ст. 101 ФЗИП);

— удержание денежных средств с должника, т.е. получение должником «на руки» периодических платежей в размере, определенном за вычетом денежных сумм, подлежащих уплате по исполнительному документу;

— наличие у ответчика реальной возможности перечисления денежных средств взыскателю на момент поступления исполнительного документа ответчику и на момент удержания денежных сумм с должника;

— противоправное поведение ответчика;

— вина ответчика в неполучении удержанных с должника денежных сумм взыскателем, т.е. неперечисление или невыплата их взыскателю после удержания с должника;

— утрата взыскателем на момент обращения в суд и принятия решения по делу возможности получения с должника суммы, удержанной, но не перечисленной ответчиком (при погашении должником задолженности по исполнительному документу у взыскателя отсутствует право на взыскание той же суммы долга с другого лица в порядке, предусмотренном ст. 118 ФЗИП);

— причинная связь между неисполнением исполнительного документа и противоправным поведение ответчика;

— период времени, за который производилось удержание сумм с должника без перечисления их взыскателю;

— размер денежной суммы, удержанной ответчиком с должника, но не перечисленной взыскателю.

Относительно распределения обязанности по доказыванию следует иметь в виду, что при доказанности истцом фактов направления исполнительного документа ответчику, удержания сумм с должника, неисполнения исполнительного документа и причинной связи между ними вина ответчика презюмируется, вследствие чего именно на ответчика возлагается обязанность доказывания отсутствия его вины. Такое правило целесообразно, логично и соответствует интересам взыскателя, поскольку взыскатель в отношении факта вины ответчика может не располагать доказательствами или располагать только косвенными доказательствами.

Особенностью данной категории дел также является то, что для подтверждения или опровержения изложенных обстоятельств необходимы, как правило, письменные доказательства (копии материалов исполнительного производства, финансово-бухгалтерских документов, трудового договора, расчетные листы, квитанции и др.) <1>. Указанные доказательства могут быть представлены сторонами или по их ходатайству истребованы судом по общим правилам гражданского судопроизводства.

———————————

<1> См.: Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой. 5-е изд. М., 2011. С. 449 — 454.

 

Статья 119. Защита прав других лиц при совершении исполнительных действий

 

Комментарий к статье 119

 

  1. По общим правилам исполнительного производства при наложении ареста на имущество должника судебный пристав-исполнитель руководствуется презумпцией принадлежности этого имущества должнику, согласно которой имущество, находящееся в помещении (независимо от его статуса), занимаемом должником, считается принадлежащим именно ему <1>. В компетенцию судебного пристава-исполнителя не входит установление факта принадлежности имущества на каком-либо правовом основании должнику или иному лицу <2>. В силу указанной презумпции судебный пристав-исполнитель может подвергнуть аресту (включить в опись) любое имущество, находящееся в помещении, занимаемом должником или принадлежащем ему; замечания и заявления лиц, присутствовавших при аресте имущества, в том числе относительно принадлежности имущества не должнику, а иному лицу, лишь заносятся судебным приставом-исполнителем или собственноручно лицом, сделавшим такое замечание или заявление, в соответствующий акт (см. комментарий к ст. 80 ФЗИП). В частности, в судебной практике высказано мнение, что последующее (после наложения ареста) представление судебному приставу-исполнителю доказательств, указывающих на отсутствие у должника прав на арестованное имущество, при отсутствии у судебного пристава-исполнителя на момент наложения ареста сведений о принадлежности имущества другому лицу, не может служить безусловным основанием для снятия ареста в административном порядке (постановлением судебного пристава-исполнителя); это обстоятельство лишь свидетельствует о наличии спора о праве, который может быть разрешен только в рамках искового производства и только по требованию заинтересованного лица, считающего себя собственником арестованного имущества <3>.

———————————

<1> См., например, Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 августа 2012 г. по делу N 33-9490/2012.

<2> Например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 августа 2007 г. N Ф09-6491/07-С6 прямо указано, что законодателем установлен судебный порядок освобождения имущества от ареста или исключения его из описи, следовательно, в компетенцию судебного пристава не входит правовая оценка представленных документов на соответствие их закону или иному правовому акту.

<3> См., например, Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 2012 г. N ВАС-6136/11 по делу N А60-29137/2010-С5.

 

Изложенные правила являются целесообразными, поскольку иное сделало бы затруднительным или невозможным надлежащее и своевременное принудительное исполнение судебного акта или акта иного органа, однако не исключают вероятности нарушения в процессе совершения исполнительных действий имущественных прав иных лиц, не являющихся участниками исполнительного производства.

Для защиты субъективных прав указанных лиц законодатель традиционно предусматривал и предусматривает специальный способ — иск об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи.

Иск об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи является особой разновидностью вещно-правового способа защиты права собственности и иных вещных прав (ст. 12 ГК РФ).

Указанный способ защиты прав заинтересованных лиц реализуется в рамках искового производства, поскольку в основе такого иска лежит спор о праве на имущество, вытекающий из гражданских правоотношений. На данное обстоятельство обращено внимание в п. 20 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Необходимо также отметить, что право на предъявление иска об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи гарантируется независимо от того, наложен ли арест на имущество во исполнение судебного акта об обеспечении иска или при обращении взыскания на имущество должника во исполнение иного исполнительного документа <1>. Это относится и к случаям, когда арест на имущество наложен в рамках уголовного дела <2>.

———————————

<1> См.: п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

<2> См., например, Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2011 г. N 32-О11-44сп.

 

Предмет иска — требование об освобождении имущества от наложения ареста или требование об исключении имущества из описи — зависит от того, объявлены ли судебным приставом-исполнителем, помимо включения имущества в акт описи, запрет распоряжаться этим имуществом или ограничение права пользования им (см. комментарий к ст. 80 ФЗИП).

Если спорное имущество только включено в опись с указанием в соответствующем акте его индивидуальных признаков и предварительной оценки, но без объявления запрета и ограничения права распоряжаться им, предъявляется иск об исключении имущества из описи. В случае объявления судебным приставом-исполнителем запрета или установления ограничения права распоряжаться имуществом, о чем указывается в акте наложения ареста на имущество, предъявляется иск об освобождении имущества от наложения ареста.

Кроме того, предмет иска зависит от того, в отношении всего или только части арестованного имущества заявлен спор о его принадлежности.

Если иск заявлен в отношении всего имущества, подвергнутого аресту (включенному в опись), то требование истца направлено на отмену ареста в целом; если только в отношении части имущества, то исковые требования направлены на исключение спорного имущества из описи (в таком случае остальное имущество, в отношении которого спор не заявлен, остается под арестом (в описи), за исключением случая, когда судебным приставом-исполнителем при наложении ареста были допущены нарушения федерального закона, которые влекут отмену ареста независимо от принадлежности имущества должнику или иному лицу).

Поскольку такие требования имеют целью не столько установление принадлежности имущества, подвергнутого аресту или включенного в опись, сколько совершение определенных действий судебным приставом-исполнителем по отмене ареста имущества или исключению его из описи, то по характеру они относятся к имущественным, не подлежащим оценке.

В то же время на практике требованию об освобождении имущества от наложения ареста или исключению его из описи нередко сопутствует требование о признании за истцом права собственности на это имущество, от разрешения которого и зависит решение вопроса об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). Указанное требование является имущественным, подлежащим оценке.

Предметом спора по искам об освобождении имущества от наложения ареста или исключения имущества из описи может являться только индивидуально определенное имущество или определенная доля в праве собственности на конкретное имущество. Соответственно, в исковом заявлении необходимо индивидуализировать вещь и иное имущество, в отношении которых заявлен спор, тем или иным образом, что соответствует природе права собственности <1>.

———————————

<1> На такую обязанность указывается, например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 марта 2005 г. N 13553/04.

 

Истцом по таким искам является лицо, считающее себя собственником или иным законным (титульным) владельцем, в том числе лицо, не являющееся собственником имущества, но владеющее им на праве хозяйственного ведения, праве оперативного управления или ином законном основании. Это обусловлено тем, что именно в отношении указанных лиц вопрос об их правах и обязанностях в исполнительном документе не регламентирован. Кроме того, сам заголовок как комментируемой статьи, так и ст. 442 ГПК РФ указывает на то, что иск об освобождении имущества от наложения ареста и исключении имущества из описи предусмотрен в качестве способа защиты прав других лиц (в противовес ст. 121 ФЗИП и ст. 441 ГПК РФ, предусматривающих способ защиты прав в первую очередь сторон исполнительного производства).

Ответчиками являются лицо, право которого на имущество, подвергнутое аресту, оспаривается (должник), и лицо, в интересах которого наложен арест на имущество или имущество включено в опись (взыскатель). Так, ч. 2 ст. 442 ГПК РФ прямо устанавливает, что иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю; в случае если арест или опись имущества произведены в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекаются лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. Хотя АПК РФ не регламентирует особенности исков об освобождении имущества от наложения ареста (исключении из описи), в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 разъясняется, что ответчиками по таким искам являются должник, у которого произведен арест имущества, и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество.

Привлечение сторон исполнительного производства к участию в деле в качестве ответчиков дополнительно подтверждает вывод, что ими не может быть предъявлен иск об освобождении имущества от наложения ареста (исключении имущества из описи). Иначе будет иметь место совпадение в одном лице истца и ответчика, имеющих противоположный правовой интерес в исходе дела, что недопустимо по общим правилам гражданского судопроизводства <1>.

———————————

<1> Однако в ряде случаев в судебно-арбитражной практике находит отражение противоположная точка зрения. Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2001 г. N 9639/00 признается, что в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, иск об освобождении имущества от ареста или исключении его из описи может быть предъявлен к должнику и лицом, в интересах которого описано и арестовано имущество. В Постановлении Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 12 сентября 2000 г. N Ф03-А51/00-1/1620 кассационная инстанция согласилась с доводами истца, согласно которым факт того, что истец является должником в исполнительном производстве, в связи с чем подлежит привлечению в качестве ответчика, не лишает его права на предъявление иска об освобождении имущества от ареста.

Подведомственность споров об освобождении имущества от наложения ареста и об исключении имущества из описи определяется по общим правилам, закрепленным ст. 22 ГПК РФ и ст. 27 АПК РФ <1>. При этом не имеет значения, каким юрисдикционным органом выдан исполнительный документ, в том числе судом общей юрисдикции или арбитражным судом.

———————————

<1> См.: п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22.

 

В связи с тем что требование об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи является имущественным, не подлежащим оценке, такие дела по подсудности относятся к ведению федеральных судов (ст. 24 ГПК РФ; ч. 1 ст. 34 АПК РФ).

Относительно территориальной подсудности по указанным спорам ч. 1 ст. 30 ГПК РФ, ч. 1 ст. 38 АПК РФ предусмотрено специальное правило, согласно которому они подсудны судам по месту нахождения арестованного имущества или основной его массы (исключительная подсудность). Установление правил исключительной подсудности по искам об освобождении имущества от ареста или об исключении имущества из описи направлено на обеспечение полноты доказательственного материала относительно этого имущества.

Государственная пошлина по искам об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи уплачивается в соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 333.19, подп. 4 п. 1 ст. 333.21 НК РФ. Если одновременно с таким требованием истцом заявлено требование о признании права собственности на арестованное (подвергнутое описи) имущество, то за обращение с указанным требованием также уплачивается государственная пошлина, но уже в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 333.19, подп. 1 п. 1 ст. 333.21 НК РФ, что вытекает из правил подп. 1 п. 1 ст. 333.20, подп. 1 п. 1 ст. 333.22 НК РФ.

Предъявление иска об освобождении от наложения ареста (об исключении из описи) имущества, на которое обращено взыскание по исполнительному документу, является обязательным основанием для приостановления судом исполнительного производства полностью или частично (п. 1 ч. 1 ст. 39 ФЗИП). Вопрос о приостановлении исполнительного производства рассматривается судом, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель (ч. 1 ст. 440 ГПК РФ), арбитражным судом, выдавшим исполнительный документ, либо арбитражным судом по месту нахождения судебного пристава-исполнителя (ч. 2 ст. 327 АПК РФ). По общему правилу такой вопрос должен рассматриваться судом в рамках производства по делу, по результатам которого постановлен судебный акт, явившийся основанием для выдачи исполнительного документа. Однако поскольку данный вопрос подлежит рассмотрению в 10-дневный срок в судебном заседании с извещением взыскателя, должника и судебного пристава-исполнителя, то промедление может сделать невозможным либо затруднить исполнение будущего судебного акта.

В связи с этим процессуальное законодательство предусматривает применение такой обеспечительной меры (меры обеспечения иска), как приостановление реализации имущества, в отношении которого заявлено требование об освобождении имущества от ареста или об исключении имущества из описи (п. 4 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ; п. 6 ч. 1 ст. 91 АПК РФ). Вопрос об обеспечении иска рассматривается судом немедленно (не позднее следующего дня) без судебного заседания и извещения сторон, что соответствует цели своевременности предотвращения утраты спорного имущества.

В то же время, если при рассмотрении дела по иску об освобождении имущества от наложения ареста или исключении имущества из описи выяснится, что спорное имущество уже реализовано, суду надлежит привлечь к участию в деле в качестве соответчика приобретателя имущества (ч. 2 ст. 442 ГПК РФ).

Кроме того, в любом случае по таким делам к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, подлежит привлечению судебный пристав-исполнитель <1>.

———————————

<1> См.: п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22.

 

Рассматриваемые иски, помимо изложенных, имеют существенные особенности по предмету доказывания и кругу необходимых доказательств <1>.

———————————

<1> См.: Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве / Под ред. И.В. Решетниковой. С. 454 — 459.

 

В частности, по таким искам подлежат установлению следующие факты:

— возбуждение исполнительного производства;

— наложение ареста на имущество или включение имущества в опись;

— принадлежность арестованного или включенного в опись имущества истцу на каком-либо законном основании.

Немаловажное значение имеет то обстоятельство, что по искам об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи суд не связан основанием иска и возражениями относительно иска и обязан в полном объеме проверить законность и обоснованность действий судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество или включению имущества в опись. Например, суд по собственной инициативе должен проверить, не относится ли арестованное или включенное в опись имущество к видам имущества, на которое не может быть обращено взыскание (см. комментарий к ст. 79 ФЗИП). Так, ч. 3 ст. 442 ГПК РФ предусматривает, что суд в случае установления допущенных судебным приставом-исполнителем при производстве ареста имущества нарушений федерального закона независимо от заявления заинтересованных лиц обязан отменить арест имущества в целом или исключить часть имущества из описи.

Формулировка ч. 3 ст. 442 ГПК РФ позволяет также определиться с пределами компетенции суда при разрешении анализируемых споров о принадлежности имущества и, соответственно, с требованиями, предъявляемыми к резолютивной части судебного решения.

  1. Заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

В данном случае закреплен еще один гражданско-правовой способ защиты прав заинтересованных лиц, который может быть реализован лицом, чьи права нарушены в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, независимо от его статуса в исполнительном производстве.

Поскольку в ч. 2 комментируемой статьи речь идет об убытках, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, то имеются в виду убытки, причиненные в результате деятельности судебного пристава-исполнителя, на которого возложено непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц (см. комментарий к ст. 5 ФЗИП).

С учетом статуса судебного пристава-исполнителя как должностного лица, состоящего на государственной службе (ст. 3 Закона о судебных приставах), на иски о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, распространяются нормы гражданского законодательства.

Так, п. 3 ст. 19 Закона о судебных приставах прямо указывает, что ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Учитывая, что служба судебных приставов, ее должностные лица не состоят со сторонами исполнительного производства и иными лицами в гражданско-правовых отношениях, можно считать, что речь идет об обязательствах вследствие причинения вреда (деликтная ответственность), которые регламентируются правилами гл. 59 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Рассмотрение и разрешение судами и арбитражными судами исков заинтересованных лиц о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, производится по правилам искового производства.

Истцами по таким делам являются граждане и организации, которые считают, что в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения им причинены убытки. При этом не имеет правового значения, в каком статусе они привлекались к участию в исполнительном производстве и привлекались ли вообще. Не является исключением и должник в исполнительном производстве.

С учетом положений ст. 1069 ГК РФ ответчиком по анализируемым искам является Российская Федерация. В соответствии с ч. 3 ст. 158 БК РФ в суде по искам к Российской Федерации в качестве представителя ответчика от имени Российской Федерации выступает главный распорядитель средств федерального бюджета. Главным распорядителем средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности является в данном случае служба судебных приставов (см. Положение о Федеральной службе судебных приставов, утвержденное Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1316; Типовое положение о территориальном органе федеральной службы судебных приставов, утвержденное Приказом Министерства юстиции РФ от 21 мая 2013 г. N 74). Соответственно, убытки, причиненные гражданину или организации в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, подлежат взысканию со службы судебных приставов за счет средств федерального бюджета.

В частности, в п. 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» акцентируется внимание, что в силу ст. ст. 16, 1069 ГК РФ ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного государственными или муниципальными органами, а также их должностными лицами, является соответствующее публично-правовое образование.

Привлечение к участию в деле судебного пристава, в результате непосредственных действий которого причинены убытки заинтересованному лицу, возможно по усмотрению суда или ходатайству лиц, участвующих в деле, только в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика. Его заинтересованность в исходе дела может быть обусловлена возможностью возложения на него ответственности в порядке регресса перед службой судебных приставов на основании ст. 1081 ГК РФ, п. 2 ст. 19 Закона о судебных приставах, гл. 39 ТК РФ.

Подведомственность и подсудность исков о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, определяются общими правилами гл. 3 ГПК РФ, гл. 4 АПК РФ <1>. При этом на подведомственность не влияет участие в деле судебного пристава в качестве третьего лица (ч. 4 ст. 27 АПК РФ).

———————————

<1> Так, в п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами» обращено внимание, что иски о возмещении вреда, причиненного государственными органами (их должностными лицами), подлежат рассмотрению по месту нахождения органа, причинившего вред (органа, должностным лицом которого причинен вред), если иное не предусмотрено законодательством.

 

Наибольший интерес по таким искам представляет круг обстоятельств, подлежащих установлению по делу, а также распределение обязанности по их доказыванию.

Ответственность по ст. 1069 ГК РФ наступает на общих условиях деликтной ответственности при наличии специальных условий, оговоренных данной статьей. Исходя из изложенного, в предмет доказывания и судебного исследования по делу входят:

— факт наступления вреда;

— причинение вреда в сфере исполнительного производства;

— субъекты ответственности;

— факт противоправности поведения причинителя вреда;

— наличие причинной связи между наступившим вредом и противоправным поведением причинителя вреда;

— вина причинителя вреда.

Удовлетворение иска о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения, возможно при доказанности совокупности условий деликтной ответственности.

Бремя доказывания наличия и размера вреда, причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на истце, который в силу ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ должен доказать наличие вышеперечисленных условий для возмещения убытков. Доказыванию подлежит каждый элемент убытков.

Поскольку п. 2 ст. 1064 ГК РФ в качестве общего основания ответственности за причинение вреда предусматривает, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, то по общему правилу бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда.

При установлении факта наступления вреда следует учитывать конкретные обстоятельства дела и статус истца в исполнительном производстве, если иск заявлен стороной исполнительного производства.

Когда иск о возмещении ущерба, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава, предъявлен взыскателем, истец должен доказать реальную возможность взыскания по исполнительному документу, которое не было произведено. Вред для взыскателя не считается наступившим, если возможность взыскания не утрачена. Вред, причиненный действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, может быть взыскан только в случае, если в результате такого действия (бездействия) возможность исполнения судебного акта (погашения долга) утрачена <1>.

———————————

<1> См., например, п. 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145.

 

В то же время утрата взыскателем возможности на получение удовлетворения требований исполнительного документа за счет арестованного и (или) реализованного имущества должника не всегда свидетельствует о причинении ему вреда. Так, окончание исполнительного производства в связи с отсутствием у должника имущества, на которое может быть обращено взыскание, не препятствует взыскателю вторично обратиться в службу судебных приставов в пределах срока предъявления исполнительного документа к исполнению.

Должник в исполнительном производстве, как и другие заинтересованные лица, имеет право на предъявление иска о возмещении ущерба, причиненного в результате совершения исполнительных действий и (или) мер принудительного исполнения, например в случае реализации имущества, на которое не могло быть обращено взыскание, при утрате возможности возврата ему этого имущества. В случае правомерной реализации арестованного имущества должника и погашения его задолженности перед взыскателем факт причинения вреда отсутствует и оснований для применения ст. 1069 ГК РФ не имеется <1>.

———————————

<1> См., например, п. 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с возмещением вреда (убытков), причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, утвержденного Протоколом президиума Федерального арбитражного суда Уральского округа от 4 июля 2003 г. N 7.

 

Немаловажное значение для определения объема удовлетворения требований взыскателя имеет установление судом размера убытков. При этом следует учитывать, что в соответствии со ст. 15 ГК РФ сторона, заявляя требование о взыскании убытков, должна представить доказательства, подтверждающие принятие мер по предотвращению либо уменьшению убытков. Непринятие мер по уменьшению ущерба или его предотвращению может рассматриваться как основание уменьшения размера возмещения в силу п. 2 ст. 1083 ГК РФ.

При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые истцом для ее получения меры и сделанные в этих целях приготовления (п. 4 ст. 393 ГК РФ).

Противоправность действий причинителя вреда по делам анализируемой категории исков подтверждается фактом признания постановления, действий или бездействия судебного пристава незаконными либо в порядке подчиненности вышестоящим должностным лицом службы судебных приставов, либо в судебном порядке. Это обстоятельство является одним из условий, необходимых для возложения ответственности в виде возмещения вреда на основании ст. 1069 ГК РФ.

В то же время осуществление защиты нарушенного права путем возмещения убытков (ст. 12 ГК РФ), причиненных гражданину или организации в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, не ставится в зависимость от необходимости оспаривания указанных действий (бездействия) по правилам, установленным гл. 25 ГПК РФ, гл. 24 АПК РФ.

Лицо, чье право нарушено, вправе избрать любой предусмотренный законом способ защиты. Если истец обратился в суд с иском о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, а не с заявлением о признании его действий (бездействия) незаконными, оценка судом его действий на предмет их правомерности в любом случае является необходимым элементом для установления наличия или отсутствия состава правонарушения, влекущего деликтную ответственность.

Так, в п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2011 г. N 145 отмечено, что тот факт, что ненормативный правовой акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действия (бездействие) государственного органа — незаконными, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действиями (бездействием). В названном случае суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действий (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица) при рассмотрении иска о возмещении вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 151 ГПК РФ, ч. 1 ст. 130 АПК РФ истец вправе соединить в одном заявлении несколько требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам. Требование об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя и требование о возмещении на основании ст. 1069 ГК РФ вреда, причиненного оспариваемыми действиями судебного пристава-исполнителя, имеют одно основание возникновения — инициированную заинтересованным лицом проверку действий на соответствие закону. Установление незаконности действий влечет применение ответственности — взыскание убытков. Таким образом, применение ответственности производно от результата оценки действий, что указывает на связанность требований о них <1>. Кроме того, эти требования, как правило, подтверждаются одними и теми же доказательствами.

———————————

<1> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 апреля 2007 г. N 16196/06.

 

То обстоятельство, что отдельные действия судебного пристава-исполнителя признаны незаконными, само по себе не влечет ответственности соответствующих органов ФССП России за наступивший вред в порядке ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. Необходимо установление причинно-следственной связи между наступившим вредом и незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

Например, если иск о возмещении убытков заявлен взыскателем, не получившим исполнения судебного акта или акта иного органа, ему необходимо представить доказательства использования им всех мер, которые предусмотрены законом, для исполнения судебного акта, в том числе изменения способа исполнения решения и невозможности повторного предъявления исполнительного листа к исполнению. В частности, если иск взыскателем предъявлен в связи с утратой исполнительного документа судебным приставом-исполнителем, то истцу необходимо доказать, что неисполнение исполнительного документа имеет место, несмотря на принятые с его стороны меры по получению дубликата исполнительного документа.

Не находятся в прямой причинной связи с неправомерными действиями судебных приставов-исполнителей, например, коэффициенты инфляции, упущенная льгота по налогообложению, начисление пеней по налогам и сборам.

По искам о возмещении ущерба, причиненного в результате действий судебного пристава-исполнителя, в судебно-арбитражной практике неоднократно возникал вопрос относительно возможности взыскания со службы судебных приставов процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), например в случае, когда взысканные с должника денежные суммы длительное время не перечислялись взыскателю с депозитного счета соответствующего структурного подразделения службы судебных приставов.

В п. 33 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов» четко сформулировано, что взыскание процентов, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ, не допускается.

В этом случае следует исходить из того, что взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами есть мера гражданско-правовой ответственности, которая не может применяться в случае причинения вреда вместо возмещения вреда. В соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Требования о возмещении вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем, в силу комментируемой нормы должны предъявляться по правилам ст. ст. 16, 1069 ГК РФ. Законодательством не предусматривается возможность взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке возмещения вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем, возмещению подлежит сам причиненный вред.

 

Статья 120. Защита прав организаций при неисполнении содержащегося в исполнительном документе требования о восстановлении на работе

 

Комментарий к статье 120

 

  1. Способ защиты, установленный в комментируемой статье, предусмотрен для защиты имущественных прав организации, являющейся должником по исполнительному документу о восстановлении взыскателя на работе, и может быть определен как регрессное требование.

В соответствии с ч. 2 ст. 106 ФЗИП в случае неисполнения должником требования о восстановлении на работе уволенного или переведенного работника судебный пристав-исполнитель принимает меры, предусмотренные ст. 105 ФЗИП, и разъясняет взыскателю его право обратиться в суд или другой орган, принявший решение о восстановлении его на работе, с заявлением о взыскании с должника среднего заработка за время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время со дня вынесения решения о восстановлении на работе по день исполнения исполнительного документа (фактического допуска работника к исполнению прежних трудовых обязанностей и отмены приказа (распоряжения) об увольнении или о переводе взыскателя).

При обращении взыскателя с таким заявлением орган, принявший решение о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника, выносит определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка или разницы в заработке (ст. 396 ТК РФ). Указанное определение выносится в рамках того же производства, в котором постановлено решение о восстановлении на работе, так как затрагивает только права и обязанности взыскателя и должника.

Приведенные нормы закрепляют дополнительную гарантию защиты трудовых прав взыскателя независимо от причин задержки со стороны должника в исполнении решения о восстановлении на работе.

В то же время надлежащее и своевременное исполнение должником требования о восстановлении взыскателя на работе непосредственно зависит от руководителя должника или иного должностного лица, к полномочиям которого относятся фактический допуск работника к исполнению прежних трудовых обязанностей и отмена приказа (распоряжения) об увольнении или о переводе работника. Несвоевременное исполнение указанными лицами решения о восстановлении на работе влечет прежде всего неблагоприятные последствия для должника по несению дополнительной имущественной ответственности перед взыскателем.

В свою очередь, руководитель должника или иное должностное лицо, от чьих действий зависит исполнение решения, постановленного в отношении должника, также состоят в трудовых отношениях с должником. Соответственно, в силу гл. 39 ТК РФ они как работники несут материальную ответственность перед работодателем за причиненный ему прямой действительный ущерб, к которому относятся суммы, выплаченные работодателем по вине работника третьим лицам (ст. 238 ТК РФ).

С учетом изложенного в случае неисполнения содержащегося в исполнительном документе требования о восстановлении на работе незаконно уволенного или переведенного работника ущерб, причиненный организации-должнику выплатой указанному работнику денежных сумм, может быть взыскан с руководителя или иного работника этой организации, виновных в неисполнении исполнительного документа.

Закрепление возможности привлечения руководителей и иных работников организации к регрессной ответственности направлено на стимулирование указанных лиц к немедленному и безусловному исполнению решений о восстановлении на работе.

  1. Порядок взыскания работодателем ущерба с работника, виновного в причинении ущерба работодателю, определяется, по общему правилу, ст. 248 ТК РФ, устанавливающей несудебный и судебный порядок взыскания ущерба, причиненного работником (в том числе руководителем) при исполнении трудовых обязанностей. В судебном порядке взыскание ущерба производится по общим правилам гражданского судопроизводства, т.е. в исковом производстве, что обусловлено наличием спора о праве материальном.

Истцом по искам о взыскании с руководителя или иного работника ущерба, причиненного неисполнением исполнительного документа о восстановлении взыскателя на работе, является организация-должник, которой причинен материальный ущерб; ответчиком — руководитель или иной работник этой организации, непосредственно по вине которого ей причинен ущерб.

Привлечение к участию в таком деле взыскателя по исполнительному документу о восстановлении на работе не требуется, поскольку вопрос о его правах по таким искам не разрешается и решение суда никоим образом не может повлиять на объем его прав по отношению к истцу (так как между ними вопрос о праве уже разрешен) или ответчику (с ним взыскатель не состоит в каких-либо материальных правоотношениях, связанных со спорным материальным отношением).

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ иски, предъявленные на основании комментируемой статьи, подведомственны судам общей юрисдикции. Их подсудность определяется правилами ст. ст. 23, 28 ГПК РФ.

В предмет доказывания по таким искам включаются следующие факты:

— наличие между сторонами спора трудовых отношений;

— вынесение органом, постановившим решение о восстановлении на работе, определения о выплате взыскателю за все время задержки исполнения решения среднего заработка или разницы в заработке;

— исполнение должником указанного определения (ущерб);

— возложение на ответчика распорядительных функций, от исполнения которых зависит фактический допуск незаконно уволенного или переведенного работника к выполнению прежних трудовых обязанностей и отмена приказа (распоряжения) об увольнении или о переводе;

— противоправные действия (бездействие) ответчика, повлекшие задержку в исполнении требования, содержащегося в исполнительном документе;

— вина ответчика в задержке исполнения решения о восстановлении на работе.

Кроме того, в силу ст. 250 ТК РФ суд учитывает степень и форму вины, материальное положение работника и другие обстоятельства, которые могут служить основанием для снижения размера ущерба, подлежащего взысканию с работника.

С учетом специфики оснований иска большинство обстоятельств, имеющих юридическое значение для разрешения спора, подтверждается письменными доказательствами (копии судебного акта, постановлений судебного пристава-исполнителя, платежных документов, трудового договора, заключенного истцом с ответчиком, учредительных документов истца, должностных инструкций руководителя организации и т.д.).

 

Статья 121. Оспаривание постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия)

 

Комментарий к статье 121

 

  1. В отличие от п. 1 ст. 90 ФЗИП 1997 г. ч. 1 комментируемой статьи расширяет круг объектов, субъектов и порядок обжалования и оспаривания в исполнительном производстве. Так, если ст. 90 ФЗИП 1997 г. закрепляла возможность обжалования только действий судебного пристава-исполнителя или отказа в их совершении, то ч. 1 комментируемой статьи ФЗИП указывает на обжалование или оспаривание постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов. Более того, в ч. 1 ст. 125 ФЗИП речь идет не только о постановлении, действиях (бездействии), но и об отказе в совершении действий.

Постановлением должностного лица службы судебных приставов оформляется любое решение по вопросам исполнительного производства, принимаемое судебным приставом-исполнителем, главным судебным приставом РФ, главным судебным приставом субъекта РФ, старшим судебным приставом и их заместителями (см. комментарий к ст. 14 ФЗИП).

В то же время, поскольку принудительное исполнение судебных актов и актов иных органов заключается в совершении специально уполномоченными лицами — судебными приставами-исполнителями ряда исполнительных действий, регламентированных законом, представляется, что предметом обжалования и оспаривания могут являться как постановления судебного пристава-исполнителя, которыми оформляются некоторые исполнительные действия, так и сами действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления.

Исходя из того что в силу ряда норм ФЗИП некоторые действия судебного пристава-исполнителя должны совершаться с оформлением соответствующего акта, такие акты могут являться предметом самостоятельного обжалования и оспаривания (например, акт о наложении ареста на имущество (описи имущества) (ч. 5 ст. 80), акт о вселении (ч. 3 ст. 108), акт о выселении (ч. 3 ст. 107), акт об исполнении, акт о неисполнении (ч. 2 ст. 46)). Обжалование или оспаривание соответствующего акта, по сути, является жалобой (заявлением) на действия судебного пристава-исполнителя.

В соответствии с ФЗИП и Законом о судебных приставах судебные приставы-исполнители наделены широким кругом полномочий, основная направленность которых состоит в том, чтобы, применив все предусмотренные законом меры принудительного воздействия, добиться исполнения судебного решения. Поэтому несовершение судебным приставом-исполнителем всех которые предусмотрены законом мер принудительного воздействия, иными словами, исполнительных действий фактически означает отказ в их совершении, независимо от того, оформлен ли такой отказ соответствующим актом судебного пристава-исполнителя и обращался ли взыскатель с какими-либо ходатайствами о совершении судебным приставом-исполнителем соответствующих действий по исполнению судебного решения или акта другого органа.

При этом следует различать бездействие судебного пристава-исполнителя и отказ в совершении действия, поскольку отказ может быть в отношении конкретного исполнительного действия, а бездействие есть несовершение судебным приставом-исполнителем на протяжении определенного периода времени по возбужденному исполнительному производству вообще каких-либо исполнительных действий.

Таким образом, объектом обжалования и оспаривания являются любые действия, бездействие любых должностных лиц службы судебных приставов, независимо от того, каким распорядительным документом они оформлены: постановлением, актом, письмом либо в иной форме.

При этом вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов и в суд могут быть обжалованы и оспорены лишь конкретные исполнительные действия, а не деятельность судебного пристава-исполнителя, подразделения (отдела) службы судебных приставов, территориального органа службы судебных приставов или ФССП России по исполнению судебного акта и актов иных органов вообще.

Помимо этого, законодательством об исполнительном производстве не предусмотрена возможность предъявления требований о понуждении судебного пристава-исполнителя к совершению действий по исполнению судебных актов и актов иных органов.

Часть 1 комментируемой статьи предоставляет возможность обжалования или оспаривания постановлений, действий (бездействия) не только судебного пристава-исполнителя, но и старшего судебного пристава, главного судебного пристава субъекта РФ, главного судебного пристава РФ, а также заместителей указанных должностных лиц службы судебных приставов.

Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 225-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» приведены в соответствие с комментируемой нормой ч. 1 ст. 329 АПК РФ и ч. 1 ст. 441 ГПК РФ, которые также указывают в качестве объекта оспаривания постановления, действия (бездействие) должностных лиц службы судебных приставов любого уровня (главного судебного пристава РФ, главного судебного пристава субъекта РФ, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя).

Следует отметить, что правила ч. 1 комментируемой статьи распространяются только на должностных лиц службы судебных приставов. В частности, это подчеркивается тем, что в случае если предметом жалобы, поданной в порядке подчиненности, является решение, действия (бездействие) лица, не являющегося должностным лицом службы судебных приставов, то в рассмотрении по существу жалобы отказывается (п. 5 ч. 1 ст. 125 ФЗИП). Например, согласно ст. 85 ФЗИП оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована в порядке подчиненности или оспорена в суде (ч. 7); стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена только в суде (п. 3 ч. 4).

Обращает на себя внимание то, что к объектам обжалования в порядке подчиненности или оспаривания в суде ФЗИП относит постановления, действия (бездействие) только должностных лиц службы судебных приставов. Право обжалования или оспаривания действий (бездействия) ФССП России, ее территориальных органов или их подразделений (отделов) законом не предусмотрено <1>.

———————————

<1> См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30 января 2003 г. N Ф09-46/03ГК.

 

Несмотря на то что в силу ст. ст. 8, 9 Закона о судебных приставах изначально главный судебный пристав РФ и главный судебный пристав субъекта РФ имели полномочия по рассмотрению жалоб на действия судебных приставов в порядке подчиненности, ст. 90 ФЗИП 1997 г. упоминала только о судебном порядке обжалования действий (отказа в совершении действий) судебного пристава-исполнителя. Комментируемая статья в качестве общего правила предусматривает как судебный, так и несудебный (административный) порядок оспаривания и обжалования постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов. Аналогичное правило относительно обжалования и оспаривания в части постановлений судебного пристава-исполнителя содержится в ч. 4 ст. 14 ФЗИП.

Таким образом, ФЗИП прямо закрепляет смешанную подведомственность требований о признании незаконными и необоснованными постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов, по правилам которой у заинтересованных лиц в случае несогласия с ними имеется право выбора: обращаться с жалобой к вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов в порядке подчиненности или непосредственно в суд с соответствующим заявлением. При этом обращение к должностному лицу в порядке подчиненности не является обязательным условием для обращения в суд, так же как и не препятствует заинтересованному лицу обращаться в суд на любом этапе рассмотрения жалобы в порядке подчиненности. Последнее подтверждается тем, что принятие судом к рассмотрению заявления об оспаривании постановления, действий (бездействия) должностного лица службы судебных приставов приостанавливает рассмотрение жалобы, поданной в порядке подчиненности (ч. 2 ст. 126 ФЗИП); если по жалобе аналогичного содержания судом принято решение, то должностное лицо службы судебных приставов отказывает в рассмотрении по существу жалобы на постановление, действие (бездействие), отказ в совершении действий (п. 4 ч. 1 ст. 125 ФЗИП).

Принципиально иначе в ч. 1 комментируемой статьи решается вопрос о субъектах обжалования и оспаривания действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов — правом на обжалование и оспаривание наделяются не только стороны исполнительного производства (как это было предусмотрено ст. 90 ФЗИП 1997 г.), но и иные лица, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием). Подобное правило было изначально закреплено в АПК РФ (хотя ст. 329 не регламентировала и не регламентирует данный вопрос, но это следовало из общих правил арбитражного процесса <1>), в настоящее время оно нашло отражение и в ч. 1 ст. 441 ГПК РФ.

———————————

<1> См.: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 июня 2004 г. N 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов».

 

Соответственно, подача заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя лицом, не являющимся стороной исполнительного производства, не может являться основанием к отказу в принятии заявления к производству суда или прекращению производства по делу <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 марта 2002 г. N 4900/01.

 

Однако в ФЗИП имеются исключения из этого правила. В частности, оценка имущества может быть оспорена только сторонами исполнительного производства независимо от того, кем дана оценка — судебным приставом-исполнителем без участия оценщика или оценщиком в отчете (п. 3 ч. 4, ч. 7 ст. 85).

Спорным в судебной практике остается вопрос о праве прокурора на обращение в суд с заявлением об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. В частности, Верховный Суд РФ неоднократно указывал на отсутствие у прокурора права на оспаривание постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя <1>. В то же время арбитражные суды придерживаются противоположной точки зрения <2>.

———————————

<1> См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2006 года, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2006 г. (вопрос N 9); Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2004 года (по гражданским делам), утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г. (вопрос N 6).

<2> См., например, п. 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 марта 2012 г. N 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе».

 

Представляется, что указанный вопрос необходимо решать в соответствии с общими правилами ст. 45 ГПК РФ, ст. 52 АПК РФ. Если постановления, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя совершены при исполнении исполнительного документа, выданного на основании судебного акта (например, когда дело возбуждено по инициативе прокурора), то прокурор вправе их оспаривать в судебном порядке при наличии условий, указанных в ст. 45 ГПК РФ, ст. 52 АПК РФ. Если же постановления, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя совершены при исполнении исполнительного документа, выданного на основании акта несудебного органа, то прокурор не обладает правом на обращение в суд с заявлением об их оспаривании. Такой подход соответствует правилам, предусмотренным гл. 23, 25 ГПК РФ, гл. 24 АПК РФ, по которым подлежат рассмотрению заявления прокурора.

  1. По действующему законодательству об исполнительном производстве главный судебный пристав РФ наделяется большим объемом полномочий по вопросам исполнительного производства (см. комментарии к ч. ч. 9, 10 ст. 33, ч. 2 ст. 34, ч. 3 ст. 40, ч. 3 ст. 123 ФЗИП).

В связи с этим возникает необходимость закрепления права оспаривания заинтересованными лицами постановлений, действий (бездействия) главного судебного пристава РФ.

Особенность такого объекта оспаривания заключается лишь в том, что в рамках ФССП России не имеется должностных лиц, которые бы имели полномочия по проверке его законности и обоснованности в порядке подчиненности. Соответственно, у лиц, чьи права и интересы нарушаются постановлением, действием (бездействием) главного судебного пристава РФ, имеется право только на их судебное оспаривание.

  1. Основания, порядок и последствия отводов в исполнительном производстве регламентируются ст. 63 ФЗИП и фактически зависят от того, каким статусом в исполнительном производстве обладает лицо, в отношении которого заявлен отвод.

Вопрос об отводе переводчика, понятого или специалиста решается судебным приставом-исполнителем, о чем он выносит мотивированное постановление (ч. 4 ст. 63 ФЗИП). Соответственно, такое постановление судебного пристава-исполнителя может быть обжаловано в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов или оспорено в суде по общим правилам, закрепленным ч. 4 ст. 14 ФЗИП, ч. 1 комментируемой статьи, независимо от результата рассмотрения заявления об отводе указанных лиц.

Иначе решается вопрос об отводе, заявленном судебному приставу-исполнителю, поскольку он относится к компетенции старшего судебного пристава или его заместителя, о чем также выносится мотивированное постановление (ч. 3 ст. 63 ФЗИП).

Особенность здесь заключается в том, что, во-первых, обжалованию подлежит только постановление старшего судебного пристава (или его заместителя) об отказе в отводе судебного пристава-исполнителя. Постановление старшего судебного пристава или его заместителя об удовлетворении отвода судебного пристава-исполнителя обжалованию не подлежит в силу прямого запрета (ч. 3 комментируемой статьи) <1>. Во-вторых, правом на обжалование постановления старшего судебного пристава или его заместителя об отказе в отводе судебного пристава-исполнителя наделяется только сторона исполнительного производства (взыскатель или должник), заявившая отвод.

———————————

<1> См., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 18 марта 1999 г. N КГ-А41/604-99.

 

Изложенные правила обусловлены спецификой последствий отвода (отказа в отводе) судебного пристава-исполнителя: от этого зависит не только дальнейшее движение исполнительного производства, но и признание законности постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, вынесенных и совершенных им как до заявления отвода, так и после поступления и рассмотрения такого заявления.

Несмотря на то что в ч. 3 комментируемой статьи применяется только термин «обжалование», постановление старшего судебного пристава об отказе в отводе судебного пристава-исполнителя может быть не только обжаловано в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов, но и оспорено в суде. Это следует из положений ч. 4 ст. 441 ГПК РФ, согласно которой отказ в отводе судебного пристава-исполнителя может быть оспорен в порядке, предусмотренном указанной статьей (АПК РФ специально не регламентирует этот вопрос).

В судебно-арбитражной практике возник также вопрос относительно способов защиты прав стороны исполнительного производства, когда заявление об отводе судебного пристава-исполнителя оставлено старшим судебным приставом без рассмотрения. Прежде всего в таком случае встает вопрос определения объекта оспаривания, поскольку, с одной стороны, несовершение для заявителя старшим судебным приставом положительных действий по отводу судебного пристава-исполнителя можно расценивать как отказ в отводе судебного пристава-исполнителя и не иначе <1>, с другой стороны, фактически имеет место бездействие старшего судебного пристава <2>.

———————————

<1> Именно такая позиция нашла отражение в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 января 1999 г. N КГ-А41/3454-98 по делу, в котором заявление об отводе судебного пристава-исполнителя не было рассмотрено старшим судебным приставом-исполнителем, в связи с чем заявитель подал жалобу в арбитражный суд, поставив вопрос о вынесении определения, обязывающего старшего судебного пристава-исполнителя разрешить вопрос об отводе судебного пристава-исполнителя, в чем арбитражным судом было отказано, поскольку сам по себе вопрос об отводе судебного пристава-исполнителя не относится к компетенции арбитражного суда.

<2> Такой вывод нашел отражение в Определении судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда по делу N 33-4630/2005. В нем рассматривалась жалоба должника на бездействие старшего судебного пристава, оставившего без рассмотрения заявление об отводе судебного пристава-исполнителя, поданное до окончания исполнительного производства. Старший судебный пристав мотивировал свое бездействие тем, что к моменту рассмотрения заявления об отводе исполнительное производство уже окончено. При этом старший судебный пристав счел возможным не выносить постановление, а уведомить должника письмом. См.: Справка по результатам обобщения практики разрешения судами Свердловской области дел по жалобам на действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей // Приложение к журналу «Уральский судебный вестник». Екатеринбург, 2006. С. 13 — 16.

 

Представляется, что в такой ситуации стороне исполнительного производства, заявившей отвод, в любом случае должно быть предоставлено право на оспаривание в судебном порядке независимо от того, как этим лицом сформулирован предмет заявления.

Таким образом, в связи с заявлением об отводе судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в судебном порядке:

— решение старшего судебного пристава (или его заместителя) об отказе в отводе судебного пристава-исполнителя, принятое в форме постановления;

— решение старшего судебного пристава (или его заместителя) об отказе в отводе судебного пристава-исполнителя, принятое в иной письменной форме;

— бездействие старшего судебного пристава (или его заместителя) по рассмотрению заявления об отводе судебного пристава-исполнителя.

  1. Согласно ч. 6 ст. 112 ФЗИП должник вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора. Аналогичное положение закреплено в ч. 4 комментируемой статьи.

Применение в указанных нормах термина «оспаривание» при отсутствии упоминания об обжаловании этого постановления позволяет сделать вывод, что законность и обоснованность указанного постановления судебного пристава-исполнителя могут быть проверены только в судебном порядке. Такой вывод подтверждается тем, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 125 ФЗИП обжалование в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора является самостоятельным основанием для должностного лица службы судебных приставов к отказу в рассмотрении жалобы по существу. Следовательно, обжалование названного постановления в порядке подчиненности вышестоящему должностному лицу службы судебных приставов не допускается.

Такой подход законодателя обусловлен, на наш взгляд, правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной им относительно правовой природы исполнительского сбора и полномочий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о его взыскании: сумма, взыскиваемая в качестве исполнительского сбора, относится, по сути, к мерам принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства; данная мера представляет собой санкцию штрафного характера, т.е. возложение на должника обязанности произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства; исполнительскому сбору как штрафной санкции присущи признаки административной штрафной санкции — он имеет фиксированное, установленное федеральным законом денежное выражение, взыскивается принудительно, оформляется постановлением уполномоченного должностного лица, взимается в случае совершения правонарушения, а также зачисляется в бюджет, средства которого находятся в государственной собственности (п. 3); постановление судебного пристава-исполнителя — поскольку оно является, по сути, актом о применении меры взыскания штрафного характера, налагаемой в порядке осуществления административно-юрисдикционных полномочий, — должно утверждаться старшим судебным приставом и может быть оспорено в суде (п. 5); юридическая сила постановления, выносимого судебным приставом-исполнителем, обусловлена его природой как особого рода самостоятельного правоприменительного акта, издаваемого в порядке административной юрисдикции в целях пресечения правонарушений, совершаемых в процессе принудительного исполнения судебных и иных решений (п. 6) <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. N 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества «Разрез Изыхский».

 

Заявление об оспаривании постановления о взыскании исполнительского сбора следует отличать от иска об отсрочке или о рассрочке его взыскания, об уменьшении размера исполнительского сбора или освобождении от его взыскания (ч. 6 ст. 112 ФЗИП). С первым целесообразно обращаться в суд, когда у судебного пристава-исполнителя отсутствуют законные основания для применения такой санкции (см. комментарий к ст. 112 ФЗИП). Со вторым следует обращаться, когда предусмотренные законом основания для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора у судебного пристава-исполнителя имелись, но размер подлежащего взысканию исполнительского сбора не учитывает обстоятельства, перечисленные в ч. 7 ст. 112 ФЗИП.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code