Глава 8. ОБРАЩЕНИЕ ВЗЫСКАНИЯ НА ИМУЩЕСТВО ДОЛЖНИКА

Комментарий к ФЗ «Об исполнительном производстве»

 

Статья 69. Порядок обращения взыскания на имущество должника

 

Комментарий к статье 69

 

  1. В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 68 ФЗИП обращение взыскания на имущество должника является одной из мер принудительного исполнения. Часть 1 комментируемой статьи фактически дает определение этой меры принудительного исполнения, устанавливая, что она включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Обращает на себя внимание терминологическая неоднородность положений ФЗИП, влияющая на определение понятия «обращение взыскания на имущество должника»:

— в ст. 84 ФЗИП сказано, что изъятие имущества должника для дальнейшей реализации либо передачи взыскателю производится в порядке, установленном ст. 80 ФЗИП для ареста, налагаемого в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях. Следовательно, в данном случае законодатель фактически отождествляет понятия «изъятие имущества должника» и «наложение ареста на имущество должника»;

— в соответствии с ч. 1 ст. 70 ФЗИП наличные денежные средства в рублях и иностранной валюте, обнаруженные у должника, в том числе хранящиеся в сейфах кассы должника-организации, находящиеся в изолированном помещении этой кассы или иных помещениях должника-организации либо хранящиеся в банках и иных кредитных организациях, изымаются и арестовываются. В этом случае законодатель подходит к аресту и изъятию имущества должника как к равнозначным частям процесса обращения взыскания на денежные средства;

— в ч. 4 ст. 80 ФЗИП говорится, что арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие его. В данном случае изъятие имущества рассматривается как факультативная составная часть наложения ареста на имущество должника.

Представляется, что подобная терминологическая неоднородность Закона вызвана недостатками юридико-технического характера и в каждом из приведенных случаев она могла бы быть довольно легко преодолена. См. комментарий к ст. ст. 70, 80 ФЗИП.

  1. Часть 1.1 комментируемой статьи содержит специальное правило о том, что в случае обращения взыскания на заложенное имущество на основании исполнительной надписи нотариуса финальным этапом может являться передача имущества залогодержателю для последующей реализации в установленном порядке.

Исполнительная надпись совершается нотариусом на договоре залога (или закладной) в случае неисполнения залогодателем соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке (в частности, отказа залогодателя передать залогодержателю либо указанному им третьему лицу заложенное движимое имущество для его последующей реализации) при наличии соответствующего обращения к нотариусу залогодержателя.

  1. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает верхний количественно-стоимостный предел, с учетом которого может быть обращено взыскание на имущество должника. Данная норма — проявление принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, закрепленного в п. 5 ст. 4 ФЗИП.

Указанный предел определяется как сумма размера задолженности, расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора.

Если размеры задолженности и исполнительского сбора уже известны к моменту начала обращения взыскания на имущество должника, то общий объем расходов по совершению исполнительных действий (например, расходов, перечисленных в п. 1 ч. 2 ст. 116 ФЗИП) к данному моменту точно определен быть не может. Соответственно, при установлении предела обращения взыскания судебный пристав-исполнитель должен исходить из размера задолженности, увеличенного на сумму исполнительского сбора, с учетом взыскания фактически понесенных расходов по совершению исполнительных действий.

Сложности могут возникнуть в тех случаях, когда взыскание обращается на неделимое имущество, стоимость которого превышает размер задолженности. Соблюдение принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения в таких случаях достигается путем возврата должнику денежных средств, оставшихся после удовлетворения всех требований, перечисленных в ч. ч. 3, 4 ст. 110 ФЗИП.

  1. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает первоочередность обращения взыскания на денежные средства в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях.

Не вполне ясно, что следует подразумевать под термином «иные ценности». По всей видимости, данный термин употребляется в том смысле, который придается ему Федеральным законом от 26 марта 1998 г. N 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Согласно абз. 4 ст. 1 данного Закона под ценностями понимаются драгоценные металлы и (или) драгоценные камни. Ранее на подобное понимание термина «иные ценности» указывалось и в литературе <1>.

———————————

<1> См., например: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» (постатейный) / Под ред. В.М. Шерстюка, М.К. Юкова. М., 2004.

 

Среди норм ГК РФ, посвященных видам объектов гражданских прав, имеется ст. 141 «Валютные ценности»; она является бланкетной и отсылает к законодательству о валютном регулировании и валютном контроле. В свою очередь, Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» определяет валютные ценности как «иностранную валюту и внешние ценные бумаги» (п. 5 ч. 1 ст. 1). Очевидно, что подобный подход к определению «иных ценностей», исходя из смысла и логики изложения ФЗИП, неприменим.

Действующий ФЗИП отдает приоритет (в плане первоочередности обращения взыскания) денежным средствам должника в рублях. По всей видимости, это вызвано необходимостью выполнения задач исполнительного производства минимумом средств (аналогично принципу процессуальной экономии в гражданском и арбитражном процессах), ведь для обращения взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте необходимо применение дополнительной процедуры продажи (см., например, ст. 71 ФЗИП).

  1. Если должник не располагает достаточным количеством денежных средств для полного погашения требований всех кредиторов по всем возбужденным в отношении его исполнительным производствам, взыскание должно быть обращено на иное имущество, принадлежащее ему на любом из вещно-правовых титулов.

Исключением из данного правила являются две категории имущества: имущество, изъятое из оборота, и имущество, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание.

К имуществу, изъятому из оборота, согласно ст. 129 ГК РФ относятся те виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается. По общему правилу на изъятие имущества из оборота должно быть прямое указание в законе. В качестве примеров таких норм можно назвать:

— ст. 5 Федерального закона от 2 мая 1997 г. N 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия»;

— ч. 4 ст. 27 ЗК РФ;

— ст. 2 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»;

— Указ Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходах производства, свободная реализация которых запрещена».

Подробнее о перечне имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание, см. в комментарии к ст. 79 ФЗИП.

  1. Часть 5 комментируемой статьи предоставляет должнику право указать судебному приставу-исполнителю имущество, на которое он просит обратить взыскание в первую очередь. Однако окончательное определение очередности обращения взыскания на имущество должника принадлежит судебному приставу-исполнителю, на которого возложена обязанность соблюдения баланса между интересами должника и взыскателя.

Судебно-арбитражная практика исходит из того, что право указывать виды имущества, на которое взыскание должно быть обращено в первую очередь, принадлежит исключительно должнику, взыскатель таким правом не наделен (см. абз. 2 п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 марта 1999 г. N 4 «О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции»).

  1. Часть 6 комментируемой статьи, допуская обращение взыскания на долю должника в имуществе, принадлежащем ему на праве совместной собственности, не содержит конкретных способов определения такой доли, отсылая для этого к иным федеральным законам, к числу которых можно отнести СК РФ и ГК РФ (часть первая).

Комментируемый Закон не выделяет долю должника в имуществе, принадлежащем ему на праве совместной собственности, в отдельную очередь, как это сделано, например, в отношении доли в уставном капитале хозяйственного общества (ч. 3 ст. 74 ФЗИП). Тем не менее обращение взыскания на нее возможно лишь при недостаточности у должника иного имущества — данное правило установлено в абз. 3 ст. 255 ГК РФ. В литературе высказывалось мнение о том, что «в рамках каждой очереди необходимо выделять в отдельную группу имущество, находящееся в общей собственности должника и третьих лиц, и обращать взыскание на эту долю только при недостаточности другого имущества данной очереди» <1>. Представляется, что содержание ныне действующего ФЗИП не дает оснований для таких выводов.

———————————

<1> Судаков А.А. Проблемы общей собственности на неделимое имущество // Российский судья. 2005. N 4.

 

Обращение взыскания на долю должника в имуществе, принадлежащем ему на праве совместной собственности, возможно лишь по требованию кредитора. Судебному приставу-исполнителю законом такое право не предоставлено. По всей видимости, судебный пристав-исполнитель, обнаружив имущество, принадлежащее должнику на праве совместной собственности, должен известить об этом взыскателя, который сам будет решать, имеет для него смысл обращаться в суд с соответствующими требованиями или нет.

  1. Специальный правовой режим установлен для выдела доли товарища в общем имуществе товарищей по долгам участника договора инвестиционного товарищества. Введение такого специального правила обусловлено принятием Федерального закона от 28 ноября 2011 г. N 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе», целью издания которого являлось создание правовой базы для привлечения инвестиций в экономику России и реализации масштабных инвестиционных проектов. Фактически специальное правило, закрепленное в п. 6.1 комментируемой статьи, представляет собой гарантию неприкосновенности средств товарищей, которые не являются должниками, вложенных ими в деятельность инвестиционного товарищества.
  2. В целях придания эффективности процессу поиска имущества должника, добровольно не исполняющего требования исполнительного документа, законодатель предоставил судебному приставу-исполнителю право требовать от должника представления сведений о принадлежащих ему правах на имущество, в том числе исключительных и иных правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, правах требования по договорам об отчуждении или использовании указанных прав. При этом корреспондирующая обязанность должника по представлению соответствующих сведений ограничена размером задолженности, расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.

Данная обязанность должника обеспечивается введением в КоАП РФ ст. 17.14, ч. 1 которой устанавливает ответственность для должника за представление недостоверных сведений о своих правах на имущество либо за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от 1000 до 2500 руб.; на должностных лиц — от 10000 до 20000; на юридических лиц — от 30000 до 100000 руб.

Судебный пристав-исполнитель, требуя от должника представления сведений о правах на имущество, может указывать в данном требовании, о правах на какое имущество сведения должны быть представлены в первую очередь. В противном случае должник будет иметь возможность представлять судебному приставу-исполнителю информацию о правах на то имущество, взыскание на которое может быть обращено в последнюю очередь, лишь при недостаточности иного имущества, делая тем самым меры, предусмотренные комментируемой нормой, неэффективными.

  1. Часть 8 комментируемой статьи предоставляет судебному приставу-исполнителю право запрашивать сведения о наличии у должника имущества у налоговых органов, иных органов и организаций. Однако реализация данного права ограничена:

— отсутствием сведений о наличии у должника имущества;

— размером задолженности, расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора.

Не вполне ясно, что имел в виду законодатель, указывая на то, что информацию у налоговых и иных органов и организаций можно запрашивать, «если сведений о наличии у должника имущества не имеется». Значит ли это, что, если должник представил сведения о наличии у него определенного имущества, судебный пристав-исполнитель не должен запрашивать информацию из источников, перечисленных в ч. 8 комментируемой статьи? Или что обращение в налоговые и иные органы и организации является последней мерой по установлению наличия у должника имущества, которая может применяться только в случае безрезультатности иных мер? Очевидно, что анализируемая формулировка предоставляет простор для вольного ее истолкования и может в процессе применения ФЗИП дать должнику повод к обжалованию законных действий судебного пристава-исполнителя.

Действия судебного пристава-исполнителя по истребованию информации у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций, владельцев номинальных банковских счетов должны быть предварительно в письменном виде санкционированы старшим судебным приставом-исполнителем или его заместителем. Взыскатель при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком предъявления к исполнению вправе получать соответствующие сведения самостоятельно, без какого-либо санкционирования, однако получать он их может только у налогового органа, а не у органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на имущество, лиц, осуществляющих учет прав на ценные бумаги, банков и иных кредитных организаций.

В настоящее время ФССП России достигла соглашения с рядом иных государственных органов о порядке представления информации по запросам. В качестве примера можно назвать Соглашение ФССП России и Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 12 марта 2009 г. N 12/02-2/10/31-179/23 «О взаимодействии Федеральной службы судебных приставов и Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам».

Часть 9 комментируемой статьи содержит перечень сведений, которые могут быть запрошены взыскателем у налоговых органов, а судебным приставом-исполнителем — еще и у банков и иных кредитных организаций. В представлении данных сведений не может быть отказано со ссылкой на то, что они составляют банковскую тайну, поскольку судебные приставы-исполнители как органы принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц отнесены к числу имеющих доступ к сведениям, ее составляющим (см. ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности).

  1. Часть 10 комментируемой статьи устанавливает единый для всех вышеперечисленных органов и организаций срок для представления запрошенных взыскателем или судебным приставом-исполнителем сведений, который составляет семь дней со дня получения запроса. Данный срок должен исчисляться с учетом положений ч. 2 ст. 15 ФЗИП, т.е. в него не должны включаться нерабочие дни.

В связи с тем что комментируемая норма императивным образом установила срок для ответа на запрос взыскателя или судебного пристава-исполнителя, не подлежат применению положения п. 3.4 Порядка взаимодействия налоговых органов Российской Федерации и служб судебных приставов органов юстиции субъектов Российской Федерации по принудительному исполнению постановлений налоговых органов и иных исполнительных документов, утвержденного Приказом Министерства РФ по налогам и сборам и Министерства юстиции РФ от 25 июля 2000 г. N ВГ-3-10/265/215, предусматривающие трехдневный срок для направления ответа на запросы судебных приставов-исполнителей.

Примечательно, что в Законе не установлена санкция за нарушение указанного срока. Представляется, что в данном случае виновное лицо, не выполнившее требования судебного пристава-исполнителя, может быть привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ.

Статья 70. Обращение взыскания на денежные средства

 

Комментарий к статье 70

 

  1. Комментируемая статья определяет порядок действий судебных приставов-исполнителей по обращению взыскания на денежные средства, принадлежащие должнику. Часть 1 данной статьи посвящена обращению взыскания на наличные денежные средства, обнаруженные у должника. Данные денежные средства могут храниться в сейфах кассы должника-организации, находиться в изолированном помещении этой кассы или иных помещениях должника-организации.

Для получения доступа к наличным денежным средствам, находящимся в сейфах кассы должника-организации, в изолированном помещении этой кассы или иных помещениях должника-организации, судебный пристав-исполнитель наделен правом входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им, производить осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их (п. 2 ст. 12 Закона о судебных приставах).

Информацию о наличных денежных средствах в рублях и иностранной валюте, принадлежащих должнику и хранящихся в банках и иных кредитных организациях, судебный пристав-исполнитель может запросить как у самого должника, так и у соответствующих банков и кредитных организаций (см. комментарий к ст. 69 ФЗИП).

В первую очередь изыматься и арестовываться должны наличные денежные средства в рублях, так как взыскание на денежные средства должника в иностранной валюте обращается лишь при отсутствии или недостаточности у него денежных средств в рублях (ч. 3 ст. 69 ФЗИП).

Поскольку обращение взыскания на наличные денежные средства в качестве обязательного элемента включает наложение ареста на эти денежные средства, необходимо участие понятых (ст. 59 ФЗИП).

Само изъятие должно оформляться актом, форма которого утверждена Приказом ФССП России от 11 июля 2012 г. N 318 «Об утверждении примерных форм процессуальных документов, применяемых должностными лицами Федеральной службы судебных приставов в процессе исполнительного производства» (приложение N 1).

Изъятые денежные средства не позднее операционного дня, следующего за днем изъятия, сдаются в банк для перечисления на депозитный счет подразделения судебных приставов.

В таком же порядке (за исключением сдачи в банк) изымаются и арестовываются иные ценности, принадлежащие должнику. О содержании термина «иные ценности» см. комментарий к ст. 69 ФЗИП.

  1. По общему правилу при осуществлении безналичных расчетов списание денежных средств со счета осуществляется по распоряжению его владельца или без распоряжения владельца счета в случаях, которые предусмотрены законодательством и (или) договором между банком и клиентом. Списание денежных средств со счета осуществляется на основании расчетных документов, составленных в соответствии с требованиями Положения о правилах осуществления перевода денежных средств, утвержденного ЦБ РФ 19 июня 2012 г. N 383-П, в пределах имеющихся на счете денежных средств, если иное не предусмотрено в договорах, заключаемых между ЦБ РФ или кредитными организациями и их клиентами.

Однако ч. 2 комментируемой статьи прямо предусматривает изъятие из этого правила: ни взыскатель, ни судебный пристав-исполнитель не обязаны представлять в банк или иную кредитную организацию расчетные документы для перечисления денежных средств со счета должника. Для этого достаточно представить в банк исполнительный документ или постановление судебного пристава-исполнителя о перечислении денежных средств со счета должника на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Если в одном или нескольких банках либо кредитных организациях у должника открыто несколько счетов, судебный пристав-исполнитель в постановлении указывает, с какого счета и в каком объеме должны быть списаны денежные средства. Это необходимо для соблюдения требований ч. 2 ст. 69 ФЗИП. Однако необходимость буквального следования требованиям ч. 3 комментируемой статьи в некоторых случаях может привести к негативным последствиям для взыскателя. Чтобы указать в постановлении, с какого счета и в каком объеме должны быть списаны денежные средства, судебному приставу-исполнителю необходимо располагать информацией о количестве денежных средств, имеющихся на каждом из счетов. Для получения этой информации ему необходимо обратиться в банк с запросом в порядке ч. ч. 8, 9 ст. 69 ФЗИП, ответ на который ему может быть дан в течение семи рабочих дней. Но с момента, когда судебный пристав-исполнитель получит ответ на запрос, и до момента, когда он представит в банк постановление в порядке ч. 2 ст. 70 ФЗИП, может пройти время, вполне достаточное для того, чтобы должник снял со счета соответствующие денежные средства. В связи с этим более удачной, по нашему мнению, являлась бы такая редакция комментируемой статьи, согласно которой судебный пристав-исполнитель обязан указать в постановлении лишь общую сумму, подлежащую перечислению, а банк решает самостоятельно, с какого из счетов данная сумма должна быть удержана.

  1. В ч. 4 комментируемой статьи изложен порядок снятия ареста с денежных средств, находящихся на счете должника, для их последующего перечисления. По смыслу комментируемой нормы речь в ней идет только об аресте, который наложен самим судебным приставом-исполнителем в порядке ч. ч. 1, 2 ст. 80 ФЗИП. Арест, наложенный судебным приставом-исполнителем во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц, не может быть снят судебным приставом-исполнителем по собственной инициативе, без вынесения судом соответствующего судебного акта.

При обращении взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах должника, банк или иная кредитная организация должны неукоснительно соблюдать трехдневные сроки, установленные законом для информирования судебного пристава-исполнителя о совершенных действиях во исполнение его требований. Исполнение должно осуществляться незамедлительно (ч. 5 ст. 70 ФЗИП). При этом в своей деятельности банки или иные кредитные организации руководствуются разъяснениями, приведенными в письме ЦБ РФ от 27 марта 2013 г. N 52-Т «Об обеспечении незамедлительного исполнения требований о взыскании денежных средств». Согласно ему в отношении распоряжений взыскателей средств кредитные организации выполняют процедуры приема к исполнению и уведомляют об их результатах не позднее рабочего дня, следующего за днем поступления распоряжения в кредитную организацию, в соответствии с главой Положения о правилах осуществления перевода денежных средств.

  1. Часть 6 комментируемой статьи предоставляет право банку или иной кредитной организации задерживать исполнение исполнительного документа на срок до семи рабочих дней в случае возникновения обоснованных сомнений в подлинности исполнительного документа (при представлении его непосредственно взыскателем или его представителем) или в достоверности сведений:

— о реквизитах банковского счета взыскателя, на который следует перечислить взысканные денежные средства;

— о фамилии, имени, отчестве, гражданстве, реквизитах документа, удостоверяющего личность, месте жительства или месте пребывания, идентификационном номере налогоплательщика (индивидуальном налоговом номере — при его наличии), данных миграционной карты и документа, подтверждающего право на пребывание (проживание) в Российской Федерации взыскателя-гражданина;

— о наименовании, идентификационном номере налогоплательщика или коде иностранной организации, основном государственном регистрационном номере, месте государственной регистрации и юридическом адресе взыскателя — юридического лица.

Введение подобной нормы в комментируемую статью чрезвычайно спорно, поскольку предоставляет банкам и иным кредитным организациям слишком широкое поле для злоупотреблений.

Во-первых, нет единого критерия обоснованности сомнений, при наличии которых можно приостанавливать исполнение исполнительного документа.

Во-вторых, неясно, каким образом банк или иная кредитная организация будет проверять достоверность представленных взыскателем сведений. Например, согласно п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, относится к разряду персональных данных, на которые распространяется режим конфиденциальности (ст. 7). Реквизиты банковского счета взыскателя — предмет банковской тайны (ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности).

Проверка подлинности исполнительного документа также будет фактически невозможна, порядок взаимодействия банков и иных кредитных организаций, с одной стороны, и органов, выдающих исполнительные документы, с другой стороны, по проверке подлинности исполнительных документов законодательно не урегулирован.

В-третьих, банки и иные кредитные организации в анализируемой ситуации получают объем прав даже больший, чем тот, которым располагают судебные приставы-исполнители. Так, судебный пристав-исполнитель при решении вопроса о возбуждении исполнительного производства не наделен правом проверять подлинность представленного взыскателем исполнительного документа.

В качестве своеобразной гарантии прав взыскателя введена норма о том, что при проведении указанной проверки банк или кредитная организация незамедлительно приостанавливает операции с денежными средствами на счетах должника в пределах суммы денежных средств, подлежащей взысканию. Тем не менее ч. 6 комментируемой статьи во избежание возможных злоупотреблений нуждается в тщательнейшей доработке и детализации.

  1. Как взыскатель при самостоятельном обращении в банк или иную кредитную организацию, так и судебный пристав-исполнитель, действующий в рамках возбужденного исполнительного производства, обязаны указать реквизиты счета, на который должны быть перечислены денежные средства должника. Взыскатель эти реквизиты указывает в заявлении (ч. 2 ст. 8 ФЗИП), судебный пристав-исполнитель — в постановлении (ч. ч. 2, 3 ст. 70 ФЗИП).
  2. Часть 8 комментируемой статьи закрепляет условия, при которых банк или иная кредитная организация вправе не исполнить требования постановления судебного пристава-исполнителя полностью или частично:

— если денежные средства на счетах должника отсутствуют (требования постановления судебного пристава-исполнителя могут быть не исполнены полностью) либо имеющихся денежных средств недостаточно (требования постановления судебного пристава-исполнителя могут быть исполнены частично). Часть 9 комментируемой статьи возлагает на банк или иную кредитную организацию обязанность при недостаточности на счетах должника денежных средств продолжать дальнейшее исполнение по мере их поступления на его счет или счета до исполнения содержащихся в исполнительном документе требований в полном объеме. В данном случае не вполне ясна логика законодателя, не возложившего такой обязанности на банк или иную кредитную организацию в случае полного отсутствия денежных средств на счете или счетах должника;

— если на денежные средства, находящиеся на счете или счетах должника, наложен арест (требования могут быть не исполнены полностью). В данном случае речь не идет об аресте, наложенном тем же судебным приставом-исполнителем, который обратился в банк или иную кредитную организацию. Такой арест может быть снят в порядке ч. 4 комментируемой статьи (см. выше). Речь идет об арестах, наложенных либо по другим исполнительным производствам, либо в порядке п. п. 2, 3 ч. 3 ст. 80 ФЗИП;

— если в порядке, установленном законом, приостановлены операции с денежными средствами. Например, право приостанавливать операции по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента в банках и налагать арест на имущество налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента предоставлено налоговым органам (ст. ст. 31, 76 НК РФ);

— в иных случаях, которые предусмотрены Федеральным законом (см., например, ст. 73.1 ФЗИП).

  1. Часть 10 комментируемой статьи содержит перечень оснований, при наличии которых банк или иная кредитная организация может закончить исполнение исполнительного документа. Данный перечень расширительному толкованию не подлежит. Представляется целесообразным, чтобы банк или иная кредитная организация, закончив исполнение исполнительного документа:

— письменно сообщали об этом взыскателю либо судебному приставу-исполнителю;

— на исполнительном документе, постановлении судебного пристава-исполнителя делали отметку о полном либо частичном исполнении (неисполнении) требований исполнительного документа, как это делалось ранее согласно п. 2 ст. 6 ФЗИП 1997 г.

  1. В ч. 11 комментируемой статьи приводится порядок действий судебного пристава-исполнителя в случае, если на депозитный счет подразделения судебных приставов денежные средства должника поступили в объеме большем, чем это предусмотрено ч. 2 ст. 69 ФЗИП. Хотя ФЗИП и не называет конкретный момент исполнения соответствующего предписания, полагаем, что это должно быть сделано непосредственно после обнаружения факта зачисления денежных средств в объеме больше допустимого. Оставление каких-либо сумм, принадлежащих должнику, на депозитном счете подразделения судебных приставов «про запас», на случай последующего возникновения каких-либо расходов либо наложения на должника каких-либо штрафов не будет соответствовать принципу добросовестности участников гражданского оборота. Удерживаемые таким образом суммы возможно будет расценивать как неосновательное обогащение.
  2. В ч. 11.1 комментируемой статьи содержится правило о том, что со дня отзыва у банка или иной кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций исполнительные документы об обращении взыскания, о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся на его счетах, подлежат исполнению с учетом положений Закона о банках и банковской деятельности и Федерального закона от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

При получении в рамках исполнительных производств информации о том, что у банка или иной кредитной организации, в которых открыты счета должника, отозвана лицензия, судебному приставу-исполнителю необходимо в соответствии с п. 2.1 ст. 50.40 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» направлять для исполнения постановления об обращении взыскания, о наложении ареста на денежные средства должника конкурсному управляющему соответствующего банка или иной кредитной организации.

Комментируемая статья распространяет свое действие не только на «обычные» денежные средства, но и на электронные денежные средства должника, перевод которых осуществляется с использованием персонифицированных электронных средств платежа, корпоративных электронных средств платежа. Аналогичным образом дело обстоит в отношении денежных средств должника в иностранной валюте, в том числе при исчислении долга в рублях (ст. ст. 71, 72 ФЗИП).

 

Статья 71. Порядок обращения взыскания на денежные средства должника в иностранной валюте при исчислении долга в рублях

 

Комментарий к статье 71

 

  1. Комментируемая статья определяет порядок действий судебного пристава-исполнителя в тех случаях, когда у должника изъяты денежные средства в иностранной валюте, а долг исчисляется в рублях. Этот порядок действий разнится в зависимости от того, изъяты наличные денежные средства в валюте или эти денежные средства находятся на счетах и во вкладах в банках и иных кредитных организациях.

Если у должника изъяты наличные денежные средства в иностранной валюте, судебный пристав-исполнитель не позднее операционного дня, следующего за днем изъятия, передает их для продажи в банк или иную кредитную организацию, которые осуществляют продажу иностранной валюты и перечисляют полученные от продажи денежные средства в рублях на указанный в постановлении судебного пристава-исполнителя депозитный счет подразделения судебных приставов. Очевидно, что одновременно с передачей денег судебный пристав-исполнитель должен вручить работникам банка соответствующее постановление, где, помимо собственно требования о продаже иностранной валюты, должны содержаться реквизиты депозитного счета подразделения судебных приставов, на который должны быть перечислены вырученные средства.

Банковские операции со средствами в иностранной валюте имеют право осуществлять уполномоченные банки (п. 8 ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 9 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле»), к числу которых относятся кредитные организации, созданные согласно законодательству Российской Федерации, имеющие соответствующие лицензии ЦБ РФ, а также действующие на территории РФ в соответствии с лицензиями ЦБ РФ филиалы кредитных организаций, созданных в силу законодательства иностранных государств.

По смыслу ФЗИП выбор между уполномоченными банками, в которые следует обратиться для продажи изъятых у должника денежных средств в иностранной валюте, принадлежит судебному приставу-исполнителю. Выбор должен делаться с учетом всех заслуживающих внимание обстоятельств, как то: величина курса, установленного каждым из банков для соответствующей иностранной валюты, территориальная близость и доступность банка, режим работы и т.п.

  1. Часть 2 комментируемой статьи регламентирует действия банка или иной кредитной организации по продаже переданной судебным приставом-исполнителем иностранной валюты. Продажа должна осуществляться либо по курсу, установленному самим банком, либо, если такой курс отсутствует, по официальному курсу, установленному ЦБ РФ.

Центральный банк РФ устанавливает официальные курсы иностранных валют по отношению к рублю ежедневно (по рабочим дням) или ежемесячно без обязательства ЦБ РФ покупать или продавать указанные валюты по установленному курсу. Перечни иностранных валют, официальные курсы которых по отношению к рублю устанавливаются ЦБ РФ, публикуются в «Вестнике Банка России» и представительстве ЦБ РФ в сети Интернет (http://www.cbr.ru) <1>.

———————————

<1> См.: п. п. 1, 2 Положения об установлении и опубликовании Центральным банком Российской Федерации официальных курсов иностранных валют по отношению к рублю, утвержденного ЦБ РФ 18 апреля 2006 г. N 286-П.

 

  1. Если денежные средства должника в иностранной валюте находятся на счетах и во вкладах в банках и иных кредитных организациях, судебный пристав-исполнитель выносит постановление, в соответствии с которым продажу иностранной валюты должен осуществить сам этот банк (кредитная организация), а вырученные средства перечислить на депозитный счет подразделения судебных приставов, указанный в тексте постановления. Если банк или кредитная организация не являются уполномоченными банками по смыслу Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле», судебный пристав-исполнитель указывает в постановлении, что денежные средства в иностранной валюте должны быть перечислены в уполномоченный банк. Если судебный пристав-исполнитель в постановлении не укажет конкретный уполномоченный банк, выбор будет предоставлен банку или иной кредитной организации, на счетах или во вкладах у которых находились денежные средства должника.

Неудачной представляется формулировка, по которой судебный пристав-исполнитель постановлением обязывает банк или иную кредитную организацию перечислить денежные средства должника в уполномоченный банк (ч. 4 комментируемой статьи). О дальнейшей продаже денежных средств в иностранной валюте и о перечислении полученной суммы на депозитный счет подразделения судебных приставов по непонятной причине ничего не сказано.

  1. О сроках исполнения постановления судебного пристава-исполнителя см. в комментарии к ст. 70 ФЗИП.
  2. Часть 6 комментируемой статьи обязывает судебного пристава-исполнителя направлять сторонам исполнительного производства копии вынесенных постановлений.

 

Статья 72. Порядок обращения взыскания на денежные средства должника при исчислении долга в иностранной валюте

 

Комментарий к статье 72

 

  1. Комментируемая статья определяет порядок действий судебного пристава-исполнителя в тех случаях, когда долг исчисляется в иностранной валюте.

При отсутствии у должника достаточной суммы в соответствующей иностранной валюте судебный пристав-исполнитель выносит постановление об обращении взыскания на денежные средства в рублях или иной иностранной валюте. Приоритет должен отдаваться денежным средствам в рублях (ч. 3 ст. 69 ФЗИП).

  1. Части 2 и 3 комментируемой статьи, по сути дела, являются «зеркальными» по отношению к положениям ч. ч. 2, 3 ст. 71 ФЗИП. Разница состоит лишь в том, что в ст. 71 речь идет о продаже иностранной валюты, а в ст. 72 — о ее покупке.
  2. В случае если у должника имеются денежные средства в соответствующей иностранной валюте на счетах или во вкладах в банке или иной кредитной организации, судебный пристав-исполнитель постановлением обязывает данный банк или кредитную организацию перечислить необходимую сумму на депозитный счет подразделения судебных приставов или на счет взыскателя.
  3. При отсутствии у должника необходимой денежной суммы в соответствующей иностранной валюте, но наличии денежных средств в рублях на счетах и во вкладах в банке или иной кредитной организации судебный пристав-исполнитель, действуя в порядке, аналогичном указанному в ч. 4 ст. 71 ФЗИП, обязывает банк или кредитную организацию купить иностранную валюту в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, и перечислить полученные денежные средства в иностранной валюте на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Если у должника на счетах и во вкладах в банке или иной кредитной организации недостаточно средств ни в соответствующей иностранной валюте, ни в рублях, но при этом имеются денежные средства в иной иностранной валюте, порядок обращения взыскания на них аналогичен вышеописанному, с той лишь разницей, что банку или иной кредитной организации придется совершить две обменные операции: сначала продать имеющуюся иностранную валюту, а затем на полученные денежные средства в рублях приобрести иную необходимую в соответствии с требованиями исполнительного документа иностранную валюту. И только после этого полученную сумму в необходимой иностранной валюте можно перечислить на депозитный счет подразделения судебных приставов.

  1. Исчисление судебным приставом исполнительского сбора происходит в рублях в размере, рассчитанном исходя из установленного ЦБ РФ официального курса иностранной валюты на день вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора. Информацию об официальном курсе соответствующей иностранной валюты можно получить в представительстве ЦБ РФ в сети Интернет (http://www.cbr.ru). Следует помнить, что официальные курсы некоторых иностранных валют устанавливаются ежедневно (по рабочим дням), а некоторых — ежемесячно. Официальные курсы основных мировых валют (доллар США, евро, японская иена, английский фунт стерлингов, швейцарский франк и т.д.) устанавливаются ежедневно.
  2. Части 8, 9 комментируемой статьи аналогичны по содержанию ч. ч. 5, 6 ст. 71 ФЗИП. См. комментарий к указанной статье.

 

Статья 72.1. Особенности обращения взыскания на денежные средства должника, находящиеся на залоговом банковском счете и на номинальном банковском счете

 

Комментарий к статье 72.1

 

  1. Внесение в Закон комментируемой статьи обусловлено масштабной реформой гражданского законодательства, в частности введением в гражданский оборот института залога прав по договору банковского счета (см. ст. ст. 358.9 — 358.14 ГК РФ).

Комментируемая статья призвана гарантировать права залогодателя по данному виду договора залога, а также соблюсти установленную Законом очередность взыскания.

  1. Обращает на себя внимание разница в терминологии ФЗИП и ГК РФ. Если в первом говорится о «залоговом банковском счете», то ГК РФ такого термина не содержит, упоминая лишь о «банковском счете, права по которому заложены».

Залоговый банковский счет — это любой банковский счет (см. гл. 45 ГК РФ), в отношении прав на который заключен договор залога между залогодателем (владельцем счета) и залогодержателем (любым иным лицом, в том числе банком, в котором открыт соответствующий счет). При этом залог на основании договора залога прав по договору банковского счета возникает с момента уведомления банка о залоге прав и представления ему копии договора залога, а в случае, если залогодержателем является банк, заключивший с клиентом (залогодателем) договор залогового счета, — с момента заключения договора залога прав по банковскому счету (см. ст. 358.11 ГК РФ).

  1. В настоящий момент не вполне ясно, каким образом банками будут индивидуализироваться залоговые банковские счета и каким образом эта информация будет учитываться, например, налоговыми органами, которые по запросу судебных приставов-исполнителей представляют информацию об открытых должниками банковских счетах. Не владея информацией о том, что банковский счет, принадлежащий должнику, является залоговым, судебный пристав-исполнитель может ошибочно направить распоряжение на списание с указанного счета денежных средств в целях удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем. Предотвратить подобные ситуации призваны положения ч. 8 ст. 70 ФЗИП, фактически позволяющие банкам отказывать в проведении списания денежных средств со счета должника в пользу лица, не являющегося по данному счету залогодержателем (либо лицом, чьи требования удовлетворяются преимущественно перед требованием залогодержателя).
  2. В ч. 2 комментируемой статьи содержится запрет на обращение взыскания по долгам должника на денежные средства, находящиеся на номинальном банковском счете или счетах, владельцем которых является должник.

Номинальный банковский счет — новая разновидность банковских счетов, появившаяся в ГК РФ в ходе реформы гражданского законодательства (см. ст. 860.1 ГК РФ). Особенность данного счета заключается в том, что его владелец не является обладателем прав на находящиеся на нем денежные средства. Необходимость в существовании подобного рода счетов может возникнуть в различных случаях. Например, открывать такой счет можно будет опекуну, попечителю, поверенному, комиссионеру, агенту, организатору торгов, исполнителю завещания, арбитражному управляющему для совершения операций с деньгами, права на которые принадлежат другому лицу — бенефициару.

Комментируемая норма фактически представляет собой частный случай применения п. 1 ст. 860.5 ГК РФ, согласно которому приостановление операций по номинальному счету, арест или списание денежных средств, находящихся на номинальном счете, по обязательствам владельца счета, за исключением обязательств, возникающих в связи с кредитованием счета и оплатой расходов банка на совершение операций по счету, не допускается.

Обращение взыскания на денежные средства, принадлежащие не владельцу счета, а бенефициару, производится в обычном порядке (см. комментарий к ст. 70 ФЗИП).

 

Статья 73. Особенности обращения взыскания на денежные средства и ценные бумаги профессионального участника рынка ценных бумаг и его клиентов

 

Комментарий к статье 73

 

  1. Комментируемая статья устанавливает ограничения в отношении возможности обращения взыскания на денежные средства и ценные бумаги профессионального участника рынка ценных бумаг и его клиентов.

Фактически она не содержит процедурных моментов, а лишь закрепляет перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по долгам профессионального участника рынка ценных бумаг.

Под профессиональными участниками рынка ценных бумаг понимаются юридические лица, которые осуществляют виды деятельности, указанные в гл. 2 Закона о рынке ценных бумаг. К данным видам деятельности относятся:

— брокерская деятельность — совершение гражданско-правовых сделок с ценными бумагами и (или) по заключению договоров, являющихся производными финансовыми инструментами <1>, по поручению клиента от имени и за счет клиента (в том числе эмитента эмиссионных ценных бумаг при их размещении) или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом (ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг);

———————————

<1> Положение о видах производных финансовых инструментов утверждено Приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 4 марта 2010 г. N 10-13/пз-н.

 

— дилерская деятельность — совершение сделок купли-продажи ценных бумаг от своего имени и за свой счет путем публичного объявления цен покупки и (или) продажи определенных ценных бумаг с обязательством покупки и (или) продажи этих ценных бумаг по объявленным лицом, осуществляющим такую деятельность, ценам (ст. 4 Закона о рынке ценных бумаг);

— деятельность по управлению ценными бумагами — деятельность по доверительному управлению ценными бумагами, денежными средствами, предназначенными для совершения сделок с ценными бумагами и (или) заключения договоров, являющихся производными финансовыми инструментами (ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг);

— деятельность по определению взаимных обязательств (клиринг) — деятельность по определению взаимных обязательств (сбор, сверка, корректировка информации по сделкам с ценными бумагами и подготовка бухгалтерских документов по ним) и их зачету по поставкам ценных бумаг и расчетам по ним (ст. 6 Закона о рынке ценных бумаг);

— депозитарная деятельность — оказание услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги (ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг);

— деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг — сбор, фиксация, обработка, хранение данных, составляющих реестр владельцев ценных бумаг, и представление информации из реестра владельцев ценных бумаг (ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг);

— деятельность по организации торговли на рынке ценных бумаг — предоставление услуг, непосредственно способствующих заключению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами между участниками рынка ценных бумаг (ст. 9 Закона о рынке ценных бумаг).

Специфика деятельности профессионального участника рынка ценных бумаг такова, что в его владении зачастую оказываются как денежные средства, так и ценные бумаги, принадлежащие его клиентам. Для того чтобы взыскание не обращалось на денежные средства и ценные бумаги, находящиеся у должника — профессионального участника рынка ценных бумаг, но ему не принадлежащие, введена комментируемая статья.

  1. На отдельном банковском счете (счетах) должны находиться денежные средства:

— клиентов брокеров, переданные ими брокеру для совершения сделок с ценными бумагами и (или) заключения договоров, являющихся производными финансовыми инструментами, а также денежные средства, полученные по таким сделкам и (или) таким договорам, которые совершены (заключены) брокером на основании договоров с клиентами (специальный брокерский счет) (ч. 3 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг);

— депонентов, получаемые в качестве доходов по ценным бумагам и иных причитающихся владельцам ценных бумаг выплат в тех случаях, когда депозитарий оказывает депоненту соответствующие услуги (специальный депозитарный счет) (абз. 14 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг).

Иных разновидностей отдельных банковских счетов, на которых могли бы находиться денежные средства клиентов профессиональных участников рынка ценных бумаг, Законом не предусмотрено. Следовательно, можно сделать вывод, что ч. 1 комментируемой статьи распространяется на случаи обращения взыскания на денежные средства профессиональных участников рынка ценных бумаг, осуществляющих брокерскую либо депозитарную деятельность.

  1. Лицевые счета открываются реестродержателями для удостоверения прав владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска в системе ведения реестра (ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг).

Счета депо открываются депозитариями, а договор о счете депо представляет собой договор между депозитарием и депонентом, регулирующий их отношения в процессе депозитарной деятельности (ч. 4 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг).

На перечисленных лицевых счетах и счетах депо учитываются только ценные бумаги, принадлежащие соответственно владельцам эмиссионных ценных бумаг и депонентам. Таким образом, речь в ч. 2 комментируемой статьи идет исключительно о случаях обращения взыскания на имущество профессиональных участников рынка ценных бумаг, осуществляющих деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг либо депозитарную деятельность.

  1. Часть 3 ст. 73 ФЗИП регулирует отношения, возникающие в связи с обращением взыскания на имущество управляющей компании паевого инвестиционного фонда.

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» паевой инвестиционный фонд — обособленный имущественный комплекс, состоящий из имущества, переданного в доверительное управление управляющей компании учредителем (учредителями) доверительного управления с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления, и из имущества, полученного в процессе такого управления, доля в праве собственности на которое удостоверяется ценной бумагой, выдаваемой управляющей компанией.

Управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего его имущества, а также реализует все права, удостоверенные ценными бумагами, составляющими паевой инвестиционный фонд, включая право голоса по голосующим ценным бумагам.

Присоединение к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом осуществляется путем приобретения инвестиционных паев паевого инвестиционного фонда (далее — инвестиционный пай), выдаваемых управляющей компанией, осуществляющей доверительное управление этим паевым инвестиционным фондом. Сам по себе инвестиционный пай является именной ценной бумагой, удостоверяющей долю его владельца в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, право требовать от управляющей компании надлежащего доверительного управления паевым инвестиционным фондом, право на получение денежной компенсации при прекращении договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом со всеми владельцами инвестиционных паев этого паевого инвестиционного фонда (прекращении паевого инвестиционного фонда).

Следует отметить, что терминология, применяемая в ч. 3 комментируемой статьи, не вполне совпадает с терминологией, принятой в Федеральном законе «Об инвестиционных фондах». Так, в соответствии с положениями ст. 13.2 данного Закона денежные средства, переданные в оплату инвестиционных паев паевого инвестиционного фонда при его формировании, должны поступать на транзитный счет, открытый для формирования этого паевого инвестиционного фонда, бездокументарные ценные бумаги — на отдельный счет депо, открытый в специализированном депозитарии этого фонда (далее — транзитный счет депо), документарные ценные бумаги передаются на хранение в указанный специализированный депозитарий. На имущество, переданное в оплату инвестиционных паев, в том числе находящееся на транзитном счете (транзитном счете депо), не может быть обращено взыскание по долгам управляющей компании или специализированного депозитария.

Об открытии отдельных банковских счетов и (или) счетов депо для хранения денежных средств и (или) ценных бумаг лиц, подавших заявку на приобретение инвестиционных паев, но еще не приобретших эти паи, ничего не говорится.

 

Статья 73.1. Особенности обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги должника

 

Комментарий к статье 73.1

 

  1. Комментируемая статья введена в ФЗИП в 2009 г. и устанавливает особенности обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги должника, понятие которых закреплено в ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг. Согласно ст. 2 эмиссионная ценная бумага — любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных указанным Законом формы и порядка; размещается выпусками; имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги.

Всего Законом предусмотрено четыре вида эмиссионных ценных бумаг: акции, облигации, опционы эмитента, российские депозитарные расписки.

Акция — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой.

Облигация — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее владельца на получение от эмитента облигации в предусмотренный в ней срок ее номинальной стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигация может также предусматривать право ее владельца на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права. Доходом по облигации являются процент и (или) дисконт.

Опцион эмитента — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее владельца на покупку в предусмотренный в ней срок и (или) при наступлении указанных в ней обстоятельств определенного количества акций эмитента такого опциона по цене, определенной в опционе эмитента. Опцион эмитента является именной ценной бумагой. Принятие решения о размещении опционов эмитента и их размещение осуществляются согласно установленным федеральными законами правилам размещения ценных бумаг, конвертируемых в акции. При этом цена размещения акций во исполнение требований по опционам эмитента определяется в соответствии с ценой, указанной в таком опционе.

Российская депозитарная расписка — это именная эмиссионная ценная бумага, не имеющая номинальной стоимости, удостоверяющая право собственности на определенное количество представляемых ценных бумаг (акций или облигаций иностранного эмитента либо ценных бумаг иного иностранного эмитента, удостоверяющих права в отношении акций или облигаций иностранного эмитента) и закрепляющая право ее владельца требовать от эмитента российских депозитарных расписок получения взамен российской депозитарной расписки соответствующего количества представляемых ценных бумаг и оказания услуг, связанных с осуществлением владельцем российской депозитарной расписки прав, закрепленных представляемыми ценными бумагами. В случае если эмитент представляемых ценных бумаг принимает на себя обязательства перед владельцами российских депозитарных расписок, указанная ценная бумага удостоверяет также право ее владельца требовать надлежащего выполнения этих обязанностей.

Акции, опционы эмитента и российские депозитарные расписки — именные ценные бумаги. Это означает, что информация о владельцах таких ценных бумаг должна быть доступна эмитенту в форме реестра владельцев ценных бумаг, переход прав на которые и осуществление закрепленных ими прав требуют обязательной идентификации владельца.

Облигации могут быть как именными (см. выше), так и на предъявителя. Переход прав на них и осуществление закрепленных ими прав не требуют идентификации владельца.

Порядок обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги, установленный комментируемой статьей, распространяется на все без исключения именные ценные бумаги: акции, опционы эмитента, российские депозитарные расписки и именные облигации. Однако применительно к облигациям на предъявителя указанный порядок распространяется не на все их разновидности, а только на облигации, выпущенные с обязательным централизованным хранением или депонированные по иным основаниям у депозитария.

При обращении взыскания на имущество должника — владельца именных эмиссионных ценных бумаг, а также эмиссионных ценных бумаг на предъявителя, выпущенных с обязательным централизованным хранением или депонированных по иным основаниям у депозитария, на такие ценные бумаги налагается арест по общим правилам, установленным для ценных бумаг (см. комментарий к ст. 82 ФЗИП).

  1. В ч. 2 комментируемой статьи говорится о взаимоотношениях судебного пристава-исполнителя и лица, осуществляющего учет прав должника на эмиссионные ценные бумаги в ходе процедуры обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги.

В первую очередь судебному приставу-исполнителю необходимо выяснить, кто именно осуществляет учет прав должника на эмиссионные ценные бумаги. В соответствии с Законом о рынке ценных бумаг (ст. ст. 7, 8) такой учет могут осуществлять:

— сам эмитент, т.е. юридическое лицо, исполнительный орган государственной власти, орган местного самоуправления, которые несут от своего имени или от имени публично-правового образования обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению прав, закрепленных этими ценными бумагами (абз. 10 ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг);

— регистратор на основании договора с эмитентом. Регистратор — это юридическое лицо, осуществляющее деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг (п. 1 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг). Держателем реестра владельцев акций акционерных обществ, которые в связи с размещением и (или) обращением акций обязаны раскрывать информацию в соответствии со ст. 30 Закона о рынке ценных бумаг, а также в иных случаях, которые предусмотрены федеральными законами (например, в акционерных обществах с числом акционеров более 50), может быть только регистратор;

— депозитарий, т.е. лицо, оказывающее услуги по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги (абз. 2 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг).

В трехдневный срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя лицо, осуществляющее учет прав должника на эмиссионные ценные бумаги, исполняет содержащиеся в исполнительном документе требования о списании с лицевого счета или со счета депо должника и зачислении на лицевой счет или счет депо взыскателя эмиссионных ценных бумаг либо делает отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника эмиссионных ценных бумаг, достаточных для удовлетворения требований взыскателя. Неисполнение данной обязанности субъектом, которому адресовано требование судебного пристава-исполнителя, влечет привлечение к административной ответственности на основании ч. 2.1 ст. 17.14 КоАП РФ (санкция предполагает наложение административного штрафа на юридических лиц в размере одной трети стоимости эмиссионных ценных бумаг, подлежащих взысканию, но не более половины стоимости таких ценных бумаг).

  1. В ч. 3 комментируемой статьи закреплено правило, согласно которому списание ценных бумаг осуществляется только с лицевых счетов (счетов депо) владельца ценных бумаг; списание ценных бумаг, учитываемых на лицевых счетах (счетах депо) номинального держателя или иных счетах, не допускается. Под иными счетами (помимо лицевых счетов владельцев и номинальных держателей) согласно ч. 1 ст. 8.2 Закона о рынке ценных бумаг понимаются:

1) счет доверительного управляющего;

2) депозитный счет;

3) казначейский счет эмитента (лица, обязанного по ценным бумагам);

4) иные счета, предусмотренные федеральными законами.

Таким образом, меры принудительного исполнения, предусмотренные комментируемой статьей, могут повлиять лишь на взаимоотношения между владельцем соответствующих ценных бумаг и номинальным держателем. Отношения между иными участниками рынка ценных бумаг, не являющимися непосредственными владельцами, регулируются нормами законодательства не об исполнительном производстве, а о рынке ценных бумаг. Компетенция судебного пристава-исполнителя не предполагает возможности его влияния на такие отношения.

  1. В остальном процедура обращения взыскания на эмиссионные ценные бумаги идентична процедуре обращения взыскания на денежные средства должника с той лишь разницей, что субъектом, которому адресуются соответствующие требования должника либо судебного пристава-исполнителя, является не банк, а лицо, осуществляющее учет прав должника на эмиссионные ценные бумаги. К числу таких лиц могут относиться как сам эмитент, так и специализированный регистратор либо депозитарий.

Статья 73.2. Особенности обращения взыскания на имущество клиринговых организаций и участников клиринга

 

Комментарий к статье 73.2

 

  1. В связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности» ФЗИП был дополнен комментируемой статьей.

Федеральный закон «О клиринге и клиринговой деятельности» закрепляет легальное понятие клиринга. Это определение подлежащих исполнению обязательств, возникших из договоров, в том числе в результате осуществления неттинга обязательств, и подготовка документов (информации), являющихся основанием прекращения и (или) исполнения таких обязательств (п. 3 ст. 2).

По сути клиринг представляет собой обособившуюся часть сделки, состоящую в вычислении взаимных обязательств ее сторон; установление того, в какие сроки эти обязательства необходимо выполнить. Клиринг — это совокупность расчетных (вычислительных) операций по сделке, осуществляемых специализированными организациями (клиринговыми организациями) на основе использования современных вычислительных компьютерных систем и методов. Необходимость клиринга вытекает из современной организации рыночных сделок. Дело в том, что на современных организованных рынках продавец и покупатель не встречаются непосредственно. Они разделены между собой во времени и в пространстве. Связующим звеном между продавцами и покупателями являются посредники, которые, выступая в роли то продавцов, то покупателей, также разделены пространством и временем. Указанные обстоятельства приводят к тому, что имеет место обособление всех частей рыночной сделки. Клиринг является третьим этапом проведения сделки (1 — заключение сделки, 2 — сверка параметров заключенной сделки, 3 — исполнение сделки). В процессе клиринга организуются все вычисления по сделке, а также выявляются взаимные обязательства сторон, задействованных в ней <1>.

———————————

<1> См.: Вавулин Д.А., Федотов В.Н., Емельянов А.С. Комментарий к Федеральному закону от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности» (постатейный).

 

Согласно ст. 16 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности» при осуществлении клиринга и исполнении обязательств, допущенных к клирингу, могут использоваться клиринговые счета, которые открываются клиринговой организации и на которых учитывается имущество участников клиринга, лица, осуществляющего функции центрального контрагента, и (или) иных лиц, которые предусмотрены правилами клиринга. Клиринговым счетом является или отдельный банковский счет, или отдельный счет депо, или товарный счет, на котором учитываются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, которые могут быть использованы для исполнения и (или) обеспечения исполнения обязательств, допущенных к клирингу, а также обязательств по уплате вознаграждения клиринговой организации и организациям, указанным в п. п. 4 — 7 ч. 2 ст. 19 названного Закона (организаторам торгов, организациям, осуществляющим денежные расчеты по итогам клиринга, расчетным депозитариям, операторам товарных поставок).

  1. В целом введение комментируемой статьи было призвано защитить права участников клиринговой деятельности, которые могли пострадать в случае обращения взыскания судебным приставом-исполнителем на имущество клиринговой организации по долгам последней.

Дело в том, что, как уже говорилось выше, клиринговая организация — это фактически посредник между сторонами сделки, не приобретающий в ходе своей деятельности права на имущество, принадлежащее участникам клиринга. Таким образом, учет имущества, принадлежащего участникам клиринга, на клиринговых счетах клиринговых организаций не означает, что права на это имущество принадлежат клиринговой организации.

  1. Отсюда вытекают правила, закрепленные в комментируемой статье, согласно которым при обращении взыскания на имущество клиринговой организации иммунитетом от взыскания обладает имущество участников клиринга и иных лиц, находящееся на клиринговом счете, кроме того, не приостанавливаются операции по клиринговому счету.

Данные правила полностью корреспондируют с положениями ст. 18 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности», («Гарантии завершения расчетов по обязательствам, допущенным к клирингу»). Соответственно, очевидной является цель введения комментируемых норм в ФЗИП. Неочевидной является лишь необходимость дублировать одни и те же нормы в двух федеральных законах.

Еще более справедливо это утверждение в отношении ч. ч. 3 и 4 комментируемой статьи, которые воспроизводят положения п. п. 2 и 3 ст. 18 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности» дословно.

На наш взгляд, в анализируемой части нормативное регулирование, закрепленное в ФЗИП, является явно избыточным. Вполне достаточно было бы сконструировать комментируемую статью как бланкетную (как это сделано, например, в случае со ст. 79 ФЗИП).

Более того, часть гарантий, закрепленных в ст. 18 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности», не была транслирована во ФЗИП. В частности, не получили отражения в тексте комментируемой статьи правила о том, что организация, у которой открыт торговый или клиринговый счет, незамедлительно исполняет постановление о наложении ареста на имущество должника и сообщает судебному приставу-исполнителю реквизиты счетов должника, размер денежных средств должника и (или) количество ценных бумаг или иного имущества, арестованных по каждому счету, а также направляет информацию о наложении ареста в клиринговую организацию в день наложения ареста. Наложение ареста на имущество должника, находящееся на торговом и (или) клиринговых счетах, не препятствует совершению по распоряжению клиринговой организации операций, необходимых для исполнения (прекращения) обязательств, допущенных к клирингу, на день, когда клиринговая организация получила информацию о наложении ареста. В случае совершения указанных операций организация, у которой открыт торговый или клиринговый счет, обязана сообщить судебному приставу-исполнителю размер денежных средств должника и (или) количество ценных бумаг или иного имущества, оставшихся после проведения таких операций, не позднее следующего рабочего дня после их проведения (ч. ч. 5, 6 ст. 18 Федерального закона «О клиринге и клиринговой деятельности).

 

Статья 74. Особенности обращения взыскания на имущество некоторых организаций и их членов (участников)

 

Комментарий к статье 74

 

  1. Часть 1 комментируемой статьи посвящена особенностям обращения взыскания на имущество учреждений. Учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера. Учреждения подразделяются на частные (создаваемые гражданами и юридическими лицами), государственные (создаваемые Российской Федерацией, субъектами РФ) и муниципальные (создаваемые муниципальными образованиями). Государственные и муниципальные учреждения могут быть автономными, бюджетными или казенными (ст. 120 ГК РФ). Автономные учреждения — это некоммерческие организации, созданные Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления которые предусмотрены законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, полномочий органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, средств массовой информации, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах (ст. 2 Федерального закона от 3 ноября 2006 г. N 174-ФЗ «Об автономных учреждениях»).

Бюджетные учреждения — это некоммерческие организации, созданные Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями для выполнения работ, оказания услуг в целях обеспечения реализации которые предусмотрены законодательством Российской Федерации полномочий соответственно органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления в сферах науки, образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты, занятости населения, физической культуры и спорта, а также в иных сферах (п. 1 ст. 9.2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Казенные учреждения — это государственные (муниципальные) учреждения, осуществляющие оказание государственных (муниципальных) услуг, выполнение работ и (или) исполнение государственных (муниципальных) функций в целях обеспечения реализации которые предусмотрены законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти (государственных органов) или органов местного самоуправления, финансовое обеспечение деятельности которых осуществляется за счет средств соответствующего бюджета на основании бюджетной сметы (ст. 6 БК РФ).

Имущество закрепляется за учреждением его собственником на праве оперативного управления. Учреждение владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением имущества.

Порядок обращения взыскания на имущество учреждения, регулируемый п. 2 ст. 120 ГК РФ, разнится в зависимости от того, о какой разновидности учреждения идет речь.

Частное или казенное учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При недостаточности указанных денежных средств субсидиарную ответственность по обязательствам такого учреждения несет собственник его имущества. В данном случае, если иное не установлено законом, речь идет о любых обязательствах учреждения, возникших из которые предусмотрены п. 1 ст. 8 ГК РФ оснований (в том числе вследствие причинения вреда другому лицу, неосновательного обогащения), включая обязательства, возникшие при осуществлении приносящей доход деятельности.

Высший Арбитражный Суд РФ неоднократно разъяснял, что в случае недостаточности денежных средств, находящихся в распоряжении учреждения, взыскание не может быть обращено на иное имущество, закрепленное за учреждением на праве оперативного управления собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением за счет средств, выделенных по смете <1>.

———————————

<1> См., например: п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2006 г. N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

Субсидиарная ответственность учреждения — это особый вид субсидиарной ответственности, на который общие нормы о субсидиарной ответственности, содержащиеся в ст. 399 ГК РФ, распространяются с особенностями, установленными ст. 120 ГК РФ. Особенность такой ответственности состоит в том, что собственник имущества учреждения не может быть привлечен к ответственности без предъявления в суд искового требования к основному должнику. При удовлетворении судом иска кредитора о взыскании задолженности учреждения, предъявленного одновременно к учреждению и субсидиарному должнику, в резолютивной части решения суда необходимо указать на взыскание суммы задолженности с учреждения (основного должника), а при недостаточности денежных средств учреждения — с собственника его имущества (субсидиарного должника).

При этом следует учитывать, что специальный порядок исполнения судебных актов о взыскания долга с казенного учреждения и собственника его имущества в порядке субсидиарной ответственности за счет денежных средств регламентируется ст. 161 и гл. 24.1 БК РФ, по смыслу которых взыскание первоначально обращается на находящиеся в распоряжении учреждения денежные средства, а в случае их недостаточности — на денежные средства субсидиарного должника. В силу ч. 2 ст. 1 ФЗИП регулирование данных отношений не попадает в сферу действия ФЗИП.

Автономное учреждение отвечает по своим обязательствам всем закрепленным за ним имуществом, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за автономным учреждением собственником этого имущества или приобретенных автономным учреждением за счет выделенных таким собственником средств. Собственник имущества автономного учреждения не несет ответственности по обязательствам автономного учреждения.

  1. Часть 2 комментируемой статьи посвящена особенностям обращения взыскания на имущество участников полного товарищества, коммандитного товарищества, общества с дополнительной ответственностью, членов производственного кооператива в случаях, когда у поименованных юридических лиц недостаточно собственного имущества для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований. Основанием для обращения взыскания в данном случае является судебный акт.

Полное товарищество — это товарищество, участники которого (полные товарищи) в соответствии с заключенным между ними договором занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества и несут ответственность по его обязательствам принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 69 ГК РФ). Ответственность полных товарищей по обязательствам товарищества является, как и в случае с ответственностью собственника учреждения, субсидиарной. В то же время по отношению друг к другу полные товарищи несут солидарную ответственность. При этом участник полного товарищества, не являющийся его учредителем, отвечает наравне с другими участниками по обязательствам, возникшим до его вступления в товарищество. Участник же, выбывший из товарищества, отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до момента его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества (ст. 75 ГК РФ). Соглашение участников товарищества об ограничении или устранении ответственности, описанной выше, ничтожно.

Таким образом, при обращении взыскания на имущество полного товарищества необходимо привлекать участников товарищества к участию в деле в качестве соответчиков, только в этом случае вынесенный судебный акт будет являться основанием для обращения взыскания на имущество товарищей.

Коммандитное товарищество (товарищество на вере) — это товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по обязательствам товарищества своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников — вкладчиков (коммандитистов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 82 ГК РФ).

Ответственность полных товарищей по обязательствам коммандитного товарищества определяется по правилам, аналогичным вышеизложенным в отношении полного товарищества.

На имущество коммандитистов (вкладчиков) в товариществе на вере по долгам такого товарищества взыскание обращено быть не может, так как в отношении их действует общее правило, установленное в п. 3 ст. 56 ГК РФ и предусматривающее, что учредитель (участник) юридического лица или собственник его имущества не отвечает по обязательствам юридического лица.

Общество с дополнительной ответственностью — общество, уставный капитал которого разделен на доли; участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их долей, определенном уставом общества. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам, если иной порядок распределения ответственности не предусмотрен учредительными документами общества (ст. 95 ГК РФ).

Производственный кооператив (артель) — добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности (производство, переработка, сбыт промышленной, сельскохозяйственной и иной продукции, выполнение работ, торговля, бытовое обслуживание, оказание других услуг), основанной на их личном трудовом и ином участии и объединении его членами (участниками) имущественных паевых взносов. Законом и учредительными документами производственного кооператива может быть предусмотрено участие в его деятельности юридических лиц. Производственный кооператив является коммерческой организацией (п. 1 ст. 107 ГК РФ).

Члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, которые предусмотрены Федеральным законом от 8 мая 1996 г. N 41-ФЗ «О производственных кооперативах» и уставом кооператива.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона «О производственных кооперативах» производственный кооператив отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом. Субсидиарная ответственность членов кооператива по обязательствам кооператива определяется в порядке, предусмотренном уставом кооператива.

  1. Часть 3 рассматриваемой статьи устанавливает правило, в соответствии с которым взыскание на принадлежащую должнику долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, долю в складочном капитале полного товарищества, коммандитного товарищества, общества с дополнительной ответственностью, пай в производственном кооперативе обращается только при недостаточности иного имущества.

Комментируемые положения конкретизируются в нормах материального права. Так, в соответствии со ст. 25 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» обращение по требованию кредиторов взыскания на долю (часть доли) участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества допускается только на основании решения суда при недостаточности для покрытия долгов другого имущества участника общества. В случае обращения взыскания на долю (часть доли) участника общества в уставном капитале общества по долгам участника общества общество вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли (части доли) участника общества. По решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно, действительная стоимость доли (части доли) участника общества, на имущество которого обращается взыскание, может быть выплачена кредиторам остальными участниками общества пропорционально их долям в уставном капитале общества, если иной порядок определения размера оплаты не предусмотрен уставом общества или решением общего собрания участников общества.

Действительная стоимость доли (части доли) участника общества в уставном капитале общества определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествовавший дате предъявления требования к обществу об обращении взыскания на долю (часть доли) участника общества по его долгам. В случае если в течение трех месяцев с момента предъявления требования кредиторами общество или его участники не выплатят действительную стоимость всей доли (всей части доли) участника общества, на которую обращается взыскание, обращение взыскания на долю (часть доли) участника общества осуществляется путем ее продажи с публичных торгов <1>.

———————————

<1> Приведенные положения распространяются также на участников обществ с дополнительной ответственностью.

 

В соответствии со ст. 80 ГК РФ обращение взыскания на долю участника в складочном капитале полного товарищества по собственным долгам участника допускается лишь при недостатке иного его имущества для покрытия долгов. Кредиторы такого участника вправе потребовать от полного товарищества выдела части имущества товарищества, соответствующей доле должника в складочном капитале, в целях обращения взыскания на это имущество. Подлежащая выделу часть имущества товарищества или его стоимость определяется по балансу, составленному на момент предъявления кредиторами требования о выделе. Обращение взыскания на имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале полного товарищества, прекращает его участие в товариществе и влечет последствия, предусмотренные абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК РФ <1>.

———————————

<1> Приведенные положения распространяются также на полных товарищей в коммандитных товариществах.

 

Согласно ч. 3 ст. 13 Федерального закона «О производственных кооперативах» обращение взыскания на пай члена кооператива по его личным долгам допускается лишь при недостатке иного имущества для покрытия таких долгов в порядке, предусмотренном уставом кооператива. Взыскание по личным долгам члена кооператива не может быть обращено на неделимый фонд кооператива.

Следует отметить коллизию, существующую между комментируемой нормой, положениями абз. 1 ст. 255 ГК РФ и ч. 3 ст. 13 названного Закона. В частности, как должен решаться вопрос об обращении взыскания на имущество должника, если у него не имеется иного имущества, кроме доли в общем имуществе, доли в уставном капитале хозяйственного общества и пая в производственном кооперативе? На какое имущество взыскание должно обращаться в первую очередь? Представляется, что в данном случае судебный пристав-исполнитель может предложить должнику указать, на какое имущество взыскание должно быть обращено в первую очередь. Окончательно очередность обращения взыскания на имущество должника может быть определена судебным приставом-исполнителем самостоятельно (ч. 5 ст. 69 ФЗИП).

 

Статья 75. Обращение взыскания на имущественные права

 

Комментарий к статье 75

 

  1. Комментируемая статья представляет собой новеллу законодательства об исполнительном производстве. Подобных норм ФЗИП 1997 г. не содержал.

Часть 1 комментируемой статьи содержит перечень имущественных прав, принадлежащих должнику, на которые может быть обращено взыскание в рамках исполнительного производства. При этом, как указано в ч. 2 комментируемой статьи, взыскание на принадлежащие должнику имущественные права в отношении третьих лиц обращается с соблюдением правил, установленных ГК РФ. К имущественным правам, на которые может быть обращено взыскание, относятся:

1) дебиторская задолженность, т.е. право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором, в том числе право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др. (об обращении взыскания на дебиторскую задолженность см. комментарий к ст. 76 ФЗИП);

2) право требования в качестве взыскателя по исполнительному документу. Закон не уточняет, о каком праве требования идет речь: только по денежным обязательствам или нет. Представляется все-таки, что имеется в виду право требования по исполнительному документу, содержащему требования имущественного (и прежде всего денежного) характера;

3) право на аренду недвижимого имущества. Ранее во ФЗИП говорилось о праве «долгосрочной аренды», причем не раскрывалось содержание данного термина, однако в настоящее время взыскание может обращаться на право на аренду недвижимого имущества на любой срок;

4) исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации на них не может быть обращено взыскание. Такие случаи предусмотрены ГК РФ:

— п. 1 ст. 1284, согласно которому обращение взыскания не допускается на принадлежащее автору исключительное право на произведение;

— п. 1 ст. 1319, в силу которого обращение взыскания не допускается на принадлежащее исполнителю исключительное право на исполнение;

— п. 6 ст. 1405, в соответствии с которым обращение взыскания не допускается на исключительное право на секретное изобретение.

Во всех остальных случаях согласно ст. 1241 ГК РФ переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другому лицу без заключения договора с правообладателем допускается при обращении взыскания на имущество правообладателя.

На исключительное право, принадлежащее не самому автору (исполнителю), а другому лицу, и на право использования произведения (исполнения), принадлежащее лицензиату, может быть обращено взыскание (абз. 2 п. 1 ст. 1284, абз. 2 п. 1 ст. 1319 ГК РФ);

5) право требования по договорам об отчуждении и использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации. В соответствии со ст. ст. 1284, 1319 ГК РФ обращение взыскания допускается в отношении права требования автора (исполнителя) к другим лицам по договорам об отчуждении исключительного права на произведение (исполнение) и по лицензионным договорам, а также на доходы, полученные от использования произведения (исполнения). В случае продажи принадлежащего лицензиату права использования произведения (исполнения) с публичных торгов в целях обращения взыскания на это право автору (исполнителю) предоставляется преимущественное право его приобретения;

6) принадлежащее лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. В соответствии с п. 1 ст. 1235 ГК РФ лицензиат — это сторона лицензионного договора, которой предоставлено право использования исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации обладателем такого права — лицензиаром. В случае продажи принадлежащего лицензиату права использования произведения (исполнения) с публичных торгов в целях обращения взыскания на это право автору (исполнителю) предоставляется преимущественное право его приобретения (п. 2 ст. 1284, п. 2 ст. 1319 ГК РФ).

Приведенный в ч. 1 комментируемой статьи перечень не является закрытым, поэтому взыскание может обращаться и на иные имущественные права, принадлежащие должнику.

  1. Согласно ч. 3 комментируемой статьи Правительство РФ может устанавливать особенности обращения взыскания на отдельные виды имущественных прав, однако на данный момент соответствующих актов Правительством РФ не принято.

 

Статья 76. Обращение взыскания на дебиторскую задолженность

 

Комментарий к статье 76

 

  1. Комментируемая статья регулирует порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность как один из наиболее распространенных видов имущественных прав, которые могут принадлежать должнику. Понятие дебиторской задолженности содержится в п. 1 ч. 1 ст. 75 ФЗИП.

В ст. 387 ГК РФ закреплено правило, согласно которому права кредитора по обязательству могут переходить к другому лицу на основании закона, причем не только ГК РФ, но и любого иного закона. Исходя из формулировки, закрепленной в ч. 1 комментируемой статьи, обращение взыскания на дебиторскую задолженность как раз и представляет собой такой частный случай уступки права требования (цессии). Однако в дальнейшем законодатель несколько по-иному подходит к определению обращения взыскания на данное имущественное право. Так, в ч. 2 комментируемой статьи указывается, что обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится двумя способами:

1) путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов, если на это имеется согласие взыскателя;

2) посредством продажи дебиторской задолженности с торгов, если отсутствует согласие взыскателя либо дебитор не вносит (не перечисляет) дебиторскую задолженность на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Если в первом случае действительно взыскатель фактически становится цессионарием, т.е. новым кредитором по отношению к дебитору, то во втором случае взыскатель вообще не приобретает права требования к дебитору, следовательно, о цессии говорить не приходится.

Критерием, по которому происходит выбор способа обращения взыскания на дебиторскую задолженность, является наличие активной воли одной из сторон в обязательстве. При отсутствии же согласия либо соответствующих активных действий как со стороны должника в исполнительном производстве (кредитора в обязательстве), так и со стороны дебитора (должника в обязательстве) единственный возможный способ обращения взыскания на дебиторскую задолженность — это ее продажа с торгов.

  1. В ч. 3 рассматриваемой статьи установлен закрытый перечень случаев, когда взыскание на дебиторскую задолженность не может быть обращено.

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК РФ). Общий срок исковой давности устанавливается в три года (ст. 196 ГК РФ). Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (п. 1 ст. 197 ГК РФ). Следует также учитывать, что исковая давность не распространяется на некоторые требования, такие, например, как требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов (ст. 208 ГК РФ).

Договоры Российской Федерации с иностранными государствами о правовой помощи могут носить как двусторонний, так и многосторонний характер. В качестве примера многостороннего договора о правовой помощи можно назвать Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. Двусторонние соглашения о правовой помощи по гражданским делам заключены Российской Федерацией с Аргентиной, Вьетнамом, Египтом, Индией, Кубой, Мали, Польшей и др.

В соответствии со ст. 20 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о ликвидации в письменной форме уведомить об этом регистрирующий орган по месту нахождения ликвидируемого юридического лица с приложением решения о ликвидации юридического лица. Регистрирующий орган вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. С этого момента не допускаются государственная регистрация изменений, вносимых в учредительные документы ликвидируемого юридического лица, а также государственная регистрация юридических лиц, учредителем которых выступает указанное юридическое лицо, или внесение в Единый государственный реестр юридических лиц записей в связи с реорганизацией юридических лиц, участником которой является юридическое лицо, находящееся в процессе ликвидации. Таким образом, полагаем, что по смыслу ФЗИП юридическое лицо — дебитор может считаться находящимся в процессе ликвидации уже с момента вынесения соответствующего решения учредителей (участников) юридического лица, однако реально установить этот факт возможно лишь после внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации.

По общему правилу ликвидация юридического лица возможна по решению учредителей (участников) либо по решению суда. Однако Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» допускает исключение юридического лица, прекратившего свою деятельность, из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа. Так, согласно ст. 21.1 названного Закона юридическое лицо, которое в течение последних 12 месяцев, предшествовавших моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее — недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из Единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». При наличии одновременно всех вышеперечисленных признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (далее — решение о предстоящем исключении). Решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (далее — заявления), с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления. Заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. В случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц не принимается и такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Введение в отношении дебитора любой из процедур банкротства также влечет невозможность обращения взыскания на дебиторскую задолженность. Законом о банкротстве предусмотрено пять таких процедур: наблюдение, внешнее управление, финансовое оздоровление, конкурсное производство, мировое соглашение. Полагаем, что комментируемый пункт ст. 76 ФЗИП к мировому соглашению относится в меньшей степени, так как мировое соглашение — это специфическая процедура банкротства и его утверждение автоматически влечет прекращение дела о банкротстве (см. абз. 2 п. 4 ст. 150 Закона о банкротстве).

  1. Об обращении взыскания на дебиторскую задолженность судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление, в котором, помимо сведений, которые предусмотрены ч. 2 ст. 14 ФЗИП, должны содержаться:

— требование дебитору исполнить соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов;

— запрет должнику изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность (например, изменять сроки исполнения обязательства, производить новацию обязательства);

— разъяснение порядка внесения (перечисления) денежных средств дебитором на депозитный счет подразделения судебных приставов.

Постановление об обращении взыскания на дебиторскую задолженность должно быть направлено дебитору и сторонам исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения.

Поскольку ФЗИП увязывает возникновение обязанности дебитора по внесению (перечислению) суммы дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов с моментом получения постановления судебного пристава-исполнителя, целесообразно направлять такое постановление заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, обеспечивающим фиксацию момента получения дебитором постановления.

С момента получения дебитором постановления об обращении взыскания на дебиторскую задолженность исполнение обязательства дебитором путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов считается исполнением надлежащему кредитору. Напротив, исполнение обязательства путем перечисления денежных средств непосредственно кредитору (должнику в исполнительном производстве) либо путем перечисления денежных средств в депозит нотариуса надлежащим исполнением обязательства считаться не будет.

В связи с тем что в постановлении об обращении взыскания на дебиторскую задолженность содержится требование судебного пристава-исполнителя, адресованное дебитору, возникает вопрос о последствиях неисполнения данного требования. Очевидно, что неисполнение обязательства, заключающееся в невнесении (неперечислении) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, не должно являться основанием для привлечения дебитора к какой-либо ответственности. Таким основанием может послужить лишь исполнение дебитором обязательства ненадлежащему по смыслу ФЗИП лицу, т.е. должнику в исполнительном производстве. В этом случае дебитор может быть привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ.

  1. Обязанность незамедлительного информирования дебитором судебного пристава-исполнителя о внесении (перечислении) денежных средств на депозитный счет подразделения судебных приставов-исполнителей связана с тем, что исходя из размера суммы, перечисленной дебитором, судебному приставу-исполнителю необходимо будет решать вопрос о дальнейшем обращении взыскания на имущество должника либо об окончании исполнительного производства. Иными словами, положения ч. 7 комментируемой статьи — это правовой механизм, позволяющий судебному приставу-исполнителю соблюсти принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

 

Статья 77. Обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц

 

Комментарий к статье 77

 

  1. Комментируемая статья посвящена особенностям обращения взыскания на имущество, принадлежащее должнику, но находящееся не у него, а у третьих лиц. Термин «третьи лица» в данном случае необходимо понимать как «лица, не являющиеся сторонами исполнительного производства». Имущество может находиться у третьих лиц по любым законным основаниям, например на хранении.

По общему правилу обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, возможно лишь на основании судебного акта (определения суда) или исполнительной надписи нотариуса.

Право на обращение в суд с заявлением о вынесении определения об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, предоставлено как взыскателю, так и судебному приставу-исполнителю. Частью 2 комментируемой статьи установлен сокращенный срок для рассмотрения такого заявления, составляющий 10 дней со дня поступления заявления в суд.

Кроме того, в комментируемой статье содержится указание на немедленное исполнение определения суда об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц.

В соответствии со ст. 211 ГПК РФ немедленному исполнению подлежит судебный приказ или решение суда:

— о взыскании алиментов;

— о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев;

— о восстановлении на работе;

— о включении гражданина РФ в список избирателей, участников референдума.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит <1>.

———————————

<1> См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. М., 2007.

 

Возникает вопрос: имеется ли коллизия между положениями ч. 3 ст. 77 ФЗИП и ст. 211 ГПК РФ? Полагаем, что в данном случае коллизия отсутствует по следующим причинам.

Во-первых, в ст. 211 ГПК РФ речь идет о решениях и судебных приказах, а в комментируемой статье — об определениях суда.

Во-вторых, с учетом положений ст. 210 ГПК РФ можно сделать вывод, что в ст. 211 ГПК РФ говорится о судебных актах, не вступивших в законную силу, тогда как в ч. 3 ст. 77 ФЗИП закреплено правило, которое напрямую относится к судебному акту, вступившему в законную силу <1>.

———————————

<1> В этом проявляется юридико-техническое несовершенство ФЗИП, так как в процессуальных отраслях права под немедленным исполнением традиционно понимается именно исполнение судебного акта (постановления), вынесенного, но не вступившего в законную силу.

 

В отношении судебных актов арбитражного суда, подлежащих немедленному исполнению и перечисленных в АПК РФ, коллизия отсутствует, так как ч. 1 ст. 182 АПК РФ прямо предусматривает, что решение арбитражного суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, который установлен названным Кодексом и иными федеральными законами, регулирующими вопросы исполнительного производства.

  1. Часть 4 комментируемой статьи содержит перечень изъятий из общего правила об обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц. Данный перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Обращению взыскания на денежные средства, находящиеся во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, посвящены положения ст. ст. 70 — 72 ФЗИП (см. комментарий к этим статьям).

Обращение взыскания на ценные бумаги и денежные средства должника, находящиеся у профессионального участника рынка ценных бумаг, регулируется нормами, содержащимися в ст. ст. 73 и 73.1 ФЗИП.

Исполнение судебного акта, содержащего требование о наложении ареста на имущество должника, регулируется положениями ст. 80 ФЗИП.

 

Статья 78. Обращение взыскания на заложенное имущество

 

Комментарий к статье 78

 

  1. По общему правилу на заложенное имущество обращение взыскания производится только по исполнительным документам, к числу которых ФЗИП относит судебный акт, исполнительный лист и исполнительную надпись нотариуса.

В данном случае терминология, применяемая в ФЗИП, не вполне совпадает с понятийным аппаратом ГПК РФ. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 13 ГПК РФ суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции. Такого термина, как «судебный акт», ГПК РФ вообще не содержит. Отсутствует данный термин и в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», в ст. 6 которого также говорится о постановлениях федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ.

  1. Следует учитывать, что согласно п. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

В тех случаях, когда предметом залога выступают имущественные права (требования), в том числе дебиторская задолженность, специальной нормой будет являться ст. 78 ФЗИП, которой и должен отдаваться приоритет перед ст. ст. 75, 76 ФЗИП. Иными словами, положения ст. ст. 75, 76 ФЗИП будут подлежать применению, поскольку они не вступают в противоречие с правилами ст. 78 ФЗИП.

  1. Части 1.1 и 1.2 комментируемой статьи отсылают к содержанию законов о залоге аналогичным образом, как это сделано, например, в ч. 1.1 ст. 69 ФЗИП.
  2. В ч. 2 комментируемой статьи приводятся исключения из общего правила, когда обращение взыскания на заложенное имущество может быть произведено без судебного акта. Это случаи обращения взыскания на имущество для удовлетворения требований залогодержателя, т.е. когда взыскателем в исполнительном производстве является залогодержатель.

Между тем следует помнить, что ГК РФ (ст. 349) содержит перечень случаев, когда взыскание на движимое имущество, являющееся предметом залога, может быть обращено только по решению суда. Это случаи, когда:

1) договором о залоге предусмотрено, что удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного движимого имущества без обращения в суд не допускается;

2) для заключения договора о залоге требовалось согласие либо разрешение другого лица или органа;

3) предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;

4) залогодатель отсутствует и установить место его нахождения невозможно.

Если взыскание на имущество обращено для удовлетворения требований залогодержателя, то взыскание на заложенное имущество обращается в первую очередь независимо от наличия у должника другого имущества, в том числе денежных средств.

  1. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает, что заложенное имущество реализуется в порядке, установленном этим Законом, с учетом особенностей, которые предусмотрены Законом РФ от 29 мая 1992 г. N 2872-1 «О залоге», Законом об ипотеке, а также другими федеральными законами, предусматривающими особенности обращения взыскания на отдельные виды заложенного имущества.

В то же время в соответствии с ч. 1.2 комментируемой статьи реализация предмета залога на основании ходатайства залогодержателя осуществляется судебным приставом-исполнителем в порядке, установленном ФЗИП.

Поскольку специальные законодательные акты не содержат особенностей определения начальной продажной цены заложенного имущества, на которое обращается взыскание на основании исполнительной надписи в рамках исполнительного производства, то с учетом положений ч. 1.2 комментируемой статьи рекомендуется применять в данном случае общий порядок оценки арестованного имущества, предусмотренный ст. 85 ФЗИП <1>.

———————————

<1> См.: письмо ФССП России от 23 декабря 2011 г. N 12/01-31629-АП «Разъяснения по вопросам действий судебного пристава-исполнителя при обращении взыскания на заложенное имущество».

 

Статья 79. Имущество, на которое не может быть обращено взыскание

 

Комментарий к статье 79

 

  1. В ч. 1 комментируемой статьи установлены пределы обращения взыскания на имущество гражданина и закреплен принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. Норма носит отсылочный характер к ГПК РФ. В его ст. 446 исчерпывающе определены виды имущества гражданина, на которые не может быть обращено взыскание. При этом взыскание на указанное там имущество не может быть обращено как при исполнении имущественных взысканий, так и при исполнении судебных актов о конфискации имущества. К имуществу гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, относятся:

— жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

— земельные участки, на которых расположены указанные выше объекты, за исключением случаев, когда это имущество (земельные участки) является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

— предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;

— имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает 100 МРОТ;

— используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;

— семена, необходимые для очередного посева;

— продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;

— топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;

— средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;

— призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

Закрепление такого перечня имущества должника-гражданина, на которое не может быть обращено взыскание, вытекает из конституционной обязанности Российской Федерации как социального государства заботиться о благополучии своих граждан, сохраняя им условия для нормального существования. Таким образом, законодатель подчеркивает необходимость сохранения должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условий, необходимых для их нормальных существования и жизнедеятельности.

Как отметил Конституционный Суд РФ, ст. 446 ГПК РФ предоставляет гражданину-должнику имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы, исходя из общего предназначения данного правового института, гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, необходимые условия для их нормального существования и деятельности, в том числе профессиональной; данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц. «Определение того, относится ли конкретное имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, к имуществу, на которое может быть обращено взыскание, или оно защищено имущественным (исполнительским) иммунитетом, осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения соответствующего решения по имеющимся в деле исполнительным документам, а в случае спора — судом» <1>.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 12 июля 2007 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности положения абз. 3 ч. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна».

 

Ранее УИК РФ в качестве приложения содержал Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда; он утратил правовое значение, поскольку перечень, включенный в ГПК РФ, имеет универсальное межотраслевое назначение.

  1. В отношении пределов обращения взыскания на имущество юридических лиц ситуация более сложная. Согласно ч. 2 комментируемой статьи перечень имущества должника-организации, на которое не может быть обращено взыскание, устанавливается федеральным законом. Пока такого перечня не существует. В то же время есть ряд норм различной отраслевой принадлежности, исключающих возможность обращения взыскания на отдельные виды имущества юридического лица.

Совокупность правовых норм, ограничивающих возможность обращения взыскания на имущество юридического лица, образует институт имущественного иммунитета в исполнительном производстве, который впервые был выделен и описан В.В. Ярковым <1> и его учениками <2>.

———————————

<1> См.: Настольная книга судебного пристава-исполнителя / Под ред. В.В. Яркова. С. 267; Еременко М.С., Устьянцев С.Е., Ярков В.В. Обращение взыскания на имущество коммерческих организаций: Учеб.-практ. курс / Под ред. В.В. Яркова.

<2> См.: Кузнецов Е.Н. Иммунитет от взыскания в отношении определенных видов имущества должника (сравнительно-правовой анализ на основе законодательства России и Франции) // Арбитражный и гражданский процесс. 2001. N 4.

 

В отношении имущества юридических лиц существует ряд случаев ограничения возможности обращения на него взыскания. Отметим лишь некоторые из них:

— согласно п. 5 ст. 21 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» на движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов. Перечень видов имущества богослужебного назначения, на которое не может быть обращено взыскание по претензиям кредиторов, устанавливается Правительством РФ по предложениям религиозных организаций. Пока такой перечень не утвержден;

— в соответствии с п. 7 ст. 37 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» взыскание по долгам кооператива при отсутствии у него денежных средств, достаточных для погашения задолженности, может быть обращено на принадлежащее ему имущество, за исключением имущества, отнесенного в установленном порядке к неделимым фондам, рабочих лошадей и скота, продуктивного и племенного скота и птицы, животных, содержащихся на выращивании и откорме, сельскохозяйственной техники и транспортных средств (за исключением легковых автомобилей), семенных и фуражных фондов;

— в силу п. 2 ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами. При их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. Поэтому в данном случае нельзя в исполнительном производстве обратить взыскание на иное имущество должника-учреждения, за исключением денежных средств;

— согласно ст. 239 БК РФ установлен относительный иммунитет бюджетов, т.е. такой правовой режим, при котором обращение взыскания на бюджетные средства осуществляется только на основании судебного акта. Обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации службой судебных приставов не производится, за исключением ряда случаев, установленных в БК РФ;

— не может быть обращено взыскание на имущество, которое изъято из гражданского оборота. Здесь можно говорить об абсолютном иммунитете исходя из Перечня видов продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена, утвержденного Указом Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179. В него входят: драгоценные и редкоземельные металлы и изделия из них; драгоценные камни и изделия из них; стратегические материалы; вооружение, боеприпасы к нему, военная техника, запасные части, комплектующие изделия и приборы к ним, взрывчатые вещества, средства взрывания, пороха, все виды ракетного топлива, а также специальные материалы и специальное оборудование для их производства, специальное снаряжение личного состава военизированных организаций и нормативно-техническая продукция на их производство и эксплуатацию; ракетно-космические комплексы, системы связи и управления военного назначения и нормативно-техническая документация на их производство и эксплуатацию; боевые отравляющие вещества, средства защиты от них и нормативно-техническая документация на их производство и использование; уран, другие делящиеся материалы и изделия из них; рентгеновское оборудование, приборы и оборудование с использованием радиоактивных веществ и изотопов; результаты научно-исследовательских и проектных работ, а также фундаментальных поисковых исследований по созданию вооружения и военной техники; шифровальная техника и нормативно-техническая документация на ее производство и использование; яды, наркотические средства и психотропные вещества; спирт этиловый; отходы радиоактивных материалов; отходы взрывчатых веществ; отходы, содержащие драгоценные и редкоземельные металлы и драгоценные камни; лекарственные средства, за исключением лекарственных трав; лекарственное сырье, получаемое от северного оленеводства (панты и эндокринное сырье); специальные и иные технические средства, предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) для негласного получения информации, нормативно-техническая документация на их производство и использование;

— имеются определенные ограничения и при обращении взыскания на мобилизационные резервы, независимо от места их размещения, если они входят в систему государственного резерва организаций. Согласно п. 3 ст. 4 Федерального закона от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» запасы материальных ценностей государственного резерва независимо от места размещения таких запасов, здания, сооружения и другое имущество входящих в систему государственного резерва организаций, а также земельные участки, на которых эти организации расположены, и участки недр, которые используются для хранения материальных ценностей государственного резерва, являются федеральной собственностью и не могут быть использованы в качестве предмета залога. В соответствии с законодательством Российской Федерации государственный резерв не подлежит приватизации;

— от возможности обращения взыскания защищено и имущество, переданное в доверительное управление. Согласно ст. 1018 ГК РФ имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет. Поэтому обращение взыскания по долгам учредителя управления на имущество, переданное им в доверительное управление, не допускается, за исключением несостоятельности (банкротства) этого лица;

— существуют определенные ограничения по обращению взыскания на ценные бумаги, вытекающие из разъяснений Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 марта 1999 г. N 4 «О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции». Согласно п. 1 данного Постановления не может быть обращено взыскание:

1) на пакеты акций, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и переданные государством (муниципальным органом) в управление Министерству государственного имущества РФ <1>, территориальному органу по управлению государственным имуществом, фонду имущества либо по договору управляющей организации (управляющему), — по долгам соответствующего акционерного общества или органа (организации, лица), которому они переданы в управление;

———————————

<1> Ныне — Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, Федеральное агентство по государственным резервам.

 

2) акции, принадлежащие юридическому или физическому лицу, переданные им по договору в доверительное управление, — по долгам управляющей организации (управляющего). По обязательствам (долгам) собственника таких акций на них может быть обращено взыскание в установленном порядке.

Приводимый перечень ограничений по обращению взыскания на имущество юридических лиц не является исчерпывающим, в каждом конкретном случае необходимо анализировать и сопоставлять правовой статус должника, его имущества и действующее законодательство.

 

Статья 80. Наложение ареста на имущество должника

 

Комментарий к статье 80

 

  1. В ч. 1 комментируемой статьи за судебным приставом-исполнителем закрепляется право налагать арест на имущество должника в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях. Поскольку такой арест, налагаемый судебным приставом-исполнителем, не является мерой принудительного исполнения, он может налагаться и до истечения срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований.

Инициатива при наложении такого ареста может принадлежать как самому судебному приставу-исполнителю, так и взыскателю. При этом в ч. 2 комментируемой статьи указывается, что заявление взыскателя может быть либо удовлетворено, либо не удовлетворено судебным приставом-исполнителем. Основания для отказа в удовлетворении такого заявления данным Законом прямо не указаны. Лишь из содержания п. 1 ч. 3 комментируемой статьи следует, что арест, налагаемый судебным приставом-исполнителем, применяется для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации. В связи с этим можно сделать вывод, что не может быть удовлетворено заявление взыскателя о наложении ареста на имущество, не подлежащее передаче взыскателю, и на имущество, на которое не может быть обращено взыскание согласно ст. 79 ФЗИП. Кроме того, исходя из положений ч. 2 ст. 69 ФЗИП, арест на имущество должника может налагаться в размере задолженности, т.е. в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.

Иных оснований для отказа в удовлетворении заявления взыскателя во ФЗИП не содержится. Поэтому при отсутствии вышеперечисленных оснований судебный пристав-исполнитель, по нашему мнению, обязан принять решение о наложении ареста. Иное толкование положений ч. 2 комментируемой статьи могло бы привести к приданию ей излишнего коррупционного потенциала.

Решение судебного пристава-исполнителя об удовлетворении заявления взыскателя о наложении ареста на имущество должника или об отказе в его удовлетворении принимается не позднее дня, следующего за днем подачи заявления. В соответствии с ч. 1 ст. 14 ФЗИП такое решение должно оформляться постановлением судебного пристава-исполнителя, которое может быть обжаловано в порядке подчиненности либо в суд в порядке, установленном гл. 18 ФЗИП.

В ч. 1.1 комментируемой статьи содержится ограничение на наложение ареста по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании денежных средств, на имущество должника в случаях, когда сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3000 руб. Данное ограничение представляет собой реализацию принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения (п. 5 ст. 4 ФЗИП).

В то же время указанное ограничение не применяется, когда речь идет:

1) об аресте денежных средств;

2) аресте заложенного имущества, подлежащего взысканию в пользу залогодержателя;

3) аресте имущества по исполнительному документу, содержащему требование о наложении ареста.

В первом случае предполагается, что, исходя из упомянутого выше принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения, судебный пристав-исполнитель должен будет наложить арест на денежные средства именно в той сумме, которая указана в исполнительном документе. Во втором случае наложение ареста — это необходимый элемент процедуры обращения взыскания на заложенное имущество, без которого будет невозможно принудительное исполнение соответствующего исполнительного документа. В третьем случае без наложения ареста обойтись нельзя, поскольку именно оно составляет суть исполнительного документа.

  1. В ч. 3 комментируемой статьи содержится перечень случаев, когда может применяться наложение ареста на имущество должника. Помимо уже описанного ареста, налагаемого судебным приставом-исполнителем по собственной инициативе или по заявлению должника в целях обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации, арест также применяется:

1) при исполнении судебного акта о конфискации имущества;

2) при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

В этих двух случаях судебный пристав-исполнитель налагает арест не по собственной инициативе, а во исполнение требований судебного акта.

Конфискация имущества как мера государственного принуждения применяется в уголовном судопроизводстве и по делам об административных правонарушениях.

С точки зрения уголовного права (см. ч. 1 ст. 104.1 УК РФ) конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступлений, которые предусмотрены ч. 2 ст. 105, ч. ч. 2 — 4 ст. 111, ч. 2 ст. 126, ст. ст. 127.1, 127.2, ч. 1 ст. 141, ст. 141.1, ч. 2 ст. 142, ст. ст. 145.1 (если преступление совершено из корыстных побуждений), ст. ст. 146, 147, 153 — 155 (если преступления совершены из корыстных побуждений), ст. ст. 171.1, 171.2, 174, 174.1, 183, ч. ч. 3 и 4 ст. 184, ст. ст. 186, 187, 189, ч. ч. 3 и 4 ст. 204, ст. ст. 205 — 206, 208 — 210, 212, 222, 227, 228.1, ч. 2 ст. 228.2, ст. ст. 228.4, 229, 231, 232, 234, 240, 241 — 242.1, 258.1, 275 — 279, 281 — 282.2, 283.1, 285, 290, 295, 307 — 309, 355, ч. 3 ст. 359 УК РФ, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества либо через Государственную Границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках Сообщества, ответственность за которое установлена ст. ст. 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, которые предусмотрены статьями, указанными в п. «а» ст. 104.1 УК РФ, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

Если конфискация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104.1 УК РФ, на момент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости данного предмета.

В случае отсутствия либо недостаточности денежных средств, подлежащих конфискации взамен предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104.1 УК РФ, суд выносит решение о конфискации иного имущества, стоимость которого соответствует стоимости предмета, подлежащего конфискации, либо сопоставима со стоимостью этого предмета, за исключением имущества, на которое в силу ГПК РФ не может быть обращено взыскание (ст. 104.2 УК РФ).

В КоАП РФ (ст. 3.7) конфискация определяется как принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта РФ не изъятых из оборота вещей, являющихся орудием совершения или предметом административного правонарушения.

И в уголовном, и в административном судопроизводстве установлены правила, согласно которым конфискация назначается только судьей.

Арест, применяемый судебным приставом-исполнителем при исполнении судебного акта о конфискации имущества, следует отличать от ареста на имущество в порядке ст. 115 УПК РФ. В первом случае арест налагается судебным приставом-исполнителем, когда у него на исполнении находится уже вступивший в законную силу судебный акт о конфискации; во втором — судом по ходатайству следователя, дознавателя в целях обеспечения исполнения приговора в части возможной конфискации имущества.

Что касается судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц, то в данном случае подразумевается определение суда об обеспечении иска, вынесенное в порядке гл. 8 АПК РФ или гл. 13 ГПК РФ.

В целях защиты прав залогодержателей в ч. 3.1 комментируемой статьи закреплено правило о том, что не допускается арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимуществ перед залогодержателем в удовлетворении требований. Вместе с тем ч. 3 ст. 87 ФЗИП предусматривает возможность реализации заложенного имущества в пользу взыскателей, не являющихся залогодержателями, и устанавливает, что такое имущество подлежит реализации на торгах.

  1. Часть 4 комментируемой статьи содержит описание ограничений прав должника в отношении арестованного имущества. Согласно п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Аналогичные права (за изъятиями, прямо установленными ГК РФ и иными федеральными законами) закреплены за субъектами права хозяйственного ведения и оперативного управления. При наложении ареста должник, владеющий имуществом на любом из перечисленных вещных прав, в обязательном порядке лишается права распоряжения арестованным имуществом. Факультативно могут быть ограничены права пользования и владения имуществом. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования и должны быть закреплены в постановлении судебного пристава-исполнителя о наложении ареста или в акте о наложении ареста (описи имущества). Право владения ограничивается путем изъятия имущества у должника.
  2. Часть 5 комментируемой статьи, устанавливающая ряд случаев, когда участие понятых при наложении ареста на имущество должника не требуется, не согласуется с положениями ч. 1 ст. 59 ФЗИП, согласно которой участие понятых обязательно при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, связанных с наложением ареста на имущество должника, а также с изъятием и передачей указанного имущества. Приоритет в данном случае следует отдавать ч. 5 ст. 80 ФЗИП, во-первых, с учетом того, что данная норма является специальной, а во-вторых, с учетом специфики арестовываемого имущества, в ней перечисленного.

Комментируемая норма содержит перечень реквизитов, которые обязательно должны содержаться в акте о наложении ареста (описи имущества).

Под лицом, которому судебным приставом-исполнителем передается под охрану или на хранение имущество, следует понимать только физическое лицо. Этот вывод следует из системного толкования п. 7 ч. 5 ст. 80 ФЗИП и ст. 312 УК РФ. Во-первых, в акте о наложении ареста (описи имущества) проставляется подпись лица, которому имущество передано под охрану или на хранение (ничего не сказано о подписи руководителя данного лица). Во-вторых, к уголовной ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи либо аресту, может быть привлечено лишь лицо, которому это имущество вверено, а уголовной ответственности подлежат лишь физические лица (ст. 19 УК РФ).

  1. В ч. 6 комментируемой статьи говорится о необходимости подписания акта о наложении ареста на имущество должника (описи имущества) судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение указанное имущество, и иными лицами, присутствовавшими при аресте.

Число понятых, присутствующих при аресте, должно быть не меньше двух.

Под иными лицами, присутствовавшими при аресте, следует понимать как лиц, участвующих в исполнительном производстве, так и иных лиц, имеющих непосредственное отношение к арестовываемому имуществу (например, третье лицо, у которого находилось имущество должника, изъятое в рамках наложения ареста).

  1. Часть 7 комментируемой статьи распространяется на все случаи наложения ареста, в чем бы ни заключалось арестовываемое имущество. В любом случае копия постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество должника, акта о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), если они составлялись, направляются сторонам исполнительного производства, т.е. должнику и взыскателю. Иным перечисленным в ч. 7 ст. 80 ФЗИП лицам данные документы должны направляться, только если от них зависит исполнение постановления о наложении ареста либо у них имеется иная заинтересованность.
  2. Частью 8 комментируемой статьи на судебного пристава-исполнителя возложена обязанность направить постановление о наложении (снятии) ареста на недвижимое имущество должника или сведения, содержащиеся в постановлении и акте о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), в трехдневный срок со дня принятия в регистрирующий орган в форме электронного документа с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия.

 

Статья 81. Наложение ареста на денежные средства, находящиеся в банке или иной кредитной организации

 

Комментарий к статье 81

 

  1. Комментируемая статья содержит специальные по отношению к ст. 80 ФЗИП нормы, посвященные наложению ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, а также на специальном счете профессионального участника рынка ценных бумаг.

Наложение ареста на денежные средства, находящиеся в банке или иной кредитной организации, фактически представляет собой прекращение расходных операций по счету (вкладу) в пределах средств, на которые наложен арест. Совершение таких операций служащим банка или иной кредитной организации в период действия ареста на денежные средства (при условии, что постановление о наложении ареста получено банком или иной кредитной организацией) влечет привлечение его к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 312 УК РФ.

Статья 27 Закона о банках и банковской деятельности предусматривает, что на денежные средства и иные ценности юридических и физических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в кредитной организации, а также на остаток электронных денежных средств арест может быть наложен не иначе как судом и арбитражным судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии судебного решения. Возникает вопрос: имеет ли право судебный пристав-исполнитель при исполнении исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, налагать арест на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, в порядке ч. 1 ст. 80 ФЗИП? Полагаем, что да, может, поскольку в ч. 1 ст. 80 ФЗИП не содержится каких-либо ограничений по видам имущества. При этом в силу ч. 2 ст. 3 ФЗИП положения этого Закона имеют приоритет перед остальными федеральными законами, регулирующими условия и порядок принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

  1. По общему правилу судебному приставу-исполнителю необходимо направить в банк или иную кредитную организацию постановление о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся у данного банка или кредитной организации. В случае если судебному приставу-исполнителю неизвестны реквизиты счетов должника, в постановлении дополнительно указывается на розыск счетов должника и наложение ареста на денежные средства, находящиеся на этих счетах, в размере задолженности, т.е. в размере, необходимом для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, с учетом взыскания расходов по совершению исполнительных действий, исполнительского сбора и штрафов, наложенных судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.
  2. Банк или иная кредитная организация при получении постановления судебного пристава-исполнителя незамедлительно:

— исполняет постановление о наложении ареста на денежные средства должника;

— сообщает судебному приставу-исполнителю реквизиты счетов должника и размер денежных средств должника, арестованных по каждому счету.

В том случае, если у должника имеются счета, денежных средств на каждом из которых достаточно для исполнения постановления о наложении ареста, выбор между такими счетами банк или иная кредитная организация осуществляют по своему усмотрению.

Если банком или иной кредитной организацией арест был наложен на денежные средства в сумме, превышающей размер задолженности, определяемый по правилам ч. 2 ст. 69 ФЗИП, судебный пристав-исполнитель должен незамедлительно принять меры по снятию ареста с излишне арестованных денежных средств должника. Данная норма выступает проявлением принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Незамедлительно в данном случае означает, что соответствующие действия должны быть совершены в пределах того операционного дня, когда судебному приставу-исполнителю стало известно о том, что денежные средства должника арестованы в большем, чем необходимо, объеме.

 

Статья 82. Наложение ареста на ценные бумаги

 

Комментарий к статье 82

 

  1. Согласно разъяснениям, данным Высшим Арбитражным Судом РФ в отношении ареста такой разновидности ценных бумаг, как акции <1>, арест и взыскание на акции могут налагаться в соответствующих случаях определением суда или постановлением судебного пристава-исполнителя при наличии доказательств, подтверждающих право собственности (право хозяйственного ведения) ответчика (должника) на данные ценные бумаги. Доказательствами наличия у конкретного лица такого права являются соответствующая запись в реестре акционеров общества и выписка из реестра, выдаваемая реестродержателем в порядке, предусмотренном ст. 46 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденным Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. N 27, либо иные документы, предусмотренные законодательством.

———————————

<1> См.: абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 марта 1999 г. N 4 «О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции».

 

  1. Часть 1 комментируемой статьи посвящена вопросам, касающимся места наложения ареста на ценные бумаги. Оно зависит от того, о документарных или бездокументарных ценных бумагах идет речь.

В соответствии со ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг документарная форма эмиссионных ценных бумаг — форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании предъявления оформленного надлежащим образом сертификата ценной бумаги или в случае депонирования такового на основании записи по счету депо. Бездокументарная форма эмиссионных ценных бумаг — форма эмиссионных ценных бумаг, при которой владелец устанавливается на основании записи в реестре владельцев ценных бумаг или в случае депонирования ценных бумаг на основании записи по счету депо.

Таким образом, местонахождением документарных ценных бумаг является местонахождение сертификата ценной бумаги либо местонахождение депозитария, заключившего с депонентом — должником в исполнительном производстве договор о счете депо. Место учета прав владельца бездокументарных ценных бумаг определяется по месту нахождения держателя реестра. Наложение ареста на бездокументарные ценные бумаги, учитываемые на лицевых счетах (счетах депо) номинального держателя или иных счетах, не допускается.

  1. В ч. 2 комментируемой статьи указывается на необходимость вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о наложении ареста на ценные бумаги, а в тех случаях, когда речь идет о документарных ценных бумагах, — еще и составления акта о наложении ареста (описи имущества) с участием понятых. В ч. 3 комментируемой статьи приведен перечень реквизитов, которые в обязательном порядке должны содержаться в постановлении и (или) акте о наложении ареста на ценные бумаги. Данные сведения являются дополнительными к тем, которые перечислены соответственно в ч. 2 ст. 14 и ч. 5 ст. 80 ФЗИП.
  2. По общему правилу, закрепленному в ч. 4 ст. 80 ФЗИП, арест на имущество должника всегда включает запрет распоряжаться данным имуществом. Часть 5 комментируемой статьи раскрывает содержание ограничения права на распоряжение ценными бумагами. Перечисленные в ней ограничения являются обязательными.

Факультативно ограничены могут быть и иные права должника, вытекающие из ценной бумаги (в том числе право на получение дохода), в этом случае судебный пристав-исполнитель должен перечислить установленные ограничения в постановлении о наложении ареста. Кроме того, в постановлении может содержаться запрет эмитенту (управляющей компании паевого инвестиционного фонда, управляющему ипотечного покрытия) на совершение действий: по погашению ценных бумаг, выплате по ним доходов, их конвертации или обмену на иные ценные бумаги. Если постановлением ограничивается право должника на получение дохода по ценной бумаге, то все доходы по этим ценным бумагам подлежат зачислению на депозитный счет подразделения судебных приставов. Данная обязанность возлагается как на эмитента, так и на должника.

В содержание ареста документарных ценных бумаг в обязательном порядке включается ограничение права владения, иными словами, происходит изъятие данных ценных бумаг. Несмотря на то что в ч. 8 комментируемой статьи содержится правило о передаче судебным приставом-исполнителем арестованных документарных ценных бумаг хранителю либо депозитарию, хранение депозитарных ценных бумаг может осуществляться и в подразделении судебных приставов при условии обеспечения их сохранности (ч. 2 ст. 86 ФЗИП).

  1. Приостановление или аннулирование лицензии у депозитария, осуществляющего учет прав на арестованные ценные бумаги, регулируется Положением о лицензионных требованиях и условиях осуществления профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, утвержденным Приказом ФСФР России от 20 июля 2010 г. N 10-49/пз-н.

Приостановление действия лицензии осуществляется лицензирующим органом в случае неоднократного нарушения в течение одного года профессиональными участниками рынка ценных бумаг законодательства Российской Федерации о ценных бумагах, в том числе нормативных правовых актов федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Приостановление действия лицензии осуществляется по решению лицензирующего органа на срок до шести месяцев.

Приостановление действия лицензии влечет запрет на выполнение соответствующего вида профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг до принятия лицензирующим органом решения о возобновлении действия лицензии.

Уведомление о решении лицензирующего органа о приостановлении действия лицензии должно быть направлено лицензиату в письменной форме в течение трех рабочих дней с даты его принятия с указанием оснований приостановления действия лицензии. Одновременно с уведомлением о решении о приостановлении действия лицензии лицензирующий орган направляет лицензиату предписание об устранении выявленных нарушений.

Аннулирование лицензии осуществляется лицензирующим органом:

— при неоднократных нарушениях в течение одного года профессиональными участниками рынка ценных бумаг законодательства Российской Федерации о ценных бумагах, в том числе нормативных правовых актов федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг и (или) об исполнительном производстве;

— при неоднократных нарушениях в течение одного года профессиональными участниками рынка ценных бумаг требований, которые предусмотрены ст. ст. 6 и 7 (за исключением п. 3 ст. 7) Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

— в случае аннулирования или отзыва лицензии на выполнение банковских операций — для кредитных организаций;

— при неосуществлении профессиональным участником рынка ценных бумаг профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, на осуществление которой у профессионального участника рынка ценных бумаг есть лицензия, в течение одного года с даты принятия лицензирующим органом решения о выдаче соответствующей лицензии;

— по инициативе лицензиата.

Право выбора нового депозитария принадлежит должнику, который должен сообщить судебному приставу-исполнителю о том, с каким депозитарием он заключил депозитарный договор.

Произойти может также и смена реестродержателя, однако в этом случае замена производится на основании волеизъявления эмитента (управляющей компании паевого инвестиционного фонда, управляющего ипотечного покрытия).

  1. В ч. 13 комментируемой статьи указано, что в случае погашения арестованных ценных бумаг в форме передачи их владельцу имущества и (или) имущественных прав судебный пристав-исполнитель обращает взыскание на такое имущество и (или) имущественные права в порядке, установленном ФЗИП, т.е. с учетом очередности обращения взыскания на определенные виды имущества. Иными словами, если у должника имеется имущество, на которое должно быть обращено взыскание в первую очередь, по сравнению с имуществом, полученным при погашении арестованных ценных бумаг, то взыскание должно быть обращено именно на такое имущество, составляющее более раннюю очередь.

 

Статья 83. Наложение ареста на дебиторскую задолженность

 

Комментарий к статье 83

 

  1. По требованию судебного пристава-исполнителя должник и дебитор обязаны представить все необходимые документы, удостоверяющие конкретные права требования и подтверждающие размер задолженности по соответствующему обязательству.
  2. При наложении ареста на дебиторскую задолженность судебным приставом-исполнителем должно быть вынесено соответствующее постановление, а также составлен акт о наложении ареста, в котором указывается перечень документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. При изъятии указанных документов и передаче их на хранение должны присутствовать понятые.
  3. Копии постановления о наложении ареста и (или) акта о наложении ареста на дебиторскую задолженность направляются судебным приставом-исполнителем должнику, взыскателю и тому дебитору, на задолженность которого перед должником наложен арест.

С момента получения дебитором от судебного пристава-исполнителя постановления и (или) акта о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до момента реализации прав требования по этой задолженности исполнение соответствующего обязательства может осуществляться исключительно путем перечисления денежных средств на депозитный счет подразделения судебных приставов.

  1. За неисполнение требований, установленных в ч. 4 комментируемой статьи, дебитор может быть привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ.

 

Статья 83.1. Особенности наложения ареста на имущество должника, находящееся на торговом и (или) клиринговом счетах

 

Комментарий к статье 83.1

 

Комментируемая статья введена во ФЗИП в связи с принятием Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ «О клиринге и клиринговой деятельности».

О понятии клиринговой деятельности см. комментарий к ст. 73.2 ФЗИП.

 

Статья 84. Изъятие имущества должника

 

Комментарий к статье 84

 

  1. Комментируемая статья посвящена правовому регулированию изъятия имущества должника как составляющей обращения взыскания на его имущество (см. комментарий к ст. 69 ФЗИП) либо как части наложения ареста на такое имущество (см. комментарий к ст. 80 ФЗИП).

В тех случаях, когда в исполнительном документе содержится требование о передаче должником взыскателю конкретного имущества (например, исполнительный лист, выданный на основании решения о виндикации), изъятие этого имущества образует самостоятельную меру принудительного исполнения (п. 4 ч. 3 ст. 68 ФЗИП).

Применение к изъятию имущества должника порядка, установленного ст. 80 ФЗИП, означает, что об изъятии судебным приставом-исполнителем выносится постановление и составляется акт в присутствии не менее чем двух понятых. Копии перечисленных документов должны быть направлены сторонам исполнительного производства и другим заинтересованным лицам незамедлительно.

  1. Изъятие имущества должника, подверженного быстрой порче, может производиться в отличие от большинства других исполнительных действий в нерабочие дни, установленные федеральным законом или иными нормативными правовыми актами, а также в рабочие дни с 22 до 6 часов (п. 4 ч. 3 ст. 35 ФЗИП).
  2. Частью 3 комментируемой статьи установлен перечень имущества, которое подлежит обязательному изъятию в случае наложения на него ареста.

Понятие драгоценных металлов и драгоценных камней содержится в Федеральном законе от 26 марта 1998 г. N 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». В соответствии со ст. 1 данного Закона под драгоценными металлами следует понимать золото, серебро, платину и металлы платиновой группы (палладий, иридий, родий, рутений и осмий). Драгоценные металлы могут находиться в любом состоянии, виде, в том числе в самородном и аффинированном виде, а также в сырье, сплавах, полуфабрикатах, промышленных продуктах, химических соединениях, ювелирных <1> и иных изделиях, монетах, ломе и отходах производства и потребления. К драгоценным камням относятся природные алмазы, изумруды, рубины, сапфиры и александриты, а также природный жемчуг в сыром (естественном) и обработанном виде. К драгоценным камням приравниваются уникальные янтарные образования в порядке, устанавливаемом Правительством РФ <2>.

———————————

<1> К ювелирным изделиям относятся изделия, изготовленные из драгоценных металлов и их сплавов, с использованием различных видов художественной обработки, со вставками из драгоценных, полудрагоценных, поделочных, цветных камней и других материалов природного или искусственного происхождения или без них, применяемые в качестве украшений, предметов быта, предметов культа и (или) для декоративных целей, выполнения различных ритуалов и обрядов, а также памятные, юбилейные и другие знаки и медали, кроме наград, статус которых определен в соответствии с законами Российской Федерации и указами Президента РФ. См.: п. 2 Положения о порядке отнесения изделий, содержащих драгоценные камни, к ювелирным, утвержденного Приказом Комитета РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням от 30 октября 1996 г. N 146.

<2> См.: Постановление Правительства РФ от 5 января 1999 г. N 8 «Об утверждении порядка отнесения уникальных янтарных образований к драгоценным камням».

 

Статья 85. Оценка имущества должника

 

Комментарий к статье 85

 

  1. В ч. 1 комментируемой статьи установлена методологическая основа оценки имущества в исполнительном производстве. В качестве субъекта оценки определен судебный пристав-исполнитель, оценка производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Важно отметить, что даже в тех случаях, когда для оценки арестованного имущества привлекается оценщик, оценку имущества на основании его отчета делает судебный пристав-исполнитель.

Согласно ст. 7 Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» в тех случаях, когда в нормативном правовом акте, содержащем требование обязательного проведения оценки какого-либо объекта оценки, либо в договоре об оценке объекта оценки не определен конкретный вид стоимости объекта оценки, установлению подлежит рыночная стоимость данного объекта. Следовательно, понятие «рыночная цена», используемое ФЗИП, противоречит терминологии Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и его, вероятно, нужно понимать как понятие «рыночная стоимость».

Согласно ст. 3 того же Закона под рыночной стоимостью объекта оценки (имущества) понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, т.е. когда:

1) одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение (следует отметить, что при реализации арестованного имущества в качестве стороны в сделке выступает специализированная организация, с которой заключен соответствующий договор, и эта организация реализует арестованное имущество не в вынужденных (чрезвычайных) условиях, а в условиях нормального гражданского оборота; в таких же условиях находится покупатель арестованного имущества);

2) стороны сделки хорошо осведомлены о ее предмете и действуют в своих интересах; объект оценки представлен на открытый рынок в форме публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки;

3) цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки, и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было;

4) платеж за объект оценки выражен в денежной форме.

Указанные экономические обстоятельства в большинстве своем не присущи исполнительному производству, из чего следует вывод, что возможность продажи арестованного имущества по рыночной стоимости очень условна.

  1. В ч. 2 комментируемой статьи содержится перечень семи случаев, когда для оценки арестованного имущества судебный пристав-исполнитель обязан привлечь специалиста-оценщика. Критерием составления перечня явились относительно высокая изначальная стоимость, сложность и уникальность поименованных в перечне видов имущества.

В практике применения ФЗИП у Управления ФССП России по Свердловской области возник вопрос: при решении вопроса о привлечении специалиста-оценщика судебный пристав-исполнитель должен учитывать стоимость имущества по акту описи и ареста (общую стоимость) или стоимость каждой единицы имущества?

По итогам обсуждения выработана рекомендация, которая исходит из конкретных обстоятельств дела. Необходимо учитывать характеристики имущества (индивидуально-определенная вещь, определенная родовыми признаками), признаки однородности и возможности разделения, составляет ли вещь единый имущественный комплекс <1>.

———————————

<1> См.: Круглый стол по вопросам исполнительного производства 14 декабря 2012 г. (Екатеринбург).

 

Так, по одному из дел Федеральный арбитражный суд Уральского округа указал, что судебным приставом-исполнителем арестованы и оценены спорттовары, не имеющие признаков нераздельности и однородности, стоимость товаров по каждой позиции не превышает установленного предела — 30000 руб. При таких обстоятельствах апелляционный суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для применения при оценке арестованного имущества положений ч. 2 комментируемой статьи. Довод предпринимателя о том, что все арестованное имущество следует считать одной вещью, судом кассационной инстанции отклоняется как противоречащий установленным судом обстоятельствам дела <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 июля 2012 г. N Ф09-6418/12 по делу N А50-611/2012.

 

Особенностью новой редакции комментируемой статьи является то, что судебный пристав-исполнитель лишился права привлекать оценщика в тех случаях, когда оценка имущества является для него затруднительной. По конструкции статьи он может привлечь оценщика только в ситуациях, которые предусмотрены в ч. 2 комментируемой статьи, и только в случае несогласия сторон с оценкой, произведенной им самим.

Кроме того, ФЗИП определил период времени, в течение которого судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика: один месяц со дня обнаружения имущества должника, указанного в ч. 2 комментируемой статьи.

  1. Действующий ФЗИП не исключает возможности для судебного пристава-исполнителя самостоятельно оценивать иное, не указанное в приведенном в ч. 2 комментируемой статьи перечне имущество. Однако, если одна из сторон возражает против произведенной судебным приставом-исполнителем оценки имущества, такая оценка не может быть применена в исполнительном производстве, а для определения стоимости имущества должен быть привлечен специалист-оценщик (ч. 3 комментируемой статьи).

При этом сторона, оспаривающая произведенную судебным приставом-исполнителем оценку имущества, несет расходы по привлечению оценщика. Имеется неопределенность в вопросе возмещения указанных расходов в случае, если выяснится, что оценка, произведенная судебным приставом-исполнителем, оказалась ошибочной.

  1. В ч. 4 комментируемой статьи Закон устанавливает алгоритм действий судебного пристава-исполнителя в тех ситуациях, когда обязательно привлечение специалиста-оценщика. Когда у судебного пристава-исполнителя имеется обязанность привлечь оценщика, он указывает в акте (описи имущества) примерную стоимость вещи или имущественного права, делает отметку о предварительном характере оценки, назначает специалиста из числа отобранных в установленном порядке оценщиков и не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика выносит постановление об оценке вещи или имущественного права, основываясь на представленном отчете.

Данное постановление должно быть в обязательном порядке не позднее следующего дня направлено сторонам исполнительного производства. На практике, поскольку факт ознакомления сторон с произведенной оценкой имущества имеет важное юридическое значение, оптимальным будет не ограничиваться почтовым отправлением, а знакомить стороны с результатами оценки под роспись или иным способом, обеспечивающим подтверждение факта ознакомления.

Согласно комментируемому Закону стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке. В предложенной конструкции имеется неопределенность. Стороны исполнительного производства состоят в правоотношениях с судебным приставом-исполнителем, именно он производит оценку имущества должника путем вынесения соответствующего постановления, которое может быть обжаловано в административном порядке. С оценщиком, являющимся в исполнительном производстве привлеченным лицом, стороны не состоят в каких-либо правоотношениях. Результат работы оценщика не является процессуальным действием и вряд ли может быть оспорен, во всяком случае, такой процедуры ни ГПК РФ, ни АПК РФ не содержат. Полагаем, что оспаривание оценки в исполнительном производстве возможно через обжалование постановления судебного пристава-исполнителя <1>.

———————————

<1> Аналогичная позиция выработана на заседании научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области по вопросам исполнительного производства 23 мая 2008 г. См.: URL: http://ekaterinburg.arbitr.ru.

 

При применении ФЗИП у Управления ФССП России по Свердловской области возник вопрос: чем руководствоваться судебному приставу-исполнителю при принятии результатов оценки, чтобы впоследствии постановление судебного пристава-исполнителя об окончательной оценке арестованного имущества не было признано судом незаконным?

Статьей 85 ФЗИП предусмотрен ряд случаев, когда судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права. При этом в ее ч. 4 отмечено, что стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке. Положений о том, что величина стоимости объекта оценки, названная оценщиком в отчете, является обязательной для судебного пристава-исполнителя, данный Закон не содержит.

В то же время законодатель не наделил судебного пристава-исполнителя полномочиями по изменению величины стоимости оценки, указанной оценщиком в отчете, а также не предусмотрел порядок внесения изменений. Соответственно, вывод о рекомендательном характере проведенной оценки не согласуется с нормами законодательства об исполнительном производстве.

Судебный пристав-исполнитель, не обладающий специальными знаниями для оценки рыночной стоимости отдельной вещи или имущественного права и привлекающий для таких целей специалиста-оценщика, не может самостоятельно и обоснованно установить достоверность произведенной специалистом оценки <1>.

———————————

<1> См.: Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 июля 2012 г. N ВАС-6083/12.

 

При этом судебным приставам-исполнителям рекомендовано ориентировать стороны на возможность оспаривания отчета оценщика <1>.

———————————

<1> См.: Круглый стол по вопросам исполнительного производства 14 декабря 2012 г. (Екатеринбург).

 

  1. Закон сформулировал особые правила для оценки ценных бумаг.

В ч. 5 ст. 85 ФЗИП определено, что стоимость ценных бумаг, обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, устанавливается судебным приставом-исполнителем путем запроса цены на ценные бумаги у организатора торговли на рынке ценных бумаг, у которого соответствующие ценные бумаги включены в список ценных бумаг, допущенных к торгам, а стоимость инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов — путем запроса цены на инвестиционные паи у управляющей компании соответствующего инвестиционного фонда.

  1. Как и в случаях, когда судебный пристав-исполнитель произвел оценку на основании отчета оценщика, оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем самостоятельно, может быть обжалована сторонами исполнительного производства в порядке подчиненности (гл. 18 ФЗИП) или оспорена в суде. Закон устанавливает 10-дневный срок для такого обжалования.

Возможность и порядок обжалования или оспаривания результатов оценки, произведенной как судебным приставом-исполнителем самостоятельно, так и на основании отчета оценщика, обусловлены спецификой отношений между судебным приставом-исполнителем и оценщиком. Существует процедура оформления этих отношений. Отбор оценочных организаций осуществляется территориальными органами ФССП России по правилам Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»; по результатам отбора с победителями заключается государственный контракт на оказание услуг по оценке арестованного судебными приставами-исполнителями имущества. Ответственность сторон, в том числе за возможный ущерб в результате ненадлежащего исполнения обязательств, регулируется в государственном контракте. За неправильную оценку оценщик отвечает перед территориальным органом ФССП России, с которым у него заключен государственный контракт. Ответственность перед сторонами исполнительного производства несет судебный пристав-исполнитель как процессуальное лицо.

Актуальным в практике остается и вопрос об оценке имущества, арестовываемого в обеспечение иска. Поскольку при исполнении судебных актов об обеспечении исковых требований обращение взыскания на имущество не происходит, применять правила ст. 85 ФЗИП в этих отношениях представляется возможным только по аналогии.

 

Статья 86. Передача под охрану или на хранение арестованного имущества должника

 

Комментарий к статье 86

 

  1. Действующий ФЗИП различает понятия «передача под охрану» и «передача на хранение». В первом случае речь идет о недвижимом имуществе, во втором — о движимом. По всей видимости, различение данных терминов связано с тем, что по смыслу ГК РФ хранение предусмотрено только в отношении движимого имущества. Недвижимое имущество по определению не может перемещаться в пространстве, поэтому в отношении его необходимо не хранение, а охрана, направленная на недопущение его повреждения или утраты.

Хранение и охрана арестованного имущества должника возможны только в случаях, когда на имущество налагается арест, составной частью которого является изъятие имущества. В ряде случаев на хранение передается не арестованное имущество (имущественное право), а соответствующие правоустанавливающие документы (например, при аресте дебиторской задолженности могут быть изъяты документы, подтверждающие наличие дебиторской задолженности).

Лицом, ответственным за охрану арестованного недвижимого имущества, является должник, либо члены его семьи, либо взыскатель, либо лицо, с которым территориальным органом ФССП России заключен договор. Выбор между указанными лицами принадлежит судебному приставу-исполнителю. В тех случаях, когда передаче на хранение подлежат документы и материально-техническое оснащение конкретного подразделения службы судебных приставов находится на должном уровне (например, помещение подразделения оборудовано сейфами), судебный пристав-исполнитель может не передавать кому бы то ни было изымаемые документы, а хранить их в помещении подразделения судебных приставов.

В любом случае лицо, у которого хранится (находится под охраной) изъятое имущество, должно быть указано в акте о наложении ареста. Более того, данное лицо должно поставить в акте ареста подпись.

  1. В ч. 3 комментируемой статьи указано, что лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, не может пользоваться этим имуществом без данного в письменной форме согласия судебного пристава-исполнителя. Данная норма некоторым образом не согласуется с положениями ч. 4 ст. 80 ФЗИП, согласно которой Законом допускается наложение ареста на имущество и без ограничения права пользования таким имуществом. Получается, что, даже если в постановлении о наложении ареста ничего не сказано об ограничении должника в пользовании арестованным имуществом и хранителем такого имущества является сам должник, он в любом случае лишается права пользования (если только судебный пристав-исполнитель не даст своего согласия на это в письменной форме либо если пользование этим имуществом необходимо для обеспечения его сохранности).

При хранении имущества в порядке, предусмотренном ГК РФ для договоров хранения, хранитель согласно его ст. 892 не вправе без согласия поклажедателя пользоваться переданной на хранение вещью, а равно предоставлять возможность пользования ею третьим лицам, за исключением случая, когда пользование хранимой вещью необходимо для обеспечения ее сохранности и не противоречит договору хранения.

Подобная унификация положений ФЗИП и ГК РФ представляется не вполне обоснованной, поскольку хранение по смыслу гражданского законодательства и законодательства об исполнительном производстве — это два совершенно разных правовых института. Сужение прав хранителя, в особенности в тех случаях, когда хранителем является сам должник, не получающий вознаграждения и возмещения понесенных расходов по охране или хранению имущества, не может считаться обоснованным.

  1. В ч. 4 комментируемой статьи закреплена формула, согласно которой, если хранителем является не взыскатель, не должник и не члены его семьи, из суммы вознаграждения и возмещения понесенных расходов хранителя по охране или хранению арестованного имущества вычитается фактически полученная выгода от его использования. В противном случае такая выгода признавалась бы необоснованным обогащением хранителя, не являющегося собственником имущества.
  2. Часть 5 комментируемой статьи прямо закрепила право судебного пристава-исполнителя производить смену хранителя. Ранее такое право не было закреплено в ФЗИП.

 

Статья 87. Реализация имущества должника

 

Комментарий к статье 87

 

  1. По общему правилу реализация имущества должника осуществляется путем продажи специализированными организациями, привлекаемыми в порядке, установленном Правительством РФ.

В настоящее время функции по реализации имущества, арестованного во исполнение судебных решений или актов органов, которым предоставлено право принимать решения об обращении взыскания на имущество, а также функции по реализации конфискованного имущества осуществляет Федеральное агентство по управлению государственным имуществом <1>.

———————————

<1> См.: Указ Президента РФ от 12 мая 2008 г. N 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» и Постановление Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432 «О Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом».

 

Для того чтобы информация о реализуемом имуществе носила открытый характер, специализированная организация должна размещать ее в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, а об имуществе, реализуемом на торгах, — также в печатных средствах массовой информации.

  1. Специальные порядки реализации установлены как в ч. 1, так и в ч. 2 комментируемой статьи.

В первом случае предполагается возможность самостоятельной реализации должником имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб. (при условии отсутствия спора о стоимости такого имущества). При этом не подлежит самостоятельной реализации должником имущество, перечисленное в ч. 3 комментируемой статьи, поскольку данная норма является специальной по отношению к ч. 1 комментируемой статьи.

Процедура самостоятельной реализации должником имущества стоимостью не свыше 30000 руб. более подробно будет описана ниже (см. комментарий к ст. 87.1 ФЗИП).

В ч. 2 комментируемой статьи устанавливается специальный порядок реализации для имущества, арестованного или изъятого при исполнении судебного акта о конфискации. Органом, наделенным функциями по реализации конфискованного имущества, является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом.

  1. В ч. ч. 3 и 4 комментируемой статьи приведен перечень имущества (имущественных прав), реализация которых возможна лишь путем проведения торгов. Иное имущество может быть реализовано путем продажи. О порядке реализации имущества должника на торгах см. комментарий к гл. 9 ФЗИП. Общие правила проведения торгов установлены также в ст. ст. 447 — 449 ГК РФ.
  2. Требования о погашении инвестиционных паев подаются в форме заявок на погашение инвестиционных паев. Такие заявки носят безотзывный характер. Заявки на погашение инвестиционных паев удовлетворяются в пределах количества инвестиционных паев, учтенных на соответствующем лицевом счете.

Выплата денежной компенсации в связи с погашением инвестиционных паев осуществляется за счет денежных средств, составляющих паевой инвестиционный фонд.

В случае недостаточности денежных средств, составляющих паевой инвестиционный фонд, управляющая компания вправе использовать для выплаты денежной компенсации собственные денежные средства.

  1. Передача имущества на реализацию оформляется, как и все иные исполнительные действия, постановлением судебного пристава-исполнителя, которое должно отвечать требованиям, предъявляемым ст. 14 ФЗИП. Данное постановление должно быть вынесено не ранее 10 и не позднее 20 дней со дня вынесения постановления об оценке имущества должника. Указанный 10-дневный срок необходим для того, чтобы должник мог воспользоваться правом на заявление ходатайства о самостоятельной реализации имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб. В течение 10 дней с момента вынесения постановления также должен быть составлен акт приема-передачи имущества специализированной организации. Данный акт подписывается, с одной стороны, судебным приставом-исполнителем, а с другой — уполномоченным представителем специализированной организации (ее руководителем или иным лицом, указанным в учредительных документах, либо лицом, имеющим соответствующую доверенность). Подписание акта является обязанностью как судебного пристава-исполнителя, так и специализированной организации.
  2. О правилах оценки имущества должника см. комментарий к ст. 85 ФЗИП. По общему правилу цена предложения имущества специализированной организацией покупателям не может быть меньше стоимости имущества, указанной в постановлении об оценке имущества должника. Данная норма защищает права и должника, и взыскателя, которые заинтересованы в том, чтобы продажа реализуемого имущества привела к удовлетворению требований взыскателя в максимально возможном размере.
  3. Правила п. 9 комментируемой статьи направлены на урегулирование ситуаций, когда дебитор частично погашает дебиторскую задолженность уже после того, как эта задолженность была передана для реализации на торгах. В этом случае цена реализуемой дебиторской задолженности уменьшается на столько же (в процентном соотношении), на сколько уменьшился ее размер.
  4. Если реализуемое имущество оказывается низколиквидным и его не удается реализовать в течение одного месяца со дня передачи на реализацию, судебный пристав-исполнитель обязан снизить цену на 15%. Поскольку первоначально цена реализуемого имущества определяется постановлением судебного пристава-исполнителя, и снижение цены должно быть оформлено таким же постановлением.

Если реализуемое имущество оказывается неликвидным и его не удается реализовать в течение второго месяца, начинающего течь после вынесения постановления о снижении цены на 15%, судебный пристав-исполнитель предлагает взыскателю оставить это имущество за собой. Если взыскателей несколько, то предложение направляется им в порядке очередности, установленной ст. 111 ФЗИП, а если взыскателей несколько в рамках одной очереди — в порядке поступления исполнительных документов в подразделение судебных приставов (в первую очередь предложение направляется взыскателю, ранее других обратившемуся в подразделение судебных приставов).

Оставление взыскателем за собой нереализованного имущества возможно лишь при соблюдении принципа соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения. Поэтому цена передаваемого взыскателю имущества определяется исходя из цены, указанной в постановлении судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника, уменьшенной на 25%, а разница между этой ценой и суммой, подлежащей выплате взыскателю по исполнительному документу (если она имеет положительное значение), должна быть перечислена на депозитный счет подразделения судебных приставов, с тем чтобы в дальнейшем она была возвращена должнику.

Передача нереализованного имущества взыскателю оформляется, во-первых, постановлением судебного пристава-исполнителя, утвержденным старшим судебным приставом или его заместителем, а во-вторых, актом приема-передачи, подписанным взыскателем, которому передается имущество.

 

Статья 87.1. Самостоятельная реализация имущества должником

 

Комментарий к статье 87.1

 

  1. Самостоятельная реализация имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб. (если в отношении стоимости имущества отсутствует спор), — это право должника, которое реализуется им фактически в уведомительном порядке. По общему правилу судебный пристав-исполнитель не может отказать должнику в самостоятельной реализации, он обязан вынести постановление об отложении применения мер принудительного исполнения, в котором должно быть определено, что денежные средства в размере, указанном в постановлении об оценке такого имущества, вырученные должником от реализации, должны быть перечислены им на депозитный счет подразделения судебных приставов в срок, не превышающий 10 дней со дня вынесения постановления.

Представляется, однако, что такой отказ будет возможен, если истек 10-дневный срок, предусмотренный в ч. 1 комментируемой статьи (хотя соответствующие последствия и не закреплены в ст. 17 ФЗИП), а также в случаях, когда стоимость имущества превышает 30000 руб. либо в отношении его стоимости имеется спор.

В комментируемой статье не сказано о фактической передаче имущества от судебного пристава-исполнителя к должнику и о том, как такая передача должна оформляться. Представляется, что в данном случае могут применяться по аналогии положения ч. 7 ст. 87 ФЗИП, предполагающие составление акта приема-передачи, обязательного к подписанию обеими сторонами.

  1. Как уже было сказано выше, при поступлении ходатайства должника о самостоятельной реализации имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб., судебный пристав-исполнитель выносит постановление об отложении применения мер принудительного исполнения. В нем определяется, что денежные средства в размере, указанном в постановлении об оценке такого имущества, вырученные должником от реализации, должны быть перечислены им на депозитный счет подразделения судебных приставов в срок, не превышающий 10 дней со дня вынесения постановления.

Данное постановление в силу прямого указания ч. 4 ст. 38 ФЗИП подлежит утверждению старшим судебным приставом или его заместителем. Копия этого постановления не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется взыскателю и должнику, а также в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ. В постановлении об отложении применения мер принудительного исполнения также должна быть указана дата, до которой откладывается применение мер принудительного исполнения. Фактически данная дата предопределяется положением ч. 2 комментируемой статьи о сроке перечисления должником вырученных денежных средств на депозитный счет подразделения судебных приставов.

  1. Также в постановлении судебного пристава-исполнителя в обязательном порядке должно содержаться предупреждение должника об ответственности за совершение незаконных действий в отношении имущества, реализуемого самостоятельно, и о последствиях его нереализации.

Ответственность за совершение незаконных действий в отношении имущества, реализуемого должником самостоятельно, устанавливается в ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ (нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя). Однако применение данной статьи может быть неэффективным, поскольку максимальная санкция по ней составляет, к примеру, для граждан — 2500 руб., а для должностных лиц — 20000 руб. Указанные размеры штрафов потенциально ниже стоимости самостоятельно реализуемого имущества, что может спровоцировать недобросовестных должников на совершение незаконных действий. Кроме того, для применения ч. 1 ст. 17.14 КоАП необходимо, чтобы нарушение выразилось в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя. Следовательно, в постановлении об отложении применения мер принудительного исполнения, указанном в ч. 2 комментируемой статьи, должно быть ясно и недвусмысленно указано на недопустимость совершения с имуществом любых действий, выходящих за рамки самостоятельной реализации.

Применение иных мер административной либо уголовной ответственности, в том числе ст. ст. 7.27, 7.27.1 КоАП РФ, ст. ст. 160, 165, 167, 168 УК РФ, представляется невозможным, поскольку в указанных статьях речь идет о чужом имуществе, а в комментируемой статье описывается процедура реализации имущества, принадлежащего должнику.

  1. В ч. 3 комментируемой статьи приводятся последствия нереализации имущества должником. При наличии согласия взыскателя имущество может быть оставлено за ним, причем в отличие от процедуры принудительной реализации (ч. 12 ст. 87 ФЗИП) снижения цены имущества не происходит. Если же взыскатель не соглашается оставить имущество за собой, оно передается на принудительную реализацию в порядке, установленном ст. 87 ФЗИП.
  2. В комментируемой статье не говорится о последствиях неперечисления денежных средств, вырученных должником от самостоятельной реализации имущества, на депозитный счет подразделения судебных приставов. Представляется, что об административной ответственности за подобные действия, предусмотренной ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ, должника необходимо предупреждать, поскольку это не охватывается формулировкой «незаконные действия в отношении имущества».

 

Статья 87.2. Оставление взыскателем за собой имущества, не реализованного должником самостоятельно

 

Комментарий к статье 87.2

 

  1. Комментируемая статья довольно подробно регламентирует порядок оставления взыскателем за собой имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб., не реализованного должником самостоятельно. При этом оставление имущества за собой может иметь место как в случае, когда должник не смог реализовать имущество самостоятельно (см. комментарий к ст. 87.1 ФЗИП), так и в случае, когда должник вообще не воспользовался правом на самостоятельную реализацию. В первом случае судебный пристав-исполнитель в соответствии с ч. 3 ст. 87.1 ФЗИП обязан предложить взыскателю оставить имущество за собой. Во втором — судебный пристав-исполнитель направляет предложение взыскателю лишь при наличии соответствующего ходатайства последнего, поданного в срок, не превышающий 10 дней со дня его извещения о том, что стоимость имущества должника, оценка которого произведена судебным приставом-исполнителем или оценщиком, не превышает 30000 руб.

При сопоставлении положений ч. 3 ст. 87.1 и ч. 2 ст. 87.2 ФЗИП можно заметить следующий факт: в ч. 3 ст. 87.1 говорится о необходимости получения согласия взыскателя, при этом не конкретизируется, в какой форме оно должно быть дано, а в ч. 2 ст. 87.2 упоминается ходатайство взыскателя об оставлении за собой не реализованного должником имущества. Представляется, что при нереализации должником самостоятельно имущества в установленный срок судебный пристав-исполнитель в любом случае обязан направить взыскателю предложение об оставлении имущества за собой, а ответная реакция взыскателя может быть облечена в любую форму, позволяющую однозначно определить содержание волеизъявления. Однако во избежание спорных ситуаций лучше оформлять согласие взыскателя как ходатайство, которое в любом случае должно рассматриваться судебным приставом-исполнителем с учетом ст. 64.1 ФЗИП.

  1. Правила оставления имущества за собой, приведенные в ч. ч. 3 — 5 комментируемой статьи, в целом аналогичны тем, которые установлены для оставления взыскателями имущества за собой по результатам несостоявшейся принудительной реализации (см. п. 8 комментария к ст. 87 ФЗИП).

Особенностью процедуры, установленной в комментируемой статье, являются последствия отказа взыскателя оставить имущество за собой. Если в случае с принудительной реализацией отказ взыскателя влечет возвращение нереализованного имущества должнику, то в случае с самостоятельной реализацией должником имущества, стоимость которого не превышает 30000 руб., отказ взыскателя ведет к передаче имущества для последующей процедуры принудительной реализации. Иными словами, отказавшись от оставления имущества за собой на стадии его самостоятельной реализации должником, взыскатель не утрачивает возможности реализовать данное право впоследствии (в случае, если окажется невозможной принудительная реализация).

 

Статья 88. Передача взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе

 

Комментарий к статье 88

 

  1. Комментируемая статья устанавливает процедуру исполнения судебных решений, когда предметом исполнения является не взыскание с должника денежных средств, а истребование у него конкретного имущества. В основном данная норма применяется при исполнении судебных решений по виндикационным искам, а также по искам о применении последствий недействительности сделки (реституции). Требования об изъятии могут быть направлены на любой вид имущества: недвижимость, автотранспорт, ценные бумаги и т.п.

Развернутого правового регулирования обозначенная в статье процедура не получила. Порядок ее реализации должен основываться на комплексе норм ФЗИП и иных нормативных актов. При осуществлении передачи присужденного имущества необходимо обеспечить соблюдение гарантии прав должника в отношении предоставления срока для добровольного исполнения, т.е. для самостоятельной передачи имущества. Применение таких мер, как розыск истребуемого имущества, запрашивание необходимой информации и др., возможно в зависимости от характера требований исполнительного документа и поведения должника.

Особенностью исполнительного производства об изъятии конкретного вида имущества является то, что в случае утраты (гибели) имущества, подлежащего изъятию, исполнительное производство продолжено быть не может до изменения способа и порядка исполнения требований исполнительного документа с изъятия имущества на взыскание денежных средств, если это допустимо по характеру правоотношения.

При передаче взыскателю имущества, указанного в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель изымает его у должника по акту изъятия и передает взыскателю по акту приема-передачи. Примерные формы и содержание указанных актов приведены в приложениях N 3, N 16 к Приказу ФССП России от 11 июля 2012 г. N 318 «Об утверждении примерных форм процессуальных документов, применяемых должностными лицами Федеральной службы судебных приставов в процессе исполнительного производства».

Законом установлены определенные особенности применительно к передаче взыскателю ценных бумаг. Так, в случае присуждения взыскателю бездокументарных ценных бумаг, указанных в исполнительном документе, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о списании соответствующих ценных бумаг лицом, осуществляющим учет прав на них, со счета должника и зачислении на счет взыскателя, т.е. указанное действие может быть совершено без участия должника и без физического изъятия имущества. При этом должнику должна быть предоставлена возможность добровольного исполнения требований исполнительного документа.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 80 ФЗИП для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю, на него может быть наложен арест. В ходе процедуры изъятия имущества у должника и передачи его взыскателю могут применяться меры ответственности, предусмотренные в гл. 15 ФЗИП. Также действуют правила гл. 16 ФЗИП о взыскании с должника всех расходов по совершению исполнительных действий.

  1. В ч. 2 комментируемой статьи установлена своеобразная форма ответственности взыскателя, если он отказывается от получения присужденной вещи, в виде наступления определенных негативных последствий, а именно возвращения имущества должнику и обращения в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства в отношении этой вещи. В случае прекращения исполнительного производства оно не может быть возбуждено вновь.

Факт отказа взыскателя от получения имущества должен быть зафиксирован судебным приставом-исполнителем в акте, составленном с обязательным участием понятых.

 

Статья 88.1. Порядок зачета встречных однородных требований

 

Комментарий к статье 88.1

 

  1. Комментируемая статья устанавливает порядок проведения зачета встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств.

В данном случае речь идет о частном случае зачета как способа прекращения обязательств (ст. 410 ГК РФ). Особенность данного зачета состоит в том, что его предметом могут выступать исключительно денежные требования; он проводится не одной из сторон встречных обязательств, а судебным приставом-исполнителем, причем в особой процессуальной форме — путем вынесения постановления, утверждаемого старшим судебным приставом или его заместителем.

Очевидно, что по результатам проведения подобного зачета одно или оба обязательства будут прекращены в полном объеме. Следовательно, помимо постановления о проведении зачета, судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление об окончании соответствующего исполнительного производства, которое не требует санкции старшего судебного пристава либо его заместителя.

  1. Представляется, что с введением во ФЗИП комментируемой статьи не должны утратить актуальности разъяснения, приведенные в п. 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», согласно которым окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, при наличии встречных исполнительных листов не противоречит закону.

Иными словами, предоставление судебному приставу-исполнителю права производить зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами, не должно исключать для сторон исполнительного производства права делать заявление о зачете самостоятельно.

3. При применении комментируемой статьи следует иметь в виду, что в ряде случаев (см., например, ст. 411 ГК РФ) законодательно запрещено проведение зачета. Так, не допускается зачет требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о взыскании алиментов, о пожизненном содержании, в иных случаях, которые предусмотрены законом или договором. Упомянутый в указанной статье запрет на проведение зачета в случаях, когда по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек, применяться судебным приставом-исполнителем не может, поскольку заявление о применении срока исковой давности может быть сделано исключительно в суде до вынесения решения по существу спора (п. 2 ст. 199 ГК РФ).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code