4.2. Отказ от права и его виды в отечественном законодательстве

В настоящей части предпринята попытка провести классификацию случаев законодательно разрешенного отказа от права и их соотношение с видами отказа, существующими в английском праве.

Отказ от права, как неоднократно отмечалось в научной литературе, сформулирован посредством определения пределов осуществления гражданских прав. Возможность осуществлять свои гражданские права по своему усмотрению предопределяет, с точки зрения законодателя, что отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 9 ГК РФ). Данная формулировка не получила какого-либо нормативного пояснения, а обзор нормативно-правовой базы в части случаев-исключений свидетельствует о квалификации различных форм отказа, выбора, воздержания от применения средств правовой защиты как одного «фантомного» механизма — отказа от осуществления права.

Отказ в гражданском законодательстве можно условно разделить на отказ от договорного и вещного права, отказ от права, вытекающего в рамках односторонней сделки, и комбинированный тип отказа.

 

4.2.1. Отказ от вещных прав

 

Отказ от вещных прав в отрыве от их реализации в договорном правоотношении представляет собой отказ от прав, предусмотренных законом или статутом, и в этой части не подпадает под классификацию, предусмотренную в предыдущих главах настоящей книги. В соответствии со ст. 236 ГК РФ гражданин или юридическое лицо может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество. Отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом. Анализ данной нормы свидетельствует об использовании следующих элементов, присущих английской доктрине отказа от права: заявление или поведение, явно свидетельствующее об отказе, отказ от всех прав без каких-либо изъятий. Отказ от права собственности в данной конфигурации является не окончательным, поскольку предполагает сохранение за лицом его права до момента появления третьего лица, которое соответствующее право собственности получит. Это же, возможно, повлияло на отсутствие необходимости знания субъекта о своем праве, поскольку факты, являющиеся основанием для отказа, он создает посредством собственного поведения.

Другой случай отказа от вещного права предусмотрен в Земельном кодексе РФ, в ст. 53, в соответствии с которой отказ от права на земельный участок осуществляется посредством подачи собственником земельного участка заявления о таком отказе в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности на этот земельный участок прекращается с даты государственной регистрации прекращения указанного права. Поскольку речь идет об особом объекте права — земельном участке, отказ от права на него должен структурно соответствовать процедуре приобретения и осуществления прав на него. Здесь выделяются похожие конститутивные элементы, как и в случае с отказом от права собственности на имущество, — наличие явно выраженного намерения отказаться от права, исключительно письменная форма заявления и передача заявления «заинтересованному» субъекту, в данном случае органу власти.

Второй вид отказа также относится к специфическим правам, вытекающим из вещных прав, тем не менее его можно частично ассоциировать с односторонним отказом от права, поскольку есть правоотношение со множественностью лиц и вещное право становится основанием для возникновения определенных привилегий и преимуществ. Здесь речь идет о возможности отказа от права преимущественной покупки, зафиксированной в п. 2 ст. 250 ГК РФ, в соответствии с которой продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество — в течение 10 дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. С односторонним отказом данную форму объединяет наличие некой преференциальности права выкупа, причина которой — во владении долей в общем имуществе. Однако срочность данного права, в течение которого остальные участники долевой собственности должны решить, приобретают они долю или нет, позволяет обнаружить сходство данной модели с отказом путем выбора или с механизмом утраты права.

Отдельную форму отказа составляет отказ от права, возникающий в односторонней сделке/акте, который можно квалифицировать и как односторонний отказ, и как общий отказ. К общему отказу, например, относится право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследства имущества (ст. 1157 ГК РФ). Также отказополучатель вправе отказаться от получения завещательного отказа. При этом отказ в пользу другого лица, отказ с оговорками или под условием не допускается (ст. 1160 ГК РФ).

 

4.2.2. Отказ от договорных прав

 

Существует несколько договорных моделей, где отказ от права предусмотрен как необходимое условие реализации данной модели или как одно из возможных условий договора. К первой категории относится договор доверительного управления ипотечным покрытием, где в соответствии с п. 2 ст. 18 Федерального закона «Об ипотечных ценных бумагах» условием договора доверительного управления ипотечным покрытием является отказ физического или юридического лица от осуществления преимущественного права приобретения доли в праве общей долевой собственности на имущество, составляющее ипотечное покрытие. При этом соответствующее право прекращается. Аналогичное право предусмотрено для договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об инвестиционных фондах», присоединяясь к договору доверительного управления паевым инвестиционным фондом, физическое или юридическое лицо тем самым отказывается от осуществления преимущественного права приобретения доли в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд. При этом соответствующее право прекращается. Однозначно отнести данную форму к какому-либо виду отказа от права сложно, поскольку, несмотря на то что необходимость отказа напрямую вытекает из условий договора, сам отказ лежит в плоскости вещных обязательств.

В качестве возможного, но не обязательного условия отказ от осуществления права предусмотрен в акционерных соглашениях. В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» (ст. 32.1) акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества. Здесь речь идет о воздержании от осуществления права, т.е. о реализации негативного обязательства, но правовая природа акционерного соглашения, которая была принята из английской правовой системы, в качестве договорных условий содержит именно отказ от ряда акционерных прав.

В качестве одностороннего отказа можно квалифицировать отказ от некоторых прав, предоставленных арендатору. Здесь речь идет о дополнительных (преимущественных) правах арендаторов на приобретение арендуемого имущества. Так, субъекты малого и среднего бизнеса имеют преимущественное право покупки недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов РФ или муниципальной собственности, в соответствии с Федеральным законом от 22 июля 2008 г. N 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В случае согласия субъекта малого или среднего предпринимательства на использование преимущественного права на приобретение арендуемого имущества договор купли-продажи арендуемого имущества должен быть заключен в течение 30 дней со дня получения указанным субъектом предложения о его заключении и (или) проекта договора купли-продажи арендуемого имущества. При этом в любой день до истечения указанного срока субъекты малого и среднего предпринимательства вправе подать в письменной форме заявление об отказе от использования преимущественного права на приобретение арендуемого имущества. Таким образом, законодатель предусматривает сроки реализации преимущественного права и форму отказа — письменное заявление, которое направляется арендодателю.

Отказ от права существует в договорах страхования, когда у страхователя есть возможность отказаться от прав на застрахованное имущество в случае его гибели в пользу страховщика, в целях получения страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной суммы (п. 5 ст. 10 Закона об организации страхового дела <1>). Аналогичное правило предусмотрено в ст. 248 Кодекса торгового мореплавания РФ <2>, и там отказ от права на застрахованное имущество нормативно поименован как абандон, такая русская вариация английского механизма abandon. Объективно данная модель представляет собой не отказ от права как waiver of right, а именно потерю прав на имущество в случае выбора одной из моделей поведения, с последующим нивелированием всех обязательств, вытекающих из права владения застрахованным имуществом.

———————————

<1> Закон РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 (в ред. от 23.07.2013) «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в последней редакции опубликован на официальном интернет-портале правовой информации по адресу: http://www.pravo.gov.ru от 24.07.2013.

<2> Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ (в ред. от 28.07.2012) // СПС «КонсультантПлюс».

 

К договорным формам отказа следует также отнести отказ от права пользования недрами, который в соответствии с п. 1 ст. 21 Закона РФ «О недрах» должен быть заявлен владельцем лицензии путем письменного уведомления органов, предоставивших лицензию, не позднее чем за шесть месяцев до заявленного срока. Владелец лицензии на пользование недрами должен выполнить все обязательства, определенные в лицензии на случай досрочного отказа от прав, до установленного срока прекращения права пользования недрами. Поскольку речь идет об осуществлении права на основании лицензии, которая в данном случае представляет собой некий набор обязательств, данный вид отказа был отнесен к договорным. Но если проанализировать данную форму с точки зрения российского гражданского законодательства, то очевидно, что данный механизм не что иное, как односторонний досрочный отказ от исполнения договора. Но поскольку лицензия не является в полном смысле соглашением и обязательственным правом не регулируется, законодатель использовал форму отказа от права.

 

4.2.3. Отказ от права, существующий в корпоративных правоотношениях

 

И в отдельную группу можно выделить отказ от права, существующий в корпоративных правоотношениях, вытекающих в связи с включением субъектов предпринимательской деятельности в состав участников или акционеров юридического лица. При рассмотрении отказа от прав участников общества с ограниченной ответственностью речь идет о случаях предоставления дополнительных прав участникам общества с ограниченной ответственностью. В случае получения таких дополнительных прав участник общества может отказаться от осуществления принадлежащих ему дополнительных прав, направив письменное уведомление об этом обществу. С момента получения обществом указанного уведомления дополнительные права участника общества прекращаются <1>. Несмотря на то что отказ не относится к договорному праву, тем не менее права, особенно дополнительные, вытекающие из самого факта участия в капитале общества с ограниченной ответственностью, носят договорный характер, т.е. по существу являются элементом согласования воли сторон. Поэтому данный вид отказа можно отнести к одностороннему отказу путем направления письменного уведомления об отказе.

———————————

<1> См.: п. 2 ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ (в ред. от 29.12.2012, с изм. от 23.07.2013) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Анализ нормативных решений, направленных на возможность отказа от права, который влечет соответствующие правовые последствия, позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, в законодательстве не проводится различие между отказом от права и отказом от осуществления права, поэтому научные «упражнения», направленные на отграничение одного понятия от другого, практического смысла не имеют, поскольку законодатель не только не проводит дифференциации, но создается ощущение, что в нормативных актах нет вообще какого-либо однозначного и приемлемого понятия отказа от права. Во-вторых, большинство форм отказа от права, предусмотренных законом, не являются отказом в том значении, которое этот механизм имеет в английском праве. В-третьих, происходит смешение на законодательном уровне понятий отказа от права, отказа от исполнения обязательств, потери права, выбора и других правовых механизмов, которые завуалированы за общим определением некоего абстрактного отказа. В-четвертых, анализ нормативной базы с тем уровнем правовой неопределенности, которая в ней заложена, не позволяет судить о том, возможен ли отказ от права в действительности и какова его форма. В-пятых, представляется интересным то, что, несмотря на неоднозначный подход к отказу от права, исследованные законодательные акты исключают возможность иной формы отказа от права, кроме письменной, и если невозможность устного отказа от права спокойно вписывается в наше правовое сознание, то исключение поведения и конклюдентных действий как таковых ставит под сомнение перспективы применения отказа от права в условиях отечественного права как такового.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code