1.2. Эстоппель как общепризнанный принцип международного права

В России юридическая природа эстоппеля как института права, его происхождение и понятийное содержание подробно изучались в научных трудах профессором Р.А. Каламкаряном и в ряде работ других российских авторов <1> в основном применительно к международному публичному праву: «Нарушение принципа добросовестности в поведении одного субъекта международного права как следствие его непоследовательности, повлекшее за собой нанесение ущерба законным правам другого субъекта, который добросовестно доверился поведению первого, вызывает к жизни ситуацию эстоппель» <2>. В рамках ситуации эстоппель доверившийся субъект вправе требовать в судебном порядке компенсации понесенного ущерба от непоследовательно действующего субъекта. Принцип эстоппель устанавливает юридический запрет отказаться от ранее принятой позиции по какому-либо вопросу, которая была официально изложена, донесена, заявлена и т.п. уполномоченным лицом.

———————————

<1> Лукашук И.И., Дмитриева Т.К., Шульга С.В. и др.

<2> Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Международное право. 2004. С. 615 (http://knigi-uchebniki.com/pravo-mejdunarodnoe/mejdunarodnoe-pravo114.html).

 

В английском праве занятая субъектом права позиция по вопросу факта или права как результат его активного или пассивного юридически значимого поведения получила название «представление (representation)». Для более легкого восприятия термина можно его расшифровать как «формирование чьего-либо представления об определенном факте или праве посредством сделанного заявления, выступления, данного обещания и т.п.».

Заявитель, пострадавший экономически от непоследовательного поведения другого субъекта, обращаясь в суд, должен доказать:

— во-первых, что заявитель понес реальный ущерб (т.е. доказать фактическое наличие понесенного ущерба посредством потери возможной прибыли, предпринятых им соответствующих действий, выполнения работ, осуществления расходов);

— во-вторых, наличие причинно-следственной связи между непоследовательным поведением ответчика и ущербом, понесенным заявителем в результате такого поведения ответчика.

Примером применения принципа эстоппель в сфере международного публичного права является рассмотренный Международным судом ООН спор о храме Преах-Вихеар между Таиландом и Камбоджей. В данном деле Международный суд указывает на то, что в связи с тем, что Таиланд большим количеством своих действий фактически признавал принадлежность храма Камбодже в течение многих лет, то он утратил право ссылаться на противоположное. В частности, суд указывает на карту, признаваемую в течение нескольких десятков лет Таиландом, устанавливающую границы государств, по которой храм стал относиться к Камбодже: «Если же сиамские власти согласились с картой, приведенной в приложении 1, без выяснения каких-либо вопросов, то они не вправе теперь заявлять о своей ошибке как об основании для признания своего согласия недействительным» <1>.

———————————

<1> International Court of Justice. Case Concerning the Temple of Preah Vihear. Cambodia v. Thailand. 26.05.1961 — 15.06.1962 // http://www.icj-cij.org/docket/files/45/9249.pdf.

 

Таким образом, принцип эстоппель в международном публичном праве формулирует правило: государство, которое посредством своего активного или пассивного поведения придерживалось позиции, явно противоположной тому субъективному праву, которое отстаивает в суде, не может более востребовать это право <1>.

———————————

<1> См.: Каламкарян Р.А. Эстоппель как институт международного права // Юрист-международник. 2004. N 1.

 

Суть принципа эстоппель в частноправовой сфере заключается в том, что частный субъект права, претерпевший непосредственный ущерб в результате непоследовательной юридической позиции другого субъекта, вправе через суд обеспечить свои субъективные права, т.е. обеспечить их защиту.

Примером применения принципа эстоппель в сфере международного частного права может служить дело «Делойт Нораудит против Делойт Хаскингс энд Селлс Интернэшнл» <1>, в котором суд признал третье лицо обязанным по арбитражному соглашению в соответствии с принципом эстоппель. Суть дела следующая: иностранная бухгалтерская фирма получила соглашение, касающееся использования наименования «Deloitte» в связи с осуществлением деятельности по ведению бухгалтерского учета. В соответствии с этим соглашением, содержавшим арбитражную оговорку, аффилированные лица ассоциации «Делойт Хаскингс энд Селлс Интернэшнл» (Deloitte Haskings & Sells International) имели право использовать это наименование в соответствии с указанным соглашением. Норвежская фирма «Делойт Нораудит», получив это соглашение, не сделала к нему никаких возражений, продолжила использование наименования, а в последующем отказалась от применения арбитражного соглашения. Суд по заявлению стороны, заинтересованной в применении арбитражного соглашения, решил, что, сознательно используя соглашение, бухгалтерская норвежская фирма не могла (was estopped from) уклоняться от арбитража, хотя арбитражное соглашение и не было ею подписано <2>.

———————————

<1> Deloitte Noraudit A/S v. Deloitte Haskings & Sells // U.S., 9 F/3d 1060, 1064 (2nd Cir. 1993).

<2> См.: Котельников А.Г. Арбитражное соглашение: правовая природа и последствия заключения // СПС «КонсультантПлюс».

 

Трансформация ситуации эстоппель, т.е. всех образующих ее конститутивных признаков, в частноправовые отношения российского коммерческого оборота для целей возможности квалификации ситуаций эстоппель и надлежащей защиты имущественных интересов посредством грамотного применения принципа эстоппель является задачей настоящего исследования.

Интерес к частноправовой стороне принципа эстоппель возник у авторов 10 лет назад, о чем Ж.И. Седовой в 2004 г. был сделан доклад на Собрании Всероссийской ассоциации международного права, получивший резонансные мнения и широкое обсуждение. Первые статьи на тему эстоппеля применительно к частным отношениям в России появились в 2012 г. <1> в качестве комментария к прецедентному Постановлению Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13903/10 по делу N А60-62482/2009-С7, впервые закрепившего возможность применения принципа эстоппель в российском процессуальном праве <2>, так как мировое соглашение сторон спора и его последствия регулируются процессуальным правом (см. гл. 15 АПК РФ «Примирительные процедуры. Мировое соглашение»).

———————————

<1> Черных А.П. Estoppel, мировое соглашение и толкование договоров (комментарий к Постановлению Президиума ВАС РФ от 22.03.2011 N 13903/10) // Журнал «Закон». Июнь. 2012. С. 108 — 113 (http://zakon.ru).

<2> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 г. N 13903/10: «Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо дополнительных обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель), вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному обязательств» // СПС «КонсультантПлюс» (http://enel.cloud.consultant.ru/cons/cgi/online).

 

Возможность применения принципа эстоппель как в процессуальном праве, так и в материальном праве для целей защиты частных интересов (в том числе защиты права собственности), значительно расширяет правовой инструментарий субъектов экономических отношений, а также способствует устойчивости и добросовестности коммерческого оборота.

Констатация или квалификация ситуации эстоппель имеет значение для определения возможности использования принципа эстоппель при защите законных интересов от непоследовательности поведения одного из субъектов правоотношения. Международное право переняло из английского общего права совокупность конститутивных элементов для квалификации наличия ситуации эстоппель в отношениях субъектов международного права, и только при наличии следующих четырех конститутивных элементов суд приходит к заключению о наличии ситуации эстоппель <1>:

———————————

<1> См.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Указ. соч. С. 620.

 

1) наличие у субъекта права ясной, недвусмысленной позиции (представления) по определенному вопросу факта или права как результат активного или пассивного юридически значимого поведения (свободного намеренного волеизъявления) данного субъекта, которая в последующем была изменена его непоследовательным поведением;

2) заявитель (т.е. субъект, заявляющий о том, что возникла ситуация эстоппель, в результате которой ему причинен вред) предпринял определенные позитивные действия или же, наоборот, воздержался от них, добросовестным образом положившись на позицию субъекта международного права, создавшего ситуацию эстоппель;

3) наличие самого факта создания ситуации эстоппель, когда субъект международного права существенно изменил в последующем свою первоначальную позицию по определенному вопросу, относящуюся к одним и тем же фактам (допустил непоследовательное поведение в отношении другого субъекта права — заявителя), что сделало необходимым обращение заявителя к принципу эстоппель;

4) заявителю нанесен реальный ущерб (в любой форме, кроме морального или интеллектуального ущерба) в результате предпринятых им действий или воздержания от совершения таковых на основании позиции субъекта, создавшего ситуацию эстоппель, при наличии причинно-следственной связи между непоследовательным поведением субъекта права (изменением им первоначальной позиции) и причиненным заявителю ущербом.

Отсутствие одного из вышеперечисленных элементов разрушает ситуацию эстоппель и лишает заявителя права на требование компенсации ущерба. Таким образом, в сфере международного права применение принципа эстоппель наступает как следствие нарушения принципа добросовестного соблюдения международных обязательств, выразившегося в непоследовательности поведения одного субъекта права по отношению к другому при наличии ущерба у последнего.

В сфере частного права основные признаки ситуации эстоппель сведены английским общим правом к трем:

1) наличие у субъекта права ясной позиции (представления) по вопросу факта/права;

2) осуществление действий лицом, добросовестно положившимся на представление первого субъекта;

3) наличие ущерба у лица, доверившегося представлению и осуществившего в связи с этим действия, в силу отказа первого субъекта от своей первоначальной позиции (т.е. в силу непоследовательного поведения первого субъекта).

Таким образом, если принцип добросовестности предусматривает необходимость соблюдения определенного уровня последовательности в поведении субъектов права, то принцип эстоппель обеспечивает понуждение к соблюдению принципа добросовестности <1>. Поэтому существует позиция, что принцип эстоппель выступает санкцией за нарушение принципа добросовестности <2>, широко используемого судами, в том числе при защите частных интересов.

———————————

<1> См.: Каламкарян Р.А., Мигачев Ю.И. Указ. соч. С. 617.

<2> См.: Каламкарян Р.А. Эстоппель как институт международного права // Юрист-международник. 2004. N 1.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code