Статья 46. Подозреваемый

Комментарий к статье 46  УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции

1. С появлением в уголовном процессе фигуры подозреваемого начинаются осуществление функции уголовного преследования и разработка центральной обвинительной версии. Тогда же складывается стержневое правоотношение, основанное на том, что управомоченное государством должностное лицо соответствующего правоохранительного органа официально объявляет гражданину о том, что он подозревается в совершении конкретного преступления, а последний получает законное право на защиту от этого подозрения.

2. Если же в отношении определенного лица по уголовному делу собраны определенные улики, однако дело возбуждено не в отношении данного лица, а по признакам объективной стороны преступления (закон позволяет это делать), причем данное лицо не задержано и в отношении его мера пресечения не применена, оно подозреваемым в процессуальном смысле данного понятия не является и в правоотношения с тем, в чьем производстве находится уголовное дело, еще не вступает. Это — подозреваемый в психологическом смысле слова, а с точки зрения участия в уголовном деле он никто.

3. Сформулированное в части второй комментируемой статьи правило о безотлагательном допросе подозреваемого связано с его правом на защиту. Оно обеспечивает подозреваемому в преступлении незамедлительную возможность опровержения подозрения путем дачи показаний. В этом отношении неопределенным оказалось положение подозреваемых, которые поставлены самим актом возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица. На вопрос о том, сколько времени гражданин может оставаться в неведении о том, что он является подозреваемым по уголовному делу, когда он должен быть допрошен, словом, когда он получит реальную возможность защищаться, в законе ответа не содержится. Небезупречно и само законодательное решение, когда подозреваемый появляется в деле с момента его возбуждения, когда в таком деле нет и по определению не может быть ни одного доказательства. Слияние моментов начала производства по уголовному делу и начала уголовного преследования не имеет традиций в отечественном уголовном судопроизводстве.

4. Детальный перечень прав подозреваемого, содержащийся в части четвертой комментируемой статьи, имеет общее важное предназначение, которое заключается в том, чтобы обеспечить данному участнику предварительного расследования реальную возможность защиты, что, в свою очередь, необходимо для реализации принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Важнейшее место среди этих прав занимает право подозреваемого пользоваться помощью защитника и еще до первого допроса иметь свидание с ним наедине и конфиденциально (пункт 3 части четвертой комментируемой статьи). Это право возникает с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, а также с момента фактического задержания лица. Причем под задержанием в данном контексте подразумеваются и одноименная самостоятельная мера уголовно-процессуального принуждения, применяемая в порядке, предусмотренном статьями 91 и 92 УПК, и физический захват лица при применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу (статья 100 УПК), т.е. арест в узкоспециальном значении этого слова. Право пользоваться помощью защитника имеет и тот, кто статус подозреваемого приобретает в результате применения к нему до предъявления обвинения любой другой меры пресечения (а не только заключения под стражу). Такое утверждение вытекает из содержания пункта 5 части третьей статьи 49 УПК, согласно которому защитник допускается к участию в деле с момента начала осуществления «иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления». К таким мерам относятся и подписка о невыезде, и залог, и домашний арест, и другие меры пресечения (см. статьи 102 — 107 УПК и комментарий к ним). Словом, право пользоваться помощью защитника — неотъемлемая составляющая процессуального положения подозреваемого в уголовном судопроизводстве, право, возникающее одномоментно с появлением самого участника процесса, о котором идет речь.

5. Содержание подозреваемого под стражей не может служить препятствием для его свиданий со своим защитником. Некоторые положения Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О содержании подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» (Собрание законодательства РФ. 1995. N 29. Ст. 2759; с последующими изм. и доп.), а также изданные на его основе ведомственные нормативные акты, устанавливающие порядок, согласно которому для свидания адвоката-защитника со своим содержащимся под стражей подзащитным требуется письменное разрешение лица, в производстве которого находится уголовное дело, признаны неконституционными и не действуют (см.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 октября 2001 г. по делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, и пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г. Кислицина и И.В. Москвичева // Российская газета. 2001. 14 нояб.; Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 6. С. 34).

6. Пункт 4 части первой данной статьи как относящийся только к дознанию комментируется позднее в связи с содержанием статьи 223.1 УПК.

2013, 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code