Глава 17. РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Подлежит ли рассмотрению арбитражным судом дело о привлечении к административной ответственности индивидуального предпринимателя, если гражданин в момент совершения административного правонарушения обладал статусом индивидуального предпринимателя, но до окончания судопроизводства по делу утратил такой статус?

Указанный вопрос выносился на обсуждение НКС при ФАС Московского округа (заседание от 30 ноября 2012 г. <371>).

———————————

<371> http://www.fasmo.arbitr.ru/node/13719

 

Видится, что прямой ответ на изложенный вопрос содержится в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»: «Подведомственность арбитражным судам дел о привлечении к административной ответственности установлена абзацем третьим части 3 статьи 23.1 Кодекса. В силу этой нормы дела по правонарушениям, предусмотренным указанными в ней статьями КоАП РФ, подведомственны арбитражным судам, если соответствующие правонарушения совершены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, в том числе утратившими данный статус после совершения административного правонарушения» <372>.

———————————

<372> Постановление Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (с изм. и доп. от 02.06.2004, 20.11.2008, 10.11.2011) // Вестник ВАС РФ. 2003. N 3; 2004. N 8; 2009. N 1; 2012. N 1.

 

Аналогичная позиция существовала в судебной практике и до изложения п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ в указанной редакции <373>.

———————————

<373> См., например: вопрос 20 Рекомендаций НКС при ФАС ВВО от 09.10.2008 «О практике применения законодательства об административных правонарушениях».

 

Как определяется подведомственность дел об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности по ст. 17.14 КоАП РФ «Нарушение законодательства об исполнительном производстве», ст. 17.15 КоАП РФ «Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера»?

С принятием Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и связанных с ним изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях судебные приставы получили право привлекать должников к ответственности за совершение административных правонарушений на основании норм КоАП РФ: ст. 17.14 «Нарушение законодательства об исполнительном производстве» и ст. 17.15 «Неисполнение содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера».

Соответствующая деятельность судебных приставов-исполнителей по привлечению должников к административной ответственности и связанные с ней последствия стали регулироваться не только Законом об исполнительном производстве, но и законодательством об административных правонарушениях. Увеличение числа источников правового регулирования, к сожалению, как это нередко случается, привело к появлению разных подходов к решению правовых вопросов в этой сфере. Одним из таких вопросов стал вопрос о подведомственности дел об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности по ст. 17.14, 17.15 КоАП РФ.

Согласно одному подходу критерием разграничения подведомственности названных дел должен выступать вид исполнительного документа, в ходе исполнения которого судебный пристав применил к должнику меры административной ответственности.

Такое видение основано прежде всего на толковании норм Закона об исполнительном производстве.

В силу ч. 2 ст. 128 данного Закона заявление об оспаривании постановления должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) подается в арбитражный суд в случаях:

1) исполнения исполнительного документа, выданного арбитражным судом;

2) исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, указанных в п. 5 и 6 ч. 1 ст. 12 Закона об исполнительном производстве, в отношении организации или гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

3) исполнения постановления судебного пристава-исполнителя, вынесенного в соответствии с ч. 6 ст. 30 указанного Закона, если должником является организация или индивидуальный предприниматель, и исполнительное производство возбуждено в связи с его предпринимательской деятельностью;

4) в иных случаях, установленных процессуальным законодательством.

Таким образом, юрисдикционные решения, направленные на привлечение должника к административной ответственности, принятые в ходе исполнения исполнительного документа суда общей юрисдикции либо удостоверения КТС, соглашения об уплате алиментов, другого документа, судебный контроль за исполнением которого согласно процитированной статье осуществляется судом общей юрисдикции, также должны проверяться на соответствие закону судом общей юрисдикции.

Напротив, согласно ст. 30.1 КоАП РФ основным критерием разграничения подведомственности дел об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности является статус правонарушителя: «Постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством».

Придерживаясь изложенного подхода к разграничению подведомственности, нельзя не отметить, что при буквальном применении ст. 30.1 КоАП РФ складывается довольно необычное с точки зрения привычных правил разграничения подведомственности положение вещей, которое образно можно именовать «перекрестным» судебным контролем в сфере исполнительного производства.

Так, в ходе рассмотрения дел об оспаривании постановления о привлечении должника к административной ответственности за неисполнение содержащегося в исполнительном документе требования неимущественного характера суд разрешает вопрос о том, исполнено или не исполнено требование исполнительного документа. При этом вывод суда о фактическом исполнении должником требования исполнительного документа может послужить основанием для окончания судебным приставом-исполнителем исполнительного производства (п. 1 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве). В результате становится возможной ситуация, в которой окончание исполнительного производства по исполнению исполнительного документа, содержащего требование неимущественного характера, поставлено в зависимость от выводов арбитражного суда, в то время как судебный контроль за исполнением такого исполнительного документа согласно ст. 128 Закона об исполнительном производстве осуществляется судом общей юрисдикции. Есть основания считать, что такое положение вещей не согласуется с целевым и буквальным толкованием вышеизложенных норм ст. 128 Закона об исполнительном производстве.

Кроме того, в описанной ситуации решением арбитражного суда могут напрямую затрагиваться субъективные права граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, являющихся взыскателями по соответствующим исполнительным документам, что недопустимо по смыслу ч. 2 ст. 27 АПК РФ, согласно которой, если иное прямо не предусмотрено законом, арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

Сторонники второй точки зрения по вопросу о разграничении подведомственности дел об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности по ст. 17.14, 17.15 КоАП РФ <374> полагают, что поставленный вопрос должен решаться исходя из субъектного состава и правовой природы спора, по итогам рассмотрения которого выдан исполнительный документ, исполняя который судебный пристав применил к должнику меры административной ответственности.

———————————

<374> См., например: Постановления ФАС УО от 24.11.2010 N Ф09-9698/10-С1 по делу N А71-3317/2010, ФАС ВВО от 04.08.2009 по делу N А79-8162/2008, ФАС ДО от 16.02.2010 N Ф03-343/2010.

 

Так, граждане, имеющие статус индивидуального предпринимателя, могут выступать участниками материальных правоотношений как в качестве субъектов предпринимательской деятельности, так и в качестве граждан (физических лиц).

В случае если индивидуальный предприниматель не исполнит неимущественное требование, возникшее в связи с его предпринимательской деятельностью (например, материально-правовое требование, подтвержденное решением суда общей юрисдикции по делу о защите прав потребителей, в котором он выступал ответчиком), то дело об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП РФ подведомственно арбитражному суду.

В случае, если гражданин, имеющий статус индивидуального предпринимателя, не исполнит требование неимущественного характера, подтвержденное решением по делу, в рамках которого его статус индивидуального предпринимателя правового значения не имел (например, спор из семейных правоотношений), дело об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности по ст. 17.15 КоАП подведомственно суду общей юрисдикции.

Указанный подход распространяется и на дела, связанные с привлечением к административной ответственности организаций, в том числе государственных органов.

В частности, в Постановлении ВС РФ от 18.02.2011 N 18-АД11-1 содержится следующее правовое решение рассматриваемого нами вопроса применительно к ситуации, в которой таможенный орган (должник), привлеченный к административной ответственности, не выступал в деле, по итогам рассмотрения которого выдан подлежащий исполнению исполнительный документ, в качестве субъекта предпринимательской и иной экономической деятельности: «В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного производства дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Порядок рассмотрения арбитражным судом дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности регулируется § 2 главы 25 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 207 указанного Кодекса производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Таким образом, из совокупности приведенных норм следует, что арбитражному суду подведомственны дела по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами или лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности.

Дела по жалобам на постановления об административных правонарушениях, вынесенные в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, если совершенные ими административные правонарушения не связаны с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности, подведомственны суду общей юрисдикции».

Стоит отметить, что подход, согласно которому оспаривание постановлений судебного пристава о привлечении должника к ответственности на основании ст. 17.14, 17.15 КоАП РФ должно осуществляться в соответствии с нормами КоАП РФ, а не Закона об исполнительном производстве, поддержан не в только на практике, но и в специальной юридической литературе <375>.

———————————

<375> Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» и практике его применения / Л.В. Белоусов и др.; Отв. ред. И.В. Решетникова. М., 2009. С. 605 — 606 (автор комментария — А.В. Закарлюка).

 

По мнению А.В. Закарлюки, применяя к виновным лицам санкции, предусмотренные КоАП РФ, судебный пристав-исполнитель осуществляет не исполнительские функции, а административно-карательные и правообеспечивающие функции, имеющие своими непосредственными целями наказание оступившегося и устранение нарушений установленного порядка принудительного исполнения <376>.

———————————

<376> Там же. С. 606.

 

Из п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума от 10.11.2011 N 71), Постановления Президиума ВАС РФ от 22.01.2013 N 11511/12, Рекомендаций НКС при ФАС Уральского округа, выработанных по итогам заседания от 10 — 11 ноября 2011 г., также следует позиция о том, что арбитражный суд рассматривает дело об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о привлечении должника к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.14, 17.15 КоАП РФ, при условии, что должник является юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и соответствующее правонарушение связано с осуществлением им предпринимательской и иной экономической деятельности. Определение того, связано ли конкретное административное правонарушение с предпринимательской и иной экономической деятельностью совершившего его юридического лица или индивидуального предпринимателя, требует установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела и осуществляется рассматривающим это дело судом.

Думается, что в рамках действующего правового регулирования такой подход является наиболее верным. Вместе с тем в перспективе развития законодательства вряд ли целесообразно сохранение положения вещей, при котором судебный контроль за исполнением одного и того же исполнительного документа будет возложен на разнородные юрисдикционные органы (арбитражные суды и суды общей юрисдикции) <377>.

———————————

<377> «Перекрестный» контроль // Юридическая газета. 2011. N 25(27); «Перекрестный» судебный контроль в сфере исполнительного производства // Тенденции развития гражданского процессуального права в России: вопросы теории и практики: Материалы общероссийской научно-практической конференции (18.04.2012). Уфа: РИЦ БашГУ, 2012.

 

Необходимо ли проводить предварительное судебное заседание по делам об административных правонарушениях?

В п. 25 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» было разъяснено, что, учитывая особенности рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности, установленные гл. 25 АПК, в том числе сокращенные сроки их рассмотрения, предварительное судебное заседание по таким делам может не проводиться.

В соответствии с п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» по делам, рассматриваемым по правилам гл. 23 — 26, 29 — 31 АПК РФ, сроки подготовки дела к судебному разбирательству, а также необходимость проведения предварительного судебного заседания и совершение иных подготовительных действий определяются в каждом конкретном случае судьей самостоятельно в пределах срока, установленного в названных главах АПК РФ для рассмотрения определенных категорий дел.

Вместе с тем Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» сроки рассмотрения дел об административных правонарушениях, указанные в гл. 25 АПК РФ, существенно увеличены: с пятнадцати (десяти) дней до двух месяцев. В связи с этим в судебной практике возникает вопрос: сохраняет ли свою актуальность позиция о том, что проведение предварительного судебного заседания по соответствующей категории дел не является обязательным?

Анализ правоприменения показал, что в настоящее время некоторые суды первой инстанции проводят предварительные судебные заседания по делам об административных правонарушениях <378>, некоторые — не проводят <379>.

———————————

<378> См. об этом, например: Постановление ФАС СКО от 20.12.2012 по делу N А63-11707/2012, Определение Арбитражного суда Курганской области от 10.03.2011 по делу N А34-827/2011 о принятии заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству и назначении предварительного судебного заседания; Определение Арбитражного суда Челябинской области от 12.11.2010 по делу N А76-22381/10-58-596 о принятии к производству заявления и назначении предварительного судебного заседания.

<379> См. об этом, например: Определение ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум от 29.03.2013 N ВАС-2974/13, Определение Арбитражного суда Свердловской области от 02.02.2011 по делу N А60-1737/2011 о принятии к производству заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности и о назначении дела к судебному разбирательству; Определение Арбитражного суда Пермского края от 08.11.2010 по делу N А50-24440/2010 о принятии заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству, назначении судебного разбирательства по существу; Определение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 15.11.2010 по делу N А71-13054/2010 о принятии заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству и назначении судебного заседания.

 

В доктрине арбитражного процессуального права вопрос об обязательности либо необязательности проведения предварительного судебного заседания по делам, рассматриваемым в порядке, установленном гл. 25 АПК РФ, долгое время является дискуссионным <380>.

———————————

<380> Скуратовский М.Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции. М., 2007. С. 118 — 120.

 

С учетом изложенного, на наш взгляд, до изменения правовой позиции, отраженной в п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», решение вопроса о необходимости проведения предварительного судебного заседания по делам об административных правонарушениях зависит от усмотрения суда первой инстанции, т.е. непроведение такого заседания не может считаться неправильным применением норм процессуального права <381>.

———————————

<381> Опалев Р. Два вопроса из практики // Юридическая газета. 2011. N 21.

 

Является ли отсутствие протокольного определения о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания в первой инстанции существенным нарушением норм процессуального права, влекущим отмену обжалуемого судебного акта?

Поставленный вопрос тесно связан с рассмотренным выше.

В силу ч. 4 ст. 137 АПК РФ если в предварительном судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, либо лица, участвующие в деле, отсутствуют в предварительном судебном заседании, но они извещены о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия и ими не были заявлены возражения относительно рассмотрения дела в их отсутствие, суд вправе завершить предварительное судебное заседание и открыть судебное заседание в первой инстанции, за исключением случая, если в соответствии с АПК РФ требуется коллегиальное рассмотрение данного дела.

В соответствии с п. 28 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» при наличии оснований, названных в ч. 4 ст. 137 АПК РФ, арбитражный суд выносит определение о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания в первой инстанции.

В п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» также разъяснено, что согласно ч. 4 ст. 137 АПК РФ в случае, если в предварительном судебном заседании лица, участвующие в деле, не возражают против продолжения рассмотрения дела в судебном заседании арбитражного суда первой инстанции и дело не подлежит рассмотрению коллегиальным составом, арбитражный суд выносит определение о завершении подготовки дела к судебному разбирательству и открытии судебного заседания. В определении указывается на отсутствие возражений лиц, участвующих в деле, относительно продолжения рассмотрения дела в судебном заседании суда первой инстанции, мотивы, положенные в основу выводов суда о готовности дела к судебному разбирательству, дата и время открытия этого заседания.

С учетом изложенного не возникает сомнений, что при применении ч. 4 ст. 137 АПК РФ необходимо вынесение определения о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания в первой инстанции. Вместе с тем процессуально-правовое значение указанного определения оценивается арбитражными судами по-разному.

Первая точка зрения <382> по поставленному вопросу заключается в том, что если в случае применения судом ч. 4 ст. 137 АПК РФ отсутствует определение о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания, то это считается существенным нарушением норм процессуального права, влекущим отмену судебного акта.

———————————

<382> Постановление ФАС УО от 31.05.2006 N Ф09-2600/06-С6.

 

При таких обстоятельствах делается вывод — дело рассмотрено судом по существу в предварительном судебном заседании, что могло привести к принятию неправильного решения (ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ).

Вторая точка зрения <383> заключается в том, что указанные обстоятельства могут оцениваться как отсутствие в деле протокола судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены обжалуемого судебного акта (п. 6 ч. 4 ст. 270, п. 6 ч. 4 ст. 288 АПК РФ).

———————————

<383> Постановления ФАС МО от 28.01.2009 N КГ-А41/13049-08 по делу N А41-13427/08, от 28.11.2007 N КА-А41/12160-07 по делу N А41-К2-7632/07, ФАС УО от 01.02.2011 N Ф09-11482/10-С1 по делу N А50-20682/2010.

 

Третья точка зрения <384> состоит в следующем. Само по себе невынесение протокольного определения о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания не является существенным нарушением норм процессуального права и не может служить основанием для отмены судебного акта, если фактически из содержания протокола судебного заседания ясно, что судом осуществлен переход из предварительного судебного заседания в основное и соблюдены условия данного перехода:

———————————

<384> Постановления ФАС МО от 07.06.2008 N КГ-А40/4816-08 по делу N А40-62508/07-77-563, ФАС СКО от 28.05.2008 N Ф08-2861/2008.

 

1) дело рассматривается судьей единолично;

2) лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте проведения предварительного судебного заседания, судебного разбирательства дела по существу;

3) в определении о назначении предварительного судебного заседания лицам, участвующим в деле, разъяснена возможность завершения предварительного судебного заседания и открытия судебного заседания в первой инстанции и в том случае, если лица, участвующие в деле, не явились в предварительное заседание и не представили возражений против рассмотрения дела в их отсутствие;

4) лица, участвующие в деле, не представили возражений против рассмотрения дела в их отсутствие.

На наш взгляд, наиболее правильной представляется последняя точка зрения.

Во-первых, трудно себе представить, что при соблюдении судом вышеизложенных условий перехода из основного судебного заседания в предварительное само по себе невынесение определения о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания в первой инстанции может привести к принятию неправильного решения.

Во-вторых, согласно п. 6 ч. 4 ст. 270, п. 6 ч. 4 ст. 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта является полное отсутствие в деле протокола судебного заседания, а не его определенные дефекты, в том числе такие, как отсутствие в протоколе протокольного определения о завершении предварительного судебного заседания и открытии судебного заседания <385>.

———————————

<385> Опалев Р. Два вопроса из практики // Юридическая газета. 2011. N 21.

 

Входит ли в полномочия арбитражного суда при рассмотрении дела об оспаривании постановления административного органа по делу об административном правонарушении самостоятельное (исходя из представленных материалов) установление вины лица, привлеченного к административной ответственности, если административный орган вину лица не устанавливал?

Является ли отсутствие в постановлении по делу об административном правонарушении сведений об обстоятельствах, характеризующих виновность лица в совершении административного правонарушения, достаточным основанием для признания незаконным и отмены постановления по делу об административном правонарушении или же данный недостаток может быть восполнен в ходе судебного разбирательства?

Следует согласиться с мнением Д.А. Каримова о том, что самостоятельное установление арбитражным судом вины лица в рассматриваемом случае свидетельствует об исполнении арбитражным судом функций административного органа. Вместе с тем суд не должен подменять административный орган при установлении вины в действиях лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку вина подлежит установлению именно административным органом в ходе производства по делу об административном правонарушении.

Если арбитражный суд видит, что оспариваемое постановление не содержит указание на вину или в нем не перечислены обстоятельства, подтверждающие вину лица, то он вправе признать постановление административного органа незаконным и отменить его, поскольку постановление вынесено путем объективного вменения, т.е. с нарушением закона, так как: а) обязательным основанием для привлечения к административной ответственности является наличие вины лица; б) в ходе производства по делу об административном правонарушении она не была установлена; в) значит, в действиях (бездействии) лица отсутствует состав административного правонарушения, наличие которого административным органом не доказано <386>.

———————————

<386> Каримов Д.А., Опалев Р.О. Об установлении судом вины правонарушителя при проверке юрисдикционного постановления // Арбитражная практика. 2009. N 9.

 

В судебной практике (Постановления ФАС ВВО от 19.09.2012 по делу N А31-8782/2011, ФАС УО от 17.11.2009 по делу N А47-4381/2009) отсутствие в постановлении по делу об административном правонарушении конкретных формулировок в отношении вины лица, привлекаемого к административной ответственности, нередко рассматривается в качестве основания для признания решения административного органа о привлечении к административной ответственности незаконным ввиду следующих моментов.

В ч. 4 ст. 210 АПК РФ закреплено, что по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.

Согласно ч. 1 ст. 1.5 КоАП лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Статья 26.1 КоАП в качестве одного из обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, называет виновность лица в совершении административного правонарушения.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.10 КоАП в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.

Исходя из изложенного, постановление о привлечении к административной ответственности признается законным при условии, если его содержание свидетельствует о том, что административным органом в рамках процедуры привлечения лица к административной ответственности, урегулированной КоАП, установлены все признаки состава административного правонарушения, в том числе вина лица, привлеченного к ответственности.

Представляется, что иной подход к разрешению дел об административных правонарушениях не согласуется с принципом состязательности арбитражного процесса.

Каким образом нужно исчислять срок на оспаривание постановления административного органа по делу об административном правонарушении: в сутках на основании ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ или в днях на основании ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 113 АПК РФ?

Поскольку КоАП РФ не содержит норм о порядке исчисления процессуальных сроков, при исчислении срока на оспаривание постановления административного органа по делу об административном правонарушении арбитражные суды руководствуются нормами гл. 10 АПК РФ (в частности, применяется ч. 4 ст. 114 АПК РФ, согласно которой в случаях, когда последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается первый следующий за ним рабочий день <387>).

———————————

<387> Постановления ФАС УО от 21.08.2006 N Ф09-7153/06-С1, ФАС ВСО от 22.02.2008 N А78-3201/07-Ф02-290/08, от 28.06.2007 по делу N А69-443/07-9-Ф02-3802/07, ФАС СЗО от 18.03.2003 по делу N А56-30946/02, ФАС ВВО от 28.04.2004 по делу N А82-292/2003-А/5, ФАС МО от 02.11.2004 по делу N КА-А40/9933-04, ФАС ПО от 17.05.2007 по делу N А12-02/07-С19.

 

В отношении применения к порядку исчисления указанного срока положения ч. 3 ст. 113 АПК РФ, согласно которому в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни, существовало две точки зрения.

В соответствии с первой точкой зрения при исчислении срока на оспаривание постановления административного органа по делу об административном правонарушении подлежит применению ч. 3 ст. 113 АПК РФ, т.е. в соответствующий срок не включаются нерабочие дни <388>.

———————————

<388> Постановления ФАС МО от 02.11.2004 (резолютивная часть оглашена 27.10.2004) по делу N КА-А40/9933-04, ФАС СЗО от 27.02.2008 по делу N А56-22684/2007, ФАС ПО от 17.05.2007 по делу N А12-02/07-С19, ФАС ВСО от 22.02.2008 N А78-3201/07-Ф02-290/08, от 28.06.2007 по делу N А69-443/07-9-Ф02-3802/07, ФАС СКО от 22.08.2008 N Ф08-4949/2008, Восьмого ААС от 19.02.2010 по делу N А46-23152/2009.

 

В качестве аргумента в пользу данной точки зрения делалась ссылка на ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ, согласно которой постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством <389>.

———————————

<389> Постановление ФАС МО от 02.11.2004 (резолютивная часть оглашена 27.10.2004) по делу N КА-А40/9933-04.

 

Сторонники противоположной точки зрения исходили из того, что в соответствии с ч. 3 ст. 30.2 и ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в суд в течение 10 суток со дня вручения или получения копии постановления <390>.

———————————

<390> См. об этом: Опалев Р. Хитросплетения законов // ЭЖ-Юрист. 2009. N 37. С. 10.

 

Порядок исчисления процессуальных сроков, предусмотренный ст. 113 АПК РФ, для определения вышеуказанного срока не применяется, т.е. при исчислении 10 суток учитываются как рабочие, так и нерабочие дни <391>.

———————————

<391> Постановление ФАС УО от 21.08.2006 N Ф09-7153/06-С1.

 

Данная точка зрения была поддержана членами НКС при Арбитражном суде Свердловской области <392>.

———————————

<392> Рекомендации НКС при Арбитражном суде Свердловской области N 15 по вопросам административного права от 16.11.2007 (http://www.ekaterinburg.arbitr.ru/practice/NKS).

 

В настоящее время ответ на поставленный вопрос содержится в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 (в ред. от 10.11.2011) «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», согласно которому при исчислении десятидневного срока, установленного для заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности (ч. 2 ст. 208 АПК РФ), необходимо руководствоваться нормой ч. 3 ст. 113 АПК РФ, согласно которой в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни.

Следует ли арбитражному суду при рассмотрении заявления прокурора о признании незаконным и отмене постановления административного органа о прекращении производства по делу об административном правонарушении привлекать к участию в деле лицо, в отношении которого прекращено административное производство?

В ходе заседания НКС при ФАС Уральского округа и ФАС Западно-Сибирского округа была принята следующая рекомендация по данному вопросу: «Поскольку результаты рассмотрения арбитражным судом заявления прокурора о признании незаконным и отмене постановления административного органа о прекращении производства по делу об административном правонарушении непосредственно затрагивают интересы лица, в отношении которого было прекращено административное производство, это лицо следует привлекать к участию в деле об оспаривании решения административного органа. Такое лицо пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности в соответствии с ч. 2 ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» <393>.

———————————

<393> Пункт 22 Рекомендаций НКС при ФАС УО и ФАС ЗСО по итогам совместного заседания, состоявшегося 09 — 10.04.2009 в г. Екатеринбурге // Вестник ФАС УО. 2009. N 2. С. 62.

 

Комментируя изложенную рекомендацию, мы отмечали, что в результате возбуждения производства по делу об административном правонарушении лицо, в отношении которого оно возбуждено, приобретает определенный правовой статус (ст. 25.1 КоАП РФ). Прекращение производства по делу об административном правонарушении влечет изменение соответствующего статуса лица. Аналогичным образом отмена постановления административного органа о прекращении производства по делу об административном правонарушении (ч. 1 ст. 28.9 КоАП РФ) оказывает непосредственное влияние на правовой статус лица, в отношении которого соответствующее производство было прекращено.

Из этого следует необходимость привлечения такого лица к участию в деле об оспаривании постановления административного органа о прекращении производства по делу об административном правонарушении. При рассмотрении данного административно-правового спора указанное лицо пользуется правами и несет обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета поданного в суд заявления, увеличение или уменьшение размера предъявленных требований, отказ от заявления, признание заявления или заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, требование принудительного исполнения судебного акта (ст. 41, ч. 2 ст. 51 АПК РФ).

Вышеуказанные права либо в принципе не могут реализовываться при рассмотрении данной категории дел (например, право на предъявление встречного иска, право на заключение мирового соглашения), либо осуществляются лишь лицом, обратившимся в суд с соответствующим заявлением <394>.

———————————

<394> Антипина О.И., Бурачевский Д.В., Каримов Д.А., Лукьянов В.А., Мартемьянов В.Б., Опалев Р.О. Проблемы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в судебно-арбитражной практике // Вестник ФАС УО. 2009. N 3. С. 68 — 69.

 

Какие судебные акты арбитражных судов выступают основанием применения мер принудительного исполнения при изменении (отмене в части) решения, постановления по делу об административном правонарушении?

В судебной арбитражной практике долгое время дискуссионным оставался вопрос о том, выдается ли по делам об административных правонарушениях исполнительный лист либо исполнение производится непосредственно на основании судебного акта арбитражного суда по делу об административном правонарушении <395>.

———————————

<395> См.: Опалев Р. Хитросплетения законов // ЭЖ-Юрист. 2009. N 37. С. 10.

 

В настоящее время ч. 4.2 ст. 206 АПК, введенной Федеральным законом от 27.07.2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации», установлено, что исполнительный лист на основании судебного акта арбитражного суда по делу о привлечении к административной ответственности не выдается, принудительное исполнение производится непосредственно на основании этого судебного акта. Аналогичным образом в ч. 5.2 ст. 211 АПК РФ в редакции указанного Закона предусмотрено, что исполнительный лист на основании судебного акта арбитражного суда по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности не выдается, принудительное исполнение производится непосредственно на основании этого судебного акта.

После введения в действие вышеуказанных правовых норм в судебной практике возник вопрос о порядке обращения к исполнению судебных актов арбитражных судов по делам об административных правонарушениях в случаях, когда суд проверочной инстанции изменяет, отменяет в части решение (постановление) суда нижестоящей инстанции, принятое по такому делу.

Исходя из буквального толкования ч. 4.2 ст. 206, ч. 5.2 ст. 211 АПК РФ, исполнительный лист в описанной ситуации ни судом проверочной инстанции, ни судом первой инстанции не выдается. Постановление суда проверочной инстанции, которым отменен в части (изменен) судебный акт суда нижестоящей инстанции, само является исполнительным документом согласно п. 6 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

Вместе с тем в практике встречаются случаи, когда суд вышестоящей инстанции, отменяя в части (изменяя) судебный акт суда нижестоящей инстанции по делу об административном правонарушении, не воспроизводит в полном объеме резолютивную часть этого акта, оставленную без изменения, не указывает в резолютивной части своего постановления все сведения, необходимые для применения мер принудительного исполнения. В результате возникает вопрос: какие судебные акты арбитражных судов выступают основанием применения мер принудительного исполнения при изменении (отмене в части) решения, постановления по делу об административном правонарушении?

При отсутствии каких-либо разъяснений со стороны ВАС РФ можно предложить три подхода в разрешении существующей проблемы.

Согласно первому подходу решение суда первой инстанции, полностью не отмененное (измененное) судом вышестоящей инстанции, остается исполнительным документом, на основании которого возбуждается и ведется исполнительное производство. Вместе с тем постановление суда вышестоящей инстанции выступает основанием для прекращения исполнительного производства по этому решению в определенной части со ссылкой на п. 5 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве.

Учитывая, что нередко изменение (отмена в части) юрисдикционного акта по делу об административном правонарушении выражается в уменьшении размера подлежащего взысканию штрафа, такой подход может показаться оправданным, однако не во всех ситуациях он применим.

Как указано выше, постановление суда проверочной инстанции, которым отменен в части (изменен) судебный акт суда нижестоящей инстанции, само является исполнительным документом. Например, в деле об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности суд вышестоящей инстанции отменяет в части (изменяет) акт суда нижестоящей инстанции, которым уменьшен размер штрафа, назначенного административным органом, оставляя без всяких изменений постановление административного органа по делу об административном правонарушении. Такие действия суда соответствуют полномочиям судов проверочной инстанции, закрепленным в п. 2 ст. 269, п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, и не противоречат разъяснениям, данным в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», согласно которым не допускается такое изменение оспариваемого решения административного органа о привлечении к административной ответственности, которое повлечет усиление административного наказания или иным образом ухудшит положение лица, привлеченного к административной ответственности. Очевидно, что в нашем примере суд вышестоящей инстанции изменяет не решение о привлечении к ответственности, а неправосудный судебный акт, принятый по итогам проверки такого решения.

Таким образом, складывается ситуация, когда судебный акт суда вышестоящей инстанции предусматривает больший размер штрафа, нежели акт суда нижестоящей инстанции, что делает невозможным исправление допущенной судебной ошибки путем прекращения исполнительного производства по измененному (отмененному в части) судебному акту суда нижестоящей инстанции (если на основании него уже возбуждено исполнительное производство) в определенной части. В данном случае единственным либо одним из исполнительных документов, подлежащих принудительному исполнению, должен стать акт суда проверочной инстанции.

Второй подход к действиям судов при изменении (отмене в части) судебного акта по делу об административном правонарушении заключается в том, что при изложенных обстоятельствах и судебный акт суда нижестоящей инстанции в части, не отмененной (не измененной) судом или судами вышестоящей инстанции, и постановление (постановления) суда вышестоящей инстанции являются исполнительными документами, одновременно подлежащими принудительному исполнению. Именно исходя из этих позиций в настоящее время формируется практика судов общей юрисдикции.

Вместе с тем видится, что совершение исполнительных действий и применение мер принудительного исполнения по одному делу об административном правонарушении сразу на основании двух и более исполнительных документов вряд ли можно назвать оптимальным. В частности, при таком положении вещей увеличивается возможность возникновения разночтений между содержанием указанных документов и, как следствие этого, прогнозируемо увеличение числа обращений в суд за разъяснением исполнительного документа. Кроме того, не исключена ситуация, в рамках которой, к примеру, суд первой инстанции взыщет штраф в размере 100 000 рублей, суд проверочной инстанции укажет, что уменьшил его до 80 000 рублей, а пристав, руководствуясь тем, что оба судебных акта являются находящимися на исполнении исполнительными документами, взыщет с должника 180 000 рублей. При этом с точки зрения формальной логики такие действия пристава не будут лишены оснований.

Примечательно, что по делам искового производства только в исключительных случаях, прямо указанных в законе, выдается несколько исполнительных листов (ч. 4 — 6 ст. 319 АПК РФ, ст. 429 ГПК РФ). Формулируя соответствующие правила, законодатель стремился достичь того, чтобы все меры принудительного исполнения по определенному делу совершались на основании единственного, самодостаточного по своему содержанию исполнительного документа. Очевидно, что эти цели не должны быть забыты, когда речь идет о делах об административных правонарушениях: суд должен оформить полный, непротиворечивый единый исполнительный документ — судебный акт, на основании которого и будет осуществляться весь процесс принудительного исполнения, а не просто «упаковать в конверт» все накопленные по делу итоговые судебные акты (судебные постановления) и направить их судебному приставу-исполнителю, дабы тот разобрался.

Наконец, третий подход, который представляется наиболее целесообразным, состоит в том, что основанием применения мер принудительного исполнения должно выступать только последнее постановление суда проверочной инстанции, которым изменен (отменен в части) судебный акт суда нижестоящей инстанции.

Вместе с тем реализация такого подхода на практике возможна лишь при условии, что суд проверочной инстанции, отменяя в части (изменяя) судебный акт суда нижестоящей инстанции, будет формулировать резолютивную часть своего постановления таким образом, чтобы в ней содержалась резолютивная часть этого акта, оставленная без изменения, сформулированная с учетом выводов суда проверочной инстанции, либо резолютивная часть соответствующего судебного акта, оставленная без изменения, и выводы суда проверочной инстанции. Кроме того, судебный акт суда проверочной инстанции должен отвечать требованиям, предъявляемым к исполнительным документам ст. 320 АПК РФ, ст. 13 Закона об исполнительном производстве.

В свете изложенного резолютивная часть судебного акта суда проверочной инстанции будет напоминать решение суда первой инстанции и может выглядеть, например, следующим образом:

«Требования индивидуального предпринимателя (Ф.И.О.) удовлетворить (в части).

Изменить (отменить в части…) решение Арбитражного суда (наименование суда) от (дата) по делу (номер) и постановление Семнадцатого (Восемнадцатого) арбитражного апелляционного суда от (дата) по тому же делу.

Индивидуального предпринимателя (Ф.И.О.), зарегистрированного (наименование налогового органа) и (дата регистрации) по адресу (адрес регистрации), привлечь к административной ответственности, предусмотренной частью (номер) статьи (номер) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде штрафа в размере (сумма цифрами (сумма словами)) рублей.

Реквизиты для уплаты штрафа: наименование получателя — наименование территориального органа Федерального казначейства, банк получателя — наименование банка, расчетный счет — номер, ИНН получателя — номер, КПП получателя — номер, код ОКАТО — номер, БИК получателя — номер, код бюджетной классификации — номер <396>.

———————————

<396> В отдельных решениях судов первой инстанции указывается также назначение платежа, наименование платежа, КБК.

 

Настоящее постановление вступило в законную силу с момента его принятия».

Изложенный подход к формулированию резолютивной части согласуется с решением, выработанным рабочей группой по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, при ФАС Уральского округа еще 09.10.2009 <397>, и рекомендациями, изложенными в абз. 3 п. 40 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» в редакции Постановления Пленума от 24.03.2011 N 30.

———————————

<397> http://fasuo.arbitr.ru/node/1509.html

 

В рассматриваемом случае по смыслу ч. 1 ст. 31.3 КоАП, ч. 2 ст. 319 АПК РФ и п. 10.1 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах РФ (первой, апелляционной и кассационной инстанциях), утвержденной Приказом ВАС РФ от 25.03.2004 N 27, постановление суда апелляционной, кассационной инстанции по делу о привлечении к административной ответственности должно направляться в орган, должностному лицу, уполномоченным приводить его в исполнение, арбитражным судом первой инстанции. При этом арбитражный суд, судебный акт которого изменен или отменен в части, в случае если на основании данного акта уже возбуждено исполнительное производство, должен направить в соответствующее структурное подразделение территориального органа Федеральной службы судебных приставов требование о возвращении своего судебного акта для окончания исполнительного производства по его исполнению на основании п. 4 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве. Согласно ч. 1 ст. 31.3 КоАП постановления арбитражных судов апелляционной, кассационной инстанции по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности, являющиеся исполнительными документами по соответствующим делам, направляются в орган, должностному лицу, уполномоченным приводить их в исполнение, органом, должностным лицом, принявшим решение о привлечении к административной ответственности.

Думается, что предложенный вариант взаимодействия судов разных инстанций согласуется с общим правовым режимом обращения судебных актов к исполнению в случаях, когда решение суда первой инстанции отменено в части или изменено. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 319 АПК РФ исполнительный лист на основании судебного акта, принятого арбитражным судом апелляционной инстанции, арбитражным судом кассационной инстанции или ВАС РФ, выдается соответствующим арбитражным судом, рассматривавшим дело в первой инстанции, если иное не предусмотрено данным Кодексом, т.е. суд первой инстанции задействован в процедуре обращения своего отмененного либо измененного судебного акта к исполнению.

Важно, чтобы при отсутствии достаточно четкой законодательной регламентации процедуры обращения судебных актов по делам об административных правонарушениях к принудительному исполнению, а также соответствующих разъяснений со стороны ВАС РФ сформировалась единая практика арбитражных судов, что позволит избежать неясностей, разночтений, лишних вопросов и сложностей в сфере исполнительного производства <398>.

———————————

<398> Опалев Р.О. К вопросу об обращении к исполнению судебных актов по делам об административных правонарушениях // Вестник ФАС УО. 2011. N 3. С. 66 — 70; Опалев Р. Дело за судебной практикой // ЭЖ-Юрист. 2012. N 9. С. 13.

 Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code