§ 2. Понятие реабилитации и основания возникновения права на реабилитацию

Первое упоминание понятия «реабилитация» ученые связывают со средневековым французским институтом помилования осужденного, с восстановлением всех его прав. По мнению дореволюционного юриста Н.И.Миролюбова данное понятие для обозначения указанного института впервые употребил средневековый французский легист Bleynianus.

В его интерпретации реабилитация понималась   как восстановление чести и гражданских прав осужденного, могла  быть последствием возобновления дела или помилования.

Во французском праве регламентировался порядок особого производства, цель которого заключалась в восстановлении гражданских прав осужденного, ограниченных или нарушенных  уголовным приговором. Указанное производство носило название «rehabilitation».

Просьба о реабилитации подавалась осужденным   прокуратуре, которая после сбора всех требуемых об осужденном  сведений, передавала просьбу апелляционному суду. После рассмотрения данной просьбы и принятия положительного решения, суд направлял ее министру юстиции, который  испрашивал помилования у главы государства.

Итак, мы видим, что изначально  под реабилитацией  понимали и процесс восстановления пораженного права,  и результат его восстановления.

В советском уголовном процессе под реабилитацией понималось восстановление в прежнем состоянии невиновного, то есть лица, которое  было привлечено к уголовной ответственности необоснованно.  Термин «реабилитация» употреблялся как в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, так и в Уголовно-процессуальных кодексах Союзных республик. Однако, как отмечали ученые, содержание понятия реабилитация законодателем раскрыто не было.

В Большой советской энциклопедии  указано, что само слово «реабилитация» происходит от латинского  reabilitatio, где re – приставка, обозначающая возобновление, а abitalis –  пригодность или способность.

По смыслу русского языка «реабилитировать» означает восстановить хорошую прежнюю репутацию или  в прежних правах.

УПК РФ раскрывает содержание понятия реабилитация, понимая  его как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5).

Реабилитированным, согласно п. 35 ст.5 УПК РФ указанной статьи признается лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием.

Раскрыть содержание понятия «реабилитация» можно с помощью анализа правовых норм, регламентирующих соответствующий уголовно-процессуальный институт.

Совокупный анализ положений гл. 18 УПК РФ позволяет сделать вывод, что в ней содержатся правовые нормы, касающиеся процедуры восстановления прав и свобод  лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, в то время как сущность реабилитации заключается, прежде всего, в официальном признании правовой несостоятельности обвинения с последующим устранением и возмещением причиненного вреда.

Принимая во внимание, что предлагаемое  в законе   понятие «реабилитация» пока еще далеко от совершенства, ученые, исследуя указанную проблему, предлагают различные пути ее разрешения.

В целом, в теории уголовного процесса  под реабилитацией понимают с одной стороны, юридический акт, в соответствии с которым лицо, незаконно (в какой бы то ни было форме)  подвергнутое уголовному преследованию, полностью восстанавливается в своих гражданских правах, приобретая, в том числе, право на предъявление в установленном УПК РФ порядке требований к государству о полном возмещении причиненного ему вреда.   С другой стороны — юридический механизм (процедуру), посредством которого обеспечиваются возможные требования юридически реабилитированного лица.

Реабилитация включает процессуальный акт о реабилитации, то есть акт, которым установлена невиновность гражданина в инкриминируемом преступлении, и комплекс восстановительно-компенсационных мер, направленных на возмещение ему вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, применением мер процессуального принуждения или осуждением.

А. П. Гуляев, анализируя  содержание представленных в УПК РФ понятий «реабилитация» и «реабилитированный» в совокупности с содержанием правовых норм, представленных в гл. 18, отмечает, что   имеющиеся в юридической литературе подходы к определению реабилитации не содержат ее главного юридического признака  – решения о признании обвиняемого или подозреваемого невиновным в совершении преступления.

В указанных определениях упор сделан на порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованного подвергнутого уголовному преследованию.

При этом процессуальное решение, освобождающее лицо от предшествовавшего обвинения или подозрения, является либо актом правосудия (приговор  либо определение суда), либо актом, близким по содержанию и значению к акту правосудия (постановление о прекращении уголовного преследования или уголовного дела). Именно такое решение и соответствующий ему процессуальный акт являются основным, определяющим элементом реабилитации.

Постепенно с учетом накопленного опыта все больший круг юристов, как теоретиков, так и практиков, под  понятием реабилитации стал подразумевать регламентируемое законом восстановление в первую очередь доброго имени (репутации) лица, незаконно привлекавшегося к уголовной ответственности, а также его нарушенных или ограниченных имущественных или иных прав и законных интересов.

Для реабилитации лица необходимо наличие  предусмотренных законом оснований (ст. 133 УПК РФ).

Основания возникновения права на реабилитацию определяются в уголовно-процессуальном законе с учетом  процессуального статуса участника уголовного судопроизводства  (ч. 2 ст. 133 УПК РФ).

Право на реабилитацию имеют: подсудимый, подозреваемый или обвиняемый, осужденный, лицо к которому были применены принудительные меры медицинского характера, а также иные лица, в отношении которых незаконно осуществлялись меры процессуального принуждения.

Подсудимый имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда в отношении него вынесен оправдательный приговор или уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Оправдательный приговор суд выносит  по одному из оснований, указанных в ч. 2 ст. 302 УПК РФ:  когда не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления;  в деянии подсудимого отсутствует состав  преступления; коллегией присяжных заседателей в отношении подсудимого вынесен оправдательный вердикт. Во всех этих случаях подсудимый признается невиновным.

Определение суда или постановление судьи о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении подсудимого  на основании отказа государственного обвинителя от обвинения  завершает судопроизводство в суде первой инстанции в том случае, когда государственный обвинитель приходит к убеждению, что представленные суду доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Решение о прекращении уголовного дела в судебном заседании по данному основанию суд принимает в соответствии  с п. 2 ст. 254 УПК РФ. Аналогичным образом решается вопрос о прекращении уголовного дела и при отказе государственного обвинителя от обвинения при рассмотрении дела судом присяжных (ст. 350 УПК РФ).

В соответствии со ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление оправдательного приговора.

Кроме того,  основанием  возникновения  права на реабилитацию является прекращение уголовного дела частного обвинения   при  неявке в судебное заседание потерпевшего  без уважительных причин. Мировой судья выносит  постановление о прекращении уголовного дела в соответствии с ч.3 ст. 249 по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).

В п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ указаны  основания, при наличии которых право на реабилитацию имеют подозреваемый и обвиняемый.

Указанные участники уголовного судопроизводства наделяются таким правом, когда уголовное дело или уголовное  преследование прекращено за отсутствием события преступления и (или) за отсутствием в их деянии состава преступления, при  непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, а также в иных случаях, предусмотренных законом   (пунктами  1, 2, 5 и 6  ч. 1 ст. 24  и пунктами  1 и 4-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Согласно п. 4 ч. 2 ст.133 УПК РФ осужденный имеет право на реабилитацию в случае полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела  ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, а также при прекращении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления, истечения сроков давности уголовного преследования, смерти  подозреваемого или обвиняемого, отсутствия заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, а также при несоблюдении соответствующей процедуры осуществления уголовного преследования в отношении лиц, обладающих профессиональным иммунитетом, указанных в статье 448 УПК РФ.

В ч. 4 ст. 133 УПК РФ  законодатель конкретизировал случаи, на которые правила, содержащиеся в  ее предыдущих частях,  не распространяются. Так, если примененные меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены  или изменены ввиду акта об амнистии или  истечения сроков давности, то подвергшиеся уголовному преследованию   участники уголовного судопроизводства права на реабилитацию не имеют.

Предполагается, что в указанных случаях обстоятельства, лежащие в основе отмены правовых актов, не свидетельствуют о признании невиновности соответствующего участника уголовного судопроизводства, а имеют иное правовое значение.

Важно отметить, что при производстве по делам несовершеннолетних правом на реабилитацию не  обладает лицо, в отношении которого дело прекращено ввиду недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо в связи с тем, что несовершеннолетний хотя и достиг   возраста, с которого   наступает  уголовная  ответственность, но в силу отставания в психическом  развитии,  не связанного с психическим расстройством   не мог сознавать характер своих противоправных действий и руководить ими.

Анализ конструкции процессуальной нормы, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, позволяет сделать вывод о том, что перечень участников уголовного процесса, имеющих право на реабилитацию, и случаев, когда такое  право возникает, является исчерпывающим. Об этом свидетельствует регламентированное в ч. 5 ст.133 УПК РФ положение, согласно которому в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Под иными случаями,  по логике законодателя, следует понимать        любые иные возникающие в ходе уголовного судопроизводства ситуации, затрагивающие права и законные интересы участников уголовного судопроизводства. Например, признание проведенного обыска в соответствии с ч. 5 ст. 165 УПК РФ незаконным.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code