Глава 5. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

Каков порядок получения веществ, материалов, необходимых для проведения экспертных исследований, из объектов, которые не могут быть доставлены в зал судебного заседания?

В судебной практике возникают ситуации, когда вещества, материалы, необходимые для проведения судебной экспертизы, не могут быть изъяты из объектов, в которых они находятся, непосредственно в зале судебного заседания. Например, необходимо направить на экспертизу вещества, которые перевозятся в определенной емкости по железной дороге.

Выезд судьи к месту нахождения такого объекта для изъятия соответствующего вещества с составлением протокола отдельного процессуального действия вызывает большие организационные сложности, в связи с чем суды иногда выносят определения, в которых поручают эксперту самому получить требуемое вещество (образец) в определенное время в определенном месте в присутствии лиц, участвующих в деле, если они явятся. Такое действие оформляется документом, который составляется экспертом <113>.

———————————

<113> Постановления ФАС УО от 07.02.2012 N Ф09-8622/11, от 27.02.2012 N Ф09-9033/11.

 

Соответствие подобного порядка требованиям процессуального права заслуживает обсуждения. Например, по смыслу ст. 19 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в случае, если получение образцов не является частью экспертных исследований, орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, получают образцы для сравнительного исследования и приобщают их к делу в порядке, установленном процессуальным законодательством РФ.

Думается, что по возможности судам все же следует придерживаться позиции по поводу толкования ст. 82 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд, назначивший судебную экспертизу, обязан самостоятельно собрать необходимые материалы для исследования экспертом <114>.

———————————

<114> Постановления ФАС МО от 17.07.2009 N КГ-А40/5136-09, ФАС ЗСО от 01.10.2009 по делу N А03-11589/2006, ФАС СЗО от 10.08.2012 по делу N А05-6215/2011.

 

В чем особенности толкования и применения ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ?

Федеральным законом от 27.07.2010 N 228-ФЗ, вступившим в силу 01.11.2010, в ст. 70 АПК РФ введена ч. 3.1, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований. По смыслу процитированной правовой нормы оспаривание фактов может быть как прямым (когда несогласие с утверждением процессуального противника выражено в форме адресованного суду суждения, сделанного в устной либо письменной форме), так и косвенным (когда несогласие стороны вытекает из представленных ею доказательств).

Рассматриваемая правовая норма в сочетании с новеллой, согласно которой представление отзыва на иск является обязанностью ответчика <115>, создала предпосылки для более эффективной реализации в российском арбитражном процессе правила о предварительном раскрытии доказательств, пришедшего к нам из правовых систем стран общего права <116>. Вместе с тем в теории и судебной практике возник целый ряд сложностей ее толкования <117>.

———————————

<115> Следует отметить, что ранее вопрос о том, является ли представление отзыва на иск правом либо обязанностью ответчика, относился к числу дискуссионных. Так, М.И. Клеандров высказывал позицию о том, что представление отзыва на иск является обязанностью, не обеспеченной санкцией (Клеандров М.И. Арбитражный процесс: Учебник. М., 2006. С. 213). Напротив, В.М. Шерстюк (Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 383), М.Р. Загидуллин (Арбитражный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. Я. Фархтдинова и др. СПб., 2004. С. 220) исходили из отсутствия у ответчика обязанности по представлению отзыва на иск. Федеральный закон от 19.07.2009 N 205-ФЗ изменил редакцию ст. 131 АПК РФ. В новой редакции данной статьи прямо указано, что ответчик обязан направить или представить в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, отзыв на исковое заявление и предусмотрена ответственность за непредставление отзыва в виде отнесения на ответчика судебных расходов независимо от результатов рассмотрения дела.

<116> См., например: Решетникова И.В. Доказательственное право Англии и США. Екатеринбург, 1997. С. 25 и др.

<117> См. об этом подробнее: Опалев Р.О. Пассивное поведение стороны спора как основание считать признанными обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу // Вестник гражданского процесса. 2012. N 2; Он же. Комментарии к Рекомендациям НКС при ФАС УО по вопросам применения законодательства о судопроизводстве в арбитражных судах // Вестник ФАС УО. 2012. N 1. С. 51 — 55; Он же. Особенности доказывания и судопроизводства в арбитражных судах: Научно-прикладной анализ. Saarbrucken, 2012. С. 11 — 19; Opalev R.O. General Provisions Of The Doctrine Of Evidence In The Russian Commercial Litigation Procedure // Russian Law: Theory and Practice. 2012. N 2. P. 70 — 75.

 

В настоящее время в судебной практике арбитражных судов начал формироваться единый подход, который состоит в том, что рассматриваемая норма не освобождает суд от обязанности оценки совокупности представленных истцом доказательств <118>. Иными словами, ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ не снимает со стороны обязанности доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК РФ). Сегодня можно достаточно уверенно опровергнуть вариант толкования, согласно которому с появлением в ст. 70 АПК РФ ч. 3.1 общее правило распределения обязанности по доказыванию начинает действовать лишь после того, как противоположная сторона прямо или косвенно оспорит обстоятельство, положенное в основу требований или возражений своего оппонента <119>.

———————————

<118> Протокол заседания Круглого стола по вопросам применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с участием Т.К. Андреевой от 18.03.2011 // Вестник ФАС УО. 2011. N 2. С. 27; Рекомендации НКС при ФАС ПО, утвержденные президиумом ФАС ПО 03.06.2011 (указанные Рекомендации размещены в сети Интернет по адресу: http://faspo.arbitr.ru/node/13990) (вопрос 15); Постановления ФАС ВСО от 29.06.2011 N А78-8139/2010, от 22.02.2011 N А19-4380/09, ФАС МО от 11.12.2012 по делу N А40-26671/12-44-76, от 19.12.2012 по делу N А40-32523/12-44-86.

<119> См., например: Шеменева О.Н. Неоспоренные обстоятельства в арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 2.

 

Здесь очень отчетливо просматривается отличие признания, совершенного путем подачи стороной (сторонами) письменного документа или дачи устного заявления под протокол судебного заседания, от признания, предусмотренного ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ. Согласно ч. 4 названной статьи суд вправе не принять первый вид признания, только если он располагает доказательствами, дающими основание полагать, что оно совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения. В силу ч. 5 ст. 70 АПК РФ обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном указанной статьей, в случае их принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу.

Напротив, пассивное поведение может и не повлечь вывода о признании обстоятельств, входящих в предмет доказывания, даже при отсутствии в распоряжении суда сведений о сокрытии определенных фактов, обмане, насилии, угрозе, заблуждении стороны спора.

Таким образом, решение вопроса о квалификации пассивного поведения в качестве признания факта в значительной степени зависит от оценки судом доказательств по делу. Непредставление или несвоевременное представление, в частности ответчиком, своей позиции и доказательств по делу может служить основанием для наступления правовых последствий, которые заключаются в выводе суда о том, что определенные юридические факты признаны им, при условии, что соответствующие факты подтверждаются имеющимися в деле доказательствами.

Нужно отметить, что такой вывод, как правило, не имеет серьезного практического значения, поскольку в отечественном арбитражном процессе в отличие от процесса стран общего права отсутствует развернутое предварительное производство по гражданскому делу, состоящее из детальных и разнообразных процедур, в рамках которых еще до того, как суд приступает к рассмотрению спора по существу, определяется круг признанных сторонами фактов <120>. В отечественном судопроизводстве вывод о признании обстоятельств делается уже на стадии судебного разбирательства и с учетом выводов, к которым пришел суд по результатам исследования иных доказательств. Поэтому, на наш взгляд, рассматриваемое признание мало чем облегчает процессуальную деятельность суда по разрешению спора. Собственно говоря, как правило, с абсолютно равным успехом суд мог бы рассмотреть дело по существу и удовлетворить иск либо отказать в его удовлетворении (в зависимости от качества доказательственного материала, представленного активной стороной спора), не делая выводов о признании фактов лицом, не предпринявшим действий к отстаиванию своих интересов в процессе <121>.

———————————

<120> См. об этом, например: Бернам У. Правовая система США. Вып 3. М.: Новая юстиция, 2007. С. 385 — 407.

<121> Показательно, что на начало марта 2013 г., т.е. более чем через два года после введения в АПК РФ обсуждаемой новеллы, в судебной практике каждого из федеральных арбитражных судов округов насчитывается лишь от 20 до 60 случаев ее применения.

 

Несмотря на сказанное, наличие в действующем АПК РФ фикций надлежащего извещения лица, участвующего в деле (ч. 4 ст. 123 АПК РФ) <122>, привело к формированию в судебной практике достаточно осторожных подходов к применению ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ.

———————————

<122> Так, согласно ч. 4 ст. 123 АПК РФ лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд; копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

 

Так, в п. 11 Рекомендаций НКС при ФАС Уральского округа N 2/2011 по итогам заседания, состоявшегося 10 — 11 ноября 2011 г. в г. Екатеринбурге, отражена позиция, согласно которой ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ применяется при условиях извещения стороны о начавшемся процессе, в частности, по правилам, предусмотренным ч. 4 ст. 123 названного Кодекса, и совершения ею в рамках данного процесса действий, позволяющих суду считать признанными стороной обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу (например, подача отзыва, не содержащего опровержений определенных обстоятельств по делу, фактическое участие в судебном заседании без заявления каких-либо возражений относительно конкретных юридических фактов).

Столь осторожный и взвешенный подход обусловлен, на наш взгляд, необходимостью предоставить стороне спора (прежде всего, ответчику) фактическую возможность оспорить и не согласиться с позицией, доказательствами процессуального противника. Только если такая возможность существовала, преднамеренное либо просто безразличное пассивное поведение лица может привести к последствиям, которые заключаются в том, что суд делает вывод о признании стороной обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу. Наличие указанной возможности налицо, когда ответчик проявил хоть какое-то участие в рассмотрении спора (подал отзыв, пришел в судебное заседание).

В п. 2 Рекомендаций НКС при ФАС Северо-Западного округа по итогам заседания от 16 — 17 июня 2011 г. (г. Архангельск) сказано: «По смыслу части 3.1 статьи 70 АПК РФ факт отсутствия возражений не может свидетельствовать о согласии с обстоятельствами, на которые ссылается другая сторона в обоснование своих требований. Таким образом, в случае, если ответчик не представляет отзыв на иск, суд должен вынести решение с учетом совокупности всех иных обстоятельств дела.

Часть 3.1 статьи 70 АПК РФ не может быть применена в случае неявки в судебное заседание стороны, прежде всего ответчика.

Из системного толкования частей 3 и 3.1 статьи 70 и части 4 статьи 268 АПК РФ следует вывод, что часть 3 статьи 70 АПК РФ имеет в виду буквальное установление обстоятельств, а часть 3.1 статьи 70 АПК РФ — косвенное признание. Таким образом, правило части 4 статьи 268 АПК РФ может быть применимо только к обстоятельствам, которые признаны и удостоверены в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 70 АПК РФ. Кроме того, часть 4 статьи 268 АПК РФ имеет в виду обстоятельства, которые признаны и удостоверены определением суда о принятии признания стороны. В отношении обстоятельств, которые признаны и удостоверены в порядке части 3.1 статьи 70 АПК РФ, не может быть вынесено определение суда, в связи с чем правило части 4 статьи 268 АПК РФ может быть применимо только к обстоятельствам, которые признаны и удостоверены в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 70 АПК РФ» <123>.

———————————

<123> http://fasszo.arbitr.ru/welcome/show/633200024/221

 

Интересные разъяснения по применению ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ выработаны также в Рекомендациях НКС при ФАС Поволжского округа от 20 — 22.04.2011 (г. Ульяновск): «Необходимо исходить из конституционных гарантий сторон и общих принципов процессуального законодательства.

Соблюдение правил надлежащего извещения лиц, участвующих в деле (статьи 121 — 123 АПК РФ), является соответствующей гарантией для реализации права на судебную защиту, а также принципа состязательности сторон.

Таким образом, если ответчик извещен о месте и времени судебного разбирательства и не явился в судебное заседание, соответственно, не оспорил обстоятельства, положенные в основание требований, в этом случае также подлежат применению правила пункта 3.1 статьи 70 АПК РФ.

Положения указанной нормы не могут рассматриваться в качестве перераспределения бремени доказывания между участниками процесса.

Согласно части 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений» <124>.

———————————

<124> http://faspo.arbitr.ru/node/13990

 

Еще один вопрос, связанный с толкованием и применением ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ, заключается в том, распространяется ли она на третьих лиц. Например, в советский период развития отечественной доктрины утверждалось, что субъектом признания может быть и третье лицо <125>, т.е. действие норм права, регулирующих признание фактов, по кругу лиц не ограничивалось сторонами и третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, которые пользуются правами и несут обязанности истца (ч. 2 ст. 50 АПК РФ). Вместе с тем в настоящее время высказывается позиция, согласно которой ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ регулирует правила распределения бремени доказывания между сторонами по делу. Она не распространяется на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора <126>.

———————————

<125> См. об этом, например: Курылев С.В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе. М., 1956. С. 122.

<126> Протокол заседания Круглого стола по вопросам применения АПК РФ с участием Т.К. Андреевой от 18.03.2011 // Вестник ФАС УО. 2011. N 2. С. 26.

 

На наш взгляд, арбитражное процессуальное законодательство не содержит никаких препятствий для распространения действия ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ на третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Конечно, в названной норме говорится только о таких субъектах процесса как стороны. Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 51 АПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, предъявление встречного иска, требование принудительного исполнения судебного акта. Данное нормативное положение позволяет сделать вывод о возможности применения нормы ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ в отношении третьих лиц без самостоятельных требований.

Имеют ли преюдициальное значение содержащиеся во вступивших в законную силу судебных актах выводы о неустановленности (недоказанности) тех или иных фактических обстоятельств (например, факта заключения договора)?

Еще М.А. Гурвич писал о том, что суд прежняя оценка доказательств, произведенная другим судом, ни в какой мере не связывает <127>. Думается, что, если суд не пришел к выводу о незаключенности договора, о причинении вреда и т.п., но лишь констатировал недоказанность стороной подобных фактов, мы имеем дело с выводом об оценке доказательств, но не выводом о факте.

———————————

<127> Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955 (цит. по: Гурвич М.А. Избранные труды / МГУ им. М.В. Ломоносова, юридический ф-т, Кубанский государственный ун-т, кафедра гражданского процесса и трудового права. Краснодар, 2006. С. 430).

 

Согласно нормам ст. 69 АПК РФ лишь обстоятельства, установленные вступившим в законную силу актом правосудия, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела. На неустановленные (недоказанные) факты преюдициальность не распространяется. Такая позиция находит отражение в судебной практике <128>.

———————————

<128> Постановления Четырнадцатого ААС от 14.04.2011 N 14АП-570/11, ФАС СКО от 09.09.2011 N Ф08-5081/11, Определение ВАС РФ от 22.11.2010 N ВАС-15238/10.

 

В какой части судебного акта могут содержаться выводы об обстоятельствах, имеющих преюдициальное значение?

Традиционным и понятным для большинства юристов является взгляд, согласно которому обычно преюдициальность фактов устанавливается в мотивировочной части судебного акта <129>.

———————————

<129> Решетникова И.В. Доказывание в гражданском процессе: Учебно-практическое пособие для магистров. М., 2012. С. 138.

 

Вместе с тем отдельные судебные акты ВАС РФ при их буквальном истолковании, к сожалению, могут привести к идее, согласно которой вывод о признании договора незаключенным имеет преюдициальное значение лишь в том случае, если он содержится в резолютивной части принятого решения <130>.

———————————

<130> Постановление Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 10486/12.

 

Аналогичным образом странной, на наш взгляд, выступает позиция, закрепленная в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 N 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам»: «Основанием для пересмотра судебного акта в соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 311 АПК РФ является признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции недействительной сделка (оспоримая или ничтожная), повлекшая за собой принятие оспариваемого судебного акта.

При этом следует иметь в виду, что указанное основание применяется, если вывод о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки сделан в резолютивной части решения суда по другому делу».

Напротив, в пп. «б» п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 N 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» сказано: «Если мотивом обращения в суд явилось признание вступившим в законную силу постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу, то это обстоятельство может служить основанием для пересмотра судебного постановления при наличии вывода о признании недействительной оспоримой или ничтожной сделки либо о применении последствий недействительности ничтожной сделки в резолютивной и (или) мотивировочной части решения суда по другому делу».

Как распределяется бремя доказывания при рассмотрении дел, в которых объединены требования, подлежащие рассмотрению (при раздельном их предъявлении) в рамках разных видов производств арбитражного процесса (в частности, искового производства и производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений)?

Ответ на данный вопрос долгое время вызывал сложности в судебной практике. В настоящее время определенный подход к его решению вытекает из содержания п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 N 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причиненного государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», в котором указано: «Требуя возмещения вреда, истец обязан представить доказательства, обосновывающие противоправность акта, решения или действий (бездействия) органа (должностного лица), которыми истцу причинен вред. При этом бремя доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия такого акта или решения либо для совершения таких действий (бездействия), лежит на ответчике».

Распространяются ли сроки исковой давности на доводы ответчика о недействительности договора, из которого выводятся требования истца?

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Исходя из буквального толкования п. 1, 2 ст. 181 ГК РФ, сроки исковой давности устанавливаются по требованию, но не по доводу (возражению) в отношении предъявленного к лицу требования.

Таким образом, если к ответчику, к примеру, предъявлен иск о взыскании задолженности по договору, то он вправе ссылаться на недействительность соответствующего договора и по истечении срока исковой давности, установленного в отношении требования о признании договора недействительным.

Такая позиция находит свое подтверждение в судебной практике <131>.

———————————

<131> См., например: Постановление Седьмого ААС от 30.10.2008 N 07АП-5630/08, п. 19 Рекомендаций, выработанных по итогам совместного заседания НКС при ФАС ЗСО и ФАС УО от 1 — 2 октября 2008 г. (размещены по адресу: http://fasuo.arbitr.ru/nks/rekom/2337.html); Мурзин Д.В., Опалев Р.О., Петров Е.Ю., Реброва Е.А., Тороп Ю.В. Проблемы заключенности и действительности гражданско-правовых договоров в судебно-арбитражной практике: По материалам совместного заседания научно-консультативных советов при ФАС ЗСО и ФАС УО // Вестник ФАС УО. 2009. N 1. С. 77 — 79 (автор соответствующего комментария — Е.А. Реброва).

 

В чем особенности содержания решения суда об отказе в иске в связи с истечением срока исковой давности?

Часть 6 ст. 152 ГПК РФ допускает в случае пропуска срока исковой давности, о котором заявлено ответчиком, принятие судом решения в предварительном судебном заседании об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

Аналогичная правовая норма в АПК РФ отсутствует, поэтому арбитражные суды при принятии решений об отказе в иске в связи с истечением срока исковой давности нередко исследуют иные фактические обстоятельства и отражают свои выводы о них в судебном решении <132>, т.е. принимают такое же с точки зрения полноты изложения мотивов решение, как и по любому другому делу. В таком случае, если даже суд вышестоящей инстанции признает вывод о пропуске срока исковой давности необоснованным, он может согласиться с иными приведенными судом первой инстанции выводами по существу спора и, таким образом, решение не будет подлежать отмене, а дело повторному пересмотру по существу заново. Практика судов общей юрисдикции, напротив, приводит к тому, что при признании вывода о пропуске срока исковой давности необоснованным, дело во всяком случае приходится пересматривать по существу заново <133>.

———————————

<132> См., например: решения Арбитражного суда Свердловский области от 27.12.2012 по делу N А60-30243/2012/А60-46574/2012, Арбитражного суда г. Москвы от 02.04.2012 по делу N А40-49599/08-11-198, Постановление ФАС МО от 14.01.2002 по делу N КГ-А40/7973-01.

<133> См. об этом: абз. 5 п. 28, п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции».

 

Вправе ли суд истребовать доказательства у лиц, участвующих в деле?

В целом буквальное толкование ст. 66 АПК РФ, ст. 57 ГПК РФ не исключает возможности истребования доказательств у лиц, участвующих в деле.

Вместе с тем согласно принципу состязательности, закрепленному в ч. 2 ст. 9 АПК РФ, каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу. В силу ч. 3 указанной статьи арбитражный суд, сохраняя беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав.

В п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» разъяснено, что наложение штрафа за непредставление лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств, которые арбитражный суд предложил им представить в обоснование их собственных требований или возражений согласно ч. 2 ст. 66 АПК РФ, не предусмотрено.

Близкие по духу разъяснения содержатся в пп. «г» п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», в котором сказано, что судья не вправе давать поручение об истребовании от истца данных, подтверждающих обоснованность исковых требований, а также иных сведений, которые должны быть указаны в исковом заявлении в соответствии со ст. 132 ГПК РФ.

Исходя из изложенного, можно утверждать, что истребование у лиц, участвующих в деле, доказательств, подтверждающих основания их собственных требований и (или) возражений, противоречит систематическому толкованию норм права, принципу состязательности.

Возможно ли доказывание обстоятельств, имеющих значение для дела, исключительно посредством надлежащим образом заверенной копии документа, т.е. без представления суду оригинала документа?

По общему правилу, закрепленному в ч. 2 ст. 71 ГПК, ч. 8 ст. 75 АПК РФ, письменные доказательства представляются в суд в подлиннике или форме надлежащим образом заверенной копии документа. Значительное число вопросов возникает по поводу того, что понимается под надлежащим образом заверенной копией документа <134>.

———————————

<134> См., например: п. 4 Рекомендаций НКС при ФАС Западно-Сибирского округа, принятых по итогам заседания, состоявшегося 09.09.2011 в г. Горно-Алтайске // СПС «КонсультантПлюс».

 

В литературе и судебной практике сложился подход, согласно которому документ может быть заверен стороной, представляющей его суду, если закон специально не предусматривает иную форму удостоверения <135>. Вместе с тем в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22.02.2011 N 14501/10 выражена позиция о том, что если в суд представлены заверенные заинтересованным лицом светокопии документов и при этом подлинники документов в суд не представлены и не обозрены судом, то такие светокопии документов являются недопустимыми доказательствами <136>.

———————————

<135> Комментарий к АПК РФ (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 284 (автор комментария — И.В. Решетникова).

<136> См. об также: Постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.2011 N 1930/11. На наш взгляд, это весьма странная позиция, поскольку, как представляется, в данном случае следовало бы говорить не о недопустимости, а о недостаточности доказательств. Стоит также отметить, что в указанных делах одна из сторон спора возражала относительно подлинности соответствующих документов.

 

Указанная позиция не касается ситуаций, когда копии письменных доказательств заверены не заинтересованной в их представлении стороной, а иным лицом, в том числе нотариусом.

Часть 8 ст. 75 АПК РФ и ч. 2 ст. 71 ГПК РФ предусматривают, что письменные доказательства в обязательном порядке представляются в подлиннике лишь когда обстоятельства дела согласно законам и иным нормативным правовым актам подтверждаются только подлинными документами. При этом в законодательстве не так много норм, устанавливающих обязательность представления в суд подлинника того или иного документа. Так, в ряде случаев суды указывают на то, что полномочия судебного представителя подлежат подтверждению только подлинной доверенностью <137>.

———————————

<137> См., например: Определение ФАС УО от 14.02.2002 N Ф09-160/02-ГК.

 

В остальных ситуациях необходимость представления подлинных экземпляров документов определяется судом с учетом обстоятельств конкретного дела. Например, когда представлены копии одного и того же документа, различные по своему содержанию (абз. 2 ч. 2 ст. 71 ГПК РФ), когда подано заявление о фальсификации письменного доказательства (ст. 161 АПК РФ), суд, безусловно, требует представления подлинного документа. Если подобные обстоятельства отсутствуют, суд вправе установить факты, имеющие значение для дела, и на основании заверенной копии письменного доказательства <138>.

———————————

<138> Постановления ФАС ЗСО от 28.08.2012 по делу N А75-8235/2011, ФАС МО от 15.11.2012 по делу N А40-99369/11-103-31Б, ФАС СЗО от 22.11.2005 по делу N А56-22334/04, ФАС ЦО от 19.06.2009 N Ф10-2157/09, Первого ААС от 16.05.2012 по делу N А43-31071/2011, апелляционной инстанции Арбитражного суда Пермского края от 14.01.2005 по делу N А50-26629/2004-Г6.

 

Таким образом, решение вопроса о необходимости представления суду подлинного экземпляра письменного доказательства в значительном числе случаев зависит от усмотрения суда <139>.

———————————

<139> См. об этом: Комментарий к АПК РФ (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 284 (автор комментария — И.В. Решетникова); Комментарий к АПК РФ (постатейный) / Н.В. Алексеева, А.А. Арифулин, Г.А. Жилин и др.; Отв. ред. Д.А. Фурсов. М., 2011. С. 199 (автор комментария — Ю.А. Попова).

 

Кроме того, представленные суду незаверенные копии документов, оставляемые в итоге в материалах дела, могут быть удостоверены не только в нотариальном или ином несудебном порядке, но и самим судом при представлении ему подлинников соответствующих доказательств, что прямо предусмотрено ч. 10 ст. 75 АПК РФ, ст. 72 ГПК РФ. По общему правилу представленные в суд оригиналы документов возвращаются представившему их лицу после вступления итогового судебного акта по делу в законную силу, однако по усмотрению суда они могут быть возвращены и ранее (ч. 11 ст. 75 АПК РФ, ч. 2 ст. 72 ГПК РФ).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code