Глава 3. ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛЕ, И ИНЫЕ УЧАСТНИКИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА

Вправе ли арбитражный суд по собственной инициативе привлечь к участию в деле соучастников (соучастника) в случае, когда соучастие по делу является обязательным (необходимым)?

В теории цивилистического процесса принято различать обязательное (необходимое) и необязательное (факультативное) соучастие. При этом отмечается, что основание необходимого соучастия состоит в такой специфике объекта спора, которая не позволяет рассмотреть вопрос о праве (обязанности) лица без рассмотрения вопроса о правах (обязанностях) других лиц. Объект спора в данном случае таков, что решение вопроса о праве (обязанности) одного из соучастников зависит от установления прав (обязанностей) других ответчиков по делу <31>.

———————————

<31> Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. Т. 1. М., 1981. С. 256 — 257 (автор главы — Т.Е. Абова).

 

Одним из практических проявлений того, что соучастие в споре является обязательным, выступает невозможность рассмотрения требований, предъявленных к обязательным соучастникам, в рамках отдельных производств, т.е. невозможность выделения требований в отношении одного или нескольких соответчиков по делу в отдельное производство (ч. 3 ст. 130 АПК РФ) <32>.

———————————

<32> См. об этом, например: Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса (лекции для студентов). Томск, 1979. С. 75.

 

Вместе с тем в литературе и арбитражной практике сложилось несколько подходов к вопросу о том, вправе ли арбитражный суд по собственной инициативе привлечь к участию в деле соучастников (соучастника) в случае, когда соучастие по делу является обязательным (необходимым).

Сторонники первой точки зрения <33> исходят из следующих суждений.

———————————

<33> См., например: Комментарий к АПК РФ (постатейный) / Под ред. В.В. Яркова. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 144 — 145 (автор комментария — Д.Б. Абушенко); Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 153 (автор комментария — Р.Ф. Каллистратова); Постановление ФАС СЗО от 03.10.2011 по делу N А56-49271/2010.

 

В соответствии с ч. 5 ст. 46 АПК РФ при невозможности рассмотрения дела без участия другого лица в качестве ответчика арбитражный суд первой инстанции привлекает его к участию в деле как соответчика по ходатайству сторон или с согласия истца.

В свою очередь, ч. 6 ст. 46 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд вправе привлечь к участию в деле соответчика по собственной инициативе, применима при рассмотрении дел искового производства лишь в случае, если в законе содержится прямое и недвусмысленное указание на необходимость привлечения к участию в определенной категории дел конкретных субъектов материальных правоотношений.

В качестве примера подобных указаний делается, например, ссылка на п. 4 ст. 325 Кодекса торгового мореплавания РФ, в котором сказано: «Ответчик имеет право во всех случаях требовать, чтобы собственник судна был привлечен к участию в деле в качестве соответчика». Нельзя не отметить, что данная норма материального права, разработанная задолго до принятия действующего АПК РФ, вряд ли идеально корреспондирует с ч. 6 ст. 46 АПК РФ, поскольку по ней решение вопроса о привлечении в дело соответчика не зависит исключительно от инициативы суда (здесь требуется инициатива ответчика).

Другим примером, подтверждающим, по мнению специалистов, изложенное мнение, является ст. 18 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации», в соответствии с которой «по претензиям и искам, связанным с заявлением учредителя, ответственность несет учредитель. Если принадлежность указанного сообщения или материала учредителю не оговорена редакцией, она выступает соответчиком». Однако можно полагать, что указанная норма носит исключительно материально-правовой характер, т.е. устанавливает круг ответчиков по искам, связанным с заявлением учредителя, но не процедуру их привлечения к участию в деле.

Принимая во внимание изложенное, следует высказать и поддержать вторую точку зрения <34> относительно порядка привлечения к участию в деле обязательных соучастников. Она заключается в том, что ч. 6 ст. 46 АПК РФ, которая практически дословно соответствует абз. 2 ч. 2 данной статьи АПК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 19.07.2009 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», говорит об обязательном соучастии <35>. Фразу названной статьи «в случае если федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого лица в качестве ответчика» нельзя толковать в том смысле, что в законе должно содержаться прямое и явное указание на необходимость привлечения к участию в определенной категории дел конкретных субъектов материальных правоотношений.

———————————

<34> См., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 N 14236/09, от 27.03.2012 N 13955/11, ФАС УО от 17.10.2011 N Ф09-6509/11, ФАС ЦО от 02.08.2011 по делу N А09-7042/2010.

<35> Практика применения АПК РФ / Отв. ред. И.В. Решетникова. М., 2012. С. 83.

 

Например, согласно п. 1 ст. 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об акционерных обществах) лицо, которое приобрело определенный процент акций открытого акционерного общества, обязано сделать другим акционерам публичную оферту о приобретении у них соответствующих ценных бумаг (обязательное предложение). К обязательному предложению должна быть приложена банковская гарантия, которая предусматривает обязательство гаранта уплатить прежним владельцам ценных бумаг цену проданных ценных бумаг в случае неисполнения лицом, направившим предложение, обязанности оплатить в срок приобретаемые ценные бумаги (п. 3 ст. 84.2, п. 5 ст. 84.1 Закона об акционерных обществах).

Рассмотрев иск о признании недействительной такой банковской гарантии, ВАС РФ пришел к выводу о том, что в случае оспаривания банковской гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств перед неопределенным кругом акционеров, которым адресовано обязательное предложение, привлечение данных акционеров к участию в деле с правами стороны (ответчика) является необходимым. Соответствующее дело было направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение для привлечения акционеров — бенефициаров по выданной банком банковской гарантии — к участию в деле в соответствии с ч. 6 ст. 46 АПК РФ <36>.

———————————

<36> Постановление Президиума ВАС РФ от 09.02.2010 N 14236/09.

 

В данном случае важно отметить, что в законодательстве не содержится прямого указания на необходимость привлечения к участию в соответствующей категории дел в качестве соответчиков акционеров открытого акционерного общества. Такой вывод следует из самого характера спорных материальных правоотношений, т.е. из невозможности разрешения спора по существу без разрешения вопроса о правах и обязанностях этих акционеров.

Аналогичный подход вытекает из текста Постановления Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 13955/11, а также п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором разъяснено: «В случае предъявления кредитором иска о взыскании задолженности учреждения непосредственно к субсидиарному должнику без предъявления иска к учреждению суду на основании пункта 2 статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует предложить кредитору привлечь основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика.

При несогласии истца привлечь основного должника в качестве другого ответчика суд, руководствуясь абзацем вторым части 2 статьи 46 АПК РФ <37>, по своей инициативе привлекает основного должника к участию в деле в качестве другого ответчика. При этом суду надлежит исходить из того, что статья 120 ГК РФ является той нормой федерального закона, из смысла которой вытекает обязательное участие в деле другого ответчика».

———————————

<37> Текст указанного абзаца в настоящее время соответствует тексту ч. 6 ст. 46 АПК.

 

Еще одним примером, подтверждающим правильность второй точки зрения по поводу толкования ч. 6 ст. 46 АПК РФ, служит п. 24 Рекомендаций НКС при ФАС Уральского округа по итогам заседания, состоявшегося 16 — 17 июня 2011 года в г. Перми, в котором указано: «Согласно ч. 6 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса, в случае если федеральным законом предусмотрено обязательное участие в деле другого лица в качестве ответчика, суд первой инстанции по своей инициативе привлекает его к участию в деле в качестве соответчика.

Исходя из изложенного, при предъявлении иска о признании недействительным договора управления многоквартирным домом к управляющей организации суд привлекает к участию в деле собственников помещений в многоквартирном доме в качестве соответчиков. После привлечения указанных лиц к участию в деле суд, руководствуясь ч. 2 ст. 27, п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса, разрешает вопрос о прекращении производства по делу» <38>.

———————————

<38> Опалев Р. К вопросу об обязательном соучастии в арбитражном процессе // ЭЖ-Юрист. 2012. N 5. С. 6.

 

Вправе ли истец произвести уточнение цены иска, вытекающего из денежного обязательства (например, обязательства по уплате арендных платежей), обусловленное увеличением или уменьшением срока, в течение которого происходило неисполнение (ненадлежащее исполнение) денежного обязательства?

В соответствии с ч. 1 ст. 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

В судебной практике арбитражных судов возник вопрос, вправе ли истец уточнить исковые требования о взыскании задолженности по договору, неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания.

Актуальность данного вопроса связана с принятием Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», в п. 27 которого разъяснено, что если судом апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционной жалобы в порядке апелляционного производства будет установлено, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции лицо заявляло ходатайство в соответствии со ст. 49 Кодекса об увеличении или уменьшении исковых требований и суд неправомерно отказал в удовлетворении такого ходатайства или рассмотрел заявление без учета заявленных изменений, то суд апелляционной инстанции, исходя из положений ч. 1 ст. 268 АПК РФ о повторном рассмотрении дела, в силу ч. 6.1 ст. 268 АПК РФ переходит к рассмотрению дела по правилам, установленным Кодексом для рассмотрения дела в суде первой инстанции, в рамках которого принимает увеличенные (уменьшенные) требования.

При этом в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» разъяснено: «…изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику…

Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении. Увеличение размера исковых требований не может быть связано с предъявлением дополнительных исковых требований, которые не были истцом заявлены в исковом заявлении».

Сторонники первой точки зрения полагают, что по смыслу ч. 1 ст. 49 АПК истец вправе уточнить исковые требования о взыскании задолженности по договору, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания.

При этом в рамках первой точки зрения существует несколько вариантов процессуально-правовой квалификации указанных действий истца.

Согласно первому варианту квалификации <39> описанные действия представляют собой увеличение размера заявленных требований без изменения предмета и (или) основания иска.

———————————

<39> См.: Постановления ФАС УО от 13.01.2010 N Ф09-9885/09-С2, от 06.08.2008 N Ф09-5496/08-С4, от 05.08.2008 N Ф09-5501/08-С4, от 24.07.2008 N Ф09-5211/08-С6, от 30.09.2003 N Ф09-2737/03-ГК, ФАС МО от 21.07.2006 по делу N КГ-А40/6139-06, ФАС ДО от 27.03.2009 N Ф03-987/2009, ФАС ЗСО от 27.01.2010 по делу N А75-9618/2009, ФАС СЗО от 23.09.2009 по делу N А05-12238/2008, Постановление президиума Восемнадцатого ААС от 02.10.2009 N 1; Чернова А.В. В отдельных спорах суды разрешают включить в предмет иска требования по новому периоду // Арбитражная практика. 2010. N 7. С. 36.

 

В пользу данного варианта квалификации можно привести следующие аргументы.

Еще Е.В. Васьковский различал предмет иска и материальный предмет иска <40>, который сегодня чаще именуют вещественным предметом (объектом) спора.

———————————

<40> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 161.

 

По его словам, предмет иска, т.е. материально-правовое требование или юридическое отношение, характеризуется известным содержанием, а во многих случаях еще и особым предметом. Так, когда собственник требует возвращения своего имущества, а кредитор — уплаты долга, то содержанием их требований являются определенного рода действия ответчика, который должен «возвратить», «уплатить» и т.д., а предметом — материальный объект, относительно которого действие ответчика должно быть совершено (имущество, деньги) <41>.

———————————

<41> Там же.

 

Таким образом, Е.В. Васьковский видел отличие предмета иска в собственном смысле от материального объекта (res de qua agitur) или материального предмета иска.

Поясняя свои рассуждения, автор приводил следующие примеры. Собственник заявляет в иске требование (предмет иска) о возвращении (содержание требования) своего имущества (предмет требования, или материальный предмет иска). Кредитор требует (предмет иска) уплаты (содержание требования) занятой ответчиком суммы (предмет требования, или материальный предмет иска). Собственник имения просит признать недействительным (содержание иска) арендный контракт (предмет иска — арендное правоотношение) на свое имение (материальный объект иска) <42>.

———————————

<42> Там же. С. 162.

 

Аналогичным образом в настоящее время В.В. Ярков подчеркивает, что предмет иска не следует смешивать с определенным вещественным предметом (объектом) спора, т.е. денежными средствами, вещами, квартирой и т.д. <43>.

———————————

<43> Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2004. С. 257.

 

Основоположник учения об иске — М.А. Гурвич — писал: «Предмет иска следует отличать от объекта спорного гражданского правоотношения, так называемого материального объекта иска… Так, если предмет иска о присуждении с ответчика определенной суммы денег в качестве покупной цены составляет право истца требовать уплаты ответчиком этой суммы, то сама по себе денежная сумма является не предметом иска, а его материальным объектом… Когда речь идет об увеличении или уменьшении размера исковых требований… то имеется в виду не изменение предмета иска в целом, а только изменение количественной стороны материального объекта иска» <44>.

———————————

<44> Гурвич М.А. Учение об иске (состав, виды). Учебное пособие. М., 1981. С. 7.

 

Близкие по своей сути суждения встречаются в работе А.А. Добровольского и С.А. Ивановой: «Предмет иска нельзя смешивать с объектом спорного гражданского правоотношения. Так, если предметом иска о присуждении с ответчика определенной суммы денег, взятых последним взаймы, является материально-правовое требование истца о возврате этих денег, то сама денежная сумма, подлежащая возврату, будет не предметом иска, а его материальным объектом.

Когда речь идет об увеличении или уменьшении исковых требований… то имеется в виду не изменение предмета иска, а только изменение размеров количественной стороны материального объекта иска» <45>.

———————————

<45> Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 39 — 40.

 

Из сказанного можно сделать вывод о том, что по смыслу ч. 1 ст. 49 АПК уточнение исковых требований о взыскании задолженности по договору, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания не означает изменение предмета и (или) основания иска. Указанные распорядительные действия истца должны квалифицироваться как увеличение размера исковых требований.

К описанному наиболее тесно примыкает второй вариант квалификации <46>, согласно которому уточнение исковых требований о взыскании задолженности по договору, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания квалифицируется как изменение основания иска и увеличение размера исковых требований. Принятие судом такого изменения иска не противоречит ч. 1 ст. 49 АПК.

———————————

<46> Решение Арбитражного суда Свердловской области от 14.07.2009 по делу N А60-14165/2009-С4.

 

Описанная квалификация опирается на следующие аргументы.

Основание иска составляют обстоятельства (юридические факты), на которых истец основывает свои требования к ответчику. Срок неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, просрочки исполнения обязанности является юридическим фактом, лежащим в основании требований истца.

На наш взгляд, второй вариант квалификации следует признать правильным как с точки зрения догмы арбитражного процессуального права, так и с точки зрения доктрины цивилистического процесса.

Вместе с тем принцип объективности заставляет нас осветить иные встречающиеся в судебной практике подходы к квалификации действий истца по уточнению размера исковых требований путем изменения периода взыскания.

В соответствии со второй точкой зрения <47> уточнение исковых требований о взыскании задолженности по договору, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания должно квалифицироваться как одновременное изменение предмета и основания иска, что недопустимо согласно ч. 1 ст. 49 АПК.

———————————

<47> Постановления ФАС ПО от 22.01.2009 по делу N А65-4650/2008, ФАС ВВО от 13.04.2006 по делу N А82-16041/2004-7, ФАС МО от 11.04.2006 по делу N КГ-А40/2970-06; Анохин В.С. Изменение исковых требований в арбитражном суде: Анализ правоприменения // Арбитражная практика. 2010. N 7. С. 30 — 36.

 

Увеличение размера исковых требований без изменения предмета и основания иска может иметь место в случаях, когда истец при обращении в суд неверно рассчитал размер подлежащей взысканию суммы и после принятия заявления к производству, не меняя период взыскания, исправил соответствующие расчеты.

Сторонники второй точки зрения обращают внимание на то, что уточнение исковых требований о взыскании задолженности по договору, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания может привести к нарушению прав ответчика на защиту против предъявленных к нему требований.

Например, при заявлении истцом ходатайства об увеличении периода взыскания в ходе судебного заседания на стадии судебного разбирательства не явившийся в судебное заседание ответчик, не имевший возражений против взыскания задолженности за первоначально заявленный истцом период времени, лишится возможности представить свои возражения относительно взыскания задолженности за измененный период времени.

Стоит отметить, что арбитражный суд не лишен полномочий по защите прав ответчика в описанной ситуации. Например, согласно ч. 5 ст. 158 АПК арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании, в том числе вследствие неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, других участников арбитражного процесса, а также при совершении иных процессуальных действий.

Однако в данном случае возможно злоупотребление процессуальными правами со стороны истца: он может непрерывно заявлять об увеличении размера исковых требований в связи с увеличением периода взыскания, а суд при неявке ответчика или по его ходатайству вынужден будет неоднократно откладывать судебное разбирательство по делу.

Существует и третья точка зрения <48> по поставленному вопросу, согласно которой уточнение предмета иска о взыскании задолженности по договору, неустойки или процентов за пользование чужими денежными средствами путем увеличения периода их взыскания влечет изменение предмета иска, но, поскольку основание иска в рассматриваемой ситуации остается прежним, описанные распорядительные действия могут быть приняты судом.

———————————

<48> См.: Постановление ФАС СЗО от 28.04.2008 по делу N А56-22720/2007.

 

Аргументация такой позиции представляется для нас весьма затруднительной.

Придерживаясь первой точки зрения по поставленному вопросу, полагаем необходимым отметить, что практическое его решение, возможно, будет зависеть от природы спорных материальных правоотношений сторон. Так, в одних ситуациях изменение периода взыскания задолженности по договору связано с совершением истцом дополнительных действий (например, передача/поставка дополнительного количества электрической, тепловой энергии, газа, выполнение дополнительных работ и т.п.), без ссылок на которые увеличение размера требований является необоснованным.

Поскольку в таких ситуациях изменение периода взыскания вызывает необходимость представления и исследования судом новых доказательств, то принятие уточнения иска может привести к нарушению права на ознакомление с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства (ч. 1 ст. 41, ч. 3 ст. 65 АПК), права на судопроизводство в разумный срок (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) <49> и др.

———————————

<49> Позиция о необходимости соблюдения таких прав при решении вопроса о принятии уточнения исковых требований нашла отражение в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.05.2010 N 161/10.

 

В других ситуациях уточнение иска обусловлено исключительно изменением периода взыскания задолженности по договорам аренды, займа, кредитному договору либо изменением периода взыскания неустойки (без ссылок на совершение истцом каких-либо дополнительных действий).

В последнем виде ситуаций представления и исследования дополнительных доказательств, как правило, не требуется, а следовательно, значительно снижается вероятность затягивания производства по делу в суде. Напротив, приняв соответствующее уточнение исковых требований, суд вместо нескольких однородных дел, касающихся разных периодов взыскания, рассмотрит всего одно дело, в результате чего в большей степени обеспечит реализацию права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок.

Исходя из сказанного, полагаем, что при условии, когда размер взыскиваемой задолженности увеличивается истцом исключительно ввиду просрочки исполнения того же самого требования (предмета иска), вытекающего из того же самого спорного правоотношения (основания иска), соответствующее изменение может быть принято судом.

Такая позиция получила развернутое изложение и обоснование в судебной практике.

Так, рабочая группа по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, при ФАС Уральского округа выработала следующее решение:

«В соответствии с ч. 1 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

Изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику. Одновременное изменение основания и предмета иска не допускается. Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении (п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 N 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»).

С учетом вышеуказанных положений, а также разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами», истец вправе произвести уточнение цены иска, вытекающего из денежного обязательства, обусловленное увеличением или уменьшением срока, в течение которого происходило неисполнение либо ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

Учитывая правовую позицию, отраженную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.05.2010 N 161/10, арбитражный суд удовлетворяет соответствующее ходатайство, если при этом не нарушаются права и законные интересы других лиц, участвующих в деле (право на судопроизводство в разумный срок, право знакомиться с доказательствами, представленными другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного разбирательства, и др.)» <50>.

———————————

<50> Выписка из протокола заседания Рабочей группы по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, от 05.07.2010 N 2 размещена на официальном сайте ФАС УО по адресу: http://www.fasuo.arbitr.ru/node/1590.html; Сборник постановлений Президиума и решений Рабочей группы по процессуально-правовым вопросам (1997 — 2011) / Сост. Р.О. Опалев. Екатеринбург, 2011. С. 39 — 40.

 

Каковы основания участия в арбитражном процессе третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора?

В доктрине цивилистического процесса обоснованно выделяются следующие признаки третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора:

1) наличие юридической (процессуальной) заинтересованности в исходе дела <51>, которая выражается в том, что решением суда по рассматриваемому делу могут быть установлены обстоятельства, влекущие возникновение, изменение или прекращение их прав и обязанностей по отношению к стороне спора <52>;

———————————

<51> См. об этом: Джалилов Р.Д. Правовое положение лиц, участвующих в гражданском деле // Некоторые вопросы кодификации гражданского процессуального законодательства союзных республик. Душанбе, 1962. С. 53 (цит. по: Шакарян М.С. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. М., 1990. С. 14); Лукьянцев А.А. Проблема участия третьих лиц в арбитражном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1973. С. 13.

<52> См. об этом: Ильинская И.М. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1952. С. 11; Туманова Л.В. Актуальные проблемы участия в гражданском судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и органов государственного управления, дающих заключение по делу. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1985. С. 13.

 

2) третье лицо без самостоятельных требований не является участником материального правоотношения, по поводу которого возник рассматриваемый судом спор <53>. Как следствие этого, суд не выносит решение о правах и обязанностях третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора <54>. Он лишь устанавливает обстоятельства, которые впоследствии могут послужить основанием возложения на это лицо обязанности или установления его права по отношению к одной из сторон спорного материального правоотношения <55>, но не предрешает существование такого права либо обязанности <56>;

———————————

<53> См. об этом: Туманова Л.В. Указ. соч. С. 10.

<54> См. об этом: Аргунов В.Н. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980. С. 10, 14, 16; Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве (цит. по: Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М., 2008. С. 56); Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 80, 83.

<55> См. об этом: Лукьянцев А.А. Указ. соч. С. 18; Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе. Самара, 2007. С. 142 — 143.

<56> См.: Щеглов В.Н. Указ. соч. С. 81.

 

3) третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, состоит в материально-правовом отношении с одной из сторон спора (истцом либо ответчиком), связанном со спорным материальным правоотношением, рассматриваемым судом <57>. Подобных правоотношений с противоположной стороной спора третьи лица без самостоятельных требований, в отличие от соучастников, не имеют <58>.

———————————

<57> См. об этом: Аргунов В.Н. Указ. соч. С. 4, 6, 11; Трещева Е.А. Указ. соч. С. 144; Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты (цит. по: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 179 — 180); Шакарян М.С. Указ. соч. С. 12.

<58> См. об этом: Лукьянцев А.А. Указ. соч. С. 13; Чечот Д.М. Указ. соч. (цит. по: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. С. 179 — 180).

 

Указанные положения, выработанные отечественной правовой доктриной, соответствуют действующему арбитражному процессуальному законодательству и могут быть использованы для правильного уяснения и применения его норм. Из вышеуказанных теоретических суждений вытекают следующие выводы, имеющие практическое значение.

А. Не подлежат привлечению (допуску) к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований лица, являющиеся предположительными субъектами спорного материального правоотношения, т.е. лица, о правах и обязанностях которых суд выносит решение. Таким лицам надлежит участвовать в процессе в качестве сторон либо третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора.

Привлечение лиц, являющихся предполагаемыми носителями спорной обязанности, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, нарушает их процессуальные права <59>.

———————————

<59> См.: Постановление ФАС УО от 25.06.2008 N Ф09-4496/08-С4.

 

Это связано с тем, что интерес третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, принципиальным образом отличается от интереса ответчика, так как третье лицо без самостоятельных требований не является субъектом спорного материального правоотношения. Как следствие этого, объем его процессуальных прав значительно уже объема прав ответчика.

Например, третье лицо без самостоятельных требований не вправе распоряжаться предметом спора путем признания иска, заключения мирового соглашения, дачи заявления о применении последствий пропуска срока исковой давности.

Таким образом, участие лица в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований не может заменить его участие в процессе в качестве ответчика. В том случае, если истец заявил ходатайство о привлечении определенного лица к участию в процессе в качестве ответчика, ему не может быть отказано в удовлетворении этого ходатайства со ссылкой на то, что данное лицо уже привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. В практике арбитражных судов такой отказ является основанием отмены судебных актов <60>.

———————————

<60> См. об этом: Постановления ФАС СЗО от 14.03.2008 по делу N А56-18064/2006; ФАС УО от 25.06.2008 N Ф09-4496/08-С4.

 

Б. Формирование лицом доказательств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, либо наличие у него возможности представить суду такие доказательства само по себе не является основанием для участия этого лица в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

Так, при обжаловании действий судебного пристава-исполнителя, совершенных в ходе исполнения исполнительного документа о взыскании средств местного бюджета по обязательствам муниципального учреждения, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, была привлечена Инспекция федеральной налоговой службы.

Ее участие в процессе было обусловлено решением вопроса о наличии у муниципального учреждения счетов, открытых в учреждении Банка России или в кредитной организации <61>.

———————————

<61> Решение Арбитражного суда Пермского края от 31.03.2008 по делу N А50-1935ИП/2008-А4 (указанное решение оставлено без изменения Постановлением ФАС УО N Ф09-4684/08-С1 от 02.07.2008). См. также: решение Арбитражного суда Свердловской области от 21.05.2007, 15.05.2007 по делу N А60-718/2007-С8.

 

По смыслу ст. 40, 51 АПК РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, относятся к лицам, участвующим в деле, отстаивающим в процессе свой собственный интерес, а не к лицам, содействующим правосудию.

В силу вышеуказанных правовых норм, а также принципа состязательности, закрепленного в ст. 9 АПК РФ, суд не вправе привлекать лицо к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований лишь для собирания доказательств по делу.

Целям собирания доказательств в арбитражном процессе служат другие процессуальные институты и средства.

Например, согласно ч. 4 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. При удовлетворении ходатайства суд истребует соответствующее доказательство от лица, у которого оно находится.

В соответствии с ч. 1, 2 ст. 16 АПК РФ требования арбитражного суда о представлении доказательств, сведений и других материалов, даче объяснений, разъяснений, заключений и иные требования, связанные с рассматриваемым делом, являются обязательными и подлежат исполнению органами, организациями и лицами, которым они адресованы. Неисполнение таких требований влечет за собой ответственность.

В случае если отдельные граждане, должностные лица, работники или служащие организаций и органов располагают сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела, они могут быть вызваны в суд в качестве свидетелей (ст. 56 АПК РФ).

В. Согласно ч. 1 ст. 16 АПК РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории РФ.

Это отнюдь не означает, что любое лицо, на которое может распространяться обязательность вступившего в законную силу решения суда, имеет процессуальную заинтересованность в соответствующем деле и должно привлекаться к участию в нем в качестве третьего лица без самостоятельных требований. При противоположном толковании закона суды общей юрисдикции, применяя аналогичные нормы ГПК РФ (ч. 2 ст. 13), вынуждены были бы привлекать к участию в делах о расторжении брака в качестве третьих лиц без самостоятельных требований органы загса.

Между тем в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле арбитражными судами иногда привлекаются органы, не обладающие признаками третьих лиц, но на которых может распространяться обязательность судебного акта, вступившего в законную силу.

Так, по иску о признании недействительным решения общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, было привлечено Региональное отделение Федеральной службы по финансовым рынкам в Уральской федеральном округе, в компетенцию которого входит регистрация дополнительного выпуска акций на основании оспариваемого решения <62>.

———————————

<62> См.: Постановление Семнадцатого ААС от 21.11.2007 N 17АП-4074/2007-ГК.

 

По делу о признании права собственности на объекты недвижимости к участию в деле было привлечено Управление Федеральной регистрационной службы России <63>.

———————————

<63> См.: решение Арбитражного суда Свердловской области от 28.02.2008 по делу N А60-13347/07-С11.

 

По мнению автора, подобный подход судов нельзя признать бесспорным, несмотря на практическую пользу (целесообразность), которую он иногда приносит.

Г. Действующий АПК РФ в отличие от ГПК РФ не содержит отдельную статью об участии в процессе государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу, что вряд ли можно признать пробелом правового регулирования. По всей видимости, законодатель целенаправленно сузил использование данного правового института, чтобы придать арбитражному процессу более состязательный характер в сравнении с гражданским.

Участие в арбитражном процессе органов власти в целях дачи заключения по делу (обеспечения законности) возможно только в специально предусмотренных случаях (см., например: ч. 5 ст. 52 АПК РФ, ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 05.03.1999 N 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» (с изменениями и дополнениями <64>)).

———————————

<64> См.: решение Арбитражного суда Свердловской области от 02.11.2007 по делу N А60-4927/2007-С2.

 

Очевидно, что институт третьих лиц не может подменять собой институт участия в процессе государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу, что, к сожалению, не всегда учитывается в судебной практике.

Так, в результате разграничения собственности на землю арендуемый обществом земельный участок перешел из муниципальной собственности в собственность РФ.

Общество предъявило иск к муниципальному образованию о возврате неосновательно полученных им арендных платежей за земельный участок, переданный в федеральную государственную собственность.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, суд привлек Министерство финансов субъекта РФ. Решение по делу не могло повлиять на права и обязанности указанного Министерства, однако оно приняло участие в процессе и дало свою оценку фактической стороне дела, которая была учтена судом <65>.

———————————

<65> См.: Постановление Семнадцатого ААС N 17АП-5493/2008-ГК от 19.08.2008 по делу N А50-3448/2008.

 

Несмотря на отсутствие в АПК РФ института участия в процессе государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу, по смыслу ч. 1 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле, вправе представить в суд письменное доказательство, содержащее позицию соответствующего органа по рассматриваемому судом вопросу.

В случае, если должностные лица, работники или служащие соответствующих органов располагают сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассматриваемого дела, они могут быть вызваны в суд в качестве свидетелей (ст. 56 АПК РФ).

Случаи обоснованного привлечения к участию в деле (вступления в дело) третьих лиц без самостоятельных требований не могут быть полно рассмотрены в одном отдельном комментарии, однако все они должны основываться на вышеуказанных признаках третьих лиц, выработанных процессуальной доктриной.

Анализ судебной практики показывает, что для правильного применения ст. 51 АПК РФ рекомендуется привлекать к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, в частности, в следующих случаях.

  1. По делам о возмещении вреда, причиненного в результате взаимодействия транспортных средств их владельцам, в случае, когда требование о возмещении вреда предъявлено к владельцу транспортного средства или иному лицу (например, страховщику), не являвшемуся водителем транспортного средства в момент причинения вреда, к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований привлекается водитель соответствующего транспортного средства.
  2. В случае, если сторона по делу в обоснование своих требований или возражений ссылается на недействительность договора, заключенного с лицом, не привлеченным к участию в деле (без предъявления иска о признании договора недействительным), сторона оспариваемого договора привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
  3. При предъявлении иска о взыскании имущества в порядке субсидиарной ответственности основной должник привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора <66>.

———————————

<66> Опалев Р.О. Участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, в арбитражном процессе // Вестник ФАС УО. 2009. N 1. С. 134 — 140.

 

В чем состоят особенности и практические сложности процедуры привлечения к участию в деле (вступления в процесс) третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, и их исключения из состава лиц, участвующих в деле?

Исходя из того, что нормативно-правовым основанием участия третьих лиц без самостоятельных требований в арбитражном процессе является то, что судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон (ч. 1 ст. 51 АПК РФ), суду следует обязательно определять, какое именно влияние может оказать его решение по делу на права и обязанности лица, привлекаемого (вступающего) в процесс в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

При решении данного вопроса может возникнуть следующая неясность: если необходимость привлечения указанного в исковом заявлении третьего лица исходя из текста заявления установить невозможно, следует ли суду привлекать это лицо к участию в деле без установления оснований для его привлечения либо вопрос о привлечении должен быть решен в ходе проведения предварительного судебного заседания с учетом мнения лиц, участвующих в деле?

Полагаем, что суд, принимая заявление к производству, вправе решить вопрос о привлечении соответствующего лица к участию в деле. Если суд убежден, что оснований для привлечения к участию в деле указанного истцом субъекта в качестве третьего лица не имеется, он вправе отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства. При этом с учетом норм ч. 3.1 ст. 51, ч. 3 ст. 184, п. 6 ч. 1 ст. 185 АПК РФ суд должен мотивировать такой отказ в отдельном определении. По смыслу ч. 3 ст. 159 АПК РФ отказ суда не лишает сторону права вновь заявить ходатайство о привлечении к участию в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Если вопрос о наличии оснований для привлечения к участию в деле третьего лица, названного в исковом заявлении, требует дополнительного исследования, то в определении, выносимом на стадии возбуждения дела, может быть указано, что данный вопрос будет разрешен на стадии подготовки дела к судебному разбирательству при представлении истцом доказательств того, что судебный акт повлияет на права и обязанности данного лица.

Действующее арбитражное процессуальное законодательство, исходя из его буквального толкования, не предусматривает исключение из процесса лиц, ошибочно привлеченных (допущенных) к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, что может рассматриваться в качестве недостатка правового регулирования процессуальных правоотношений, требующего внесение изменений в АПК РФ <67>.

———————————

<67> Опалев Р.О. Указ. соч. С. 140 — 141.

 

Вместе с тем НКС при ФАС Уральского округа по итогам заседания, состоявшегося 7 — 8 декабря 2005 года в г. Екатеринбурге, были высказаны следующие рекомендации: «Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, не лишено права ходатайствовать об исключении его из числа лиц, участвующих в деле, если полагает, что оно привлечено к участию в деле ошибочно. Суд вправе исключить ошибочно привлеченное к участию в деле третье лицо из состава лиц, участвующих в деле, если это не повлияет на права или обязанности такого лица по отношению к сторонам спора и не приведет к принятию незаконного судебного акта» <68>. По итогам решения данного вопроса суд выносит определение.

———————————

<68> Текст указанных Рекомендаций размещен на официальном сайте ФАС УО по адресу: http://fasuo.arbitr.ru/nks/rekom/2345.html. Аналогичные рекомендации впоследствии дословно воспроизведены в п. 9 Рекомендаций НКС при ФАС ЗСО, принятых по итогам заседания, состоявшегося 09.09.2011 в городе Горно-Алтайске // СПС «КонсультантПлюс».

 

Если привлеченное (вступившее) в дело третье лицо без самостоятельных требований предъявляет иск относительно предмета спора, арбитражный суд, руководствуясь основаниями участия третьих лиц с самостоятельными требованиями в арбитражном процессе, должен либо допустить соответствующее лицо в процесс в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, либо отказать в этом, о чем в соответствии с ч. 4 ст. 50 АПК РФ выносится определение. В определении о вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, арбитражный суд разрешает вопрос об исключении соответствующего лица из числа третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора <69>.

———————————

<69> См. об этом: Сборник постановлений Президиума и решений Рабочей группы по процессуально-правовым вопросам (1997 — 2011) / Сост. Р.О. Опалев. Екатеринбург, 2011. С. 40 — 41.

 

Поддерживая правомерность изложенных подходов, способствующих более эффективной защите прав участников судопроизводства, отметим все же, что в судебной практике существует и иная позиция по вопросу о возможности исключения из состава лиц, участвующих в деле, третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований. Так, в п. 13 раздела «Вопросы, возникающие при применении норм процессуального права» Рекомендаций НКС при ФАС Поволжского округа от 13 — 15 октября 2009 г. (г. Волгоград) записано: «Исключение привлеченного арбитражным судом в качестве третьего лица из состава лиц, участвующих в деле, АПК РФ не предусмотрено, поэтому до привлечения такого лица арбитражному суду следует оценить необходимость его привлечения к участию в деле с учетом правил статьи 51 АПК РФ» <70>. В рекомендациях по вопросу 19, выработанных по итогам заседания НКС при ФАС Волго-Вятского округа от 27.02.2008 (г. Чебоксары), сказано: «В случае, если при рассмотрении дела по существу судья придет к выводу, что третье лицо не имеет правового интереса к предмету спора и оно привлечено к делу ошибочно, об этом суд вправе сделать вывод в мотивировочной части судебного акта, не исключая это третье лицо из числа лиц, участвующих в деле» <71>.

———————————

<70> http://faspo.arbitr.ru/node/181

<71> http://fasvvo.arbitr.ru/node/13146

 

Ранее в арбитражном процессе не подлежали обжалованию ни определения по вопросам привлечения в процесс третьих лиц без самостоятельных требований, ни определения по вопросам их вступления в процесс (в последнем случае третьи лица становятся участниками спора в суде по своей инициативе, подавая заявление или ходатайство об этом). Федеральный закон от 19.07.2009 N 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» дополнил ст. 51 АПК РФ ч. 3.1, согласно которой определение об отказе во вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, может быть обжаловано лицом, подавшим соответствующее ходатайство, в срок, не превышающий десяти дней со дня вынесения данного определения, в арбитражный суд апелляционной инстанции. Как разъяснено в п. 6.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», по смыслу процитированной нормы права обжалование в суд кассационной инстанции постановления суда апелляционной инстанции, принятого по результатам рассмотрения жалобы на определение об отказе во вступлении в дело третьего лица без самостоятельных требований, законом не предусмотрено. Вместе с тем в суде кассационной инстанции или при пересмотре дела в порядке надзора в отношении названного определения могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Важно иметь в виду, что обжалование определения об отказе в удовлетворении ходатайства о привлечении третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле действующим законодательством также не предусмотрено <72>.

———————————

<72> См. об этом: Сборник постановлений Президиума и решений Рабочей группы по процессуально-правовым вопросам (1997 — 2011) / Сост. Р.О. Опалев. Екатеринбург, 2011. С. 8; вопрос N 2 Рекомендаций НКС при ФАС ЦО (21 — 24.06.2011, г. Тула) (http://smolensk.arbitr.ru/files/_upimg/nks2011_0.pdf).

 

Каким процессуально-правовым статусом должно наделяться юридическое лицо в рамках производства по косвенному иску?

Косвенными (или производными) принято именовать иски участников хозяйственных обществ к членам совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества, члену коллегиального исполнительного органа общества или управляющему о взыскании причиненных ими обществу убытков <73>. При этом вопрос о статусе лиц, участвующих в делах по косвенным искам, долгое время остается дискуссионным <74>, отсутствует и единая позиция относительно правовых последствий неправильного определения процессуального положения хозяйственного общества.

———————————

<73> Возможность предъявления таких исков предусмотрена п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 5 ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

<74> См. об этом: Чугунова Е.И. Производные иски в гражданском и арбитражном процессе. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. Отдельные вопросы применения косвенных исков выносились для обсуждения на заседание НКС в виде проекта информационного письма ВАС РФ, которое однако не было принято (цит. по: Ярков В.В. Косвенные иски: проблемы теории и практики // СПС «ГАРАНТ-Максимум. Практика ФАС округов. ПРАЙМ»).

 

В доктрине и судебной практике высказаны следующие основные предложения по поводу процессуально-правового положения общества в делах по косвенным искам.

  1. Участие общества в споре по косвенному иску в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. В судебной практике <75> и литературе <76> имеется подход, согласно которому при рассмотрении косвенного иска общество вправе участвовать в деле в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Как полагает Н.Г. Елисеев, «статус акционерного общества в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования, означает приобретение им прав истца… Тем самым акционерное общество имеет возможность активного самостоятельного участия в процессе, защищая собственные корпоративные интересы, которые могут не совпадать с интересами акционера, предъявившего косвенный иск» <77>.

———————————

<75> Постановление ФАС ВВО от 22.07.2008 по делу N А79-6952/2006.

<76> См. об этом: Елисеев Н.Г. Процессуальный статус акционерного общества в производстве по косвенному иску // Вестник ВАС РФ. 2005. N 8. С. 167 — 168.

<77> Там же. С. 167.

 

Указанный подход вызывает сомнения, поскольку игнорирует тот факт, что интересы третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, всегда противоречат интересам истца. Иными словами, удовлетворение иска третьего лица с самостоятельными требованиями полностью или частично исключает возможность удовлетворения требований истца. Именно этим институт третьих лиц с самостоятельными требованиями существенным образом отличается от института процессуального соучастия, а соответствующие третьи лица — от соистцов.

  1. Привлечение общества к участию в споре по косвенному иску в качестве ответчика. В практике арбитражных судов и специальной литературе имеется точка зрения о возможности привлечения общества при рассмотрении косвенного иска к участию в деле в качестве ответчика <78>. Так, по мнению Г. Чернышова, наиболее отвечает природе косвенного иска участие акционерного общества в процессе в качестве ответчика. Это объясняется тем, что решение по косвенному иску неизбежно либо возлагает на общество обязанность, либо лишает общество прав и обязанностей по сделке. Указанная обязанность заключается в принятии присужденных сумм. Если суд, удовлетворяя косвенный иск акционера, присудит в пользу общества определенную денежную сумму, то общество не должно иметь права отказаться от принятия этой суммы. В противном случае утратится всякая ценность такого средства защиты прав акционера, как косвенный иск. Таким образом, общество именно обязывается решением суда, удовлетворившего косвенный иск акционера, принять денежные суммы в качестве возмещения причиненного ущерба либо в качестве реституции имущества, переданного по недействительной сделке <79>.

———————————

<78> Постановление ФАС УО от 17.07.2008 N Ф09-5017/08-С4. Из содержания судебного акта усматривается, что общество было указано в качестве ответчика при обращении акционера с иском в суд первой инстанции. Поскольку в удовлетворении иска отказано ввиду отсутствия оснований для возмещения убытков, вопрос о процессуальном статусе общества судом кассационной инстанции не разрешался.

<79> Чернышов Г. Кто ответит по косвенному иску? // СПС «ГАРАНТ-Максимум. Практика ФАС округов. ПРАЙМ».

 

Из сказанного следует, что общество вправе заявить о пропуске акционером срока исковой давности (ни истец, ни третьи лица делать подобного заявления не вправе <80>. Это право принадлежит исключительно ответчику) <81>.

———————————

<80> См.: п. 4 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 12, 15.11.2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности».

<81> Чернышов Г. Указ. соч.

 

Представляется, что указанный подход к определению процессуального статуса юридического лица при рассмотрении косвенного иска наиболее оправдан в случае, когда требование о возмещении причиненных обществу убытков неразрывно связано с требованием об оспаривании заключенной обществом сделки или решения, принятого органом управления общества <82>, т.е. когда иск о возмещении убытков находится в неразрывной связи с иском, по которому общество признается ответчиком.

———————————

<82> См., например: Постановление ФАС ЗСО от 11.11.2008 N Ф04-6767/2008(15436-А46-16).

 

Между тем, на наш взгляд, не представляется возможным говорить о том, что спор по косвенному иску возникает по поводу обязанности общества принять денежные суммы в счет причиненных ему убытков. В таком случае, будучи последовательными, мы вынуждены будем признать, что спорное материальное правоотношение возникает не между органом управления и соответствующим юридическим лицом, а между юридическим лицом и участником (участниками) общества, имеющим право на предъявление косвенного иска. Думается, что такое допущение совершенно не соответствует действительности.

III. Привлечение общества к участию в споре по косвенному иску в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Широко распространенной является точка зрения, согласно которой общество привлекается к участию в деле по косвенному иску в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора <83>.

———————————

<83> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 N 871/07, Постановления ФАС УО от 19.11.2008 N Ф09-8646/08-С6, ФАС ВСО от 26.12.2007 N А19-5870/07-Ф02-9296/07, от 01.12.2005 по делу N А33-6285/05-Ф02-5960/05-С2, ФАС ВВО от 22.06.2012 по делу N А29-7956/2011, от 18.06.2012 по делу N А29-7957/2011, от 01.12.2008 по делу N А11-1389/2008-К1-15/115, ФАС ДО от 12.03.2008 N Ф03-А73/08-1/432, от 24.04.2007 N Ф03-А51/07-1/1037, ФАС МО от 28.07.2008 N КГ-А40/6619-08, ФАС ПО от 11.03.2011 по делу N А72-4087/2010, от 13.05.2008 по делу N А12-11425/07-С53, ФАС СЗО от 05.06.2008 по делу N А21-15/2007, от 15.06.2006 по делу N А13-10588/2005-24, ФАС СКО от 17.10.2006 N Ф08-4962/2006, от 15.06.2006 N Ф08-2652/2006, ФАС ЦО от 11.02.2008 по делу N А23-4424/05Г-10-82, от 17.08.2007 (в полном объеме изготовлено 21.08.2007) по делу N А35-7430/06-С5. Почти по всем выявленным спорам (исключениями являются споры, по которым вынесены Постановления ФАС ДО от 24.04.2007 N Ф03-А51/07-1/1037, от 11.09.2007 N Ф03-А51/07-1/2696, ФАС ВВО от 22.06.2012 по делу N А29-7956/2011, от 18.06.2012 по делу N А29-7957/2011, решение Арбитражного суда г. Москвы от 05.12.2007 по делу N А40-49172/07-83-487) участникам общества в удовлетворении иска отказано, в связи с чем вопрос о процессуальном статусе лица, в чью пользу надлежит взыскивать убытки, прямо не ставился. В подавляющем большинстве случаев, когда судом первой инстанции общество привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, вышестоящие инстанции ограничиваются простой констатацией этого факта, не высказывая свою позицию относительно правомерности привлечения организации к участию в деле именно в таком статусе.

 

По мнению Н.Г. Елисеева, статус акционерного общества в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, является наиболее типичным, а часто единственно возможным вариантом процессуального статуса акционерного общества в производстве по косвенному иску <84>. Это обусловлено тем, что, «как правило, в ситуациях, когда возникают основания для предъявления косвенного иска, акционерное общество ведет себя пассивно. В силу разных причин оно не предъявляет самостоятельного иска, не предъявляет иск совместно со своими акционерами, не вступает в дело в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями» <85>.

———————————

<84> Елисеев Н.Г. Указ. соч. С. 169.

<85> Там же. С. 168.

 

Объясняя причины подобной пассивности, профессор В.В. Ярков справедливо отмечает: «На основании ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Однако, если члены руководящего органа общества своими действиями причинили убытки обществу, они вряд ли станут предъявлять иск о возмещении убытков от имени общества к самим себе» <86>.

———————————

<86> Ярков В.В. Косвенные иски: проблемы теории и практики // СПС «ГАРАНТ-Максимум. Практика ФАС округов. ПРАЙМ».

 

С точки зрения Н.Г. Елисеева, в принципе не исключается возможность участия общества в рассмотрении косвенного иска в качестве истца <87>, однако для этого требуется волеизъявление органа управления общества, действия которого, как правило, и приводят к предъявлению косвенных исков <88>.

———————————

<87> Елисеев Н.Г. Указ. соч. С. 163 — 164.

<88> В отдельных случаях косвенные иски направлены против членов совета директоров (наблюдательного совета) общества (см., например: Постановление ФАС ВВО от 30.01.2009 по делу N А11-1302/2008-К1-15/97). Соответствующие иски иногда предъявляются самим обществом, так как от его имени действует единоличный исполнительный орган, интересы которого могут не совпадать с интересами членов совета директоров (наблюдательного совета).

 

Изложенная позиция обосновывается тем, что привлечение истца (общества) в процесс помимо его воли недопустимо, так как это нарушает принцип диспозитивности, закрепленный в ч. 1 ст. 4 АПК РФ.

Между тем такая аргументация вызывает сомнения, поскольку в случаях, предусмотренных законом, в интересах других лиц в суд вправе обращаться их законные представители (ч. 2 ст. 4, ч. 2 ст. 61 АПК РФ), процессуальные истцы (ст. 52, 53 АПК РФ), что полностью согласуется с принципом диспозитивности в арбитражном процессе.

Более того, в соответствующих случаях субъект спорного материального правоотношения, в интересах которого предъявлен иск, признается истцом по делу в силу закона, независимо от того, что право на обращение в суд в его интересах реализовало другое лицо.

  1. Участие общества в споре по косвенному иску в качестве истца. Одним из ведущих разработчиков понятия косвенного иска в отечественной доктрине профессором В.В. Ярковым было предложено рассматривать общество, в интересах которого предъявлен косвенный иск, в качестве истца, а участников общества, непосредственно предъявивших косвенный иск, — в качестве законных представителей юридического лица либо соистцов <89> (последний статус они могут приобрести тогда, когда орган управления общества сам предъявляет косвенный иск совместно с участниками (участником) юридического лица). Это обусловливается тем, что по косвенному иску в случае его удовлетворения прямым выгодоприобретателем является само общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров является косвенной, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела <90>.

———————————

<89> См., например: Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. М., 1999. С. 152 — 153.

<90> Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М., 2004. С. 270.

 

В рамках данного подхода возникает следующий вопрос: если юридическое лицо было привлечено к участию в деле по косвенному иску в качестве истца, то, действуя в лице органа управления юридического лица, к которому предъявлен косвенный иск, оно вправе отказаться от иска, от получения присужденного имущества. В указанных случаях право акционера на подачу косвенного иска утрачивает свой смысл.

На наш взгляд, при отказе общества от предъявленного в его интересах косвенного иска, заявлении им ходатайства об уменьшении размера исковых требований, заключении мирового соглашения суд должен руководствоваться ч. 5 ст. 49 АПК РФ, по смыслу которой арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, уменьшение им размера исковых требований, не утверждает мировое соглашение сторон, если это нарушает право участника общества на рассмотрение предъявленного требования <91>.

———————————

<91> Соответствующий подход получил закрепление в протоколе заседания Президиума ФАС УО от 22.05.2009 N 7.

 

Поскольку даже после удовлетворения косвенного иска орган управления обществом, получивший исполнительный лист, может воспрепятствовать его исполнению путем непредъявления исполнительного листа в службу судебных приставов, на практике в качестве взыскателя в исполнительном листе, выданном на основании удовлетворенного косвенного иска, суды указывают акционера (участника общества), предъявившего косвенный иск, как процессуального истца (процессуального взыскателя) по делу <92>.

———————————

<92> Постановления ФАС МО от 28.07.2008 N КГ-А40/6619-08, от 20.02.2009 N КГ-А40/430-09-П, ФАС ЗСО от 23.12.2009 по делу N А46-13913/2007, Определение Арбитражного суда Омской области от 08.12.2008 (10.12.2008) по делу N А46-13913/2007, п. 12 проекта Постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (http://www.arbitr.ru/_upimg/37C815E3C65400D70C5AE8A2E3F352A9_pract14mar.pdf).

 

Изложенный подход можно было бы усилить аргументацией, содержащейся в постановлениях арбитражных судов кассационной инстанции, согласно которой привлечение общества к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований в случае удовлетворения иска исключает возможность вынесения решения о взыскании убытков в пользу общества <93>.

———————————

<93> Постановления ФАС СЗО от 26.12.2006 по делу N А52-4064/2005, от 17.02.2006 по делу N А52-4064/2005/1, от 07.02.2006 по делу N А52-2758/2005/1.

 

Так, в судебной практике ФАС Московского округа содержится позиция о неправомерности привлечения акционерного общества, в интересах которого предъявлен косвенный иск, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку «третье лицо без самостоятельных требований согласно ч. 2 ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса ограничено в процессуальных правах, исходя из того, что оно не является субъектом спорного правоотношения. Разрешение вопроса об удовлетворении либо об отказе в иске лицу, которое не является истцом по рассматриваемому делу, является процессуальным нарушением» <94>; «удовлетворение заявленных исковых требований и присуждение денежных средств, взысканных с ответчика, в пользу третьего лица без самостоятельных требований нельзя признать соответствующим нормам процессуального закона» <95>; «согласно ст. 171 Арбитражного процессуального кодекса иск о присуждении в принципе не может быть удовлетворен в пользу третьего лица» <96>. Аналогичная позиция была поддержана в Постановлении ФАС Уральского округа от 13.01.2009 N Ф09-10063/08-С4 <97>.

———————————

<94> Постановление ФАС МО от 14.03.2006 (изготовлено 16.03.2006) N КГ-А40/1768-06-П.

<95> Постановление ФАС МО от 31.05.2005 по делу N КГ-А40/4395-05.

<96> Постановление ФАС МО от 07.11.2006 N КГ-А40/10541-06.

<97> К сожалению, можно отметить, что, отменяя судебные акты, суды проверочной инстанции зачастую не высказывают прямо свою позицию о надлежащем процессуальном статусе общества в соответствующем деле.

 

Между тем представляется, что отмена решения, постановления суда, вынесенного по косвенному иску, по причине того, что общество, в интересах которого предъявлен соответствующий иск, не было привлечено к участию в деле в качестве истца, основана на сугубо формальных соображениях.

Как показано выше, даже будучи привлеченным к участию в деле в качестве истца, общество в лице соответствующего органа управления на практике не реализует распорядительных прав стороны по делу (право отказаться от иска или от получения присужденного, право заключить мировое соглашение, уменьшить размер исковых требований). Таким образом, сложно представить конкретную ситуацию, в которой непривлечение общества к участию в деле в качестве истца (при привлечении его в процесс в качестве третьего лица) влекло бы или могло повлечь принятие неправильного решения, постановления. Полагаем, что нарушение норм процессуального права, не имеющее указанных последствий, по смыслу ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288 АПК РФ не должно вести к отмене решения, постановления по косвенному иску <98>.

———————————

<98> Опалев Р.О., Сидорская Ю.М. О правовом статусе хозяйственного общества при рассмотрении косвенных исков // СПС «Гарант».

 

Следует отметить, что последний из рассмотренных подходов, по нашему мнению, нашел свое отражение в ч. 1, 2 ст. 225.8 АПК, введенной Федеральным законом от 19.07.2009 N 205-ФЗ. По смыслу ч. 1 указанной статьи, а также ст. 53 АПК РФ участников юридического лица, предъявляющих косвенный иск, стоит рассматривать в качестве процессуальных истцов <99>.

———————————

<99> См. по рассмотренному выше вопросу также: Бурачевский Д.В. Процессуальные средства защиты прав акционеров в арбитражном суде. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 136 — 149.

 

При рассмотрении иска о принадлежности доли, право на которую перешло к ответчику на основании нотариально удостоверенной сделки, подлежит ли привлечению к участию в деле нотариус?

Как было сказано выше, в доктрине цивилистического процесса выделяются следующие признаки третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора:

1) наличие юридической (процессуальной) заинтересованности в исходе дела <100>, которая выражается в том, что решением суда по рассматриваемому делу могут быть установлены обстоятельства, влекущие возникновение, изменение или прекращение их прав и обязанностей по отношению к стороне спора <101>;

———————————

<100> См. об этом: Джалилов Р.Д. Правовое положение лиц, участвующих в гражданском деле // Некоторые вопросы кодификации гражданского процессуального законодательства союзных республик. Душанбе, 1962. С. 53 (цит. по: Шакарян М.С. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. М., 1990. С. 14); Лукьянцев А.А. Проблема участия третьих лиц в арбитражном процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1973. С. 13.

<101> См. об этом: Ильинская И.М. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1952. С. 11; Туманова Л.В. Актуальные проблемы участия в гражданском судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и органов государственного управления, дающих заключение по делу. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1985. С. 13.

 

2) третье лицо без самостоятельных требований не является участником материального правоотношения, по поводу которого возник рассматриваемый судом спор <102>. Как следствие этого, суд не выносит решение о правах и обязанностях третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора <103>. Он лишь устанавливает обстоятельства, которые впоследствии могут послужить основанием возложения на это лицо обязанности или установления его права по отношению к одной из сторон спорного материального правоотношения <104>, но не предрешает существование такого права либо обязанности <105>;

———————————

<102> См. об этом: Туманова Л.В. Указ. соч. С. 10.

<103> См. об этом: Аргунов В.Н. Участие третьих лиц в советском гражданском процессе. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1980. С. 10, 14, 16; Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве (цит. по: Гукасян Р.Е. Избранные труды по гражданскому процессу. М., 2008. С. 56); Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 80, 83.

<104> См. об этом: Лукьянцев А.А. Указ. соч. С. 18; Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе. Самара, 2007. С. 142 — 143.

<105> См.: Щеглов В.Н. Указ. соч. С. 81.

 

3) третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, состоит в материально-правовом отношении с одной из сторон спора (истцом либо ответчиком), связанном со спорным материальным правоотношением, рассматриваемым судом <106>. Подобных правоотношений с противоположной стороной спора третьи лица без самостоятельных требований, в отличие от соучастников, не имеют <107>.

———————————

<106> См. об этом: Аргунов В.Н. Указ. соч. С. 4, 6, 11; Трещева Е.А. Указ. соч. С. 144; Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты (цит. по: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. СПб., 2005. С. 179 — 180); Шакарян М.С. Указ. соч. С. 12.

<107> См. об этом: Лукьянцев А.А. Указ. соч. С. 13; Чечот Д.М. Указ. соч. (цит. по: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. С. 179 — 180).

 

Указанные положения, выработанные отечественной правовой доктриной, в целом соответствуют действующему арбитражному процессуальному законодательству и могут быть использованы для правильного уяснения и применения его норм.

Так, в соответствии с п. 13 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью нотариус, совершающий нотариальное удостоверение сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, проверяет полномочие отчуждающего их лица на распоряжение такой долей или частью доли.

В свою очередь, в силу ст. 17 Основ законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 N 4462-1 нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству РФ.

Таким образом, в случае, если при рассмотрении спора о праве на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью будет установлен факт отсутствия у лица, совершившего отчуждение доли (части доли), полномочий на распоряжение ею, факт нарушения нотариусом действующего законодательства при совершении нотариального удостоверения соответствующей сделки, то нотариус, удостоверивший сделку, может понести ответственность за вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица.

Получается, что нотариус обладает юридической (процессуальной) заинтересованностью в споре о праве на долю (часть доли) в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, которая выражается в том, что решением суда может быть установлен факт нарушения им правил совершения нотариального действия, влекущий возникновение обязанности по возмещению вреда.

При этом наличие обязанности устанавливается в рамках другого дела, возбужденного после рассмотрения спора о праве на долю (часть доли). Лицом, которое может получить право на возмещение вреда, причиненного действиями нотариуса, является лицо, выступавшее действительным собственником доли (части доли) на момент ее отчуждения.

Важно также отметить, что нотариус — не субъект спорного материального правоотношения. Однако он предположительно состоит в материально-правовом отношении о возмещении вреда с одной из сторон данного спора — истцом <108>.

———————————

<108> Мартемьянов В.Б., Мурзин Д.В., Новак Д.В., Опалев Р.О., Петров Е.Ю., Реброва Е.А., Сердитова Е.Н., Сидорская Ю.М. Проблемы применения законодательства о создании, реорганизации, ликвидации коммерческих юридических лиц, их правовом положении, а также о правах и обязанностях участников // Вестник ФАС УО. 2010. N 3. С. 106 — 108.

 

С учетом изложенного НКС при ФАС Уральского округа пришел к следующему справедливому, на наш взгляд, выводу: «В случае, если при рассмотрении гражданско-правового спора о праве на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью возникает вопрос о наличии у лица, совершившего отчуждение доли (части доли), полномочий на распоряжение ею или иной вопрос, относящийся к компетенции нотариуса при удостоверении сделок с долями, нотариус, удостоверивший сделку, направленную на отчуждение доли (части доли), может быть привлечен к участию в деле (вступить в дело) в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора» <109>.

———————————

<109> Пункт 32 Рекомендаций НКС при ФАС УО от 31.03 — 01.04.2010 // СПС «КонсультантПлюс».

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code