Глава 2. КОМПЕТЕНЦИЯ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

Подведомственны ли арбитражным судам споры между крестьянскими (фермерскими) хозяйствами (в том числе имеющими статус юридических лиц) и их членами (в том числе бывшими), связанные с участием в этих хозяйствах?

В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона от 11.06.2003 N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (далее — Закон N 74-ФЗ) крестьянское (фермерское) хозяйство представляет собой объединение граждан, связанных родством и (или) свойством, имеющих в общей собственности имущество и совместно осуществляющих производственную и иную хозяйственную деятельность (производство, переработку, хранение, транспортировку и реализацию сельскохозяйственной продукции), основанную на их личном участии.

Согласно п. 2 ст. 3 Закона N 74-ФЗ членами фермерского хозяйства могут быть:

1) супруги, их родители, дети, братья, сестры, внуки, а также дедушки и бабушки каждого из супругов, но не более чем из трех семей. Дети, внуки, братья и сестры членов фермерского хозяйства могут быть приняты в члены фермерского хозяйства по достижении ими возраста шестнадцати лет;

2) граждане, не состоящие в родстве с главой фермерского хозяйства. Максимальное количество таких граждан не может превышать пяти человек.

Вопросы, связанные с процедурой приема новых членов в фермерское хозяйство и прекращением членства в фермерском хозяйстве, регулируются нормами гл. 5 Закона N 74-ФЗ. С учетом сложной правовой природы отношений членства в крестьянских (фермерских) хозяйствах в судебной практике существует несколько подходов к вопросу о подведомственности арбитражным судам споров, связанных с участием в них.

Согласно первому подходу <9> спор, связанный с членством в крестьянском хозяйстве, не подведомственен арбитражным судам. Споры между бывшими членами фермерского хозяйства и главой крестьянского (фермерского) хозяйства не относятся к экономическим спорам, не касаются предпринимательской и иной экономической деятельности.

———————————

<9> Пункт 1 Рекомендаций НКС при ФАС УО от 10 — 11.11.2011 N 2/2011; Постановление ФАС МО от 29.07.2009 N КГ-А41/6836-09 по делу N А41-18116/08.

 

Данный подход может основываться, в частности, на том, что по смыслу ч. 2 ст. 27 АПК арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, и лишь в случаях, предусмотренных данным Кодексом и иными федеральными законами, — с участием органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица.

Кроме того, членство в фермерском хозяйстве носит личный характер, а отношения, связанные с таким членством, близко примыкают к семейным правоотношениям.

Сторонники второго подхода <10> исходят из возможности рассмотрения арбитражным судом споров, связанных с участием в фермерском хозяйстве.

———————————

<10> Постановления Президиума ВАС РФ от 26.03.2013 N 15604/12, ФАС УО от 14.02.2011 N Ф09-345/11-С4 по делу N А47-6217/2010, ФАС ЦО от 11.09.2009 N Ф10-4549/08(2) по делу N А36-22/2008, ФАС ЗСО от 31.01.2011 по делу N А46-4697/2007, ФАС ПО от 23.12.2010 по делу N А06-8205/2009.

 

В обоснование данного подхода нужно отметить, что споры, связанные с членством в крестьянском хозяйстве, в силу правовой природы соответствующих правоотношений, как правило, носят имущественный (экономический) характер. Так, согласно п. 2 ст. 9 Закона N 74-ФЗ гражданин в случае выхода его из фермерского хозяйства имеет право на денежную компенсацию, соразмерную его доле в праве общей собственности на имущество фермерского хозяйства. Срок выплаты денежной компенсации определяется по взаимному согласию между членами фермерского хозяйства или в случае, если взаимное согласие не достигнуто, в судебном порядке и не может превышать год с момента подачи членом фермерского хозяйства заявления о выходе из фермерского хозяйства.

Кроме того, крестьянское хозяйство, даже не обладая статусом юридического лица, вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, к которой применяются правила гражданского законодательства, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации или существа правовых отношений (п. 3 ст. 1 Закона N 74-ФЗ) <11>.

———————————

<11> Опалев Р.О. Комментарии к Рекомендациям НКС при ФАС УО по вопросам применения законодательства о судопроизводстве в арбитражных судах // Вестник ФАС УО. 2012. N 1. С. 43 — 45.

 

Подведомственен ли арбитражному суду спор по иску о признании недействительным договора управления многоквартирным домом, заключаемого по итогам проведения общего собрания собственников помещений в таком доме?

На наш взгляд, поскольку решение суда, принимаемое при разрешении соответствующего спора, во всяком случае принимается о правах физических лиц — собственников квартир (данный вывод может быть обоснован ч. 1 ст. 162 Жилищного кодекса), названный спор подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции <12>.

———————————

<12> Вербенко Т.Л., Зорина Н.В., Мартемьянов В.Б., Опалев Р.О., Реброва Е.А., Сирота Е.Г., Хорошун Ю.Л. Проблемы применения в судебной арбитражной практике законодательства о снабжении энергией, оказании коммунальных услуг и управлении многоквартирными домами (по материалам заседания НКС при ФАС УО) // Вестник ФАС УО. 2011. N 4. С. 157.

 

Вместе с тем в настоящее время такая позиция является спорной с учетом практики ВАС РФ, суть которой раскрывается в ответе на следующий вопрос.

Подведомственен ли арбитражному суду спор об оспаривании решений, принятых на общем собрании товарищества собственников жилья?

Следует отметить, что постановка вышеуказанного вопроса изначально была связана с изменением норм АПК, регулирующих подведомственность дел арбитражному суду (в частности, с появлением ст. 225.1 АПК).

В соответствии со ст. 225.1 АПК арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) ИП, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (корпоративные споры).

Таким образом, по смыслу процитированной нормы арбитражные суды рассматривают корпоративные споры с участием некоммерческих организаций в нескольких случаях:

1) когда в качестве некоммерческой организации выступает некоммерческое партнерство, ассоциация (союз) коммерческих организаций;

2) когда некоммерческая организация имеет статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом;

3) когда в качестве некоммерческой организации выступает иная некоммерческая организация, объединяющая коммерческие организации и (или) ИП.

Исходя из сказанного, НКС при ФАС Уральского округа оправданно, на наш взгляд, пришел к выводу о том, что, поскольку согласно ч. 1 ст. 135 ЖК РФ товарищество собственников жилья является некоммерческой организацией, в составе которой имеются иные, помимо коммерческих организаций и (или) ИП, участники, споры, связанные с созданием, управлением или участием в товариществе собственников жилья, не относятся к корпоративным спорам и не подлежат рассмотрению в арбитражном суде <13>.

———————————

<13> См.: п. 31 Рекомендаций НКС при ФАС УО от 31.03 — 01.04.2010; Мартемьянов В.Б., Мурзин Д.В., Новак Д.В., Опалев Р.О., Петров Е.Ю., Реброва Е.А., Сердитова Е.Н., Сидорская Ю.М. Проблемы применения законодательства о создании, реорганизации, ликвидации коммерческих юридических лиц, их правовом положении, а также о правах и обязанностях участников // Вестник ФАС УО. 2010. N 3. С. 105 — 106.

 

Поскольку решение суда, принимаемое при разрешении спора о действительности решения общего собрания членов товарищества собственников жилья, принимается о правах физических лиц — собственников квартир, на наш взгляд, соответствующий спор подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции <14>.

———————————

<14> См., например: Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.02.2013 N 33-1726, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.10.2012 по делу N 11-22753.

 

Вместе с тем следует учитывать, что на сегодняшний день из Постановления Президиума ВАС РФ 02.04.2013 N 14700/12 вытекает иная позиция по поставленному вопросу, опирающаяся на критерий субъектного состава соответствующих споров. Исходя из данной позиции, если заявление об оспаривании решения общего собрания членов товарищества собственников жилья подается владельцем помещения в многоквартирном доме, который выступает в качестве субъекта предпринимательской и иной экономической деятельности, дело может быть рассмотрено арбитражным судом.

Думается, что такая позиция обусловлена устоявшимися в судебной практике подходами, согласно которым при оспаривании правовых актов организаций лица, на которых распространяют свое действие положения этих актов, не привлекаются к участию в деле судом по его инициативе. Яркими примерами таких дел выступают дела об оспаривании разнообразных решений общих собраний хозяйственных обществ. Правовые акты товарищества собственников жилья, как демонстрирует Президиум, не являются в данном случае исключением.

Вместе с тем полагаем, что, если владелец помещения в многоквартирном доме обратится в суд с ходатайством о вступлении его в соответствующее дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, такое ходатайство подлежит удовлетворению.

Можно ли при определенных условиях отнести к подведомственности арбитражных судов спор о признании недействительным решения общего собрания собственников помещений в нежилом здании?

В доктрине гражданского права собрание собственников помещений не рассматривается как юридическое лицо (организация) либо орган управления юридического лица. Оно представляет собой сообщество физических и юридических лиц — собственников помещений <15>.

———————————

<15> См., например: Миронов И.Б. Проблемные вопросы заключения договора управления многоквартирным домом // Семейное и жилищное право. 2009. N 2; Сидоренко А.Д., Чефранова Е.А. Жилищная культура и формирование эффективного пользователя // Жилищное право. 2006. N 1.

 

Согласно ч. 2 ст. 27 АПК арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Споры с участием сообществ физических лиц и юридических лиц — собственников помещений в многоквартирных домах ни АПК, ни иным федеральным законом к ведению арбитражных судов не отнесены.

Как сказано выше, на наш взгляд, судебным актом о признании решения общего собрания собственников помещений незаконным напрямую разрешается вопрос о правах и обязанностях этих лиц, что обусловливает необходимость их привлечения к участию в деле в качестве ответчиков. При этом дела с участием физических лиц в качестве ответчиков не подлежат рассмотрению в арбитражных судах, поскольку подведомственны судам общей юрисдикции <16>.

———————————

<16> К иной позиции по поставленному вопросу можно прийти путем толкования Постановления Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 N 14700/12.

 

Однако возможна ситуация, когда все собственники помещений в нежилом здании являются индивидуальными предпринимателями и (или) юридическими лицами, а соответствующие помещения используются в целях осуществления их предпринимательской и иной экономической деятельности. В данном случае думается, что, исходя из общих критериев подведомственности дел арбитражным судам (характер спора, субъектный состав), спор о признании недействительным решения общего собрания собственников помещений в нежилом здании мог бы быть рассмотрен арбитражным судом <17>.

———————————

<17> Вербенко Т.Л., Зорина Н.В., Мартемьянов В.Б., Опалев Р.О., Реброва Е.А., Сирота Е.Г., Хорошун Ю.Л. Проблемы применения в судебной арбитражной практике законодательства о снабжении энергией, оказании коммунальных услуг и управлении многоквартирными домами (по материалам заседания НКС при ФАС УО) // Вестник Федерального ФАС УО. 2011. N 4. С. 158 — 159.

 

Подлежит ли рассмотрению арбитражным судом заявление об оспаривании разрешения на ввод объекта недвижимости в эксплуатацию?

В настоящее время арбитражные суды иногда придерживаются позиции о том, что разрешения на строительство, на ввод объекта недвижимости в эксплуатацию могут быть отменены органами местного самоуправления в порядке самоконтроля, поэтому при предъявлении в суд таких требований они не рассматриваются по существу, производство по делу прекращается <18>.

———————————

<18> Постановления ФАС ЗСО от 09.03.2011 по делу N А70-4406/2010, от 01.11.2010 по делу N А70-4193/2010.

 

На наш взгляд, право отмены правоприменительного акта органом, принявшим этот акт, вряд ли может служить серьезным аргументом в пользу невозможности проверки законности правового акта в судебном порядке (таким правом, к примеру, обладают и судебные приставы-исполнители в отношении принимаемых ими постановлений). Отсюда справедливой видится позиция судов, рассматривающих указанные заявления по существу <19>.

———————————

<19> См. об этом, например: Постановления ФАС МО от 27.02.2013 по делу N А41-5549/11, ФАС СКО от 07.11.2011 по делу N А53-733/2011, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.12.2012 по делу N 11-31105/12.

 

Подведомственны ли арбитражному суду споры с участием индивидуального предпринимателя (о признании права собственности, об истребовании земельных участков, о расторжении договора, о взыскании задолженности и т.д.) в случае, если сделка, являющаяся одним из оснований исковых требований, была заключена с ним до того, как он приобрел статус ИП, и не связана с предпринимательской деятельностью (например, приобретение земельного участка для индивидуального жилищного строительства), а также в том случае, если статус ИП приобретен стороной спора после принятия судом искового заявления к своему производству?

По смыслу положений ст. 27 АПК РФ для решения вопроса о подведомственности спора арбитражному суду необходимо определить, в каком качестве истец участвует в спорном материальном правоотношении, рассматриваемом судом (в качестве гражданина или ИП). То обстоятельство, что на момент заключения сделки, являющейся одним из юридических фактов, входящих в основание иска, истец не обладал статусом ИП, само по себе не говорит о неподведомственности дела арбитражному суду. В частности, если в дальнейшем, т.е. после приобретения физическим лицом статуса ИП, оно пользуется имуществом, полученным по такой сделке, в целях осуществления своей предпринимательской и иной экономической деятельности, то связанный с этим спор может быть рассмотрен арбитражным судом <20>.

———————————

<20> Выписка из протокола заседания Рабочей группы по обсуждению вопросов, возникающих в практике применения АПК РФ, от 15.06.2012 N 2 (http://fasuo.arbitr.ru/node/13633).

 

Подведомственен ли арбитражному суду спор между индивидуальными предпринимателями о порядке владения и пользования нежилым помещением, использующимся для предпринимательских целей (например, парикмахерская), но приобретенным ими в общую долевую собственность как физическими лицами?

Исходя из вышеизложенной аргументации, можно утверждать, что если порядок владения и пользования нежилым помещением предполагает осуществление сторонами спора предпринимательской или иной экономической деятельности, спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде <21>.

———————————

<21> Опалев Р. Ломаем процессуальные препоны // ЭЖ-Юрист. 2009. N 47. С. 7.

 

Является ли нарушение правил подсудности безусловным основанием для отмены судебного акта?

Долгое время в теории и судебной практике не исключался подход, согласно которому рассмотрение дела судом, которому оно не подсудно, само по себе не является безусловным основанием для отмены судебного акта.

В Определении КС РФ от 15.01.2009 N 144-О-П «По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Халимбековой Шамалы Шарабутдиновны положениями части 4 статьи 39, статей 270, 288 и 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» была высказана позиция о том, что положения ст. 270, 288 и 304 АПК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 39 данного Кодекса в системе действующего правового регулирования предполагают обязанность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций отменить решение арбитражного суда первой инстанции в случае рассмотрения им дела с нарушением правил подсудности и направить данное дело в тот арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом.

Поскольку указанные в Определении КС РФ нормы АПК РФ мало чем отличаются от аналогичных норм ч. 4 ст. 33, ст. 330, 387, 391.9 ГПК РФ, интересно посмотреть, какое развитие получила изложенная правовая позиция в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Очень важные выводы на этот счет были сформулированы в п. 37 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»: «Нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности, не является основанием для применения судом апелляционной инстанции пункта 1 части 4 статьи 330 ГПК РФ.

При наличии указанных нарушений суд апелляционной инстанции в соответствии со статьей 47 Конституции РФ и частью 2 статьи 33 ГПК РФ отменяет постановление суда первой инстанции по основаниям части 3 статьи 330 ГПК РФ и передает дело в суд первой инстанции, к подсудности которого законом отнесено его рассмотрение.

Так, дело может быть передано на рассмотрение по подсудности в суд первой инстанции, если на нарушение правил подсудности указано в апелляционных жалобе, представлении и суд апелляционной инстанции установит, что лицо, подавшее жалобу, или прокурор, принесший представление, заявляли в суде первой инстанции ходатайство о неподсудности дела этому суду либо что у них отсутствовала возможность заявить в суде первой инстанции такое ходатайство по причине их неизвещения о времени и месте судебного заседания или непривлечения к участию в деле; если вследствие нарушения правил родовой подсудности при рассмотрении дел, связанных с государственной тайной, или правил исключительной подсудности по искам о правах на недвижимое имущество отсутствовала возможность собрать, исследовать и оценить в качестве относимых и допустимых доказательств сведения, соответственно составляющие государственную тайну или находящиеся по месту расположения недвижимого имущества, что могло привести к вынесению неправильного по существу решения суда».

Схожим образом Президиум ВАС РФ в Постановлении от 21.02.2012 N 13104/11 признал неправомерным отмену судом кассационной инстанции судебных актов судов первой и апелляционной инстанции, принимая во внимание тот факт, что ответчики (Внешэкономбанк и Минфин России) на всех стадиях процесса не возражали против подсудности спора Арбитражному суду Московской области и не выдвигали подобного довода в качестве основания для оспаривания судебных актов. Кроме того, ВАС РФ учел, что рассмотрение исков в Арбитражном суде Московской области вместо Арбитражного суда г. Москвы не привело к нарушению процессуальных прав ответчиков, поскольку эти суды располагаются в одном субъекте РФ, где и находится существенная часть доказательств по делу.

Таким образом, можно видеть, что ВС РФ и ВАС РФ не пошли по пути признания нарушения правил подсудности безусловным основанием для отмены судебных актов. Аналогичная правовая позиция еще ранее начала формироваться на уровне рекомендаций, разрабатываемых в судебных округах <22>.

———————————

<22> См., например: п. 3 Рекомендаций НКС при ФАС ВСО от 24.06.2011 // http://fasvso.arbitr.ru/news/2011/10/10/423/.

 

Как определяется подсудность спора по месту исполнения договора (ч. 4 ст. 36 АПК РФ)?

По общему правилу определения подсудности, закрепленному в ст. 35 АПК РФ, иск предъявляется в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства ответчика.

В соответствии с ч. 4 ст. 36 АПК иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту исполнения договора.

В судебной практике сложилось несколько вариантов толкования ч. 4 ст. 36 АПК, и в связи с этим возник вопрос о единообразном применении соответствующей нормы права.

Первый подход <23> к применению ч. 4 ст. 36 АПК заключается в том, что место исполнения договора, по которому предъявляется иск, может быть прямо указано в тексте договора либо определяться по правилам ст. 316 ГК РФ «Место исполнения обязательства».

———————————

<23> Постановления ФАС СЗО от 24.12.2009 по делу N А42-5656/2009, ФАС УО от 17.06.2010 N Ф09-5180/10-С6, от 02.12.2009 N Ф09-9498/09-С3 (Определением ВАС РФ от 03.02.2010 N ВАС-169/10 отказано в передаче данного дела в Президиум), от 20.10.2009 N Ф09-8082/09-С5, от 17.03.2009 N Ф09-1263/09-С5, Семнадцатого ААС от 26.05.2010 по делу N А50-2824/2010.

 

Сторонники данного подхода, как представляется, исходят в этом случае из понимания договора как обязательственного правоотношения: его содержание отнюдь не исчерпывается пунктами, имеющимися в тексте договора, многие его условия определяются императивными и диспозитивными нормами, а также обычаями делового оборота (п. 4 и 5 ст. 421 ГК) <24>.

———————————

<24> См. об этом: Витрянский В.В. Некоторые итоги кодификации правовых норм о гражданско-правовом договоре // Кодификация российского частного права / Под ред. Д.А. Медведева. М.: Статут, 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Таким образом, предполагается, что если в тексте договора прямо не указано на место его исполнения (место исполнения сторонами своих обязательств по договору), то оно может быть «обнаружено» в содержании пунктов договора с помощью правил, установленных ст. 316 ГК, согласно которой, если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено:

— по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или другое недвижимое имущество — в месте нахождения имущества;

— по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку, — в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору;

— по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество — в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства;

— по денежному обязательству — в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения в момент возникновения обязательства; если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил место жительства или место нахождения и известил об этом должника — в новом месте жительства или нахождения кредитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой места исполнения;

— по всем другим обязательствам — в месте жительства должника, а если должником является юридическое лицо — в месте его нахождения.

При этом возможны следующие варианты решения возникающего в рамках данного подхода вопроса об определении места исполнения договора в случаях, когда места исполнения обязанностей сторон договора не совпадают.

Сторонники первого варианта реализации первого подхода исходят из того, что договор имеет место исполнения, позволяющее определить подсудность договорного спора по ч. 4 ст. 36 АПК, только тогда, когда места исполнения обязанностей сторон договора совпадают. В ином случае подсудность спора определяется по общим правилам, установленным ст. 35 АПК.

Второй вариант реализации первого подхода заключается в том, что ч. 4 ст. 36 АПК применяется путем определения места исполнения обязанностей той стороны договора, к которой предъявляется иск <25>.

———————————

<25> См. об этом: п. 3 информационного письма ВАС РФ от 09.07.2013 N 158 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц».

 

Наконец, представители третьего варианта реализации первого подхода полагают, что применение ч. 4 ст. 36 АПК связано с определением места исполнения обязательства, которое имеет решающее значение для содержания договора.

При установлении обязательства, имеющего решающее значение для содержания договора, предлагается исходить из положений п. 3 ст. 1211 ГК. Согласно данному пункту стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности:

1) продавцом — в договоре купли-продажи;

2) дарителем — в договоре дарения;

3) арендодателем — в договоре аренды;

4) ссудодателем — в договоре безвозмездного пользования;

5) подрядчиком — в договоре подряда и т.д.

Согласно второму подходу <26> в ч. 4 ст. 36 АПК под договором понимается только договор-документ, поэтому данная норма подлежит применению лишь в случаях, когда в тексте договора содержится прямое указание на место его исполнения (место исполнения сторонами своих обязательств по договору).

———————————

<26> Вопрос 13 Рекомендаций НКС при ФАС ВВО по итогам заседания Совета от 27.02.2008 в г. Чебоксары // СПС «КонсультантПлюс»; п. 3 раздела «Вопросы, возникающие при применении норм процессуального права» Рекомендаций НКС при ФАС Поволжского округа от 13 — 15 октября 2009 г. (г. Волгоград) // http://faspo.arbitr.ru/node/181; п. 3 Рекомендаций НКС при ФАС ЦО по итогам заседания, состоявшегося 20.11.2009 в г. Белгороде // http://fasco.arbitr.ru/www/recommendations/; Постановления ФАС МО от 05.02.2010 N КГ-А40/154-10, ФАС ЗСО от 16.04.2010 по делу N А75-11320/2009, от 12.07.2010 по делу N А45-949/2010, ФАС ВВО от 29.07.2009 по делу N А17-360/2009, от 10.07.2009 по делу N А17-1469/2008, ФАС ЦО от 17.12.2009 N Ф10-5457/2009 (Определением ВАС РФ от 15.04.2010 N ВАС-1754/10 отказано в передаче данного дела в Президиум), ФАС СКО от 08.10.2009 по делу N А32-7439/2009, Третьего ААС от 08.02.2010 по делу N А33-14072/2009, Семнадцатого ААС от 14.01.2009 по делу N А60-30297/2008, от 11.01.2009 по делу N А60-30911/2008.

 

Сторонники данного подхода полагают, что при решении вопроса о подсудности спора место исполнения договора не может определяться по правилам ст. 316 ГК «Место исполнения обязательства», поскольку согласно буквальному смыслу данной статьи она применяется, если место исполнения обязательства не определено договором, а ч. 4 ст. 36 АПК предусматривает право выбора места предъявления иска, вытекающего из договора, в котором указано место его исполнения.

Данный подход основывается и на историческом толковании процессуального законодательства.

Так, в ст. 209 Устава гражданского судопроизводства содержалась норма, в соответствии с которой иски, возникающие из договора, в котором условлено место его исполнения, или из договора, исполнение которого по свойству обязательства может последовать только в определенном месте, предъявляются местному, по исполнению договора, суду.

Разъясняя указанную правовую норму, Е.В. Васьковский отмечал, что предъявление иска по месту исполнения договора допускается при том условии, если договор должен быть исполнен в определенном месте, а это бывает в тех случаях, когда в самом договоре было обусловлено место его исполнения или когда исполнение по самому свойству обязательства или по специальному постановлению закона должно произойти в определенном месте <27>.

———————————

<27> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 144.

 

Указанная норма практически дословно воспроизведена в ст. 28 ГПК РСФСР 1923 г.: «Иски, возникающие из договоров, в которых означено место исполнения, или исполнение которых, по их свойству, может последовать только в определенном месте, могут быть предъявлены местному по исполнению договора суду».

Вместе с тем в ст. 118 ГПК РСФСР 1964 г. была закреплена принципиально иная формулировка схожей правовой нормы: «Иски, вытекающие из договоров, в которых указано место исполнения, могут быть предъявлены также по месту исполнения договора».

Совершенно аналогичная формулировка, не содержащая ссылки на свойство вытекающего из договора обязательства, была повторена в дальнейшем в ч. 9 ст. 29 ГПК РФ, а также в ч. 4 ст. 36 действующего АПК, что дает веские аргументы в пользу вывода о том, что начиная с 60-х годов прошлого столетия законодатель пошел по пути определения подсудности по месту исполнения договора, которое прямо указано в тексте соответствующего договора.

В рамках второго подхода к определению подсудности по месту исполнения договора также выделяются несколько вариантов его реализации.

Первый вариант реализации второго подхода заключается в следующем. Если договор предусматривает наличие обязанностей у обеих сторон сделки, исполнение которых может производиться в разных местах, то указание в договоре места исполнения обязанностей одной из сторон сделки нельзя рассматривать в качестве установления места исполнения договора (т.е. ч. 4 ст. 36 АПК в данном случае не применима).

Если прямо определенные в тексте договора места исполнения обязанностей сторон сделки не совпадают и при этом отсутствует прямое указание на место исполнения договора в целом, то нельзя говорить о том, что контрагенты согласовали место исполнения договора в том смысле, который придается этому понятию ч. 4 ст. 36 АПК.

Таким образом, условием применения ч. 4 ст. 36 АПК является наличие в договоре прямого указания на место исполнения договора в целом и (или) прямых указаний на совпадающие места исполнения обязательств всех сторон договора.

Сторонники второго варианта реализации второго подхода <28> считают возможным говорить об определенности места исполнения договора в смысле, который придается данному понятию ч. 4 ст. 36 АПК, если в договоре содержится прямое указание на место его исполнения обязанной стороной сделки — ответчиком по предъявленному в суд иску.

———————————

<28> См., например: Постановление ФАС ВВО от 13.08.2009 N А33-678/09.

 

Третий возможный вариант реализации второго подхода состоит в том, что для применения ч. 4 ст. 36 АПК необходимо прямое указание в тексте договора на место исполнения обязательства, которое имеет решающее значение для содержания договора.

Новый компромиссный подход правоприменения был предложен совсем недавно в рамках заседания президиума ФАС Уральского округа. Согласно данному подходу по смыслу ч. 4 ст. 36 АПК иск, вытекающий из договора, может быть предъявлен также по месту исполнения договора при условии, что в договоре указано место его исполнения (например, «договор исполняется по месту его заключения», «местом исполнения договора является место нахождения покупателя») или места исполнения обязанностей сторон, определенные в договоре, совпадают <29>.

———————————

<29> Пункт 2 Справки по вопросам применения норм АПК РФ о подсудности (в ред. протокола заседания президиума ФАС УО от 25.01.2013 N 1) // СПС «КонсультантПлюс».

 

Представляется, что с учетом исторического толкования права второй вышеизложенный подход является наиболее правомерным, поэтому, на наш взгляд, сохраняется потребность в выработке ВАС РФ подробных и обстоятельных разъяснений по применению ч. 4 ст. 36 АПК <30>.

———————————

<30> Опалев Р., Реброва Е. Рассмотрение спора по месту исполнения договора // ЭЖ-Юрист. 2011. N 10. С. 10.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code