Глава 47. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ О ВЫДАЧЕ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ЛИСТОВ НА ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ ТРЕТЕЙСКИХ СУДОВ

Статья 423. Выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 423

1. При невыполнении в добровольном порядке решения третейского суда (как постоянно действующего, так и ad hoc) сторона, в пользу которой оно вынесено, вправе обратиться в районный суд общей юрисдикции с заявлением о выдаче исполнительного листа. Данная норма кардинально отличается от ранее действовавшего механизма подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в соответствии с которым при постановлении решения постоянно действующим третейским судом заинтересованная сторона подавала заявление в этот же третейский суд, который был обязан в течение пяти дней направить заявление вместе с материалами дела в компетентный суд (см. ст. 25 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, утв. Постановлением Верховного Совета РФ от 24.06.1992 N 3115-1).

2. В ч. 2 ст. 423 ГПК закреплена подсудность районных судов по рассмотрению заявлений о выдаче исполнительных листов на решения третейских судов. По общему правилу заявление о выдаче исполнительного листа может быть подано заинтересованной стороной третейского разбирательства в районный суд по месту жительства либо по месту нахождения должника. Данную норму следует рассматривать в контексте ст. 28 ГПК, исходя из содержания которой понятие «место жительства» применяется в тех случаях, если стороной является физическое лицо, а «место нахождения» — если стороной является организация. В соответствии со ст. 20 ГК под местом жительства гражданина понимается место его постоянного или преимущественного проживания. В ст. 54 ГК закреплено, что местом нахождения организации является место ее государственной регистрации, если в соответствии с законом в ее учредительных документах не закреплено иное.

Если же место жительства (нахождения) должника по каким-либо причинам неизвестно, заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается в районный суд по месту нахождения имущества должника.

В ст. 423 ГПК, равно как и в других статьях ГПК, не содержится указания на срок, в течение которого заинтересованная сторона вправе обратиться в компетентный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Вопрос о предельно допустимом сроке подачи данного заявления, последствиях его пропуска и действиях компетентного суда в подобной ситуации подробно регламентируется нормами ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Так, согласно п. 4 ст. 45 указанного ФЗ вышеназванное заявление может быть подано не позднее трех лет со дня окончания срока на добровольное исполнение решения третейского суда. В случае пропуска данного срока компетентным судом в соответствии с п. 5 ст. 45 названного ФЗ заявление о выдаче исполнительного листа возвращается без рассмотрения, о чем выносится определение, которое может быть обжаловано по общим правилам гражданского процессуального законодательства. При уважительности причин пропуска трехлетнего срока подачи заявления о выдаче исполнительного листа компетентный суд вправе восстановить его по правилам, предусмотренным ст. 112 ГПК.

Трехгодичный срок возможности подачи заявления по правилам ст. 434 ГПК установлен, как представляется, по аналогии с общим трехлетним сроком исковой давности. Однако нормативное закрепление возможности подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в течение трех лет со дня окончания срока на добровольное его исполнение является необоснованно большим. На наш взгляд, более оптимальным являлся месячный срок, предусматривавшийся ч. 3 ст. 25 ранее действовавшего Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, так как спрогнозировать убедительные причины трехлетнего ожидания после истечения срока на добровольное исполнение решения третейского суда, а тем более еще и уважительность причин пропуска этого срока не представляется возможным.

 

Статья 424. Форма и содержание заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 424

Статья 424 ГПК по структуре и содержанию практически идентична ст. 419 ГПК, в связи с чем в ее детальном комментировании нет необходимости.

Однако при применении данной статьи следует учитывать следующие аспекты:

а) заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может быть подано только лицом, в пользу которого принято решение, либо его представителем (надлежаще на то уполномоченным), в то время как оспаривать решение третейского суда могут бывшие истец, ответчик, а также лица, хотя и не участвовавшие в деле, но чьи права и законные интересы нарушены решением третейского суда;

б) в п. 2 ч. 3 ст. 424 ГПК используется, на наш взгляд, необоснованно зауженное понятие — третейское соглашение, которое представляет собой лишь один из видов заключенного сторонами соглашения о третейском разбирательстве. Второй (наиболее распространенный в отечественной и зарубежной практике) вид — третейская оговорка, включаемая в качестве составной части в другой документ, в результате фактически не является обязательным приложением к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, что представляет собой нонсенс, так как заинтересованная сторона должна подтвердить факт достигнутой договоренности о передаче спора в третейский суд. Думается, наименование данного документа терминологически более правильно закреплено в п. 2 ч. 3 ст. 419 ГПК путем применения обобщенного понятия — соглашение о третейском разбирательстве. В связи с этим представляется целесообразным унифицировать терминологию в п. 2 ч. 3 ст. 419 и п. 2 ч. 3 ст. 424 ГПК путем изменения в последней термина «третейское соглашение» на «соглашение о третейском разбирательстве» и, кроме того, внести соответствующие коррективы в ст. 2, 5, 7 и другие ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»;

в) в ч. 3 ст. 424 ГПК и в п. 3 ст. 45 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» содержатся не совпадающие друг с другом перечни документов, которые необходимо прилагать к заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. В частности, в вышеназванном ФЗ отсутствуют требования о приложении к заявлению его копии (п. 4 ч. 3 ст. 424 ГПК), а также доверенности или иного документа, подтверждающего полномочия лица на подписание заявления (п. 5 ч. 3 ст. 424 ГПК). Судья районного суда при принятии заявления должен руководствоваться нормами гражданского процессуального законодательства, а не указанным ФЗ, и в случае отсутствия в приложениях документов, императивно закрепленных в п. 4 и 5 ч. 3 ст. 424 ГПК, применить правила, предусмотренные ст. 135 и 136 ГПК, т.е. возвратить данное заявление либо оставить его без рассмотрения.

 

Статья 425. Порядок рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 425

Статья 425 ГПК в большей своей части (ч. 1 — 4) структурно и по содержанию идентична аналогичным частям ст. 420 ГПК, в связи с чем необходимость повторного комментирования механизма рассмотрения заявления отсутствует.

Однако в ст. 425 ГПК, в отличие от ст. 420 ГПК, содержится п. 5, требующий самостоятельного комментария.

Отдельные авторы совершенно, на наш взгляд, необоснованно отмечают, что «основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда… такие же, как и основания для отмены решения третейского суда» <1>, из чего делают следующие слабо аргументированные выводы:

———————————

<1> Андреева Т. Некоторые комментарии к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» // Хозяйство и право. 2003. N 1. С. 25. См. также: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Г.П. Ивлиев. М., 2003. С. 515 (автор комментария — П.А. Лебедев); Жилин Г.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003. С. 283.

 

а) «суд общей юрисдикции обязан рассмотреть все возможные основания для отмены решения третейского суда и только в случае их отсутствия выносить определение об отказе в отмене решения третейского суда»;

б) «если судом общей юрисдикции вынесено определение об отказе в отмене решения третейского суда, отказ в выдаче исполнительного листа во исполнение указанного решения третейского суда невозможен (даже в случае, если заявлены различные основания для отмены решения третейского суда и для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда)» <1>.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Г.П. Ивлиев. М., 2003. С. 516 (автор комментария — П.А. Лебедев).

 

Подобные «логические» выкладки, как представляется, не имеют права на существование по следующим мотивам:

1) они, вне всякого сомнения, вводят в заблуждение как правоприменителей, так и стороны третейского разбирательства;

2) не соответствуют содержанию ст. 421 и 426 ГПК, так как ст. 426 ГПК содержит еще одно дополнительное (по сравнению со ст. 421 ГПК) основание для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, о котором речь пойдет ниже;

3) противоречат формулировке ч. 1 ст. 426 ГПК, в соответствии с которой компетентный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (равно как и отменить его решение) только в случае предоставления заинтересованной стороной третейского разбирательства конкретных доказательств допущенных при рассмотрении дела нарушений и не компетентен на проведение полномасштабной проверки наличия или отсутствия основания для этого.

Таким образом, нормы ч. 2 ст. 421 ГПК никоим образом не подлежат расширительному толкованию и не могут распространяться на основание, предусмотренное в п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК.

При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда может возникнуть ситуация, при которой в районном суде в это же время будет находиться на рассмотрении заявление об отмене решения третейского суда, по которому испрашивается исполнительный лист. Причем это может быть один и тот же районный суд (в случае подачи заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в суд по месту жительства (нахождения) должника) либо иной районный суд (в случае неизвестности места жительства (нахождения) должника при подаче заявления по месту нахождения его имущества). В подобном случае судья районного суда в соответствии с законодательной регламентацией вправе отложить рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа, если признает это целесообразным.

При отложении рассмотрения заявления судья компетентного районного суда выносит об этом определение по правилам гл. 20 ГПК, в котором в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 169 ГПК должна в обязательном порядке быть указана дата нового судебного заседания. Как представляется, в этой ситуации судья районного суда окажется лишенным возможности указать конкретную дату нового судебного заседания, так как она будет обусловливаться целым комплексом субъективных причин (например, срок назначения другим судьей к рассмотрению дела об отмене решения третейского суда, объем и оперативность представления сторонами в том процессе доказательств и возражений, оперативность исследования их и вынесения определения и т.п.), на которые он воздействовать не в состоянии. На наш взгляд, при применении данного основания следует вести речь, с внесением соответственных корректив в действующее законодательство, не о возможном отложении, а об обязательном приостановлении производства по делу. Кроме того, более логично и целесообразно было бы при этом применять предпосылку, закрепленную в абз. 4 ст. 215 ГПК, — «невозможность рассмотрения данного дела до разрешения другого дела» и, как следствие, положение абз. 2 ст. 217 ГПК применительно к сроку приостановления — «до устранения обстоятельств, послуживших основанием».

Однако в соответствии со ст. 425 ГПК подобное развитие ситуации исключительно в случае отложения судьей районного суда рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Но, как следует из формулировки ч. 5 ст. 425 ГПК, он может, если признает это целесообразным, но никоим образом не обязан, отложить рассмотрение заявления. Следовательно, судья районного суда вправе и продолжить рассмотрение заявления о выдаче исполнительного листа и даже выдать его, в то время как в другом районном суде (или даже в этом же, но другим судьей) будет рассматриваться заявление об отмене решения третейского суда, на которое испрашивается исполнительный лист. В результате легко прогнозируема коллизионная ситуация, при которой одним судьей районного суда будет выдан исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда, которое другим судьей такого же или того же суда будет отменено. Как нам представляется, ч. 5 ст. 425 ГПК нуждается в существенном изменении, в процессе которого следует предусмотреть обязательность (а не возможность) приостановления (но никак не отложения) производства по делу по заявлению о выдаче исполнительного листа до рассмотрения дела по заявлению об отмене решения третейского суда, на которое испрашивается исполнительный лист. При подобной корректировке все встанет на свои места и будет приведено в соответствие с нормами ст. 215 и 217 ГПК.

При отложении рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда заявитель вправе обратиться к судье районного суда с заявлением о принятии обеспечительных мер, на основании которого последний может обязать другую сторону предоставить надлежащее обеспечение, предусмотренное гл. 13 ГПК. Однако, как представляется, и данное положение ч. 5 ст. 425 ГПК не лишено определенных противоречий. В частности, указанная норма противоречит ст. 139 ГПК, в соответствии с которой обеспечительные меры могут приниматься судом во всяком положении дела, а не только при отложении рассмотрения. Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 425 ГПК судья районного суда при отложении рассмотрения заявления вправе фактически принять только одну из обеспечительных мер, предусмотренных в ч. 1 ст. 140 ГПК, а именно зафиксированную в п. 2 — запрещение ответчику совершать определенные действия, так как остальные из возможных обеспечительных мер практически никоим образом не связаны с последним.

 

Статья 426. Основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 426

Статья 426 ГПК содержит исчерпывающий перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и большей своей частью (как по структуре, так и по содержанию) является аналогом ст. 421 ГПК, в связи с чем в полном объеме в детальном комментировании не нуждается.

Однако в отличие от ст. 421 ГПК, в п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК содержится дополнительное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, требующее специального комментария.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 426 ГПК районный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если заинтересованная сторона третейского разбирательства докажет, что решение третейского суда еще не стало обязательным для сторон третейского разбирательства. Однако несмотря на то что в ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», регламентирующем порядок образования и деятельности третейских судов, содержится специальная ст. 46 «Основания для отказа в выдаче исполнительного листа», подобное основание в ней отсутствует, что, в свою очередь, на практике, как представляется, создаст определенные проблемы, в связи с чем, на наш взгляд, содержание ст. 426 ГПК и ст. 46 вышеназванного ФЗ нуждаются в соответствующей унификации и корректировке.

Сама по себе законодательная формулировка «решение еще не стало обязательным для сторон» представляется трудно объяснимой. Обусловлено это следующим:

а) в соответствии со ст. 31 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» решение третейского суда является обязательным для сторон третейского разбирательства;

б) по общему правилу решение третейского суда становится обязательным для сторон третейского разбирательства и подлежит немедленному исполнению непосредственно с даты его принятия;

в) только в исключительных случаях при необходимости в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 33 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» срок исполнения решения третейского суда не совпадает с датой его принятия;

г) отсутствие единой системы третейских судов и, как следствие, инстанционности рассмотрения в них дел делает решение третейского суда окончательным;

д) невозможность принесения на принятые третейскими судами решения каких-либо жалоб делает вступление их в законную силу незамедлительным по принятии. Предусмотренная в гл. 46 ГПК возможность оспаривания решений третейских судов является скорее исключением, чем общим правилом, и находится в непосредственной зависимости от предварительной взаимной договоренности сторон.

Таким образом, решение третейского суда в соответствии с действующим законодательством становится обязательным для сторон третейского разбирательства незамедлительно по его принятии, и следовательно, отсутствует как таковая не только возможность его «необязательности», но и подобное основание для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

Если в процессе рассмотрения компетентным судом общей юрисдикции дела по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда будет установлено и доказано заинтересованной стороной третейского разбирательства, что данное решение отменено в соответствии с нормами ГПК, суд отказывает в выдаче исполнительного листа.

 

Статья 427. Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда

Комментарий к статье 427

Статья 427 ГПК по своей структуре и содержанию является аналогичной ст. 422 ГПК, с той лишь разницей, что регламентирует требования к определению компетентного суда общей юрисдикции по делу по заявлению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, в связи с чем она в детальном самостоятельном комментарии не нуждается.

В случае, если заинтересованная сторона третейского разбирательства в течение 15 дней после вынесения компетентным судом общей юрисдикции определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не обжалует его, данное определение вступает в законную силу. После этого у взыскателя появляется право на получение по общим правилам в суде, вынесшим указанное определение, исполнительного листа. Получение исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда и его исполнение производятся по общим правилам гражданского процессуального права.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code