Глава 6. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА И ДОКАЗЫВАНИЕ

Статья 55. Доказательства

Комментарий к статье 55

1. Часть 1 ст. 55 ГПК содержит определение понятия «доказательства» в гражданском судопроизводстве, под которым понимаются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Примечательно, что в качестве родового понятия выбрано понятие «сведения о фактах», а не «фактические данные», ранее употребляемое в ст. 49 ГПК РСФСР 1964 г., что указывает на изменение подхода в определении понятия «доказательство».

На основе сведений о фактах суд устанавливает определенные обстоятельства дела. В первую очередь это обстоятельства, обосновывающие требования и возражения сторон. Такие обстоятельства указывает истец в своем исковом заявлении и ответчик в своих письменных возражениях (при их наличии), а также иные лица, участвующие в деле, — это факты материально-правового характера. Помимо требований и возражений сторон и других лиц, участвующих в деле, в суде устанавливаются иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. К таковым можно отнести факты процессуального характера и различные доказательственные факты. Так, к доказательственным относятся факты, которые хотя и не являются искомыми, но позволяют установить их наличие или отсутствие. В силу того, что для подтверждения искомых фактов следует доказать сами доказательственные факты, их называют промежуточными.

Все обстоятельства образуют так называемый предмет доказывания по делу. Хотя ГПК и не содержит определения данного понятия, но оно хорошо известно гражданскому процессуальному праву. Его образуют факты, от установления которых зависит разрешение гражданского дела по существу.

При анализе нормы следует также обратить внимание на непоследовательность в употреблении терминов в ст. 55 и в других статьях ГПК. Если в абз. 1 ч. 1 ст. 55 понятие «доказательство» употребляется как сведения о фактах, то в последующем доказательствами именуются уже сами средства доказывания — письменные и вещественные доказательства.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой доказательство понимается как единство формы (средство доказывания) и содержания (сведения о фактах). Как мы видим, сам законодатель придает понятию «доказательство» именно подобное двоякое значение. С одной стороны, в ч. 1 ст. 55 ГПК доказательство определяется как сведения о фактах, с другой — доказательство употребляется в законе как синоним средствам доказывания. Например, в ст. 60 ГПК при раскрытии требования допустимости доказательств указывается, что «обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами». В таком же значении употребляется понятие доказательств и в иных нормах ГПК (ст. 57, 58, 64, 67 ГПК и др.).

В ч. 1 ст. 55 ГПК определены источники (средства доказывания), посредством которых можно получить сведения об искомых фактах. Их перечень закреплен в абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов.

В сфере гражданского процессуального права принято указывать на то, что перечень средств доказывания является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Представляется, что с учетом метода системного анализа толкования норм ГПК данный перечень все же следует толковать расширительно, а следовательно, относить к средствам доказывания доказательства, прямо не названные в ч. 1 ст. 55 ГПК. Для подтверждения сказанного приведем конкретные примеры:

— лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется гражданское судопроизводство, разъясняется и обеспечивается право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (ч. 2 ст. 9 ГПК);

— лица, участвующие в деле, имеют право давать объяснения суду в устной и письменной форме (ч. 1 ст. 35 ГПК);

— в случае, если лица, участвующие в деле, свидетели или эксперты, давшие объяснения, показания, заключения суду, выполнявшему судебное поручение, явятся в суд, рассматривающий дело, они дают объяснения, показания, заключения в общем порядке;

— суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ч. 1 ст. 157 ГПК);

— в случае, если стороны не настаивают на повторении объяснений всех участников процесса, знакомы с материалами дела, в том числе с объяснениями участников процесса, данными ранее, состав суда не изменился, суд вправе предоставить возможность участникам процесса подтвердить ранее данные объяснения без их повторения, дополнить их, задать дополнительные вопросы (ч. 4 ст. 169 ГПК);

— после доклада дела суд заслушивает объяснения истца и участвующего на его стороне третьего лица, ответчика и участвующего на его стороне третьего лица, а затем других лиц, участвующих в деле. Прокурор, представители государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, граждане, обратившиеся в суд за защитой прав и законных интересов других лиц, дают объяснения первыми (ч. 1 ст. 174 ГПК);

— лицо, вызванное в качестве специалиста, обязано явиться в суд, отвечать на поставленные судом вопросы, давать в устной или письменной форме консультации и пояснения, при необходимости оказывать суду техническую помощь (ч. 2 ст. 188 ГПК).

Учитывая закрепленное в ст. 48 ГПК право граждан вести свои дела лично или через представителей, можно констатировать, что при участии в деле представителя он также дает объяснения, которые содержат определенные сведения о фактах, подлежащих установлению по делу. В случае участия в деле в качестве стороны или иного лица, участвующего в деле, организации, правом от ее имени давать объяснения наделяется ее представитель. Такие объяснения представителя должны являться средствами доказывания по следующим основаниям:

— представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия (ст. 54 ГПК), в том числе давать объяснения, и специального делегирования такого права ГПК не предусматривает;

— после дачи заключения по делу прокурором, представителем государственного органа или представителем органа местного самоуправления суд «выясняет у других лиц, участвующих в деле, их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями» (ст. 189 ГПК);

— в протоколе судебного заседания указываются помимо прочего «заявления, ходатайства и объяснения лиц, участвующих в деле, их представителей» (п. 8 ч. 2 ст. 229 ГПК).

В случае если объяснения представителя не будут признаны средством доказывания, будут нарушены основополагающие принципы гражданского процессуального права: законности, процессуального равенства, состязательности и др. (Определение КС РФ от 14.07.2011 N 912-О-О). В частности, сможет ли суд выяснить позицию ответчика-организации и заслушать его объяснения, если не будет признано средством доказывания объяснения его представителя, который в соответствии с ч. 2 ст. 48 ГПК ведет в суде дела организации? Аналогичный вопрос возникает в случае участия в деле законного представителя недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан. Отрицательный ответ на данные вопросы приведет к тому, что суд не будет вправе излагать в своем решении позицию названных участников процесса, так как эти субъекты в силу физической невозможности (организации) и (или) недееспособности будут лишены возможности самостоятельно дать объяснения в суде.

Представляется, что, признав объяснения представителя в качестве средства доказывания, можно в полной мере реализовать право каждого на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции.

2. В ч. 2 ст. 55 ГПК получил развитие закрепленный в ч. 2 ст. 50 Конституции принцип: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Сведения о фактах могут выступать в качестве доказательств только в том случае, когда они получены в соответствии с требованиями действующего законодательства, т.е. без нарушения закона. Иначе такие сведения теряют свою юридическую силу и не могут быть положены судом в основание решения, поскольку одним из требований, предъявляемых к судебному решению, является требование законности (ст. 195 ГПК).

Порядок получения и исследования доказательств в гражданском судопроизводстве определен в нормах ГПК, его нарушение препятствует использованию таких сведений в качестве доказательств по делу.

Поскольку доказывание осуществляется в рамках гражданской процессуальной формы, процедура доказывания устанавливается гражданским процессуальным законодательством, отнесенным в силу ст. 71 Конституции к ведению Российской Федерации. Таким образом, процедура получения доказательств отчасти урегулирована федеральными законами, а специальные нормы согласно ч. 1 ст. 1 ГПК не должны противоречить положениям ГПК.

Например, ст. 176 ГПК предусматривает, что председательствующий после установления личности свидетеля (достигшего 16-летнего возраста) до его допроса разъясняет ему права и обязанности свидетеля и предупреждает об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем берется подписка, которая приобщается к протоколу судебного заседания. Нарушение указанного порядка при допросе свидетеля исключает такие показания в качестве доказательств по делу. Не могут служить доказательством сведения, полученные от свидетеля, если его личность не была установлена в судебном заседании либо такие сведения были получены вне судебного заседания (по телефону, в виде письменных показаний свидетеля, за исключением случаев судебного поручения или обеспечения доказательств), а также в случае отсутствия в протоколе судебного заседания подписки свидетеля, достигшего 16-летнего возраста, о предупреждении его об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Аналогичное правило касается и порядка получения доказательств из иных средств доказывания. В частности, не будут иметь юридической силы сведения, полученные при нарушении порядка допроса свидетелей, имеющих «свидетельский иммунитет» (ч. 3 — 4 ст. 69 ГПК, ст. 51 Конституции). Помимо этого не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда доказательства, полученные в результате пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, при нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 21, 23 Конституции).

 

Статья 56. Обязанность доказывания

Комментарий к статье 56

1. Часть 1 ст. 56 ГПК конкретизирует действие принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в ст. 12 ГПК. Причем в данной статье фактически закреплена обязанность доказывания по исковым делам. По неисковым делам правило распределения обязанности по доказыванию действует по-разному. Классическим примером отхода от общего правила распределения обязанности по доказыванию является норма ч. 1 ст. 249 ГПК.

2. Обычно суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, а также какой стороне надлежит их доказывать в определении о возбуждении производства по делу (о принятии заявления) и подготовке дела к судебному разбирательству. Помощь и содействие суда проявляются в том, что обязанность по определению круга юридических фактов, подлежащих доказыванию участвующими в деле лицами (ч. 2 ст. 12 ГПК), и распределение между ними бремени доказывания возложена на суд (ч. 2 ст. 148, п. 1 — 3, 7 — 11 ч. 1 ст. 150 ГПК) <1>. Так, например, по делу об установлении факта родственных отношений суд указал, что значение для дела имеют такие обстоятельства, как факт наличия родственных отношений, цель установления факта родства, факт отсутствия спора о праве, невозможность несудебным способом установить факт родственных отношений <2>. Вывод о том, какие обстоятельства имеют значение для конкретного дела, какой стороне надлежит их доказывать, суд делает на основании норм материального и процессуального закона, регламентирующих особенности рассмотрения и разрешения данной категории дел. Кроме того, нередки случаи разъяснения Пленумом ВС РФ, даваемого им в постановлениях, обстоятельств, имеющих значение для дела, а также распределения обязанностей по доказыванию. Так, например, Пленум ВС РФ в Постановлении от 24.02.2005 N 3 напомнил судам, что в силу п. 1 ст. 152 ГК обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений (п. 9).

———————————

<1> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Юристъ, 2003. С. 142 — 143.

<2> См.: Архив Волжского районного суда г. Саратова за 2008 г. (дело N 2-610).

 

О понятии сторон см. комментарий к ст. 38 ГПК.

 

Статья 57. Представление и истребование доказательств

Комментарий к статье 57

1. Согласно действию принципа состязательности и равноправия представление доказательств в обоснование своих требований и возражений возлагается на стороны и других лиц, участвующих в деле. Именно эти участники как никто другой заинтересованы в подтверждении тех фактов и обстоятельств, на которые ссылаются.

В связи с тем, что в состязательной модели гражданского судопроизводства суд является независимым арбитром, он не уполномочен по своей инициативе производить действия по сбору или истребованию доказательств. Если представление необходимых для подтверждения своих доводов доказательств будет затруднительно для лиц, участвующих в деле, суд оказывает им содействие в собирании и истребовании доказательств. Для этого необходимо подтвердить суду, что такое лицо пробовало самостоятельно получить и представить необходимое ей доказательство, но по независящим от нее обстоятельствам такие доказательства представить в суд не может. Например, работник (в процессе приобретет статус истца) обращался к работодателю (предполагаемый ответчик по делу) с заявлением предоставить ему копии оспариваемых приказов, но последний отказывает либо просто не отвечает по такому заявлению работника. Своим Постановлением от 31.10.1995 N 8 Пленум ВС РФ в п. 10 разъяснил, что суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств «в случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело».

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. При определении обстоятельств дела, подлежащих доказыванию, суд может предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства.

Ходатайство об истребовании доказательства может быть заявлено как при подаче искового заявления истцом, при подготовке дела к судебному разбирательству, так и в процессе судебного разбирательства лицами, участвующими в деле. Помимо этого при пересмотре не вступившего в законную силу судебного постановления в порядке апелляционного производства также допустимо ходатайствовать об истребовании доказательств.

В ст. 57 ГПК ничего не говориться о праве суда по своей инициативе истребовать доказательства, которые он посчитает имеющими значение для дела. Системно-логический способ толкования норм ГПК позволяет сделать вывод, что такое право имеется у суда. Об этом, в частности, говорится в ч. 2 ст. 96 ГПК, которая предусматривает, что, «если вызов свидетелей, назначение экспертов, привлечение специалистов и другие действия, подлежащие оплате, осуществляются по инициативе суда, соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета».

Помимо этого для дел, возникающих из публичных правоотношений, ч. 2 ст. 249 ГПК предусматривает право суда истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела.

2. Часть 2 ст. 57 ГПК определяет содержание ходатайства об истребовании средства доказывания. В нем должно быть указано, какое средство доказывания следует истребовать и какие обстоятельства, входящие в предмет доказывания и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, этим средством доказывания могут быть установлены (подтверждены или опровергнуты), помимо этого необходимо указать место нахождения такого средства доказывания, а также причины, по которым лицо, ходатайствующее об истребовании доказательства, само не может получить его.

По результатам рассмотрения ходатайства об истребовании доказательств суд выносит определение о его удовлетворении или об отказе в его удовлетворении. Обжалованию такие определения не подлежат. Свое несогласие с подобным определением заинтересованное лицо может изложить при обжаловании в суд вышестоящей инстанции итогового судебного постановления в жалобе (представлении).

На основании определения об истребовании доказательства суд выдает лицу запрос или направляет его непосредственно лицу или органу, у которого находится истребуемое судом средство доказывания. Истребовать необходимое средство доказывания суд может у любого гражданина, должностного лица или организации, независимо от организационно-правовой формы, ведомственной принадлежности, их места нахождения и причастности к делу (участия или неучастия в рассматриваемом судом деле). Но последствия непредставления истребуемого средства доказывания зависят от того, является ли лицо, у которого оно истребуется, лицом, участвующим в деле, или нет. В запросе суд указывает срок, в течение которого лицо, которому адресован такой запрос, обязано его исполнить и представить в суд средство доказывания или передать его лицу, ходатайствовавшему о его истребовании.

После получения запроса лицо, у которого находится истребуемое судом средство доказывания, направляет его в суд или передает его курьеру, доставившему запрос, для дальнейшего представления в суд.

Следует обратить внимание, что в ст. 57 ГПК непоследовательно употребляется юридическая терминология. Так, в ч. 1 ст. 57 ГПК сначала говорится о том, что с ходатайством об истребовании доказательств могут обращаться стороны и другие лица, участвующие в деле, а согласно ч. 2 для получения доказательства запрос выдается стороне. Далее указывается, что для представления в суд истребуемого доказательства оно передается лицу, имеющему соответствующий запрос. Если узко понимать данную норму, запрос может быть выдан только сторонам, и доказательство, соответственно, будет передаваться только стороне, у которой такой запрос имеется на руках. При таком подходе будут нарушаться права других лиц, участвующих в деле, на доказывание, а в частности — на получение помощи суда по истребованию доказательств (ст. 35, ч. 1 ст. 57 ГПК). Если данную норму толковать более широко, правом истребования доказательств, в том числе и получения запроса и доказательств по такому запросу, будут наделены все лица, участвующие в деле.

Правовая природа запроса отличается от правовой природы судебных постановлений, к которым запрос не относится.

Статья 13 ГПК содержит перечень судебных постановлений, являющихся с момента вступления их в законную силу обязательными для всех без исключения. За неисполнение вступивших в законную силу судебных постановлений ч. 3 ст. 13 ГПК предусматривает возможность наступления ответственности.

Но запрос суда об истребовании средства доказывания является обязательным для того, кому он адресован, так как согласно ч. 2 ст. 13 ГПК «законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

3. В случае, если лицо, не являющееся лицом, участвующим в деле, которому адресован запрос, не может представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, оно обязано известить суд об этом в пятидневный срок с момента получения такого запроса.

Содержание ч. 3 ст. 57 ГПК позволяет сделать вывод, что лицо, которое извещает суд о невозможности представить истребуемое доказательство, обязано сообщить суду об уважительности причин невыполнения требования суда. В случае признания их неуважительными суд подвергает виновных должностных лиц штрафу, о чем выносит определение по правилам гл. 8 ГПК. Копия определения направляется лицу, на которое наложен штраф. Аналогичная ответственность предусмотрена и в отношении лиц, которые не известили суд о невозможности представить истребуемое средство доказывания. В течение 10 дней со дня получения копии определения суда о наложении судебного штрафа лицо, на которое наложен штраф, может обратиться в суд, наложивший штраф, с заявлением о сложении или об уменьшении штрафа.

Что касается ответственности лица, участвующего в деле, которому суд адресовал запрос об истребовании средства доказывания, ее ГПК не предусмотрел. Это можно считать недостатком ст. 57 ГПК, так как позволяет недобросовестному лицу, участвующему в деле, удерживать у себя истребуемое средство доказывания, не неся при этом ответственности. А лицо, ходатайствующее об истребовании такого средства доказывания, не сможет подтвердить или опровергнуть искомые факты, что существенно ограничивает гарантированное ст. 46 Конституции право на судебную защиту.

Выход из сложившейся ситуации представляется следующим. С учетом ч. 3 ст. 11 ГПК суд должен по аналогии применять положения ч. 3 ст. 79 ГПК, т.е. в зависимости от того, какая сторона уклоняется от представления истребуемого средства доказывания, а также какое для нее оно имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого истребовалось средство доказывания, установленным или опровергнутым.

4. В ч. 4 ст. 57 ГПК указывается, что наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, и владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

 

Статья 58. Осмотр и исследование доказательств по месту их нахождения

Комментарий к статье 58

1. Статья 58 ГПК предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения. Название статьи предполагает возможность осмотра и исследования всех доказательств, но содержание ч. 1 ограничивает проведение такого осмотра только в отношении письменных или вещественных доказательств.

Необходимость проведения судом осмотра и исследования письменных или вещественных доказательств по месту их хранения или месту нахождения возникает в случаях, когда невозможно или затруднительно доставить их в суд. Например, вещественными доказательствами выступают объекты недвижимого имущества (здания, сооружения, земельные участки и т.п.), либо они слишком громоздкие, хрупкие, их перевозка требует значительных затрат и т.д. Письменные доказательства могут быть осмотрены по месту их нахождения или хранения в случаях, когда оборот их ограничен федеральными законами (например, если в соответствии с требованиями Закона РФ «О государственной тайне» документ имеет соответствующий гриф секретности), изъятие их из оборота может негативно сказаться на работе соответствующего учреждения (например, в соответствии со ст. 76 ФЗ от 15.11.1997 N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (в ред. от 12.11.2012) книги государственной регистрации актов гражданского состояния (актовые книги), собранные из первых экземпляров записей актов гражданского состояния, прошитые, пронумерованные и скрепленные печатью, хранятся в органе загса по месту государственной регистрации данных актов гражданского состояния), физическое состояние документов не позволяет их представление в суд (ветхость) и др.

Следует обратить внимание и на то, что содержание ст. 58 ГПК дублируется в ст. 184 ГПК, отличие заключается в том, где расположены данные статьи. Статья 58 — в разд. «Общие положения» в гл. «Доказательства и доказывание», а ст. 184 ГПК — в разд. «Производство в суде первой инстанции» в гл. «Судебное разбирательство». Соответственно, ст. 58 определяет общие правила проведения осмотра и исследования письменных или вещественных доказательств по месту их хранения или месту нахождения, а ст. 184 — специальные правила совершения этих процессуальных действий в процессе судебного разбирательства. В особенной части ГПК название данного института сокращается до «осмотра на месте» (ст. 94, 184, 407 ГПК).

В отличие от содержания ст. 58 ГПК, о производстве осмотра на месте в судебном разбирательстве суд выносит определение (ч. 1 ст. 184 ГПК).

2. Часть 2 ст. 58 ГПК предусматривает обязанность суда известить лиц, участвующих в деле, до проведения осмотра и исследования письменных или вещественных доказательств по месту их хранения или месту их нахождения, а в необходимых случаях вызвать эксперта, специалиста, свидетеля, если их участие будет признано необходимым. При этом неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте проведения такого процессуального действия, не препятствует суду провести его в их отсутствие.

Примечательно, что в содержании ст. 58 ГПК не указаны представители лиц, участвующих в деле, и это является упущением со стороны законодателя, так как участие представителя при проведении такого осмотра и исследовании нередко является гарантией соблюдения прав одного из лиц, участвующих в деле (например, если таким лицом является юридическое лицо).

3. Осмотр и исследование доказательств по месту их нахождения являются процессуальным действием, которое совершается вне судебного заседания, поэтому в ч. 3 ст. 58 ГПК включено правило, закрепленное в ст. 228 ГПК, о том, что в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении каждого отдельного процессуального действия составляется протокол.

В протоколе отражается ход проведения судом осмотра, пояснения лиц, участвующих в деле, данные ими в ходе проведения процессуального действия, к протоколу прилагаются составленные или проверенные при осмотре планы, схемы, чертежи, расчеты, копии документов, сделанные во время осмотра видео записи, фотоснимки письменных и вещественных доказательств, а также заключение эксперта и консультация специалиста в письменной форме.

Протокол составляется по правилам гл. 21 ГПК, с указанием в его содержании реквизитов, предусмотренных п. 1 — 6, 8 ч. 2 ст. 229 ГПК, не позднее чем на следующий день после дня совершения судом осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения. Ознакомление и подача замечаний на такой протокол производятся лицами, участвующими в деле, по правилам ст. 231 — 232 ГПК.

 

Статья 59. Относимость доказательств

Комментарий к статье 59

Примечательно, что в содержании самой нормы ничего не говорится о таком свойстве доказательств, как относимость, хотя статья и называется «Относимость доказательств». В ст. 59 ГПК идет речь о доказательствах, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела. Можно сделать вывод, что относимым доказательство будет, если оно имеет значение для дела, т.е. будет содержать сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств дела.

При применении данной нормы суд должен исходить из того, что приниматься должны лишь те доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть искомые юридические факты. Поэтому сначала суд должен определить обстоятельства, имеющие значение для дела, т.е. определить предмет доказывания по конкретному делу. Такое полномочие ему предоставлено в силу ч. 2 ст. 56 ГПК, притом суд выносит на обсуждение даже такие обстоятельства, на которые стороны не ссылались в своих требованиях и возражениях. От того, насколько верно суд определит предмет доказывания, зависит наполнение материалов дела имеющими значение для рассмотрения и разрешения дела доказательствами.

Вопрос об относимости доказательств при их представлении решается лицами, участвующими в деле, и судом при оказании содействия по собиранию и истребованию доказательств, но окончательное решение данного вопроса остается за судом, который может не принять для подтверждения искомых фактов определенные доказательства, отказать в удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств и т.п.

В правоприменительной практике, как правило, не вызывает затруднений определение относимости прямых доказательств, так как у них прямая связь с искомым фактом. Сложнее обстоит дело, когда решается вопрос об относимости косвенных доказательств.

Правило относимости находит свое развитие в иных нормах ГПК. Раскрывая содержание различных средств доказывания, ГПК указывает, что они подтверждают обстоятельства, «имеющие значение для правильного рассмотрения дела», т.е. содержащиеся в таких средствах сведения являются относимыми к данному конкретному делу. При оценке доказательств суд наряду с допустимостью, достаточностью каждого доказательства должен оценить его относимость, в последующем результаты такой оценки отражаются в решении суда.

 

Статья 60. Допустимость доказательств

Комментарий к статье 60

Если правило относимости доказательств характеризует последнее с точки зрения его содержания по отношению к обстоятельствам дела, входящим в предмет доказывания, то правило допустимости определяет, в какой форме, т.е. каким средством доказывания, искомые факты могут быть подтверждены. Поэтому название статьи не соответствует ее содержанию, и ее следовало бы озаглавить «Допустимость средств доказывания».

Само содержание статьи сформулировано таким образом, что можно сделать вывод о допустимости средств доказывания как о возможности использования строго определенных средств доказывания при подтверждении обстоятельств дела в установленных законом случаях, т.е. норма в категоричной форме указывает на обязанность подтверждения определенных обстоятельств дела конкретными средствами доказывания.

В таком смысле допустимыми будут лишь те средства доказывания, которые определены в абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК либо которые указаны в ФЗ как обязательные для подтверждения искомых фактов средства доказывания. Остальные, не указанные в законе средства доказывания будут недопустимыми, что должно быть учтено судом при оценке доказательств, и сведения, полученные из таких средств доказывания, не могут быть положены судом в основание своего решения.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что законодатель в ФЗ отошел от категоричной формы самой нормы ст. 60 ГПК («должны быть подтверждены»), и правило допустимости определяется как возможность использования («могут быть подтверждены», «допускается использование») определенных средств доказывания (например, ст. 13 ФЗ от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (в ред. от 03.12.2012), ст. 25 Закона РФ «О защите прав потребителей» (в ред. от 28.07.2012)), но это касается лишь возможности использования свидетельских показаний.

В теории гражданского процессуального права свойство допустимости понимается и как запрет на использование для подтверждения искомых фактов конкретных средств доказывания. Так, ст. 161 ГК закрепляет правило о совершении сделки в простой письменной форме, а несоблюдение данного правила при совершении сделки согласно ч. 1 ст. 162 ГК лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Частный случай данного правила раскрывается в ст. 812 ГК, где указывается, что договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Но все эти нормы указывают на невозможность, т.е. недопустимость, использования только одного средства доказывания — свидетельских показаний.

 

Статья 61. Основания для освобождения от доказывания

Комментарий к статье 61

1. Согласно общему правилу, сформулированному в ст. 56 ГПК, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Исключения из данного правила закреплены в ст. 61 ГПК.

Данная статья предусматривает две группы обстоятельств, которые лица, участвующие в деле, могут не доказывать, при этом суд может положить их в основание своего решения: общеизвестные (ч. 1) и преюдициальные (ч. 2 — 4) факты. Следует указать еще на одну группу обстоятельств, не подлежащих доказыванию, — это признанные факты (ч. 2 ст. 67 ГПК). Подробнее см. комментарий ч. 2 ст. 67.

Первую группу фактов, указанных в ч. 1 ст. 61 ГПК, лица, участвующие в деле, могут не доказывать лишь в случаях признания их общеизвестными судом, рассматривающим дело. Поэтому в тех случаях, когда суд не санкционирует признание обстоятельств как общеизвестных, они подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК.

Общеизвестные факты — факты, известные широкому кругу лиц, а также суду, который наделен правом признания их таковыми. Так как общеизвестность — категория относительная, степень осведомленности о таких фактах может быть различной (всемирно известные, на всей территории РФ, на территории отдельного субъекта РФ, района, населенного пункта и т.п.). При этом степень общеизвестности обстоятельств суд должен указать в мотивировочной части своего решения, для подтверждения оснований освобождения от их доказывания лиц, участвующих в деле.

Примером общеизвестных обстоятельств могут служить кризис 2008 г., авария на Саяно-Шушенской ГЭС, различного рода стихийные бедствия, эпидемии и т.п.

2. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Данные обстоятельства еще называют преюдициальными (термин «преюдиция» от лат. praejudicio — предрешение), поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 9 своего Постановления от 19.12.2003 N 23, под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК принимает суд. Часть 1 ст. 13 ГПК предусматривает, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

Лицам, участвующим в деле, не нужно будет доказывать в новом гражданском деле с тем же субъектным составом обстоятельства, которые будут установлены такими судебными постановлениями, при условии вступления их в законную силу по правилам ст. 209, 391 ГПК. При этом не будет иметь значение, в каком статусе эти лица участвовали в первом деле, по которому факты установлены судебным постановлением, вступившим в законную силу, главное, чтобы они были лицами, участвующими в деле.

Лица, которые не участвовали в деле, по которому судом общей юрисдикции вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. И доказывать все обстоятельства лица, участвующие в деле, будут в соответствии с общими правилами доказывания, закрепленными ст. 56 ГПК. Примечательно, что формулировка данной нормы фактически воспроизводит содержание ч. 2 ст. 209 ГПК.

3. Освобождение от доказывания обстоятельств, установленных арбитражным судом, отличается от освобождения от доказывания фактов, установленных судом общей юрисдикции, в том, что преюдициальное значение будут иметь только те обстоятельства, которые установлены решением арбитражного суда. Такая позиция закреплена в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23: под решением арбитражного суда следует понимать судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК. Согласно ч. 2 ст. 15 АПК решение — это «судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу».

Если обратиться к терминологии АПК (ч. 1 ст. 15), все судебные акты арбитражные суды принимают в форме решений, постановлений и определений. Только решения арбитражных судов будут содержать преюдициальные факты при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции с теми же лицами, участвующими в деле. Факты, установленные определениями и постановлениями арбитражного суда, преюдициального значения иметь не будут. Данная позиция законодателя представляется не совсем верной, так как при таком подходе в случаях отмены или изменения решения арбитражного суда в апелляционном, кассационном или надзорном порядке факты, установленные постановлениями данных судебных инстанций арбитражного суда, не должны признаваться преюдициальными, лицо, участвующее в деле, должно будет доказывать их. То же самое можно сказать и в отношении определений арбитражного суда.

Совпадение состава лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции и арбитражных судах возможно, так как возможность участия граждан в арбитражных судах предусматривает редакция действующего АПК (ч. 4 ст. 27, ч. 2 ст. 33).

Толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что если состав лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции отличается от состава участников в арбитражном суде, то установленные в решении арбитражного суда обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ст. 56 ГПК).

4. При рассмотрении гражданского дела о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, вступивший в законную силу, для суда будут иметь преюдициальное значение только два обстоятельства: имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Никакие иные обстоятельства и факты, отраженные в приговоре суда, не будут обязательными для суда, рассматривающего гражданское дело, и все они подлежат доказыванию на общих основаниях. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, но может разрешать вопрос о размере возмещения.

Принимая решение о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, суд не связан тем размером, который указан в приговоре суда по уголовному делу. Конечно же, обстоятельства уголовного дела, отраженные в приговоре суда, могут быть использованы при рассмотрении гражданского дела, но преюдициального значения они иметь не будут, а размер ущерба будет определяться судом, рассматривающим гражданское дело по общим правилам гражданского процессуального законодательства.

Согласно УПК суд принимает свои решения в форме приговора, определения и постановления. Приговор — решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (ст. 5 УПК).

Примечательно, что в ст. 61 ГПК не указано на признание судом преюдициальности обстоятельств, установленных вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении. Речь нужно вести только об актах суда, так как решения должностных лиц, полномочных рассматривать дела об административных правонарушениях, могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46 Конституции, ст. 30.1 КоАП).

Представляется, что в данном случае судам необходимо признавать преюдициальными обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении, в противном случае бездейственными и бессмысленными становятся нормы особенной части ГПК. В частности, ст. 215 ГПК предусматривает обязанность суда приостановить производство по делу в случае «невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве». Такая приостановка производства необходима для разрешения другого дела, связанного с рассматриваемым делом, в гражданском, административном или уголовном производстве, и для использования в приостановленном деле после его возобновления вступивших в законную силу судебных постановлений, приговоров, постановлений и решений для признания преюдициальности определенных фактов. Возникает резонный вопрос: как повлияет на рассматриваемое (подлежащее приостановлению) гражданское дело другое дело, рассматриваемое в порядке административного производства, какие последствия возникнут после возобновления производства по делу и что будет, если не приостанавливать судопроизводство? В таком случае никакой взаимозависимости и связи между этими делами не будет. Но тогда возникает другой вопрос: почему в указанной норме ст. 215 ГПК не указано на необходимость приостановления производства до разрешения другого дела в порядке судопроизводства в арбитражном суде?

Данный пробел предлагается решать путем применения аналогии закона, при этом данной позиции придерживается и ВС РФ, указавший в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23, что на основании ч. 4 ст. 1 ГПК, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

 

Статья 62. Судебные поручения

Комментарий к статье 62

1. В соответствии с принципом непосредственности суд, рассматривающий гражданское дело, непосредственно исследует доказательства, представленные сторонами и другими лицами, участвующими в деле, и совершает процессуальные действия по истребованию доказательств. В случае невозможности или крайней затруднительности непосредственного исследования доказательств суд, рассматривающий дело, может отступить от этого правила и направить соответствующему суду поручение на совершение процессуальных действий. В качестве соответствующего суда может выступать любой суд общей юрисдикции, действующий на территории РФ. Действующее гражданское процессуальное законодательство не содержит каких-либо ограничений в направлении судебных поручений от мирового судьи другому мировому судье, а также от гарнизонного военного суда другому гарнизонному военному суду. В некоторых случаях в качестве соответствующего суда может выступать только суд определенного уровня. Так, если по рассматриваемому гражданскому делу необходимо получение особо охраняемых сведений, то соответствующим судом будет выступать суд не ниже уровня областного и приравненного к нему по статусу.

В качестве соответствующего суда может выступать иностранный суд, которому судебное поручение направляется в порядке, предусмотренном международным договором или федеральным законом.

Суд, направляющий судебное поручение, может поручать суду совершить такие определенные действия, как опрос сторон и других лиц, участвующих в деле, допрос свидетелей, осмотр и исследование вещественных и письменных доказательств, просмотр видеозаписей, прослушивание аудиозаписей. При этом, если имеется возможность доставки письменных, вещественных доказательств, аудио- или видеозаписей, суд, рассматривающий дело, не имеет законных оснований направлять судебное поручение о проведении соответствующих процессуальных действий.

Статья 62 ГПК определяет требования, которые предъявляются к содержанию определения о судебном поручении. Данное определение выносится судом единолично или коллегиально, если дело по существу рассматривается в коллегиальном составе. Судебное поручение не может быть оформлено в виде писем, запросов. Для суда, которому адресовано судебное определение о судебном поручении, оно является обязательным. Споры между судами о необходимости выполнения судебного поручения не допускаются. Данное определение обжалованию не подлежит.

2 — 3. Законодателем установлен срок выполнения судебного поручения в один месяц. Течение этого срока начинается со дня, следующего за днем получения определения соответствующим судом. На период выполнения судебного поручения производство по делу может быть приостановлено.

 

Статья 63. Порядок выполнения судебного поручения

Комментарий к статье 63

1. Судебное поручение выполняется судом по правилам гл. 15 ГПК, по которым проводится судебное разбирательство, с соблюдением всех гражданских процессуальных принципов. Суд, выполняющий судебное поручение, извещает лиц, которые указаны в определении суда, давшего поручение, по адресам, в нем указанным, о времени и месте судебного заседания. Только при выполнении требований по надлежащему извещению лиц по правилам ст. 113 ГПК суд может приступить к выполнению судебного поручения в случае их неявки.

В начале судебного заседания по выполнению судебного поручения председательствующий должен доложить содержание судебного поручения. По правилам гражданского судопроизводства данное судебное заседание протоколируется. В протоколе должны быть даны исчерпывающие ответы на все поставленные в определении вопросы. Если при выполнении судебного поручения будут выяснены иные обстоятельства, имеющие значение для дела, они должны быть полно отражены в протоколе выполнения судебного поручения.

После выполнения судебного поручения протокол вместе со всеми собранными по делу материалами направляется в суд, направивший судебное поручение, где они оглашаются в судебном заседании.

2. Не исключена вероятность, что лица, опрошенные при выполнении судебного поручения, выразят желание и явятся в суд, рассматривающий дело по существу. Законодатель предоставляет им возможность получить от них сведения об обстоятельствах дела в общем порядке: при допросе свидетелей, опросе истца или ответчика и др. Суд может огласить полученные в результате выполнения судебного поручения материалы в том случае, если между прежними сведениями и сведениями, полученными в судебном заседании, обнаружатся противоречия.

Судья может мотивировать вынесенное судебное решение со ссылкой на доказательства, полученные при выполнении судебного поручения только в том случае, если такие материалы были оглашены в судебном заседании, а содержащиеся в них фактические данные были оценены в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

 

Статья 64. Обеспечение доказательств

Комментарий к статье 64

По общим правилам гражданского судопроизводства исследование доказательств осуществляется судом, рассматривающим дело, непосредственно в стадии судебного разбирательства. Исключение составляет институт обеспечения доказательств, который позволяет закрепить сведения о фактах до стадии судебного разбирательства самим судом, рассматривающим дело по заявлению лиц, участвующих в деле. По своей инициативе суд не может обеспечить доказательства по делу. Законодатель не ограничил круг доказательств, которые могут быть обеспечены в соответствии с правилами ГПК.

В своем заявлении об обеспечении доказательства лицо, участвующее в деле, должно указать на невозможность или затруднительность в дальнейшем представить то или иное доказательство, необходимое для них. Это может быть вызвано различными причинами. Например, если лицо, чьи показания или объяснения важны, убывает в длительную служебную командировку, или состояние здоровья такого лица вызывает опасение врачей, или тогда, когда свойства вещественного доказательства могут быть утрачены в скором времени, и т.п.

Меры по обеспечению доказательств могут быть применены судом только после возбуждения гражданского судопроизводства. До этого момента обеспечить доказательства можно только в нотариальном порядке в соответствии со ст. 102, 103 Основ законодательства РФ о нотариате.

Следует отличать меры по обеспечению доказательств от мер по обеспечению иска, которые своим предназначением имеют возможность будущего исполнения судебного решения.

 

Статья 65. Заявление об обеспечении доказательств

Комментарий к статье 65

1. Заявление об обеспечении доказательств подается лицами, участвующими в деле, в суд, рассматривающий дело. Такое заявление может быть подано и в суд, на территории деятельности которого должны быть совершены процессуальные действия по обеспечению доказательств. Истец может подать такое заявление одновременно с подачей искового заявления в суд, остальные лица, участвующие в деле, наделяются таким правом только после возбуждения гражданского судопроизводства до стадии судебного разбирательства.

2. Статья 65 ГПК содержит требования, предъявляемые к заявлению об обеспечении доказательств. Эти требования являются обязательными для выполнения лицами, участвующими в деле, в противном случае судья может не усмотреть оснований для обеспечения доказательств и вынести определение об отказе в удовлетворении заявления. Такое определение может быть обжаловано в частном порядке в апелляционную инстанцию. Судья удовлетворяет заявление об обеспечении доказательства, если по результатам судебного заседания будет установлено, что, во-первых, данное доказательство отвечает требованиям относимости и допустимости, является необходимым для лица, подавшего заявление; во-вторых, если будет установлено, что представление данного доказательства в стадии судебного разбирательства окажется невозможным или затруднительным. Удовлетворяя заявление об обеспечении доказательства, суд выносит определение о проведении судебного заседания для совершения процессуальных действий по обеспечению доказательства. Такое определение должно отвечать требованиям ст. 225 ГПК и обжалованию не подлежит.

 

Статья 66. Порядок обеспечения доказательств

Комментарий к статье 66

1. Обеспечение доказательств производится судьей единолично в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, по правилам ст. 113 ГПК. При надлежащем извещении их неявка не является препятствием к рассмотрению заявления об обеспечении доказательства. Правила исследования конкретного доказательства, нуждающегося в обеспечении, предусмотрены гл. 15 ГПК. Доказательства обеспечиваются путем допроса свидетелей, осмотра письменных вещественных доказательств, просмотра видеозаписей, прослушивания аудиозаписей, назначения экспертизы и совершения других действий, направленных на закрепление и сохранение информации, которая будет использоваться в качестве доказательства при рассмотрении дела по существу. Совершать процессуальные действия по обеспечению доказательств может как суд, рассматривающий гражданское дело, так и другой суд в порядке судебного поручения.

2. Судебное заседание по обеспечению доказательств протоколируется. Вместе с другими материалами, полученными в результате обеспечения доказательств, протокол приобщается к делу. Об этом лица, участвующие в деле, получают от суда уведомление. Если они не присутствовали в судебном заседании, такое уведомление высылается им по почте.

3. Если процессуальные действия по обеспечению доказательств совершал иной суд в порядке судебного поручения, протокол со всеми собранными материалами высылается в суд, рассматривающий дело, по правилам ст. 62, 63 ГПК.

 

Статья 67. Оценка доказательств

Комментарий к статье 67

1. В ст. 67 ГПК, посвященной оценке доказательств, закрепляются критерии такой оценки. Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья независим от внешних факторов и приходит к выводу на основе своих знаний, опыта и законов логики.

Внутреннее убеждение суда складывается не единовременно, оно формируется в течение определенного времени, в процессе исследования доказательств судом, которое должно быть всесторонним, полным, объективным и непосредственным.

Всесторонность исследования предполагает изучение и исследование судом доказательств, обосновывающих позицию истца, ответчика и третьего лица.

Требование полноты заключается в исследовании такого количества доказательств, которое позволит сделать суду однозначный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов.

Объективность предполагает беспристрастность суда в процессе оценки, когда ни одной из сторон не отдается предпочтение, а суд, проявляя непредвзятость и исключая влияние эмоций и симпатий, исполняет роль независимого арбитра.

Непосредственность исследования проявляется в закрепленном в ч. 1 ст. 157 ГПК принципе непосредственности, согласно которому суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Часть 2 ст. 67 ГПК содержит правило, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, которое находит развитие в других нормах Кодекса. Так, ч. 2 ст. 187 ГПК устанавливает, что «заключение эксперта… не имеет для суда заранее установленной силы» и оценивается наряду с другими доказательствами.

Несколько изменяют действия данного правила положения ч. 2 — 4 ст. 61 ГПК, предусматривающие преюдициальность обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Такие обстоятельства не доказываются снова и будут «обязательны для суда», рассматривающего дело.

3. Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК суд обязан проверить и оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Критерий относимости определен в ст. 59 ГПК, а допустимости — в ст. 60 ГПК. Критерий достоверности предполагает проверку судом источника такого доказательства и его связи с искомым фактом. Допрашивая свидетеля, суд должен выяснить источник его информации: является ли свидетель очевидцем излагаемых им фактов или он получил информацию из другого источника. Помимо этого суд должен установить возможность такого свидетеля правильно воспринимать и запоминать факты, очевидцем которых он явился. Исследуя письменные доказательства, суд обязан установить их подлинность, составление и подписание уполномоченным органом при соблюдении соответствующей процедуры согласования и утверждения.

Следующим критерием оценки является оценка достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. При этом суд оценивает все имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства, позволяя сопоставить и соотнести их, выявляя противоречия и расхождения. На основании этого в каждом конкретном деле суд определяет достаточность доказательств, имеющихся в материалах дела, для обоснования выводов суда. Говоря о достаточности доказательств, законодатель имеет в виду не количественную характеристику, а качественную. Критерий достаточности предполагает представление не как можно большего количества доказательств, а такого количества, когда суд может сделать однозначный вывод о возможности удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

4. Итогом оценочной деятельности суда является вынесение судом законного и обоснованного решения. Свои выводы, т.е. результаты оценки, суд обязан изложить в резолютивной части решения суда (ч. 4 ст. 198 ГПК), где помимо обстоятельств дела, установленных судом, должны быть указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Другими словами, в мотивировочной части судебного решения отражается процесс комплексной оценки всех исследованных в судебном заседании доказательств, когда суд по своему внутреннему убеждению признает установленными юридические факты на основании определенных средств доказывания и не признает установленными другие обстоятельства, так как доказательства, обосновывающие их, отвергнуты судом по указанным им причинам.

5. Часть 5 (как и последующие части) ст. 67 ГПК посвящены оценке одного средства доказывания — письменного доказательства. Выделяя особенности оценки документов и иных письменных доказательств, законодатель установил критерии такой оценки. Представляется, что редакцию указанной нормы нельзя признать удачной.

При оценке документов и иных письменных доказательств суд должен установить, что они содержат все необходимые реквизиты для данного вида письменных доказательств, исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью.

Фактически оценка должна сводиться к проверке формы составления документа и иных письменных доказательств. Для проверки полномочий должностного лица на подписание документов суд может затребовать от соответствующего органа представления дополнительных документов (положений об органе, приказа о назначении лица на соответствующую должность и др.). В конечном итоге оценка таких письменных доказательств будет отвлекать силы и средства суда, а также его время для проверки представленных письменных доказательств.

6. В ч. 6 ст. 67 ГПК содержатся требования к оценке копии документов и иных письменных доказательств. Суд должен установить тождественность содержания копии и оригинала письменного доказательства, способ копирования и сохранения копии.

ГПК хотя и предусматривает в ч. 2 ст. 71 возможность, не представляя в суд оригинала, представить «надлежащим образом заверенную копию» письменного доказательства, но общие правила оценки доказательств говорят об обратном. Системный анализ ч. 6 — 7 ст. 67 ГПК, ст. 71 и 157 ГПК позволяет сделать вывод, что суд должен непосредственно исследовать подлинник письменного доказательства для установления факта соответствия копии подлиннику.

7. Специальный случай оценки копии письменного доказательства содержится в ч. 7 ст. 67 ГПК, предусматривающей запрет на признание доказанными обстоятельств, которые были подтверждены лишь копией документа или иного письменного доказательства, если существуют одновременно следующие условия:

— суд непосредственно не исследовал его или нельзя представить оригинал по причине его утраты;

— обе стороны представили копии, содержание которых не тождественно;

— нельзя установить подлинное содержание оригинала с помощью других средств доказывания.

 

Статья 68. Объяснения сторон и третьих лиц

Комментарий к статье 68

1. Объяснения сторон и третьих лиц законодатель указывает первым из средств доказывания в ст. 55 ГПК неслучайно. Данное средство доказывания присутствует в каждом деле, так как стороны и третьи лица являются непосредственными участниками спорных материальных правоотношений, а нередко и очевидцами. Однако не все объяснения таких участников будут являться доказательствами по делу, а лишь те, что содержат сведения об искомых фактах. Различные доводы, суждения, домыслы и соображения по обстоятельствам дела к доказательствам относить нельзя.

Учитывая то, что ГПК не предусматривает ответственности для лиц, участвующих в деле за отказ или дачу заведомо ложных объяснений, в таких доказательствах чаще всего содержатся различного рода умалчивания, искажения действительных обстоятельств дела, а нередко и просто ложь. Поэтому оценка сведений об искомых фактах, полученных из объяснений сторон и третьих лиц, должна осуществляться в совокупности и наряду с имеющимися в материалах дела доказательствами.

Все объяснения сторон и третьих лиц можно подразделить на четыре вида: признание, утверждение, возражения и отрицание.

Признание — объяснение, при котором сторона или третье лицо сообщает сведения об искомых фактах, обязанность доказывания которых лежит на противоположной стороне. Признание, сделанное в судебном заседании, считается судебным признанием, вне судебного заседания, т.е. за рамками гражданской процессуальной формы, — внесудебным признанием. Признание может быть составлено как в письменной форме — письменное признание, так и в форме устного сообщения суду информации об искомых фактах — устное признание. Если признаются все факты, обосновывающие требования истца или возражения ответчика, то говорится о полном признании, если признается лишь часть из них, то имеет место частичное признание. Признание фактов без условий и оговорок является простым признанием. Квалифицированным является признание, при котором оговорка фактически аннулирует само признание.

Утверждение — объяснение, при котором сообщаются сведения о фактах, соответствующих позиции утверждающего субъекта, т.е. когда происходит констатация наличия искомых фактов.

Возражения представляют собой мотивированное непризнание доводов и позиции противоположной стороны.

Отрицание в отличие от возражения представляет собой немотивированное непринятие позиции противоположной стороны.

Объяснения стороны и третьи лица дают в устной форме, в процессе судебного заседания они должны фиксироваться в протоколе судебного заседания, или в письменной форме.

В развитие положений ст. 57 ГПК ст. 68 содержит право суда мотивировать принятое им решение, основываясь на объяснениях одной из сторон в случае, если противоположная сторона, на которой лежит обязанность по доказыванию своих требований или возражений, удерживает и не представляет находящиеся у нее доказательства. На первый взгляд анализ указанной нормы позволяет сделать вывод, что у суда имеется право обосновать свое решение только объяснениями противоположной стороны без учета других доказательств, если истребуемые доказательства не будут представлены суду. При таком подходе данную норму следует считать специальной нормой доказывания, наделяющей особой доказательственной силой такое средство доказывания, как объяснение сторон и третьих лиц. Такой подход представляется противоречащим общим правилам по доказыванию в гражданском судопроизводстве и оценке доказательств судом. Ведь доказательства должны оцениваться в их совокупности, и ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленную силу (ч. 2 ст. 67 ГПК). Вынесенное судом такое решение будет подлежать отмене по причине его необоснованности (ст. 330 ГПК).

Несмотря на наличие в ГПК такой нормы, можно сделать вывод, что в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд все равно будет исследовать все имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе и объяснения данной стороны (третьего лица), с возможностью последующего обоснования своего решения позицией другой стороны (третьего лица) в случае признания ее обоснованной, как и в любом другом гражданском деле.

Таким образом, оценка доказательств будет производиться по общим правилам (ст. 67 ГПК), а содержащееся правило ст. 68 ГПК попросту становится бездействующим правомочием суда, «спящей нормой». Гипотетически можно будет предположить, что данная норма будет действовать в установленной форме — если помимо объяснений сторон и доказательств, которые удерживает одна из них, других доказательств в деле не будет.

2. Часть 2 ст. 68 ГПК посвящена такому виду объяснений сторон и третьих лиц, как признание. В случае признания стороной или третьим лицом фактов и обстоятельств, на которых другая сторона или третье лицо основывает свои требования или возражения, такие факты и обстоятельства последними субъектами не доказываются, если суд принимает такое признание (ч. 3 ст. 68 ГПК).

ГПК предусматривает процессуальное закрепление такого распорядительного действия сторон и третьих лиц, как признание, — путем занесения в протокол судебного заседания (если имеет место устное признание) или путем приобщения к материалам дела (если имеет место письменное признание). Статья 68 ГПК не содержит требования о необходимости подписания признания обстоятельств и фактов в протоколе судебного заседания, как это предусмотрено, например, в ст. 173 ГПК для признания иска. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что подпись стороны (третьего лица), признающего обстоятельства, которые обязана доказать другая сторона (третье лицо) и на которых она основывает свои требования, в протоколе не ставится, а такое распорядительное действие, как признание, просто фиксируется в протоколе. При таком подходе признающая обстоятельства сторона (третье лицо) сможет в последующем оспорить факт признания, который не подтвержден подписью этой стороны (третьего лица), и поставит под угрозу отмены само решение суда, основанное на таком признании.

Поэтому в данном случае следует применять аналогию закона (ч. 3 ст. 11 ГПК) и применять требования ч. 1 ст. 173 ГПК для признания иска ответчиком о необходимости подписи признания обстоятельств в протоколе признающей стороной.

3. Не всякое признание будет принято судом. Если суд будет иметь основания полагать, что такое признание совершено для сокрытия фактических обстоятельств дела, а также под влиянием обмана, насилия, угрозы или добросовестного заблуждения, он не будет принимать такое признание. При этом отказ суда в принятии признания должен быть процессуально оформлен в виде определения суда, которое должно быть мотивировано теми самыми «основаниями полагать, что признание совершено для сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения…».

В случае вынесения такого определения указанные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях по общим правилам (ст. 56 ГПК).

 

Статья 69. Свидетельские показания

Комментарий к статье 69

1. Свидетель — это физическое лицо, вызываемое в суд для сообщения сведений о фактах, ставших ему известными в силу непосредственного восприятия или в силу передачи ему информации другими лицами. Свидетель не является субъектом материально-правовых отношений, поэтому он не может быть юридически заинтересован в исходе дела. Однако отсутствие юридической заинтересованности не исключает наличие фактической заинтересованности, основанной на фактах родства, дружбы, свойства и т.д. В связи с чем судья, рассматривающий дело, обязан выяснить характер взаимоотношений свидетеля со сторонами, знание которых позволит правильно оценивать свидетельские показания.

Законодатель не устанавливает возрастной ценз относительно фигуры свидетеля в гражданском судопроизводстве. В качестве свидетелей могут быть привлечены и несовершеннолетние лица, в отношении которых ГПК устанавливает особые правила допроса (ст. 176 и 179 ГПК). Возможность привлечения несовершеннолетнего в процесс в качестве свидетеля определяется судом с учетом возраста, психологических и иных характеристик ребенка.

Свидетельские показания представляют собой сведения юридически незаинтересованного в исходе дела лица о фактах, составляющих предмет доказывания, а также об иных имеющих значение для дела обстоятельствах, полученные в установленной законом форме.

Свидетельские показания могут включать в себя фактические данные, оценочные суждения, выводы, объяснения и разъяснения. Однако доказательственное значение имеют лишь сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Часть 1 ст. 69 ГПК устанавливает правило допустимости свидетельских показаний: свидетель должен указать источник получения информации. В противном случае такие показания доказательством являться не будут. В то же время такой запрет является своего рода средством предупреждения лжесвидетельства.

Свидетельские показания — наиболее часто встречающиеся по гражданским делам средства доказывания. Однако в некоторых случаях свидетельские показания не могут быть допущены судом как надлежащие доказательства. Например, если договор должен быть заключен в простой письменной форме. Нарушение формы сделки лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в обоснование фактов заключения договора.

2. Ходатайство о вызове свидетеля может быть подано любым участником процесса в письменной форме с обязательным указанием тех обстоятельств, которые может подтвердить свидетель. Это позволяет определить суду относимость свидетельских показаний.

3 — 4. Части 3 и 4 ст. 69 ГПК раскрывают правила свидетельского иммунитета. Свидетельский иммунитет может быть классифицирован следующим образом:

1) в зависимости от характера волеизъявления:

— относительный, в соответствии с которым свидетель может по своему усмотрению отказаться от дачи показаний. Данному виду иммунитета соответствуют п. 1 — 5 ч. 4 ст. 69 ГПК;

— абсолютный, в соответствии с которым свидетель обязан отказаться от дачи показаний, а суд, в свою очередь, не имеет права допрашивать данное лицо в качестве свидетеля. Данному виду иммунитета соответствуют п. 1 — 3 ч. 3 ст. 69 ГПК;

2) в зависимости от предмета свидетельского иммунитета выделяют:

— родственный иммунитет, который носит добровольный характер. Суд обязан разъяснить лицу право воспользоваться данным видом иммунитета, в свою очередь лицо может воспользоваться данной свидетельской привилегией. При этом следует иметь в виду, что, отказавшись от реализации данного права, лицо утрачивает возможность реализовать его впоследствии. Если свидетель отказывается от свидетельского иммунитета, к нему применяются общие правила допроса свидетелей с предупреждением об уголовной ответственности за дачу заведомого ложного показания или за отказ от дачи показания. Правом родственного свидетельского иммунитета могут воспользоваться супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе против усыновленных; братья (сестры) друг против друга, дедушка и бабушка против внуков и внуки против бабушки и дедушки;

— служебный иммунитет — предоставляется лицам, обладающим определенного рода информацией. Абсолютный служебный иммунитет распространяется на лиц, перечисленных в ч. 3 ст. 69 ГПК. Пункт 1 ч. 3 указывает на недопустимость допроса в качестве свидетелей представителей по гражданскому делу, защитников по уголовному делу или по делу об административном правонарушении, медиаторов. Помимо прочего ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» запрещает допрашивать в качестве свидетеля адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Адвокат обязан соблюдать адвокатскую тайну — любые сведения, связанные с оказанием адвокатской юридической помощи своему доверителю. ФЗ от 27.07.2010 N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» исключает возможность медиатору быть представителем какой-либо из сторон (п. 1 ч. 6 ст. 15).

В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 69 ГПК не могут быть свидетелями по делу судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели по вопросам, связанным с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора. Данная свидетельская привилегия подтверждается иными нормами российского законодательства. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 194 ГПК судьи не могут разглашать суждения, высказывавшиеся во время совещания. Согласно ст. 167 АПК судьи арбитражного суда обязаны хранить тайну совещания судей. В соответствии с ч. 4 ст. 341 УПК присяжным заседателям запрещено разглашать суждения, имевшие место во время обсуждения. В соответствии с ч. 2 ст. 22 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» не подлежит допросу в качестве свидетеля третейский судья о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства.

В соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК не могут быть допрошены в качестве свидетелей священнослужители об обстоятельствах, которые стали им известны на исповеди. Это положение подтверждается нормами ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», в ст. 3 которого установлено, что тайна исповеди охраняется законом.

Относительный служебный иммунитет закреплен в п. 4 и 5 ч. 4 ст. 69 ГПК. Так, в соответствии со ст. 21 ФЗ от 08.05.1994 N 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (в ред. от 03.12.2012) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с исполнением своих полномочий. В соответствии со ст. 24 ФЗ от 26.02.1997 N 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2010) уполномоченный по правам человека имеет право отказаться от дачи свидетельских показаний, ставших ему известными в связи с исполнением его обязанностей.

 

Статья 70. Обязанности и права свидетеля

Комментарий к статье 70

1. Статья 70 ГПК в качестве одной из обязанностей свидетеля называет обязанность явиться в суд в назначенное время. Свидетель должен быть надлежащим образом уведомлен о времени и месте судебного разбирательства путем направления к нему повестки с использованием всех доступных средств связи. Повестка должна быть вручена свидетелю с соблюдением требований гл. 10 ГПК. В том случае, если свидетель не явился в суд без уважительных причин, судья имеет право применить к нему санкции в виде штрафа — при первичной неявке, при вторичной неявке — в виде принудительного привода.

2. Второй обязанностью свидетеля согласно ст. 70 ГПК является обязанность дать правдивые показания. Поскольку свидетель не имеет юридической заинтересованности в деле, но может иметь фактическую заинтересованность, суд не должен исключать наличие в показаниях свидетеля ложной информации. Однако следует учитывать и тот факт, что ложная информация может быть предоставлена свидетелем в силу его субъективного заблуждения, носящего непроизвольный характер. Под ложью свидетеля следует понимать предоставление умышленно искаженных сведений о фактах, имеющих значение для дела. Заблуждение свидетеля имеет место, когда он искренне принимает ложное высказывание за действительное, за истинное. В качестве профилактической меры борьбы с ложными показаниями гражданское процессуальное законодательство предусматривает предупреждение свидетеля об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 и 308 УК.

Одним из прав свидетеля, закрепленных в ст. 70 ГПК, является право свидетеля быть допрошенным судом в месте своего пребывания. Такое право у свидетеля возникает, если он по причине болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда. При осуществлении данного процессуального действия не должны быть ущемлены права других лиц, участвующих в деле, — они должны быть уведомлены о времени и месте проведения допроса и имеют право присутствовать на нем. Показания свидетеля протоколируются, протокол должен быть оглашен председательствующим в зале судебного заседания.

3. Другим правом свидетеля, закрепленного ст. 70 ГПК, является право на возмещение расходов, которые свидетель понес в связи с явкой в суд и потерей времени. Денежные суммы, подлежащие выплате свидетелям, определяются в соответствии со ст. 95 и 99 ГПК.

 

Статья 71. Письменные доказательства

Комментарий к статье 71

1. В ст. 71 ГПК не содержится определения письменных доказательств. Видимо, это не случайно. Дать определение такому понятию, как письменные доказательства, представляется весьма затруднительным, и, как правило, любое из предложенных в науке определений подвергается критике.

С учетом существующих в науке взглядов к признакам, характеризующим понятие «письменные доказательства», следует относить следующее:

1) для формирования письменного доказательства необходимо, чтобы субъект мог излагать свои мысли в письменной форме;

2) сведения о фактах закрепляются в объективной форме на тех или иных материальных предметах. Предмет, который может быть использован для закрепления мыслей, должен быть пригоден для письма, чтобы нанесенные знаки могли храниться определенное время;

3) мысли должны быть закреплены на предмете конкретными знаками (буквы, цифры, знаки, иероглифы);

4) письменное доказательство должно содержать общепонятную информацию, расшифровку закодированных данных;

5) в письменных доказательствах должны выражаться мысли, содержащие сведения о юридических или доказательственных фактах;

6) письменные доказательства возникают, как правило, до возбуждения гражданского процесса, вне связи с ним и, соответственно, исходят от лиц, еще не занимающих процессуального положения. Этот признак служит главной особенностью, отличающей письменные доказательства от письменных объяснений лиц, участвующих в деле, заключений эксперта;

7) на письменные доказательства распространяются все требования, которым в целом должны соответствовать доказательства.

2. Документ — это разновидность письменного доказательства, под которым следует понимать исходящий от соответствующих учреждений, предприятий, организаций письменный акт, удостоверяющий факты или события, имеющие юридическое значение. Такие документы содержат необходимые реквизиты и должны быть подписаны должностным лицом. Поэтому не каждое письменное доказательство можно квалифицировать как документ и не каждый документ можно называть письменным доказательством.

С учетом понятия письменного доказательства, указанного в ст. 71 ГПК, можно определить понятие «документ». Так, под официальным документом следует понимать материальный носитель сведений, предназначенный для удостоверения юридически значимых фактов (событий), находящийся в обороте государственных органов, учреждений и организаций, оформленный надлежащим образом. К категории официальных могут относиться документы, исходящие от частных лиц. Несмотря на то что в гражданском процессе особо часто исследуются официальные документы, определенное место отводится и неофициальным (частным) документам. К последним относят те, которые исходят от частных лиц (письма, телеграммы).

Перечислить все предметы, которые следует относить к письменным доказательствам, невозможно. С учетом большого их количества письменные доказательства следует классифицировать не только по субъекту, от которого исходят письменные доказательства, но и по ряду других оснований.

По содержанию письменные доказательства делятся на распорядительные и осведомительные. Распорядительными называются письменные доказательства, содержащие волеизъявления лиц, от которых исходит документ, направленные на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Среди них особенно распространены акты, издаваемые органами государственной власти и управления в целях осуществления возложенных на них функций (приказы, распоряжения руководителей предприятий и учреждений и т.п.). Осведомительные (справочно-информационные) письменные доказательства содержат лишь сведения о фактах, имеющих значение для дела. К таким письменным доказательствам относятся личная и деловая переписка, справки, отчеты и т.п.

По форме письменные доказательства подразделяются на документы простой письменной формы, не нуждающиеся в каком-либо удостоверении или регистрации (ст. 161 ГК); письменные доказательства обязательной формы и содержания (свидетельство о регистрации брака); нотариально удостоверенные письменные доказательства (ст. 163 ГК); договоры (ст. 164 ГК) и иные документы, требующие последующей государственной регистрации (п. 1 и 2 ст. 23, ст. 51 и 52 ГК).

По способу формирования письменные доказательства делятся на подлинники и копии. Подлинными доказательствами следует считать оригиналы, копия — это любой последующий экземпляр. Копии могут быть простые и удостоверенные. Копии могут быть заверены нотариусом, иным компетентным органом или должностным лицом. От копии необходимо отличать дубликат документа — повторно выданный (составленный) документ, имеющий с подлинником одинаковую юридическую силу.

Законом установлены случаи, когда документы должны быть представлены в подлиннике (п. 2 ч. 2 ст. 71 ГПК).

3. Закон устанавливает следующие способы получения письменных доказательств: представление в суд лицом, участвующим в деле, и истребование письменных доказательств.

Письменные доказательства представляются в суд лицами, участвующими в деле. Если же у них возникают сложности с получением письменных доказательств, суд по ходатайству указанных лиц истребует такие доказательства. В заявлении об истребовании доказательств должно быть указано, какое письменное доказательство требуется, основания, по которым лицо считает, что доказательство находится у другого лица, и местонахождение такого доказательства, обстоятельства, которые может подтвердить это доказательство.

Выделяются следующие способы истребования письменных доказательств:

1) истребование письменных доказательств от государственных учреждений, организаций, а также граждан непосредственно судом, рассматривающим дело;

2) истребование письменных доказательств путем выдачи лицу, участвующему в деле, запроса суда на право получения письменного доказательства и представления его в суд;

3) истребование письменных доказательств, когда они находятся в другом городе или районе через другой суд в порядке судебного поручения.

Истребование письменного доказательства оформляется судом вынесением определения или запроса.

4. В настоящее время чаще всего применяются два способа удостоверения (легализации) иностранных документов: консульская легализация; проставление апостиля.

5. Решение вопроса о способе удостоверения конкретного документа зависит от того, является ли государство участником Гаагской конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, 1961 г. Если государство не является участником данной Конвенции, то документ должен пройти через консульскую легализацию.

 

Статья 72. Возвращение письменных доказательств

Комментарий к статье 72

1. По общему правилу после вступления в законную силу решения суда подлинники доказательств возвращаются по просьбе лиц, их представивших, а копии остаются в материалах дела. На копии, заверенной судом, ставится роспись лица, получившего подлинник. Кроме того, к материалам дела прикладывается заявление о возврате документа. До вступления решения в законную силу подлинные документы, как правило, не возвращаются.

2. Однако в отдельных случаях письменные доказательства могут быть возвращены лицу, их представившему, и до вступления решения суда в законную силу:

1) когда у лиц, представивших подлинники, возникает необходимость в их получении до вступления решения суда в законную силу;

2) если суд сочтет, что копий данных документов будет достаточно для рассмотрения дела по существу и проверки законности и обоснованности решения в апелляционном порядке.

В связи с тем, что документы в суд представляются лицами, участвующими в деле, а также истребуются судом, к лицам, которые могут обратиться с просьбой о возвращении представленных доказательств, относятся:

1) лица, участвующие в деле;

2) лица, не участвующие в деле, от которых документы были получены по запросу суда.

 

Статья 73. Вещественные доказательства

Комментарий к статье 73

Вещественными доказательствами могут быть любые предметы материального мира, которые своими признаками, качествами, свойствами, внешним видом, изменениями, местом нахождения или существования содержат информацию об обстоятельствах, имеющих значение для дела. В качестве вещественных доказательств можно рассматривать любое недвижимое имущество, транспортные средства, продукты питания и т.д.

Вещественные доказательства следует отличать от письменных:

— письменное доказательство представляет интерес с точки зрения содержания, а вещественное — формы, внешнего вида и других внешних признаков. Содержанием вещественного доказательства в отличие от письменного являются не мысли, зафиксированные на предмете с помощью определенной знаковой системы, а следы, отпечатки реальных событий, действий или бездействия людей. Поэтому вещественные доказательства иногда называют реальными, непосредственными доказательствами;

— письменные доказательства исследуются в судебном заседании путем их оглашения, а вещественные доказательства — посредством их осмотра (М.К. Треушников <1>).

———————————

<1> Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 245.

 

Статья 74. Хранение вещественных доказательств

Комментарий к статье 74

1. Хранение истребованных вещественных доказательств осуществляется различными способами в зависимости от особенностей самого вещественного доказательства. Для хранения вещественных доказательств в суде выделяется специальное хранилище (сейф, металлический шкаф и т.п.). Вещественные доказательства хранятся в суде до вступления в законную силу решения суда. Вещественные доказательства в виде малогабаритных (мелких) вещей хранятся в конвертах (пакетах) в гражданском деле. По особой описи вещественные доказательства сдаются для хранения, если в качестве доказательств используются крупные вещи или их большое количество (например, испорченная вещь, пальто и т.д.).

2. В отдельных случаях вещественные доказательства в силу их громоздкости, неотделимости не могут быть доставлены в суд (например, дом, автомобиль, гараж). Статья 58 ГПК устанавливает, что в таких случаях вещи хранятся в месте их нахождения. Однако судья в порядке подготовки дела к судебному разбирательству может провести осмотр вещей на месте, подробно описать их в протоколе осмотра, а в необходимых случаях закрепить информацию путем фотографирования вещи и ее отпечатков. Вещи должны быть обязательно переданы конкретному лицу на хранение с разъяснениями обязанностей по хранению. О передаче вещей должен быть составлен акт. Скоропортящиеся продукты и вещи осматриваются судом или единолично судьей, о чем составляется подробный протокол с описанием интересующих суд фактических данных (признаков, свойств) вещей (ст. 75 ГПК). При проведении осмотра суд (судья) может пользоваться знаниями и навыками специалиста, а также привлекать для фотографирования вещей квалифицированного фотографа.

До вступления решения в законную силу вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцу лишь по письменному распоряжению судьи — председательствующего по делу. В этом случае их передача производится под расписку, в которой должны быть указаны: номер паспорта или иного документа, удостоверяющего личность, и адрес владельца, его подпись и ее расшифровка, дата получения. Расписка подшивается в дело. Если владельцем вещественного доказательства является юридическое лицо, то вещественное доказательство передается в том же порядке его представителю при наличии доверенности.

Для вручения вещественных доказательств владельцу направляется письменное уведомление. В случае отказа владельца от получения вещественного доказательства или неявки его без уважительных причин по вызову в суд в течение шести месяцев вещи, годные к употреблению, по постановлению судьи передаются соответствующему компетентному органу для реализации, а не представляющие ценности — уничтожаются.

В любом случае возврат вещественного доказательства до вступления решения в законную силу может иметь место при условии, что он не помешает объективному исследованию доказательств и установлению истины по делу.

3. В ч. 3 ст. 74 ГПК изложен порядок распределения расходов по хранению вещественных доказательств, согласно которому расходы распределяются между сторонами в соответствии со ст. 98 ГПК. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 98 по общим правилам стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, если судебные расходы были понесены по инициативе суда.

 

Статья 75. Осмотр и исследование вещественных доказательств, подвергающихся быстрой порче

Комментарий к статье 75

1. Вещественные доказательства могут быть подвержены быстрой порче. В связи с этим вещественные доказательства должны быть немедленно осмотрены и исследованы судом. К вещественным доказательствам, которые подвержены быстрой порче, относятся некоторые продукты питания, иные предметы, требующие специальных условий хранения, создание которых невозможно. Осматриваются судом по месту их нахождения или в ином определенном судом месте, после чего возвращаются лицу, представившему их для осмотра и исследования, или передаются организациям, которые могут их использовать по назначению, например, они могут быть переданы торговым организациям для их реализации. Таким образом, вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, после осмотра и исследования будут недоступны суду. В связи с этим проведение осмотра и исследования таких доказательств должно быть оперативным, иначе будет утрачена возможность осуществления процессуальных действий (И.В. Решетникова <1>).

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Нечаева. С. 243 — 244 (комментарий И.В. Решетниковой).

 

Необходимость осмотра вещественных доказательств в ином, определенном судом месте может быть вызвана в случае возникновения необходимости в создании специальных условий или в использовании оборудования.

2. Статья 184 ГПК регламентирует порядок производства осмотра на месте. Вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в суд, осматриваются и исследуются по месту их нахождения. О производстве осмотра на месте суд выносит определение. Осмотр на месте производится всем составом суда, за исключением случаев, предусмотренных п. 10 ст. 150 ГПК. О времени и месте осмотра извещаются лица, участвующие в деле, и их представители, однако их неявка не препятствует производству осмотра. В необходимых случаях также вызываются эксперты, свидетели и специалисты. Специалист дает суду консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда. Закон предусматривает обязательную явку в суд лица, вызванного в качестве специалиста (ч. 2 ст. 188 ГПК). За участие в процессе специалисту предусматривается выплата определенных сумм, относящихся к издержкам, связанным с рассмотрением дела.

3. Результаты осмотра заносятся в протокол судебного заседания. В протоколе указывается время и место его проведения, лица, принимавшие участие в осмотре, все сведения, полученные в ходе осмотра: внешние признаки осматривавшихся вещей, их количество, свойства, данные о повреждениях и т.д. К протоколу могут быть приложены составленные или проверенные при осмотре планы, чертежи, снимки, а также фотографии, рисунки и другие документы. Кроме того, если при проведении осмотра, исследования проводились фотографирование или видеозапись, то фотографии и видеозапись должны быть приложены к протоколу.

После осмотра вещественные доказательства возвращаются лицу, представившему их для осмотра и исследования, или передаются организациям, которые могут их использовать по назначению. При этом к делу должны быть приложены копии документа о передаче вещей или продуктов, подвергающихся быстрой порче, для использования по назначению, расписка о принятии этих вещей, квитанции, накладные, документ о перечислении вырученных сумм.

После вступления судебного решения по делу в законную силу владельцу вещественных доказательств могут быть возвращены предметы того же рода и качества или их стоимость.

Работникам суда не предоставлено право реализации вещественных доказательств, а также их приобретения, в частности через торгующие организации, производящие их реализацию.

 

Статья 76. Распоряжение вещественными доказательствами

Комментарий к статье 76

1. После вступления решения суда в законную силу вещественные доказательства могут быть возвращены:

— лицам, от которых они были получены;

— лицу, за которым суд признал право на спорное имущество;

— организациям торговли для их реализации.

По общему правилу вещественные доказательства возвращаются лицу, от которого они были получены. Доказательства передаются предприятиям, учреждениям или организациям, которые могут их использовать по назначению, если по какой-либо причине не могут быть возвращены владельцу. В этом случае владельцу впоследствии возвращаются либо стоимость на момент возвращения по государственным ценам вещей, либо товары того же рода и качества.

Если вещественным доказательством является сама спорная вещь, то суд может возвратить не по общему правилу лицу, от которого она получена, а лицу, за которым признано право на нее решением суда по делу.

2. Организациям могут быть возвращены вещественные доказательства в случаях, если:

— возврату подлежат предметы, которые по закону не могут находиться в собственности граждан (золото, платина, серебро в необработанном виде, слитках, наркотические вещества). Добросовестным приобретателям возвращается их стоимость (ч. 2 ст. 76 ГПК);

— если лицо, от которого получено доказательство, в течение длительного времени не обращается в суд за получением вещественного доказательства.

После возвращения вещественных доказательств в гражданском деле должны находиться письменные документы, подтверждающие факт передачи вещей и принятие их для реализации.

3. Как исключение из общего правила следует рассматривать ситуацию возврата вещественных доказательств лицу, от которого они были получены до вступления решения в законную силу. Это возможно в случае, если лицо, представившее вещь, ходатайствует о ее возврате, а другие лица, участвующие в деле, не возражают против этого. Однако такая ситуация возможна при условии, если возврат доказательств не помешает объективному исследованию доказательств и установлению истины по делу, а также не будет препятствовать проверке фактических обстоятельств дела судом.

В случае отказа владельца от получения вещей, не представляющих ценности, они уничтожаются (подп. 2 п. 11.8 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утв. Приказом гендиректора Судебного департамента при ВС РФ от 29.04.2003 N 36 (в ред. от 24.04.2012)).

Уничтожение вещественных доказательств согласно решению суда производится комиссией, состав которой определяет председатель суда или лицо, исполняющее его обязанности. Об уничтожении вещественных доказательств составляется акт, который приобщается к делу, а в журнале делается отметка. В отдельных случаях, если это вызывается особыми свойствами вещественных доказательств, они передаются с сопроводительным письмом и копией решения (определения, постановления) или выпиской из него для уничтожения специальным органам другим службам (органам внутренних дел, здравоохранения и т.п.). Копия сопроводительного письма и документ, подтверждающий получение службой вещественного доказательства, подшиваются в дело. В журнале учета вещественных доказательств делается отметка об исполнении (п. 11.11 Инструкции).

4. Суд (судья) относительно всех вопросов по распоряжению вещественными доказательствами выносит определение, которое может быть обжаловано.

 

Статья 77. Аудио- и видеозаписи

Комментарий к статье 77

Аудиозапись представляет собой сохраненный на магнитном, электронном или ином носителе последовательный звуковой ряд. Видеозапись — это сохранение на магнитном, электронном или ином носителе изображения в виде последовательного видеоряда, сопровождаемого или не сопровождаемого звуковым рядом.

При представлении таких доказательств необходимо учитывать то, что:

— суд отказывает в наличии признака допустимости тем записям, в отношении которых неизвестно, когда, кем и в каких условиях они осуществлялись, т.е. достоверность материалов изначально находится под неустранимым сомнением;

— прегражден путь в процесс записям, которые были осуществлены с нарушением таких законов, как Закон РФ от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 03.12.2011), ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 29.11.2012), и других законов, регулирующих использование таких доказательств.

 

Статья 78. Хранение и возврат носителей аудио- и видеозаписей

Комментарий к статье 78

1. Аудио- и видеозаписи могут быть представлены и в качестве вещественных доказательства, к примеру, аудио- и видеозаписи, содержащие контрафактные произведения, по делам о защите авторских и смежных прав. Общее между письменными, вещественными доказательствами и аудио-, видеозаписями состоит в том, что данные виды доказательств относятся к предметным доказательствам, т.е. в них информация (сведения о фактах) сохраняется, как правило, на объектах неживой природы, вещах. Как и письменные доказательства, аудио- и видеозаписи подтверждают определенные факты с помощью той информации, которая записана на них, к примеру, запись того, как свидетель обещает вернуть долг. Различие между этими подтверждениями состоит в том, что информацию с аудио- и видеозаписей участникам процесса нельзя снять с помощью органов слуха и зрения, как это имеет место при осмотре вещественных доказательств либо при исследовании письменных доказательств. Для восприятия сведений о фактах, хранящихся на электронном либо ином носителе, постоянно требуется особая звуко- либо видеовоспроизводящая аппаратура, преображающая информацию в письменный либо другой воспринимаемый с помощью органов зрения и слуха вид.

Представленная в суд аудио- или видеозапись хранится в суде в материалах дела в течение всего срока хранения дела. Носителем аудио- и видеозаписи может быть дискета, кассета, флэш-карта и т.д. Для сохранения доказательств в неизменном состоянии аудио- или видеозаписи должны быть запечатаны и содержаться в условиях ограниченного доступа к ним.

2. Возврат носителей аудио- и видеозаписей лицу или организации, от которой они получены, возможен лишь в исключительных случаях. При этом для того чтобы доказательство не было утрачено, судом предпринимаются действия с целью передачи копии аудио-, видеозаписи лицу, их представившему. Как видно из положения статьи, лицу, участвующему в деле, может быть выдана копия, изготовленная за его счет (ст. 78 ГПК). Для изготовления копии может быть привлечен специалист.

Для получения копии аудио-, видеозаписи лицу, от которого они поступили, необходимо обратиться в суд с заявлением, на котором также делается отметка в получении запрашиваемой записи. Заявление остается в материалах дела.

По вопросу возврата носителей аудио- и видеозаписей суд выносит определение, на которое может быть подана частная жалоба.

 

Статья 79. Назначение экспертизы

Комментарий к статье 79

1. Иногда в ходе гражданского судопроизводства возникает необходимость разъяснения вопросов, которые требуют специальных знаний, вследствие чего судом назначается экспертиза, поручаемая судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или группе экспертов. В связи с этим необходимо обратить внимание на несколько ключевых аспектов.

Во-первых, в ст. 79 ГПК в отличие от прежнего процессуального законодательства употребляется термин «требующих специальных знаний», вместо «требующих специальных познаний». Такой подход является правильным, поскольку специальное познание в точки зрения философского анализа представляет собой упорядоченный процесс получения полного и исчерпывающего знания об окружающей нас действительности. Поэтому еще раз подчеркнем, познание есть процесс, итогом которого служит получаемое знание. Следовательно, суд должна интересовать не столько сама познавательная деятельность эксперта, сколько ее результат, т.е. конкретный вывод эксперта. При этом законодатель исходит из отрицания агностицизма и считает, что в гражданском судопроизводстве присутствует принципиальная возможность достоверного познания, приводящего в конечном итоге к законному, а главное обоснованному судебному решению.

Во-вторых, суд имеет право самостоятельно назначить экспертизу, хотя по правилу ст. 56 ГПК именно стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений. Такое назначение может иметь место как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так и в самом судебном разбирательстве. Так, п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11 указывает, что при назначении экспертизы в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья в соответствии со ст. 216 ГПК вправе приостановить производство по делу. В этом случае течение срока производства по делу согласно ч. 1 ст. 110 ГПК приостанавливается. Определение о приостановлении производства по делу судья выносит в предварительном судебном заседании, о проведении которого составляется протокол (ч. 4 и 7 ст. 152 ГПК).

Одновременно следует учесть, что при рассмотрении ряда дел заключение эксперта относится к необходимым средствам доказывания (например, согласно ст. 283 ГПК по делам о признании гражданина недееспособным суд обязательно выносит определение о назначении экспертизы).

В-третьих, проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению либо эксперту (нескольким экспертам), причем это может быть не только государственное специализированное учреждение. Применительно к государственным экспертным учреждениям в настоящее время действует ФЗ от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 06.12.2011), который заложил правовую основу, принципы организации и базисные направления судебно-экспертного функционирования. В соответствии с названным федеральным законодательным актом судебно-экспертная деятельность осуществляется в гражданском судопроизводстве государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами. Одновременно дается трактовка соответствующих понятий. Так, согласно ст. 9 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу. В силу ст. 11 того же Закона государственным судебно-экспертным учреждением является специализированное учреждение федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, созданное для обеспечения исполнения полномочий судов, судей посредством организации и производства судебной экспертизы. В свою очередь, ст. 12 указывает, что государственный судебный эксперт — это аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.

К сожалению, при принятии ГПК не были учтены предложения, направленные на повышение эффективности состязательного начала. В качестве de lege ferenda предлагалось описать специальную главу, касающуюся несудебной экспертизы, которая бы позволяла сторонам по совместному соглашению проводить внесудебную экспертизу, итоги которой нельзя оспаривать. Не была также институализирована идея о частном заключении эксперта, которое в ряде стран континентальной Европы исследуется судом как составная часть объяснений сторон <1>.

———————————

<1> Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2000. С. 129, 359 — 360.

 

2. При назначении экспертизы формулируются вопросы, подлежащие разрешению экспертом. В ст. 79 ГПК отмечается: вопросы могут быть представлены лицами, участвующими в деле, но окончательный их список определяется судебным органом. Такая юридическая конструкция вполне понятна, поскольку стороны иногда описывают вопросы, не относящиеся к существу дела, или очерчивают их неверно без связи с гипотезой или диспозицией норм материального права. Правильная формулировка вопросов чрезвычайно важна и для эксперта в связи с невозможностью изменения в ходе проведения экспертизы их содержания и смысла. При этом, как дополнительно разъясняется в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции», суду, исследуя заключение эксперта, следует проверять его соответствие вопросам, поставленным перед экспертом, полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов.

3. Законодатель существенно расширил состязательные полномочия лиц, участвующих в деле, и в особенности сторон, при назначении экспертизы. Ранее ст. 74 ГПК РСФСР 1964 г. не указывала на то, что стороны имеют право просить суд поручить производство экспертизы конкретному судебно-экспертному учреждению либо эксперту. Теперь такое полномочие зафиксировано в ч. 2 ст. 79 ГПК. Кроме этого, данные участники гражданского судопроизводства могут заявлять отвод эксперту, знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и с заключением эксперта, являющимся средством доказывания, ходатайствовать о назначении повторной, комплексной, комиссионной экспертизы, а также совершать иные, не противоречащие закону действия.

Как отмечалось выше, назначение экспертизы происходит как по заявлению лиц, участвующих в деле, так и по инициативе органов, отправляющих правосудие по гражданским делам (ч. 1 ст. 79, п. 8 ч. 1 ст. 150, ч. 4 ст. 152, ст. 216 ГПК). В случае если субъективно заинтересованные лица просили о назначении экспертизы, необходимые материалы и документы представляются ими суду, как правило, без всяких затруднений. Между тем при назначении экспертизы судом самостоятельно лица, перечисленные в ст. 34 ГПК, иногда уклоняются от участия в ней, например, путем непредставления объектов материального мира, в том числе относящихся к предмету спора. Исходя из этого законодатель вполне обоснованно в ч. 3 ст. 79 ГПК сохранил одну из немногих процессуальных фикций как санкцию за противодействие требованиям суда и неисполнение процессуальной обязанности (в правовой литературе можно встретить утверждение о том, что в настоящей статье содержится легальная презумпция, но это не так, коль скоро речь идет не о предположениях, основанных на причинно-следственных связях действительности, а о технико-юридическом приеме, специально используемом законодателем, в целях реализации отдельных норм права либо целых правовых институтов, в данном случае института доказывания). Фикция судебной экспертизы гласит, что при уклонении стороны от участия в экспертизе, а равно непредставлении необходимых экспертам материалов и документов для исследования, а также в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была бы назначена, установленным или опровергнутым.

В связи со сказанным обратим внимание на некоторую непоследовательность законодателя при изложении текста ст. 79 ГПК. В частности, если по смыслу ч. 2 данной статьи просить суд о назначении экспертизы могут стороны и другие лица, участвующие в деле (как правило, это третьи лица, заявляющие автономные требования на предмет спора), то ч. 3 содержит указание на то, что фикция судебной экспертизы может применяться судом лишь в отношении сторон. Вследствие чего думается, что ч. 3 ст. 79 ГПК должна распространяться на всех лиц, участвующих в деле, в зависимости от того, кто уклоняется от экспертного исследования, не представляет именно эксперту (о суде почему-то в данной норме умалчивается) необходимые материалы и документы.

Суды первой инстанции иногда опасаются применять процессуальные фикции, так как они не согласуются с обнаружением элементарной истинности фактов, что отражается на обоснованности судебного правоприменительного акта, но такие опасения напрасны, поскольку правовые фикции находятся в конституционном поле. (См., например, Определение КС РФ от 09.04.2002 N 90-О.)

 

Статья 80. Содержание определения суда о назначении экспертизы

Комментарий к статье 80

1. В ст. 80 ГПК описывается процессуальный порядок оформления назначения экспертизы. Согласно ст. 80 ГПК суд должен вынести такой процессуальный документ, как определение, отвечающее ряду требований. Судебный орган кроме сведений о наименовании суда; дате назначения экспертизы; наименовании сторон; вопросах, поставленных перед экспертом; фактах, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; Ф.И.О. эксперта; наименовании экспертного учреждения; лице, осуществляющем оплату, в определении о назначении экспертизы закрепляет наименование экспертизы и дает перечень материалов и документов, представленных для сравнительного исследования. Среди перечисленного особое значение имеют вопросы, которые ставятся перед экспертом, поскольку в зависимости от того, насколько правильно и корректно они сформулированы, зависит эффективность работы эксперта. Практика показывает, что зачастую суды с учетом мнения сторон неверно формулируют вопросы; выносят определения о назначении экспертизы в связи с дополнительно поступившими от лиц, участвующих в деле, вопросами; выносят на осуждение вопросы правового характера, что не предусмотрено законом, например, по делам о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Новеллой ч. 1 ст. 80 ГПК является то, что теперь орган правосудия обязан указывать в соответствующем определении дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд, назначивший экспертизу, что положительно влияет на общий срок рассмотрения и разрешения гражданского правового казуса по существу, а также позволяет суду и лицам, участвующим в деле, знать предположительный момент возобновления гражданского судопроизводства. В соответствии со ст. 14 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» руководитель государственного судебно-экспертного учреждения должен обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз с учетом даты, установленной судом при назначении судебной экспертизы, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта. Между тем ч. 1 ст. 80 ГПК перестала корреспондировать со ст. 217 ГПК, в которой описываются сроки приостановления производства по гражданскому делу, поэтому последняя процессуальная норма нуждается в надлежащих изменениях.

В зависимости от характера специальных знаний судебная экспертиза подразделяется на: судебно-психиатрическую, судебно-техническую, почерковедческую, генетическую, фототехническую, портретную, речеведческую, пищевых продуктов и напитков, дорожно-транспортную, агротехническую, товароведческую и др. <1>.

———————————

<1> Подробно см.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005.

 

В последнее время все более востребованным становится аудиторское функционирование, использующее в качестве юридической основы ФЗ от 30.12.2008 N 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (в ред. от 21.11.2011). Руководствуясь этим Законом, аудиторы дают аудиторское заключение, представляющее собой официальный документ, предназначенный для пользователей финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемых лиц, составленный в соответствии с федеральными правилами (стандартами) аудиторской деятельности и содержащий выраженное в установленной форме мнение аудиторской организации либо индивидуального аудитора о достоверности финансовой (бухгалтерской) отчетности аудируемого лица и соответствии порядка ведения его бухгалтерского учета законодательству РФ. Данное аудиторское заключение целесообразно приравнивать к заключению экспертизы, если аудит производился по просьбе государственных учреждений и организаций, на что обращали внимание как судебные органы, так и ведущие ученые-процессуалисты <1>.

———————————

<1> См., например: Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства России. Общая часть. М., 2008. С. 686.

 

Проведение экспертизы неосуществимо без тех или иных материалов и документов, поэтому в определении суда они должны быть четко обозначены. Здесь возникает вопрос о том, чем являются материалы и документы: предметом или объектом экспертизы, по поводу которого имеются указания в судебном постановлении. Под объектом обычно понимают то, на что направлена предметно-практическая оценочная деятельность субъекта. Предмет — это конкретная материальная вещь или явление. Объект и предмет не только взаимосвязаны, но и индивидуализируют экспертное исследование. Как правильно подчеркивается в правовой литературе, например, при проведении психологической экспертизы в качестве объекта изучения рассматривается человек, а предметом является система психологических процессов этого индивида <1>. Вместе с тем ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» не употребляет понятия объекта или предмета судебной экспертизы, используется термин «объект исследований», охватывающий собой вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому проводится экспертизы.

———————————

<1> Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2000. С. 24 — 25.

 

2. Текст определения суда заканчивается предупреждением эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ответственности за отказ от дачи заключения действующее законодательство не предусматривает). Подобное предупреждение на основании судебного постановления должен осуществить руководитель судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения. Названное правило согласуется со ст. 14 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», в которой говорится, что руководитель государственного судебно-экспертного учреждения по поручению органа, назначившего экспертизу, обязан предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения и, взяв у него подписку, направить ее вместе с заключением судебному органу, вынесшему определение. Уголовная ответственность сформулирована в ст. 307 УК и предполагает наказание в виде штрафа, но эксперт может быть освобожден от этого вида юридической ответственности, если добровольно заявит до вынесения судом решения по делу о ложности данного им заключения.

 

Статья 81. Получение образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе

Комментарий к статье 81

1. В ГПК РСФСР 1964 г. не проводилась правовая персонификация такого процессуального действия, как получение образцов, хотя некоторая практическая потребность в этом наличествовала. В настоящий момент в ст. 81 ГПК воспроизведена принципиально новая процессуальная процедура, а именно получение образцов почерка для сравнительного анализа документа и подписи на документе. Эту процедуру нельзя трактовать расширительно, поскольку речь идет только о получении образцов почерка, отраженном в письменном доказательстве. Причем, с одной стороны, оспаривается не сам письменный документ, а подпись, стоящая на нем, с другой — правом оспаривания наделены не все лица, участвующие в деле, но лицо, подлинность подписи которого следует подтвердить или опровергнуть путем получения образцов почерка.

Законодатель не дает ответа на вопрос о том, как должны восприниматься с точки зрения доказательственного права сравнительные образцы почерка. Представляется, что получение образцов можно рассматривать по меньшей мере с двух точек зрения. Во-первых, как вещественное доказательство, способное своим внешним видом, свойствами, местом нахождения или иными признаками служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела. Во-вторых, как способ собирания материалов для будущего экспертного исследования, не носящий в гражданском судопроизводстве автономного процессуального значения.

2. Думается, что анализ действующего гражданского процессуального законодательства дает право признать наиболее правильной вторую точку зрения. Несмотря на то что в ст. 81 ГПК процедура получения образцов почерка идентична порядку получения образцов почерка лица в целях проведения экспертизы, следует указать, что ст. 81 ГПК говорит о возможности получения необходимых образцов с участием специалиста, но не эксперта. Это связано отчасти с тем, что ГПК совместно с ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» четко различают правовое положение, статус эксперта и специалиста. Государственный судебный эксперт — это всегда:

— аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения;

— работник, производящий деятельность в порядке исполнения своих должностных обязанностей и занимающий определенную должность, которую имеет право занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности;

— работник, получающий за исполнение собственных должностных обязанностей вознаграждение от государства;

— работник, оформляющий итоги деятельности заключением, удостоверяемым печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

Сказанное приводит к выводу о том, что отождествлять эксперта и специалиста нельзя, так же как неверно эти процессуальные фигуры полностью противопоставлять. Все дело в том, что законодатель принципиально допускает совпадение эксперта и специалиста в одном лице. В частности, в п. 2 ст. 80 ГПК утверждается: «…за дачу ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения». Следовательно, эксперт является одновременно специалистом, но специалист не всегда может быть экспертом.

То, что образцы подписи не есть самостоятельное средство доказывания и приобретают статус такового через реализацию экспертного исследования, подтверждается ст. 9 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», подчеркивающей, что образцы для сравнительного исследования представляют собой объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые для проведения исследований и дачи заключения. Более того, из ст. 19 того же ФЗ следует, что образцы для сравнительного исследования могут быть частью экспертного изучения. Другими словами, полученные образцы почерка необязательно, но иногда служат поводом для назначения судебной экспертизы. В этом случае целесообразно говорить о подложности доказательства в порядке ст. 186 ГПК. Виды подлога многообразны: либо в письменный подлинный документ вносятся поправки, изменяющие содержание документа, либо изготавливается полностью подложное письменное доказательство или же на документе производится только подделка подписи.

3. Поскольку получение образцов почерка является процессуальным действием, то оно оформляется соответствующим протоколом, который будет относиться к письменным доказательствам по гражданскому делу (ч. 1 ст. 71 ГПК), а потому в нем в обязательном порядке отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Кроме того, протокол подписывается судьей, а также специалистом, если он привлекался к совершению рассматриваемого процессуального действия. В противном случае полученный материал нельзя признать пригодным для проведения дальнейшего экспертного исследования.

 

Статья 82. Комплексная экспертиза

Комментарий к статье 82

1. Комплексная экспертиза необходима в тех случаях, когда фактические обстоятельства по делу не могут быть всецело установлены без проведения одновременного исследования с использованием знаний из различных областей познавательной деятельности человека. Комплексная экспертиза имеет место также, если используются различные направления одной области знаний. К числу наиболее часто назначаемых комплексных экспертиз относятся: психолого-психиатрическая, землеустроительная и строительно-техническая, судебно-медицинская и автотехническая, почерковедческая и судебно-техническая (для исследования подлинности подписи наследодателя и времени изготовления текста), пожарно-автотехническая (например, для определения очага возгорания автомобиля), транспортно-трасологическая (при наличии разногласий относительно обстоятельств дорожно-транспортного происшествия).

2. Именно поэтому для проведения этого вида экспертизы привлекается не один, а несколько экспертов, излагающих свой вывод в едином заключении. В этом смысле комиссионная и комплексная экспертизы совпадают. Это же следует из ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», в ст. 23 которого утверждается, что при производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами различных специальностей (комплексная экспертиза) каждый из них проводит исследования в пределах своих специальных знаний.

Порядок оформления комплексной экспертизы состоит в закреплении общего вывода о тех или иных обстоятельствах, который обязательно подписывается всеми экспертами. Эксперты, не участвовавшие в формулировании общего вывода или не согласные с ним, должны подписать только ту исследовательскую часть заключения, которой они непосредственно занимались. Очерченная правовая установка отчасти не согласуется со ст. 23 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», гласящей: каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание приведенных им исследований, общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. По-иному описаны действия, возникающие вследствие несогласия эксперта по поводу сформулированного вывода. В частности, в ст. 22 указанного Закона подчеркивается, что при появлении разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, не согласный с другими, дает отдельное заключение по делу.

 

Статья 83. Комиссионная экспертиза

Комментарий к статье 83

1. Комиссионная экспертиза согласно ст. 83 ГПК отличается от комплексной тем, что она назначается при необходимости установления обстоятельств несколькими экспертами в одной, а не в различных областях знаний. В то же время ст. 21 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» комиссионную экспертизу определяет несколько иначе: как процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей. В комиссии экспертов каждый эксперт действует на основе принципов независимости, самостоятельности, исследуя и оценивая результаты, полученные им лично и другими экспертами.

Свою специфику имеет комиссионная экспертиза, осуществляемая экспертами одной специальности. В соответствии со ст. 22 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» при производстве комиссионной экспертизы экспертами одной специальности каждый из них проводит исследования в полном объеме, после чего они совместно формулируют полученные результаты. Придя к общему мнению, эксперты составляют и подписывают совместное заключение либо сообщение о невозможности дачи заключения по делу.

2. Если возникают разногласия между экспертами, каждый из них или эксперт, не согласный с другими, дает отдельное заключение.

Исходя из изложенного, можно констатировать: несмотря на то что ГПК и ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» принимались с небольшой временной разницей, они отчасти содержат противоречивые правовые конструкции. Думается, более правильной является конструкция комиссионной экспертизы, закрепляющая механизм деления ее на совместную (в экспертизе принимают участие эксперты одной специальности) и комплексную (экспертное исследование проводится экспертами разных специальностей).

 

Статья 84. Порядок проведения экспертизы

Комментарий к статье 84

1. Как правило, экспертиза осуществляется экспертами экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений в следующем порядке: соответствующий руководитель в письменной форме поручает эксперту производство экспертного исследования и одновременно передает определение суда о назначении экспертизы со всеми необходимыми материалами и документами. Если в судебном определении указаны фамилия, имя, отчество конкретного эксперта, то производство экспертизы вверяется ему. Вместе с тем стороны вправе ходатайствовать перед судебным органом о том, чтобы экспертным исследованием занимался известный им эксперт. Суд может, удовлетворяя просьбу сторон, поручить экспертизу рекомендованному эксперту.

2. Практика показывает, что экспертиза по большинству дел производится вне суда, поскольку требуется длительное время и особые условия для изучения тех или иных объектов. Например, назначение судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы может влечь за собой помещение лица в медицинский стационар на срок до 30 дней. При необходимости по мотивированной просьбе эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре продлевается постановлением суда по месту нахождения стационара еще на 30 дней. Если получен отказ от органа, отправляющего правосудие по гражданским делам, то лицо выписывается из медицинского стационарного учреждения. Однако общий срок пребывания в стационаре не может превышать более 90 дней, в противном случае лицо вправе обратиться с жалобой в суд самостоятельно или посредством представителя (ст. 30 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации»). Естественно, столь длительные сроки препятствуют быстрому рассмотрению гражданского дела, поэтому согласно ст. 216 ГПК судебное производство приостанавливается.

3. Дополнительная гарантия прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, выражена в ч. 3 ст. 84 ГПК, подчеркивающей, что таковые могут выразить желание лично присутствовать при проведении экспертного исследования, если подобное присутствие не мешает деятельности экспертов. В свою очередь, ст. 24 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» расставляет акценты в этом вопросе несколько иначе: в случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

 

Статья 85. Обязанности и права эксперта

Комментарий к статье 85

1. Обязанности и права эксперта взаимообусловлены, поэтому законодатель изложил их не только в одной статье, но показал реально возникающую связь между ними. С одной стороны, для дачи обоснованного и объективного заключения эксперт вправе знакомиться с материалами дела, просить судебный орган представить дополнительную информацию, задавать вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям. С другой — обязан принять к производству порученную судом экспертизу, провести полное исследование тех или иных материалов и документов, надлежащим образом ответить на поставленные вопросы, явиться по вызову в суд, обеспечить сохранность представленных материалов. Интересно, что ранее в ст. 76 ГПК РСФСР 1964 г. отмечалось, что эксперт может отказаться от дачи заключения, если представленные материалы недостаточны или он не обладает необходимыми знаниями. Иными словами, речь шла о правах эксперта относительно возможности дачи заключения. Сегодня подобные действия, связанные с недостаточностью либо непригодностью материалов, а равно с постановкой вопросов, выходящих за пределы специальных знаний эксперта, вызывают обязанность направления суду мотивированного сообщения о том, что заключение по делу дать нельзя.

2. Поскольку процессуальные обязанности иногда детерминируются прямым запретом, то в ч. 2 ст. 85 ГПК указывается, что эксперт не может проявлять какую-либо самостоятельность в собирании материалов, вступать в личный контакт с участниками гражданского судопроизводства, разглашать сведения, полученные в ходе проведения экспертного исследования, а также сообщать о результатах экспертизы. Установление такого законодательного запрета является целесообразным, так как совершение одного либо нескольких из перечисленных действий может повлиять на обоснованность, объективность и всесторонность экспертизы, затронуть интересы сторон и других лиц.

ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 16, 17) наиболее полно воспроизводит права и обязанности эксперта. Так, например, дополнительно отмечается, что эксперт не вправе уничтожать объекты исследований, существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначившего экспертизу. Касательно неразглашения сведений, ставших известными в связи с производством экспертизы, специально подчеркивается, что среди всех сведений особое место занимает информация, способная ограничить конституционные права граждан, а также составляющая государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

Особое внимание законодатель обращает на обязанности эксперта, связанные с необходимостью выполнения требования суда, назначившего экспертизу, о направлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, что сопряжено с изменениями ч. 1 ст. 80 ГПК.

Итак, теперь по общему правилу эксперт обязан провести экспертизу и представить суду заключение с учетом того периода времени, который указан судом общей юрисдикции в определении о назначении экспертизы. Однако эксперт или судебно-экспертное учреждение (интересно, что законодатель здесь не использует термин «государственное судебно-экспертное учреждение») вправе направить в адрес суда мотивированное сообщение о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причине того, что поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения. В случае несоблюдения срока, установленного в судебном определении, при отсутствии такого сообщения судом на руководителя судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается штраф.

Одновременно ч. 2 ст. 85 ГПК пополнилась еще одним важным сегментом правового регулирования в сфере обязанностей эксперта или судебно-экспертного учреждения. В настоящее время эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения. При отказе стороны от предварительной оплаты экспертизы субъекты экспертной деятельности должны провести назначенную судом экспертизу и с заявлением о возмещении понесенных расходов направить заключение эксперта в судебный орган с документами, подтверждающими расходы на проведение экспертизы. В свою очередь, суд обязан разрешить вопрос о возмещении указанных расходов стороной с учетом положений ч. 1 ст. 96 и ст. 98 ГПК.

Новое императивное предписание, которое продублировано в ст. 16 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации», можно только приветствовать, поскольку с точки зрения практики ситуация выглядела следующим образом: суд назначал экспертизу и поручал ее проведение эксперту или судебно-экспертному учреждению, приостановив производство по гражданскому делу; последние по истечении некоторого времени уведомляли суд, что провести экспертизу не представляется возможным, поскольку имеет место отказ, связанный с ее оплатой, в том числе по причине финансовых затруднений лиц, участвующих в деле. В результате некоторые гражданские дела находились в производстве судов годами, что неприемлемо для нормального хода цивилистического процесса и вызывало справедливые нарекания ВС РФ (Постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2007 N 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» (в ред. от 09.02.2012)) и международных судебных институтов, в частности ЕСПЧ (Постановления от 05.10.2006 «Марченко против России» и «Волович против России»).

Особенности прикладного применения нового правила ч. 2 ст. 85 ГПК, естественно, будут выявлены судебной практикой, однако уже сегодня ясно, что формулировка «в случае отказа стороны от предварительной оплаты экспертизы» не совсем удачна, поскольку, как уже отмечалось выше, ходатайствовать о назначении экспертизы могут лица, участвующие в деле.

3. В ч. 3 ст. 85 ГПК говорится о примерном перечне прав эксперта в гражданском судопроизводстве, однако, как подчеркивалось выше, в более полном виде они воспроизведены в ст. 17 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации». Например, эксперт вправе делать подлежащие занесению в протокол судебного заседания или совершения процессуального действия заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта, и т.д.

 

Статья 86. Заключение эксперта

Комментарий к статье 86

1. Согласно ст. 9 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» заключение эксперта — это всегда письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом. В связи с этим ст. 86 ГПК специально указывает, что эксперт дает заключение только в письменной форме.

С точки зрения процессуальной регламентации заключение эксперта как документ состоит из трех частей: вводной, исследовательской и заключительной. ГПК четко не описывает, что должно содержаться в каждой из названных частей. Ответ присутствует в ст. 25 указанного ФЗ.

2. В заключении эксперта в обязательном порядке должны наличествовать следующие сведения: место, время и основания проведения экспертизы; наименование органа или должностного лица, назначившего судебную экспертизу; информация о государственном судебно-экспертном учреждении; фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень, звание и должность эксперта; поставленные вопросы; данные об объектах исследования, а также о лицах, присутствовавших при проведении экспертизы. Однако главное, что должно быть отображено в заключении, — это содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, их оценка, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам. Важно заметить, что содержание и результаты исследований должны касаться вопросов, поставленных судом, но при установлении имеющих значение для разрешения дела обстоятельств, относительно которых вопросы не ставились, эксперт делает по ним вывод без санкции со стороны судебного органа. Заключение подписывается экспертом или группой экспертов, а затем удостоверяется печатью государственного судебно-экспертного учреждения. К нему могут быть приложены материалы, иллюстрирующие соответствующие выводы.

С точки зрения практики не всегда представляется возможным дать однозначный ответ на поставленные вопросы. Исходя из этого заключение эксперта подразделяют на четыре основные группы:

— категорическое (дается или положительный, или отрицательный вывод);

— вероятное (заключение не содержит однозначно утвердительного ответа, поскольку имеется определенная степень вероятности, приводящая к нереальности установления объективной истинности фактов);

— условное (в заключении закрепляются выводы, приобретающие категоричность в зависимости от доказанности или недоказанности фактов в ходе судебного разбирательства дела);

— заключение с выводами о невыполнимости поставленной задачи на базе исходных данных (эту группу заключений не следует путать с мотивированным сообщением суду об отказе в проведении экспертизы вследствие непригодности или недостаточности материалов, представленных для осуществления экспертного исследования, руководствуясь ч. 1 ст. 85 ГПК).

3. Статья 86 ГПК делает указания по поводу судебной оценки заключения эксперта, поскольку может показаться, что рассматриваемое средство доказывания, по причине применения для его получения специальных достоверных познавательных методов, приобретает особую значимость. На самом деле заключение эксперта не имеет какой-либо предустановленной силы, оно не только не обязательно для судебных органов, но оценивается судом всесторонне, полно и объективно по собственному внутреннему убеждению в совокупности с другими доказательствами. Государственный орган, отправляющий правосудие по гражданским делам, может не согласиться с выводами, изложенными в заключении эксперта, и назначить дополнительную либо повторную экспертизу, мотивировав при этом свое решение или определение.

4. Проведение экспертного исследования, как правило, занимает определенное время, в связи с чем производство по гражданскому делу может быть приостановлено судом (ст. 216 ГПК). При этом, как подчеркивается в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 27.12.2007 N 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях», в случае приостановления производства по гражданскому делу по обстоятельствам, предусмотренным ст. 216 ГПК, суду необходимо осуществлять контроль за прекращением таких обстоятельств для исключения фактов неоправданного увеличения времени нахождения дела в производстве суда. Производство по делу возобновляется после устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление, на основании заявления лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда (ст. 219 ГПК).

 

Статья 87. Дополнительная и повторная экспертизы

Комментарий к статье 87

1. Дополнительная и повторная экспертизы назначаются судом после того, как была проведена первоначальная экспертиза, которая по каким-либо причинам не привела к желаемому результату. Однако отождествлять названные виды экспертиз решительно нельзя.

Дополнительная экспертиза согласно ч. 1 ст. 87 ГПК необходима суду, если первоначальное заключение эксперта недостаточно ясно либо неполно. Это означает, что первоначальная экспертиза являлась по сути обоснованной и объективной, но в какой-то мере не охватившей весь информационный спектр. Именно поэтому дополнительное экспертное исследование чаще всего поручается тому же специалисту и реже другим, если неточность или неполноту заключения нельзя устранить путем опроса эксперта в судебном заседании.

2. Повторная экспертиза, напротив, производится иным экспертом в случаях появления сомнений в правильности или обоснованности ранее данной экспертизы, а также противоречий в заключениях нескольких экспертов, т.е. в законе существует два самостоятельных основания назначения этого вида экспертизы. Если со вторым основанием на практике не возникает особых трудностей, то первое трактуется различно. Правильность и обоснованность экспертизы во многом зависят от методов исследования, используемых экспертом. В связи с этим возникает закономерный вопрос: может ли суд ставить под сомнение ту или иную методику и делать благодаря этому вывод о правильности и обоснованности заключения? Статья 7 ФЗ «О государственной экспертной деятельности в Российской Федерации» гласит, что при производстве экспертизы эксперт независим от органа или лица, назначивших экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Кроме того, эксперт дает заключение, базируясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями. Следовательно, эксперт свободен в выборе методов изучения объекта, за исключением случаев, установленных в законодательстве (ст. 35 указанного ФЗ ограничивает эксперта в применении методов при производстве экспертизы в отношении живых лиц). Действительно, суд не вправе навязывать эксперту ту или иную методику, однако в ходе исследования заключения в судебном заседании судебный орган вправе обсуждать вопрос о научной правильности и обоснованности выводов специалиста.

Назначить дополнительную и повторную экспертизы суд может самостоятельно, а также по ходатайству сторон, независимо от того, чье волеизъявление лежало в основе первоначальной экспертизы.

3. Описанные виды экспертиз проводятся по судебному определению, которое структурно идентично определению о назначении первоначальной экспертизы, но в нем должны быть изложены мотивы несогласия суда с ранее данным заключением, это прежде всего касается повторной экспертизы. Поэтому в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 N 13 разъясняется, что назначение повторной экспертизы должно быть мотивировано. Суду следует отметить в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнение, сослаться на обстоятельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта. Причем противоречия в заключениях нескольких экспертов не во всех случаях требуют повторной экспертизы. Суд может путем допроса экспертов получить необходимые разъяснения и дополнительное обоснование выводов.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code