Глава 4. ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ДЕЛЕ

Статья 34. Состав лиц, участвующих в деле

Комментарий к статье 34

Не раскрывая содержание понятия «лица, участвующие в деле», законодатель относит к ним стороны, третьих лиц, прокурора, лиц, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающих в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей и других заинтересованных лиц по делам особого, компенсаторного производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Понятие «лица, участвующие в деле» не тождественно понятиям «лица, участвующие в гражданском процессе (производстве)», «участники гражданского процесса (судопроизводства)», поскольку в процессе возможно участие и других лиц, не являющихся «лицами, участвующими в деле» (например, свидетелей, экспертов, переводчиков и др.).

Сторонами являются истец и ответчик по делам искового производства (ст. 38 ГПК), взыскатель и должник по делам приказного производства (гл. 11 ГПК), взыскатель и должник по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение (разд. VI), взыскатель и должник по делам о признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений (гл. 45 ГПК).

К «заинтересованным лицам по делам особого производства» следует отнести субъектов процессуальных отношений, в отношении правового статуса которых разрешается дело или действия которых становятся предметом судебного разбирательства либо на права и обязанности которых может повлиять решение по делу. Например, гражданин, в отношении которого рассматривается заявление о признании ограниченно дееспособным (ст. 284 ГПК); нотариус, о неправильности действия которого подано заявление (ст. 311 ГПК); родители, усыновители (усыновитель), попечитель при рассмотрении заявления об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288 ГПК).

К «заинтересованным лицам по делам, возникающим из публичных правоотношений» относятся орган государственной власти, орган местного самоуправления или должностное лицо, принявшие оспариваемые нормативные правовые акты (ст. 252 ГПК); руководитель или представитель органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, решения, действия (бездействие) которых оспариваются (ст. 257 ГПК); представитель соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, политической партии, иного общественного объединения, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностное лицо (ст. 260.1 ГПК); иностранный гражданин, подлежащий реадмиссии (ст. 261.3 ГПК); лицо, в отношении которого подано заявление об установлении административного надзора (ст. 261.7 ГПК).

К лицам, участвующим в деле (как это следует из перечня, содержащегося в ст. 34 ГПК), относятся лишь те из участников гражданского процесса, кто имеет к исходу рассматриваемого судом дела юридический интерес (юридическую заинтересованность). Юридический интерес понимается как основанный на законе ожидаемый правовой результат от процесса для того или иного участвующего в нем лица. По характеру юридический интерес к исходу дела может быть различным: для одних он личный (субъективный), для других — государственный, общественный.

Личная (субъективная) заинтересованность в деле является основанием для участия в судопроизводстве сторон, третьих лиц, заявителей и других заинтересованных лиц по делам особого, компенсаторного производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений. Эти лица защищают собственные субъективные права и законные интересы.

Для других участвующих в деле лиц юридический интерес к делу носит государственный (общественный) характер. К участникам этой группы можно отнести, например, лиц, вступающих в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46, 47 ГПК.

От юридической заинтересованности необходимо отличать фактическую заинтересованность в деле, основанную на отношениях родства, дружбы, подчиненности и т.п. Наличия одной лишь фактической заинтересованности недостаточно для того, чтобы занять в процессе положение лица, участвующего в деле. Так, стороны, третьи лица, заявители и заинтересованные лица, участвующие в делах неисковых производств, могут быть не только юридически, но и фактически заинтересованы в исходе дела. Фактическая заинтересованность в деле прокурора исключает для него возможность участия в судопроизводстве (ст. 20 ГПК).

Существенными признаками для лиц, участвующих в деле, является то, что они, во-первых, выступают в процессе от своего имени и, во-вторых, вправе совершать действия, направленные на возникновение, развитие и окончание процесса в любой его стадии, совершать волеизъявления диспозитивного характера.

Включение в состав лиц, участвующих в деле, прокурора и лиц, защищающих в силу закона «чужие» права и интересы, вынуждает высказать следующие соображения.

«Дело», «гражданское дело» представляет собой правовой конфликт (для исковых дел — спор о праве), который является предметом судебного разбирательства. Именно по поводу возникшего правового конфликта возбуждается и развивается процесс (судопроизводство). Ни прокурор, ни те, кто участвуют в гражданском судопроизводстве в порядке ч. 2 ст. 4 и ст. 46, 47 ГПК, участниками правового конфликта (спора о праве) не являются. Поэтому для отнесения прокурора и указанных лиц к группе лиц, участвующих в деле, отсутствуют правовые основания (подробнее см. комментарии к ст. 45 — 47).

К сожалению, даже на законодательном уровне не всегда соблюдается чистота правовых понятий, в то время как разработчики любого закона должны стоять на страже чистоты терминологии и правовых понятий (наряду с другими очень важными обязанностями).

Таким образом, приходится констатировать, что при определении правового положения прокурора и лиц, названных в ст. 4, 46, 47 ГПК, в ГПК по-прежнему допускается отождествление различных по содержанию правовых понятий — «лицо, участвующее в деле» (ст. 34 ГПК), «лицо, участвующее в процессе», «участники гражданского процесса» (ст. 6.1 ГПК), «участники процесса» (ст. 85 ГПК). Лишь иногда законодатель дает понять, что категория «участники процесса» шире, нежели «лица, участвующие в деле» (ст. 148 ГПК).

Итак — лица, участвующие в деле, — участники гражданского процесса (судопроизводства):

— лица, участвующие в деле, юридически заинтересованы в рассмотрении и разрешении гражданского дела;

— лица, участвующие в деле, выступают в процессе от своего имени;

— лица, участвующие в деле, вправе совершать волеизъявления.

Однако право на судебную защиту и право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданскому делу не характеризуют лиц, участвующих в деле, поскольку они имеют место до возникновения процесса, и субъекты данного права еще не являются лицами, участвующими в деле.

 

Статья 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Комментарий к статье 35

1. Лицам, участвующим в деле, принадлежит широкий круг процессуальных прав. Общие процессуальные права для всех участвующих в деле лиц закреплены в ст. 35 ГПК. Кроме общих процессуальных прав, лицам, участвующим в деле, принадлежат и другие процессуальные права, предусмотренные ГПК. Они составляют содержание тех или иных институтов гражданского процессуального права и реализуются в соответствующих стадиях судопроизводства. В числе таких процессуальных прав можно назвать, например, право истца изменить иск, отказаться от иска, право ответчика признать иск, право сторон заключить мировое соглашение (см. комментарии к ст. 39, 173). Истцу принадлежит право выбора суда при альтернативной подсудности (см. комментарий к ст. 29), сторонам — право на изменение территориальной подсудности (см. комментарий к ст. 32).

Реализация участвующими в деле лицами предоставленных им законном процессуальных прав является конкретизацией действия тех или иных основных принципов гражданского процессуального права. Например, совершение волеизъявлений конкретизирует действие принципа диспозитивности. Реализация права представлять доказательства и участвовать в их исследовании, заявлять суду ходатайства об истребовании доказательств конкретизирует принципы состязательности и равноправия. Реализация права знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, приводить доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам конкретизирует действие принципа гласности судебного разбирательства, поскольку гласность проявляется не только как публичность, но и как открытость судебного разбирательства для участвующих в деле лиц (см. комментарий к ст. 10).

2. Часть 2 ст. 35 ГПК предусматривает, что лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные ГПК. Однако следует заметить, что конкретные обязанности в этой норме не названы, поскольку они имеют как бы «индивидуальный» характер. Законодатель лишь обращает внимание на общую обязанность лиц, участвующих в деле, добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Что касается конкретных процессуальных обязанностей, то они зависят от того, кто является их носителем (субъектом обязанности), в какой стадии судопроизводства следует выполнять ту или иную обязанность (см. комментарии к ст. 118, 167, 249).

Недопустимо использование прав в целях затягивания процесса либо введение суда в заблуждение. На сторону, недобросовестно заявившую неосновательный иск или спор относительно иска либо систематически противодействовавшую правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела, суд может возложить уплату в пользу другой стороны компенсации за фактическую потерю времени (ст. 99 ГПК).

 

Статья 36. Гражданская процессуальная правоспособность

Комментарий к статье 36

Под гражданской процессуальной правоспособностью понимается предоставленная субъекту законом возможность иметь в гражданском судопроизводстве процессуальные права и нести процессуальные обязанности, т.е. быть участником гражданского судопроизводства.

Содержание гражданской процессуальной правоспособности обусловлено нормами материального (в частности, гражданского) права и определяется нормами гражданского процессуального права для каждого конкретного участника судопроизводства в зависимости от задач и интересов, которые он выполняет и преследует своим участием в судопроизводстве. Таким образом, гражданская процессуальная правоспособность является качеством, свойственным всем субъектам гражданских процессуальных правоотношений, возникающих с возникновением судопроизводства.

Но состояние правоспособности как правового явления, неизбежно связанное с правовым свойством личности (субъектом права или обязанности), предшествует состоянию субъекта права (обязанности).

Иначе для того чтобы стать субъектом, например, процессуального права и участвовать в гражданском судопроизводстве, личность должна быть процессуально правоспособной. Это, в свою очередь, означает, что гражданская процессуальная правоспособность является одной из предпосылок права на участие в гражданском судопроизводстве в том или ином процессуальном качестве (статусе).

Связь гражданской процессуальной правоспособности, в частности, с гражданской правоспособностью не означает их совпадения по содержанию и по времени возникновения и прекращения. Гражданская процессуальная правоспособность является самостоятельной категорией и не зависит от правоспособности в отраслях материального права.

Гражданская процессуальная норма, содержащаяся в ст. 36 ГПК, и то обстоятельство, что названная статья помещена в гл. 4 ГПК, посвященную участвующим в деле лицам, дают основания полагать, что в ст. 36 ГПК законодатель предусматривает гражданскую процессуальную правоспособность только для сторон, третьих лиц, участвующих в делах искового производства, и для заявителей и заинтересованных лиц в неисковых делах.

Гражданской процессуальной правоспособностью обладают граждане и организации, пользующиеся правами юридического лица. Гражданская процессуальная правоспособность граждан возникает с момента рождения и прекращается смертью. Процессуальная правоспособность юридического лица возникает с момента его образования (п. 2 ст. 51 ГК) и прекращается с прекращением юридического лица, т.е. в момент завершения его ликвидации (п. 3 ст. 49 ГК).

Граждане и организации обладают одинаковой (равной по содержанию) гражданской процессуальной правоспособностью.

В соответствии с действующим законодательством ограничение либо лишение гражданской процессуальной правоспособности не допускается.

 

Статья 37. Гражданская процессуальная дееспособность

Комментарий к статье 37

1. Гражданская процессуальная дееспособность означает способность субъекта своими личными действиями в пределах закона осуществлять гражданские процессуальные права, исполнять возложенные на него гражданские процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Реализация в судопроизводстве участвующим в деле лицом своих процессуальных прав и процессуальных обязанностей влечет определенные (а иногда — серьезные) правовые последствия. Поэтому гражданин должен осознавать значимость совершаемого им процессуального действия. Закон устанавливает, что с точки зрения психического развития гражданин становится полноценной личностью с достижением 18-летнего возраста, т.е. совершеннолетия.

2. Из указанного общего правила законодатель делает исключение для несовершеннолетних граждан. Суть исключения состоит в том, что несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак (ст. 21 ГК) или объявления его в порядке ст. 27 ГК полностью дееспособным (эмансипация).

Несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным (эмансипированным), если он работает по трудовому договору (контракту) или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Несовершеннолетний 16-летний подросток может участвовать в судебном разбирательстве самостоятельно, если представит в суд свидетельство о браке и решение органа местного самоуправления о разрешении на вступление в брак либо решение органа опеки и попечительства или суда об объявлении его полностью дееспособным (эмансипированным).

Таким образом, в предусмотренных законом случаях несовершеннолетний может стать полностью дееспособным до достижения возраста 18 лет.

3. Защита прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, осуществляется в судопроизводстве их законными представителями. В качестве законных представителей интересов граждан, не обладающих полной дееспособностью, выступают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом (подробнее см. ст. 26, 30 ГК и комментарий к ст. 52 ГПК). Однако в указанных случаях суд обязан привлекать к участию в процессе самих несовершеннолетних, а также ограниченных в дееспособности граждан.

В законе не оговорена цель участия таких граждан в судопроизводстве. Можно предположить, что несовершеннолетний или ограниченный в дееспособности гражданин сможет высказать свое отношение к действиям законного представителя, которые тот совершает от имени и в интересах представляемого. Это имеет значение для случаев возможной недобросовестности законного представителя и злоупотребления своими правами с его стороны.

Привлечение к участию в судопроизводстве гражданина, признанного ограниченно дееспособным, необходимо (и это главное) потому, что, если в соответствии со ст. 30 ГК допускается ограничение гражданской дееспособности, никаких ограничений гражданской процессуальной дееспособности законом не предусмотрено. Следовательно, граждане, ограниченные в реализации некоторых гражданских прав, участвуя в гражданском судопроизводстве, могут лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности.

4. Особое правило установлено для несовершеннолетних, участвующих в делах, возникающих из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений. Участвуя в указанных делах, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы. Однако возможность применения этого правила обусловлена предусмотренностью конкретного случая в законе. Так, например, несовершеннолетний, достигший возраста 14 лет, вправе самостоятельно обращаться в суд за защитой своих семейных прав (п. 2 ст. 56 СК), оспаривать свое отцовство и материнство, а также имеет право требовать установления отцовства в отношении своих детей (п. 3 ст. 62 СК), требовать отмены усыновления (ст. 142 СК) и т.д. Согласно ст. 1074 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Следовательно, в процессе, возникшем из такого обязательства, несовершеннолетний может совершать процессуальные действия лично. При этом привлечение законного представителя несовершеннолетнего для участия в судопроизводстве зависит от усмотрения суда.

5. Несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, а также граждане, признанные недееспособными (ст. 28, 29 ГК), не обладают гражданской процессуальной дееспособностью, если иное прямо не предусмотрено ГПК. Их интересы в суде защищают законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено законом. Например, если у гражданина, признанного недееспособным, нет законного представителя и он находится в лечебном учреждении, представительство в суде осуществляет соответствующее учреждение. Суд вправе привлечь к участию в делах несовершеннолетних в возрасте до 14 лет и граждан, признанных недееспособными. По делам об усыновлении в необходимых случаях суд рассматривает заявление с участием ребенка в возрасте от 10 до 14 лет (ст. 273 ГПК).

Вместе с тем следует учитывать, что положение ч. 5 ст. 37 ГПК Постановлением КС РФ от 27.02.2009 N 4-П признано не соответствующим Конституции в той мере, в какой оно — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования кассационного и надзорного производства, — не позволяет гражданину, признанному судом недееспособным, обжаловать решение суда в кассационном и надзорном порядке в случаях, когда суд первой инстанции не предоставил этому гражданину возможность изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей, при том что его присутствие в судебном заседании не было признано опасным для его жизни либо здоровья или для жизни либо здоровья окружающих. Как следствие, ч. 5 ст. 37 ГПК была законодателем видоизменена.

Гражданская процессуальная дееспособность юридических лиц возникает одновременно с возникновением гражданской процессуальной правоспособности.

Гражданская процессуальная дееспособность граждан прекращается со смертью или с признанием их недееспособными.

Гражданская процессуальная дееспособность юридических лиц прекращается с ликвидацией юридического лица (п. 1 ст. 61 ГК).

 

Статья 38. Стороны

Комментарий к статье 38

1. В ст. 38 ГПК не дается определения понятия сторон, а лишь приводится их наименование — истец и ответчик. Из содержания ряда статей ГПК можно сделать вывод о том, что понятия «стороны», «истец», «ответчик» законодатель использует применительно к лицам, участвующим в делах искового производства (см. комментарии к ст. 39 — 42, 46, 47, 245, 247, 263). Причем истец и ответчик являются основными лицами искового производства, без которых не может возникнуть и существовать гражданское исковое дело. Предъявление в суд иска еще не означает, что между истцом и ответчиком существует спорное материальное правоотношение. Нарушено ли субъективное право истца и является ли ответчик нарушителем этого права, выясняет суд в ходе рассмотрения и разрешения гражданского дела. До вынесения решения суда суд лишь предполагает, что иск предъявлен в защиту имеющегося у истца права.

2. Истец — это тот, кто обращается в суд за защитой своего права или охраняемого законом интереса, либо тот, в чьих интересах предъявлен иск прокурором, государственным органом, органом местного самоуправления, организацией, должностным лицом, гражданином, если федеральным законом им предоставлено полномочие на защиту от своего имени прав и интересов других лиц. Поэтому лицо, в интересах которого производство по делу начато указанными субъектами, извещается о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца.

Ответчик — лицо, по отношению к которому принудительное осуществление или защита права требуется истцом.

3. Истец и ответчик пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности, в силу чего они имеют гарантированные законом равные возможности (процессуальные средства, процессуальные способы) по отстаиванию в процессе своей юридической правоты.

Являясь самостоятельным видом участвующих в деле лиц, стороны обладают правами, принадлежащими всем лицам, участвующим в деле, а кроме того, они обладают такими процессуальными правами, которые специфичны для сторон и отличают их от других лиц, участвующих в деле (см. комментарий к ст. 39).

От других участвующих в деле лиц стороны отличаются не только более широким объемом процессуальных прав, но и другими характерными для них признаками:

истец и ответчик являются носителями противоположных юридических интересов, поэтому слияние истца и ответчика в одном лице служит основанием для прекращения производства по делу;

судопроизводство ведется от имени сторон;

судебное решение выносится на имя сторон;

сила судебного решения распространяется на стороны;

судебные расходы по общему правилу возлагаются на стороны.

Гражданская процессуальная обязанность стороны — требуемое и обеспеченное процессуальным законом должное поведение стороны в гражданском судопроизводстве, соответствующее субъективному процессуальному праву суда.

Общей для истца и ответчика является обязанность добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Рядом статей ГПК для сторон предусмотрены конкретные обязанности (см., например, комментарии к ст. 56, 131, 136).

 

Статья 39. Изменение иска, отказ от иска, признание иска, мировое соглашение

Комментарий к статье 39

1. Среди многочисленных процессуальных прав сторон, которые реализуются по всем стадиям судопроизводства и составляют содержание ряда процессуальных институтов, выделяется группа особых прав, принадлежащих только сторонам. Это так называемые диспозитивные распорядительные права. К ним относятся права по изменению иска и отказу от иска, признанию иска и заключению мирового соглашения. Реализация указанных прав влияет на динамику гражданского судопроизводства.

Истец вправе изменить иск путем изменения его основания. В правоведении под основанием иска понимают совокупность юридических фактов и норм права, в соответствии с которыми суд устанавливает наличие у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований. Основание иска играет роль предпосылки иска. Например, заключается договор купли-продажи. В процессе исполнения договора появляются факты нарушений его условий. В совокупности с этими юридическими фактами и нормами права, регулирующими договор купли-продажи, у потерпевшей стороны появляется повод для предъявления иска.

Истец вправе изменить также предмет иска. Под предметом иска понимается указанное истцом материально-правовое требование к ответчику, основанное на первоначально указанных им фактах основания иска. Изменение предмета иска может выразиться в замене одного требования другим. Например, в иске покупателя вещи к продавцу при обнаружении дефекта купленной вещи покупатель может заменить первоначальное требование о расторжении договора купли-продажи требованием об устранении дефекта за счет продавца или требованием об уменьшении покупной цены.

Статья 39 ГПК предусматривает право истца изменить основание или предмет иска. Одновременное изменение основания и предмета иска представляет собой замену предъявленного иска совершенно иным иском. По сути, в этом случае истец отказывается от заявленного иска и в рамках возникшего судопроизводства заявляет новый иск.

В действующем законодательстве нет нормы права, предусматривающей последствия такой замены. Однако при одновременном изменении основания и предмета иска суд должен прекратить производство по делу ввиду отказа истца от иска и разъяснить истцу, что новое исковое требование он может предъявить в самостоятельном производстве. Правовым основанием для такого решения вопроса является ст. 220 ГПК.

Иск может быть изменен путем увеличения или уменьшения размера исковых требований.

Право изменить иск принадлежит истцу. Законом не предусмотрено право суда на изменение иска по своему усмотрению. Следовательно, суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований с учетом имевших место действий по изменению им иска.

Выход за эти пределы допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом (см. комментарий к ст. 196). Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании п. 2 ст. 166 ГК применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, указанные в ст. 168 — 172 ГК).

Отказ от иска представляет собой акт распоряжения процессуальным правом — правом на судебную защиту. В зависимости от мотива отказ от судебной защиты может быть одновременно и отказом от материально-правового требования к ответчику (например, при прощении ответчику долга).

При отказе истца от иска суд, не рассматривая дело по существу, прекращает судопроизводство.

Стороны могут окончить дело мировым соглашением. Мировое соглашение — это волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем саморегулирования правового конфликта. Заключая мировое соглашение, истец отказывается от части своих требований или изменяет их, а ответчик признает уменьшенные или измененные требования истца. Однако по некоторым категориям дел искового производства заключение мирового соглашения невозможно, поскольку объем прав и обязанностей сторон определен законом и стороны не вправе его изменить, например, по требованию о взыскании алиментов.

2 — 3. Следует, однако, заметить, что ГПК иначе решает вопрос об условиях, при которых может наступить такое последствие — прекращение производства по делу. Если в соответствии с п. 4 ст. 219 ГПК РСФСР 1964 г. отказ от иска являлся безусловным основанием для окончания производства по делу без вынесения судебного решения, то в соответствии со ст. 220 ГПК производство по делу прекращается, если отказ истца от иска принят судом и утверждены условия мирового соглашения сторон. Не принимает же суд отказ истца от иска, не утверждает условия мирового соглашения сторон в случаях, когда это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц, о чем суд выносит определение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Отказ от иска прокурора и субъектов, предъявивших от своего имени иск в интересах других лиц, не влечет прекращения производства, если истец или его законный представитель настаивают на продолжении процесса (см. комментарии к ст. 45, 46).

При изменении иска в любой форме течение срока рассмотрения дела, предусмотренного ГПК, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия (ч. 3 ст. 39 ГПК).

Признание иска ответчиком также является распорядительным действием. Изменение иска, отказ от иска и признание иска — конкретное проявление действия в гражданском судопроизводстве принципа диспозитивности. Признание иска, принятое судом, влечет вынесение положительного для истца решения, т.е. решения об удовлетворении иска.

Суд не принимает признание иска ответчиком, если оно противоречит закону или нарушает права других лиц. В случае непринятия признания иска ответчиком суд должен вынести об этом определение и продолжить рассмотрение дела по существу.

При признании иска ответчиком, принятого судом, в мотивировочной части судебного решения может быть указано только на признание иска и принятие его судом. Никаких иных процессуальных последствий признание иска ответчиком не влечет.

 

Статья 40. Участие в деле нескольких истцов или ответчиков

Комментарий к статье 40

1. В соответствии со ст. 40 ГПК иск может быть предъявлен в суд совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам. Такая форма множественности лиц, участвующих в судопроизводстве, образует институт процессуального соучастия.

Процессуальное соучастие может возникнуть по инициативе истца, если он предъявит иск к нескольким ответчикам, или по инициативе нескольких ответчиков, объединивших свои исковые требования для совместного рассмотрения и разрешения в одном судопроизводстве.

Значение процессуального соучастия заключается в том, что в результате совместного рассмотрения судом в одном судопроизводстве нескольких требований сокращаются судебные расходы; сокращается число судебных заседаний; экономится время суда на проверку и оценку доказательств; исключается вынесение противоречивых судебных решений по одним и тем же вопросам.

2. Процессуальное соучастие можно определить как соединение исковых требований в одном производстве по субъектам, что дает основание называть его и субъективным соединением исков.

К процессуальному соучастию относятся не все случаи множественности лиц на стороне истца и ответчика, а лишь такие, когда право требования одного из участвующих в судопроизводстве истцов не исключает права требования другого, а обязанность одного из участвующих ответчиков не исключает ответственность другого.

Соучастие как самостоятельный процессуальный институт характеризуется следующими признаками:

— соучастники (соистцы, соответчики) являются предполагаемыми субъектами тех спорных материальных правоотношений, которые входят в предмет судебного разбирательства;

— соучастники — лица, участвующие в одном и том же судопроизводстве;

— право требования или обязанность одного из соучастников не исключает права требования или ответственности остальных участников.

Процессуальное соучастие возможно, если:

— предметом спора являются общие права и обязанности нескольких истцов или ответчиков;

— права и обязанности нескольких истцов или ответчиков имеют одно основание;

— предметом спора являются однородные права и обязанности.

Для процессуального соучастия свойственно то, что каждый из соучастников по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно. Например, процессуальное действие, совершенное одним из соистцов, не влечет правовых последствий для другого (других) соистцов. Или если один из соответчиков признал иск, это не означает, что иск признан и другими соответчиками.

Соучастники могут поручить ведение дела одному или нескольким из соучастников.

В зависимости от характера материальных правоотношений, которые лежат в основе процессуального соучастия, различают обязательное (необходимое) и факультативное (необязательное) соучастие.

Действующее законодательство не содержит перечня случаев обязательного соучастия и указаний на его основания. Однако в судебной практике установилось правило, согласно которому обязательное соучастие должно иметь место во всех случаях, когда предметом требования нескольких истцов или к нескольким ответчикам является общее правило или общая обязанность. К примеру, по делам о наследовании (по спорам о разделе наследства суд должен привлечь к участию в деле всех наследников, которые приняли наследство); по искам об освобождении имущества от ареста; об общей (совместной и долевой) собственности; об авторских и изобретательских правах, если это труд нескольких лиц; о защите чести, достоинства и деловой репутации; о праве пользования жилыми помещениями и др. В п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» подчеркивается, что, если несовершеннолетний, на которого возложена обязанность по возмещению вреда, не имеет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению вреда полностью или частично возлагается субсидиарно на его родителей (усыновителей) или попечителей, а также на организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которой находился причинитель вреда под надзором (ст. 155.1 СК), если они не докажут отсутствие своей вины. Причем эти лица должны быть привлечены к участию в деле в качестве соответчиков.

Факультативное соучастие диктуется соображениями несообразности совместного рассмотрения и разрешения исковых требований нескольких истцов или к нескольким ответчикам.

Так, иски нескольких работников к одному работодателю о взыскании различных платежей рационально соединить, хотя можно рассмотреть и независимо друг от друга, так как работники связаны с работодателем трудовыми правоотношениями, но сходных правоотношений между работниками не существует. Однако на практике имеют место более сложные случаи. Так, в Постановлении Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указывается, что, если оспариваемые сведения были распространены в СМИ, надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если сведения распространены в СМИ с обозначением лица, как их источника, то это лицо — надлежащий ответчик. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу будет редакция соответствующего СМИ, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного СМИ. В случае, если редакция СМИ — не юридическое лицо, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного СМИ. Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика.

3. Что же касается права суда по своей инициативе привлечь для участия в процессе соучастника (соучастников), то в ст. 40 ГПК содержится прямое указание на такое право только в отношении соответчика (соответчиков) (п. 3 ч. 2 ст. 40 ГПК). Следовательно, привлечение соистцов по инициативе суда невозможно в силу действия принципа диспозитивности. Есть только одна ситуация, предусмотренная ч. 4 ст. 151 ГПК (соединение и разъединение нескольких исковых требований), когда по инициативе суда, но с учетом мнения сторон в судопроизводстве может оказаться несколько истцов или ответчиков.

Как разъясняется в Постановлении Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (в ред. от 09.02.2012), в случае предъявления иска не всеми лицами, которым принадлежит оспариваемое право, судья не вправе привлечь таких лиц к участию в деле в качестве соистцов без их согласия, поскольку в соответствии с принципом диспозитивности лицо, которому принадлежит право требования, распоряжается своими правами по своему усмотрению. Судья должен известить таких лиц об имеющемся в суде деле. При предъявлении иска к части ответчиков суд не вправе по своей инициативе и без согласия истца привлекать остальных ответчиков к участию в деле в качестве соответчиков. Суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и только в отношении тех ответчиков, которые указаны истцом. Только в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе (ч. 3 ст. 40 ГПК). Мотивы, по которым суд признал невозможным рассмотреть данное дело без указанных лиц, должны быть приведены в определении, копия которого вместе с копией искового заявления направляется привлеченным лицам.

 

Статья 41. Замена ненадлежащего ответчика

Комментарий к статье 41

1. Надлежащими сторонами признаются граждане и организации, имеющие субъективную (личную) юридическую заинтересованность в разрешении судебного спора о праве. Чтобы быть надлежащей стороной в конкретном деле, необходимо быть субъектом спорного материального правоотношения. Но в момент возбуждения производства по гражданскому делу судья не в состоянии определить, являются ли стороны надлежащими, и не может по такому основанию отказать в принятии искового заявления. Следовательно, признать сторону надлежащей в этот момент можно лишь предположительно. Именно предположительная связь определенного лица со спорным материальным правоотношением обусловливает способность не к процессу вообще (что характерно для гражданской процессуальной правоспособности), а способность быть стороной в том или ином конкретном судопроизводстве.

Сущностью замены ненадлежащей стороны является деятельность суда по рассмотрению спора о праве в новом субъектном составе и (это главное) принятие таких мер, когда замена как таковая осуществляется. Суд должен стремиться, чтобы ненадлежащая сторона вышла из процесса, а надлежащая заняла ее место, т.е. чтобы произошла именно замена.

Институт замены ненадлежащей стороны был известен и прежнему гражданскому процессуальному законодательству, но ГПК внес в содержание и правила его осуществления изменения.

Ранее ст. 36 ГПК РСФСР 1964 г. предусматривала возможность при определенных условиях производить замену как ненадлежащего истца, так и ненадлежащего ответчика. Это вполне соответствовало той активной роли суда, которую он в силу закона должен был занимать в гражданском судопроизводстве. Существенные изменения, произошедшие в последние годы в жизни российского общества, потребовали соответствующих изменений в правовом регулировании деятельности суда при осуществлении правосудия. Изменения и дополнения, внесенные в ГПК РСФСР в 1995, 2000 гг., коснулись значительной части кодекса и, в частности, таких основополагающих начал гражданского процессуального права, как принципы диспозитивности, состязательности, процессуального равенства сторон. Суд был освобожден от необоснованного вмешательства в процессуальные отношения и деятельность спорящих.

В соответствии со ст. 41 ГПК допускается замена лишь ненадлежащего ответчика. Непременным условием замены ненадлежащего ответчика надлежащим является ходатайство истца о замене или его согласие на замену, если замена производится по инициативе суда. По делам некоторых категорий надлежащий ответчик определяется законом (см., например, ст. 1068, 1069 ГК).

Например, по гражданскому законодательству право требования имущества из чужого незаконного владения принадлежит только предполагаемому собственнику виндицируемой вещи (ст. 301 ГК), ее титульному владельцу (ст. 305 ГК), а также давностному владельцу (п. 2 ст. 234 ГК), поэтому все иные лица в случае предъявления ими виндикационных требований будут ненадлежащими истцами.

В соответствии со ст. 1079 ГК ответчиком за вред, причиненный источником повышенной опасности, является не фактический причинитель вреда, а владелец источника повышенной опасности (собственник автомобиля).

Согласно ст. 1071 ГК в случаях, когда по ГК или другим законам причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если на основании п. 3 ст. 125 ГК эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан и юридических лиц» надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если оспариваемые сведения были распространены в СМИ, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего СМИ, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного СМИ (ч. 9 ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации»). В случае, если редакция СМИ не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного СМИ (п. 5).

Вопрос о том, в какой стадии судопроизводства возможна замена ненадлежащего ответчика, судя по редакции ст. 41 ГПК, решен так, что замена допускается «при подготовке дела или во время разбирательства в суде первой инстанции». При этом законодатель не обязывает суд совершать такое процессуальное действие и предоставляет ему право, используя термин «может».

2. Однако следует обратить внимание на п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК, в котором в числе действий, совершаемых при подготовке дела к судебному разбирательству, указано на то, что судья также «разрешает вопросы о замене ненадлежащего ответчика». При сопоставлении приведенной нормы с содержанием ч. 1 ст. 41 ГПК некоторые авторы делают вывод о том, что в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья лишь предварительно решает вопрос о замене ненадлежащего ответчика, подготавливает осуществление замены во время судебного разбирательства (извещает истца о том, что ответчик ненадлежащий, запрашивает согласие истца на замену). Признать же ответчика надлежащей стороной возможно только во время судебного разбирательства, так как именно здесь, анализируя материалы дела, суд устанавливает, что названный истцом ответчик является субъектом обязанности в спорном материальном правоотношении. Между тем согласно п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11, если при подготовке дела судья придет к выводу, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, он с соблюдением правил ст. 41 ГПК по ходатайству ответчика может произвести замену ответчика. Такая замена производится по ходатайству или с согласия истца. В случае несогласия истца на замену ненадлежащего ответчика другим лицом подготовка дела, а затем его рассмотрение проводятся по предъявленному иску.

Если истец соглашается на замену ответчика, суд постановляет определение, которым освобождает ненадлежащего ответчика от обязанности участвовать в судопроизводстве и откладывает дело для привлечения в процесс надлежащего ответчика.

После замены ненадлежащего ответчика надлежащим подготовка к судебному разбирательству и судебное разбирательство начинаются с самого начала при условии, что подсудность дела не изменилась. В противном случае, исходя из положений, закрепленных в ч. 1 ст. 47 Конституции, гражданское дело передается в суд, которому оно стало подсудно.

Замену ненадлежащего ответчика и действия, связанные с заменой, необходимо отразить в протоколе. Протокол совершения процессуальных действий должен соответствовать требованиям ст. 229 и 230 ГПК. Такие действия следует совершать по правилам ст. 152 ГПК.

Ненадлежащий ответчик является процессуально правоспособным лицом, участвующим в деле, действительной стороной, ему принадлежат все процессуальные права, и он несет все процессуальные обязанности. Этим ненадлежащий ответчик отличается от юридически незаинтересованного ответчика, который в силу отсутствия у него юридического интереса к процессу не может быть лицом, участвующим в деле.

 

Статья 42. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора

Комментарий к статье 42

1. Процессуальное соучастие — не единственная форма множественности лиц, участвующих в судопроизводстве. Статья 34 ГПК относит к лицам, участвующим в деле, так называемых третьих лиц. Не во всех случаях в судопроизводстве рассматривается спор между двумя сторонами — истцом и ответчиком, поскольку бывают такие ситуации, когда спорное правоотношение затрагивает интересы других лиц. Этот интерес (юридический) является основанием для участия того или иного лица в «чужом» процессе.

Действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает два вида третьих лиц: заявляющих самостоятельное требование относительно предмета спора и не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Статья 42 ГПК регулирует положение в судопроизводстве третьих лиц, заявляющих самостоятельное требование относительно предмета спора. В соответствии со ст. 42 ГПК третьи лица, заявляющие самостоятельное требование относительно предмета спора, могут вступить в дело до принятия судебного постановления судом первой инстанции. Такая редакция ч. 1 ст. 42 ГПК позволяет допускать в процесс третье лицо этого вида и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Вступление третьего лица, заявляющего самостоятельное требование относительно предмета спора, в стадии судебного разбирательства во многих случаях повлечет за собой отложение дела, так как понадобятся дополнительные доказательства, обосновывающие его требование, т.е. проведение дополнительной подготовки дела. Поэтому практически более целесообразным является вступление третьего лица в порядке ст. 42 ГПК в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Третьи лица, заявляющие самостоятельное требование относительно предмета спора, пользуются всеми правами и несут все обязанности истца, объем процессуальных прав и обязанностей у них такой же, как у истцов. Например, реализуя состязательно-диспозитивные права, они могут заявлять о пропуске сроков исковой давности, но, как разъясняется в п. 4 совместного Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 15.11.2001 N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», судам необходимо иметь в виду, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору.

ГПК так же, как и предыдущий ГПК РСФСР 1964 г., не решает вопрос о том, кто является перед третьим лицом ответчиком. Большинство ученых-процессуалистов допускают предъявление иска третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование относительно предмета спора, как к одной из первоначальных сторон, так и к обеим сторонам (А.Ф. Клейнман, И.М. Ильинская, М.А. Викут и др.). На этой точке зрения стоял и ВС РСФСР. Такой же позиции по указанному вопросу придерживался Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. (ст. 169).

Так, Г. обратился в суд с иском к страховщику о выплате страхового возмещения, причиненного дорожно-транспортным происшествием. В судебном разбирательстве было установлено, что собственником поврежденного транспортного средства является И., которая вступила в гражданское дело в качестве третьего лица, заявив самостоятельные требования к первоначальному истцу Г. и страховщику о выплате страховой суммы (Обзор Красноярского краевого суда от 13.08.2007).

Являясь по правовой природе своего участия в судопроизводстве не кем иным, как истцом, третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета спора, от первоначального истца отличается рядом признаков:

1) третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета иска, всегда вступает в начатый процесс и его вступление есть предъявление иска;

2) ответчиком перед третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование относительно предмета спора, могут быть как одна из первоначальных сторон, так и обе стороны;

3) основания требования третьего лица могут быть такими же, аналогичными (но не теми же!) или иными;

4) третье лицо и первоначальный истец являются носителями взаимно исключающих друг друга интересов, и удовлетворение требования истца должно повлечь отказ в иске третьему лицу, и наоборот.

Вступление третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, оформляется по правилам предъявления иска.

Решая вопрос о допуске (или недопуске) к участию в судопроизводстве, судья должен вынести определение о признании обратившегося с иском третьим лицом, заявляющим самостоятельное требование относительно предмета спора в рассматриваемом деле, или об отказе в признании его третьим лицом.

На такое определение судьи может быть подана частная жалоба.

2. При вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельное требование относительно предмета спора, рассмотрение дела производится с самого начала. Законодатель не конкретизирует, с какой стадии начинается в таком случае судопроизводство. Но, поскольку вступление третьего лица в процесс в стадии судебного разбирательства, как правило, повлечет проведение дополнительной подготовки дела, целесообразно начинать судебное разбирательство со стадии подготовки дела. Именно такая позиция отражена в п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 N 11.

 

Статья 43. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора

Комментарий к статье 43

1. Иметь интерес к чужому процессу и участвовать в нем могут так называемые третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора. Основанием для участия в чужом процессе таких третьих лиц является юридический интерес, который носит самостоятельный характер и объективируется в том, что решение, вынесенное по чужому делу, может повлиять на права или обязанности третьего лица по отношению к одной из сторон. Чаще всего такой интерес проявляется в том, что постановленное по чужому делу решение может послужить основанием для предъявления стороной регрессного иска к третьему лицу или, наоборот, для предъявления третьим лицом иска к стороне. Так, в силу ст. 1068 ГК юридическое лицо или гражданин возмещают вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Очевидно, что потерпевший, будучи истцом, руководствуясь приведенной статьей, предъявит исковые требования к работодателю, поскольку он отвечает за действия своего работника. Вместе с тем на стороне ответчика в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, вправе выступить работник, так как решение, вынесенное против работодателя, повлияет на его материальные права и обязанности, коль скоро они связаны трудовым или гражданско-правовым правоотношением. Последнее объясняется тем, что ст. 1068 ГК под работниками понимает граждан, выполняющих работу на основании трудового договора (контракта) либо по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, вступая в возникший процесс, может преследовать и иной юридический интерес: предупредить ущемление своего права, предупредить ухудшение своего положения. Например, если предъявлен иск о взыскании алиментов на содержание детей и будет установлено, что с ответчика уже взыскиваются алименты на детей от другого брака, то мать этих детей привлекается к участию в деле как третье лицо. При рассмотрении дел о лишении родительских прав одного из родителей суды привлекает к участию в деле второго родителя в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, для обсуждения вопроса о передаче ему ребенка.

Таким образом, участвуя в судопроизводстве, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, преследует две цели: помочь стороне, рядом с которой оно участвует, и защитить свой интерес.

Участвуют третьи лица этого вида на стороне истца или ответчика. В сфере своих прав третье лицо действует самостоятельно, т.е. не должно согласовывать свои действия со стороной, рядом с которой оно участвует.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело по собственной инициативе, а также могут быть привлечены для участия в судопроизводстве по ходатайству лиц, участвующих в деле, и по инициативе суда.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, являются лицами, участвующими в деле (ст. 34 ГПК), и потому пользуются правами, им принадлежащими, но с некоторыми ограничениями. Так, третьим лицам не принадлежит право на изменение основания иска или предмета иска, увеличение или уменьшение размера исковых требований, на отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения. Третьи лица не могут предъявлять встречный иск к противоположной стороне и требовать принудительного исполнения решения суда.

Совершение указанных процессуальных действий направлено на распоряжение предметом основного спора между истцом и ответчиком, субъектом которого третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, не является.

Допуск третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, к участию в судопроизводстве оформляется путем вынесения судом определения, возможность обжалования которого прямо не предусмотрена ГПК. Кроме того, оно не препятствует дальнейшему движению гражданского дела. Однако представляется, что в законе было бы целесообразным прямо предусмотреть то, что определение об отказе во вступлении или привлечении в процесс третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, обжалованию подлежит.

2. При вступлении в судопроизводство третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, рассмотрение дела в суде производится с самого начала.

Следует отметить, что ГПК не предусматривает каких-либо процессуальных особенностей для привлечения третьих лиц по делам о восстановлении на работе.

 

Статья 44. Процессуальное правопреемство

Комментарий к статье 44

1. Под гражданским процессуальным правопреемством понимается замена лица, участвующего в судопроизводстве в качестве стороны (правопредшественника), другим лицом (правопреемником), при которой правопреемник продолжает в судопроизводстве участие правопредшественника. Несмотря на то что законодатель предусматривает процессуальное правопреемство только для сторон, как это следует из текста ст. 44 ГПК, оно возможно и для третьих лиц. Такой вывод правомерен по следующим соображениям. Третье лицо, заявляющее самостоятельное требование относительно предмета спора, адресует свое требование к истцу или ответчику или одновременно к обоим и тем самым оказывается субъектом (стороной) других правоотношений с каждым из них. Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, участвует на стороне истца или ответчика и также является субъектом (стороной) того правоотношения, которое связывает его либо с первоначальным истцом, либо с первоначальным ответчиком. Таким образом, не только стороны первоначального спорного материального правоотношения, но и третьи лица подпадают под действие правила, содержащегося в ч. 1 ст. 44 ГПК.

Основанием для гражданского процессуального правопреемства является переход субъективного права или обязанности в том материальном правоотношении, по поводу которого производится судебное разбирательство, к другому лицу. Такими основаниями могут быть следующие юридические факты: смерть гражданина, бывшего стороной либо третьим лицом; реорганизация юридического лица (ст. 57, 58 ГК), при этом ликвидация юридического лица влечет прекращение его существования без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ст. 61 ГК); уступка требования (переход отдельного субъективного права — п. 1 ст. 382 ГК); перевод долга и в других случаях перемены лиц в обязательстве. При этом следует иметь в виду, что материальное правопреемство может быть общим (универсальным), когда от правопредшественника к правопреемнику переходит весь объем субъективных прав и обязанностей (например, при наследовании или реорганизации юридического лица), но может быть и частным (сингулярным), если правопредшественник передает правопреемнику часть своих прав или обязанностей (при уступке права требования, переводе долга).

Гражданское процессуальное правопреемство может быть только общим (универсальным), поскольку правопредшественник полностью выбывает из судопроизводства и его место занимает правопреемник.

Гражданское процессуальное правопреемство не допускается в случаях, когда спорное или установленное решением суда материальное правоотношение, по поводу которого производится разбирательство дела, связано с личностью истца или ответчика (например, по искам о расторжении брака, восстановлении на работе и т.д.). Поэтому возможный правопреемник должен максимально корректно оперировать с заявляемыми материально-правовыми требованиями.

Так, истец обратился в суд с заявлением о признании незаконным отказа в назначении пенсии по инвалидности. В связи с его смертью суд в порядке процессуального правопреемства допустил к участию в деле в качестве истца его жену, которая предъявила дополнительные требования о взыскании выходного пособия при увольнении Б. и судебных расходов. Решением городского суда исковые требования удовлетворены. С таким выводом суда согласилась и кассационная инстанция. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ прекратила производство по делу, указав следующее. На основании ч. 1 ст. 44 ГПК в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. В соответствии со ст. 220 ГПК суд прекращает производство по делу, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена. Согласно ч. 2 ст. 1112 ГК в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя. Из содержания ст. 1183 ГК следует, что суммы начисленной наследодателю пенсии, оставшиеся не полученными им при жизни, переходят по наследству. По данному делу заявлено требование о признании за супругом права на пенсию по инвалидности, а не о взыскании установленной и начисленной пенсии, которую муж не мог получить при жизни. Процессуальное правопреемство исключается в случаях, когда недопустимо преемство в материальном праве, в частности когда требование неразрывно связано с личностью истца или ответчика (по искам о расторжении брака, взыскании алиментов и др.), а также когда преемство противоречит закону или договору (ст. 383, ч. 2 ст. 1112 ГК). Таким образом, правом о признании незаконным отказа в назначении пенсии по инвалидности обладает исключительно тот гражданин, которому отказано в назначении данной пенсии, поскольку такое право связано с его личным субъективным правом. С учетом изложенного правопреемство по заявленным требованиям законом не допускается (Определение ВС РФ от 09.12.2005 N 3-В05-16).

Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

В зависимости от того, в какой момент гражданского судопроизводства произошла замена стороны (третьего лица) в порядке правопреемства, суд совершает различные процессуальные действия. Так, например, если сторона (третье лицо) выбыла из процесса при рассмотрении дела в суде первой инстанции, суд обязан приостановить производство по делу и постановить об этом определение (см. комментарии к ст. 215, 217). В случае, когда сторона (третье лицо) выбывает из процесса после вступления решения в законную силу, преемник вправе требовать исполнения решения или совершать такие действия, которые мог бы совершать правопреемник (например, ходатайствовать о пересмотре дела в порядке надзора).

Правопреемник может быть привлечен в судопроизводство по инициативе суда или вступить в дело по собственной инициативе. Вступая в судопроизводство, правопреемник должен легитимировать себя, т.е. сослаться на доказательства, обосновывающие его правопреемство.

Вступление правопреемника оформляется определением.

2. При гражданском процессуальном правопреемстве судопроизводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена правопреемника и правопреемник вступил в дело. Поэтому все действия, совершенные до вступления правопреемника в судопроизводство, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для правопредшественника.

3. Вопрос об обжаловании определений, которые суд постановляет в связи с правопреемством, изложен в ч. 3 ст. 44 ГПК редакционно неудачно, так как, по всей вероятности, имеет место опечатка. Должно быть: «На определение суда о замене выбывшей из судопроизводства стороны (третьего лица) и допуске правопреемника и на определение об отказе в замене правопредшественника правопреемником может быть подана частная жалоба».

Замена лица, участвующего в деле, в порядке процессуального правопреемства отличается от замены ненадлежащего ответчика надлежащим по основаниям и последствиям:

а) основанием процессуального правопреемства, как отмечено, является замена субъектов в спорном материальном правоотношении. Основанием замены ненадлежащего ответчика надлежащим может быть ошибка или юридическая неосведомленность истца, определившего ответчика;

б) замена в порядке процессуального правопреемства может быть произведена как в отношении истца, так и в отношении ответчика. Правило замены ненадлежащей стороны касается только ответчика;

в) процессуальное правопреемство допускается на любой стадии гражданского судопроизводства. Заменить ненадлежащего ответчика надлежащим возможно до постановления судом первой инстанции решения по делу;

г) вступая в судопроизводство, правопреемник продолжает участие в нем правопредшественника. Следовательно, судопроизводство продолжается с той стадии, на которой произошла замена стороны в порядке правопреемства. После замены ненадлежащего ответчика надлежащим подготовка и судебное разбирательство дела производятся с самого начала.

 

Статья 45. Участие в деле прокурора

Комментарий к статье 45

1. ГПК к лицам, участвующим в деле, относит прокурора (ст. 34) и традиционно предусматривает две формы его участия в гражданском судопроизводстве: обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований и вступление в процесс для дачи заключения по делам некоторых категорий в целях осуществления возложенных на него функций.

Прокурор является юридически заинтересованным в исходе дела лицом, но его заинтересованность иная по характеру, чем заинтересованность сторон, третьих лиц, заявителей по неисковым делам, носящая личный (субъективный) характер. Заинтересованность прокурора — государственно-правовая, основанная на его компетенции, в силу чего в гражданском судопроизводстве прокурор выступает самостоятельно и независимо от других участвующих в деле лиц.

Сущность участия прокурора четко определена в законе: прокурор обеспечивает правильность действий всех участников судопроизводства и оказывает помощь суду в осуществлении правосудия. Из этого следует, что основанием участия прокурора в гражданском судопроизводстве является осуществление им законоохранительной функции.

От основания участия прокурора в гражданском судопроизводстве следует отличать поводы для его участия в конкретном процессе. Такими поводами могут быть устные и письменные заявления граждан, сообщения государственных органов, органов местного самоуправления, общественных или иных организаций, публикации в СМИ и т.п. Необходимость участия прокурора в конкретном гражданском судопроизводстве во многих случаях определяется мнением прокурора. «Мнение» прокурора означает, что прокурор сам, исходя из понимания своих обязанностей, решает вопрос о личном участии в процессе по тому или иному делу.

ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает, что прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами (п. 3 ст. 1). Так определена функция прокуроров относительно судопроизводства. Закон конкретизирует далее эту функцию: в соответствии с процессуальным законодательством РФ прокуроры вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства. Таким образом, предусмотрены две формы участия прокурора в судопроизводстве.

Первая форма позволяет прокурору обратиться в суд с исковым заявлением (заявлением) в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц либо интересов Российской Федерации и ее субъектов, а равно муниципальных образований. При этом реализуется обозначенная форма дифференцированно: если речь идет о защите прав и законных интересов неопределенного круга лиц, Российской Федерации (ее субъектов) и муниципальных образований, то никаких ограничений относительно обращения прокурора в суд нет. Прокурор лишь должен указать в заявлении, в чем конкретно заключаются интересы названных субъектов, какое право нарушено и какой закон или иной нормативный акт предусматривает способы защиты их интересов (ч. 3 ст. 131 ГПК).

Более сложная процедура касается предъявления прокурором иска (заявления) в интересах гражданина, который по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд, и принятия мер к обеспечению эффективной защиты нарушенного права указанного гражданина на судопроизводство в разумный срок посредством обращения при наличии к тому оснований к председателю соответствующего суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела, а также в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок (см. Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 26.04.2012 N 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе»).

К сожалению, процессуальное законодательство не поясняет, что понимать под уважительными причинами, и не дает критериев состояния здоровья, вызывающих невозможность обратиться в суд. Вместе с тем это не освобождает прокурора при подготовке заявления от приведения в нем мотивов, по которым гражданин не может самостоятельно воспользоваться правом на обращение в суд и представление соответствующих доказательств с приложением копий необходимых документов. Право оценки уважительности причин, по которым гражданин сам не может адресовать требования к суду, принадлежит органу правосудия.

Приведенное выше ограничение процессуальных прав прокурора в гражданском судопроизводстве не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого выступает обращение к нему граждан с целью защиты нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования. Во всех перечисленных случаях прокурор полномочен при обращении к нему гражданина подать заявление в суд, не исследуя дополнительных юридических фактов, как-то: состояние здоровья, возраст, недееспособность и другие значимые причины.

До обращения в суд прокурор должен собрать необходимые материалы и тщательно их проверить, выявить все доказательства, необходимые для представления в суд, и обосновать свое требование. Прокурор не может обращаться в суд по делу, в исходе которого не уверен.

При подготовке исковых заявлений — должен обращать внимание на то, что дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений рассматриваются по нормам ГПК не в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, а по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права.

В исковом заявлении, предъявляемом в защиту интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должен указывать, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также ссылаться на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

При обращении в суд с заявлением прокурорам необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, обеспечивать полноту и аргументированность заявлений с представлением исчерпывающих доказательств.

Проделав такую предварительную работу, прокурор составляет исковое заявление (заявление), соответствующее требованиям ст. 131, 132 ГПК. Исковое заявление прокурора государственной пошлиной не облагается (п. 9 ч. 1 ст. 333.36 НК).

При предъявлении иска прокурор не заменяет лицо, в интересах которого подано заявление. Именно это лицо является истцом по делу, и на него распространяется материально-правовая законная сила судебного решения.

В судебном заседании прокурор, подавший заявление, принимает активное участие, представляет первым объяснения по поводу иска, участвует в исследовании обстоятельств дела. В судебных прениях прокурор также выступает первым (п. 3 ст. 190 ГПК).

2. Прокурор, подавший заявление, наделяется всеми процессуальными правами и обязанностями истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов по делу. При отказе прокурора от заявления, поданного от своего имени в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела продолжается, если данное лицо либо его законный представитель не заявит об отказе от иска. В противном случае производство по делу прекращается с учетом правил ст. 39 ГПК.

Концентрирует на себе внимание то обстоятельство, что в ГПК обращение прокурора с заявлением в суд не называется предъявлением иска, прокурор не назван истцом, истцом в процессуальном смысле, стороной в процессуальном смысле, отказ от заявления — отказом от иска. Не используется в ГПК и такое не соответствующее действительности словосочетание, как «прокурор возбуждает дело (или производство по делу)», поскольку юридически грамотным является иное словосочетание: «суд по заявлению прокурора возбуждает производство по гражданскому делу».

В компетенцию прокурора не входит возбуждение производства по гражданским делам.

3. Посредством второй формы прокурор вправе, но не обязан участвовать в уже начавшемся гражданском судопроизводстве для дачи заключения (поэтому его непривлечение судом не является основанием отмены решения) (Определение ВС РФ от 13.10.2009 N КАС09-448) по делам о выселении, восстановлении на работе, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами. В соответствии с п. 6 Приказа Генеральной прокуратуры РФ от 26.04.2012 N 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» прокурор принимает обязательное участие во всех судебных инстанциях в делах, по которым такое участие предусмотрено нормами ГПК и других федеральных законов, а именно: о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ч. 3 ст. 45 ГПК); об оспаривании нормативных правовых актов (ст. 252 ГПК); о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (ст. 260.1 ГПК); о лишении родительских прав, о восстановлении в родительских правах, об ограничении родительских прав (ст. 70, 72, 73 СК); об усыновлении и отмене усыновления (ст. 125, 140 СК, ст. 273 ГПК); о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим (ст. 278 ГПК); об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (ст. 284 ГПК); об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288 ГПК); о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК); об обжаловании действий медицинских работников, иных специалистов, работников социального обеспечения и образования, а также врачебных комиссий, ущемляющих права и законные интересы граждан при оказании им психиатрической помощи (ст. 48 Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»); об обязательном обследовании и лечении (о госпитализации) больных туберкулезом (ст. 10 ФЗ от 18.06.2001 N 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»); о временном размещении иностранного гражданина, подлежащего реадмиссии, в специальном учреждении или о продлении срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего реадмиссии, в специальном учреждении (ст. 261.3 ГПК); об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы (ст. 261.7 ГПК). Кроме того, следует помнить о различных постановлениях Пленумов ВС РФ, где говорится о необходимости участия прокурора по тем или иным гражданским делам. Так, в Постановлении от 02.07.2009 N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъясняется: принимая во внимание, что правовым последствием изъятия у собственника принадлежащего ему жилого помещения путем выкупа является его выселение из этого жилого помещения, к участию в деле исходя из норм ч. 3 ст. 45 ГПК должен быть привлечен прокурор.

Руководствуясь ст. 189 ГПК, после исследования всех доказательств председательствующий предоставляет слово для заключения прокурору, который должен изложить государственную точку зрения по поводу правильности и полноты исследования фактов и доказательственного материала, сослаться на нормативные акты, подлежащие применению, и аргументировать выводы по делу. После этого орган правосудия переходит к судебным прениям. Другими словами, процессуальный закон не воспринял рациональное предложение относительно того, чтобы прокурор давал заключение в рамках судебных прений. Само заключение для суда не носит обязательного характера, но принимается во внимание при вынесении правоприменительного акта, которым дело разрешается по существу.

Определяя правовой статус прокурора, участвующего в гражданском судопроизводстве, ГПК относит его к лицам, участвующим в деле. Также этот вопрос был решен и ГПК РСФСР 1964 г. Соглашаться с таким решением вопроса трудно по следующим соображениям.

Если в изложенном выше случае законодатель правильно («щепетильно») подошел к использованию правовых терминов и правовых понятий, то при определении состава лиц, участвующих в деле, этого не произошло.

«Гражданское дело» как правовое понятие есть не что иное, как правовой конфликт, спор о праве — предмет судебного разбирательства. Прокурор не является лицом, участвующим в этом конфликте, не является субъектом спора о праве. Поэтому относить прокурора к лицам, участвующим в деле (в гражданском деле), безосновательно. Прокурор — участник процесса (судопроизводства).

Приходится констатировать, что даже на законодательном уровне допускается отождествление различных по содержанию правовых понятий: «гражданское дело» и «гражданский процесс».

Согласно правовой позиции КС РФ, выраженной в Определении от 20.06.2006 N 176-О, предусмотренные ст. 45 ГПК обращение прокурора в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов других лиц, а также вступление прокурора в уже начавшийся процесс представляют собой две различные процессуальные формы участия прокурора в деле; прокурор не может выступать в процессе одновременно в двух процессуальных формах.

 

Статья 46. Обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц

Комментарий к статье 46

1. В соответствии со ст. 34 ГПК государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, принимающие участие в гражданском деле в порядке ст. 46 ГПК, включены в состав лиц, участвующих в деле. Государственные органы, органы местного самоуправления обладают государственной (служебной) заинтересованностью в гражданском деле, которая вытекает из обязанностей, возложенных на них в силу функциональных полномочий.

В случаях, предусмотренных законом, государственные органы, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Введение такой обязательной просьбы заинтересованного лица соответствует принципу диспозитивности в гражданском судопроизводстве. Заявление в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина подается независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Подача заявлений в интересах других лиц предусматривается нормами материального и процессуального права, например ст. 28, 70, 73, 142 СК, ст. 166, 168 — 172 ГК, ст. 281, 286 ГПК и др.

Основанием участия государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или граждан в порядке ст. 46 ГПК является государственная (служебная) заинтересованность в гражданском деле, которая вытекает из обязанностей, возложенных на них в силу функциональных полномочий. Но для участия этих субъектов в конкретном деле одной юридической заинтересованности недостаточно, требуются определенные предпосылки: норма права, юридические факты, гражданская процессуальная правоспособность.

Цель участия в гражданском судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или граждан — это защита субъективных прав, свобод и законных интересов граждан, государственных, общественных интересов, выполнение обязанностей, порученных им по охране прав, свобод и интересов, оказание помощи суду в наиболее полном и правильном разрешении дела. Так, например, цель участия в гражданском процессе органов опеки и попечительства — защита прав, свобод и интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина; жилищных органов — правильное разрешение жилищных дел, защита права на жилье и т.д.

2. Лица, подавшие заявление в защиту прав и законных интересов других лиц, выступают в суде от своего имени и пользуются всеми процессуальными правами и несут все процессуальные обязанности истца. Однако они не являются субъектами спорного гражданского правоотношения, поэтому не могут распоряжаться спорным правом, нанося ущерб тому лицу, чьи права они защищают, не вправе отвечать по встречным искам ответчика, заключать с ним мировое соглашение и освобождены от обязанности по уплате судебных расходов.

Представитель государственного органа, органа местного самоуправления, организации или гражданин, поддерживая заявленное в интересах другого лица требование, не связан первоначальной позицией органа, организации, мнением этого лица и руководствуется прежде всего нормами закона. Поэтому если в ходе судебного разбирательства выяснится, что заявленное требование полностью или частично необоснованно, то он обязан отказаться от него полностью или частично, уведомив об этом орган, организацию. При этом отказ органов, организаций или граждан поддерживать требование, заявленное ими в интересах другого лица, не лишает заинтересованного лица права требовать рассмотрения дела по существу. В то же время в случае отказа истца от иска суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц.

 

Статья 47. Участие в деле государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу

Комментарий к статье 47

1. Дача заключения по делу — это одна из форм участия государственных органов, органов местного самоуправления в гражданском деле.

2. Государственные органы, органы местного самоуправления в случаях, предусмотренных законом, до принятия решения судом первой инстанции вступают в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, а также могут быть привлечены судом для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований.

Вопрос о вступлении в судопроизводство и участии в нем этих органов по конкретным категориям гражданских дел обусловлен законом, например ст. 273, 284, 288 ГПК, ст. 70, 73, 78 СК предусматривают участие представителя органа опеки и попечительства и др.

Однако законодатель не может предусмотреть все возможные варианты участия в судопроизводстве государственных органов, органов местного самоуправления, а судебная практика выявляет много случаев, когда необходимо заключение компетентного органа. Поэтому, думается, необходимо предоставить этим органам в законодательном порядке право принимать участие в судебном разбирательстве во всех необходимых случаях.

3. Государственный орган, орган местного самоуправления составляет заключение на основе предварительного изучения и анализа материалов дела в письменной форме, которое подписывается руководителем соответствующего органа. Представитель государственного органа, органа местного самоуправления оглашает заключение по делу после исследования всех доказательств (ст. 189 ГПК).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code