Глава 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Глава 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Законодательство о гражданском судопроизводстве

Комментарий к статье 1

1. Часть 1 ст. 1 ГПК называет законодательные акты, регулирующие порядок гражданского судопроизводства и отношения, возникающие в ходе гражданского судопроизводства. Их перечисление производится в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции об отнесении гражданского процессуального законодательства к предмету ведения Российской Федерации, а также с учетом правил иерархии нормативных правовых актов по их юридической силе: Конституция; ФКЗ от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012); ГПК; ФЗ от 17.12.1998 N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» (в ред. от 04.03.2013); другие федеральные законы. Следует обратить внимание на то, что ГПК назван наряду с Конституцией и ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» в качестве нормативного правового акта, в соответствии с которым должны приниматься другие федеральные законы. Иными словами, установлен некий приоритет норм ГПК над гражданскими процессуальными нормами других федеральных законов, независимо от времени их принятия. Заметим, что еще более ярко был выражен приоритет ГПК РСФСР 1964 г., прямо устанавливавшего: «Нормы гражданского процессуального права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать положениям настоящего Кодекса». Приведенная норма ГПК РСФСР противоречила позиции КС РФ, высказанной им в Определении от 05.11.1999 N 182-О о неконституционности норм, устанавливающих приоритет норм ФЗ в отношении норм равных по юридической силе ФЗ. Позже в Постановлении КС РФ от 29.06.2004 N 13-П признаны соответствующими Конституции нормы ст. 7 УПК, согласно которым суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК. КС РФ, в частности, указал: «…независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений… положения частей первой и второй статьи 7 УПК Российской Федерации закрепляют приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации перед другими обычными федеральными законами…» Изложенное служит основанием для вывода о приоритете норм ГПК, регулирующих порядок гражданского судопроизводства, перед другими федеральными законами <1>.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2007 (автор главы — А.Т. Боннер); Грось Л.А. О Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном решении» // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 10.

 

На наш взгляд, норма ч. 1 ст. 1 ГПК о приоритете норм ГПК над гражданскими процессуальными нормами, содержащимися в других федеральных законах, не находит применения на практике. Так, например, явно не соответствует ст. 134 ГПК, содержащей исчерпывающий перечень оснований к отказу в принятии иска, норма ст. 17 СК, в соответствии с которой муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка. При наличии информации о приведенных в ст. 17 СК обстоятельствах судья отказывает в принятии иска, а узнав о них после возбуждения дела, прекращает производство по нему. Между тем, исходя из установленного в ч. 1 ст. 1 ГПК приоритета норм ГПК над процессуальными нормами, содержащимися в других федеральных законах, в нашем примере — в СК — указанные факты могут служить основанием для отказа в удовлетворении иска, но не в принятии иска и рассмотрении его по существу.

Конституция является важнейшим источником норм гражданского процессуального права. Как было отмечено выше, именно Конституция относит гражданское процессуальное законодательство к исключительному ведению Российской Федерации. Нормы Конституции устанавливают самостоятельность судебной власти, провозглашают правосудие в качестве важнейшей гарантии прав и свобод человека и гражданина и гарантируют каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 18, ч. 1 ст. 46). В соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

В Конституции содержатся нормы-принципы гражданского судопроизводства: равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19), осуществление правосудия только судом (ч. 1 ст. 118), независимость судей и подчинение их только Конституции и ФЗ (ст. 120), гласность судопроизводства, состязательность, процессуальное равноправие сторон (ст. 123), назначаемость судей судов общей юрисдикции (ст. 128). В ст. 50 и 51 Конституции содержатся нормы института доказывания.

В соответствии с ч. 1 ст. 15 Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные нормативные правовые акты не должны противоречить Конституции. Это требование Конституции в полной мере относится к ГПК. Со времени его принятия КС РФ выносились постановления о признании неконституционными отдельных норм ГПК. Таковы Постановления КС РФ от 18.07.2003 N 13-П; от 27.01.2004 N 1-П; от 25.02.2004 N 4-П; от 26.12.2005 N 14-П; от 12.07.2007 N 10-П; от 27.02.2009 N 4-П.

В ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» нашло развитие содержание конституционных принципов правосудия. В частности, в нем детальнее, чем в Конституции, определяется понятие судебной власти, основ статуса судей и компетенции судов в России, а также отдельных принципов гражданского процессуального права — равенства всех перед законом и судом, независимости судей, языка судопроизводства и гласности судебного разбирательства.

В систему судов общей юрисдикции ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» введены судьи субъектов РФ — мировые судьи. Установлено, что полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта РФ (ст. 28 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»). Как отмечено выше, гражданское процессуальное законодательство находится в ведении Российской Федерации. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ находится административное и административно-процессуальное законодательство. Из этого следует, что указание на установление порядка деятельности мирового судьи законом субъекта РФ в ст. 28 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» действует лишь в части административного судопроизводства по назначению административных наказаний. Кроме того, законами субъектов РФ могут регулироваться отношения в сфере организационного, кадрового и материально-технического обеспечения деятельности мировых судей субъектов РФ.

Таким образом, из содержания ч. 1 ст. 1 ГПК следует, что порядок рассмотрения гражданских дел мировыми судьями определяется Конституцией, ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ГПК, ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», иными федеральными законами, но не законами субъектов РФ.

Статья 1 ГПК не называет особо в числе источников гражданского процессуального права ФКЗ от 23.06.1999 N 1-ФЗК «О военных судах Российской Федерации» (в ред. от 07.02.2011). Между тем этот Закон разграничивает полномочия отдельных звеньев системы военных судов, в том числе устанавливает правила родовой подсудности гражданских дел военным судам (ст. 7, 9 — 23 ФКЗ «О военных судах Российской Федерации»).

К источникам норм гражданского процессуального права относятся также федеральные законы, являющиеся в основном материально-правовыми нормативными актами (ГК, СК, ТК и др.). Таковы, например, нормы п. 1 ст. 162 ГК; ст. 17, 21, 24, 27, 38, 44, 49, 50, 52, 70 СК; ст. 391, 393 — 397 ТК; разд. IV Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей»; разд. VI Закона РФ от 02.07.1992 N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (в ред. от 21.11.2011).

Особое значение для гражданского судопроизводства имеют нормы материального права, регулирующие спорные отношения, устанавливающие правовой статус их субъектов и называющие юридические факты, влекущие их возникновение, изменение и прекращение. Особенности названных отношений определяют уровень полноты специфических принципов гражданского процессуального права, а также выбор вида гражданского судопроизводства. Представляется неверным мнение о процессуально-правовом характере норм материального права, так или иначе влияющих на содержание процессуальных институтов. Общеизвестны, например, «формулы»: «надлежащий ответчик в гражданском деле — предполагаемый субъект обязанности в спорном материальном правоотношении»; «основанием процессуального правопреемства является правопреемство, наступившее в спорном материальном правоотношении», «предмет доказывания по гражданскому делу определяется, исходя из гипотезы либо гипотезы и диспозиции нормы материального права, регулирующей спорное материальное отношение». А.Т. Боннер, исследуя отраслевой характер норм, устанавливающих различные презумпции (п. 1 ст. 152, п. 2 ст. 1064, ст. 1073, п. 1 ст. 1076, п. 1 и 2 ст. 1079 ГК), делает вывод: это нормы материального права, имеющие в то же время существенное процессуальное значение в связи с их влиянием на распределение обязанностей по доказыванию между сторонами в гражданском деле, а следовательно, на содержание принципа состязательности по таким делам <1>.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2007. С. 11.

 

2. Часть 2 ст. 1 ГПК содержит правило, основанное на положении ч. 4 ст. 15 Конституции: общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ — составная часть ее правовой системы. Это принципиальное положение закреплено также в ФЗ от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (в ред. от 25.12.2012). Неукоснительно правило: если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные ГПК, то применяются процессуальные правила международного договора. В п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. от 06.02.2007) дается разъяснение, что к общепризнанным принципам и нормам международного права относятся принципы и нормы, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах. Называются, в частности, Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. В Постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» (в ред. от 05.03.2013) дается определение общепризнанных принципов и общепризнанных норм международного права, а также международных договоров РФ с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией. Особое внимание в Постановлении Пленума уделено Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., механизм которой включает обязательную юрисдикцию ЕСПЧ. Позже, в Постановлении Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении», ВС РФ подтвердил обязательность для судов России толкования положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, подлежащих применению в конкретном деле, данное ЕСПЧ по рассмотренному им ранее делу.

3. В соответствии с ч. 3 ст. 1 ГПК гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений, постановлений других органов за исключением актов арбитражных судов. Иными словами, гражданский процессуальный закон не имеет обратной силы. В то же время из смысла ч. 3 ст. 1 ГПК следует и другой вывод. Если после возбуждения гражданского дела гражданский процессуальный закон изменился, применению подлежит измененный закон, если иное прямо не оговорено в нем. Истории гражданского процесса известны несколько необычные способы изменения его действия. Напомним ситуацию, сложившуюся в связи с принятием АПК и введением в действие § 1 гл. 4 АПК, посвященного подведомственности гражданских дел арбитражным судам. ФЗ от 24.07.2002 N 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 05.04.2011) было предписано судам общей юрисдикции с согласия истцов передать на рассмотрение арбитражных судов гражданские дела, ставшие в соответствии с новым АПК подведомственными арбитражным судам. Альтернативой несогласия истца было прекращение производства по делу в суде общей юрисдикции. При том что в суде общей юрисдикции дела возбуждались в соответствии с ГПК.

4. Частью 4 ст. 1 ГПК подтверждена возможность применения судами норм процессуального права по аналогии закона или аналогии права. (Впервые она была предусмотрена в ГПК РСФСР 1964 г. в соответствии с ФЗ от 07.08.2000 N 120-ФЗ.) Известно неприятие учеными в областях теории права и публичных отраслей права возможности применения аналогии публичного закона и аналогии публичного права. АПК не предусматривает такой возможности в арбитражном процессе. Убедительные доводы относительно применения гражданских процессуальных норм по аналогии закона и принципов гражданского процессуального права (по аналогии права) приводит А.Т. Боннер <1>. Приведенный автором перечень примеров такого применения можно продолжить. Так, например, в ситуации, описанной в ч. 3 ст. 263 ГПК, когда наличие спора о праве гражданском устанавливается при подаче заявления, суды применяют по аналогии ч. 3 ст. 247 ГПК — оставляют заявление без движения. ВС РФ разъяснил возможность применения по аналогии норм гл. 35 ГПК при рассмотрении дел о принудительной госпитализации лиц, страдающих заразными формами туберкулеза, на основании ФЗ от 18.06.2001 N 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» (в ред. от 18.07.2011) <2>. Судебной практике известно применение по аналогии норм не ГПК, а другого закона — ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса» — для решения вопроса о порядке исчисления срока обжалования постановлений судов общей юрисдикции, вступивших в законную силу (п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 20.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред. от 10.02.2009)).

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2007. С. 13 — 16.

<2> См.: Обзор судебной практики ВС РФ от 23.11.2005 «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года».

 

Не являются источниками норм гражданского процессуального права постановления КС РФ, Пленума ВС РФ. Ни один суд в России не является правотворческим органом. Однако применение процессуальных норм в судах общей юрисдикции невозможно без учета постановлений КС РФ. Постановления Пленума ВС РФ — акты официального, а следовательно, обязательного толкования норм права (ст. 126 Конституции).

 

Статья 2. Задачи гражданского судопроизводства

Комментарий к статье 2

В литературе по гражданскому процессуальному праву высказываются различные мнения по поводу соотношения задач и целей гражданского судопроизводства. На наш взгляд, выполнение судом задачи правильно и своевременно рассматривать гражданские дела является предпосылкой достижения указанных в ст. 2 ГПК целей. Цели эти, формирование уважительного отношения к праву и суду могут быть достигнуты лишь в результате добросовестного и профессионального выполнения судами поставленных перед ними задач.

Задачи и цели гражданского судопроизводства, определенные в ст. 2 ГПК, позволяют правильно толковать нормы гражданского процессуального права, исходя из их действительного смысла. Так, ВС РФ в положительном ответе на вопрос «Возможна ли выдача судом нескольких исполнительных листов в случаях, когда исполнение решения суда должно производиться в различных местах?» ссылается на ст. 2 ГПК. Суд считает, что ст. 2 ГПК служит развитию конституционных принципов приоритетного значения прав и свобод граждан (ст. 2, 17, 18 Конституции), определяющих смысл, содержание и применение законов. «Ограничение на выдачу нескольких исполнительных листов в случае наличия у должника нескольких источников дохода, по каждому из которых должно производиться удержание в пользу взыскателя, приведет в конечном итоге к тому, что позволит не исполнять судебное решение в полном объеме и реализовать названные выше задачи гражданского судопроизводства. Если решение суда должно исполняться в нескольких местах, исполнительные листы могут по просьбе взыскателя выдаваться по количеству этих мест» (см. разъяснения Президиума ВС РФ от 24.03.2004).

Так, в судебном заседании по делу о возмещении имущественного вреда истец Н. обратился к судье с ходатайством заменить ненадлежащего ответчика К., действиями которого при исполнении трудовых обязанностей был причинен вред имуществу Н., надлежащим — его работодателем С. Ответом судьи стало определение об отказе произвести замену ненадлежащего ответчика. Отказ был обоснован тем, что суд не обязан производить такую замену. В соответствии со ст. 41 ГПК суд может, т.е. суд вправе, но не обязан производить замену ненадлежащего ответчика. В результате было вынесено решение об отказе в удовлетворении иска Н. к К. При этом суд разъяснил Н. его право обратиться с самостоятельным иском к С. <1>.

———————————

<1> Дело N 2-134/05 // Архив Центрального районного суда г. Хабаровска.

 

Действительно, в тексте ст. 41 ГПК употребляется слово «может» применительно к замене ответчика судом. Однако нетрудно заметить, что задачи производства по делу судом не выполнены и цель, определенная ст. 2 ГПК, — защита нарушенного права Н. осталась недостигнутой. Это означает, что не правом, а обязанностью суда являлась замена ненадлежащего ответчика как по ходатайству истца, так и с его согласия. Такой вывод следует из содержания ст. 2 ГПК.

 

Статья 3. Право на обращение в суд

Комментарий к статье 3

1. Предпосылкой права на судебную защиту, установленного ст. 46 Конституции, является в первую очередь право на обращение в суд. Безусловно, вполне возможна ситуация: у лица есть право на обращение в суд, но защиты оно не получает в связи с установленной судом необоснованностью требования о защите, пропуском срока исковой давности без уважительных к тому причин и другими обстоятельствами.

Из содержания ч. 1 ст. 3 ГПК следует, что предпосылкой права на обращение в суд является юридическая заинтересованность лица, обращающегося в суд. На наш взгляд, правильным является мнение юристов о том, что юридический интерес лица, обращающегося в суд с иском (заявлением), предполагается существующим независимо от мнения на этот счет суда при решении вопроса о принятии иска (заявления), других лиц.

Важно, что обращающийся в суд считает себя обладателем нарушенного или оспариваемого права, юридического интереса. Окончательный вывод об этом за судом в решении суда. В связи с этим противоречит смыслу права на обращение в суд установленное в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК основание к отказу в принятии иска (заявления) и прекращению производства по ним в связи с тем, что в них оспариваются некие акты, не затрагивающие права, свободы или законные интересы заявителя. Нетрудно заметить, что суду предоставлено право делать вывод о наличии либо отсутствии юридического интереса у лица, обращающегося в суд. При этом в гл. 24 и 25 ГПК, на применение которых очевидно рассчитано указанное выше ограничение, содержатся нормы, позволяющие обратиться в суд гражданам или организациям, которые считают, что нормативным правовым актом нарушаются их права и свободы, а также органам публично-правовых образований, считающим, что нарушена их компетенция (ч. 1, 2 ст. 251 ГПК). В соответствии с ч. 1 ст. 254 ГПК граждане и организации вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) названных в ней органов и лиц, если считают, что нарушены их права и свободы.

В отдельных главах подразд. IV разд. II ГПК «Особое производство» исчерпывающе названы лица, обладающие правом на обращение в суд с соответствующими заявлениями (ч. 1 — 3 ст. 281, ч. 1 ст. 286, ст. 302 ГПК). Представляется, что перечень лиц, уполномоченных на обращение в суд в указанных случаях, целесообразно дополнить словами «и иные заинтересованные лица». Такими лицами могут быть, например, кредитор или должник лица, о статусе которого идет речь в нормах приведенных выше статей ГПК.

Порядок, с соблюдением которого ч. 1 ст. 3 ГПК связывает право на обращение в суд, обусловлен отсутствием обстоятельств, названных в ч. 1 ст. 134 ГПК (помимо указанного выше, в п. 1 данного Комментария). Кроме того, в ст. 135 и 136 ГПК названы условия реализации права на обращение в суд. Отсутствие права на обращение в суд является основанием к отказу в принятии заявления либо прекращению производства по ошибочно возбужденному делу (ст. 134, 220 ГПК). Нарушение условий реализации права на обращение в суд является основанием возвращения заявления либо оставления его без рассмотрения (ст. 135, 222 ГПК). Нарушение требований к содержанию заявления, непредставление требуемых к нему документов, в том числе документа, подтверждающего уплату госпошлины, влечет оставление заявления без движения (ст. 136 ГПК).

Право на обращение в суд включает не только право на обращение в суд первой инстанции, но и в суды апелляционной или кассационной, надзорной инстанций. ГПК устанавливает как предпосылки, так и условия реализации прав на обращение в суды указанных инстанций (ст. 323, 324, 341, 342, 379.1 ГПК). В установленных законом ситуациях в содержание права на обращение в суд включается право на пересмотр судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 392, 394 ГПК).

2. Императивной является норма ч. 2 ст. 3 ГПК. Отказ от права на обращение в суд, как правило, выражается в форме мирового соглашения.

Так, Л-ва заключила мировое соглашение с Л-вым, в соответствии с которым она обязалась не обращаться в суд с иском о взыскании алиментов на сына при условии, что отец ребенка выселится из занимаемого им жилого помещения, снимется с регистрационного учета. После того, как Л-в выполнил обещанное, Л-ва обратилась к мировому судье с иском о взыскании алиментов на ребенка. Судья удовлетворил иск, не согласившись с возражениями ответчика, основанными на мировом соглашении, расценив обязанность, принятую на себя Л-вой, как недействительный отказ от права на обращение в суд.

3. Действующий ГПК, закрепляя право на обращение в суд общей юрисдикции, одновременно предусматривает возможность для сторон гражданского правоотношения передать свой спор на разрешение третейского суда. Наличие ставшего обязательным для сторон решения третейского суда является основанием к отказу в принятии искового заявления по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям либо прекращению производства по нему. Исключение составляют случаи, когда суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Если гражданский иск находится в производстве третейского суда и решение по нему еще не принято третейским судом, тождественный иск заинтересованного лица в суд общей юрисдикции возвращается судом либо оставляется без рассмотрения (п. 5 ч. 1 ст. 135, абз. 5 ст. 222 ГПК). Отметим, что абз. 5 ст. 222 ГПК в последнем случае применяется по аналогии. Основанием для оставления заявления без рассмотрения в абз. 6 ст. 222 ГПК названо также наличие соглашения сторон о передаче тождественного спора на рассмотрение и разрешение третейского суда, если от ответчика до начала рассмотрения по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде.

 

Статья 4. Возбуждение гражданского дела в суде

Комментарий к статье 4

1. В ч. 1 ст. 4 ГПК закреплено одно из проявлений начала гражданского судопроизводства — принципа диспозитивности: по общему правилу гражданские дела возбуждаются по заявлению лиц, имеющих материально-правовой интерес в деле. К ним относятся истец, а также заявители — лица, пользующиеся правом обращения в суд с требованиями публично-правового характера, по делам особого производства и делам, названным в разд. V — VII ГПК.

2. Часть 2 ст. 4 ГПК предусматривает возможность возбуждения гражданских дел по заявлениям лиц, не имеющих личного материально-правового интереса, но наделенных ГПК и другими федеральными законами правом обращения в суд от своего имени в защиту прав и законных интересов других субъектов права. Статьи 45, 46 ГПК конкретизируют круг субъектов такого права. Во-первых, это прокурор. Следует учесть, что в ст. 45 ГПК внесены изменения ФЗ от 05.04.2009 N 43-ФЗ, согласно которым расширены права прокурора на возбуждение гражданских дел в защиту прав и законных интересов граждан. Во-вторых, это органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане, которые вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц. И прокурор, и субъекты, названные в ст. 46 ГПК, обладают правом возбуждения гражданских дел в защиту неопределенного круга лиц.

Наделение перечисленных лиц правом обращения в суд с заявлениями от своего имени в чужих интересах не является исключением из принципа диспозитивности гражданского процессуального права. Статья 46 ГПК прямо указывает на то, что названные в ней лица обращаются в суд по просьбе других лиц, и исключение из этого правила установлено только в отношении несовершеннолетних и недееспособных граждан. Прокурор обращается в суд в абсолютном большинстве случаев также по просьбе заинтересованных лиц. Суды требуют от прокуроров доказательств того, что они обращаются в суд по просьбе граждан (см. Приказ Генеральной прокуратуры от 26.04.2012 N 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе»). Исключение составляют ситуации, когда прокурор или лица, названные в ст. 46 ГПК, обращаются в суд в защиту неопределенного круга лиц и публично-правовых образований. Если лицо, в интересах которого возбуждено дело, не поддерживает иск, суд прекращает производство по делу, если это не противоречит закону. В случае, если от иска отказывается прокурор или лица, названные в ст. 45 ГПК, продолжение или прекращение производства по делу зависит от мнения на этот счет лица, в чьих интересах он предъявлен.

 

Статья 5. Осуществление правосудия только судами

Комментарий к статье 5

Статья 5 ГПК конкретизирует норму ст. 118 Конституции. Конституционным принципом гражданского процессуального права является осуществление правосудия по гражданским делам только судами общей юрисдикции. Суть этого принципа раскрывает содержание понятия «правосудие». Это деятельность, осуществляемая в особом порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, подчиненная принципам, гарантирующим вынесение законных и справедливых судебных постановлений. Иные государственные, муниципальные, общественные органы не вправе вмешиваться в судебную компетенцию по рассмотрению и разрешению гражданских дел. В ст. 1 Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. от 04.03.2013) подчеркнуто, что судебная власть в Российской Федерации принадлежит только судам. Судебная власть самостоятельна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей.

Анализ норм ГПК убеждает в том, что правосудие по гражданским делам обеспечивается многими процессуальными гарантиями прав лиц, участвующих в деле.

Не является правосудием деятельность несудебных органов по разрешению правовых вопросов (комиссий по трудовым спорам, третейских судов, посредников, нотариуса, административных органов). Не является правосудием и деятельность районных судов в порядке приказного производства.

 

Статья 6. Равенство всех перед законом и судом

Комментарий к статье 6

Статья 6 ГПК воспроизводит содержание ст. 19 Конституции, распространяя действие принципа равенства перед законом и судом и на организации. Несколько иначе сформулирован принцип равенства всех перед законом и судом в ст. 7 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»: «Суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно и по другим не предусмотренным федеральным законом основаниям».

Принцип равенства всех перед законом и судом не исключает различий в процессуально-правовом статусе различных лиц, участвующих в деле. К примеру, истец-потребитель в силу закона может избрать территориальную подсудность своего требования, в то время как у ответчика такого права нет. Учитывая это, можно было бы сформулировать такое правило: любой субъект права независимо от его личных и иных особенностей, заняв процессуальное положение определенного участника гражданского судопроизводства, обладает одинаковым в сравнении с другими лицами, занимающими такое же процессуальное положение, объемом процессуальных прав и несет одинаковые с ними процессуальные обязанности. Можно привести примеры, когда на процессуально-правовые права и обязанности лиц, участвующих в деле, влияет характер материально-правовых отношений, составляющих предмет иска, заявления; семейное и имущественное положение и другие обстоятельства.

 

Статья 6.1. Разумный срок судопроизводства и разумный срок исполнения судебного постановления

Комментарий к статье 6.1

1. Данная статья впервые вводит понятие разумного срока производства в судах и исполнения судебного постановления, который не тождественен срокам разбирательства дел в органах правосудия и принудительного исполнения.

2. По общему правилу дела рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд, если иные сроки рассмотрения и разрешения дел не установлены ГПК, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству (ч. 1 ст. 154 ГПК). При этом, как указывает ч. 2 ст. 6.1 ГПК, «продление этих сроков допустимо, но судопроизводство должно осуществляться в разумные сроки». Такой терминологический оборот представляется неудачным, поскольку только назначенные судом процессуальные сроки могут быть продлены, сроки, установленные законом, восстанавливаются (ст. 111, 112 ГПК).

3. В ч. 3 описываются критерии оценки судом срока судопроизводства как разумного, они используются и в отношении процедуры принудительного исполнения постановления (ч. 5 ст. 6.1 ГПК). Применительно к судопроизводству законодатель в первую очередь называет точку отсчета (dies a quo) течения данного срока, а именно день поступления в суд первой инстанции заявления, что не согласуется с общим сроком рассмотрения и разрешения дел мировыми судьями. Течение разумного срока завершается (dies ad quem) в день принятия последнего судебного постановления по делу, что противоречит позиции ЕСПЧ, выраженной в Постановлении от 21.04.1998 «Эстима Джорже против Португалии» (Estima Jorge v. Portugal), где констатируется: «Статья 6, п. 1, Конвенции требует, чтобы все стадии судебного разбирательства, стремящиеся разрешить спор о правах и обязанностях гражданского характера, заканчивались в разумный срок, так, чтобы нельзя было исключить стадии, следующие за вынесением решения по существу. Так, исполнение решения или постановления какого бы то ни было суда должно рассматриваться как составная часть «процесса» в смысле статьи 6″.

Критерии оценки разумности срока судопроизводства законодателем взяты из практики ЕСПЧ. Недаром в ст. 2 ФЗ от 30.04.2010 N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» подчеркивается, что размер компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок определяется судом исходя из требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом принципов разумности, справедливости и практики ЕСПЧ. В связи с этим есть смысл каждый из критериев раскрыть с учетом мнения международного судебного органа.

Сложность дела вызывается трудностями правового либо фактического характера. По Постановлению от 27.10.1994 «Катте Клитше де ла Гранж против Италии» (Katte Klitsche de la Grange v. Italy) наибольшее значение придается тому, насколько запутаны и неясны обстоятельства юридического конфликта. Как следует из Постановлений от 27.02.1992 «Диана против Италии» (Diana v. Italy) и «Маньери против Италии» (Maneri v. Italy), сложность также может предопределяться соединением дел в одном производстве или же вступлением в процесс прочих заинтересованных субъектов.

От поведения участников гражданского процесса зависит быстрота рассмотрения спора по существу между истцом и ответчиком (сторонами), поэтому участники должны надлежащим образом выполнять требования суда и без злоупотреблений пользоваться предоставленными правами, тем самым максимально ускоряя движение дела по стадиям. Обратное поведение сторон провоцирует негативные последствия, поэтому вся ответственность возлагается на тех, кто предпринимает незаконные «маневры, чтобы выиграть время», сообщается в Постановлении от 07.07.1989 «Юнион Алиментариа Сандерс С.А. против Испании» (Union Alimentaria Sanders S.A. v. Spain). Вместе с тем, как отмечается в Постановлении от 10.07.1984 «Гинчо против Португалии» (Guincho v. Portugal), несмотря на присутствие или отсутствие процессуального сотрудничества в ходе судопроизводства, с суда в любом случае не снимается обязанность рассмотреть правовой казус в установленные сроки.

Достаточность и эффективность действий суда или поведение властей прежде всего оцениваются и критикуются с точки зрения ответственности государства, возникающей по причине дефектной и далекой от качества работы судебных организаций. Здесь ЕСПЧ особенно волнует реализация принципа надлежащего отправления правосудия, что рельефно проявилось через прецедент от 12.10.1992 «Бодаерт против Бельгии» (Bodaert v. Belgium). Страсбургские судьи считают, что страны не могут оправдывать задержки судопроизводства ссылками на процессуальные или организационные недостатки, коль скоро сама государственная власть не создала своим гражданам благоприятную обстановку в области правосудия.

При этом в Постановлении от 13.07.1983 «Циммерман и Стейнер против Швейцарии» (Zimmerman and Steiner v. Switzerland) Суд привел целый ряд примерных недопустимых извинительных доводов:

1) отсрочка слушаний до рассмотрения другого спора или их отложение в целях сбора доказательств (в качестве вызывающего нарекания воспринимается факт уклонения от представления доказательственных материалов различными государственными структурами);

2) отказ в регистрации документов судебными канцеляриями;

3) высокая загруженность судебной системы (Суд заявил, что страны-делинквенты должны «…упорядочить свои правовые системы таким образом, чтобы дать возможность судам действовать в соответствии с требованиями п. 1 ст. 6, включая и принцип проведения судебного разбирательства в пределах разумного срока»).

Впоследствии в анализируемый перечень Постановлениями от 28.03.1990 «Б. против Австрии» (B. v. Austria) и от 26.02.1992 «Монако против Италии» (Monaco v. Italy) дополнительно были внесены:

4) запаздывание с подготовкой и составлением текстов судебного решения;

5) несвоевременная официальная регистрация правоприменительного акта национального органа судебной власти.

Последний критерий в ч. 3 ст. 6.1 ГПК не содержится, но выводится из ст. 2 ФЗ от 30.04.2010 N 68-ФЗ — это существенность предмета судебного разбирательства для заинтересованного лица. Она означает, что внутреннее законодательство не может не предусматривать специальных процессуальных средств в разрешении отдельных гражданских дел ускоренным способом. Например, где фигурируют свободы несовершеннолетних, узловые семейные, трудовые и социально-общественные интересы или же в силу состояния здоровья заявителя. Подобные выводы следуют из Постановлений от 08.07.1987 «Х. против Соединенного Королевства» (X. v. United Kingdom) — «…всегда есть опасность, что любая процедурная отсрочка приведет de facto к решению вопроса, переданного в суд, прежде, чем он проведет слушание»; от 29.03.1989 «Бок против Германии» (Bock v. Germany) — затрагивалась тема скорейшего разрешения дела, возникшего из семейных правоотношений; от 23.09.1994 «Хокканен против Финляндии» (Hokkanen v. Finland) — «…главным является то, чтобы дела, касающиеся опеки, рассматривались в срочном порядке»; от 12.07.2001 «К. и Т. против Финляндии» (K. and T. v. Finland) — «…в каждом деле решающим должно оставаться определение того, что отвечает наилучшим интересам ребенка»; от 28.06.1990 «Обермайер против Австрии» (Obermeier v. Austria) — «…работник, полагающий, что он был неправомерно отстранен от исполнения своих обязанностей работодателем, лично заинтересован в том, чтобы судебное решение о незаконности данной меры было принято незамедлительно». Наиболее показателен казус, изложенный в Постановлении от 31.03.1992 «Х. против Франции» (X. v. France). Опираясь на неизлечимость болезни, от которой страдал заявитель, а также краткость срока остающейся жизни, Суд счел, что результат оспариваемого разбирательства был крайне важен для заявителя. Цель разбирательства требовала исключительной оперативности, учитывая, что процессуальные задержки несли в себе риск потери смысла проблемы, выносимой на обозрение суда. Однако национальное правосудие не воспользовалось собственными распорядительными полномочиями, чтобы ускорить производство дела.

4. Руководствуясь перечисленными выше критериями, в ч. 4 ст. 6.1 ГПК законодатель специально указал, что обстоятельства, связанные с организацией работы суда, в том числе с заменой судьи, а также рассмотрение дела различными инстанциями не может приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумного срока судопроизводства по делу, что естественным образом влияет на размер компенсации в случае ее присуждения.

5. Статья 6.1 ГПК вводит новое процессуальное правило о том, что в случае, если после принятия заявления к производству дело длительное время не рассматривалось и судебный процесс затягивался, заинтересованные лица вправе обратиться к председателю суда с заявлением об ускорении рассмотрения дела, что является одним из условий обращения с требованием о присуждении компенсации. Порядок рассмотрения заявления разъясняется в п. 17 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 23.12.2010 N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Если гражданское или уголовное дело рассматривается мировым судьей, то заявление об ускорении подается председателю районного суда. В случае нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовному делу право на подачу заявления о присуждении компенсации может быть реализовано лишь при условии предварительного обращения к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой в порядке ч. 2 ст. 123 УПК.

С заявлением об ускорении к председателю суда могут обратиться лица, имеющие право на подачу заявления о присуждении компенсации, а также прокурор, обратившийся в суд с заявлением в защиту интересов данных лиц в порядке ст. 45 ГПК и участвующий в связи с этим в деле, по которому возникли основания для обращения к председателю суда.

В заявлении об ускорении должны быть, в частности, указаны обстоятельства, на которых лицо основывает свое требование об ускорении рассмотрения дела. Оно рассматривается председателем суда единолично в течение пяти дней со дня поступления такого заявления в суд без вызова лиц, участвующих в деле (п. 17, 18 Постановления).

6. По смыслу ч. 6 ст. 6.1 ГПК, ч. 6 ст. 6.1 АПК, ч. 5 ст. 6.1 УПК, при оценке длительности рассмотрения дела или затягивания судебного процесса следует учитывать, принимались ли судом меры к своевременному рассмотрению дела, поэтому председатель суда вправе истребовать от судьи, в производстве которого находится дело, в связи с которым подано заявление об ускорении, информацию о движении дела и действиях, направленных на его своевременное рассмотрение.

7. По итогам рассмотрения заявления об ускорении председатель суда выносит мотивированное определение (постановление), в котором при установлении оснований для ускорения рассмотрения дела может быть указано, в пределах какого срока должно быть проведено судебное заседание по делу.

В определении (постановлении) председателя суда допустимы и прочие указания и на иные действия, целесообразные для ускорения рассмотрения дела. К примеру, председатель суда вправе обратить внимание судьи на необходимость принятия мер к оперативному извещению лиц, участвующих в деле, получению доказательств, осуществлению контроля за сроками проведения экспертизы, возобновлению производства по делу в случае устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление.

При избрании председателем суда конкретных мер следует учитывать недопустимость нарушения принципов независимости и беспристрастности судей. В связи с этим председатель суда не уполномочен законом назначать экспертизу, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности доказательственных материалов, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какое решение должно быть принято при рассмотрении дела, а также совершать любые действия, направленные на вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия по конкретному делу. Меры, которые должны быть предприняты в целях ускорения рассмотрения дела, не могут быть адресованы лицам, участвующим в деле.

Если по результатам рассмотрения заявления об ускорении председатель суда не установит оснований для ускорения рассмотрения дела, он выносит мотивированное определение (постановление) об отказе в удовлетворении заявления об ускорении. Заявление об ускорении, а также вынесенное определение (постановление) председателя суда приобщаются к материалам дела, об ускорении рассмотрения которого подано заявление. Копия определения (постановления) направляется всем заинтересованным лицам.

Действующее процессуальное законодательство не предусматривает возможности обжалования определения (постановления) председателя суда, вынесенного по результатам рассмотрения заявления об ускорении.

Отказ председателя суда в удовлетворении заявления об ускорении, отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении жалобы, поданной в порядке ч. 2 ст. 123 УПК, либо нерассмотрение указанными лицами такого заявления или жалобы не лишают заинтересованное лицо права на обращение в суд с заявлением о присуждении компенсации.

 

Статья 7. Единоличное и коллегиальное рассмотрение гражданских дел

Комментарий к статье 7

1. В ст. 7 ГПК закреплен принцип сочетания единоличного и коллегиального рассмотрения гражданских дел. В судах первой инстанции гражданские дела рассматриваются единолично, хотя возможно их коллегиальное рассмотрение в случаях, предусмотренных федеральным законом. Применительно к делам, возникающим из публичных правоотношений, это правило подтверждается в ч. 1 ст. 246 ГПК. В настоящее время единственным федеральным законом, предусматривающим коллегиальное рассмотрение дела в суде первой инстанции, является сам ГПК. В соответствии с ч. 2 ст. 260.1 ГПК дела о расформировании избирательной комиссии, комиссии референдума рассматриваются судом коллегиально в составе трех профессиональных судей. В настоящее время из гражданского судопроизводства исключен институт народных заседателей.

2. Единолично рассматривая гражданские дела и совершая отдельные процессуальные действия, судья действует от имени суда. Это означает лишь то, что слово «судья» в разд. II ГПК применяется в значении слова «суд». В то же время постановление суда первой инстанции, которым дело разрешается по существу, принимается именем Российской Федерации в форме решения суда (ч. 1 ст. 194 ГПК). И независимо от того, каким действием (бездействием) и какого суда причинен имущественный вред лицам, участвующим в деле, другим субъектам в ходе гражданского судопроизводства, ответственность за это несет Российская Федерация (см. Постановление КС РФ от 25.01.2001 N 1-П).

3 — 4. Части 3 и 4 ст. 7 ГПК определяют состав судей, рассматривающих гражданские дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях. Из них только в апелляционной инстанции дела по жалобам на судебные постановления мировых судей, не вступившие в законную силу, рассматриваются единолично судьей соответствующего районного суда. В остальных случаях гражданские дела в судах апелляционной инстанции рассматриваются коллегиально в составе судьи-председательствующего и двух судей. Рассмотрение дел в кассационном порядке и в порядке надзора осуществляется судом в составе председательствующего судьи и не менее двух судей (ч. 2 ст. 14 ГПК). Последнее правило действует, когда в кассационном порядке дело рассматривается Судебной коллегией по гражданским делам либо Военной коллегией ВС РФ. Надзорные жалобы (представления прокурора) рассматриваются также коллегиально — Президиумом ВС РФ (ч. 2 ст. 391.1 ГПК).

 

Статья 8. Независимость судей

Комментарий к статье 8

1. В ч. 1 ст. 8 ГПК воспроизводится содержание конституционного принципа независимости судей и подчинения их только Конституции и ФЗ. В несколько иной редакции этот принцип изложен в ст. 5 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»: «Суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь Конституции Российской Федерации и закону».

2. Постороннее воздействие на судей преследуется по закону. Это положение закреплено в ст. 10 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации». Лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей, участвующих в осуществлении правосудия, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную законодательством РФ (гл. 31 УК).

3. Гарантии независимости судей установлены ст. 120 — 122, 124 Конституции, ст. 9, 12 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации», ст. 16, 194, 369 ГПК.

В частности, в соответствии со ст. 9 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» независимость судей обеспечивается:

— предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия;

— запретом под угрозой ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

— установленным порядком приостановления и прекращения полномочий судьи;

— правом судьи на отставку;

— неприкосновенностью судьи;

— системой органов судейского сообщества;

— предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

Судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства.

Судья не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия, и его полномочия могут быть прекращены или приостановлены только по решению соответствующей квалификационной коллегии. Несменяемость и неприкосновенность судей — весьма важные гарантии принципа их независимости. Процессуальные гарантии независимости судей: гласность судебного разбирательства; право заявления отвода судье и его самоотвода по основаниям, предусмотренным законом; правила разрешения судьями всех вопросов, возникающих при разбирательстве дела; особый порядок совещания судей; точно установленные законом пределы обязательности указаний судов кассационной и надзорной инстанций по конкретному делу и др.

Осуществляя полномочия и исполняя обязанности должностного лица, судья состоит в трудовом правоотношении с определенным судебным учреждением и должен подчиняться правилам трудового распорядка в нем. Распределение дел между судьями осуществляет председатель суда либо его заместители. От их воли зависит, какие дела должен рассматривать тот или иной судья. Не исключены ситуации, когда руководитель изымает дело из производства судьи и передает его на рассмотрение другого судьи без каких-либо объективных причин. При этом естественно сомнение: не был ли судья, у которого забрали дело, слишком независим? Хотя возможно и противоположное предположение. Представляется, чтобы не было сомнений, необходимо введение в практику распределения дел между судьями механизма, исключающего волю председателя суда.

Реализация принципа независимости судей и подчинения их только Конституции и ФЗ невозможна благодаря лишь мерам по созданию самых благоприятных материальных условий, социальной защиты, неприкосновенности судей. Независим судья, имеющий хорошую профессиональную подготовку, обладающий умением применять свои знания к фактическим жизненным ситуациям. От судьи требуется обладание высокоразвитым интеллектом, правильным пониманием своих обязанностей, обостренным чувством справедливости, стойкостью и мужеством, умением принимать самостоятельные решения, бескорыстием.

 

Статья 9. Язык гражданского судопроизводства

Комментарий к статье 9

1. Содержание ст. 9 ГПК в основном соответствует ст. 68 Конституции, установившей, что государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки, которые употребляются в органах государственной власти, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком России. Суды, за исключением мировых судей, являются органами власти не республик, а Российской Федерации, равно учреждениями РФ. На наш взгляд, в ч. 1 ст. 9 ГПК законодатель вышел за пределы, установленные Конституцией.

Детально определяется язык судопроизводства в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». В соответствии со ст. 10 Закона гражданское судопроизводство:

— в ВС РФ и военных судах ведется на русском языке;

— в других судах может осуществляться также на государственном языке республики, на территории которой находится суд;

— у мировых судей ведется на русском языке либо на государственном языке республики, на территории которой находится судебный участок.

Определение государственного языка Российской Федерации, языков субъектов РФ содержится в Законе РФ от 25.10.1991 N 1807-1 «О языках народов Российской Федерации» (в ред. от 11.12.2002) (ст. 18), ФЗ от 01.06.2005 N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» (ст. 1).

2. Часть 2 ст. 26 Конституции гарантирует право каждому на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения. Часть 2 ст. 9 ГПК раскрывает содержание этого права применительно к гражданскому судопроизводству для участвующих в деле лиц и других участников процесса, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство. Суд обязан разъяснить им и обеспечить право давать объяснения, заключения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

В соответствии со ст. 97 ГПК оплата услуг переводчика и возмещение понесенных им расходов в связи с явкой в суд производятся за счет средств бюджета РФ или бюджета субъекта РФ — в зависимости от того, рассматривается дело федеральным судом или мировым судьей. Обязанностью суда является обеспечение также за счет средств соответствующего бюджета перевода судебных постановлений и других документов, ходатайств, объяснений и заключений лиц, участвующих в деле, показаний свидетелей и заключений экспертов.

Нарушение правил о языке судопроизводства является безусловным основанием для отмены судебного решения независимо от доводов апелляционной или кассационной жалобы (п. 3 ч. 2 ст. 364 ГПК).

 

Статья 10. Гласность судебного разбирательства

Комментарий к статье 10

1. Статья 10 ГПК раскрывает применительно к гражданскому судопроизводству конституционный принцип открытости судебного разбирательства, закрепленный в ст. 123 Конституции. Одновременно гласность судебного разбирательства является общепризнанным принципом международного права (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). По общему правилу гражданские дела на всех стадиях производства по ним рассматриваются в открытом судебном заседании. Это не означает, что в помещении, в котором рассматривается гражданское дело, могут присутствовать любые лица, хотя, в отличие от ГПК РСФСР 1964 г., действующий процессуальный закон не предусматривает для них возрастных ограничений. На наш взгляд, присутствовать в судебном заседании могут лишь лица, достигшие 16-летнего возраста. Косвенным подтверждением тому является, в частности, то, что меры, которые могут быть приняты к таким лицам в случае нарушения порядка в судебном заседании (штраф, направление соответствующих документов в прокуратуру для возбуждения уголовного дела), рассчитаны на нарушителей, достигших 16-летнего возраста.

2. Часть 2 ст. 10 ГПК называет допускаемые ограничения гласности в гражданском процессе. Во-первых, это ограничения, установленные федеральными законами, например Законом РФ от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне» (в ред. от 08.11.2011), СК. Во-вторых, закрытые судебные заседания проводятся по ходатайству лиц, участвующих в деле, если они ссылаются на необходимость сохранения коммерческой, банковской, налоговой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина или организации. Указание на юридическое лицо в качестве субъекта, чьи интересы защищаются нормами о закрытом судебном заседании, почему-то не содержится в ч. 2 ст. 10 ГПК. Наряду с ч. 2 ст. 10 ГПК указание на необходимость проведения закрытого судебного заседания содержится в ст. 182 ГПК, допускающей оглашение и исследование переписки и телеграфных сообщений граждан в открытом судебном заседании только с согласия лиц, между которыми эти переписка и телеграфные сообщения происходили.

В закрытом судебном заседании рассматривается гражданское дело, когда суд вынужден удалить из зала судебного заседания всех граждан, не являющихся участниками процесса в случае массового нарушения ими порядка в судебном заседании (ч. 5 ст. 159 ГПК).

3 — 5. В ч. 3 ст. 10 ГПК содержится норма об обязанности суда предупредить лиц, участвующих в деле, и иных лиц, присутствующих при совершении процессуального действия, в ходе которого могут быть выявлены тайны, названные в ч. 2 ст. 10 ГПК и других федеральных законах, об ответственности за их разглашение. Речь, очевидно, идет о предупреждении участников процесса, к которым наряду с лицами, участвующими в деле, относятся их представители, свидетели, эксперты, специалисты, переводчики. О них идет речь в ч. 5 ст. 10 ГПК. Следует отметить, что нормы о недопустимости разглашения профессиональной тайны представителем-адвокатом содержатся в ФЗ от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 21.11.2011). Нормы об ответственности за разглашение сведений, содержащих тайну, содержатся в ст. 137, 138, 147, 155, 183, 283, 320 УК.

О рассмотрении дела в закрытом судебном заседании (полностью или в части судебного разбирательства) суд выносит мотивированное определение. Такое определение не подлежит обжалованию, однако возражение относительно рассмотрения дела в закрытом судебном заседании может быть включено в содержание апелляционной или кассационной жалобы, соответствующих представлений прокурора.

6. Часть 6 ст. 10 ГПК обязывает суд соблюдать правила гражданского судопроизводства при рассмотрении дела в закрытом судебном заседании.

7. Важной гарантией законности актов суда является установленное ч. 7 ст. 10 ГПК право лиц, участвующих в деле, и граждан, присутствующих в открытом судебном заседании, фиксировать ход судебного разбирательства в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи, не спрашивая разрешения суда. Фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются с разрешения суда. Гласность судопроизводства обеспечивается также путем распространения информации о судебных процессах, судебных постановлениях в СМИ, в том числе по инициативе суда, когда публикация судебного решения в печатном издании предусмотрена ГПК (см. ст. 253 ГПК).

8. В соответствии с ч. 8 ст. 10 ГПК решения судов объявляются публично независимо от того, в открытом или закрытом заседании рассматривалось дело. Исключение сделано лишь для решений, которые затрагивают права и законные интересы несовершеннолетних. Такие решения объявляются в закрытом судебном заседании.

Вызывает сомнение целесообразность публичного оглашения решения по делу, которое обоснованно рассматривалось в закрытом судебном заседании. Объявление решения суда — завершающая часть судебного разбирательства, и на него распространяется действие норм о закрытом судебном заседании, объявляться оно должно также в закрытом судебном заседании. Хотя суды очень редко в совещательной комнате выносят полные, мотивированные решения. Чаще по выходу судьи из совещательной комнаты оглашаются вводная и резолютивная части решения.

Гласность судебного разбирательства, являясь принципиальным началом гражданского процессуального права, служит условием реализации других принципов отрасли. В частности, принципа независимости судей и подчинения их только Конституции и ФЗ. Гласность судопроизводства способствует повышению его культуры, является профилактическим средством предупреждения каких-либо отступлений от установленных законом правил судопроизводства.

 

Статья 11. Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел

Комментарий к статье 11

1. Статья 11 ГПК посвящена источникам норм материального права, применяемого при рассмотрении гражданских дел. В отличие от гражданского процессуального законодательства, относящегося к предмету исключительного ведения Российской Федерации (ст. 71 Конституции, ст. 1 ГПК), материальное право разнообразно по источникам. Так, гражданское право относится к предмету ведения исключительно Российской Федерации, а трудовое и семейное — к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ.

Нормативные правовые акты и иные источники норм материального права, на основании которых суды разрешают гражданские дела, названы в порядке, определенном их юридической силой: Конституция, международные договоры РФ, ФКЗ, ФЗ, акты Президента и Правительства РФ, акты субъектов РФ, муниципальных образований. Нетрудно заметить, что в числе источников правового регулирования материальных правоотношений не названы прецеденты ЕСПЧ. Между тем, присоединившись к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Россия признала обязательными для ее судов позиции ЕСПЧ в толковании Конвенции и Протоколов к ней в постановлениях по конкретным делам (см. Постановление Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23). Обычаи делового оборота применяются в сфере предпринимательской деятельности и лишь в исключительных случаях могут применяться судами общей юрисдикции. Под обычаем делового оборота следует понимать не предусмотренное законом или договором, но сложившееся и применяемое к какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, основанном на сходных обстоятельствах, и т.п.) <1>. Из содержания ст. 6 ГК следует, что если отношение, входящее в предмет регулирования гражданского права, не урегулировано законом или соглашением сторон, то к нему может быть применен обычай делового оборота при условии, что он не противоречит обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договора (п. 2 ст. 5 ГК). Указания на применение обычаев делового оборота содержатся в п. 2 ст. 478, п. 2 ст. 513, п. 1 ст. 722 ГК.

———————————

<1> См.: п. 4 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

2. Нормы ч. 2 ст. 11 ГПК согласуются с ч. 2 ст. 120 Конституции и ч. 3 ст. 5 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации». Применять их следует с учетом позиций КС РФ о разграничении компетенции судов общей юрисдикции и КС РФ, в частности, если ФЗ противоречат конституция или устав субъекта РФ, постановление Правительства РФ, Указ Президента РФ, являющиеся правовым основанием заявленного требования <1>.

———————————

<1> См.: п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2007 N 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части».

 

Пленум ВС РФ в Постановлении от 31.10.1995 N 8 разъяснил, что при рассмотрении дел судам необходимо оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемое судом отношение, и во всех необходимых случаях применять Конституцию в качестве акта прямого и непосредственного действия. В случае неопределенности в ответе на вопрос, соответствует ли Конституции подлежащий применению в конкретном деле закон, необходимо поступить в соответствии с абз. 6 ст. 215 ГПК — обратиться в КС РФ с запросом о соответствии закона, подлежащего применению, Конституции.

3. Часть 3 ст. 11 ГПК посвящена применению судами при разрешении гражданских дел аналогии закона и аналогии права. Нет сомнения в допустимости применения норм гражданского (в широком смысле) права, регулирующих сходные отношения (аналогия закона), и исходить из общих начал и смысла гражданского (в широком смысле) законодательства (аналогия права). С таким способом правоприменения связано положение п. 1 ст. 8 ГК: гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными нормативными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или иными нормативными актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

4. В ч. 4 ст. 11 ГПК воспроизводится положение ч. 4 ст. 15 Конституции о приоритете условий международного договора над правилами, установленными законом, в случае их несоответствия.

5. Нормы права других государств могут применяться судом лишь в случае, если такая возможность предусмотрена законом, международными договорами и обычаями, признаваемыми в Российской Федерации.

 

Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон

Комментарий к статье 12

1. Конституционный принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции) нашел отражение в основных положениях ГПК. Принцип состязательности основан на юридическом равенстве сторон в спорном материальном правоотношении и противоположности их материально-правовых интересов.

Принцип состязательности призван обеспечить полноту представления фактического и доказательственного материала, необходимого для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела. В соответствии с принципом состязательности каждая из сторон должна обосновать свои требования и возражения фактами и доказать эти факты. Гражданское процессуальное право обеспечивает состязательную форму процесса, наделяя субъектов доказывания равными правами в отстаивании своих позиций.

Закон обязывает стороны при подготовке дела к судебному разбирательству определить и раскрыть свои позиции по делу, обменяться имеющимися доказательствами. Принцип процессуального равноправия сторон подчеркивается в ч. 3 ст. 38 ГПК: стороны пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности. Особенно отчетливо равноправие сторон проявляется в доказательственной деятельности, осуществляемой в состязательной форме.

2. Часть 2 ст. 12 ГПК содержит указания на обязанность суда осуществлять руководство процессом доказывания, начиная со стадии подготовки дела к судебному разбирательству и до конца его рассмотрения по существу.

Сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, суд обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств и установления фактических обстоятельств с целью правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданского дела. Содержание ч. 2 ст. 12 ГПК подтверждает существование в гражданском процессуальном праве принципа объективной истины, так как только на основании правильного установления фактов, имеющих значение для дела, возможно его правильное разрешение. Наличие принципа объективной истины в гражданском процессуальном праве подтверждается также содержанием ч. 2 ст. 56, ст. 59, 148, 362 и др. ГПК.

 

Статья 13. Обязательность судебных постановлений

Комментарий к статье 13

1. В ч. 1 ст. 13 ГПК словосочетание «судебные постановления» применяется как родовое понятие для всех видов судебных актов, хотя следует заметить, что в настоящее время термином «постановление» определяются акты президиумов судов субъектов РФ и Президиума ВС РФ, выносимые ими в порядке надзора. Несоответствие понятий, определяемых термином «постановление», объясняется тем, что на момент принятия ГПК акты всех судов надзорной инстанции именовались определениями.

2. В ч. 2 ст. 13 ГПК в числе обязательных не только для лиц, участвующих в деле, но и для всех без исключения органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций называются не только вступившие в законную силу судебные постановления, но и законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и обращения судов, облекаемые как в письменной, так и в устной форме.

3. Действующим законодательством установлены различные виды ответственности за неисполнение судебных постановлений и иные проявления неуважения к суду (уголовная, административная, гражданская процессуальная).

4. От обязательности судебного решения, вступившего в законную силу, следует отличать законную силу судебного решения, вернее, их субъективные пределы. Субъективные пределы законной силы — это лица, участвующие в деле. Не может быть возбуждено в суде дело, тождественное тому делу, решение по которому вступило в законную силу. Лица, участвовавшие в деле, решение по которому вступило в законную силу, их правопреемники не могут оспаривать в другом гражданском деле установленные судом и нашедшие отражение в решении, вступившем в законную силу, факты и правоотношения.

5. Часть 5 ст. 13 ГПК закрепляет правило об обязательности на территории РФ решений иностранных судов, иностранных третейских судов (арбитражей), если это предусмотрено международными договорами РФ и ГПК. Следует заметить, что не всякое судебное решение требует исполнения. Для их реализации достаточно признания, и обязательную силу они могут приобретать при отсутствии международного договора РФ, если такое признание предусмотрено законодательством РФ. Так, признание иностранных судебных решений о расторжении брака независимо от того, в какой стране они вынесены, предусмотрено ст. 160 СК.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code