Глава 33. Организация и производство контроля и записи телефонных и иных переговоров

§ 1. Понятие и правовая регламентация контроля и записи переговоров

В современных условиях борьбы с преступностью, все большее значение приобретают контроль и запись переговоров при расследовании преступлений. Подтверждением тому служит внесение изменений в ч. 1 ст. 186 УПК РФ Федеральным законом от 24 июля 2007 года № 211 – ФЗ, в соответствии с которыми стало возможно контролировать и записывать переговоры при расследовании не только особо тяжких и тяжких преступлений, но и преступлений средней тяжести. Это указывает на высокую эффективность данных мер, особенно при расследовании преступлений совершённых в условиях неочевидности.

Рассматривая вопрос о сущности контроля и записи переговоров в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить, что ни в УПК РСФСР 1960 года ни в УПК РФ 2001года не было и нет чёткого решения данной проблемы.

Определяя контроль телефонных и иных переговоров как «прослушивание и запись переговоров путём использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм» (п. 14¹ ст. 5 УПК РФ), законодатель не даёт однозначного ответа на вопрос о том, является ли контроль и запись переговоров, предусмотренный ст. 186 УПК РФ, следственным действием.

С одной стороны, на основании ч. 2 ст. 164, п. 11 ч. 2 ст. 29, п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ, следует вывод о том, что законодатель относит контроль и запись переговоров к категории следственных действий. А с другой, теоретической точки зрения, существует ряд объективных обстоятельств, свидетельствующих против отнесения контроля и записи переговоров к числу следственных действий.

Например, продолжительность срока его производства – 6 месяцев (ч. 5 ст. 186 УПК РФ) в три раза превышает установленный законом срок предварительного следствия (ч. 1 ст. 162 УПК РФ).

Ни одно следственное действие, осуществляемое в процессе предварительного следствия, не требует «прекращения» и вынесения для этого специального постановления следователя. Следственные действия «начинаются» (ч. 5 ст. 165 УПК РФ), «производятся» (ч. 1 ст. 164 УПК РФ), «отменяются» (ч. 6 ст. 185 УПК РФ) и «оканчиваются» (ч. 1 ст. 166 УПК РФ), в то время как контроль и запись переговоров «прекращается» на основании специального постановления следователя (ч. 5 ст. 186 УПК РФ).

В соответствии с требованиями ст. 164 УПК РФ (общие правила производства следственных действий), в ходе производства следственного действия или непосредственно после его окончания, в порядке предусмотренном ст. 166 УПК РФ, составляется протокол, отражающий ход и результаты данного следственного действия, в то время как в ходе контроля и записи переговоров такой протокол не составляется (ст. 186 УПК РФ).

Ни одно следственное действие не запрещено осуществлять по уголовным делам небольшой тяжести, в то время как для контроля и записи переговоров такое ограничение установлено законом (ч. 1 ст. 186 УПК РФ).

Для производства любого следственного действия своими собственными силами и средствами следователь имеет все необходимые правовые и организационно-технические возможности, в то время как при производстве контроля и записи переговоров таких возможностей он, как правило, не имеет.

В ч.ч. 3 и 5 ст. 186 УПК РФ законодатель рассматривает контроль и запись переговоров не как действие, а как некую меру.

Указанные обстоятельства и иные фактические данные, объективно характеризующие контроль и запись переговоров, свидетельствуют о том, что решение законодателя об отнесении его к числу следственных действий (п. 11 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 164, п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ), противоречит сущности и объективной характеристике данных действий.

Тем не менее, воля и правовая позиция законодателя об отнесении контроля и записи переговоров к числу следственных действий отражена в нормах уголовно-процессуального законодательства (п. 11 ч. 2 ст. 29, ч. 2 ст. 164, п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ) и потому требует неукоснительного соблюдения в процессе предварительного расследования.

Другой вопрос связан с тем, что в ст. 186 УПК РФ говорится о контроле и записи «переговоров», однако каких не указано. Допустим ли в рамках рассматриваемой меры контроль и запись информации, передаваемой не посредством устной речи, а с помощью других способов электрической связи: телексных, факсимильных каналов передачи данных, компьютерных сетей. Позиция законодателя по этому вопросу не ясна.

В науке выработано мнение о том, что используемый в ст. 186 УПК РФ термин «переговоры» следует понимать как сообщения, осуществляемые посредством не только речи, но и иных названных способов передачи информации (так, под понятие «иные переговоры» подпадают и переговоры с использованием Интернета).

Исходя из этого видно, насколько сложным по структуре и содержанию является контроль и запись переговоров. Поэтому совокупность правовых норм, прямо или косвенно регламентирующих производство контроля и записи переговоров сложна и неоднородна.

В зависимости от источника, в котором они закреплены можно выделить нормы, закреплённые в следующих правовых актах:

Конституции РФ и международных правовых актах, ратифицированных РФ;

федеральных законах РФ;

подзаконных нормативных актах;

судебных актах.

Конституция Российской Федерации, международные правовые акты, ратифицированные Российской Федерацией

В статье 23 Конституции Российской Федерации гарантируется право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, ограничение которого допускается только на основании судебного решения.

Согласно ст. 12 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Международно-правовые нормы указывают на недопустимость именно произвольного посягательства на защищаемое право. В ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. специально оговаривается, что «не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, …».

Федеральные законы Российской Федерации

В настоящее время основным федеральным законом, регламентирующим контроль и запись переговоров, является УПК РФ. Так, в п. 141 ст. 5 дается определение контроля телефонных и иных переговоров. В ст. 186 закреплены основания, процессуальный порядок и срок осуществления данного следственного действия. В ст. 165 УПК РФ установлен порядок получения разрешения на производство этого следственного действия.

Федеральный закон «О связи» устанавливает правовые основы деятельности в области связи на территории Российской Федерации и на находящихся под юрисдикцией Российской Федерации территориях, определяет полномочия органов государственной власти в области связи, а также права и обязанности лиц, участвующих в указанной деятельности или пользующихся услугами связи.

В п. 1 ст. 64 этого Закона указано, что операторы связи обязаны предоставлять уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, информацию о пользователях услугами связи и об оказанных им услугах связи, а также иную информацию, необходимую для выполнения возложенных на эти органы задач, в случаях, установленных федеральными законами.

В п. 2 ст. 64 закона «О связи» указано, что операторы связи обязаны обеспечивать реализацию установленных федеральным органом исполнительной власти в области связи по согласованию с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, требований к сетям и средствам связи для проведения этими органами в случаях, установленных федеральными законами, мероприятий в целях реализации возложенных на них задач, а также принимать меры по недопущению раскрытия организационных и тактических приёмов проведения указанных мероприятий.

При проведении уполномоченными государственными органами следственных действий операторы связи обязаны оказывать этим органам содействие в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 21 УПК РФ.

Основные подзаконные акты

При обращении к данным правовым актам следует учитывать, что следователь (дознаватель) лично не осуществляет технические мероприятия при производстве данного следственного действия. После положительного рассмотрения ходатайства следователя (дознавателя) в суде и вынесения судебного решения, либо в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 186 УПК РФ, когда контроль и запись переговоров осуществляется на основании постановления следователя (дознавателя), непосредственным исполнением данного следственного действия занимается уполномоченный оперативно-технический орган. В связи с этим при анализе правовой базы регулирующей контроль и запись переговоров необходимо изучение подзаконных актов, регламентирующих оперативо-розыскную деятельность этих подразделений.

Указом Президента РФ от 1 сентября 1995 г. № 891 «Об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств» предусмотрена возможность использования оперативно-технических средств органов ФСБ в интересах других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанных с подключением к стационарной аппаратуре организаций различных форм собственности, предоставляющих услуги связи.

В пункте 4 постановления Правительства РФ от 18 мая 2005 г. № 310 «Об утверждении правил оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной телефонной связи» закреплена обязанность оператора связи обеспечить соблюдение тайны телефонных переговоров, передаваемых по сетям связи. Ограничение права на тайну телефонных переговоров, передаваемых по сетям связи, допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами.

В приказе Судебного Департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. № 36 «Об утверждении инструкции по судебному делопроизводству в районном суде» регламентирована процедура принятия и рассмотрения судами ходатайств о производстве контроля и записи переговоров.

Техническое осуществление контроля и записи переговоров является возможным благодаря взаимодействию правоохранительных органов и учреждений связи. Так, согласно приказу Министерства информационных технологий и связи РФ от 16 января 2008 г. № 6 «Об утверждении требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий», технические средства ОРМ размещаются на узлах связи сети связи оператора связи. Технологическое помещение оборудуется средствами, исключающими несанкционированный доступ персонала оператора связи и других лиц без разрешения представителя уполномоченного органа.

Судебные акты

Необходимо отметить, что судебные акты не являются источником права. Однако, решения судов регулируют следственную и судебную практику использования результатов контроля и записи переговоров.

Одним из основных судебных актов, регулирующих правоотношения связанные с контролем и записью переговоров, является определение Конституционного суда РФ от 2 октября 2003 г. № 345-О, в котором разъясняется, что Конституция РФ:

допускает ограничение права на тайну телефонных переговоров только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23);

устанавливает запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (ч. 1 ст. 24);

исходит из необходимости защиты прав личности.

Судебный контроль, таким образом, отнесен Конституцией РФ к числу гарантий, препятствующих необоснованным ограничениям такого права человека и гражданина, как право на тайну телефонных переговоров.

Судебная процедура ограничения права на тайну телефонных переговоров имеет целью обеспечение интересов общества и государства, составляющих в единстве с интересами личности совокупность национальных интересов России. Этим обусловливается обязанность судьи, рассматривающего ходатайство органов, осуществляющих расследование преступлений, о производстве действий, связанных с ограничением права на тайну телефонных переговоров, подходить к оценке представляемых в таких случаях материалов ответственно и всесторонне.

При недостаточной обоснованности ходатайства судья может затребовать дополнительные сведения, но не вправе отказать в рассмотрении материалов об ограничении названного конституционного права. Судья также обязан не допускать сужения сферы судебного контроля, субъективно оценивая фактические данные, влекущие необходимость получения судебного решения относительно производства контроля и записи переговоров.

Информацией, составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. По общему правилу, для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим расследование преступлений, необходимо получение судебного решения.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 13 от 24 декабря 1993 г. рекомендовано судам различных уровней  принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну телефонных переговоров и иных сообщений. Здесь же разъясняется, что субъекты, уполномоченные представлять материалы для проведения контроля и записи переговоров, это — органы и должностные лица уполномоченные на то уголовно-процессуальным законодательством и Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности». Поступающие материалы судам рекомендуется рассматривать незамедлительно.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code