§ 1. Основания и процессуальный порядок наложения ареста на почтово-телеграфные отправления

Целями наложения ареста на почтово-телеграфные отправления являются: воспрепятствование передаче информации и получению сведений, касающихся расследования по уголовному делу и способных помешать ему, между заинтересованными лицами; осмотр почтово-телеграфных отправлений; выемка отправлений, имеющих значение для дела; обнаружение разыскиваемого подозреваемого (обвиняемого).

Фактическое основание принятия решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления усматривается из ч. 1 ст. 185 УПК РФ: «При наличии достаточных оснований полагать…». Иными словами, решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотре и выемке может быть принято лишь в том случае, когда должностное лицо либо орган, уполномоченные на его принятие, выдвигают достаточно обоснованные, подтверждающиеся материалами дела, предположения о том, что предметы, документы или сведения, имеющие значение для уголовного дела, могут содержаться в бандеролях, посылках или других почтово-телеграфных отправлениях, либо в телеграммах или радиограммах.

Правовым основанием для наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, производства их осмотра и выемки является судебное решение. Для получения последнего следователь с согласия руководителя следственного органа, возбуждает соответствующее ходатайство перед судом.

Отметим, что, несмотря на упоминание в ч. 3 ст. 185 УПК РФ следователя, как единственного субъекта, уполномоченного ходатайствовать перед судом о принятии соответствующего решения; производить осмотр и выемку отправлений, а также отменять наложенный ранее арест, подобными правомочиями обладает и дознаватель (п. 5 ч. 2 ст. 37, ч. 2 ст. 40, п. 1 ч. 3 ст. 41, ч. 1 ст. 223 УПК РФ), руководитель следственного органа (ч. 2 ст. 39 УПК РФ), руководитель и члены следственной группы (п. 7 ч. 4 ст. 163, ч. 5 ст. 163 УПК РФ).

При этом следует иметь в виду, что заявление соответствующего ходатайства, как и производство осмотра, выемки и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений, является правом, а не обязанностью следователя, вне зависимости от наличия либо отсутствия должного фактического основания для принятия решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления. Вместе с тем, согласно ч. 6 ст. 185 УПК РФ, решение об отмене ареста на почтово-телеграфные отправления следователь должен принять, как только отпадает необходимость в этой мере, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу.

Для определения круга субъектов, непосредственно уполномоченных на принятие решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, разрешении их осмотра и выемки в учреждениях связи, следует обратиться к ч. 2 ст. 185 УПК РФ, а также п. 8 ч. 2 ст. 29 УПК РФ. В соответствии с указанными нормами подобные решения вправе принимать только суд в лице судьи районного суда или военного суда соответствующего уровня. В то же время принятие соответствующего решения также является правом, а не обязанностью суда. Причем само право возникает у суда лишь в случае наличия фактического основания и обращения следователя с соответствующим ходатайством, оформленным должным образом. В противном случае, при невыполнении какого-либо из указанных условий, принятие решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления будет противоречить букве и духу закона, что недопустимо.

Между тем, положения ч. 5 ст. 165 УПК РФ (о неотложных следственных действиях, производство которых в исключительных случаях допускается без получения судебного решения, на основании лишь постановления следователя), не распространяются на случаи наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку.

Следует иметь в виду, что в самом законе определение «достаточных оснований» отсутствует. Вместе с тем, наиболее распространенной является позиция, согласно которой фактическое основание для производства процессуального действия имеет место при наличии достаточной для принятия решения совокупности данных (в качестве которых могут выступать доказательства, в том числе, в совокупности с результатами оперативно-розыскных мероприятий), позволяющих полагать, что в бандеролях, посылках либо других почтово-телеграфных отправлениях, поступающих конкретному лицу на конкретный почтовый адрес, могут содержаться сведения (предметы, документы), имеющие значение для уголовного дела.

Отметим, что подобный подход к фактическим основаниям принятия процессуальных решений как к совокупности доказательств, которыми должен располагать субъект, уполномоченный на принятие таких решений, нашел отражение в ряде статей УПК РФ. В частности, согласно ч. 1 ст. 17 УПК РФ, судья (присяжные заседатели, прокурор, следователь, дознаватель) оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Использование законодателем такой формулировки – «достаточные основания», позволяет сделать вывод о том, что недостаточная для принятия решения совокупность доказательств не может являться основанием принятия рассматриваемого процессуального решения. Таким образом, подобная формулировка является некорректной и более уместным было бы использование определения фактического основания для привлечения лица в качестве обвиняемого: «наличие достаточных доказательств, дающих основания для» (ч. 1 ст. 171 УПК РФ).

Полагаем, что при определении достаточности оснований для принятия упомянутого решения ни следователь, ни суд не обязаны располагать достоверными подтверждением того, что в почтово-телеграфных отправлениях содержаться предметы, документы или сведения, имеющие значение для уголовного дела. Достаточно и наличия сведений, позволяющих сделать соответствующее предположение.

Из ч. 1 ст. 185 УПК РФ следует, что в почтово-телеграфных отправлениях могут содержаться три вида объектов: предметы, документы, сведения, общим признаком которых выступает значимость для уголовного дела. При этом наличие всех трех видов объектов не является обязательным, поскольку законодатель использует союз «или». То есть, для принятия решения достаточно предполагать наличие в почтово-телеграфных отправлениях либо предметов, либо документов, либо сведений, имеющих значение для уголовного дела, либо совокупности всех трех объектов.

Под документами понимаются такие виды доказательств, как «иные документы», содержание и значение которых раскрывается в ст. 84 УПК РФ, а также документы как часть вещественных доказательств, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ). Иными словами, под документами в ч. 1 ст. 185 УПК РФ понимаются содержащиеся в почтово-телеграфных отправлениях носители информации, оформленной письменным или иным способом, удостоверяющие или излагающие факты и обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Что же следует понимать под «предметами» и «сведениями» в свете рассматриваемой статьи? Полагаем, что для определения признаков этих объектов следует также обратиться к ст. 81 УПК РФ. В соответствии с положениями данной статьи в качестве предметов могут выступать любые содержащиеся в почтово-телеграфных отправлениях и имеющие значение для уголовного дела объекты:

которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

на которые были направлены преступные действия;

деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

иные предметы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Следовательно, все перечисленные предметы можно рассматривать в качестве объектов для осмотра и выемки в рамках рассматриваемого процессуального действия.

Предметы, обнаруженные в процессе осмотра почтово-телеграфных отправлений, на которые наложен арест, могут быть подвергнуты выемке. Поскольку порядок производства выемки и осмотра почтово-телеграфных отправлений, описанный в ч. 5 ст. 185 УПК РФ содержит лишь общие правила производства указанных следственных действий, следователю следует руководствоваться правилами, закрепленными в ч. 2 ст. 183 УПК РФ, ст. 182 УПК РФ, ст. 177 УПК РФ.

Между тем, в ст. 182 УПК РФ в качестве объектов изъятия указаны также орудия преступления, трупы и разыскиваемые лица, однако разъяснений, могут ли они выступать объектами выемки, не содержится. Иными словами, можно ли признавать фактическим основанием для наложения ареста совокупность доказательств, позволяющих полагать, что в искомых почтово-телеграфных отправлениях, поступающих (поступивших) конкретному лицу на конкретный адрес, могут содержаться орудия преступления, трупы либо их части или разыскиваемые лица? И если по отношению к орудиям преступления применимы положения ст. 81 УПК РФ, то с трупами и их частями, а также с разыскиваемыми лицами все не настолько определенно.

Представляется, что трупы и их части формально также подпадают под действие ст. 81 УПК РФ, как объекты, на которые были направлены преступные действия, и как средства для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела, а их выемка и осмотр производятся в соответствии с положениями ст. 182-183, 177-178 УПК РФ.

Формально можно предположить и факт нахождения в почтовом отправлении живого лица. Применимы ли будут при этом положения уголовно-процессуального закона, касающиеся осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений? В ч. 16 ст. 182 УПК РФ допускается производство обыска в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов. В то же время, ч. 1 ст. 183 УПК РФ определяет поводом к производству выемки необходимость изъятия определенных предметов и документов, а ч. 1 ст. 185 УПК РФ в качестве объектов осмотра и выемки определяет только предметы, документы или сведения. К живым лицам положения ст. 81 УПК РФ не применимы. Следовательно, формально ситуация с наложением ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотром и выемкой в целях обнаружения живого лица не урегулирована на законодательном уровне. Полагаем, что в случае обнаружения в почтово-телеграфных отправлениях живого человека, следователь должен руководствоваться положениями ст. 182 УПК РФ и производить обыск в соответствующем учреждении связи как самостоятельное следственное действие.

В то же время, допускается производство осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений при обнаружении иных живых существ (птиц, животных). Их осмотр и выемка должны производиться по общим правилам осмотра и выемки предметов.

Как представляется под «сведениями» в тексте ст. 185 УПК РФ понимается информация, данные, имеющие значение для уголовного дела. Следовательно, для наложения ареста на почтово-телеграфные отправления достаточно лишь подтвержденного доказательствами предположения о наличии в них «сведений», имеющих отношение к уголовному делу. Сведения эти могут содержаться внутри почтово-телеграфных отправлений, так и на них. В последнем случае, как представляется, изъятие носителей указанных сведений нецелесообразно, поскольку для получения сведений бывает достаточным производство осмотра предметов либо документов, их содержащих.

Рассматривая содержание формулировки «имеющие значение для уголовного дела», следует иметь в виду, что предметы, документы и сведения, на обнаружение которых направлено процессуальное действие, должны являться носителями информации (данных), характеризующей одно или несколько обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному уголовному делу, перечень которых приведен в ст. 73 УПК РФ. Соответственно, в протоколе, как осмотра, так и выемки почтово-телеграфных отправлений должны быть отражены либо непосредственно данные об одном или нескольких элементах предмета доказывания, либо информация, которая в совокупности с другими, аналогичного рода сведениями позволяет установить хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Следовательно, предметы (документы, сведения), в целях обнаружения которых производится наложение ареста, должны иметь какое-либо отношение к исследуемым в рамках уголовного дела обстоятельствам. Иными словами, можно провести знак равенства между выражением «имеющий значение для уголовного дела» и «имеющий отношение к уголовному делу». Тем самым, законодатель позволяет сделать вывод, что полученные сведения не обязательно касаются обстоятельств, подлежащих доказыванию. Эти сведения могут быть использованы, например, для розыска обвиняемого, установления местонахождения свидетелей и очевидцев, предотвращения воспрепятствования осуществлению правосудия.

Примененный законодателем словесный оборот «имеющие значение для уголовного дела» несет также важную смысловую нагрузку. Этой фразой подразумевается, что в производстве субъекта расследования находится уголовное дело об обстоятельствах, с которыми, предположительно каким-либо образом связаны предметы или документы, содержащиеся в почтово-телеграфных отправлениях.

Используемая законодателем фраза «могут содержаться» означает, что предметы (документы, сведения) находятся в почтово-телеграфных отправлениях или отражены на них самих каким-либо образом. В качестве предметов – носителей законодатель указывает «бандероли, посылки или другие почтово-телеграфные отправления, телеграммы, радиограммы». Для того, чтобы выяснить, что следует понимать под указанными видами почтово-телеграфных отправлений, следует обратиться к Правилам оказания услуг почтовой связи.

Так, бандероль – это почтовое отправление с печатными изданиями, деловыми бумагами и другими предметами, вложение, размеры, вес и способ упаковки которого установлены операторами почтовой связи в соответствии с Правилами оказания услуг почтовой связи (п. 2 Правил).

Посылкой называют почтовое отправление, размеры, вес и способ упаковки которого определены Правилами оказания услуг почтовой связи, с вложением, не запрещенным к пересылке законодательством Российской Федерации (п. 2 Правил).

К другим почтово-телеграфным отправлениям следует отнести: письма, почтовые карточки, секограммы, мелкие пакеты, мешки «М», прямые контейнеры (п. 2 Правил).

Письмо – почтовое отправление с письменным сообщением, а также иным вложением, размеры и вес которого определяются Правилами оказания услуг почтовой связи.

Почтовая карточка – почтовое отправление в виде письменного сообщения на специальном бланке, пересылаемое в открытом виде.

Секограмма – почтовое отправление, подаваемое в открытом виде, с вложением, предназначенным исключительно для слепых.

Мелкий пакет – международное почтовое отправление с образцами товаров или небольшими предметами, вложение, размеры, масса и способ упаковки которого определены Правилами оказания услуг почтовой связи.

Мешком «М» признается международное почтовое отправление (специальный мешок), содержащее печатные издания, направляемые одним отправителем одному и тому же адресату.

Прямой контейнер – это почтовое отправление с товарами и другими материальными ценностями, опломбированное (опечатанное) отправителем в установленном порядке и направляемое к месту назначения.

Телеграммой, согласно Правилам предоставления услуг телеграфной связи, именуется краткое текстовое сообщение, передаваемое, переданное или предназначенное для передачи средствами телеграфной связи. Радиограммой признается радиотелеграмма, то есть, краткое текстовое сообщение, передаваемое, переданное или предназначенное для передачи средствами радиосвязи.

Полагаем, что правила ст. 185 УПК РФ следует применять и к отправлениям электронной почты, поскольку данный вид сообщений также регулируется Правилами оказания услуг почтовой связи. Этим видом отправлений признаются сообщения, принимаемые от отправителя на бумажном или магнитном носителе, передаваемые электронным путем на расстояние, определяемое структурой и возможностями технических и сетевых средств, и доставляемое адресату воспроизведенным в физической или электронной форме. При этом сообщения в физической форме должны вручаться адресату в запечатанном виде как письменная корреспонденция.

Анализируя положения ч. 1 ст. 185 УПК РФ, следует отметить, что по смыслу анализируемой нормы арест налагается на почтово-телеграфные отправления, а не на содержащиеся в ней предметы (документы, сведения), имеющие значение для уголовного дела. Они же и подлежат осмотру. В то же время предметы (документы), содержащиеся в отправлениях, подлежат выемке. При этом может быть произведено как полное, так и частичное изъятие содержимого почтово-телеграфных отправлений.

Вместе с тем, в ряде случаев для получения из почтово-телеграфных отправлений сведений, имеющих значение для уголовного дела, достаточно лишь проведения осмотра.

Арест почтово-телеграфных отправлений заключается в запрете передачи (пересылки) их адресату без разрешения субъекта расследования, то есть лица, ходатайствовавшего о его наложении. При этом следует иметь в виду, что следователю не требуется получать разрешение на последующую передачу почтово-телеграфных отправлений адресату у судьи. Данное решение следователь принимает самостоятельно.

Рассматривая фактическое основание наложения ареста на почтово-телеграфные отправления нельзя не упомянуть про так называемое формальное основание. Формальным основанием наложения ареста является принятое в установленном законом порядке судебное решение о его производстве. Как правило, его в обычном порядке принимает судья районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия (дознания) или по месту нахождения учреждения связи, где будет осуществляться задержание арестованных почтово-телеграфных отправлений.

Процедура получения указанного решения достаточно подробно регламентирована ст. 165 УПК РФ. Следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия, о чем выносится постановление.

В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки, помимо общих сведений, указываемых при составлении такого рода процессуальных документов, должны быть отражены (ч. 3 ст. 185 УПК РФ):

фамилия, имя, отчество и адрес лица, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться – при этом могут быть указаны несколько адресов, т.е. не только адрес места проживания адресата, но и адрес места жительства его родителей, родственников;

основания наложения ареста, производства осмотра и выемки – имеются в виду фактические основания наложения именно ареста, а не последующего осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений;

виды почтово-телеграфных отправлений, подлежащих аресту;

наименование учреждения связи, на которое возлагается обязанность задерживать соответствующие почтово-телеграфные отправления – его организационно-правовая форма, порядковый номер и адрес местонахождения; при этом следует иметь в виду, что обязанность задержания почтово-телеграфных отправлений возлагается на руководителя учреждения связи, который и должен организовать такое задержание.

Указывая «лицо, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться» (п. 1 ч. 3 ст. 185 УПК РФ), а также «адресата» (ч. 5 ст. 185 УПК РФ), законодатель сознательно не ограничивает их круг только обвиняемым и подозреваемым, а также их близкими и родственниками. По смыслу ст. 185 УПК РФ, арест и последующие осмотр и выемка возможны в отношении почтово-телеграфных отправлений, адресованных любым лицам, независимо от их процессуального статуса и участия в конкретном уголовном судопроизводстве.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что решение об аресте почтово-телеграфных отправлений, их осмотре и выемке возможно в отношении не только входящей, но и исходящей корреспонденции. Однако, на практике, основную часть почтово-телеграфных отправлений, подвергаемых аресту, осмотру и выемки, составляет входящая корреспонденция.

Соответствующим образом оформленное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и производстве их осмотра и выемки с материалами, подтверждающими наличие фактических оснований принятия искомого решения, направляется в суд.

В свою очередь, судья в течение 24 часов с момента поступления указанного ходатайства обязан единолично рассмотреть по существу постановление следователя вместе с поступившими материалами и принять решение об удовлетворении либо отказе в удовлетворении ходатайства следователя. Иными словами, вынести соответствующее постановление о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке либо принять решение об отсутствии оснований для его производства. При этом в судебном заседании вправе участвовать прокурор, следователь и другие лица.

Следует иметь в виду, что решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке не может быть оформлено резолюцией судьи на постановлении субъекта расследования, возбудившего соответствующее ходатайство. Кроме того, судья не может принимать такое решение самостоятельно, при отсутствии соответствующего ходатайства. Причем целью ходатайства должно быть именно наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их выемка и осмотр.

Постановление судьи о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке должно быть составлено с соблюдением всех правил процессуальной формы, то есть, в соответствии с положениями, закрепленными в ст. 185 УПК РФ и общими правилами составления процессуальных документов.

Во вводной части постановления, как правило, указываются:

день, месяц, год принятия решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке;

место составления постановления;

наименование суда, фамилия и инициалы судьи, составившего постановление;

наименование органа предварительного расследования, фамилия, инициалы следователя, фамилия, инициалы секретаря судебного заседания, процессуальное положение, фамилии, инициалы иных лиц, принимавших участи в судебном заседании;

сведения о должностных лицах, обратившихся в суд с соответствующим ходатайством;

фамилия, имя и отчество лица – адресата почтовых отправлений, о наложении ареста на которые возбуждено ходатайство;

номер уголовного дела, в рамках которого возбуждено соответствующее ходатайство;

сведения о проведенной проверке представленных материалов, заслушивании мнения прокурора, следователя.

В описательно-мотивировочной части постановления излагаются:

существо обвинения и обстоятельства преступного события;

суть заявленного ходатайства;

фактические основания принимаемого судебного решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления и об их выемке.

В резолютивной части постановления судьи отражается:

непосредственно решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления;

на какие именно почтово-телеграфные отправления наложен арест;

фамилия, инициалы лица, почтово-телеграфные отправления которого должны задерживаться, и его точный адрес;

решение о разрешении производства осмотра и выемки содержимого соответствующих почтово-телеграфных отправлений;

решение о возложении на начальника учреждения связи обязанности задерживать указанные в резолютивной части постановления почтово-телеграфные отправления и незамедлительно уведомлять следователя;

конкретное учреждение связи, на которое возложена названная обязанность;

указание на то, что данное постановление может быть обжаловано в вышестоящий суд в течение 10 суток со дня его вынесения и наименование соответствующего суда.

Постановление подписывает вынесший его судья.

Закон не содержит требований определения срока наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, поэтому ни в ходатайстве, ни в постановлении конкретные сроки наложения ареста не указываются.

В соответствии с ч. 2 ст. 3 УПК РФ, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, производится лишь по просьбе указанных лиц или с их согласия, которое испрашивается через Министерство иностранных дел РФ.

При определении места производства наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки, следует обратиться к ст. 9 Федерального закона «О почтовой связи». Так, в Российской Федерации действуют:

почтовая связь общего пользования, осуществляемая государственными унитарными предприятиями, государственными учреждениями почтовой связи, а также иными операторами почтовой связи;

специальная связь федерального органа исполнительной власти, осуществляющего управление деятельностью в области связи;

федеральная фельдъегерская связь;

фельдъегерско-почтовая связь федерального органа исполнительной власти в области обороны.

Несмотря на то, что любое из учреждений, осуществляющее перечисленные виды почтовой связи, может быть признано «учреждением связи», фактически наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка производится, в основном, в государственных учреждениях почтовой и телеграфной связи.

Для определения учреждений связи, в которых возможно осуществление осмотра и выемки арестованных телеграфных отправлений, следует обратиться к Правилам предоставления услуг телеграфной связи, в соответствии с которыми услуги телеграфной связи в сети связи общего пользования предоставляют операторы связи, т.е. индивидуальные предприниматели и юридические лица, оказывающие услуги по предоставлению телеграфных каналов связи в пунктах связи на основании соответствующего договора. Соответственно, осмотр и выемка телеграфных отправлений производится в пунктах связи у соответствующих операторов связи.

Определяя основания осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений отметим, что они существенно отличаются от оснований наложения самого ареста. Прежде всего, данные следственные действия проводятся уже после наложения ареста. Вследствие этого, фактическим основанием осмотра почтово-телеграфных отправлений будет являться поступившее к следователю уведомление о задержании почтово-телеграфного отправления, на которое наложен арест, от руководства учреждения связи.

В то же время, фактическим основанием выемки почтово-телеграфных отправлений будет выступать наличие в соответствующем протоколе осмотра достоверных данных о том, что в осматриваемых почтово-телеграфных отправлениях содержатся сведения (предмет или документ), имеющие значение для уголовного дела. Полагаем, выемку целесообразно проводить и в случае, если после произведенного осмотра (вследствие повреждения упаковки) затруднительно осуществить отправку письма (бандероли) получателю почтово-телеграфного отправления так, чтобы не раскрыть тайну наложения ареста на его почтово-телеграфные отправления.

Отметим, что дополнительно выносить постановление о производстве выемки либо осмотра почтово-телеграфной отправлений не требуется. Следовательно, формальным основанием осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений будет являться судебное решение о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотре и выемке.

Осмотр почтово-телеграфных отправлений – самостоятельное следственное действие, направленное непосредственно на собирание доказательств путем визуального изучения формы и содержания исследуемого объекта и их фиксацию в соответствующем протоколе.

Следует помнить о том, что в отличие от стандартного осмотра, изъятие осматриваемого объекта производится в рамках самостоятельного следственного действия – выемки почтово-телеграфных отправлений.

Под выемкой почтово-телеграфных отправлений понимается осуществляемое в учреждении связи следственное действие, заключающееся в тайном от адресата принудительном изъятии адресованных ему и имеющих значение для уголовного дела предметов и документов.

Как и осмотр, выемка почтово-телеграфных отправлений осуществляется по общим правилам производства этого следственного действия, за исключением тех же особенностей, что возникают при производстве соответственно осмотра.

Получив уведомление, следователь прибывает в учреждение связи, где, в связи с поступившим судебным решением, осуществлено задержание почтово-телеграфного отправления.

В ч. 5 ст. 185 УПК, законодатель, наряду со следственными действиями – осмотром и выемкой, упоминает такое действие как «снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений». В данном контексте, «снятие копий» следует рассматривать как часть осмотра. Вместе с тем, если по прибытии в учреждение связи, следователь в любом случае произведет осмотр задержанных почтовых отправлений, то выемку, а тем более снятие копий, он может и не производить.

Как отмечалось, осмотр производится по общим правилам, за исключением некоторых особенностей. Приняв решение о необходимости и возможности производства осмотра почтово-телеграфных отправлений, следователь приглашает понятых из числа работников учреждения связи, в котором было осуществлено задержание почтово-телеграфного отправления, и, при необходимости, специалиста и переводчика. Указанным лицам разъясняются права, обязанности, цели и порядок производства осмотра, а также они предупреждаются об ответственности за разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ), о чем у них отбирается подписка.

Затем осуществляется вскрытие почтового отправления таким образом, чтобы впоследствии было возможным его последующее запечатывание и отправление адресату. Производится визуальный осмотр и измерение содержимого почтово-телеграфного отправления с последующей фиксацией полученных данных в протоколе следственного действия. При этом осуществляется поиск сведений, предметов (документов), которые могут иметь значение для уголовного дела. При обнаружении таковых, производится их детальный осмотр и, при необходимости, снятие копий.

Полученные сведения, а также отличительные признаки предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, отражаются в протоколе, с указанием точного места их обнаружения. В случае необходимости производится фото–, кино– либо видеосъемка, о чем также делается отметка в протоколе. Кроме того, в протоколе подробно отражается, какие именно почтово-телеграфные отправления были подвергнуты осмотру, были ли они скопированы, отправлены адресату либо задержаны.

В случае принятия следователем в процессе осмотра почтово-телеграфных отправлений или их частей решения о необходимости задержания, производится выемка. При этом получателю почтово-телеграфного отправления, по возможности, направляется часть почтово-телеграфных отправлений, не имеющих значение для уголовного дела, отсылка которых позволит сохранить втайне наложение ареста.

Как отмечалось, в рамках проводимого осмотра может производиться «снятие копий» с задержанных почтово-телеграфных отправлений. Поскольку в законе не оговорены способы снятия копий, может использоваться любой, не противоречащий закону. При этом копии могут сниматься как с документов, так и предметов. Вследствие этого возникает вопрос: допустимо ли перемещение предмета из стен учреждения связи в целях снятия с него копии, если это возможно осуществить только в специальных условиях (лабораториях, предприятиях)? В ч. 5 ст. 185 УПК РФ на этот вопрос дан однозначный ответ: снятие копий «производится следователем в соответствующем учреждении связи». Следовательно, перемещение предмета для снятия копий за пределы учреждения связи будет нарушением уголовно-процессуального закона, что влечет признание полученных доказательств недопустимыми.

Снятые в процессе осмотра копии приобщаются к соответствующему протоколу осмотра почтово-телеграфных отправлений.

Лица, участвующие в производстве осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений пользуются теми же правами и обязанностями, что и при производстве иных следственных действий, (ст. 18, 21, 60, 131, 166, 167, 170, 177, 178, ч. 10 ст. 182 и ч. 5 ст. 185 УПК РФ). В частности, присутствовать при производстве осмотра, выемки и снятии копий; наблюдать за их совершением; непосредственно осматривать все обнаруженные и изымаемые предметы и документы, а также место их обнаружения; делать по поводу произведенных действий заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; требовать дополнения протокола следственного действия и внесения в него уточнений; удостоверять правильность содержания протокола осмотра либо выемки.

Особенностью осмотра и выемки почтово-телеграфных отправлений является то, что согласно ч. 5 ст. 185 УПК РФ, в качестве понятых при их производстве участвуют работники учреждения связи. Это должны быть работники именно того учреждения связи, в котором осуществлено задержание почтово-телеграфного отправления. Должностной статус указанных лиц не имеет значения. Вместе с тем, для сохранения втайне произведенных наложения ареста, осмотра и выемки, рекомендуется приглашать в качестве понятых тех работников, которые ранее принимали участие в задержании почтово-телеграфного отправлений.

В некоторых случаях вскрытие и осмотр почтовых отправлений могут быть связаны с опасностью для жизни и здоровья людей. Например, если существует вероятность нахождения в почтово-телеграфном оправлении взрывного устройства или сильнодействующих веществ. В таком случае осмотр и выемка почтового отправления в соответствии с правилами ч. 3 ст. 170 УПК РФ могут производиться без участия понятых, о чем в протоколе следственного действия делается соответствующая запись. При проведении следственного действия рекомендуется применять технические средства фиксации его хода и результатов.

Привлечение к осмотру (выемке) почтово-телеграфных отправлений специалиста может быть вызвано необходимостью воспользоваться помощью лица, обладающего определенными познаниями в области науки, техники, искусства или ремесла для обнаружения, закрепления и изъятия предметов и документов, а также находящихся на них следов; применения технических средств и исследования содержимого почтово-телеграфного отправления. Услуги специалиста-переводчика могут понадобиться в тех случаях, когда в почтово-телеграфном отправлении содержится информация (сведения) на иностранном языке. Следует иметь в виду, что специалист может быть приглашен как для участия в обоих следственных действиях (осмотре и выемке), так и в каком-то одном из них.

Специалист-переводчик – лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, привлеченное к участию в конкретном следственном действии в соответствии с требованиями закона. В законе нет четких указаний на необходимость документального подтверждения от специалиста-переводчика свободы владения иностранным языком. Достаточно внутреннего убеждения субъекта расследования в возможности допуска лица в качестве переводчика. При этом последний предупреждается об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод по ст. 307 УК РФ, о чем у него отбирается подписка.

К содержанию

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code